Неуловимый, Безликий, Тень 191

инзира автор
Tekken_17 бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Волдеморт побеждён, волшебники налаживают жизнь и строят новое общество. Но проходит семь лет, и на весь магический мир обрушивается новое несчастье - маглы.
Лозунг "Ведьму на костёр!" как никогда актуален.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тема войны - это нечто новое для меня, как автора. Самой интересно, что из этого получится.
Описания изощрённых пыток точно не будет. Скорее всего, только в общих чертах.
Хотелось чего-то тяжёлого и мрачного, но возможно, что мой природный оптимизм всё же возьмёт верх.
Огромное спасибо Рейне Рей за превосходные стихи.
И, конечно, я благодарна моей неизменной бете.

Пятая глава. Интернет или Как нас меняла война

26 апреля 2019, 11:56

Между жизнью и смертью Непрерывно, по краю. Между жизнью и смертью Мы с судьбою играем. Каждый час, каждый миг Без оглядки на "Стой!", Оставаясь людьми, Мы играем с судьбой. Медь и соль на губах, Смерть приходит не вдруг. Вот такие дела: Замыкается круг...

Эрик Найт любил, сидя на широком подоконнике, подглядывать за "сказочным городом". От нечего делать он как-то раз долго наблюдал, как двое молодых людей, явно студенты школы, летали на мётлах над странным стадионом, расположенном неподалёку от торгового ряда. Он долго смеялся, представляя, как к этому отнеслись бы в его мире. "Ведьма на помеле" было сугубо книжным выражением, а тут — вот они, два тренированных парня, забывшись в азарте погони друг за другом, выделывали такие кульбиты, что у Эрика сердце в пятки камнем падало и дух захватывало. А ещё совсем не рациональное чувство зависти к этим свободным, счастливым мальчишкам щемило что-то внутри, хотя эту свободу у них скорее всего скоро отнимет война. На следующий день он стал свидетелем покупки родителями для юной ведьмочки волшебной палочки. Девочка лет десяти-одиннадцати несла футляр с подарком бережно и осторожно, держа его обеими руками перед собой. Сегодня его заинтересовали парень и девушка, вышедшие из кондитерской на другой стороне улицы. Они весело смеялись, а потом молодой человек незаметно для девушки взмахнул палочкой — и ей в руки опустился великолепный букет чайных роз. Зарумянившись, та скромно чмокнула его в щёку, и они, взявшись за руки, медленно побрели вдоль витрин. Эрик даже не понял, когда, но пристрастился постоянно глядеть в окно, словно в большой телевизор, где идёт интересный фильм-фэнтези. За стеклом всё казалось нереальным, не укладывающимся в голове, но медленно и неохотно, с тревогой, принималось им уже как данность, от которой не убежать. Непроизвольно он всё время думал о тех, кто живёт в этом месте. И чем больше времени он тут находился, тем отчётливее понимал, что "сказочной" жизнь этих людей только казалась на первый взгляд. Он всё чаще и чаще замечал проходивших в военном камуфляже людей. Суровые обветренные лица солдат, осунувшиеся женщин и не по-детски серьёзные взгляды детворы не давали забыть о том кошмаре, в которое ввергли их его, Эрика, соплеменники. Он подолгу задумывался о происходящем, а по ночам ему снились кошмары. И всё чаще в голову приходила мысль, что развязанная война — ничто иное как бойня, истребление ни в чём не повинных людей. Гермиона периодически приходила к нему, подробно рассказывала о жизни магов, о волшебных палочках, о квиддиче и моральных устоях волшебного мира. И чем больше он узнавал, тем сильнее укреплялись в нем мысли о несправедливости происходящего. Эрик так уставал и изматывался от всех этих размышлений, что иногда пытался задвинуть их куда-нибудь подальше и мечтал хоть чем-то развлечь себя. И тут кстати оказалось предложение Гермионы провести для него экскурсию по школе. Сказать, что Найт был в шоке или на грани обморока от увиденного — не сказать ничего. Сам замок был огромен, и даже ему, в