Неуловимый, Безликий, Тень 194

инзира автор
Tekken_17 бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Волдеморт побеждён, волшебники налаживают жизнь и строят новое общество. Но проходит семь лет, и на весь магический мир обрушивается новое несчастье - маглы.
Лозунг "Ведьму на костёр!" как никогда актуален.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тема войны - это нечто новое для меня, как автора. Самой интересно, что из этого получится.
Описания изощрённых пыток точно не будет. Скорее всего, только в общих чертах.
Хотелось чего-то тяжёлого и мрачного, но возможно, что мой природный оптимизм всё же возьмёт верх.
Огромное спасибо Рейне Рей за превосходные стихи.
И, конечно, я благодарна моей неизменной бете.

Восемнадцатая глава. Сложные времена требуют сложных решений

24 ноября 2019, 00:19

Он с нами не сядет за праздничный стол И тост в честь Победы не скажет. Он шёл вместе с нами, но рано ушёл, Нас здесь оставляя на страже. Где он — вечный свет, жемчугами — роса И солнечны даже закаты. Где он — нет войны, зато есть небеса. Мы тоже там будем когда-то. Обнимемся крепко: "Как жизнь, старина? Как видишь, разлука не вечна. Закончилась нашей победой война..." А он улыбнётся: "Конечно!"

— Мистер Найт, я так понимаю, у вас всё готово для установки "ловушек"? — поинтересовался министр Малфой, когда Эрик вместе с Рольфом и Симусом с самого утра появились у него в кабинете. — Вы правы, господин министр, — кивнул головой тот, — нужно только ваше разрешение. Все приборы удалось собрать в срок, и даже получилось их протестировать. Идею с проверкой подкинул именно Симус. А началось всё с того, что Невилл Лонгботтом пришёл на занятия Эрика сильно раздражённым. Когда урок закончился и большинство потенциальных учеников покинуло класс, за исключением его самого, Симуса и Рольфа, Эрик спросил: — Нев, ты сегодня вообще не готов был работать, что-то случилось? Тот махнул рукой, тяжело вздохнул и проворчал: — Этот долбанный блокпост на северо-западе опять отстроили, Неуловимые его раз пять-шесть дотла сжигали, мы с парнями чуть не по брёвнышку уже несколько раз разбирали, а он опять целехонький. Хоть ты тресни! — Он очень нам мешает? — спросил Эрик, не понимая, почему это так заботит Невилла. — Блокпост в непосредственной близости от Хогвартса, — пояснил ему Рольф. — Маглы, конечно, школу не видят, но кто его знает. Бережёного и Мерлин бережёт. — Слушайте, — взвился вдруг Симус, — а что если протестировать твои "ловушки" на нём? Ну... там же всегда полно разномастных антенн, вот и проверим, как приборы работают. — Точно, а это вариант, — тут же загорелся Эрик, — только процедура предстоит сложная, их нужно будет каждый тестировать — и не разом, а по отдельности. Обдумывая всё, Симус потёр лицо и согласился: — Что ж, придётся несколько ночей над этим потрудиться, но зато уже наверняка. Пока два последних прибора собирались, первые уже устанавливались по очереди недалеко от блокпоста. Надо сказать, что маглорожденные студенты сильно помогли в сборке, а также Дин Томас и Дирк, которому после ранения несколько дней запретили выходить в разведку. От нечего делать он как-то пришёл к Эрику и практически перебрался жить в его кабинет на несколько дней. Также неоценимую помощь оказал Джордж Уизли, который, несмотря на то, что не изучал ни физику, ни математику, обладал каким-то особым чутьём и внёс несколько очень конструктивных предложений. Эрик тогда ещё решил для себя, что когда всё закончится, обязательно будет заниматься с Джорджем этими науками, у парня талант, и он впоследствии мог бы стать отличным изобретателем. А если ещё и сможет сочетать магию и науку, то его ждут огромные перспективы. И вот сейчас Эрик наконец с уверенностью мог сказать, что всё готово. — Ну что ж, мистер Найт, — ухмыльнулся министр, — теперь всё в ваших руках. Действуйте. В вашем распоряжении четыре группы: Долохова, Яксли, Лонгботтома и Финнигана, они поступают в ваше полное подчинение. — Спасибо, сэр, — прерывающимся от волнения голосом, прошептал Эрик, — мы начнём сегодня ночью. Когда они покинули кабинет министра, Симус приостановился. — Пойдёмте Барти навестим, а то потом некогда будет. — И все, согласившись с ним, направились в больничное крыло. * * * — Ну что, Барти, — в палату зашёл Снейп и, не здороваясь, сразу перешёл к делу. И хотя Барти его не видел, по голосу понял, что Северус тоже нервничает, как и он сам. — Сегодня восьмой день, как ты начал принимать лекарства. Проверим, что