Неуловимый, Безликий, Тень 194

инзира автор
Tekken_17 бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Волдеморт побеждён, волшебники налаживают жизнь и строят новое общество. Но проходит семь лет, и на весь магический мир обрушивается новое несчастье - маглы.
Лозунг "Ведьму на костёр!" как никогда актуален.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тема войны - это нечто новое для меня, как автора. Самой интересно, что из этого получится.
Описания изощрённых пыток точно не будет. Скорее всего, только в общих чертах.
Хотелось чего-то тяжёлого и мрачного, но возможно, что мой природный оптимизм всё же возьмёт верх.
Огромное спасибо Рейне Рей за превосходные стихи.
И, конечно, я благодарна моей неизменной бете.

Пятнадцатая глава. Повод чтобы жить, или Поездка в Лондон

13 октября 2019, 00:18

Злой запах гари въелся нам под кожу, И ранним утром снова не до сна, И будет много дней ещё тревожных, Но за зимой всегда идёт весна. И времена утрат и испытаний Исчезнут, словно солнцем смятый снег. Так было от начала мирозданья Так будет ныне, присно и вовек. Пусть неизменно с нами страх потери И нити первой юной седины, Но близок срок (я в это свято верю!), Когда мы встретим утро без войны…

Северус проснулся резко, словно из пучины вынырнул. За окном стояла непроглядная темнота, и он, решив ещё немного подремать, хотел уже было обнять Эрика, но рука наткнулась на пустоту. Ничего не понимая, Снейп сел и, наощупь найдя палочку, засветил слабый Люмос. Найта в постели не было. Озадаченный, Сев почесал затылок и со вздохом откинулся на подушку. Не то чтобы он волновался: куда тот может деться из Хогвартса? Да и жители школы, даже студенты, которых он учил работать на компьютере, давно воспринимали его как своего. Однако внутри что-то неприятно ёкнуло. Но в этот момент дверь тихо открылась и Эрик осторожно вошёл в спальню с подносом в руках. — На полставки домовым эльфом устроился? — хриплым со сна голосом спросил Северус, не сумев скрыть облегчение в голосе. — Ты проснулся, — радостно констатировал тот и, поставив поднос с едой на прикроватную тумбочку, запрыгнул к нему на кровать. — Для тебя я готов быть хоть эльфом, хоть книззлом, даже кентавром, если захочешь, — и сразу полез к Северусу целоваться. Северус не задумываясь ответил, про себя удивляясь, откуда в этом мальчишке столько энергии. Обычно им хватало одного-двух заходов перед сном, сказывалась дневная загруженность работой, а потом они удовлетворённо засыпали, обнимая друг друга. Но прошедшей ночью, после того, как они вернулись с импровизированного совещания в личных апартаментах Люциуса, Эрик был просто гипервозбуждён. Он так умотал Сева в постели, что тот не только со счёта сбился, сколько раз кончил за ночь, но и как устало вырубился — не заметил. После вчерашних выкрутасов тело немного ныло в самых неожиданных местах, а Эрику хоть бы что, вот уже снова готов к подвигам. А тот, видимо понимая состояние более старшего любовника, вдруг отстранился и прошептал в губы: — Я тебе завтрак принёс, а потом у нас очень много работы, вернее у меня. — Ты, по-моему, хотел собрать какой-то прибор? — поинтересовался Сев. — Да, но... — тот смущённо замялся и, состроив просительную рожицу, выдал, — для этого необходимо вернуться в мою кварт... — В Лондон не пущу, — перебил его Снейп, — даже не думай. Эрик огорчённо вздохнул, но спорить не стал. — Хорошо, давай завтракать, а потом нас ждёт министр. Когда они появились в кабинете министра, там, помимо хозяина, находились Поттер, Крессвелл и Томас. Северус нутром почуял, что разговор ему не понравится. Нахмурившись, он невозмутимо прошагал к крайнему от него стулу и сел. Впервые за долгие годы его охватил леденящий душу страх. Снейпу, как и всем людям, были свойственны испуг, радость, печаль и страх, конечно, тоже, просто он, в отличие от некоторых, умел скрывать свои чувства. Когда выступал двойным шпионом против Тёмного Лорда, прекрасно понимал, что его шансы выжить практически равны нулю, и принимал это с обречённой решимостью, скорее как данность. Может быть поэтому неизбежность приближающейся гибели не вызывала никаких эмоций. Сейчас же он вдруг испугался до коликов в животе. А если Эрик уйдёт в свой мир и больше