ком не было ни грамма магии, казалось, что он чувствовал эту волшебную силу, не просто чувствовал — он её осязал всеми своими рецепторами. Окружающие его студенты и преподаватели в большинстве своём не были агрессивны, скорее настороженны и любопытны. Он долго ходил в сопровождении Гермионы по этажам и всё разглядывал, раскрыв рот. Прошедшие с той приятной прогулки три дня ещё больше укрепили его веру в магов и заставили ещё сильнее сочувствовать им. О, теперь он знал, кто такие маглы, зачем магам волшебная палочка и почему они столько веков скрывали своё существование. Надо сказать, очень предусмотрительно скрывали. Задумавшись, Эрик снова посмотрел в окно. По тротуару шёл высокий мужчина — не глядя по сторонам, он хмуро смотрел перед собой. Сначала издалека Эрику показалось, что рядом с ним вышагивает огромный волк, но когда странная парочка подошла ближе, он понял, что животное — собака с довольно крупным телом на сильных ногах. Рост пса достигал взрослому человеку почти бедра. А раздвоенный хвост без сомнения выдавал в нём принадлежность к магическим животным. Чёрный окрас и горящие жёлтые глаза делали его ещё опаснее и неприступнее на вид. — Это бойцовый крап, — раздалось за спиной. — Верный и преданный хозяину, он будет защищать его и домочадцев до последней минуты своей жизни. — Здравствуйте, Гермиона, — поприветствовал Эрик неслышно вошедшую Грейнджер, которая теперь тоже смотрела в окно. — Я уже видел несколько магических животных и, скажу честно, они великолепны. — Что ж, тогда моё предложение вас точно заинтересует, — она лукаво улыбнулась и присела на краешек стула. — Как вы смотрите на то, чтобы прогуляться? Погода замечательная. — Вы собираетесь выпустить меня на улицу? — взволнованно спросил он и, не удержавшись, стиснул кулаки. С момента пленения ему ещё ни разу не удавалось оказаться на свежем воздухе, и перспектива покинуть надоевшую комнату его очень сильно вдохновила. Гермиона согласно кивнула и первая вышла за дверь. Эрик чувствовал себя так же, как когда мама впервые привела его, пятилетнего, в магазин игрушек "Хэмлис". Тот же восторг и ожидание чего-то неизведанного кружили голову похлеще любого алкоголя. Смешные поющие и зазывающие покупателей конфеты на любой вкус, шоколадные лягушки и сахарные перья в "Сладком королевстве"; десятки мётел и аксессуаров по уходу за ними в небольшой лавке "Всё для квиддича"; древние фолианты и манускрипты в книжном магазине; странные на вид вещества, которые Гермиона называла "зельями", в аптеке на углу и многое другое, что Эрику удалось повидать, пока они не спеша бродили от витрины к витрине. Гермиона много рассказывала об истории магического мира, о нравах, о жизни волшебников, а Эрик с восторгом слушал, впитывая в себя, как губка, новый и не виданный ранее мир. А потом она предложила сходить к Хагриду, который на поверку оказался настоящим великаном и добрейшей души человеком. Вот тогда и удалось Эрику повидать множество странных и даже ужасных тварей, населяющих мир магов и ведьм. Он как ребёнок разглядывал и трогал детёныша взрывопотама, а тот ластился к его руке и довольно урчал. Долго смеялся над парочкой нюхлеров, которые только-только открыли глазки и копошились в коробке, как два слепых котёнка. Хотя котят он тоже увидел — или, вернее, книззлов, так назвала их Гермиона. Вот тут Эрик в буквальном смысле завис. Ещё с самого раннего детства он мечтал о коте или собаке, но у мамы на шерсть была жуткая аллергия, поэтому мечта так и осталась несбыточной. А увидев в плетённой корзинке четырёх мелких, немного странных котят, Эрик не смог от них оторваться. Не спрашивая у Хагрида разрешения, он протянул к ним руку, но три малыша, шипя, прижались к ребристой стенке корзины, и только один — чёрный, самый маленький — вдруг цапнул его за палец зубами. Эрик от неожиданности ойкнул и выдернул руку вместе