Работа для оборотня 12

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Джеймс Поттер/Лили Поттер, Сириус Блэк III/Ремус Люпин, Фрэнк Лонгботтом/Алиса Лонгботтом, ОЖП, ОМП, Питер Петтигрю, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Антонин Долохов, Долорес Амбридж, Аластор Грюм
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 139 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: 1980-е годы Ангст Беременность Второстепенные оригинальные персонажи Детектив Драма Каннибализм Насилие Неравные отношения Несчастливые отношения Неумышленное употребление наркотических веществ ОЖП ОМП Оборотни Пытки Самосуд Синдром выжившего Смерть второстепенных персонажей Согласование с каноном Триллер Убийства Упоминания изнасилования Упоминания наркотиков Упоминания убийств Элементы гета Элементы слэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ноябрь 1981 года. Лили и Джеймс мертвы, Сириус Блэк отправлен в Азкабан за убийство Питера Петтигрю. Ремус Люпин, измученный тоской по друзьям, винит себя за то, что вовремя не сумел распознать в Сириусе предателя, и в то же время в глубине души сомневается в его вине. Чтобы хоть как-то забыться, он без колебаний соглашается на опаснейшее задание, которое ему дал Дамблдор. Приступая к работе, Ремус даже не подозревает, что впереди его ждёт встреча с демонами из собственного прошлого.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В данном фанфике много оригинальных персонажей, как женских, так и мужских, в то время как персонажи канона появляются лишь в эпизодах или флэшбеках.

Часть 6.

12 августа 2019, 14:48
2 ноября 1981 года, 12:46 Как он их нашёл? Что ему надо? Почему он всего один? Вопросы толкались и метались в голове Ремуса, как испуганные мыши. Он жестом велел Квентину держаться позади и прижался спиной к косяку входной двери. А потом, когда услышал скрип первой ступеньки крыльца, распахнул дверь пинком и вылетел на крыльцо, держа палочку перед собой. Пожиратель Смерти стоял на крыльце, подняв руки. За его спиной возвышался Лайелл Люпин, уткнув палочку ему в затылок. - Ни с места, - железным голосом произнёс отец. Его лицо было таким бледным, что казалось сероватым. – Брось палочку. Пожиратель покорно разжал правую руку, и палочка упала на доски. Ремус нагнулся, подобрал её, снова выпрямился, глядя в лицо Пожирателю. Оно было напряжённым, но, в общем, совсем не враждебным. Красивые миндалевидные глаза смотрели устало и испуганно. - Я не желаю вам зла, - сказал он. – Впустите меня в дом, надо поговорить. - Кто ты такой? – спросил Ремус, не отводя от него палочки. - Стив Томас, - ответил мужчина, видимо поняв, что если хочет попасть в дом, надо ответить на несколько вопросов. – Я вчера гнался за вами на метле. Квентин присвистнул: - Вот гад! Ремус, не стоит с ним церемониться! Давай убьём его! Ремус не шелохнулся. - Он бы нас убил! – горячо сказал Квентин. - Убил бы, если бы хотел, - отозвался Ремус, - но если бы хотел убить, не бросил бы палочку на землю. Стив Томас продолжал стоять неподвижно, глядя на парней напряжённым взглядом. - Ладно, - сказал Ремус. – Проходи в дом. - Ты уверен, Рем? – уточнил Лайелл. Его ноздри медленно раздувались, карие глаза с ненавистью смотрели на Стива. – Квентин прав. Он мог тебя убить. Я должен вызвать авроров. - Вызовите, - с неожиданной резкостью выпалил Стив. – Я бы сам с удовольствием их вызвал! Но если вызовите их сейчас, - тёмные глаза скользнули по лицу Квентина, - можете попрощаться с Джин Феннелл. Лицо Квентина стало белее его волос. Он покачнулся, потом оскалился от ярости, от палочки во все стороны полетели синие искры: - Что ты с ней сделал? Что вы с ней сделали, вы, подонки… Он рванулся к Стиву, похоже, забыв о палочке и собираясь растерзать его голыми