Твоя маленькая ложь

Гет
PG-13
Завершён
42
«Горячие работы» 142
автор
Размер:
516 страниц, 45 частей
Описание:
Дания — одно из необычных королевств Европы. Заключается его необычность в том, что раз в двадцатилетие в стране проходят отборы невест для кронпринца, которого скрывают от народа с самого рождения.Означает ли это, что принцем может оказаться любой, кто тебя окружает?Лучший друг детства, с которым вы вместе прыгали по лужам, похотливый одноклассник, которого ты терпеть не можешь или случайно попавшийся на глаза надменный парень, с которым тебе довелось познакомиться незадолго до начала отбора?..
Посвящение:
Моей голубоглазой девчонке — чтобы в твоей жизни никогда не было ноши тяжелее, чем эта книга
Примечания автора:
Дорогие читатели! Из-за технических правил сайта я не могу отвечать на отзывы незарегистрированных пользователей, поэтому ваши вопросы останутся без ответов! Имейте в виду, спасибо.

Произведение есть и на "Wattpad", кому интересно можете посмотреть там атмосферные коллажи к главам: пролог, 1, 2, 6, 10, 11, 13, 22, 23, 26, 31.
https://www.wattpad.com/story/243241822-%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%8F-%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D1%8C-your-little-lies

Спасибо за внимание и приятного чтения!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 142 Отзывы 18 В сборник Скачать

Глава 38

Настройки текста
Несколько помедлив, горничная собирается с силами и решительно открывает дверь спальни, крепче удерживая в руках поднос с пустыми чашками и блюдце, которые с каждым ее шагом дрожат, едва соприкасаясь друг с другом. Некоторое время она удостоверяется, что все девушки мирно спят, сладко посапывая во сне. Издавая презрительную усмешку, она встает в самый центр спальни, делая глубокий вдох. — Как давно я мечтала это сделать… — бубнит она под нос. — Доброе утро, сучки! — гневно кричит девушка, намеренно роняя поднос с пустым фарфоровым сервизом. Посуда с грохотом летит вниз, разбиваясь об старинный паркет на мелкие осколки. Участницы резко пробуждаются и вскакивают с кроватей в одних ночных сорочках с застывшим ужасом на лице, недоуменно косясь то на горничную, то друг на друга. — Что за?!.. — растерянно произносит Марта. — Какого черта… — тут же проговаривает Тильда, щурясь в сторону горничной. — Мия?! — ошарашенно восклицает Ника, подрываясь в сторону девушки, но тут же застывает как вкопанная, улавливая в руках горничной черный корпус сверкнувшего пистолета. — Не так быстро, — твердо проговаривает Мия, размахивая оружием в сторону участниц, — руки, — девушки как по команде медленно поднимают руки перед собой, сгибая их в локтях. — Добро пожаловать, мадемуазель, вы чуть не проспали судный день. Она проговаривает это с неестественно милой улыбкой на лице и будто в подтверждение ее слов за окнами раздаются первые гневные возгласы недовольной толпы, вперемешку с ревами моторов приближающихся скутеров. Избранные молниеносно поворачивают головы в сторону окна, и с ужасом на лице осознают масштабы происходящего, обмениваясь испуганными взглядами. — Что ты несешь? Какой судный день? — с недоверием произносит Ника, оглядывая горничную. — Сериалов насмотрелась? Йоргенсен тут же бросает беглый взгляд на Амели и Марту, но ей хватает даже доли секунды, чтобы убедиться, что девушки находятся в полном шоке. Руки Марты бросает в мелкую дрожь, а ошарашенный взгляд Амели продолжает растерянно плясать от окна, до горничной и обратно, и кажется, будто вот-вот она разрыдается у всех на глазах. — Что слышала, куколка, — с поддельно милой улыбкой отвечает Мия, с интересом оглядывая Нику с ног до головы. — Не надейся, твой Ричард тебе не поможет… и что он вообще нашел в тебе? После надменной ухмылки горничной, девушка нервно сглатывает, готовая провалиться сквозь землю от смущения. Щеки мгновенно бросает в жар, и участницы некоторое время кидают в ее сторону недоуменные вопросительные взгляды, но девушка лишь крепко сжимает веки, на мгновение пропуская очередной вдох. — Заткнись, — наконец сквозь зубы процеживает она, исподлобья глядя на горничную. Пару секунд Мия изображает надменный смех, наслаждаясь эмоциями участницы. — Расслабься, мне плевать с кем вы тут шашни крутите, — раздраженно проговаривает она, и, как ни в чем не бывало, принимает прежнее стальное выражение лица. — Если повезет, может