не вернётся? Или его убьют по дороге? Тогда Северусу останутся только воспоминания о нескольких неделях, проведённых вместе, и больше ничего. — Он не пускает меня, — наябедничал присутствующим Найт, и Снейп возмущённо закатил глаза на его детскую выходку. — Это опасно, — пробормотал он еле слышно. — Сев, — начал Малфой-старший, — приняты все меры предосторожности, и он пойдёт не один. — Нет, — уперся Снейп. И тут Эрик, видимо заподозрив, что дело не только в его безопасности, опустился перед ним на корточки и, заглядывая в глаза, прошептал: — Я вернусь, слышишь, обязательно вернусь, потому что здесь мой дом, все, кто мне дорог, и здесь ты. Он смотрел Северусу прямо в глаза своим открытым, честным взглядом, и Снейп, позволив себе поверить ему, чуть заметно кивнул головой. А Эрик, забыв, что они не одни, на несколько секунд прижался к его губам и оторвался только тогда, когда кто-то из находившихся в кабинете смущённо покашлял. — Ну, раз с этим разобрались, перейдём к нашему плану, — хмыкнув, предложил Люциус. — Как они доберутся до Лондона? — невозмутимо спросил Снейп, как будто не он только что целовался с мужчиной на глазах у всех. — Чуть меньше двух лет назад, — начал Малфой, — Крюкохват передал своим старейшинам мою личную просьбу — построить ответвление от основной ветки, которая заканчивается рядом с бывшим министерством магии, вглубь магловских районов, и те согласились. Этой веткой пользуется только один человек, но она крайне необходима и о ней до сегодняшнего дня, кроме гоблинов, меня и того, кто ей пользуется, никто не знал. — Ничего пока не понимаю, зачем такая секретность? — возмутился Снейп громко. — Потому что это единственная ветка, выход из которой заканчивается не в руинах, промзоне или в лесу, а в подвале жилого дома, причём магловского, — пожал плечами Малфой. — Так, интересно, — протянул Поттер, ёрзая на стуле, — и зачем вам это понадобилось? Все, кроме Дина, удивлённо уставились на министра. — Этой дорогой, — сообщил тот, — пользуется мистер Томас, чтобы доставлять в Хогвартс почту, магловские медикаменты и ещё много чего, нужного нам. — Это дом моих родителей, — рассмеялся Дин, — вход отлично замаскирован, и его невозможно найти, даже если искать специально. Мама — заведующая аптеки, оттуда и шприцы, капельницы, лекарства. — Миссис Томас каждый раз пишет пояснения и инструкцию к новым препаратам, — вставил Люциус, — так что Поппи их смело использует. — Ага, — подтвердил Дин, — а отчим — начальник центрального почтамта, поэтому вся корреспонденция для Хогвартса приходит именно туда. — Умно придумано, — согласился Гарри, — а если их заподозрят? — Маловероятно, — покачал головой Дин, — они оба не волшебники, живут в том районе больше двадцати лет, все соседи в курсе, что дочери, мои сёстры, — замужем и их дома не так далеко от родительского, а вот я постоянно живу в Дублине и в Лондоне бываю нечасто. Кроме мамы и отчима никто не знает, что я маг, даже сестрёнки: раньше они считали, что я учусь в закрытой школе для мальчиков. Моя мама очень мудрая женщина. Уходя от нас, мой родной отец предупредил её, что таким образом он защищает её и меня. Опасаясь за мою жизнь, она не стала распространяться о том, кто я на самом деле, и только однажды нарушила своё правило, поведав всю правду отчиму, который меня усыновил. Но тот воспринял это известие довольно спокойно, и сейчас оба нам помогают. Они даже с Крюкохватом познакомились, который всегда меня сопровождает, и тот обожает мамин чай с морошковым вареньем. Снейп молчал несколько минут, переваривая информацию. Его немного отпустило, но беспокойство всё равно осталось. — И что дальше? — спросил он, потирая переносицу. — В доме родителей мы примем душ, переоденемся и поедем на квартиру Эрика, — отчитался Дин. — Душ-то зачем? — не понял Найт. — Помыться можно и в Хогвартсе. Не думаю, что стоит тратить на это драгоценное время. Дин и Дирк весело хохотнули, остальные, как и Найт, выглядели озадаченно. — От одежды, волос и даже тела у всех, кто долгое время живёт в Хогвартсе, за десятки футов разит воском и гарью от свечей, — пояснил Крессвелл. — Это Дину мама поведала, когда он к ней в начале войны заявился. Любой патруль, проверяющий документы, в два счёта