руками. Ремус с трудом удержал его на месте. Ему не верилось, что этот разъярённый здоровяк ещё недавно деловито суетился возле плиты, готовил вкуснейшую яичницу и радовался, поймав советскую радиостанцию. «Этот зверь выглядит безобидным и неуклюжим, но не приведи господь чужаку сунуться в его нору, - вспомнился ему голос Дамблдора. - Защищая себя, свой дом и своих детей, барсук сражается до последней капли крови, и не щадит ни себя, ни противника». - Тише, Квентин! – крикнул он. – Успокойся! А ты, - он быстро взглянул на Стива, - быстро в дом. Папа, проведи его. Когда все четверо оказались в гостиной, Стива усадили на диван, на всякий случай связав ему руки. Ремус уселся на диван напротив, оказавшись зажатым между отцом, который всё ещё держал палочку наставленной на пленника, и Квентином, которого била крупная дрожь. Стив держался спокойно, хотя было видно, что сердце у него не на месте. - Где Джин? – хриплым незнакомым голосом спросил Квентин. – Что вы с ней сделали? - Насколько мне известно, сейчас она у себя дома, - ровным голосом отозвался Стив. – За ней следят три Пожирателя Смерти… четыре, включая меня. - Тогда почему ты здесь? – спросил Ремус. - Соврал, что надо в больницу Святого Мунго. Притворился, что простыл вчера на ветру, и что мне нужно Бодроперцовое зелье - То есть это не они отправили тебя? – не понял Ремус. – Почему ты не привёл их за собой? - Слушайте, я всё расскажу с самого начала, - сказал Стив, приподняв связанные руки, - но только не перебивайте, ладно? У меня времени в обрез. - Хорошо, - скрепя сердце сказал Ремус. Отец кивнул, но палочку не убрал и недоверчивого взгляда со Стива не отвёл. Квентин вскочил на ноги и начал нервно мерить шагами гостиную. - Сначала, - заговорил Стив, пристально глядя в глаза Ремусу, - я хочу кое-что взамен за информацию. - Но ты ещё не дал нам никакой информации, - с лёгким раздражением отозвался Ремус. Стив слегка усмехнулся, но усмешка была нервной, и Ремус внезапно заметил на его тёмной коже тонкий, почти неразличимый шрам, который тянулся от уголка губ вниз, к подбородку. - Я чистокровный маг, - заговорил Стив. - Родных у меня почти не осталось. Родители и старший брат погибли, когда мне было семь лет. У нас был летающий автомобиль, и мы все вместе летели в больницу – мать собиралась родить. Отец не справился с управлением и врезался в магловский вертолёт. Он был неплохим волшебником, и, может, сумел бы нас спасти, если бы не был пьян в стельку… Родители погибли на месте, брат промучился ещё пару дней, а мне досталось вот это, - он потрогал пальцем свой шрам и ухмыльнулся: - Идиотская история, в общем. Меня воспитывал дядя, он вместе с отцом владел семейным делом. У нас бизнес по продаже котлов. Отец был никудышным бизнесменом, и чуть не угробил всё дело, но дядя всё же успел оставить мне приличное состояние, да и бизнес я унаследовал три года назад, когда он умер… Мне тогда был двадцать один год. - Как, чёрт побери, это поможет нам спасти Джин? – разъярился Квентин. Стив взглянул на него исподлобья, потом снова повернулся к Ремусу: - Вскоре после смерти дяди я женился. Моя жена из очень религиозной семьи, и я ничего не рассказывал ей о волшебстве. Никогда не творил магию дома. Она и сейчас ничего не знает… Я не так уж много и врал – сказал, что у меня бизнес, что семья погибла в катастрофе – ну правда же?! Да и времена были небезопасные. Я больше всего боялся, что Пожиратели Смерти найдут меня, и что им не понравится, что я женился на магловке. А уж когда она забеременела, стало ещё хуже. Я не мог спать по ночам от страха, на работе всё пошло наперекосяк из-за того, что я постоянно на нервах… Стив сглотнул и продолжил, и теперь голос его звучал так, как будто ему было больно говорить: - Год назад