Неуловимый, Безликий, Тень 191

инзира автор
Tekken_17 бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Волдеморт побеждён, волшебники налаживают жизнь и строят новое общество. Но проходит семь лет, и на весь магический мир обрушивается новое несчастье - маглы.
Лозунг "Ведьму на костёр!" как никогда актуален.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тема войны - это нечто новое для меня, как автора. Самой интересно, что из этого получится.
Описания изощрённых пыток точно не будет. Скорее всего, только в общих чертах.
Хотелось чего-то тяжёлого и мрачного, но возможно, что мой природный оптимизм всё же возьмёт верх.
Огромное спасибо Рейне Рей за превосходные стихи.
И, конечно, я благодарна моей неизменной бете.

Шестнадцатая глава. Ударим по маглам научным прогрессом

26 октября 2019, 00:08

Я кричу тебе: «Постой!», Я терплю такую муку... Снова, милый, рвёшься в бой, Обрекая на разлуку. Вновь туда, где смерть и страх, Где по-прежнему опасно. Всё прощанье — в двух словах. И без слов, к несчастью, ясно: Мне тебя не удержать, Самый лучший и любимый, И уходишь ты опять, Сердца снова — половина…

— Бля-я, — протянул Оливер, выгибаясь в пояснице. Маркус, двигающийся в нём медленно, с оттяжкой, громко выдохнул. От чуть хрипловатого голоса Вуда его конкретно вело. Оливер сначала пытался подгонять Флинта, но тот был настроен на длительный процесс и на манипуляции не повёлся. Он долго вылизывал его шею, ключицы, отчётливо видимые кубики на прессе, с удовольствием ласкал и оглаживал промежность, в процессе забывая обо всём, кроме Оливера. И когда тот задрожал всем телом, покрываясь испариной, вошёл в него плавно и неторопливо. Он не спешил, стараясь подольше сохранить это состояние полного кайфа, который ощущал только с одним-единственным человеком. Вуд тихо постанывал, то извиваясь, то становясь почти на лопатки. Маркусу нравилось наблюдать за ним. Оливер больше не сдерживал себя, отдавался ему весь без остатка, не хмурился и не закрывался, отчего становился ещё притягательнее. Маркус до сих пор не понимал, как у того получалось не только сохранять их отношения, но и делать их такими значимыми для обоих. Да, он был уверен, что вся заслуга исключительно Вуда, ведь до него у Маркуса никогда не было ничего постоянного, ну, может быть только Джорджия. Когда он был женат на Кэтрин, большую часть семейной жизни проводил в командировках. Маглы, видимо, любили воевать, раз военные конфликты вспыхивали то там, то здесь и наёмникам всегда находилась работа. Он месяцами пропадал то на Ближнем Востоке, то в Африке и не считал чем-то зазорным или постыдным пользоваться услугами местных красоток. А тем более не рассматривал это как измену, для него это было что-то вроде издержек профессии. Когда Кэт не стало, а Маркус вспомнил, кто он, это тоже, в принципе, ничего не изменило, за исключением того, что магл и наёмник Джек Смит предпочитал женщин, а маг и аврор Маркус Флинт больше интересовался мужчинами. Но и тогда самое большое, на что его хватало, это на пару перепихов по-быстрому, чисто удовлетворить физическую потребность. Он не то что не думал об отношениях, он даже не брал их в расчёт. У него была дочь, наследница, и это его вполне устраивало. Находилось немало желающих стать его постоянным партнёром, но Маркус беспощадно пресекал на корню все эти поползновения. А потом пришла война, он снова встретил Вуда. Поначалу Маркус опасался, что и с Оливером он устанет так же быстро, как с другими, что опять накатит привычная скука, а былая страсть угаснет, как будто её и не было никогда. Но шли дни, недели, которые незаметно складывались в месяцы, а он по-прежнему хотел Оливера. Даже не так — он не просто хотел его, Вуд сводил с ума, иногда бесил и злил, но поистине удивительная тяга к этому человеку не только не ослабла или прошла, она возрастала всё сильнее. В плену он часто переосмысливал их недолгую совместную жизнь, как будто новыми глазами смотрел на прожитое, и пришёл к выводу, что именно Оливер являлся тем фундаментом, той опорой, которая прочно держит их отношения, не позволяя не только развалиться, но даже не давая им покачнуться. Вуд всхлипнул, закатив глаза, а Маркус, подхватив его под поясницу, приподнял, заставляя практически сесть к нему на бёдра. Оливер обхватил его руками за шею и плотно прижался к нему, запрокидывая голову, протяжно выдохнул: — Да-а-а. Понимая, что долго не продержится, Маркус ускорился, рывками дёргая его на себя, всё быстрее и яростнее насаживая на свой член. Оргазм поглотил их, на несколько секунд делая глухими, слепыми и