у нас получилось? Барти слышал его приближающиеся шаги, и его сердце вдруг заполошно заколотилось в груди. Если честно, то, в отличие от самого Северуса, он не просто волновался, он безумно боялся, его почти трясло. После первого приёма зелья мир стал серым, после второго он открыл глаза и тут же безошибочно повернулся к окну. Серая пелена в этом месте была уже не просто светлым пятном, он видел чуть размытые границы окна. А потом Снейп проверил его глаза специальным магловским прибором с фонариком и удовлетворённо сообщил, что зрачки однозначно реагируют на яркий свет и что это даже больше, чем он рассчитывал получить только после второй порции лекарства. Но добавил, что в записях миссис Яксли не рекомендуется на третий и все последующие дни лечения снимать повязку, до полного прохождения курса, так что придётся набраться терпения и выдержки. Наконец сегодня закончились длинные, почти бесконечные дни ожидания. Барти гнал от себя мысли, что возможного чуда не случится и он по-прежнему сможет видеть только серость и немного света, поэтому, когда Снейп наконец пришёл, резко поднялся, сам, без посторонней помощи, и застыл в нетерпении. * * * В этот раз Северус медленно и аккуратно разматывал бинт вручную, сказав, что магию применять нельзя. Он знал, что Барти нервничает, ведь и сам волновался не меньше него. Северус не делал никаких прогнозов, боясь ошибиться, но надеялся на положительный результат. И вот, как говорится, наступил момент истины. Но так уж всегда бывает, что им просто обязаны были помешать, так что появление некоторых личностей было скорее ожидаемо, чем нет. В палату заглянул Рольф, следом за ним в проём просунул голову Симус, а потом показалась довольная физиономия Эрика, который, увидев ещё и Северуса, широко улыбнулся и брякнул: — Здрасте. — Дверь закройте с той стороны, — рыкнул на них Снейп, и пока те, не реагируя, молча пялились то на него, то на Крауча, добавил уже громче, — сейчас же! Незваные гости тут же пропали из поля зрения, но больничное крыло, по всей вероятности, не покинули, их отлично было слышно, хотя они, скорее всего, пытались вести себя тихо. — Если ты так будешь орать на своего парня, он долго с тобой не задержится, — ухмыльнулся Крауч. Возмущённо фыркнув, Снейп вдруг замер. — А ты-то откуда знаешь про... — Сев, я ослеп, но точно не оглох, — рассмеялся Барти, — а про вас с Эриком только немые не говорят. — Обормоты, — проворчал тот, снимая повязку до конца. Несмотря на то, что глаза теперь ничто не закрывало, Барти всё равно стоял зажмурившись, а Северус, развернув его спиной к окнам, чтобы солнце не слепило глаза, велел: — Открывай. У того слегка затрепетали ресницы, и он, чуть прищурившись, посмотрел на Снейпа чистыми, без поволоки, глазами. И тут же отпрянул от неожиданности. — Чёрт! — выругался сквозь зубы. — Не думал, что ты стоишь так близко. — Значит, насколько я понимаю, ты меня видишь, — довольно заключил Снейп. — Слегка размыто, как будто резкости нет, но да, вижу, — почему-то шёпотом зачастил Барти, — тебя и эту чёртову палату, кровать, тумбочку и даже конфеты на ней — вижу-у-у. Он не переставая крутил головой, рассматривая помещение, в котором провёл последние недели. Озабоченное и напуганное выражение его лица быстро менялось на обалдевшее и радостное. Он несколько минут разглядывал свои руки, потом быстро подошёл к зеркалу и даже выдохнул облегчённо, как будто до этого боялся не узнать себя в нём. — Сев, я не очень умею благодарить, но знай, — он ухватил Снейпа за рукав мантии, — теперь у меня перед тобой долг жизни. — Глупости, — нахмурился Северус, — я сделал бы то же самое для любого живущего в Хогвартсе. — Но этим любым оказался я, — не унимался тот, — так что смирись, Барти Крауч-младший тебе должен. — Ладно, как хочешь, — обронил Северус, беря с тумбочки небольшую пластмассовую коробку. — Теперь будем наводить резкость. В коробке оказалось несколько пар различных очков. Барти с интересом уставился на них. — Я же не смогу в этих штуках ничего делать, — он с недоверием взял одни в руки, — очень уж они хрупкие на вид. — Мерлин всевидящий, вообще-то для починки очков существует Окулус Репаро, а также их можно зачаровать, — снова фыркнул Снейп. — К тому же ты прекрасно знаешь, что Поттеру, который носил очки с детства, это совсем не мешало периодически влипать в различного рода передряги, в том числе сражаться с Лордом и выйти победителем. — Ладно, убедил, — согласился Крауч, — надену я твои окуляры. Он