они явились ко мне в контору и… скажем так, предложили мне контракт. Простить мне тот факт, что я женился на магловской женщине и стал отцом грязнокровки, за моё сотрудничество с ними. Я знаю, что вы думаете. Надо было отказаться и сообщить аврорам, а потом смотреть, как мою беременную жену пытают Круциатусом до смерти… Я не смог отказать им. И в тот же вечер заявил Норе, что хочу развода. Его красивое лицо на секунду перекосилось от горя, но он быстро справился со своими чувствами. - Я наплёл Норе много всякого, - продолжал он. – Сказал, что я мужчина и у меня мужские желания, что из-за беременности я не могу спать с ней, а на работе у меня жопастая секретарша, что я не готов становиться отцом, что я слишком поспешил со свадьбой… Я сделал всё, чтобы она возненавидела меня, чтобы она не возражала против развода, не пыталась найти меня, не позволяла мне видеться с сыном… - На его глазах блеснули слёзы. – Да, у нас сын. Родился через месяц после развода. Она назвала его Дин. - Ты хочешь вернуться к ней, Стив? – тихо спросил Ремус. Стив быстро взглянул на него. - Я не маленький, и всё понимаю, - жёстко сказал он. – Может, и не добровольно, но я помогал Пожирателям смерти целый год. Я знаю, что мне грозит. Но ещё я знаю, что ты работаешь на Дамблдора. Тёмный Лорд мёртв. Авроры поймают всех Пожирателей смерти, это лишь вопрос времени. Я хочу, чтобы, когда меня будут судить, ты встал на мою защиту. Расскажешь им, что я помог, и тогда у меня будет шанс выйти из Азкабана поскорее… и тогда я точно расскажу Норе правду. Может быть, она не разрешит вернуться к ней, но я хотя бы смогу видеться иногда с ней и с Дином. Ну, что скажешь? Ремус не ответил. Гнетущая тишина повисла в комнате. Наконец он проговорил: - Стив, я рад бы… Но ты же… Разве другие Пожиратели не рассказали тебе, кто я? Я сам считаюсь тёмным существом, и никто не примет всерьёз мои показания на суде. Ярость и отчаяние промелькнули в глазах Стива, но тут же исчезли, и глаза сердито сузились: - Так попроси Дамблдора! – почти выкрикнул он. – Я слышал, Снейп перешёл на его сторону. Если он сумеет отмазать Снейпа, то и мне поможет, разве нет? - Дамблдор – выдающийся волшебник, - вмешался Лайелл, - но он не всесилен. Но я готов выступить в твою защиту, Стив, - и с этими словами он положил свою палочку на подлокотник дивана. Стив смотрел на это расширившимися глазами. Лайелл откинулся на спинку и попросил: - Расскажи нам, что случилось с Джин Феннелл. Стив перевёл дыхание. Потом поднял глаза и спокойно, как прежде, заговорил: - Пожиратели Смерти сотрудничают со стаей Гвилта. Несколько недель назад он велел нам следить за несколькими молодыми оборотнями, которых он хотел переманить к себе. «… он открыл охоту на оборотней. Набирает к себе в стаю всё новых и новых членов, причём предпочитает не детей, а взрослых. Желательно тех, кто более-мене владеет волшебной палочкой», - вспомнил Ремус слова Джуда, и его передёрнуло. - За Феннелл, - продолжал Стив, - слежку установили совсем недавно. Хуперса, - он покосился на Квентина, - уже пытались увести, но он отбился. Так что Гвилт поручил нам привести его. Не знаю, как он… как ты… понял, что мы уже рядом. Но вы сумели сбежать. Мы погнались за вами. Долохов и Мур… - Долохов?! – вскрикнул Ремус. Холод пробежал по его спине, когда он понял, какой опасности они вчера подвергались. - Да, - кивнул Стив, и его самого передёрнуло. – Долохов и Мур должны были залетать снизу, а я и Скуммель сверху, и таким образом взять вас в клещи, но вы скрылись. А потом мы со Скуммелем обнаружили вас на крыше и увидели Патронус. Он растаял прежде, чем мы подлетели, но Скуммель услышал слово «следят» и узнал голос Феннелл. Квентин застонал и рухнул в кресло, обхватив голову руками. Ремус посмотрел