беспомощными. Флинт удовлетворённо выдохнул, всё ещё вздрагивая от пережитого удовольствия. Рядом тяжело дышал Вуд, раскинувшись на кровати. Укрывая их одеялом, Маркус спросил: — Жив? — Не понял ещё, — отозвался тот, продолжая блаженно пялиться в потолок. Маркус хохотнул, подтаскивая его поближе к себе. — Тогда давай спать, утром точно будешь знать, — пообещал он, целуя Оливера в висок. * * * — Может, ты всё же пойдёшь со мной на ужин? — спросил Снейп, вздыхая. — Некогда, — бросил Эрик, продолжая что-то закручивать, прилаживать, перематывать изолетной. С тех пор, как он вернулся из Лондона, Северус его почти не видел — тот второй день собирал какие-то приборы. Парочка небольших блестящих коробочек уже лежали на столе и ждали своего часа, но Найт, как одержимый, собирал ещё сразу несколько штук. Снейп периодически заглядывал к нему в комнату, но тот не обращал на него никакого внимания. Иногда незаметно Северус наблюдал за ним: временами тот либо злился, когда что-то не получалось, либо радостно восклицал, и тогда Сев понимал, что Эрик доволен результатом. И вот, к исходу вторых суток, Северус не выдержал. Он, конечно, понимал состояние Эрика, сам, как часто водилось, забывал обо всём, когда разрабатывал новое зелье, но Найт уж слишком увлёкся своей идеей. Так и голодной смертью помереть можно, не успев воплотить эту самую идею в жизнь. — Все эти неизвестные мне штуки никуда не денутся, если ты поешь хотя бы один раз за эти дни! — настойчиво сообщил он. Не отрываясь от работы, тот пробормотал: — Сев, прости, но мне надо... — Нет, не надо, — строго перебил его Снейп. — Хватит гробить себя, пошли ужинать. Эрик огорчённо вздохнул. — Хорошо, ещё пять минут — закончу и пойдём, — сдался он. Северус демонстративно сел на стул, собираясь его ждать, но тот, как и сказал, через пять минут удовлетворённо отложил всё и встал. — Пошли, — устало позвал он, — я всё сделал, сейчас нужно только, чтобы ты колдовал, а лучше — если ты и кто-то ещё. Чем больше будет магии, тем точнее результат. — Попроси своих друзей помочь, — предложил Снейп, — думаю, никто не откажется. В принципе, все захотели участвовать в эксперименте, но Эрику пришла в голову мысль, что нужно проверить магов с различной степенью силы. Рольф сказал, что Гарри Поттер — один из самых сильных магов, поэтому Эрик даже обрадовался, когда тот согласился помочь. Помимо него и Снейпа, Эрик позвал в свою комнату ещё Джорджа, Симуса и Панси с Гермионой. Много раз он заставлял их произносить заклятия различной сложности — иногда вместе, иногда по очереди или по нескольку человек — и при этом постоянно сверялся со своими счётчиками и приборами, подробно записывал все показатели в специальный журнал. Этот процесс занял несколько часов, но Эрик был полностью удовлетворён. Северус даже облегчённо выдохнул в надежде, что любовник немного успокоится, вот только через пару часов дверь в кабинет Снейпа с силой распахнулась и ворвавшийся к нему взлохмаченный Эрик, отдуваясь, спросил: — Те заклинания, что вы использовали, они же не самые сильные, да? — Наоборот, — ответил Сев невозмутимо, — самые обычные, даже можно сказать, ими пользуются повседневно. — Вот, — поднял тот указательный палец вверх, констатируя факт, — а для чистоты эксперимента нужны ещё и мощные заклинания, как вы их там называете? — Боевые, — хмуро обронил Снейп. — Именно, — заверил его Эрик. — Но если мы их будем использовать, нужно, наверное, выйти за пределы школы. — Тренировочный полигон подойдёт? — вздохнув, предложил Сев. Он уже на себе убедился, что Найта невозможно отговорить, если он упорно идёт к своей цели, остаётся только согласиться. Через полчаса прежние испытуемые собрались возле полосы препятствий. И опять Найт что-то фиксировал, сравнивал с предыдущими записями, отмечал и проверял. Только на несколько секунд удивлённо завис, когда Гарри Поттер при помощи Экспульсо снёс несколько препятствий, так любовно воздвигнутых Долоховым, да заинтересованно засмотрелся на голубоватый луч неизвестного ему заклинания, которым Северус точно поразил мишень. — Однако, — выразительно высказался он, убирая прибор и журнал в карман, — эти ваши смертельные заклинания сильно впечатляют. Затем он поблагодарил всех и чуть не бегом рванул к себе. Остальные только понимающе усмехнулись и отправились следом. * * * Поздно вечером Северус, еле переставляя от усталости ноги, наконец-то вернулся в свою гостиную. Эксперименты Эрика прилично его измотали — и не только его. Слишком давно они не пользовались боевой магией, и сразу смекнувший этот просчёт Поттер двинулся к