вы еще и встретитесь, а если… — Знаешь, мне всегда казалось, есть в тебе что-то такое… — неожиданно раздается насмешливый и на удивление спокойный голос Теодора позади. Горничная нервно озирается назад, осознавая, что не успела прикрыть за собой дверь. — Что-то такое, граничащее с предательством. И что я вижу?.. Юноша стоит возле двери, направляя изучающий взгляд в сторону Мии. Его голос спокоен, лицо лишено каких-либо эмоций, а руки спрятаны в карманы обыкновенных темных слаксов. Серая футболка, штаны и легкие кроссовки — все что он успел натянуть на себя, когда уловил первые отголоски шумихи среди младшего дворцового персонала. При его появлении глаза Марты загораются ярким пламенем надежды. — Иди куда шел, Тео, не до тебя сейчас, — с презрением бросает девушка, вновь направляя взгляд на своих жертв, находящихся под прицелом. — Где Кристиан? — взволнованно спрашивает Амели, сглатывая слюну. — Поверь мне, у него есть проблемы посерьезней, чем нянчиться с какими-то безродными и никому не нужными девчонками, — тут же отвечает горничная, не скрывая своего отвращения к девушкам. — Во-первых, для тебя Его Высочество, — спокойным голосом проговаривает младший герцог Виборг, угрожающе медленно подходя к девушке. — А, во-вторых, сдается мне, в тебе играет зависть и злоба из-за того, что ты сейчас находишься не на их месте. Не так ли? Парен загадочно приподнимает брови, делая акцент на последних словах, от чего горничную передергивает от раздражения. — Надеялась на громкие заголовки по типу «Вчера горничная — сегодня кронпринцесса: непростой путь от тряпки до короны»? — спрашивает Теодор. В его голосе не чувствуется ни капельки презрения или усмешки, но Мию начинает раздражать каждое произнесенное им слово. — Откуда ты знаешь, что я подавала заявку? — сквозь зубы процеживает она через плечо. — Ну, знаешь ли, быть герцогом и лучшим другом наследника престола не так уж и плохо, — усмехается юноша, пряча руки в карманы брюк. — Сразу открывается неограниченный доступ ко многим вещам, а твоя анкета попалась мне в руки практически сразу, — он делает паузу, наблюдая за реакцией девушки, и когда она недоуменно хмурит брови, решает продолжить. — Да-да, Кристиан именно мне поручил проверить все анкеты будущих участниц. Тебе не хватило пройти всего лишь последний отборочный этап… Кто-нибудь рассказывал тебе о наличии девственности?.. Со стороны избранных девушек раздаются удивленные возгласы, вперемешку с раздражением. — Заткнись!!! — шипит она. — Тогда объясни мне, пожалуйста, как так получилось, что ты не заметил анкету Элизабет?! — с раздражением бросает Мия, поворачивая голову в сторону герцога, пистолет в ее руке нервно дергается вправо, и рыжие близняшки с волнением в груди задерживают дыхание. На лице Теодора сверкает едва уловимая усмешка, которая мгновенно исчезает. — Не знаю, знакомо ли тебе такое понятие как дружба, преданность и взаимоуважение… — произносит он низким голосом, поглядывая в сторону горничной. — Но несколько месяцев назад я руководствовался именно этими понятиями и не хотел причинять Кристиану боль, надавливая на свежую рану. Ты прекрасно знаешь, что за пару недель до отбора он буквально вычеркнул ее из своей жизни. Тильда и Амели странно озираются друг на друга, удивленно распахивая глаза. — Элизабет и… — Его Высочество и Эли были знакомы до отбора?! — Тильда стреляет глазами в сторону герцога и горничной, перебивая сестру. — Руки! — нервно перекрикивает Мия, нацеливая дуло пистолета на близняшек, девушки испуганно сгибают руки в локтях. — Представьте себе, каким образом она попала сюда, возможно, занимая мое место?! — ухмыляется она. — А как лицемерно она кричала о справедливости?!.. — Она попала сюда на равных правах с нами и тот факт, что Кристиан не знал об этом – лишь подтверждает мои слова, — твердо проговаривает Ника, пытаясь скрыть дрожащий голос, все еще находясь под прицелом оружия. — Ты никогда бы не стала принцессой и уж тем более королевой, — спокойным тоном произносит Тео с легкой улыбкой на устах. — А знаешь почему? Он медленно, шаг за шагом приближается к девушке на безопасное расстояние, осколки фарфорового сервиза пару секунд крошатся под его ногами, от чего Мия некоторое время колеблется, растерянным взглядом окидывая то девушек, то герцога. — Потому что ты жалкая и мстительная женщина, повторяющая судьбу