быстро нацепил те, которые держал в руках, и тут же поморщился: — Гадство, в них я вижу хуже, чем без них. — Примерь следующие, — посоветовал Северус. Барти примерил одни, вторые, третьи, но все они ему не нравились: то слишком резко, то, наоборот, расплывчато, то ещё что-то. И только последние, серебристые, с аккуратными небольшими прямоугольными стёклами без оправы, подошли в самый раз. — Выглядишь как профессор Хогвартса, — хмыкнул Северус и, подумав, добавил, — а что, это идея. — Скажи мне, Снейп, почему твоя идея мне уже не нравится? — снова прищурившись, осведомился Барти. — Хотя ты её ещё толком и не озвучил. — Глупости, — отрезал Снейп, — уверен, из тебя получится отличный преподаватель ЗОТИ. — Эй, ты даже не думай! — попытался переубедить его Крауч. — Я солдат, с детишками мне некогда возиться. Северус загадочно на него посмотрел и промолчал. Он не любил споры и склоки, поэтому решил пока не заострять вопрос, но себе сделал пометку, чтобы в ближайшее время поговорить с Минервой Макгонагалл. Он пожал плечами и, убрав остальные очки в коробку, велел: — Собирай свои манатки и проваливай. Дальше держать тебя здесь нет смысла. Зелье я тебе ещё приготовлю, будешь приходить и забирать раз в пять дней в течение месяца. А о боевых операциях до конца лечения думать не смей! Снейп покинул палату, оставив тяжело вздохнувшего Барти одного. — Господа, — обратился он к парням, которые мялись за дверями, — если вы ещё раз заявитесь в больничное крыло всей сворой и будете мешать лечению пациентов, я буду вынужден доложить министру о вашем вопиющем поведении. Ведёте себя хуже студентов. Рольф, при начальнике Отдела Тайн всегда испытывающий непонятный ему самому страх — и Северус это замечал, — втянул голову в плечи и уставился на свои ботинки. Симус, как в школьные времена, снова постарался стать совсем незаметным и очень умело спрятался за Эрика, который, выслушав отповедь Северуса, спокойно улыбнулся и объяснился за всех: — Простите, сэр, — он развёл руками, — мы не хотели никоим образом мешать. Просто парни уходят вечером ставить ловушки, вот и зашли друга повидать. Северус понял, что работа над приборами завершена и значит сегодня Найт, вероятнее всего, не будет ночевать дома, а возможно и не только сегодня. И всё же он был рад за своего парня, рад и горд. Он всегда считал маглов если не никчемными, то, по крайней мере, очень недалекими людьми. Вернее, это было ошибкой большинства магов, которые не утруждали себя познанием магловского мира. А Сев, хоть и являлся полукровкой, про маглов почти ничего не знал, помнил только пьяницу-отца, который вечно угрожал или даже бил жену и сына. А ещё от того отвратительно воняло перегаром, табаком и немытым телом. Для Северуса эти запахи навсегда остались ассоциацией с болью и страхом, поэтому изучать, знать или помнить о маглах он категорически не хотел. Но Эрик Найт доказал, что, как и волшебники, маглы все разные по своей сущности и по одному пропитому упырю, которого уже давно жрут черви, нельзя судить обо всех его соплеменниках. Благодаря Эрику и несмотря на войну, Северус по-новому взглянул на маглов, да и, наверное, не он один. В это время из палаты вышел Барти. Удивительно, что, казалось бы, такая малость, как обыкновенные очки, абсолютно меняла лицо человека. Крауч сейчас мало походил на бравого вояку или бесшабашного головореза, каким был, когда выполнял самые авантюрные и рискованные задания. Перед ними стоял настоящий чистокровный маг, в котором всё кричало о породе и родовитости. Вот такого джентльмена с благосклонностью приняли бы в любом светском обществе. Но тут он весело оскалился, глаза за линзами очков блеснули сотнями бесенят, и весь эффект пропал в тот же миг. — Ну что, оболтусы, вот он я! — воскликнул Барти весело. — И, кстати, снова вижу. Парни, сначала оторопев, уставились на него, как на воскресшего покойника, потом Рольф, очухавшийся первым, заорал на всё больничное крыло: — Спасибо, великий Мерли-ин! — и парни дружно кинулись обнимать друга. Северус покачал головой и, выходя в дверь, пробормотал: — Как лечить, так Снейп, а как спасибо, так Мерлину. Он благодушно ухмыльнулся и отправился к министру — того опять с утра мучили головные боли. А потом он обещал Вуду настойку для сынишки, малыша иногда донимали колики, да еще бы не забыть Перечное зелье для Касси, эта вредная девчонка, поди, опять выбегала на улицу раздетой. Он завернул за угол, когда его догнал Эрик. — Прости, что помешали, — он