нас вычислит. — Поэтому у моей родительницы целая батарея различных шампуней, гелей для тела, пенок, дезодорантов, парфюмов и даже лаков для волос, — объявил с гордостью за мать Дин, — не считая различных кремов и другой косметики. Отчим смеётся, что они с лёгкостью могут парфюмерный магазин открывать. — Странно, — понюхав рукав толстовки, пробормотал Эрик, — никогда не замечал. — Мы, по всей вероятности, привыкли, поэтому и не замечаем, — предположил Малфой. — А как они от коттеджа Томасов до квартиры Найта добираться будут? — снова спросил неугомонный Северус, который по-прежнему сомневался в предстоящей авантюре. — В гараже стоит старенький "Опель", я его купил на собственные деньги за месяц до войны, — ответил Дин и, предупреждая следующий вопрос Снейпа, добавил, — у меня есть вполне легальные права, я неплохо вожу, отчим когда-то настоял, чтобы я учился, а “Опель” самый обыкновенный, не летающий, серого цвета, таких на улицах Лондона пруд пруди. — Вот и договорились, — подвёл итог Люциус. — Завтра выступаете на рассвете. Северус не был так убеждён, как Малфой, в успехе предприятия, но вынужден был согласиться — парни продумали всё хорошо. И если не случится никаких непредвиденных неприятностей, всё должно пройти так, как планировалось. * * * С утра Оливер ушёл в оружейную, сообщив, что сегодня должен появиться Френк Паркинсон с партией давно ожидаемого нового оружия, заказанного в Германии. А Маркус и Джо остались приглядывать за маленьким Барти. — Это кто тут у нас такой красивый мальчик? — приговаривала Джорджия, щекоча ребёнку животик. — Кто у нас такой замечательный малыш? Моё ты солнышко. Маркус, обложившись картами различных масштабов, безуспешно пытался вычислить местонахождение засекреченной лаборатории. Он отметил несколько мест, которые могли бы подойти для этого, но всё равно продолжал изучать район за районом, хотя и прекрасно знал, что без разведки на местности тут не обойтись. Услышав, как дочь воркует с младенцем, он поморщился, как от зубной боли. — Джо, я тебя умоляю, не надо с ним сюсюкаться, он же хоть и маленький, но мужчина, зачем ему эти слюнявые словечки. Дочь только закатила глаза. — Пап, ты неисправим! Что мне теперь — ему приказы отдавать и муштровать, как на полигоне? — Вот не надо! — возмутился Маркус, разворачиваясь на стуле. — Тебя никто не муштровал, тем более — его. Просто все эти воркования и сюси-пуси раздражают. — Мальчишки, — вздохнула Джо. — Что маленькие, что взрослые — все одинаковые. Задаваки! — припечатала она, направляясь к двери. — Эй, ты куда? — встревоженно окликнул её Флинт. — Не злись, пожалуйста, ты замечательная сестра, я не хотел тебя обидеть. — Я не злюсь, — ответила Джо, — мне нужно на несколько минут к Касси, надеюсь, что с Барти за это время ничего страшного не произойдёт. Нахмурившись, Флинт вылез из-за стола и, подхватив сына на руки, тихонько его подкинул — тот зашёлся весёлым смехом и сразу ухватил Маркуса за волосы всей пятернёй. — И ничего с ним не случится, — проворчал Флинт, — он уже большой мальчик, и за ним приглядывает папа. Да, малыш? — обратился он к ребёнку, пытаясь освободить волосы от довольно сильных пальчиков сына, но у него никак не получалось выпутаться. Он боялся причинить ребёнку боль, поэтому делал всё осторожно, зато тот дёргал и тянул со всей силы, счастливо лепеча что-то на своём собственном, понятном ему одному языке. — Смотрю, у вас тут веселье полным ходом, — раздался насмешливый голос Вуда. — Такими темпами ты рискуешь вообще без скальпа остаться. Он хохотнул, присоединяясь к попыткам Маркуса избавить шевелюру от посягательства. Увидев Оливера, Барти только громче загулил, чуть не прыгая на руках у Флинта, и с ещё большим азартом принялся тянуть на себя захваченный трофей. — Чёрт, Олли, я сейчас и вправду лысым останусь, — взмолился Маркус, — сделай уже что-нибудь. В это время вернулась Джо и, увидев, что происходит, всплеснула руками: — Ни на минуту нельзя родителей оставить одних, хуже маленьких! Она быстро взобралась на стул, освободила отца от хватки Барти и, взяв братишку на руки, уже в коридоре ответила на их немой вопрос: — Мы у Касси, учим уроки, Барти пусть лучше будет со мной, не уверена, что я могу его вам