с вцепившимся в него книззлом — для надёжности тот ещё и лапками обхватил палец и теперь висел, раскачиваясь и зыркая на Найта слегка испуганным, но решительным взглядом. Больно не было, и Эрик поднёс зверюшку поближе к себе. Малыш и вправду очень походил на обыкновенного кота, только чуть удлиненные ушки с кисточками на концах, такая же кисточка на хвостике, да немного более пушистый, чем обычно бывают гладкошёрстные кошки, выдавали в нём магическое животное. — Вот это да! — удивлённо пробасил Хагрид. — Гермиона, а книззлёныш-то принял его, хотя он и не маг вроде. Улыбнувшись, Гермиона погладила до сих пор не отпустившего свою добычу малыша и предложила: — Вот и отдай его Эрику, тем более ты и так собирался подыскивать им хозяев. — Я возьму, — закивал Найт, глядя счастливыми глазами, — если вы не против. Следующий час он выслушивал подробные инструкции, как правильно ухаживать за животным, чем кормить и даже как его развлекать. Он покидал жилище лесничего с тихо посапывающим книззлом за пазухой. День незаметно начал клониться к вечеру, и переполненный новыми эмоциями и открытиями Эрик вернулся в свою комнату. — Зачем вы всё это мне показали? — спросил он Грейнджер, когда та была уже в дверях. Гермиона обернулась, грустно улыбнулась и почти прошептала: — Хотела, чтобы вы поняли: мы не враги маглам, мы просто хотим тихо и спокойно жить в своём мире, и чем меньше про него знают такие, как вы, тем лучше и вам, и нам. Эрик понимающе кивнул головой. Маги были такими же людьми, как и те, что окружали Эрика тридцать лет его жизни. С похожими проблемами и даже решением их. Но одновременно они были абсолютно другими, непонятными из-за того, что умели и могли делать благодаря своей магии, и от этого, наверное, пугающими. — И ещё я надеялась, — продолжила Грейнджер, глядя ему в глаза, — что вы поймёте — война истребляет и вас, и нас, так больше не может продолжаться. Нам нужна ваша помощь. — Но что я могу сделать? — удивлённо развёл руками Найт. Он растерялся, не представляя, чем может им помочь. Да, он многое передумал за это время, в частности — почему он в этом месте, но что у него попросят помощи, даже помыслить не мог. — Помогите спасти наших парламентёров, которых уже два года держат в темнице, — попросила Гермиона. Эрик долго молчал, прокручивая в голове все свои выводы, подозрения, сомнения, и всё-таки решился. — Я попробую, — ответил он, не глядя на Гермиону и устраивая котёнка на своей кровати. — Но для этого нам как минимум нужен интернет, а его здесь нет. * * * Гермиона была с ним полностью согласна. И эту проблему они с парнями уже давненько обговаривали, но ничего конкретного пока не придумали. И вдруг она подумала о Дирке Крессвелле: тоже, как и она, маглорождённый, после битвы с Волдемортом тот подался к маглам и от него долго не было никаких известий, но с началом войны он вернулся и всё это время занимался с командой вампиров разведкой. Возможно, у него и появится идея, как осуществить задуманное, потому что, если честно, Гермиона, давно покинувшая магловский мир, решения пока не видела. Она договорилась с Люциусом устроить небольшое совещание по этому поводу, как только вернутся Драко и Оливер, но вечером случилось непредвиденное и она на время забыла обо всём. Они с Касси и Джо ужинали в своей комнате, когда с тихим хлопком перед ней материализовался Бобби, эльф Хогвартса. — Миссис Гермиона, — зачастил он, — мистер Драко Малфой серьёзно ранен, мистер Оливер Вуд просил вас срочно прибыть в больничное крыло. Оставив девочек на его попечение, Гермиона побежала в госпиталь. С Оливером она столкнулась в коридоре, тот взволнованно выхаживал от двери к окну, сцепив руки за спиной. Гермиона отметила, что он всё ещё в рваном, пропитанном своей и чужой кровью камуфляже. На грязном лице трудно было что-то прочитать, и Гермиона, ухватив его за локоть, накинулась