состроил жалостливую рожицу, — не знали, что у вас такой важный момент. Быстро зыркнув по сторонам, он припечатал Северуса спиной к стене. — Профессор, вы не представляете, какой вы секси, когда командуете, — зашептал, прижавшись губами к уху Сева. — Я чуть там не кончил. — Ну, вот как с ним бороться? — безнадёжно вздохнув, пробормотал Снейп, у которого от хриплого голоса Найта и его ладного тела сразу потяжелело в брюках. — Сколько раз тебе говорить, что не надо меня зажимать в общественных местах, опять кто-нибудь увидит. — Да пофиг, мы же ни у кого ничего не украли, — беззаботно ухмыльнулся Эрик, — да и до завтрашнего утра я вряд ли попаду домой и смогу тебя обнять. Северус настойчиво, но не грубо высвободился из его объятий. — Так, быстро целуй один раз и уматывай, пока никого нет. Но быстро не получилось, и они смогли оторваться друг от друга, только когда возле них раздался тихий кашель. Снейп отпрянул и с укором посмотрел на Эрика. В двух шагах от них стоял Люциус Малфой. — Сев, прости, что отрываю от такого приятного дела, но ты обещал мне зелье от мигрени. Эрик смущённо поздоровался и тут же слинял. Чувствуя, как краснеет, Северус достал из кармана нужный фиал и протянул Малфою. — Я и так к тебе шёл, — проворчал он. — Ну, раз шёл, тогда идём, тем более что сейчас Френк Паркинсон должен подойти, у него к нам какое-то дело, — разворачиваясь в нужном направлении, с хитрой улыбкой сообщил Малфой. * * * Френк уже ждал их. — Приветствую вас, — добродушно пробасил он. Люциус и Снейп, знавшие его очень давно, всегда поражались, как во всех жизненных перипетиях Френк никогда не отчаивался, наоборот, предпочитал без лишней волокиты и переживаний решать проблему. Вот и сейчас он спокойно пожал им руки и сразу перешёл к делу. — Месяцев пять назад, в Марселе, я встретил Абрахама Макмиллана, надеюсь вы его помните? — Конечно, он учился со мной в одно время, — тут же отозвался Северус, — а Бертрам, его старший брат, насколько я помню, с вами, только на Ревенкло. — Ну да, — кивнул Люциус, — вся его семья погибла в первый день войны, нам удалось спасти только Эрни, но и он умер через три дня. Поппи тогда ещё сказала, что тот всё время порывался что-то сказать, но так и не смог. — Он настолько обгорел, что мы ничего не могли сделать, — добавил Северус. — Жаль, — вздохнул Паркинсон. — Абрахам сильно интересовался семьёй брата и, ко всему, за день до нападения его сын и невестка прибыли в Лондон погостить у родственников. — Я лично принимал участие в поисках выживших в этом поместье, — решительно сообщил Люциус, — но там были найдены тела хозяина дома, его супруги и их полумёртвый сын, больше никого. — Странно-о, — протянул Френк, — куда же девались молодожёны? Понимаете, они только поженились, эта поездка была свадебным путешествием, поскольку молодая жена никогда не была в Англии. — Сейчас мы вряд ли уже узнаем, что произошло, но как только появится возможность, отправлю парней в имение к Макмилланам, пусть ещё раз всё обыщут, — предложил Малфой. — А вдруг они до сих пор живы? — Шансов мало, — вздохнул Северус, — но попробовать можно. — Это ещё не всё, — Френк расстроенно потёр подбородок. — Больше мы с Абрахамом не виделись, но когда я был уже в Париже, до меня дошли вести, что он погиб в бою. — А его жена? — тут же спросил Люциус. — Она умерла ещё до войны, — ответил Френк, — после пропажи сына и невестки, у него никого не осталось. — Прервался ещё один чистокровный род, — прошептал Северус. Люциус достал из ящика стола бутылку и щедро плеснул в бокалы огневиски. Они молча выпили думая о том, что с каждым новым днём их всё меньше и меньше. И это откровенно пугало трёх взрослых и сильных магов. * * * Закинув автомат на плечо, Симус набрал нужный номер. — Мы на месте, — тихо пробормотал он, — но здесь деревня. — Откуда там деревня? — раздался в динамике такой же тихий, но раздосадованный голос Эрика. — На карте лес. — Не уверен, что о ней кому-либо известно, — отозвался Финниган, — даже Дирк с парнями первый раз её видят. Штук семь-восемь обветшалых домишек и больше ничего. — Ищите место, куда спрятать ловушку, не привлекая внимания местных, — услышал он голос Поттера. — Легко сказать — ищите место, — проворчал Симус, отключившись, — а вдруг эти аборигены её отыщут? — Командир, — окликнул его Рольф, — смотри, сорок градусов на юго-восток. Симус забрал у него бинокль и пригляделся в указанном направлении. Заброшенный дом стоял чуть в стороне от них, но хорошо