Антонину, который заведовал полигоном, с предложением ввести в ежедневную тренировку обязательные занятия для восстановления навыков ведения магического боя. Остаток дня Северус занимался Краучем: лечение давало свои плоды, были все основания надеяться, что зрение хотя бы частично вернётся к Барти. Также спасибо Корбину Яксли — тот, взяв двух бойцов из своего отряда, в прошлую ночь добрался до разрушенного имения. Оказалось, что, хотя в семействе Яксли имелся лондонский особняк, мать Корбина предпочитала жить в имении в графстве Кент. Там после её кончины остались все записи и рецепты различных капель, мазей и эликсиров. Дом был наполовину разрушен огнём, но зная деловитость своей маман, Корбин решил, что есть шанс кое-что обнаружить. Северус встретил их у хижины Хагрида. Все трое были чумазыми, как трубочисты, но весело скалились, отсвечивая белизной зубов на чернющих лицах. Корбин бережно передал полиэтиленовый свёрток Северусу. — Я не знаю, что там конкретно, но мама была настоящим целителем, вдруг для лечения Барти что-то пригодится. Несколько часов Снейп разбирал рецепты и записи наблюдений миссис Яксли, так что у него сегодня был довольно тяжёлый и насыщенный день. Он громко выдохнул, скинул с облегчением ботинки и развалился в кресле, делая маленький глоток коньяка. Тут в гостиную вошёл Эрик. Выглядел он отвратительно: волосы стояли дыбом, ресницы и концы чёлки были опалены, одежда измята, с пятнами кофе на футболке и джинсах, руки выпачканы чернилами от магловской шариковой ручки, а на указательном пальце левой руки ноготь потемнел, словно на него наслали проклятие — ну или ударили чем-то тяжёлым, что скорее всего. — Такое ощущение, что ты в пасти дракона побывал, — усмехнулся Сев. — Подпалённый, как куропатка, но при этом удачно спасся и дракон только легонько прикусил тебе палец, который ты не успел вовремя спрятать. — Смейся, смейся, — буркнул Эрик, бесформенной кучей сваливаясь в другое кресло рядом и успевая стащить у Северуса стакан с алкоголем. Сделал приличный глоток, перевёл дух и вдруг замер. — Подожди, так что, драконы тоже существуют? — пробормотал медленно. — Как положено, — гордо отозвался Сев, — какие же волшебники и без драконов? — А почему я ни разу не... — тот развёл руками, — их маглы всех уничтожили? — Нет, — объяснил Снейп, — не думаешь же ты, что они обитают среди людей? Это тебе не книззлы, им простор нужен. Поэтому они всегда жили в драконьем заповеднике в Румынии. А сейчас тем более: во-первых, Румыния — одна из немногих стран Европы, которая не ведёт войну с магами, во-вторых, место их обитания высоко в горах, добраться туда без магии невозможно. Так что эти чудовища там в порядке. — Я бы хотел посмотреть на них, — мечтательно закатил глаза Эрик. — Без проблем, — пообещал Северус, — вот война закончится, немного разгребём последствия и махнём. Можно будет с Чарли Уизли договориться, он драконологом давно работает. — Ух ты! — воскликнул Эрик, вскакивая. — А я и не знал. Он широко улыбнулся, совсем забыв, что пять минут назад был выжат, как лимон, и отправился в душ. Но в дверях вдруг замер. — Сев, мне послышалось или ты правда не против того, чтобы мы продолжили наши отношения и после войны? — уточнил тихо. — Разве я говорил, что у нас всё только временно? — ответил вопросом на вопрос тот, понимая, что ни к чему не обязывающая болтовня неожиданно переросла в серьёзный разговор. Они никогда не обсуждали, что будет с ними потом, когда всё закончится. Может быть, из-за суеверия и боязни, что кто-то из них — или даже оба — просто-напросто не доживет до этого дня. А может потому, что обоим было страшно переводить отношения на новый уровень и официально объявлять себя парой. — А ты хотел бы... — закинул удочку Найт, — ну... как Драко с Гарри живут или Вуд с Флинтом? Чтобы прямо вот... как семья? — А ты? — Северуса невозможно было провести. Эрик вернулся обратно и, опустившись перед ним на колени, кивнул головой. — Хотел бы, давно хочу. Снейп знал, что по его лицу ничего нельзя было прочесть, слишком сильно прижилась маска равнодушия и ложного цинизма, но внутри у него происходил настоящий катаклизм, армагеддон в масштабах одной-единственной человеческой души. Все укрепления и бастионы, когда-либо воздвигнутые Северусом, чтобы оградить своё сердце от боли, с громким скрежетом рушились, взметая ввысь горы пыли и оставляя его абсолютно беззащитным перед Эриком Найтом — бывшим пленником, маглом, а на самом деле лучшим из мужчин. * * * День не задался с утра. Сначала Гарри срочно вызвал Люциус и известил, что встреча с генералом Гибсоном