своей матери-кухарки, которой также не удалось попасть на предыдущий отбор, — тихо сообщает он, словив ее презрительный взгляд. Брови девушки гневно сходятся на переносице, образуя толстую морщинку, она все еще ожидает с его стороны неожиданных фокусов. — А даже если бы ты и прошла, то вылетела бы после первого же испытания… — Заткнись… — шипит она, едва сдерживая порыв наброситься на него от злости. Лицо Теодора озаряет победная улыбка, ведь он добился чего хотел. Герцог намеревался вывести ее из себя, отвлечь ее внимание, и у него это неплохо получилось. Пару секунд Мия сверлит его гневным взглядом, ее фокус внимания рассеивается, дрожащие руки продолжают отчаянно сжимать оружие, а губы изгибаются в презрительной усмешке. Проходит целая вечность, пока Тео, наконец, едва заметно кивает, подавая сигнал Ричарду. Мужчине не приходится повторять дважды. Он стремительно шагает к горничной, остатки стекла под его ногами пару секунд крошатся, издавая характерные звуки, но девушка не успевает повернуться навстречу своего противнику, оставаясь к нему спиной. Одним резким движением тренер совершает удушающий захват: мощным бицепсом перекрывает ей горло, другой рукой хватается за голову. Эффект неожиданности срабатывает молниеносно. Девушка испуганно вскрикивает и хватает ртом воздух, по инерции мгновенно выпуская оружие, и двумя руками хватается за могучие руки тренера, всеми силами пытаясь отдалить их от своей кожи. Пистолет с грохотом приземляется об паркет, и герцог тут же пользуется моментом, аккуратно обходя разлетевшиеся осколки и подбирая оружие с пола. Девушки испуганно прикрывают ладонями лицо, с ужасом наблюдая за происходящей картиной. — Убирайтесь! — кричит Ричард, удерживая извивающуюся горничную. — Живо! Теодор тут же принимается выводить девушек за руки, ловкими движениями обходя осколки расколотого фарфора. Тяжело дыша, Ника оглядывается на своего возлюбленного, останавливаясь посреди комнаты. — Ника! Я сказал живо! — вновь раздается крик Ричарда. Его губы напряженно изгибаются, пока он продолжает удерживать в узде всхлипывающую хрупкую горничную. В последний момент девушка всем своим весом обмякает в руках мужчины и, ловко изворачиваясь, наносит ему удар в пах. Тот мужественно глотает боль, стараясь не обращать на нее никакого внимания, полностью фокусируясь на проблеме в фартуке горничной. Ника с ужасом вскрикивает, краем глаза улавливая ту боль, которая отображается в глазах ее возлюбленного, но Тео живо хватает ее за кисть, силой выводя из спальни. С застывшим ужасом на лице девушки оказываются в коридоре в одних ночных сорочках, оторванные от начавшейся потасовки. Руки Марты дрожат, Амели нервно всхлипывает, не в силах остановить начинающуюся истерику, пока Тильда нежно поглаживает по спине свою сестру, намереваясь успокоить больше себя, чем ее. Избранные ощущают себя весьма непривычно, словно их, будучи морскими обитателями, грубо и бесцеремонно вышвырнули на сухой берег, не давая ни единого шанса на выживание. — Значит так, — запыхавшись начинает герцог, оглядывая испуганные лица девушек. — Вы можете спастись только в одном случае — если будете слушать мои команды. Я знаю этот дворец, как свои пять пальцев, и смогу провести вас в те комнаты, о которых не знают повстанцы. По крайне мере, должны. Надеюсь, все всё поняли? Нервно переглядываясь друг с другом участницы согласно кивают, полностью полагаясь на юношу. — Я пойду к Ричарду, — твердо заявляет Ника, когда Теодор делает первый шаг в сторону спасения. Парень молниеносно оглядывается с недоуменным выражением лица. — Ты в своем уме?! — раздраженно бросает герцог. — Если ты самоубийца, то, пожалуйста, иди… — Он там один! Без оружия! — пищит она и ее нижнюю губу поражает предательская дрожь от волнения и страха. — Я прекрасно понимаю тебя, но поверь мне, он справится, — убедительно произносит парень, стреляя зелеными глазами в ее сторону. — Ника, ты, как и остальные девушки, по-прежнему являетесь участницами отбора и априори главными мишенями повстанцев. На вас уже напала Мия, и вам очень повезло, что это сделала именно она, а не страшные громилы в камуфляже. В любой момент они могут напасть на вас или того хуже… — Хорошо, — перебивает она, мужественно глотая слезы. Проходит пару секунд, прежде чем она делает шаг в сторону герцога, тыльной стороной ладони вытирая влажные щеки.