с вопросами: — Что с Драко? Он жив? Как ты себя чувствуешь? Оливер потёр лицо, ещё больше размазывая по нему копоть и грязь. — Поппи ввела его в магическую кому, осколок гранаты засел рядом с сердцем, но если его не удалить, Драко умрёт. Гермиона приоткрыла дверь в палату, где лежал Драко, и заглянула туда. Два молодых колдомедика под руководством мадам Помфри проводили операцию, а стоящие по обе стороны в таких же, как у персонала больницы, халатах Люциус и Нарцисса помогали им кровной магией Малфоев. — Что случилось? — прошептала Гермиона, закрывая дверь. — Вы решили атаковать тюрьму? — Мы нарвались на патруль, когда уходили, — Оливер поморщился и подробно рассказал о произошедшем инциденте. В этот момент в коридор вышла чета Малфоев. Гермиона и Оливер молча уставились на них, затаив дыхание. — Он будет жить, — хриплым от волнения и потери большей части магии голосом сообщил Люциус. Облегчённо выдохнув, Гермиона обняла готовую расплакаться Нарциссу, а Люциус протянул руку Оливеру: — Спасибо, мистер Вуд, за спасение сына. Оливер пожал сухую и тёплую ладонь. — Не стоит, Министр, он бы сделал то же самое, — буркнул смущённо. Люциус отрывисто кивнул, соглашаясь, обнял супругу за плечи, и они направились на выход. Минут через десять в коридоре появилась сильно уставшая мадам Помфри. — Поппи! — кинулась к ней Гермиона, но та не стала её даже слушать: — В палату не впущу! Он спит под капельницами и раньше завтрашнего утра не проснётся. Одновременно разочарованно вздохнув, Оливер и Гермиона покинули больничное крыло. — Ты была права, — невозмутимо проговорил Оливер, идя по коридору и глядя перед собой, — наши точно в этой тюрьме: мы видели Джонса, и он там командовал, как в собственном доме. У Гермионы даже глаза заблестели. — Слава Мерлину, — выдохнула она. — Нам бы ещё придумать, как вытащить их оттуда. — Завтра, — отозвался Вуд, — всё завтра, а сегодня душ, сказка на ночь для Джо и спать, устал как собака. — Иди, приводи себя в порядок, а я приведу Джорджию, — предложила Гермиона и свернула в сторону своей гостиной. * * * Его разбудила мадам Помфри. Стараясь не шуметь, она убирала капельницы, и боль в боку сразу напомнила о себе. В палате стоял полумрак, Драко повертел головой, пытаясь понять, где он. И облегчённо выдохнул — дома. И, слава Мерлину, жив. Он помнил, что там, в Лондоне, пытался сам себя перевязать, а дальше была темнота. Значит, Ол всё же нашёл вход и дотащил его. — Мистер Малфой, — окликнула мадам Помфри, — выпейте зелья, а потом можете спать дальше: пять утра — не совсем подходящее время для бодрствования. Он послушно проглотил несколько зелий и спросил: — Как я оказался в школе? — голос был настолько хриплым, даже каркающим, что он сам его не узнал. — Мистер Вуд доставил, — мадам Помфри забрала пустые фиалы и заботливо укрыла его одеялом. — Спите, Драко, через пару дней будете абсолютно здоровы. Он закрыл глаза и сразу провалился в сон без сновидений. Второй раз он проснулся уже днём. Возле кровати стояли Гермиона и Оливер. Сфокусировав мутный после сна взгляд, Драко тихо ухмыльнулся. — Вы чего уставились, как будто у меня рога выросли? — Жить будет, гад слизеринский, — улыбаясь, фыркнул Оливер, обнимая Гермиону за плечи. — Попробовал бы только загнуться, — в тон ему ответила та. — Я бы его и на том свете достала. Закатив глаза, Драко всё же не выдержал и засмеялся. Бок тут же резануло как ножом. Охнув, он поморщился и аккуратно потрогал забинтованную рану. — Куда ты лезешь! — хватая его за руку, возмутилась Гермиона. — Потерпи два дня. — Ол, спасибо, — прохрипел Драко. Теперь уже Оливер раздражённо закатил глаза. — И ты туда же, — махнул он рукой. — То мистер Малфой, то... — он внимательно посмотрел на Драко. — Ещё раз повторю: ты бы тоже не бросил. Драко, так же как Люциус накануне, только кивнул, полностью с ним соглашаясь. — А сейчас