откладывается. Рано утром позвонил Лортон с сообщением, что вчера вечером по дороге в резиденцию королевы кортеж Главнокомандующего был обстрелян. Погибло несколько человек из его личной охраны. Сам генерал получил контузию и сейчас находился в госпитале. Первый заместитель командующего поручил Генриху охрану генерала, и тот в срочном порядке большую часть вечера и ночи собирал команду из проверенных и преданных ему людей. Он выбирал только тех, кого знал лично. Даже к самому генералу Гибсону обратился, когда тот немного пришёл в себя, и тот тоже порекомендовал несколько своих подчинённых, включая личного адъютанта. Генрих хотел полностью устранить утечку информации, поэтому на подбор надёжных людей ушло немало времени. Лортон заверил Малфоя-старшего, что встреча только откладывается на несколько дней и Главнокомандующий сейчас настроен даже более решительно, чем до покушения. Примерно через час Генрих снова перезвонил и объявил, что по особому распоряжению самой королевы, Гибсона перевозят в личную клинику монархов, а сам Лортон и его люди будут сопровождать генерала. Ещё он поделился с Люциусом мнением, что это даже к лучшему: тот встретится с королевой раньше, чем поправится полностью, и в намного более безопасной обстановке. Пообещав быть всегда на связи, Лортон отключился. Таким образом, подозрения Гарри о том, что в магловской армии самый настоящий заговор, подтвердились. Даже у маглов есть свои Тёмные лорды. Поэтому, пока переговоры откладывались, решено было отправиться на поиски засекреченной лаборатории. Для этого несколько групп разведчиков, каждая в составе трёх человек, будут методично обыскивать квадрат за квадратом в течение нескольких дней. С двумя из них отправятся Гарри и Маркус. Блейз тоже рвался, но Поттер предложил ему альтернативу: Забини, по сути, человек не военный (хотя автомат в руках, конечно, держал не раз), сейчас крайне важен был как политик и дипломат. Именно ему и, конечно, Люциусу придётся налаживать отношения с представителями магловского мира: составить конкретный план, претензии и условия переговоров, досконально проработать каждый пункт договора, который они хотят предложить противоборствующей стороне. Таким образом, у Блейза просто не оставалось времени заниматься всякой ерундой. Подумав несколько минут, тот кивнул головой, соглашаясь. Также было решено, что третью группу возглавит Крессвелл, а четвёртую его зам. И всё вроде бы ничего, но неожиданно "на дыбы" встал Драко. Он доказывал, что Гарри и Маркусу уже достаточно приключений, что те ещё не готовы на такие задания, что они не воевали уже больше двух лет и что сейчас, когда война идёт к завершению, не стоит и начинать. Советовал лучше заниматься тем, что у них отлично получается: планирование операций, осуществление общего руководства, тем более теперь, когда Люциус должен уделять много времени будущим переговорам, Поттеру и Флинту необходимо взять контроль над отрядами в свои руки. Вуд молчал, не вставая пока ни на ту, ни на другую сторону. Гарри подозревал, что он тоже не в восторге от решения Маркуса, но мудро помалкивал, понимая, что того не переубедить. Первым не выдержал Флинт. — Драко, — начал он хмуро, — мы, конечно, многое пропустили и не так подготовлены, как ты, Ол или Гермиона, но мы с Гарри авроры, мы занимались этим ещё до войны, ты не хуже меня это знаешь. Да и идём мы не на боевую операцию, а всего лишь в разведку, так что прекрати считать нас беспомощными инвалидами, способными только прятаться за ваши спины. Драко возмущённо фыркнул. — Не городи чушь, ты прекрасно понял, что я имел в виду только одно: кому-то дано руководить, кому-то выполнять приказы, нет никакой необходимости браться за обе обязанности сразу! Они ещё долго спорили, пока Гарри, устав слушать их препирания, не рявкнул: — Хватит! Ничего менять не будем, сегодня в полночь четыре группы выходят, как и запланировали. Крайний срок возвращения — через сутки. С каменным лицом Драко покинул кабинет для заседаний, и теперь Гарри, ко всему прочему, до своего отправления нужно было как-то с ним договориться. * * * Драко был зол. Даже не так: он был чертовски зол. У них имелось немало разведчиков, к тому же к поискам можно было привлечь парней из боевых групп, где тоже были люди, умеющие делать эту работу профессионально. Тот же Майкл Корнер или Чарли Уизли. Да и их троих можно было использовать, тем более с момента похищения Джонса Неуловимый, Безликий и Тень ещё не были ни на одном задании. Но эти два упрямца решили пойти сами. И ведь не потому, что не доверяли парням Дирка, а попросту