просматривался. Даже отсюда было видно, что он пустует: темные проёмы окон без рам и стёкол, а на крыше валялись остатки кирпича от печной трубы. — Эд, Джордж, проверьте, — отдал команду Симус. — Рольф, Алисия, внимательно осмотритесь кругом, остальные ждут. Симус знал, что трое молодых бойцов, оставшихся с ним, сейчас не очень-то довольны своим командиром, но ему на это было абсолютно наплевать. Пацаны молодцы, и солдаты из них получились неплохие. Конечно до Мака, Барти и Стэна им ещё как до Китая по-пластунски, но профессионализм приходит со временем и опытом, а Симус надеялся, что война скоро закончится и парням не придётся набираться такого рода опыта, да и хотелось, чтобы все трое дожили до этого дня. Поэтому по необходимости не очень-то давал им высовываться. За полчаса до полуночи они всё же установили ловушку на чердаке полуразрушенного дома, замаскировав её различной рухлядью и обломками строительных материалов, пока Эдриан и Джордж караулили на улице. — Всё в порядке, — прошептал в трубку Симус, — посылка доставлена по адресу в целости и сохранности. — Отлично, — облегчённо выдохнул Найт, — молодцы. Сейчас нужно переключить тумблер с левого бока посылки — и можете уходить. Ждём вас дома. Улыбнувшись, Симус с Дирком переглянулись. Каждый из них уже не раз пользовался сотовой связью на задании. И голос Эрика всегда вселял в них особое чувство. Это трудно было озвучить, вроде бы Найт — магл и к Хогвартсу отношения не имел, ну или имел только поверхностно, но вот поговорил с ним за сотни миль от дома — и как будто легче стало, спокойнее. Выполнив всё, что велел Эрик, группа решила возвращаться, но в этот момент внизу со скрипом открылась чудом уцелевшая входная дверь и в помещение кто-то вошёл. — Ну, и где здесь привидения? — донёсся до них весёлый девичий голос. — Любишь же ты, Тони, придумывать. Симус быстро лёг, глядя через небольшую щель в полу на вошедших и осмысливая степень опасности. Остальные члены отряда последовали за командиром. — Ничего я не придумывал, — пробасил белобрысый парнишка, стаскивая с головы шапку и пряча её в карман куртки, — Мойерсов убили пять лет назад, вот с тех пор и обитают тут их неприкаянные души. Пока живы убийцы, не будет им покоя. — По-моему, ты ужастиков насмотрелся, — с насмешкой ухмыльнулся второй парень, — убийцы, привидения, чушь это всё, ещё скажи, что волшебники на чердаке сидят. — Много ты понимаешь, — обиженно надулся белобрысый, — может, и сидят, кто их знает? Упомянутые волшебники хмыкнули, внимательно следя за тремя идиотами, не старше шестнадцати лет, так не вовремя припёршимися искать привидений. — Давай пуганём, — предложил кто-то из молодых, еле шевеля губами, — на всю жизнь потеряют желание шляться, где не следует. — Я те пугану! — Симус сунул умнику под нос кулак. — Совсем, что ли, соображалка не варит? Незваные гости тем временем азартно спорили между собой, существуют ли маги и привидения. Наконец не выдержав, тот парнишка, который отрицал существование всего потустороннего и волшебного, заявил: — Всё, хватить орать, а то всю деревню разбудим, — он взмахнул рукой, — я вот сейчас поднимусь на чердак и посмотрю, есть там что или нет. — А может, не надо? — сразу забеспокоилась девушка. — Лестница даже на вид выглядит хлипкой. Симус усмехнулся: лестница действительно держалась на честном слове, поэтому по ней поднялась только Алисия, как самая лёгкая, а остальные забирались по верёвке. Жестами он приказал своим найти укрытие, но шустрый паренёк не миновал и половину ступеней, когда эта самая лестница всё же обрушилась. Девушка вскрикнула от страха, белобрысый парень полез помогать свалившемуся бедолаге. — Дэн, — высказывала ему подруга, когда он, не без помощи Тони, всё же выбрался из-под деревянных обломков, — о чём ты только думал! Здесь всё такое ветхое, зря мы сюда пошли. — Да, пора убираться, — с сожалением произнёс Тони и, подхватив Дэна, потащил его на выход. Девушка, нервно озираясь, припустила следом. Через пару минут в дом заглянул Джордж. — У вас всё в порядке? — тихо спросил он. — Где Эд? — осведомился Симус, спускаясь по верёвке. — Маглов провожает, — пожал плечами Джордж, — а то вдруг опять вернутся. — А нас вы чего не предупредили? — пробурчал один из молодых. — Вы же на стрёме стояли. Рольф, спустившийся последним, потрепал сильно разговорчивого паренька по голове. — Мы их и так услышали, да и не солдаты это, пацаньё местное, острых ощущений захотелось ребятишкам, — он быстро скрутил верёвку, убрал