***

Я подозревала, что бал в честь дня рождения принцессы Шарлотты – не последний мой визит в Амалиенборг. Поэтому если бы пару месяцев назад мне кто-то сказал, что в следующий раз я вернусь сюда в рядах повстанцев — я бы рассмеялась ему в лицо. Но жизнь— чертовски коварная штука. Именно поэтому прямо сейчас я поднимаюсь по парадной лестнице одного из особняков королевской резиденции практически плечом к плечу с мятежниками в полной тишине. Все ребята напряжены, особенно те, кто имеет в руках какое-либо оружие, то есть, практически все. Даже я. Кроме Адриана. Он вышагивает уверенной походкой впереди всех повстанцев так, словно приходил сюда десятки тысяч раз. И хоть он пытается скрыть за неизменной ухмылкой волнение и напряжение перед грядущими событиями — для меня он словно чистый лист. Я провела с ним достаточное количество времени, чтобы привыкнуть к его эмоциям, последующим действиям и поступкам. Дворец встречает нас смердящей прохладой и одинокими стенами, лишенными каких-либо голосов, шагов, эмоций и насыщенной жизни в целом. Наши же приглушенные шаги издалека можно сравнить с целым стадом животных, бегущих за своей добычей и лишенных каких-либо страхов. Ведь их единственная цель — поймать свою жертву и выжить. И, судя по действиям Адриана, именно это он и намеревается сделать прямо сейчас. Краем глаза я замечаю изможденных девушек, чьи руки связаны за спиной. С полным равнодушием на лице их ведут вперед два повстанца, мертвой хваткой цепляясь за их связанные руки. Я разворачиваюсь назад, сталкиваясь с несколькими парами глаз повстанцев, бросающие напряженные и ненавистные взгляды в мою сторону, но мне хватает пары секунд, чтобы поймать взгляды девушек и узнать в них своих «сестер по несчастью». Шарлотта и Селена вяло приподнимают ноги на каждую впередистоящую ступеньку, но практически сразу ловят мой взгляд. Я встречаюсь с ненавистью в лице Расмуссен, ведь никто не толкает меня грубо со связанными руками за спиной, а в лице принцессы я улавливаю нотки волнения и безысходности положения. Еще мгновение и на лице Селены я замечаю парочку свежих ссадин, которые, скорее всего, она получила за свой ядовитый язык. Адриан оборачивается в мою сторону и требовательно хватает за запястье, заставляя двигаться вперед вслед за ним. Мы самые первые из всех останавливаемся возле широкой массивной двери, улавливая отдаленный женский крик со второго этажа. Я невольно оглядываюсь по сторонам, осознавая, что не в силах разобраться что происходит в других уголках дворца, и крепче сжимаю ладони в кулак, ощущая, как отросшие ногти намертво вонзаются в кожу. Адриан бросает в мою сторону ободряющую улыбку, поправляет оружие за поясом и уверенно дергает за позолоченную дверную ручку, от чего у меня сводит челюсть. Пару секунд и дверь отворяется, поддаваясь напору, и я гадаю, смогу ли я сбежать отсюда прямо сейчас и что со мной сделают повстанцы, останавливая мой побег… — Адриан? — раздается отдаленный голос короля. Я едва улавливаю его седую копну волос за массивным деревянным столом. — Не думал, что ты во двор… Его голос обрывается на полуслове, когда парень уверенно шагает вглубь королевского кабинета, утягивая за собой меня и Шарлотту с Селеной вместе с несколькими повстанцами. Двое парней перекрывают вход, а все остальные проходят в центр большого помещения. — Папа!.. — жалобно произносит принцесса, но ее тут же грубо одергивают за руки. Ни единый мускул на лице короля не дрогнул при виде его собственной дочери, которую он не видел приличное количество времени, и у меня начинают закрадываться смутные сомнения… — Что это значит? — сквозь зубы процеживает Фредерик, окидывая всех подозрительным взглядом. Пару минут Адриан молчит с привычной ухмылкой на лице, выжидающе глядя на дядю. Он дает ему возможность самостоятельно догадаться о том, что прямо сейчас происходит в его кабинете и жизни в целом. Фредерик прочищает горло, некоторое время поправляя удушающий синий галстук. Удивительно, что в столь ранний час король остается при параде. Но, судя по его усталому виду и болезненным синякам под глазами, за всю ночь он так и не сомкнул глаз. — Вот значит как? — с гневной усмешкой произносит он, нервно поджимая тонкие губы. — Пригрел змею на своей груди?.. Он продолжает стоять, рукам упираясь об стол и пальцами правой руки, что-то нащупывает, глядя прямо в глаза своему племяннику. — Они тебе не помогут, — неожиданно раздается ледяной голос Адриана. — Можешь сколько угодно нажимать на свою тревожную кнопку, они все на моей стороне. — С каких пор силовые