устали сидеть в Хогвартсе, в войнушку идиотам поиграть захотелось, не наигрались, блядь, ещё! Драко вернулся в собственные апартаменты и замер, глядя в окно. Снегу за эти недели навалило уже столько, что детвора под руководством Теодора лепила снеговиков, а студенты первых курсов, помогая себе магией, строили целый снежный городок. Скоро Рождество, но у Драко кошки на душе скребли и горланили на все лады. Никогда он не смог бы признаться Маркусу, с которым спорил, что до умопомрачения боится отпускать Поттера. Видимо, это такой откат после пленения того. Драко готов был сутки напролёт выходить на миссии, без еды и отдыха участвовать в сражениях, только бы знать, что Поттер в это время в Хогвартсе и ему ничего не угрожает. И Малфой не знал, как переживёт эти сутки, пока Гарри будет бегать по лесам. Он так задумался, что даже не заметил, как Поттер вошёл в гостиную. — Не злись, — тихо прошептал Гарри, обнимая его со спины и сцепляя пальцы у Драко на животе, — я всё понимаю, но не могу, никак не могу отсиживаться в Хогвартсе. И я клянусь, что буду осторожен. — Я боюсь, — кое-как выдавил из себя Драко. — И я за тебя боюсь, когда ты уходишь, — потёрся тот носом о его висок, — ты даже не представляешь, сколько раз я практически умер в ту ночь, когда вы выкрали Джонса. Если бы не Эрик, мы втроём впали бы в форменную истерику с заламыванием рук и стенаниями. Драко с сомнением оглянулся на него через плечо. — Правда-правда, — закивал Гарри, — он так на нас рявкнул и обругал, что немного даже отпустило. Драко вздохнул, сильнее вжимаясь спиной Поттеру в грудь, и вдруг поменял тему: — Интересно, у маглов всё решает королева и только от неё зависит, окончится война или нет? Гарри улыбнулся, отпуская Драко и присаживаясь на диван, потянул его за собой. — Вообще-то Её Величество считается номинальным правителем. Хотя в её власти объявление войны. — А кто же руководит страной? — непонимающе уставился на него Малфой. — Премьер-министр, он глава правительства, а глава исполнительной власти — монарх, — Гарри взмахнул рукой, — там, в общем, всё сложно, не стоит заморачиваться. — Откуда ты это знаешь? — поинтересовался Драко. — Мы с Люциусом обратились к Эрику, и он для нас нашёл в интернете весь материал по государственному устройству и политической системе маглов, — пожал плечами Поттер. — Нам сейчас это нужно. — Даже такая информация находится в интернете? — округлил глаза Драко. — Не подумал бы. Хохотнув, Поттер чмокнул его в нос. — Да в этом интернете чего только нет, даже специальные сайты, где трахаются парни. — Что-о-о?! — взвился Драко. — Этот магловский извращенец показывал тебе порносайты, да ещё и моего отца туда впутал? — Эй, ты чего? Никто ничего не показывал, тем более Люциусу, — постарался успокоить его Поттер, — он просто упомянул, что в сети можно найти материал по любому поводу. Поттер, видимо, уже и сам не рад был, что заикнулся об этом и что теперь ему приходилось оправдываться. Но потом он замер и с подозрением спросил: — А ты откуда знаешь про эти сайты? Драко понял, что сболтнул лишнего, но даже не подал вида. — Вуд как-то упоминал, — равнодушно махнул он рукой, — думается мне, что наш озабоченный айтишник уже всем о них растрезвонил. Ох, чувствую я, совратит он крёстного дальше некуда. Не ожидая такого заключения, Поттер недоуменно на него уставился. — Ну-у-у ты загнул, милый, — протянул он, — если бы Снейпу что-то не нравилось, Найт давно бы лишился всех выступающих частей тела. А так и Эрик с причиндалами, и Сев, по-моему, вполне доволен. — Много ты понимаешь! — возмутился Драко, но Гарри притянул его вплотную к себе и поцеловал, перебивая. — Если бы Северусу было плохо с Эриком, вряд ли они решили бы жить вместе. — Что? Когда?! — подскочил Малфой. — Сегодня после разговора с Люциусом я заходил к Найту, они со Снейпом как раз переносили вещи Эрика в апартаменты Сева, а в этой комнате собирались устроить небольшой кабинет для Найта и компьютерный класс. Эрик из Лондона привёз пару новых ноутбуков, это что-то на вроде уменьшенных компьютеров, плюс его собственный. Теперь студенты смогут заниматься у него не по одному, а сразу по нескольку человек. Ты же сам прекрасно знаешь, что Эрик отличный парень и совсем не извращенец. Гарри осторожно положил руку Драко на живот и плавно прошёлся ладонью по всему паху. Потом вернулся обратно, несильно сжимая горошинку соска прямо через ткань рубашки, зашептал: — Успокойся, пойдём лучше в постельку, пока детишки заняты своими делами. — Он продолжал ласково потирать сосок между пальцами, и по телу Драко пронеслась