на него, потом на Стива: - А как ты меня нашёл? - Я тебя узнал, - ответил Стив. – Тогда, в квартире. Это я ударил тебя Оглушающим, прости. - Хорошо, что не чем похуже, - тихо сказал Ремус, посмотрев ему в глаза и надеясь, что Стив прочтёт в них понимание и сочувствие. Но по отчаянному лицу Томаса нельзя было понять, что он чувствует. - Но ты не ответил, - повторил он, - как ты меня нашёл? Как узнал, где я живу? - В реестре, - пожал плечами Стив. – Который Министерство составляет. - Реестр оборотней, - глухо произнёс Лайелл. Стив кивнул: - Я ведь начал собирать информацию о членах Ордена Феникса ещё заранее. Тебя было несложно запомнить, как и всю вашу компанию – я имею в виду Сириуса Блэка и Поттеров. Я выяснил, что твой отец работает в Министерстве, и решил, что раз твоего адреса в Реестре оборотней не указано, значит, тебя можно найти в доме родителей. И сегодня, когда выдался момент, я аппарировал. Меня должны хватиться с минуты на минуту. Мне надо уходить, пока они не начали что-то подозревать. - Подожди минутку, - попросил Ремус. – Кто такой Мур? Ты сказал, он был с Долоховым. - Это его прислужник, фамильяр, так сказать. Мерзкий тип, трусливый и жалкий, но, как многие трусы, очень жестокий. Он… - Стив встревоженно взглянул на Квентина, прежде чем сказать: - он насильник. Однажды Долохов заставил меня смотреть, как он мучает магловскую девушку, чтобы показать, что случится с моей женой, если я сообщу властям… При известии о том, какое чудовище находится сейчас рядом с его возлюбленной, Квентин побелел как полотно. Его кулаки сжались так крепко, что он едва не сломал собственную палочку. - А второй? – спросил Ремус. – Который услышал голос Патронуса. Сложная фамилия… - Скуммель, - отозвался Стив, и в его глазах мелькнул страх. – Эйнар Скуммель. Он откуда-то из Скандинавии, но учился в Хогвартсе. - Скуммель, - пробормотал Ремус. Он уже когда-то слышал эту фамилию. Но где, когда – вспомнить не мог. – Он что, тоже Пожиратель? Почему я тогда про него ничего не слышал? - Он долго работал за границей, - ответил Стив. – А в Англию приехал только этой осенью. И сразу же стал работать на Грегора Гвилта, по приказу Тёмного Лорда. Он… - голос его снова дрогнул, - он… самый опасный из всех. Он хуже Долохова. Долохов злобный, но он хотя бы… предсказуемый. А Скуммель… чёрт возьми… Мне надо уходить. Срочно. Развяжите мне руки. - Мы с тобой, - сказал Ремус, направляя палочку на его запястья и распутывая волшебством серебристый шнурок. - Нет! – вдруг сказал Квентин, и Ремус изумлённо посмотрел на него. Парень всё ещё был бледен, но смотрел решительно. – Нет, - повторил он. – Джин сейчас в своём доме. Этот дом оставила её в наследство бабушка, он находится у моря, в окрестностях Ипсвича. Место очень открытое. Сейчас нас заметят. Мы должны дождаться темноты. - Хорошо, - кивнул Ремус. – Стив, сколько там врагов? - Долохов, Мур, Скуммель и ещё одна женщина из Министерства. - Из Министерства?! – закричал Лайелл. Стив кивнул, искривив рот: - Не знаю, как её зовут, но она отвратная тётка. И злобная. - Стив, - быстро сказал Ремус, - уходи сейчас. Предупреди Джин, что мы придём на помощь. Мы появимся, когда стемнеет. Держись рядом с Долоховым, и будь готов ударить его Оглушающим сзади, когда он не будет этого ожидать. Ты уйдёшь с Квентином и Джин. Немедленно после этого отправляйся в Хогвартс, расскажи обо всём Дамблдору, и он предоставит охрану тебе и твоим родным. - Понял, - кивнул Стив. Прежде чем выбежать из дома и аппарировать, он ещё раз окинул взглядом всех троих, и на лице его появилось что-то вроде благодарной улыбки. - А что будешь делать ты? – спросил Квентин. - Сдамся, - ответил Ремус. Его отец вскочил. - Что? – выдохнул он. - Пап, у меня задание. Дамблдор поручил мне