доверить, — и, закрыв дверь, ушла. — Н-да, — ощупывая пострадавшую голову, протянул Флинт, — нас сделали собственные дети. — И не говори, — вздохнул Вуд, отряхивая оставшиеся на руках тёмные волоски Маркуса. * * * В отсутствии Эрика у Северуса всё валилось из рук. Он попытался заняться экспериментальным зельем, чуть его не испортил, психанул и отправился в больничное крыло. Лечение Крауча продвигалось крайне медленно, да и сам Барти не очень-то этому способствовал. Северус, конечно, отлично его понимал: очнуться слепым и почти сразу узнать, что лучший друг погиб — такое не каждый выдержит. Поэтому не было ничего удивительного в том, что тот постепенно, но целенаправленно сползал в глухую депрессию. С парнями, которые навещали его не по разу в день, всё больше отмалчивался, а временами вообще отказывался кого-либо видеть, как и принимать лекарства. И только настырное упрямство мадам Помфри кое-как ещё могло заставить Барти пить зелья и ставить уколы. Вот и сегодня, зайдя к нему в палату, Снейп услышал его тихий и злой голос. — Да уберите вы уже от меня это пойло, дайте хоть сдохнуть спокойно. Увидев Северуса, молодой колдомедик смущённо покраснел и выбежал из палаты. — Что, Крауч, настроение у тебя, я вижу, просто превосходное? — иронично бросил Сев, присаживаясь на край кровати Барти. — Иди ты, — рыкнул тот в ответ и отвернулся лицом к стене. Что ж, этого следовало ожидать. Северус тяжело вздохнул. Было время, когда он ненавидел Крауча всеми фибрами своей души и не задумываясь кинул бы в него Аваду. Но всё это в прошлом. Они долго и, можно сказать, болезненно налаживали отношения друг с другом, впрочем, как и с остальными бывшими пожирателями. Когда-то именно Северус был в числе тех, кто выступал против того, чтобы в начале войны их впустили в Хогвартс. За прошедшие годы многое изменилось, как и то, что Северус давно поменял своё первоначальное мнение и сейчас не судил о них по прошлым деяниям. Все они заслужили уважение своим потом, кровью и храбростью. Поэтому Снейп ясно осознавал, что просто обязан помочь Барти, и не только потому, что он один из лучших друзей Эрика, а тот никогда бы не стал водить дружбу с кем ни попадя (Найт каким-то особым чутьём умел разбираться в людях, и Снейп это давно признал), но и потому, что искренне сочувствовал Краучу и даже переживал за него, хотя об этом никто и никогда, конечно, не узнает. — Послушай меня, Крауч, — начал он, положив руку тому на плечо, — ты меня слушаешь? — и дождавшись, когда тот еле заметно дёрнет плечом, продолжил: — В своё время мы совершили много ошибок, служили не тому человеку, верили не в те идеалы, воевали не на той стороне. Единственное, чего мы никогда не делали — мы не сдавались, даже если находились в смертельной опасности, даже когда осознали, что вся наша вера и принципы — сплошной самообман, мы и тогда не опускали руки. Мы остановились, набрались сил, пересмотрели своё мировоззрение и снова двинулись вперёд. Так было, когда, отбросив всю ненависть и враждебность, ты вместе с парнями пришёл в Хогвартс, чтобы сражаться на стороне бывших врагов, против общей угрозы. И я надеюсь, что и сейчас ты поступишь так же. Засунешь подальше своё отчаяние и боль потерь, сожмёшь волю в кулак и заставишь себя поправиться, назло таким, как Джонс или Феерфакс. — Я устал, — еле слышно прошептал Барти, — устал терять друзей, устал воевать, я больше не могу. — Можешь, — припечатал Снейп, — ради себя, ради Стэна, спасшего тебе жизнь, ради малыша Барти, который ещё не знает, что такое война, но уже испытал её на себе, ради Эрика и парней, которые сейчас в магловском Лондоне ищут что-то, что позволит нам закончить наконец-то эту бойню. Услышав последние слова Снейпа, Крауч резко развернулся, как будто мог увидеть Северуса. — Что ищут? — Да откуда я знаю! — взвился тот, — Найт же у нас сумасшедший магл, в его голову пришла какая-то гениальная идея, о которой он конкретно ничего не говорил, только сообщил, что если всё получится, как он задумал, война закончится. — У него получится! — чуть не подскочил Барти. — У этого точно получится! Впервые с того момента, как очнулся, он широко улыбнулся, снова становясь похожим на себя прежнего, и заявил: — Чего расселся, тащи свою