лёгкая дрожь предвкушения, а Поттер, змей-искуситель, не переставая мурлыкал: — Пойдём, хороший мой, накажешь меня за то, что я был таким плохим мальчиком и расстроил тебя. — Пошли, — не выдержав, Драко вскочил, — сам напросился, я сейчас тебе персональное порно устрою! — и, сильно дёрнув Гарри за руку, чуть не бегом рванул в спальню. * * * Весь день Эрик был так занят, что некогда было передохнуть. Они с Северусом, не откладывая в долгий ящик, с утра перенесли все его вещи в апартаменты Снейпа. Потом тот магией расширил его бывшую комнату и разделил перегородкой на две неравные части. Эрик очень удачно устроил в меньшей свой кабинет, а когда директор Макгонагалл разрешила взять несколько старых парт, они с Рольфом и Симусом оборудовали самый настоящий класс для студентов школы. Эрик подключил роутер, настроил купленные у Фила ноутбуки и объявил тем, кто посещали его уроки, что уже завтра занятия возобновятся. Пара часов ушла на то, чтобы составить график посещений, так как количество желающих с каждым днём возрастало. Оказалось, что те, кто был пока студентами, и те, кто воевали, не прочь освоить магловскую технику. Оставшуюся часть дня он занимался прибором, уже точно зная, что это будет. Вернее, он был убеждён, что нужен не один, а целых четыре прибора, так что усиленно над этим трудился. Конечно, времени на эксперименты было крайне мало: учёным в лаборатории потребовалось практически два года, чтобы создать локаторы улавливания магии и её подавления, у него не было столько времени, но в его распоряжении находилось целое сообщество волшебников, готовых ему помочь, а у тех был только один. Да и то сотрудничал он, скорее всего, под принуждением, по крайней мере Гарри и Гермиона были в этом уверены. Поэтому Эрик сам себе поставил обязательства закончить все приготовления к концу недели. Идея, которую, не ожидая сам, подкинул ему Поттер, заключалась в том, чтобы создать прибор, который мог бы глушить все имеющиеся антенны, как они глушат и улавливают магию. И тут не было никаких чудес, чистая физика и математические вычисления. Он уже понял принцип магических потоков и теперь знал, как вывести из строя чёртовы антенны. Всё упиралось только в сборку этих самых специальных приборов. Проблема была в том, что один он провозится ещё немало, нужны были помощники — и маги тут исключались. Хотя, когда он поделился этой проблемой с Северусом, тот неожиданно для Эрика сообщил, что на старших курсах учится пара маглорожденных студентов, возможно они смогут помочь Найту. Завтра он это узнает, а сегодня пока приходилось работать одному. Он провёл ряд вычислений точных координат, где в будущем разместят собранные им приборы, чтобы они охватили большую часть Англии, и Эрик до вечера этим занимался. Он планировал, что несколько боевых групп отправятся в рассчитанные им места, установят и замаскируют в принципе не такие уж и маленькие "ловушки", как Эрик их назвал, а он, включив их, осторожно взломает нужную программу. Найт прекрасно знал, что управляют всеми магловскими антеннами удалённо, и был уверен, что легко сумеет запустить очень хитроумный вирус, с которым магловским айтишникам долго не справиться. Сильно помогало то, что большинство программ писал именно он, и никто лучше него не знал, как их хакнуть. Так что, по крайней мере, несколько дней до того, как маглы поймут, что их локаторы выведены из строя, у них будет. К тому же на то, чтобы разобраться в причине сбоев антенн, им нужен будет специалист из той самой лаборатории, а она, как известно, засекречена. И пока все бюрократические колёсики начнут вертеться синхронно и военные договорятся о прибытии спеца или группы спецов, пройдёт ещё не один день. Эрик-то уж не понаслышке знал, как разрознены подразделения в военном ведомстве. Значит, как минимум неделя у магов есть, а там Найт планировал совсем вывести из строя их систему защиты. А если ещё и переговоры принесут свои плоды, то войне конец! И он сам лично проследит, чтобы всё, что было связано с этим проектом, не просто свернули, а уничтожили полностью, чтобы даже следов не осталось и в последствии никто не смог восстановить его. Кое-как закончив возиться, он сходил на ужин с парнями, где договорился с Дином, Симусом и Рольфом, что завтра они помогут ему провести электричество в его новые комнаты. А Рольф ещё пообещал скрыть провода, которые они собирались тянуть по плинтусам на полу, специальным заклятием. Вернувшись теперь уже в свои апартаменты, где с сегодняшнего дня они с Северусом жили вместе, он понял, что Снейп, как часто это случалось, до сих