её в рюкзак. — У нас всё было под контролем, и парни это знали. В этот момент внутрь просочился Эдриан. — Ушли, — бросил он, вытирая взмокший лоб, — делать им нечего, шляются по ночам. — Так, возвращаемся в Хогвартс, — распорядился Симус. — Эрл, Мелвин, заметаете следы на снегу за нами. Чтобы, кроме магловских в сторону деревни, других не было. Молодые солдаты согласно кивнули, и группа покинула полусгнивший дом. * * * Эрик нервно потирал ставшие вдруг влажными ладони. Все группы отзвонились, и теперь дело было только за ним. Но на него вдруг напал мандраж. Он и причину даже плохо понимал, но начать работу никак не мог. — Помолиться, что-ли? — тихо пробормотал себе под нос. — А ты что, верующий? — удивлённо спросил Маркус. — Да… нет,— пожал он плечами. — Тогда и не занимайся всякой хуйнёй, — рыкнул Флинт. — Молиться он собрался, святая Магдалина, мать твою. Эрик скосил на него взгляд. Как и Поттер, сидевший с другой стороны, Маркус был абсолютно спокоен. Они доверяли ему и даже мысли не допускали, что он может облажаться. Вздохнув, Эрик вытер ладони о бёдра и приступил. Минут через сорок облегчённо выдохнул и окинул сидящих рядом друзей снисходительным взглядом. — На территории Англии не действует ни одна антенна, через семь минут вирус, занесённый мной в программу, невозможно будет уничтожить. Он видел, как Гарри и Маркус напряжённо следят за временем. Но ему не нужно было этого делать, он на сто процентов знал, что уже сейчас никому не под силу избавиться от вируса. Когда время вышло, парни облегчённо выдохнули. — Что, магия снова есть? — недоверчиво спросил Гарри. — Не знаю, я же не волшебник, — усмехнулся Найт, — но антенны точно не работают, за это ручаюсь. — Скорее всего, нужно какое-то время, наверное, чтобы магия в природе восстановилась, — то ли спрашивая, то ли утверждая, выдавил Флинт. — Возможно, — пожал плечами Поттер. — Чего гадаете, как две девчонки на кофейной гуще? — фыркнул Эрик, по-прежнему быстро работая за клавиатурой. — Вон блокпост, рядом совсем, чем вам не полигон, проверяй не хочу. Те, не сговариваясь, сорвались с места, и через секунду их уже не было в кабинете. * * * — Ты сделал это, — прошептал Барти, который пришёл почти сразу после того, как парни рванули проверять наличие магии. — Я всегда знал, что у тебя получится. — Спасибо, друг, — смутился Эрик, — а я знал, что ты обязательно победишь болезнь. — Если бы не Сев, — вздохнул Барти, — я уже давно бы заавадился, так мне тошно было. — Он подошёл к окну и долго глядел в темноту. — Так до сих пор и не поверил, что Стэнни больше нет. Как будто на задание ушёл и скоро вернётся, а я жду, жду, что вот зайдёт, кепку свою дурацкую в руках скомкает, оглядит меня и, скорчив дебильную рожу, предложит: "Барти, братан, что-то ты херово выглядишь, наверное голодный, пойдём-ка пожрём". Знаешь, он всегда считал, что нет такой проблемы, которую нельзя было бы не заесть. Говорил, что самое правильное решение — это сесть и плотненько так покушать, а в процессе ещё и подумать хорошенько. И что самое интересное, срабатывало, вот честно — срабатывало, видит Мерлин, каждый раз. Барти беспомощно обхватил свои плечи руками и зябко потёр ладонями. Подошедший со спины Эрик накинул на него свою безрукавку. — Мы же будем его всегда помнить, ты, я, Рольф, парни. — Он не знал, что можно ещё сказать в таком случае. — Я уверен. — Конечно, но я не о том говорю, — Барти тихо вздохнул, кутаясь в курточку, — обидно, что не видит он, как ты лихо устроил маглам настоящий пиздец, что всё, что мы делали, за что сражались и гибли, всё не напрасно. — Уверен, Стэнни как никто другой был убеждён в победе, да он и так всё видит, оттуда, — Эрик указал пальцем в потолок, — из вашего волшебного рая. — Чего, серьёзно? — удивлённо хмыкнул Крауч. — А то! Если есть наш магловский рай, то и ваш, магический, точно существует, — заверил его Найт на полном серьёзе. — Надеюсь, — расплылся в улыбке Барти и даже как будто плечи расправил. — Хм, теория, конечно, так себе, хиленькая, но на душе от этого почему-то легче стало. Так хочется верить, что у него там всё заебись. У всех, кто погиб на этой войне, "там" заебись. Телефон на столе тихо заиграл, и Эрик тут же ответил, нажимая на громкую связь. — Есть магия, работает, — раздался в динамике хриплый, радостный, хотя и тихий голос Поттера. — Не в полную силу, но есть. Мы тут поколдовали немного, так на блокпосту даже ничего не заметили. Тишина стоит, явно антенны не улавливают. Эрик