узнать кое-что о Гвилте, и я должен попасть к нему. Он ищет молодых оборотней, которые владеют магией, и я… - К дьяволу его приказы!!! – взревел Лайелл. – Ты много раз сражался, но это слишком! Они убьют тебя, Рем, я не могу потерять тебя! - Нет! Папа, успокойся и не кричи! Если… если всё удастся, и ребята сбегут, Гвилт будет в ярости. Он захочет узнать, кто виноват, а виноват буду я… - И ты позволишь Пожирателям увести тебя к этой твари? Чтобы он допросил тебя лично? Рем, этого не будет. Я немедленно посылаю сову в Министерство. Через час здесь будут авроры, я добьюсь того, чтобы сам Грюм… - ПАПА! Я сказал, нет! Я уже не ребёнок, я прекрасно знаю, на что иду! Меня могли убить сотню раз, но я жив, а все мои друзья мертвы! Ты сам говорил: отомсти за своих друзей! Именно это я и делаю сейчас! Дамблдор дал мне работу, и я не могу, не могу провалить её! Лайелл больше не возражал. Закрыв лицо руками, он скорчился на диване. Ремусу захотелось подойти к нему и обнять, но вместо него это сделал Квентин. - Давайте… - беспомощно проговорил Ремус, глядя на мужчину и юношу, убитых тревогой и горем, - давайте хотя бы выпьем чаю. До темноты ещё далеко. И ушёл в спасительно пустую кухню. Чайник с тяжёлым звяканьем опустился на конфорку, и голубые огоньки послушно загорелись по мановению волшебной палочки. Ремус открыл шкафчик, невидящими глазами окинул ряды коробок с чаем. Перед его глазами был Долохов, ненавистный Долохов. Братья Пруэтты умирали ещё час после того, как Долохов поразил их своим проклятием. Ремус слышал, что он очень гордился этим заклинанием, которое изобрёл сам, и от которого не было контрзаклятия. Он вспомнил, как вместе с Питером тащил с поля боя умирающего Фабиана Пруэтта; вспомнил бледное, усыпанное веснушками лицо, и кровь, льющуюся изо рта. - Молли… Гидеон… Молли… Гидеон, - шептал Фабиан. Ремус уложил его на траву, подсунул под голову свёрнутый валиком плащ. Где-то вдалеке громыхали и трещали заклятия, ночная тьма озарялась зелёными, красными, лиловыми вспышками. - Всё будет хорошо, Фаб, - сказал Ремус. – Дамблдор уже рядом. Он спасёт тебя. Всё будет хорошо, Фаб, всё… Врать он никогда не умел, и тогда его голос тоже предательски прервался. Питер сидел рядом, бледный до синевы, онемевший от ужаса. Приподнявшись последним усиленным рывком, Фабиан открыл рот, но ничего не успел сказать. Он рухнул прямо на руки Питеру, и из его рта полилась кровь… и ещё что-то. Обугленные, изувеченные заклинанием куски лёгких и гортани – вот что это было*. Питер закричал. Нет, не так – завизжал во всю глотку. Ремуса самого чуть не вывернуло. Он попытался перевернуть Фабиана на спину, и горячая струя крови обожгла ему руки. Неуклюже поднявшись на ноги, Питер бросился бежать, его толстенькая фигура шаталась туда-сюда. Ремус догнал его, встряхнул, велел успокоиться. Но его самого трясло так, что он еле мог говорить. - Я так не могу больше, Рем, - рыдал Питер. – Не могу… не могу… - Я тоже, - отозвался Ремус и прижал его к себе. Чайник засвистел. Ремус поспешно снял его с огня, налил кипятка в заварочный чайничек, и только тут понял, что забыл положить заварку. * В книге сказано, что Антонин Долохов был осуждён за «зверское убийство Гидеона и Фабиана Пруэттов». «Авада Кедавра» вызывает мгновенную смерть, так что Долохов явно использовал что-то более жестокое. Я предполагаю, что он убил Гидеона и Фабиана тем же заклинанием, которое применил против Гермионы в «Ордене Феникса». Тогда он не смог произнести заклинание вслух, и девочка выжила, но долгое время лечилась. Если учесть, что Гермиона в одном из эпизодов морщится от боли и прижимает руки к рёбрам, у неё наверняка сильно повреждены лёгкие. Наверное, заклинание Долохова убивает именно таким способом - фатально повреждая лёгкие.