отраву, злыдень. Хмыкнув, Северус медленно отправился на выход, но в дверях обернулся. — Чуть не забыл, у тебя есть ещё один существенный повод поправиться. Флинт и Вуд хотят, чтобы ты был крёстным отцом их приёмного сына. Больше трёх часов они, на пару с Поппи, сканировали состояние Крауча, поили его зельями, вводили внутривенно инъекции и наконец, смочив повязку для глаз эликсиром, оставили в покое. Надо отдать должное Барти: впервые он не отказывался и точно выполнял все их инструкции. Закончив, Снейп удовлетворённо выдохнул и отправился к себе ждать возвращения Найта. * * * Дин, Эрик и Дирк появились в подвале дома Томасов около десяти утра. Приняв все нужные меры предосторожности, парни переоделись, перекусили и, сев в "Опель" Дина, отправились на квартиру к Эрику. В подъезде, поднимаясь по ступеням, Эрик столкнулся с соседкой по лестничной клетке. — Доброе утро, мистер Найт, вы уже вернулись из своей командировки? — строго поинтересовалась почтенная дама, увидев его. — И вам доброе, миссис Аддерли, — не останавливаясь, обронил он, — нет, я только на пять минут, нужно кое-какие вещи взять, зима скоро, а у меня там никакой тёплой одежды нет. Та внимательно его оглядела, когда он проходил мимо, и, удовлетворённо кивнув, наконец отстала. Эта пожилая и одинокая дама знала обо всем, что творилось в их доме, и зорко следила за порядком, сама себя выбрав на эту ответственную должность. Связываться с ней опасались все жильцы, и поэтому Эрик постарался вести себя как можно непринуждённее, чтобы не вызвать подозрений, а то она запросто могла сдать его первым попавшимся полисменам или, ещё хуже, патрулю. Собственная квартира выглядела нежилой и какой-то чужой. В ней как всегда царил образцовый порядок, всё, как оставил Эрик, когда уезжал на военную базу, и только на полированных поверхностях мебели были видны следы пыли, но всё равно сразу можно было сказать, что тут давно никто не жил. Грустно вздохнув, Эрик принялся собирать всё, что, по его мнению, должно было ему пригодиться. Несколько толстых томов по математике и физике, одежда, различные приборы и запасные части, тщательно складируемые в течение нескольких лет в нижний ящик письменного стола; еще личный ноутбук, диски, флешки, два набора инструментов, несколько мотков изоляционной ленты, альбом с фотографиями и утюг. Убирая это всё в две большие сумки, он весело усмехнулся. Как ни странно, но утюг ему нужен был исключительно для личных целей. Магам-то хорошо, они палочкой помахали — и вся одежда чистая, не мятая, а ему, маглу, чем прикажете махать? Есть, конечно, домовые эльфы, которые с вечера забирали его одежду и приводили в порядок, но утром он бегал по полосе препятствий, после неё футболку хоть выжимай, или мог случайно капнуть на рубашку кофе, приходилось переодеваться, и тогда он вынужден был просить парней привести его одежду в порядок. Да и сама одежда в большинстве своём была не его, исключая только ту, в которой выкрал его с базы Драко. Такая, казалось бы, мелочь, но ему надоело зависеть от других, даже в мелочах, так что абсолютно магловский утюг и наконец-то собственные вещи отправлялись с ним в Хогвартс. Выйдя из парадного, он увидел, что к машине, в которой его ожидали Крессвелл и Томас, подошёл военный патруль. Эрик замер, скрытый от них большим кустом сирени. Со второго этажа из открытой форточки раздавались истеричные крики женщины и басовитая ругань мужчины. Парочка явно бурно скандалила. Дин и Дирк спокойно стояли напротив трёх армейцев, один из которых был офицером — он и разговаривал с парнями, проверяя их документы. — Значит, вы ждёте друга? — спросил он, внимательно изучая удостоверения личности парней. — Ага, — легкомысленно хохотнул Дирк, — полчаса уже стоим и концерт слушаем, — он кивнул головой в сторону дома, явно намекая на доносившиеся вопли. — Главное, — влез Дин, — вчера позвонила ему, велела забирать барахло и проваливать ко всем чертям, он попросил нас помочь перевести его имущество, а сегодня она устроила ему форменную истерику и не отпускает. Странные они, эти женщины, семь пятниц на неделе. Офицер хмыкнул так, будто сам был знаком с этой проблемой не понаслышке и, отдав документы, козырнул. Эрик ещё немного подождал, когда те уйдут через