ещё какое-то время разговаривал с Гарри, давая несколько советов, а сам внимательно следил за Барти. Тот его больше не слушал, а, задрав голову к потолку, тихо шептал: — Ну вот, Стэнни, видишь, и у нас тоже скоро всё будет в ажуре. * * * "Завтра семнадцатое декабря", — подумал Оливер, уставившись на огонь камина в гостиной. Маленький Барти мирно посапывал у него на руках и даже во сне крепко держался за рубашку Оливера своими крохотными, но такими цепкими пальчиками. С того времени, что малыш появился в их жизни, прошло полтора месяца, много случилось и произошло за это время, а сам мальчонка сильно подрос и заметно окреп. Он не был капризным и плаксивым, скорее тихим, почти незаметным, но Оливер вместе с Маркусом и Джо всё равно практически не оставляли его без внимания и чаще, чем следовало, брали на руки. Потому что тогда Барти радостно гулил и улыбался во весь свой беззубый рот. Малыш сразу хватался за одежду, как будто боялся, что не держи он их, и все обязательно уйдут, оставив его одного. Поэтому каждый из них троих уделял мелкому всё свое свободное время, и не только свободное. Джо частенько брала братишку в свою компанию, и тогда на него сваливалось такое количество общения, тисканья и сюсюканья, что немного очумелая улыбка на маленьком личике не сходила несколько часов. А Маркус и Оливер нередко приходили на различные совещания с сыном на руках. Молли или ещё кто-то из женщин предлагали на время забрать ребёнка, но тот вжимался в грудь того или другого родителя, оплетал их шею своими тоненькими ручонками настолько сильно, что ни Ол, ни Марк не решались его от себя отдирать. Да и вёл он себя на таких собраниях примерно: или сидел на руках тихо, не вертелся, или спал, пряча личико у отца на груди. Громкие голоса и споры его не пугали, даже почти не будили, а если ещё и папа тихонько поглаживал его по спинке, тогда вообще у маленького Барти всё было прекрасно. Оливер осторожно потрогал мягкую щёчку сына. Завтра ответственный день, и что он принесёт — никому не известно. Они с Драко и Гермионой подготовили и предусмотрели как будто всё, но кто ж знает, как может повернуться ситуация. Магия работала отлично, и во второй раз на место встречи они втроём уже аппарировали. Опять же не без помощи магии подремонтировали дом, добавили кое-какой мебели, расчистили подступы к бывшей ферме от снега. Единогласно решили, что добираться до места и возвращаться министр Малфой, Гарри Поттер и Блейз Забини однозначно будут по подземке — так надёжнее, да и спокойнее. Было так непривычно пользоваться магией где-то ещё, кроме Хогвартса, и всё время появлялось стойкое желание пригнуться, сжаться и спрятаться, но они гнали его от себя, понимая, что такие проблемы ещё долго будут преследовать магов, переживших войну. И они казались абсолютно безобидными по сравнению с другими, которые всех ожидали после окончания войны. Утром на совещании Гарри доложил, что магия работает уже в полную силу, это подтвердили и разведчики. Но решено было не трогать антенны и блокпосты, пусть маглы подольше остаются в неведении, да и опасно было себя раскрывать: тайную лабораторию они нашли, но вот как туда попасть, пока не знали. Слишком там была хорошая и обученная охрана. И не дай Мерлин спугнуть Феерфакса, тот ведь сразу всё свернёт и подальше запрячет, ищи тогда её, свищи. Нет уж, пускай всё остаётся пока так, как есть. Тем более, Маркус связался со своими бывшими сослуживцами, и теперь план захвата находился на стадии разработки. Флинт пообещал, что через пару дней тот будет готов, а Люциус предложил предупредить об этом Главнокомандующего. Возможно, тот не в курсе существования этой самой лаборатории. В комнату тихо вошёл Маркус. — Спит? — прошелестел он и, увидев утвердительный кивок Оливера, предложил: — Давай переложу в кроватку. Оливер снова кивнул, и Маркус аккуратно забрал у него сына, предварительно осторожно отцепив маленькие пальчики от рубашки Вуда. Коснулся губами детского лобика и переложил малыша в колыбельку. Тот поморщился, зачмокал губками, но Маркус ласково погладил ему животик и, укрыв одеялом, начал покачивать. Тот ещё немного поёрзал, укладываясь поудобнее, и затих с блаженной улыбкой на губах. Оливер обнял Маркуса за талию и положил подбородок на его плечо. — Даже не думал, что мы так быстро к нему привяжемся. — Ага, — согласился Флинт, — клёвый пацанёнок растёт. В этот момент в гостиную влетела Джорджия. — Вы чего делаете? — спросила она, подходя ближе. — Да