структуры подчиняются тебе? — с презрением проговаривает Фредерик. Адриан угрожающе медленно подходит к дяде, руками опираясь об массивный стол из темного дерева. Некоторое время он смотрит ему в глаза, оказывая психологическое давление, но лицо короля не отображает никаких эмоций. — Я мечтал убить тебя еще с шестнадцати лет, — тихо проговаривает принц, медленно наклоняясь к королю. — Сначала я думал, что это обыкновенный юношеский максимализм, но спустя годы понял, что неизменным остается только одно – желание прикончить тебя как можно скорее. — Именно поэтому ты вдруг стал невероятно покладистым несколько лет назад? — тихим голосом произносит Фредерик, подозрительно щурясь в сторону племянника. — Но зачем все эти жертвы? Король делает едва уловимый кивок в сторону меня и связанных девушек. Я нервно сглатываю, несколько раз поправляю волосы, закусываю губу до пронзительной боли, и всей душой опасаюсь той минуты, когда Адриан хватится за оружие. — Все, что ты видишь. Абсолютно все, что сейчас происходит вокруг тебя — полностью твоя вина, — продолжает наседать принц. — За своим лицемерием, жаждой крови и насилия ты даже не заметил главного — против тебя ополчился не только народ, который стоит сейчас за окнами твоего кабинета, но и собственная семья, — Адриан с презрительной усмешкой отходит от стола, медленно шагая по кабинету. — Не против меня, а против тебя. Иронично, правда?! — Какой же ты сукин сын… — сквозь зубы процеживает король, со злости хлопая по столу. Я вздрагиваю от неожиданности, на мгновение прикрывая веки. — А вот мою мать трогать не нужно, — спокойно отвечает принц. — Она всего лишь была твоей сестрой, которая прикрывала твои кровожадные выходки. — Да как ты смеешь! — взрывается король, выходя из-за стола прямиком к племяннику. Пару шагов и он накидывается на него, хватая за футболку, а у меня перехватывает дыхание. — Я воспитал тебя с пеленок! Кормил за свой счет… — Ты вырастил такое же животное, Фредерик, — тихо проговаривает с язвительной ухмылкой Адриан. Его руки согнуты в локтях, всем своим видом показывая, что он не собирается прикасаться к дяде. — Только знаешь, в чем наше различие? Я умею признавать свои ошибки и осознавать, где перегнул палку. А ты, ты даже не видишь той грани, за которую давно зашел… Для тебя ведь это совершенно нормально, правда?.. Король со злостью отпускает племянника, отходя обратно к своему столу. Пару минут он поправляет усы, нервно тарабанит подушечками пальцев по столу, проводит рукой по седым волосам и по всему лицу, словно пытаясь снять то напряжение, которое царит во всем помещении. — Ты был невыносимым подростком, — наконец тихо проговаривает он сквозь зубы, и словно в подтверждении его слов где-то издалека раздается приглушенный выстрел. Мы с девочками обмениваемся испуганными взглядами, но все остальные ведут себя так, будто выстрел послышался лишь нам троим. Я крепко сжимаю кулаки и нервно закусываю щеку, пытаясь отогнать от себя мысли о том, что к этому выстрелу могут быть причастны участницы отбора или же сам Кристиан.  — Где мой сын? — спрашивает король, словно читая мои мысли. Он смотрит на своего племянника сквозь опущенные ресницы. По всему кабинету проносится сардонический смех Адриана и на лице его искажается злорадная усмешка. — Неужто вспомнил про сына? — насмехается он. — А где ты был раньше? — Заткнись, — шипит король, гневно поджимая губы. — Ты ответишь за все… — Кристиан! — раздается хрупкий голос Шарлотты. Я следую ее взгляду и замечаю, как наследник врывается в кабинет отца с пистолетом в руке, но его путь тут же преграждают два парня в камуфляжной форме, грубо хватая его за руки. Он покорно поддается их действиям, продолжая удерживать в руке свисающий пистолет. Его хмурый и нервный взгляд касается меня, сердце пропускает один удар, и я забываю сделать очередной вдох. Пару секунд он с болью в глазах рассматривает мое одеяние, отдельно останавливая взгляд на свисающей кобуре. Он по инерции пытается сделать шаг в мою сторону, но два громилы тут же одергивают его за руки. Его взгляд проносится в сторону сестры и Расмуссен, затем возвращается к отцу. — А вот и блудный сын вернулся, — усмехается Адриан, скрещивая руки на груди. — Я уже и не ждал тебя. Думал, что тот хлюпик действительно сумеет вывести тебя из равновесия, но ты оказался не так плох, — он удивленно приподнимает брови, кивая в сторону пистолета в руке кронпринца. — Да пошел ты, — огрызается Кристиан, подаваясь вперед, но два человека в камуфляжной форме с силой одёргивают его. — Скажи своим шафкам, чтобы