Олли поможет тебе с водными процедурами, а я с завтраком, — объявила Гермиона, развивая бурную деятельность. — А потом прямо у тебя в палате пройдёт совещание. У нас на всё про всё час. — Мы с таким трудом уговорили Поппи разрешить провести его здесь, — наклонившись к нему, сообщил Вуд. Когда едва умытый, причёсанный и наконец-то накормленный Драко выдохнул и откинулся на подушку, в палату зашёл отец. За ним вереницей потянулись Артур, Долохов, Крессвелл, Финниган и ещё человек шесть-семь руководителей различных подразделений магической обороны. Последним зашёл Северус, пропуская вперёд магла, которого сам же Драко и выкрал недавно с военной базы. Тогда, во время вылазки, ему совершенно некогда было рассматривать айтишника, всё последующее время он был занят другими делами, хотя изначально планировал познакомиться с ним. Так что только сейчас смог нормально разглядеть этого человека. Блестящие тёмные волосы, серые глаза, такие же, как у самого Драко, только немного темнее, светлая кожа, ладная, подтянутая фигура, ростом около пяти с половиной футов. Он выглядел чуть старше Драко, скорее ровесником Оливера, и кого-то очень сильно напоминал. Драко так усиленно пытался это понять, что даже пропустил, когда Люциус начал объяснять цель собрания. Наконец догадка мелькнула в голове, и он улыбнулся краешком губ — Сириуса Блэка, вот кого напоминал ему Эрик Найт! Крёстного Гарри и двоюродного дядю самого Драко. Хотя у Найта волосы были намного короче, по последней магловской моде — с бритым затылком и длинной чёлкой. И, в отличие от Сириуса, он не носил усов, но в остальном сходство было просто феноменальным. Впрочем, Сириус сейчас был бы лет на десять старше Найта, а может быть и больше, если бы не погиб. — ...так что, у кого какие есть предложения? — Драко вынырнул из своих размышлений, когда Люциус уже почти закончил. — М-м... — смутившись, протянул он. — Господин Министр, извините, но я как-то прослушал причину такого странного совещания. Кинув на него недовольный взгляд, Люциус уже хотел его отчитать, но Оливер опередил: — Тебя вроде не по башке шарахнуло, чего тупишь? Кто-то хмыкнул, кто-то закашлял, пряча под ним желание заржать. — Да ладно вам, — осадила всех Гермиона. — Драко ранен и ещё не отошёл от сонных зелий. Тот благодарно улыбнулся ей и снова спросил: — Так в чём дело? — Нам нужен интернет, — сократив речь Люциуса до минимума, Гермиона озвучила повестку дня, — но как его провести в Хогвартс, мы не знаем. — А у нашего гостя есть какие-нибудь идеи? — осведомился Драко. Тот спокойно пожал плечами. — Меня зовут Эрик Найт, — он обвёл всех внимательным взглядом. Несмотря ни на что, в нём чувствовался характер. Никакого видимого мандража или боязни окружающих его магов. Драко, по правде, не знал, смог бы он себя так естественно вести, если бы вокруг находились одни маглы, даже если те к нему были бы миролюбиво настроены. — Не буду вдаваться в подробности, — ответил Найт, — это долго, нудно и непонятно. Но для подключения мне нужны антенна и кабель. Тут подал голос Дирк Крессвелл. — Недалеко от Глазго начали строительство военной базы, — он потёр затылок. — Всякого барахла... ой... — он смутился, — то есть, кучу ящиков и коробок завезли с надписями: "Осторожно, не бросать". Может, там что удастся найти? — Ну, а что, — влез Финниган, — они там непуганые, мы в том районе мало работали. — Вот именно, — подтвердил Крессвелл. — Незаметно пробраться, найти то, что нам нужно, и свалить. — А ты точно знаешь, что нужно? — хмуро спросил Вуд. — Н-да, — снова потёр затылок Крессвелл. — Я, конечно, интернетом пользоваться умею, но в электронной аппаратуре ни черта не понимаю. Все уставились на Найта. Тот, что-то обдумывая, закусил губу и постукивал ладонью по подоконнику. — С группой должен пойти я, — наконец выдал он. — Без меня нужного оборудования вы точно не найдёте. — Чтобы