арку в другое парадное, и быстро пересёк двор. — Всё в порядке? — спросил он, усаживаясь на заднее сидение "Опеля". — В полном, — пожал плечами Дин, — твои соседи сильно нам помогли. — Они живут в доме лет шесть, — сообщил Эрик, — и всё время срутся, удивительные люди. Посмеявшись и тем самым сняв небольшой мандраж после встречи с военными, парни покинули двор Эрика. * * * — Всё, возвращаемся? — поворачиваясь к нему, спросил Дирк. — Нет, — отрицательно помотал головой Эрик, — тут недалеко живёт знакомый хакер, у него свой магазинчик электронной техники, заглянем к нему. Минут через десять Найт велел остановиться у неказистого двухэтажного здания. На стук вышел, почёсывая живот, долговязый патлатый парень в растянутых трениках и замызганной футболке. — Рик? Привет, — удивлённо протянул он, — сто лет тебя не видел. — Здорово, — ответил Найт, бесцеремонно отодвигая его в сторону и заходя внутрь, — как твой бизнес, Фил, не совсем ещё загнулся? Тот, хохотнув, махнул рукой. — В коме, вот-вот ласты склеит окончательно. Заходя в помещение магазина, они перешучивались и подкалывали друг друга, как в старые времена. Небольшой магазинчик электронной и радиотехники перед самой войной достался Филу в наследство от отца, при котором приносил очень даже неплохой доход, но у сына задатки ведения бизнеса отсутствовали напрочь, и постепенно любимое детище родителя пришло в полное запустение. — Если ты хочешь что-либо прикупить у меня, так не парься, — Фил состроил смешную рожицу, — тебе даром отдам. — Мне много чего нужно, и я обязательно заплачу, — не согласился Эрик. — Ну, как хочешь, — пожал плечами Фил. Торговый зал пустовал и явно посетителей уже давно не видел. Эрик сразу прошёл к стеллажу, на котором лежали наваленные грудой какие-то приборы самой разной величины и предназначения. — Это устаревшие модели и запчасти к ним, — пояснил Фил, — надо бы выкинуть, да всё лень. — Заберу все, — кинул Найт, проходя дальше. В специальных небольших лотках находились блестящие гаечки, болтики, клеммы и ещё много чего мелкого. — У тебя есть во что всё это добро сложить? — спросил Эрик, оглядываясь вокруг. Фил молча принёс несколько довольно приличных коробок, пару бумажных пакетов и маленькие полиэтиленовые пакетики для мелочёвки. Эрик принялся методично складывать всё, что ему было нужно, в принесённую тару. — А ноутбуки есть? — поинтересовался Эрик набивая одну из коробок средней величины электроникой. — Два, — сообщил Фил, кивая головой в сторону стеллажей напротив. — Они хоть рабочие? — засомневался Найт. — Обижаешь, — фыркнул тот, беря один в яркой картонной упаковке, — модель, конечно, далеко не новая, но пашет дай боже. Фил какое-то время безмолвно бродил за Эриком, разглядывая всё то, что тот откладывал для себя, потом, вздохнув, предложил: — Может, сказать твоим парням, чтобы в гараж заехали? Туда проще коробки таскать, да и любопытных глаз поменьше. — Давай, — буркнул Эрик, продолжая свою работу — он торопился и не собирался отвлекаться на болтовню Фила. Но тот, вернувшись через несколько минут, опять спросил: — Слушай, ты до сих пор в Министерстве обороны работаешь? Поморщившись, Найт развернулся к нему, чтобы уж сразу и окончательно прояснить ситуацию, а то тот не даст ему быстро собрать всё необходимое. — Да, — кивнул он головой, — по-прежнему там, поэтому меньше вопросов, лучше позови моих парней, пусть выносят то, что я приготовил. Вскоре в помещение магазина вошли Дирк и Дин. — Забирайте всё, что стоит на полу, — велел Эрик и сразу обратился к Филу: — Мне ещё нужен роутер, желательно новый. Тот, пожав плечами, вытащил из-под прилавка небольшую коробку и с улыбкой протянул Эрику. — Новьё, для себя приобрёл, да уж ладно, так и быть, бери. Эрик его поблагодарил и собрался уже спускаться в гараж, когда во входную дверь кто-то забарзил, причём явно ногами. — Хигинс, выходи! — раздался с улицы громкий мужской голос. — Время отдавать должок. — Это кто такие? — зашипел на Фила Эрик. — Чего им надо? — Братья Томсоны, — в тон ему ответил Фил, — их папашка казино тут держит, а я на прошлой неделе проигрался немного. — Сколько? — не выясняя подробности, поинтересовался Найт. — Чего? — прикинулся дурачком Фил. — Сколько ты должен? — настаивал