вот, думаем о том, что у нас самые лучшие дети в мире, — ухмыльнулся Оливер. — Так какие родители, такие и дети, — компетентно заявила дочь, прижимаясь к боку Маркуса и ласково глядя на братишку. Оливер обнял теперь уже обоих Флинтов, чувствуя себя почти счастливым. * * * Голова уже болела нещадно, а в глаза будто песка насыпали, но Генрих упорно продолжал изучать списки тех, кто был в его команде. Никогда за всю свою военную карьеру ему не приходилось так дотошно отбирать людей. Он оценивал их по таким критериям, что даже сам удивлялся, насколько эти самые критерии иногда нелепы и даже фантастичны. Но и ситуация у них тоже далека от стандартной, поэтому приходилось проявлять поистине чудеса. Лортон вздохнул, вставая. Завтра их ожидал день, который скорее всего войдёт в историю, хотя, конечно, мало кто из маглов, как говорит Люциус, это запомнит в последствии, но вот в историю магического сообщества он уж обязательно войдёт, Генрих даже не сомневался. Поэтому он засиделся далеко за полночь, до сих пор так и не решив, кто их завтра будет сопровождать, точнее, наметил, кто именно, но задание они получат непосредственно перед самым выходом. Кроме Верховного, его адъютанта и самого Лортона, больше никто не знал о предстоящих переговорах, то есть не имел понятия о сроке и времени его проведения. Генрих не хотел рисковать и принял даже самые отчаянные меры. Феерфакс казался ему спрутом, кракеном из фильма "Пираты Карибского моря", который они с младшим сыном смотрели в прошлом году, и этот спрут тянул и тянул свои мерзкие щупальца, куда только мог. Казалось невероятным, но генерал смог создать поистине собственный анклав, армию в армии, в которой вес имел только его голос, только его слово и приказ. В другой ситуации Лортон бы восхитился его способностями руководителя и организатора. — Такую прыть, да в мирное русло, — зло пробормотал Генрих, — цены бы ему не было. Да, тягаться с генералом Феерфаксом было тяжело и скорее всего смертельно опасно, но Генрих Лортон не собирался отступать. Он тихо, "на мягких лапах" готовил тому западню. Отбирал людей, которые незаметно рыли компромат на генерала, очень осторожно выводили из игры преданных тому людей, медленно, но верно сжимая вокруг него кольцо. Сам Генрих пытался хоть что-то узнать о таинственной лаборатории, но до того момента, пока любимая супруга в очередной раз не подкинула ему мудрый совет, так ничего и не нашёл. Салли же, пожав плечами, предложила: — Почему бы тебе не пообщаться с Томасом Фелтом? И Генрих чуть не взвыл, называя себя полным придурком. Дело в том, что Томас Фелт служил когда-то при штабе Феерфакса бухгалтером, и кто, как не он, был в курсе финансирования подведомственного тому военного формирования? Ведь лабораторию нужно было сначала создать, а потом содержать долгие годы, а для этого требовались средства, и немалые. Даже на закупку оборудования и оплату заработной платы сотрудников уходили наверняка огромные деньги, а если учесть, что в распоряжении этой лаборатории были вертолёты и другая боевая техника, то можно было сделать вывод: либо сам Феерфакс подпольный миллиардер и содержал всё предприятие на личные сбережения, что крайне сомнительно, либо тут пахло финансовыми манипуляциями и подлогом, а значит Фелт точно об этом должен знать, ведь через него проходили все счета. Людям Генриха с трудом удалось отыскать Тома в маленькой деревушке в Корнуолле. Тот был настолько испуган, что несколько дней мог общаться только со психологом. Но затем, немного успокоившись, всё рассказал. Что люди Феерфакса преследовали его уже около полугода, но каждый раз ему удавалось уйти от них. Он ничего не слышал о лаборатории, зато знал, что существовал некий объект "Х", на содержание которого уходили огромные средства. Что финансирование объекта частично шло в виде правительственных субсидий, частично из тех денег, что выделялось на воинское формирование, которым командовал Феерфакс, а остальное было от продажи оружия различным террористическим группировкам. За деньги сбывалось всё — начиная от тех же вертолётов и новейшего оружия, до обмундирования для солдат. Даже те деньги, которые должны были быть потрачены на питание для военнослужащих, делились на две части: большая шла на нужды "прожорливой" лаборатории, а оставшуюся растягивали на бедных солдатиков. Так что генерал Генрих Лортон очень надеялся, что Феерфаксу всё же воздастся по заслугам за всё содеянное.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.