тебя грохнули ещё на подступах к базе? — съязвил Драко. — Нет уж, спасибо. — Подожди, Драко, — Оливер опустил руку ему на плечо. — У тебя есть хоть какая-то подготовка? — спросил он у явно недовольного прозвучавшим выпадом Найта. — Я умею стрелять, если вы об этом, — резко ответил он. — У меня в университете была военная кафедра, и я посещал её целый год. — Понятно, навыков почти ноль, — рассеянно пробормотала Гермиона, и Драко сразу понял, что у неё есть какой-то план. Он не ошибся. В следующую минуту она улыбнулась всё ещё пышущему раздражением Найту, и предложила: — Никогда не поздно учиться, поэтому прямо сейчас и начнём тренировку. Думаю, для того, чтобы бесшумно ползать по-пластунски и быстро бегать, хватит нескольких занятий. — Не забывайте, — предупредил их Артур, — никакой боевой операции не будет. Оливер и Драко уже начали возмущаться, но Люциус перебил их: — Не будет — и точка! — Он угрюмо глянул на сына. — Мы не собираемся устраивать бойню, тем более, как сообщают разведчики, там пока только немногочисленная охрана да несколько пустующих бараков. Дирк Крессвелл согласно кивнул, ведь именно он да пара парней-вампиров из его группы и были теми разведчиками. — Люциус прав, — согласился Артур. — Весь смысл вылазки — незаметно прийти, взять то, что нужно, и так же незаметно уйти. — Ладно, — пожал плечами Драко, — незаметно так незаметно. * * * Пока Драко валялся в лазарете, Гермиона и Оливер создали для Эрика самую настоящую полосу препятствий на квиддичном поле. Первый час тот постоянно отвлекался и с интересом глазел, как летают над стадионом студенты, игроки в квиддич, у которых тренировки тоже были в самом разгаре. Погода стояла по-летнему тёплая, и все этим пользовались. Но когда Эрик пару раз свалился сначала в яму с какими-то мерзкими не то большими червями, не то змеями, а потом провалился по пояс в болото с вонючей жижей и, вдобавок, засмотревшись на маленький золотой шарик с крылышками, который вдруг завис рядом с ним, больно шмякнулся с девятифутовой стены, его любопытство поубавилось и он принялся за работу со всей ответственностью. Как ни странно, Гермиона и Оливер бегали вместе с ним, вернее — оставляя его далеко позади себя. Ближе к полудню на стадионе показался Терри Бут и три дюжины молодых парней и девушек. Ребята в этом году окончили школу и сейчас усиленно тренировались, поскольку записались в ряды ополчения. Раньше нового года их "в поля", конечно, никто не выпустит, поэтому у них сейчас была своего рода учебка. Всё это рассказала Эрику Гермиона, когда они возвращались после тренировки. Также оказалось, что преодолевать препятствия в виде оврагов, каверзных ям, цепляющихся, как живые, кустов и пылающих огнём высоких стен намного интереснее с другими бойцами. И хотя Эрик в первый день так вымотался, что заснул, едва сев на кровать (Гермионе пришлось применять к нему очищающие чары и укладывать в постель), тренировка ему очень понравилась. Они планировали провести операцию "Антенна" через три дня, но в реальности сносно подготовились к ней только спустя почти неделю: несмотря на срочность, и Оливер, и Гермиона в два голоса твердили, что Эрик ещё не готов, а понапрасну рисковать таким специалистом они не имеют права. Да и Драко нужно было время восстановиться. И лишь на седьмой день, ближе к полуночи, они выдвинулись из Хогвартса, спустились в подземку и без приключений добрались до окраины Глазго. Эрику поначалу всё казалось какой-то игрой, или не игрой, но реальностью, которая происходит не с ним. Вчетвером, осторожно и бесшумно перерезав два уровня колючей проволоки, они попали на территорию. Отряд бойцов под командованием Невилла Лонгботтома остался ждать за небольшим пригорком, готовый в случае необходимости прийти на помощь. Безошибочно найдя нужное помещение, Оливер указал, куда им нужно — Крессвелл заранее подробно нарисовал