уже начинавший злиться Эрик. — Всего две тысячи, — наигранно ухмыльнулся тот. — "Всего", — фыркнул Эрик, доставая деньги из заднего кармана джинсов, — у самого поди ни пенни в кармане. Он отсчитал нужную сумму и всучил обалдевшему Филу в руки: — На, отдай им, и про нас ни слова. Тот сразу убежал. Ругань за окном стихла, Эрик старательно прислушивался, не зайдут ли незваные гости внутрь, но пока всё было спокойно. В это время в дверях показался Дирк. — Если что, оглушим их и вывезем на пустырь, — шёпотом предложил он. — Нельзя, опасно, — не согласился Найт, — они очнутся и к Филу прикатят, не уверен, что тот сможет держать язык за зубами. Лучше подождём, может сами сейчас уйдут. Им пришлось ждать ещё с полчаса, пока хозяин магазина наконец вернулся. Отсчитав ещё немного денег, Эрик снова вложил купюры в руки Фила. — Если с той суммой, это раза в три больше, чем я тебе должен за всё, — прокомментировал он. Тот согласно кивнул, и парни наконец убрались из его дома. Добравшись до коттеджа Томасов без приключений, они поблагодарили родителей Дина и вернулись в Хогвартс. * * * Генрих Лортон мерил шагами собственный кабинет. В принципе он был доволен проделанной работой. Всё больше офицеров и солдатов начинали понимать, что маги так же, как и они, не хотят войны. Что их намеренно втянули в бессмысленные, кровопролитные сражения, вынуждая защищаться. Сам Генрих, вернувшись из отпуска, ждал нового назначения, но неожиданно его вызвал к себе Верховный. Через два дня он появился в ставке Главнокомандующего с весьма противоречивыми эмоциями. С одной стороны, он был даже рад, что не пришлось самому записываться на приём, что он уже собирался сделать, а значит будет проще ответить на вопросы Феерфакса, когда тот начнёт их задавать. А то, что генерал будет в курсе посещения Генрихом ставки, он знал точно, у такого подозрительного человека, как Феерфакс, везде были свои люди. С другой стороны, он опасался, сумеет ли правильно донести до Верховного всё то, что узнал сам, и согласится ли тот с ним. И конечно были небольшие опасения, что Главнокомандующий замешан в создавшейся ситуации, но верить в это не хотелось. Отец Генриха уважал его как друга и ценил как полководца, трудно будет принять тот факт, что родитель ошибался по отношению к этому человеку. В приёмной его встретил майор Смит, адъютант главнокомандующего. — Генерал, вас ожидают, можете войти, — чётко, по-военному, отрапортовал он. Генрих кивнул и молча зашёл. Мартин Гибсон, занимающий эту должность уже почти пятнадцать лет, не был высоким и статным, как Феерфакс. Наоборот, среднего роста, худощавый, рано начавший лысеть, генерал при всём при этом выглядел внушительным и надёжным. В нём чувствовалась сила, а в глазах можно было увидеть ум и мудрость прожитых лет. Насколько знал Генрих, тому не так давно исполнилось шестьдесят пять, но он, сидя в кабинете, явно не забывал о полигонах и боевой выучке. Официально Верховным Главнокомандующим британской армии считалась, конечно, правящая королева, а генерал Гибсон был её заместителем. Но Её Величество практически не влезала в дела армии, полностью полагаясь на своего зама, и хотя тот формально не отдавал ни одного важного приказа без разрешения королевы, в узких кругах знали, что королева подписывает только те приказы, которые советует ей Мартин Гибсон. — Сэр, разрешите войти! — козырнул Лортон. — Генрих! — радостно воскликнул генерал, вставая из-за стола — Сколько лет мы не виделись. — Почти пять, — быстро подсчитал Генрих, — вы приезжали на похороны отца. — Да, точно, — грустно улыбнулся тот, — время летит так быстро, я не успеваю за ним. Как твоя семья, жена, дети? — без перехода поинтересовался он. — Спасибо, всё в порядке, — кивнул головой Лортон. — Господин генерал, сэр, если позволите, я бы хотел с вами поговорить о... И тут произошло неожиданное: Гибсон незаметно дёрнул его за руку и, разворачивая к окну, еле слышно прошипел: — Больше ни слова. Генрих буквально замер с открытым ртом, а генерал как ни в чём не бывало принялся упоминать его семью и отца, при этом не позволяя Генриху развернуться обратно. В это время в кабинет заглянул адъютант. — Сэр, — улыбнулся он, — всё в порядке, чисто. Генерал сразу изменился, куда