отпустили меня. Или они хотят присесть на годик другой за ограничение свободы наследника? Он направляет хмурый взгляд на молодых парней, удерживающих его руки, и в этот момент они с сомнением переглядываются между собой, пуская напряженные взгляды на своего главного. — Оставь свои пустые угрозы при себе, — безразлично бросает Адриан, отводя взгляд. — Они не отпустят тебя пока я не буду уверен в том, что ты не хочешь меня пристрелить. — Не хочу марать руки об такого ублюдка, как ты, — с отвращением произносит наследник, пытаясь вырваться из твердой хватки парней. — Кстати об ублюдках, — мелодично говорит Адриан, переводя взгляд на короля. — Как думаешь, он достоин тех мучений, которые мы испытывали в детстве, или все-таки стоит просто пристрелить его? Быстро, качественно и без лишних проблем? — он снова переводит взгляд на кузена, вопросительно изгибая бровь. — Мне интересно мнение будущего короля, не думай, что я списал тебя со счетов. — Оставь его в покое, — спокойным голосом произносит Кристиан. В помещении раздается надменный смех повстанца. — Оставить в покое? Ты всерьез думаешь, что я все это затеял, чтобы в очередной раз услышать твои слова и сделать так, как ты говоришь? — он откидывает голову назад, усмехаясь собственным словам. — Только почему-то, когда я просил оставить меня в покое, в очередной раз истекая кровью, он и бровью не повел. А знаешь почему? — он понижает голос, загадочно улыбаясь. — Потому что он бессердечный ублюдок и ему плевать на чувства других, даже если они являются ему кровными родственниками! А знаешь, что самое интересное? Он воспитал меня таким же черствым сухарем и прямо сейчас поплатится за все свои деяния той же монетой. — Ты обо всем знал? — неожиданно раздается бесцветный голос короля. Пару минут отец и сын буравят друг друга взглядами. На лице Фредерика нервно играют желваки, пока он терпеливо ожидает ответа своего сына, а пальцы правой руки нервно тарабанят по столу, заваленного бумагами. Но кронпринц лишь продолжает сверлить его многозначительный взглядом, оставляя вопрос отца без ответа. — Черт возьми, вокруг одни предатели! — гневно бросает король, громко хлопая рукой по столу. — Почему ты не сказал мне? Ты же понимаешь, что ты ничем не лучше его? Со стороны Адриана раздается вполне ожидаемая усмешка. — Даже сейчас он делает тебя виноватым, Крис! — ухмыляется парень. — Самому не смешно?! — А что изменилось, если бы сказал?! — наконец произносит наследник. — Ты же так слепо доверял ему и последние пару лет не видел в его действиях ничего предосудительного… Чего не скажешь обо мне, ведь каждый мой шаг подвергался жесткой критике с твоей стороны. — Я всегда думал, что ты ревновал меня к Адриану, — признается король, пару секунд раздумывая над словами. — Но твои мысли по этому поводу не обоснованы. — Не обоснованы? Серьезно? — взрывается Кристиан, вырывая руки, но два громилы тут же грубо тянут его обратно под раздражающий смех Адриана. Еще некоторое время он продолжает смеяться, запрокидывая голову назад, а я наблюдаю, как отец и сын резко замолкают, каждый погружаясь в свои мысли. Кристиан опускает отстраненный взгляд в пол, хмурясь собственным мыслям, а Фредерик нервно зарывается руками в волосы, время от времени поправляя синий галстук с черным пиджаком, который идеально сидит на его плечах без единой складки. — Адриан, — голос Кристиана спустя несколько минут звучит твердо и решительно. В этот момент Адриан прекращает смеяться, с интересом направляя взгляд в его сторону, — отец болен. Ему осталось буквально несколько месяцев. Лицо Адриана на долю секунды отражает вспышку неожиданного удивления, исчезающую ровно в тот момент, когда она зародилась. Он с интересом подается вперед, складывая руки на груди. — Еще лет десять назад отец заразился ВИЧ-инфекцией, но поздно узнал об этом, — сообщает кронпринц. Напряжение в кабинете нарастает с новой силой, всем интересно узнать подробности заболевания короля. — Инфекция переросла в СПИД и счет идет буквально на минуты. — Папа! Это правда?! — ошарашенно восклицает Шарлотта, вырываясь к отцу. Тот лишь отстраненно смотрит на свои ногти, крепко поджимая бледные губы. — Откуда тебе это известно? — с раздражением бросает Фредерик, не глядя в сторону сына. Адриан без зазрения совести взрывается от смеха, запрокидывая голову назад, и некоторое время мы терпеливо ждем, пока он придет в себя. — Заразился от какой-то дешевой проститутки?! — со злобной усмешкой проговаривает парень, обращаясь к королю. — А знаешь, в такие моменты я начинаю верить в бога, высшие силы, закон