ему карту базы, и он запомнил её с завидной точностью. Небольшой жилой домик, приспособленный временно под склад, хоть и находился с другой стороны территории и чтобы попасть в него, нужно было пересечь всю базу по диаметру, но зато стоял в отдалении и из-за пустых бараков не был виден охране. Поэтому Драко профессионально вскрыл замок, и они с полчаса дотошно переставляли ящики и коробки, которых в комнатах было просто невероятное количество. Наконец Эрик облегчённо выдохнул: — Мы нашли всё, что нам нужно, и даже сверх того. Так же незаметно они вернулись к ожидающей их группе, и Эрик было успокоился, считая, что самое страшное позади, но тут произошло неожиданное. Они молча пробирались по лесу, до входа в подземку оставалось меньше ярда, когда вдруг со всех сторон на них обрушился шквал огня. — Боунс, Деррек, — отдал распоряжение Невилл, — прикрываете магла! Криви, Бэддок, Слоупер — занимаем глухую оборону; Корнер, Джонсон — разведка. Эрик тихо сидел в тени огромной ели. Всё коробки, как только их небольшой отряд выбрался с базы, Гермиона сразу уменьшила заклятием, хотя и не с первого раза — магия в этом месте была, но слабая. А Эрик очень порадовался, что весь этот неудобный груз стал маленьким и уместился у него в карманах куртки. Про всякого рода улавливатели и гасители он знал, пусть и участия в их создании не принимал — это была настолько засекреченная программа, что даже у него доступа не было. А ведь Эрик имел доступ номер один. Доступ ноль был только у премьер-министра, возможно, у его зама и наверняка у самой королевы. Он улыбнулся, вспомнив как Малфой чуть слышно приказал ему: — Замри! — и Эрик не посмел ослушаться. Он не строил иллюзий и прекрасно осознавал, что крутым Рембо за неделю не стал. К тому же не знал, как поведёт себя, если ему придётся стрелять в таких же людей, как он. Может быть, его можно было назвать ботаном, затворником и фриком, но идиотом точно уж нет. Цепкий аналитический ум — это то, чем он всегда гордился. И попав в магический мир, Эрик мысленно всё разложил по полочкам. Постоянно накапливаемую информацию о магах, так же в уме, он аккуратно прибавлял к уже имеющейся. Не сразу, постепенно, он начал понимать этих на первый взгляд странных, а на самом деле таких же, в сущности, людей, как и остальное человечество. Он прекрасно осознавал, чего боятся его соплеменники, но лично сам был уже полностью на стороне магов. Любой вид порабощения и истребления людей ему претил. А как ни крути, именно маглы в данное время являлись поработителями и истребителями. Войну нужно было как-то прекращать, и он, конечно, не считал, что станет всемирным героем и закончит кровопролитие, но если внесёт хоть малую толику в приближение этого долгожданного дня, то и тому будет несказанно рад. И всё же стрелять в людей он наверное не смог бы, что в магов, что в маглов. Пока он прятался в ветвях ели, обстановка ещё сильнее накалилась. Солдаты явно превосходили численностью, и хотя маги оказались не в пример лучше подготовлены, те давили количеством. Рядом в кустах что-то зашуршало — и тут же появилась Гермиона. Чёрную, немного съехавшую на бок бандану украшали несколько шариков репейника, а лицо было выпачкано чем-то зелёным, но выглядела она на порядок лучше, чем когда он увидел её впервые. — Эрик, — прошептала та, дёргая его за куртку, — неслышно, но быстро за мной. Постоянно оглядываясь и внимательно следя по сторонам, они двинулись к люку. Сьюзен Боунс и Перри Деррек всё время прикрывали их, а Гермиона уверенно шла к нужному месту. О местонахождении Оливера и Драко Эрик догадывался — парни наверняка вместе с группой уводили от них солдат, звуки выстрелов звучали всё тише. Неожиданно сбоку на них выскочило несколько военных — явно заблудились в темноте и отстали от своих. А потом всё происходило, как в замедленном кино. Вернее, это Эрику так показалось, на самом деле вся заварушка едва заняла пару минут. Ближайший из солдат не растерялся, направил на него автомат и выстрелил длинной очередью. Эрик даже глаза зажмурить не успел, но в этот момент Сьюзен рывком прыгнула перед ним и закрыла его собой — а в следующую секунду начала медленно оседать, сползая по его груди. Над тропинкой разнёсся глухой рык, и Эрик со всей дури нажал на курок автомата, запоздало понимая, что это рычание принадлежит ему. Нормально он начал соображать снова только через какое-то время. И когда это произошло, его замутило, он рванул, зажимая рот, к ближайшему дереву, за которым его долго и мучительно выворачивало. Дождавшись, когда его немного отпустит, Гермиона протянула ему фляжку с водой. Благодарно кивнув, он прополоскал рот, сплюнул и оглядел место трагедии. Сьюзен лежала в стороне, прикрытая плащ-палаткой, а молодых солдатиков в серых шинелях Деррек по очереди быстро оттаскивал в лес. Потом, уже в школе, Эрик узнал, что из шестерых напавших троих убил он, двоих Деррек, а в последнего Гермиона кинула нож, попав в шею. В это время группа Лонгботтома и Драко с Оливером, сделав круг и обманув солдат, вышли из-за кустов. До заветного входа оставалось совсем немного, и они, не тратя зря время, двинулись сквозь лес. Эрик решительно поднял труп Сьюзен и категорически отказался отдать его Драко, когда тот предложил. Эта девушка не задумываясь спасла ему жизнь, и хотя бы таким образом он должен был её отблагодарить. Пот катился по грязному лицу, и сразу вдруг зачесался и нос, и под мышкой, и спина, но он, не обращая внимания, упорно нёс свой страшный груз. Вскоре Эрик узнал место, где они выбирались на поверхность, и даже увидел приоткрытый лаз, но вблизи опять показались серые шинели. — Да мать вашу, блядь! — выматерился Драко, зло сплюнув. — Вот же доебались, сволочи. Невилл, Деррек и ещё один парень, имени которого Эрик не знал, атаковали противника, перебегая от дерева к дереву — их нужно было отогнать подальше от входа, маглы ни в коем случае не должны были увидеть лаз. На подмогу к ним кинулся Оливер, крикнув на ходу: — Как только Невилл с парнями вернутся, закрывайте проход! — Ол, нет! — прохрипела Гермиона. Её взгляд метался между полностью открывшимся лазом и убегающим Вудом. Ей нужно было сделать всего один шаг, но она замешкалась. — Не смей, Олли, — выдавила жалостливо, только тот её уже не слышал, крича что-то на ходу бойцам Невилла. — Герми, живей! — прошипел Драко. Друг за другом они быстро и без суеты спустились вниз. Краем глаза Эрик увидел, как Деррек тащит на себе Невилла, но в это время его нетерпеливо подтолкнул в спину Малькольм Бэддок: — Рик, шевелись! — и он больше ничего не успел заметить. Гоблин-проводник закрыл проход, приведя в действие хитроумный механизм, который не позволял маглам увидеть и открыть лаз. Сильный грохот сотряс тоннель, по которому они проходили. — Вуд взрывает, — зачем-то пояснил Деррек, когда они вносили Сьюзен в вагон и, понурив головы, рассаживались по жёстким сиденьям. Гермиона и Джек Слоупер споро перевязывали раненого Невилла, со своего места Эрику трудно было понять, куда того подстрелили, он весь выглядел, как одна сплошная рана. Рядом сидел Драко, напряжённо сжав губы в тонкую линию, и с тоской смотрел на лежащую бездыханную девушку. "Сьюзен мертва, Невилл тяжело ранен, а Оливер Вуд пропал", — подумал Эрик, и захотелось взвыть в голос и разметать всё вокруг, раскидать в порыве отчаяния, чтобы немного полегчало, а болезненный ком в груди хоть чуть-чуть рассосался. Но он заставил себя сидеть на месте и молча оплакивать погибших, совсем забыв, что ещё какой-то час назад считал, что не сможет убить человека. Оказалось, отнять жизнь очень легко, намного легче, чем он думал, но вот вернуть из мёртвых не под силу никому, даже магам.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.