только девался старинный друг семьи, перед Лортоном стоял командующий, и от его хмурого и грозного взгляда у Генриха мурашки по спине побежали. — Простите, Генрих, за спектакль, — покаялся он, — перед самым вашим приходом мои спецы обнаружили следящее устройство, — он достал из ящика стола маленький шарик, с виду очень похожий на карамельное драже, и положил на ладонь Лортону. — Видеокамера последнего поколения, разработанная американскими учёными. И это уже далеко не первый раз за последние полгода, когда мне такую подсовывают. Вчера мой кабинет был чист, а сегодня опять, это значит, что кому-то очень нужно знать, о чём у нас с вами будет разговор. — Это Феерфакс, — уверенно произнёс Генрих. — Я убеждён, за этим стоит генерал Феерфакс или те, кому он служит. Генерал Гибсон, насупившись, буркнул: — Он служит Британии. — А вот это вряд ли, — не согласился с ним Лортон и, тут же спохватившись, добавил, — сэр, прошу простить мне мою несдержанность, но я должен сказать, что по вине генерала Феерфакса и его хозяев мы впутаны в кровопролитную, никому не нужную войну с магами, которые, как и многие из нас, не хотят этой бойни. Гибсон замер, внимательно глядя на Генриха, но тот не отвёл взгляд, и генерал, рукой приглашая его присесть, задумчиво пробормотал: — Сдаётся мне, вы знаете больше, чем я. Их разговор занял несколько часов. Лортон не утаивая рассказал всё, что пережил за последний месяц, и всё, что узнал о магах. Гибсон слушал его не перебивая, только иногда казалось, что он что-то сопоставляет мысленно, как будто для полной картины ему не хватало отдельных фрагментов, а сейчас они появились. При этом лицо его всё больше мрачнело, а в глазах застыла сталь. Этот человек долгое время командовал армией страны, он умел быть снисходительным, но жёстким и требовательным — тоже. — Сейчас нам нужно выяснить, с чьей подачи Её Величество отдала приказ о военных действиях, выявить всех виновных и заключить с магами мир, — закончил свою речь Лортон. — Через три дня у меня встреча с королевой, она очень обеспокоена затянувшимся конфликтом с волшебниками, — ответил Гибсон, — а вас, генерал, я попрошу устроить мне встречу с их министром, если, конечно, это возможно. — Люциус Малфой человек дальновидный и отличный политик, думаю, он не откажется, — подтвердил мысли Гибсона Генрих. — Встреча должна быть тайной и после моего визита к королеве, — добавил тот, — не думаю, что вам нужно напоминать об осторожности: пока мы не знаем, кто замешан в этом заговоре, доверять можем только проверенным людям. Отдав честь, Генрих Лортон покинул ставку Верховного, но, надо сказать, на душе у него значительно полегчало, теперь он был уверен: Мартин Гибсон непричастен к развязыванию войны и с его помощью будет значительно легче завершить её. * * * Гарри и Драко быстро вошли в кабинет министра. — Что-то случилось, отец? — от дверей спросил Драко. — Звонил Лортон, — задумчиво сообщил Люциус. — Верховный Главнокомандующий Мартин Гибсон хочет встречи со мной через несколько дней. — Только не это! — воскликнул Гарри. — Вам и года не протянуть у них в застенках! — Не надо меня недооценивать, мистер Поттер, — снисходительно усмехнулся тот, — я крепче, чем вы думаете. К тому же тайную встречу устроит Генрих — только я и Гибсон, место мы можем предложить сами, а про наличие оружия не было сказано ни слова. Гарри, вздохнув, покачал головой. — После того, что по моей вине случилось с Блейзом и Маркусом, везде вижу подвох. И конечно не могу не спросить: а если я окажусь прав? — Уверен, что нет, — не согласился Люциус, — впервые у нас есть шанс всё закончить, я его не упущу. — Мы пойдём с тобой, — тут же вставил Драко, — я, Ол и Герми, нас никто не увидит и не услышит, мы будем для подстраховки. — Хорошо, — кивнул головой Малфой-старший, — значит, сделаем так. С Гибсоном будет Лортон, со мной ты, Гарри, если не возражаешь, — и, дождавшись согласия Поттера, продолжил, — сопровождать нас будет отряд Лонгботтома, а "Неуловимые" отправятся раньше, разведают обстановку и проследят, чтобы на самом деле не было никаких каверз. Лортону мы доверяем, но Гибсона не знаем, поэтому требуется за всем тщательно следить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.