бумеранга и прочее дерьмо. — Я понимаю, что он далеко не образец для подражания и виновен во многих вещах, — раздается тихий и до ужаса спокойный голос Кристиана. — Но мы живем не в Средневековье, чтобы устраивать революцию и самосуд над властью. Он прежде всего мой отец и твой дядя и уже потом король… — Заткнись, — без единой эмоции в голосе произносит Адриан. Одним рывком он достает оружие из-за пояса и наставляет прицел наследнику в лоб, а я не в силах произнести ни слова, цепенея от ужаса. — Ты не переубедишь меня. — Адри, нет! — отчаянно вскрикивает принцесса, захлебываясь в слезах. — Уведите их, — командует он, отстраненно кивая в сторону девушек, и пару секунд я смотрю им в спины. Наблюдая за происходящей картиной, я не верю своим глазам. Пистолет Адриана направлен точно в лоб его кузену, они цепляются гневными взглядами, не намереваясь уступать друг другу ни на шаг. Я действую инстинктивно, не обдумывая свои действия ни минуты. Стараясь унять предательскую дрожь в руках, я тянусь за пистолетом, открывая кобуру, и нащупывая прохладный металлический корпус оружия. Пара секунд и пистолет немецкого происхождения орудует в моих руках, направляясь в сторону Адриана. Я практически сразу же щелкаю затвором, чем привлекаю к себе внимание повстанца. Как только его голова поворачивается в мою сторону, он издает вялый смешок, всем своим видом показывая, что я в его игре никто, и совершенно не помешаю ему выиграть этот поединок. Я нервно сглатываю, крепче удерживая оружие в обеих руках и, не смотря на нервную дрожь, продолжаю держать его под прицелом, вспоминая все уроки, которые он успел мне дать. — Убери пушку, — твердо произносит он и от его прежней усмешки не остается и следа. — Иначе случится непоправимое. Ты не понимаешь, что делаешь. Я ловлю укоризненный взгляд Кристиана, в котором буквально читается, что я делаю не так, но мне плевать. Единственный человек, который мне действительно дорог, сейчас находится под прицелом собственного брата, и я не в силах пережить еще одну потерю за столь короткий срок. — Элизабет, остановись! — раздается знакомый мужской голос. Я настолько погрязла в своих размышлениях, что не заметила, как в кабинет ворвался герцог Виборг. Он стоит в дверях, сгибая руки в локтях, направляя ладони в мою сторону. На нем сидит небрежно застегнутая рубашка молочного оттенка, скорее всего натянутая наспех, а лицо отображает чертовски много эмоций: от боли и страха, до горького сожаления. А я инстинктивно пячусь назад, слишком уж непривычно видеть герцога теперь, когда я уже точно знаю, что он мой отец. — Зачем ты пришел сюда, Вильгельм? — гневно бросает Фредерик, выходя из-за стола. — Тебя спасать, идиот! — в ответ выкрикивает герцог, едва кидая взгляд на короля. — Ну, вот и вся семейка в сборе, — усмехается Адриан, косясь на меня и герцога Виборга. — Что ты, черт возьми, несешь?! — раздраженно восклицает король. Его истерзанный голос еще несколько секунд продолжает звенеть в моих ушах. — Расскажите ему, Ваша светлость, — загадочно произносит Адриан, кивая в сторону дяди. — Просветите всю свою родословную. Кристиан делает резкий выпад вперед, лбом упираясь об дуло пистолета своего кузена. — Не нужно, — процеживает он сквозь зубы, и у меня замирает сердце. Я еще никогда не видела его таким разъяренным. — Почему не нужно? — ухмыляется повстанец, направляя оружие теперь уже в сторону короля. — Думаю, перед смертью он заслуживает знать то, что так тщательно скрывали от него все эти годы. — И это тебе уже известно? — устало выдыхает Вильгельм. Взгляд Фредерика за считанные секунды становится напряженным, он некоторое время мечется то в сторону племянника, то в сторону друга. — Элизабет, — герцог Виборг мягко обращается ко мне, и я тут же бросаю на него беглый взгляд. — Твоя мать рассказала мне обо всем перед смертью в своем письме. Я глотаю неприятный комок в горле, а после упоминания мамы крепче сжимаю челюсть, стараясь контролировать вырывающиеся эмоции и предательскую дрожь по всему телу. — Причем здесь мать этой безродной девчонки и какое ты имеешь к ней отношение?! — нервно бросает король, недоуменно оглядывая всех присутствующих. — Кто-нибудь мне объяснит, о чем идет речь? — Ну, не такая уж она и безродная, — невзначай протягивает Адриан, кивая головой в мою сторону. — Фредерик, не знаю, помнишь ты ее или нет, но Кэтрин Хансен, которая участвовала в твоем отборе – ее мать, — спокойно сообщает герцог, стараясь сохранять самообладание. Король переводит взгляд на своего друга с немым вопросом на лице. — Черт возьми, какие