пор не вернулся. Он завалился на диван, ожидая его, открыл ноут и занялся доработкой вируса для спецпрограмм министерства обороны. Он даже не заметил, когда пришёл Северус, только через какое-то время почувствовал на себе его взгляд. — Привет, — улыбнулся он, продолжая быстро стучать по клавиатуре, — я заказал домовикам для тебя ужин, он на столе под этим, как его... — забыв нужное слово, Эрик махнул рукой в сторону стола, — уверен, что ел ты в последний раз утром. — Стазис, — напомнил ему Сев слово, которое вылетело из головы. Эрик кивнул, соглашаясь. — Ты пока ужинай, я закончу через пару минут. Но Снейп продолжал стоять, внимательно разглядывая, только не Эрика, а скорее ноутбук. — Тебе этот мини-компьютер кто-то из парней зачаровал, раз он работает без электричества? Закончив, тот закрыл крышку и снова улыбнулся. — Нет, конечно, просто он может работать не только от сети, но и от батареи, и его называют ноутбук. — Маглы придумали вечную батарею? — расширенными глазами уставился на него Снейп. Поднимаясь с дивана и обнимая Снейпа, Эрик уже ржал в голос. — Сев, не вечную, а многоразовую: когда она разряжается, её можно зарядить от электричества и снова работать. — Знаешь, — задумчиво ответил Северус, — только во время войны я понял, что маглы великолепно компенсируют отсутствие у них магии наукой. И совсем не понимаю, зачем им ещё и волшебство. Вы продвинулись намного дальше нас и изобрели столько всего нужного и полезного, что нам, волшебникам, и не снилось. — Ничего, — успокоил его Эрик, — мы ваш магический "прогресс" тоже сдвинем с мёртвой точки, и освоение интернета станет первой ступенью. * * * Когда Маркус ушёл на задание, Оливер так и не смог уснуть. Он не стал с ним спорить, но это совсем не значило, что он не согласен с Драко. Вернее, он был полностью на стороне Малфоя. Только ведь чего зря сотрясать воздух, если эти упрямцы уже всё решили. И поэтому Оливер, как бы ему ни хотелось влезть в спор, молчал, пока Флинт доказывал Драко, что они уже не те беспомощные калеки, что вернулись из плена. Да, все трое за это время, как говорила мадам Помфри, “нарастили мяса на костях”, более-менее отъелись и возможно ещё не совсем, но вернули прежние навыки. Только Оливер, как и Драко, переживал не об этом. За годы их отсутствия многое стало по-другому, поменялись тактические ходы маглов, да и сами маглы сильно изменились. Они научились думать по-новому и уже не недооценивали противника. Если в первый год войны они были наглыми до невозможности, считали, что у волшебников нет никаких шансов и что те, лишившись единственного оружия, магии, абсолютно беспомощны, то сейчас, наученные горьким опытом, стали осмотрительнее, хитрее. Раньше отряды сопротивления выигрывали именно из-за огромной самоуверенности — как офицеров, так и солдат, считавших, что победа не за горами. Это стоило им многих жизней. Четвёртый год войны показал, что если маги довольно быстро освоили магловское оружие, то и те научились действовать умнее и вспомнили, наконец, про тактику и стратегию. Оливер сожалел, что не додумался раньше объяснить это Марку. На решение искать лабораторию это вряд ли бы повлияло, зато Флинт был бы готов к этому и сам тоже вёл бы себя осмотрительнее. Оливер же объяснял всё практически на ходу, пока Флинт собирался, и не был уверен, что тот понял, какую мысль до него хотели донести. И всё же Оливер успокаивал себя тем, что Маркус и Гарри не одни, разведчики-вампиры и Дирк не оставят их, если что. Но это было слабое утешение. А ведь операция была не боевой, просто разведывательной, и разведчикам приходилось специально уклоняться от боя, лишь бы доставить важные сведения в срок. Крессвелл и парни часто роптали, что вечно прячутся и скрываются, а так иногда хотелось “вдарить по неприятелю”, пока тот не ожидал, но за срыв задания Люциус бы их по головке точно не погладил. Так что самим нарываться на конфликт и устраивать заварушки было прерогативой Неуловимой троицы, а разведчики оставались в тени, но это совсем не умаляло их заслуг. Оливер вспомнил утро после выписки Флинта из больничного крыла. Несмотря на бурно проведённую ночь, он тогда проснулся, едва начало светать. Маркус спал на животе, засунув обе руки под подушку и повернув лицо в его сторону. Оливер осторожно провёл кончиками пальцев по не укрытой одеялом спине, на которой явственно выступал каждый позвонок. Уже привычно что-то сжалось внутри, и он, стараясь удержать слёзы, запыхтел в подушку. Всё время, прошедшее с момента их возвращения, ему приходилось держать себя под контролем: Флинт ни за что не потерпел бы жалости к себе. Но правда заключалось в том, что Оливер жалел и ничего не мог с этим поделать. Вообще, жалость, жалости рознь: можно испытывать её и презирать человека за слабость, но можно жалеть и гордиться им за силу и характер. Именно второе ощущал Оливер, он всегда знал, что Флинту многое по плечу, но даже не думал, что тому выпадет такое испытание. А ещё он был уверен, что только благодаря Маркусу у него, Оливера, сейчас есть настоящая семья. Когда давно, ещё будучи студентом, Вуд осознал, что он гей, радости это не принесло, хотя и отчаянья тоже. Он принял себя таким, какой есть, твёрдо убеждённый, что в будущем так и не сможет завести семью. А наличие постоянного партнёра и настоящая семья — это совсем не одно и то же. Он долго жил вольной жизнью, без обязательств и проблем, но новая встреча с Маркусом всё изменила, что несказанно его радовало в данный момент. Проведя почти всю ночь вот в таких размышлениях, утром, после ухода Маркуса в разведку, Оливер чувствовал себя разбитой телегой. Он накормил малыша Барти, пока Джо завтракала — спасибо дочери, она очень много времени проводила с младшим братишкой, хотя сама была совсем ребёнком. Но сегодня с сыном пообещала повозиться Молли, лично предложившая свою помощь, уверив, что ей это совсем не в тягость. Так что Джо, чмокнув отца и брата, убежала на занятия, а Оливер, оставив мелкого под присмотром заботливой миссис Уизли, отправился на заранее оговоренную с Драко и Гермионой встречу. * * * Те уже ожидали его, внимательно рассматривая какую-то карту. — Что это? — спросил Вуд, присаживаясь рядом. — Дирк Крессвелл предложил отцу провести встречу с командующим вот в этом месте, — кончиком карандаша Драко указал на точку, обведённую красными чернилами кружком. Оливер внимательно посмотрел туда, куда указывал Малфой. — Суффолк? — непонимающе уставился он на него. — Что мы там забыли? — Да, ты прав, графство Суффолк. Вот здесь, — подтвердил тот, снова ткнув карандашом в карту. — Ферма, которая когда-то принадлежала деду Дирка. После его кончины двенадцать лет назад она пришла в упадок, но за годы войны Дирк и его разведчики подремонтировали сам дом и привели его в относительный порядок. Место довольно безлюдное, грунтовая дорога заросла окружающим ферму со всех сторон лесом, и парни частенько наведывались туда переждать день или пересидеть облаву, устраиваемую солдатами. — Да, — согласился Оливер, — удачное место, сразу за домом лес, затеряться несложно. — Вот именно, — подтвердил Драко, — но не это главное. До входа в подземку не больше трёх минут ходьбы, Дирк как-то со смехом рассказывал, что гоблины, строившие ветку в ту сторону не знали о ферме, просто случайное стечение обстоятельств. — Ты хочешь отправиться туда и проверить? — спросила до сих пор молчавшая Гермиона. — Хочу, — устало вздохнул Малфой, по его лицу было видно, что он, как и Оливер, тоже не спал прошедшую ночь. — Гарри и Маркус должны вернуться затемно, дождёмся их, а как только рассветёт — выходим мы. — Днём? — удивился Оливер. — Ночью там нечего делать, — пожал плечами Малфой, — нам нужно при свете дня всё разведать. Подступы к этому месту, оживлённость близлежащих трасс, а их две, да и путь к подземке хорошо бы запомнить. Я, конечно, понимаю, что разведчики там всё знают, но за безопасность операции отвечаем мы с вами, я хочу быть в курсе всего, чтобы не возникло никаких проколов. Мы, как и разведчики, если что-то пойдёт не так, сможем просто раствориться в лесу — и армейцам нас не найти; но там будут отец и Гарри, я не могу ими рисковать. — У тебя уже есть план, — улыбнулась Гермиона, — вместо того, чтобы спать, ты несколько часов просидел над картой. За эти годы они настолько хорошо узнали друг друга, что теперь Герми не спрашивала, она знала это точно, как и то, что Оливер тоже не спал. — Я предлагаю вам обоим пойти вздремнуть пару часов, — внимательно глядя на обоих парней, предложила она, — вы больше похожи на тени самих себя, чем на людей. И я понимаю, что вы волнуетесь, я тоже переживаю, но давайте не будем забывать, что эти двое были аврорами задолго до войны, а Маркус ещё и наёмником. К тому же, они самостоятельно сбежали из плена. Раненые, ослабевшие смогли добраться в Хогвартс. Так что не будем об этом забывать. Они сильнее, чем вы думаете. — Герми, дорогая, не надо нас убеждать, — Драко измученно потёр подбородок, — мы это и сами понимаем, но поделать ничего не можем. — Пока Блейз твой не уйдёт на задание, ты не сможешь понять, Герми, — тихо пробормотал Оливер.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.