же вы медленные! — раздраженно выкрикивает Адриан, на мгновение опуская оружие. А я начинаю ощущать, как мышцы рук начинают неприятно ныть от того, что уже долгое время продолжают держать пистолет на весу. — Элизабет дочь герцога Виборга! Все? Всем все понятно? Мы можем продолжать дальше?! Фредерик испускает громкий и раздраженный вздох, на мгновение заглядывая в мое лицо и лицо своего давнего друга, будто пытаясь убедиться в правоте слов племянника. От его бесцеремонного взгляда тело покрывается неприятными и колючими мурашками, скукоживаясь в подобие изюма. Он медленно проводит ладонью по лицу, пытаясь переварить полученную информацию. — Сегодня что, день разочарований? — бубнит он под нос и тут же направляет взгляд в сторону наследника. — Сынок, ты следующий. Чем ты удивишь меня на этот раз? В ответ Кристиан лишь прикрывает глаза, оставляя риторический вопрос отца без ответа. — Какого черта, Вилли? — от грохочущего голос короля трещат все стены вокруг. — Ты же клялся мне, что у тебя ничего с ней не было? Ее ведь вышвырнули с отбора из-за якобы вашей связи?! Адриан вновь подавляет смешок, наблюдая за очередной сценой короля. — На тот момент у нас и вправду ничего не было! — в ответ кричит герцог, приближаясь к другу. Несколько секунд они сверлят друг друга взглядами в упор и между ними создается невидимая волна напряжения. — Хочешь сказать, ты не знал, что у тебя есть дочь от нее? — негромко проговаривает Фредерик, но его напряженный голос выдает некое волнение. — Клянусь, — тут же следует ответ от герцога. — Кэтрин молчала об этом долгие годы. Король еще раз проводит рукой по лицу, словно пытаясь смыть все то напряжение, разом навалившееся на него, вдобавок подливает масло в огонь племянник, продолжающий удерживать его под прицелом огнестрельного оружия. Всем своим дрожащим телом я ощущаю, что прямо сейчас у меня на глазах произойдет убийство, и я стану одним из главных свидетелей преступления века. От страха у меня замирает сердце, а кровь в жилах стынет при одной только сумасшедшей мысли, резко проскакивающей в моем сознании. Но только благодаря этому я смогу вырваться на свободу, ведь просто так Адриан меня не отпустит, а напряженно ждать и гадать, когда же это произойдет, пока мои друзья гибнут в лапах повстанцев, я не собираюсь. И мне хватило всего пары секунд, чтобы решиться на это. Вокруг меня раздается рой мужских голосов, но я даже не в силах разобрать слова, слишком увлеченная своей целью. Дрожащие руки слегка приподнимают пистолет, направляя в сторону Фредерика. Он стоит всего в паре метров от меня, поэтому выстрелить ему в любую часть тела не составит труда даже для новичка. Крепче обхватываю корпус оружия и, не раздумывая, жму на курок. Выстрел. Оглушающая и непривычная тишина вокруг. Прихожу в себя, пару раз моргаю и наблюдаю, как на широком плече короля расплывается бордовая рана, поглощая серую ткань пиджака с каждой новой секундой. — Какого?!... — раздается тихий и недоуменный голос Адриана. — Элизабет?! — раздосадовано восклицает герцог. — Фред, ты… как?.. Краем глаза замечаю, как Кристиан тут же вырывается из рук повстанцев и направляется в сторону отца. Фредерик продолжает стоять не моргая, будто до сих пор не верит, что в него выстрелили. Он ошарашенно прикрывает рану ладонью, сквозь которую просачивается алая кровь. Адриан опускает оружие, толком не осознавая, что только что произошло. Два повстанца тут же следуют за Кристианом, пытаясь схватить его, но Адриан вскидывает руку в останавливающем жесте, продолжая пялиться на меня немигающим взглядом, в котором читается легкое недоумение, вперемешку с гордостью, уважением и чертовки много чего еще… Я пользуюсь эффектом неожиданности, всеобщим удивлением и шоком, бросаясь к открытым дверям. Выбегая из кабинета короля, я осознаю, что по-прежнему до боли в кистях рук сжимаю оружие, которым только что выстрелила. Осознание приходит ко мне не сразу.  За считанные секунды миную длинный коридор с бесконечными позолоченными дверями и попадаю на ступеньки парадной лестницы. Тяжело дыша, я опираюсь об каменную белоснежную балюстраду, пытаясь восстановить дыхание. Одной рукой нервно тру пульсирующие виски, а второй продолжаю удерживать огнестрельное оружие. Мысль, которая без конца и края проносится в моей голове — приводит меня в ужас, а от осознания происходящего желудок в сию же минуту намеревается выбросить весь завтрак на парадную лестницу королевского дворца. Я выстрелила в отца Кристиана. Я выстрелила в короля.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты