Шаг Первый: Новый мир

Джен
NC-17
Завершён
16646
автор
Размер:
673 страницы, 48 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
16646 Нравится Отзывы 6205 В сборник Скачать

Глава 36. Часть 1.

Настройки текста
Примечания:
      С первыми числами ноября по утрам можно было увидеть толстое покрывало инея во дворах, и хоть он быстро истаивал, погода становилась по-шотландски холодной.       Несмотря на тот факт, что я являлся в некотором роде, сооснователем Армии Дамблдора, на занятия эти ни я, ни Гермиона не ходили — у нас попросту не было времени на эти глупости, а лёгкий интерес на тему «А что они там делают» пропадал практически сразу, стоило только вспомнить объём ещё не изученного материала. Мы вновь начали посещать Запретную Секцию, стремясь как можно быстрее уже добить её — оставалось не так уж и много. Причина такой спешки была проста. Мы справедливо опасались, что Амбридж может пронюхать об этом и прикрыть нашу лавочку по вполне понятной причине: эти знания не то что для учеников — не для каждого взрослого допустимы.       В первый выходной ноября, как и всегда, мы с Гермионой отправились в «Три Метлы» на очередную лекцию к леди Гринграсс. Как только мы разместились за уже привычным столиком в дальнем углу заведения и набросили вокруг различные чары приватности, я взял слово:       — У меня есть вопрос.       — Слушаю, — серьёзно кивнула Дельфина, на этот раз одетая в тёмно-зелёное платье и чёрную мантию.       — Насколько можно верить пророчеству, произнесённому при свидетелях?       Сидевшая рядом Гермиона тоже заинтересовалась поднятой темой, хоть и с удивлением глянула на меня.       — Безоговорочно, — серьёзно ответила Дельфина. — Я не особо разбираюсь в этой теме, но точно могу сказать, что пророчество, произнесённое при разумных свидетелях, обладающих волшебной силой, сбудется обязательно и именно так, как произнесено.       — Обладающих волшебной силой? — уточнила Гермиона.       — Да. Именно так. Если свидетелем были простые люди, то пророчество не имеет силы. Хотя правильнее было бы сказать, что им можно пренебречь, изменить события. Если верить книгам, то ещё в древности убедились в истинности этого утверждения и тех оракулов, пифий и прочих одарённых, содержали в очень хороших условиях, но в их окружение допускались только обычные люди. Вам наверняка знакомо одно имя, Мишель де Нотрдам?       — Нострадамус? — одновременно выдали мы.       — Да, — улыбнулась леди Гринграсс. — Обычный человек, помощник алхимика, увлекался фармаци́ей. Малоизвестный факт — в течение семи лет ассистировал мастеру алхимику в лечении одного провидца. Сами понимаете, алхимик не допускался до провидца, а потому именно Нострадамус занимался уходом за больным. Именно от него он услышал пророчества, которые, конечно же, тщательно записывал и передавал эти записи ответственным за это дело волшебникам. Как думаете, почему ни одно пророчество на самом деле не сбылось?       — Не было свидетелей-волшебников?       — Именно. Однако, произнесённые без свидетелей пророчества сбудутся, если ничего не делать. Такие пророчества тщательно задокументированы, просчитаны, интерпретированы, а события в них заблаговременно предотвращаются. Если они плохие, конечно же. Правда, зачастую пророчества являются именно «плохими». А с чего ты вдруг заинтересовался столь абстрактной темой?       — Мне стало известно, что есть засвидетельствованное пророчество, в котором только один известный вам мальчик способен победить Сами-Знаете-Кого, — пришлось назвать Волдеморта таким вот прозвищем, ибо вокруг не было защиты от Табу.       — Занятно, — задумалась Дельфина. — Однако, без точного знания текста пророчества нельзя делать каких-либо выводов. Вот, к примеру, сказано в нём, что именно этот мальчик должен победить, но это не значит, что действия всех остальных не имеют смысла. Может быть мальчику достаточно лишь нанести последний удар? Или активировать финальную ловушку? Или ещё что-то? Просто необходимо действие с его стороны?       — Разумно, — я задумался.       — Что за «мальчик»? — Гермиона переводила взгляд с меня на Дельфину. — Секрет?       Взглянув на Дельфину, я добился лишь равнодушного пожимания плечами, мол: «Сам решай».       — Поттер.       Гермиона задумалась, а через пару минут хмыкнула.       — Мы обречены, товарищи, — с ухмылкой покачала она головой, что вызвало несколько неуместные улыбки на наших лицах.       После этого разговора мы перешли уже на более важные для нас темы, а именно — учёба.       По возвращении из Хогсмида, под вечер, мы побрели в гостиную, надеясь на обычную для нашего факультета атмосферу лёгкого раздолбайства. И там действительно царило оживление, но вот носило оно оттенки недовольства, негодования. Сев на наш диванчик и приобняв Гермиону, я обратился к ребятам, что сидели за столиком рядом.       — Йо, Симус, о чём паника?       Ирландец потянулся рукой к голове, чтобы по привычке взлохматить волосы, но наткнувшись на короткий ёжик волос, скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула.       — Амбридж.       — Ёмко, — кивнул я. — А подробнее?       — А-а, — отмахнулся тот, а ко мне обернулась Лаванда, обеспокоенно накручивая на указательный палец кудрявую прядку светлых волос.       — Тут такое дело, — заговорила блондинка. — Амбридж выдала первое своё постановление — запрет всяких кружков, групп и прочего. За разрешением нужно обращаться к ней.       — А с чего бы ей что-то постановлять?       — Эм… — Лаванда посмотрела на меня с искренним удивлением. — Ну… Она — генеральный инспектор Хогвартса от министерства.       — Да? С каких пор?       Теперь уже все за столом, Симус, Дин, Парвати и Лаванда, все они смотрели на меня с недоумением.       — Так уже две недели как, — пояснила Лаванда. — Вы вообще не следите что ли за событиями в замке? Амбридж уже даже проинспектировала всех преподавателей.       — Да? — я перевёл взгляд на Гермиону, пристроившую голову на моём плече. — А ты знала?       — Что-то такое кто-то говорил… — лениво протянула девушка, а на лице её читалась усталость. В принципе, я бы тоже уже вырубался, если бы не гемомантия.       — Хм… Ни разу не видел её на занятиях.       — Да блин, Макс! — возмутился Симус. — Да будет тебе известно, в школе учатся и другие ученики, да ещё и на других курсах! Невероятное открытие, правда?       — Воу-воу, полегче. Мы просто очень плотно погрязли в учёбе. Не нужно столько негатива, — улыбнулся я в ответ.       — Да, извини, — Симус вновь попытался взлохматить волосы. — Да что же это такое?       — Сам попросил, — пожала плечами Лаванда, скрывая улыбку.       — Просто, — Симус посмотрел на меня, — мы все на нервах из-за этого постановления. Теперь нам ещё и попадаться нельзя с тренировками. Ещё и Анджелина вон, срывается на всех.       — А там-то в чём проблема?       — Так команда по квиддичу подпадает под определение кружка, группы и… Что там ещё было? Ай, да неважно. Слизеринцам и Воронам сразу одобрили команду.       — Хм… Ясно. И что, кому из преподавателей досталось?       — По-серьёзному? Только Трелони.       — Бедная профессор Трелони, — Лаванда и Парвати тут же сникли. — На её занятиях всё так интересно…       — Спать, — кивнул Симус, получив в ответ негодующие взгляды двух девушек.       — Полегче, парень, — я улыбнулся. — На святое покусился. Пора бы уже знать, что большинству девушек различные гороскопы, гадания, толкования сновидений и прочие манипуляции с прорицаниями нужны как воздух.       Посидев ещё немного, мы с Гермионой приняли командирское решение — отправиться спать, иначе есть немалый риск заснуть прямо здесь, сидя, а это неудобно. А ещё, Поттер и Уизли очевидно ждали, когда гостиная опустеет, при этом тусовались только возле камина. Весточку ждут? Ну и чёрт с ними.              ***       Вторая неделя ноября подходит к концу. Весь день на улице шёл снег, медленно покрывая тонким белым слоем окрестности, не успевая таять. Сейчас, оглядываясь назад и вспоминая о прошедших событиях, в который раз удивляюсь тому, как быстро летит время, когда ты занят делом. Нет, серьёзно! В Хогвартсе, если послушать ребят в гостиной, происходит действительно много разных интересных вещей, но мне попросту некогда не только участвовать в них — даже думать о них! Учёба, лекции, тренировки, разработка своего лазерного заклинания, обдумывание различных теорий о пророчествах и возможностей обойти оные. Всё это навалилось как снежный ком, поглотило и теперь катится, катится с обрыва, не разбирая препятствий.       Однако, именно сейчас, вечером пятницы, десятого ноября, подошла пора к реабилитации от восстанавливающих зелий Гермионы, а значит с тренировками придётся немного поумерить пыл, в основном налегая на теорию. Подведя именно такие итоги, мы с девушкой покинули Тайную Комнату и решили направиться в Выручайку — из чистого любопытства. Само собой, мы предварительно наложили на себя комплекс скрывающих чар.       За пару поворотов до нужного коридора мы остановились.       — Они точно там? — прошептала Гермиона.       Мы сами друг друга не видели и приходилось ориентироваться на голос. Обычно, когда нам вдвоём нужно куда-то попасть в замке, мы либо идём держась друг за друга, за руки или мантии, либо заранее договариваемся о встрече. Сейчас был тот случай, когда мы шли, держась именно за руки. Странные, кстати, впечатления — в руке рука, а вокруг — никого не видно.       — По их графику — да, — кивнул я, вспоминая этот самый график.       Пройдя ещё немного по коридорам, заметили презабавную картину — Филч сидит на табурете напротив того места, где обычно появляется вход в Выручай-Комнату. Недолго думая, кинул в него Со́мнус, и старый смотритель начал заваливаться набок. Чтобы тот не грохнулся о каменный пол, я аккуратно придержал его телекинезом и плавно опустил. Силы вложил минуты на три сна, потому не стал беспокоиться о здоровье старика. Каким бы не был он противным и мерзким порою, мне воспитание не позволяет глумиться над ним.       Пройдясь три раза около картины с троллями и думая о необходимости попасть в место для тренировок, где находятся ребята, я добился появления дверей в Выручай-Комнату и вместе с Гермионой мы шагнули внутрь.       Всё тот же просторный зал со шкафами, диванчиками, креслами и столами в одной его части, был заполнен учениками разных возрастов. Они обернулись на звук открывшихся дверей, а мы сняли с себя чары сокрытия. Узнав нас, некоторые поначалу глупо хлопали глазами и наверняка пытались вспомнить, имеем ли мы право здесь находиться. Убедившись, что «имеем», все вернулись к своим делам и разбившись на группы, продолжили отрабатывать различные заклинания.       Мы с Гермионой тихо пристроились на одном из диванов так, чтобы иметь обзор на весь зал. Девушка приманила заклинанием с одной из полок большой талмуд по продвинутым чарам и пристроив голову у меня на плече, раскрыла книгу так, чтобы мы оба могли её читать. Через пару минут я заметил, что Гермиона, как и я, краем глаза поглядывала на тренировки других учеников. Это было довольно забавное зрелище. Они, судя по всему, очень весело проводят здесь время. Одна группа пытается применить Экспелиа́рмус на другой, неподвижно стоящей, а потом они меняются ролями. Ребята в другой группе тренируются на всём подряд в, прости Старик, Уменьшающем заклинании, Реду́цио. Другая группа смотрит на двух учеников, пытающихся применить Сту́пефай. Ещё одна группа из кожи вон лезет, пытаясь вызвать Патро́нус. Тут и там снуёт Поттер и незнакомый мне Рэйвенкловец, кажется, с седьмого курса — они раздают ценные указания, поправляя, обучая, рассказывая. Неожиданно на соседний диван плюхнулись понурые близнецы.       — Что случилось, парни? — посчитал я необходимым спросить. Гермиона тоже посмотрела на них, ожидая ответа.       Близнецы переглянулись удивлённо.       — А, точно, вы же не в курсе происходящего… — закивал первый. — Теперь Амбридж может сама назначать наказания, назначать или лишать привилегий, и всякое такое прочее.       — Нас и Гарри выгнали из команды по квиддичу.       — Оу, жестко.       — Вы что-то натворили? — сочувственно спросила Гермиона, поправив прядку волос.       — Вломили Малфою, — хором кивнули близнецы.       — … Больно язык у него длинный, — пояснил второй из них.       — …Зато вернулся Хагрид, — улыбнулся первый.       — …И это, похоже, единственное, что не даёт нашему Гарри скатиться в уныние.       Оба близнеца синхронно хлопнули себя по коленям.       — Ладно! — они одновременно встали. — Не отдыхается что-то…       Близнецы быстро присоединились к одной из групп, начав активно дискутировать и обсуждать нюансы заклинаний. Через пару минут нас заметил Поттер и выдав пару ценных указаний другим ребятам, поспешил подойти.       — Макс, есть разговор, — Гарри взъерошил и без того взъерошенные волосы, а я махнул палочкой, окружив нас слегка вибрирующим, словно горячий воздух, куполом, заглушающим звуки. Поттер немного удивлённо оглядел купол, но поняв его суть, вновь посмотрел на меня.       — Скажи, вы ведь тренируетесь в Тайной Комнате?       — Откуда такие выводы?       — Неважно, — мотнул головой Поттер.       — А какой ответ ты хочешь услышать? И главное — зачем?       — Просто я не понимаю… Туда можно попасть только умея говорить на языке змей.       — А, ты об этом?       — Да и вообще… О, как бы это сказать, «Клубе по интересам», ты знаешь о каком… Мне никто ничего не говорит. Я ничего не понимаю, что вообще происходит? Даже Сириус молчит, явно что-то скрывая. А я хочу знать. Я имею право знать! В конце концов, именно за мной охотится Волдеморт.       Я посмотрел на Поттера внимательно.       — А ты можешь сохранить тайну?       — Конечно! Я что, по-твоему, не могу держать язык за зубами?       — Ну, — я улыбнулся, — Не в этом смысл, но Амбридж сказала бы, что «нет».       — А в чём? — Гарри выглядел очень серьёзно.       — А окклюменцией ты владеешь, чтобы рассказывать тебе что-то? Да и остальным тоже.       — Окклюменцией?       Гермиона закрыла книгу и решила вставить пару слов в разговор:       — Наука о защите и упорядочивании сознания. Не позволяет читать мысли.       — И такое возможно? Я имею в виду, чтение мысли? — Поттер выглядел предельно удивлённым.       — Вот именно, Гарри. Без этого навыка твоя голова — проходной двор. Если вдруг кто-то обладает навыком чтения мыслей, то легко выведает у тебя все секреты, секреты «Клуба», планы, состав. Смекаешь?       — И что делать?       Гермиона взмахнула палочкой и молча призвала с одной из полок небольшую старую тёмно-коричневую книгу.       — Читай, учи, тренируйся. Нам потребовался год ежедневных тренировок чтобы защититься от поверхностной легилименции. От прямого заклинания в лоб и это не спасёт.       Поттер взял книгу и совершенно ошалелым взглядом смотрел на неё. Довольно быстро отойдя от полученной информации, Гарри положил книгу на столик рядом и вновь посмотрел на нас.       — Ладно, к Мордреду Тайную Комнату и серпентарго. Почему вы с нами не занимаетесь? Я не понимаю. Ты же, Макс, сам предложил это всё.       — Как я и говорил, мне просто интересно, к чему всё это приведёт.       Незаметно для Поттера я снял заглушающие чары.       — То есть?       — Ну, вот смотри, — я встал с дивана. — Какие цели вы преследуете? Конечные цели.       — Уметь защитить себя. Мы же уже говорили об этом.       — Хорошая цель, — кивнул я. — Благородная. Но давайте смоделируем какую-нибудь ситуацию.       Я посмотрел на Гермиону, но она явно дала понять, что на диване и с книжкой в руках ей намного лучше сейчас, чем на ногах и с палочкой. Мы с Поттером пошли в центр зала и маневр этот не остался незамеченным остальными учениками, начавшими медленно расходиться в стороны, образуя этакий полукруг. Кто-то присел на подушки, кто-то — на лавки. Некоторые встали у стены, как, к примеру, близнецы.       — Для начала, — заговорил я, обернувшись к Поттеру, что достал палочку. Сам я тоже достал её. — Нужно прекрасно понимать, что взрослый волшебник — это уже не ученик школы. Тем более те, кто на стороне Тёмного Лорда. Это либо взрослые волшебники из старых семей, либо наёмники, либо отбросы с улицы, либо оборотни и всякое такое. Вот только даже отбросы с улицы не безобидны. Мир жесток и такие люди прохавали эту тему сполна. Может быть они не бойцы, но они будут жестоки.       Занятно, но все слушали довольно внимательно, пусть и без серьёзности во взгляде.       — Итак. Как может проходить ваше столкновение со взрослым волшебником. Я вижу два варианта. Первый — он вас недооценивает и просто играется, как кошка с мышкой. У него нет цели вас убить или особо калечить — вы просто мешаетесь. Сейчас я буду таким волшебником.       Довольно медленно я навёл палочку на Поттера, и тот среагировал быстро.       — Экспелиа́рмус! — Гарри ловко взмахнул палочкой, отправляя в меня быстрый тусклый серый сгусток.       Тихим шёпотом я произнёс:       — Проте́го Рефле́кто, — и кончиком палочки поймал сгусток, отправляя обратно в Гарри.       Палочка Поттера вырвалась из его рук.       — Сту́пефай, — вновь лишь прошептал я заклинание.       Быстрый лучик заклинания, сорвавшись с кончика палочки, угодил прямо в живот Поттера, отбрасывая его, и в этот момент мне в руки прилетела его палочка.       — Инка́рцеро.       А теперь он ещё и связан.       — Итак, — я посмотрел на ребят. — Это уровень среднего волшебника.       Взмахом палочки я развеял Инка́рцеро с Поттера, попутно ставя его на ноги и возвращая палочку.       — Среднего, народ. Такой, вялый волшебник, ни рыба ни мясо. Я могу ещё быстрее колдовать. Те, от кого вы хотите защищаться — тоже. Ближний Круг Тёмного Лорда, готов поспорить, могут трансгрессировать, и наверняка могут ускоряться за счёт магии, становясь ещё быстрее. У них есть опыт противостояния с аврорами и ДМП. А теперь представьте, что ваш враг воспринял вас всерьёз и хочет убить, а не просто отмахнуться, как от мухи.       Поттер приготовился к очередной схватке, а я удивлённо выгнул бровь.       — Хочешь, чтобы я попытался тебя убить?       Гарри подумал, почесал затылок и отрицательно мотнул головой.       — Вторая наша проблема такая же, какая возникла в своё время перед ДМП и Авроратом. Угадаете какая?       Ученики начали переговариваться, обсуждать, но вот одна блондинка в форме Рэйвенкло высказала умную мысль:       — Непростительные.       Высказала она её довольно громко и все остальные притихли. Хм, Луна Лавгуд, кажется.       — Именно. Проблема в том, что мы ограничены в заклинаниях. Не только в плане знаний, но и в плане морали и законности. И готовности их применить. У ваших врагов такого ограничения не будет. А что есть у нас? Давайте перечислю. Экспелиа́рмус, Сту́пефай, Реду́кто, Бомбарда, Эве́рте Ста́тум, Флиппе́ндо, Экспу́льсо. Этим мы можем нанести какой-то вред, ответить ударом на удар. Есть Проте́го и его вариации. А ещё есть куча бытовых заклинаний. Есть такой пожиратель, Антонин Долохов. Он мастер применения всего подряд для нейтрализации врага, в том числе и бытовых заклинаний. Пискнуть не успеете, как окажетесь повешены на ближайшем дереве на собственных шнурках.       — И че делать-то? — возмутился кто-то из хаффов. — Говорить-то каждый может! А вдруг нас будет больше?       — Вас и сейчас больше, ну? — я развёл руки в стороны, а несколько ребят выхватили палочки и направили на меня.       — Экспелиа́рмус! — крикнули одни.       — Сту́пефай! — крикнули другие.       Прозвучали и несколько простеньких заклинаний, призванные либо дезориентировать, либо отправить мои ноги в пляс, либо подвесить вверх ногами.       Я попросту крутнулся, отбивая лучи обратно палочкой, словно мечом каким, а когда ещё с десяток учеников решили подключиться к этому делу, просто трансгрессировал чёрным дымом и запустил в трансгрессии Реду́кто, создавая ударную волну, сбившую всех с ног. В хаотичном порядке начал раскидываться Инка́рцеро, перенасыщенными Сту́пефаями и Экспелиа́рмусами с огромной скоростью. Со стороны могло бы показаться, что лучи заклинаний из чёрного дыма летят чуть ли не чаще, чем искры из бенгальского огонька. Десяток секунд, и все вокруг уже изображали из себя гусениц, будучи плотно связанные при помощи Инка́рцеро. Вернувшись на своё место и выйдя из трансгрессии, я осмотрел это лёгкое и безболезненное побоище.       — Вы скажете, мол: «Не ожидали, внезапная атака, непонятные возможности». Но именно это и будет происходить в ходе столкновения. Добавьте к этому ещё и действительно боевые заклинания…       Взмахом палочки я начал снимать с каждого Инка́рцеро, пока не расколдовал всех. Ученикам потребовалось около пятнадцати минут, чтобы привести себя в порядок, найти свои палочки и прекратить возмущённо перешёптываться.       — И что теперь? — спросил немного понурый Поттер.       — К чему я это всё? К тому, что вы тут веселитесь, разучиваете заклинания школьной программы, учитесь их применять в весёлой и непринуждённой обстановке, в то время как ваши оппоненты спокойно стоят и ждут. Вы готовитесь к экзаменам, а не к сражениям. Не хочу хвастать, но мы с Гермионой с первого курса, каждый проклятый день до кровавого пота тренировались, чтобы сейчас я показал то, что вы видели.       — Скажи ещё о методах, — раздался голос Гермионы, всё так же сидевшей на диване и читающей книгу.       — Да. Каждая тренировка была, как в последний раз. Мы пытались друг друга достать. Действительно достать. Ушибы, ссадины, порезы, синяки, гематомы, переломы, сотрясения. Мы варили себе зелья, чтобы не сдохнуть на собственных тренировках или от травм. Мы изучали всё, до чего могли дотянуться. Вон, старшекурсники не дадут соврать — в библиотеке море книг по Тёмной и даже Чёрной магии.       Девушка и парень с седьмого курса Рэйвенкло кивнули, когда другие посмотрели на них.       — Я вас не пугаю, просто я знаю, что можно ждать от тех, кто не ограничивает себя моралью и законами. Если вы говорите, что хотите научиться себя защищать, то учитесь. Учитесь так, чтобы от усталости кипели мозги, и палочка выпадала из рук. Собираться полтора раза в неделю на часик, для весёлых уроков защиты — недостаточно.       — И что теперь? А? — возмущался Рон. — Бросить всё и быть неспособными себя защищать?       Ребята активно закивали, мол: «Да, действительно!».       — Вам сейчас нужно научиться совсем другому. Не как сражаться, а как свалить куда подальше.       — Эй, мы не трусы!       — Так на надгробии и напишут. Гарри. Вон там есть учебники, — я указал рукой на шкафы с книгами. — Там есть комплексы чар сокрытия и обнаружения. Разучите Дезиллюминационные чары и Го́менум Реве́лио.       Я оглядел учеников и нашёл нужную мне девушку.       — Сьюзен. Добудь через тётю кольца для тренировки аппарации и инструкцию. Близнецы уже умеют аппарировать, пусть учат вас. Потом…       Я заметил, что кто-то даже начал записывать под диктовку.       — … Нужно, чтобы все разучили Проте́го, Проте́го Тота́лус, Проте́го Рефле́кто. Обязательно уметь ставить Проте́го Тота́лус в комплексе с Фиа́нто Ду́ри и Репе́лло Ини́микум. Ставить их нужно уметь комплексом, вокруг себя, в группе из трёх человек. Группы периодически менять. С таким набором заклинаний вы можете уйти в глухую оборону и пробить их смогут разве что Ава́да, адское пламя и пламя Дьяболики. В каждой группе должен быть хотя бы один трансфигуратор, способный из хлама ставить щиты, стены и прочие препятствия от Ава́ды. Если кто-то вдруг считает, что обороны недостаточно, то можете разучить на манекенах Се́ко и мощное Диффи́ндо. Ну, если готовы увидеть, как от вашего заклинания разрежет человека и на землю выпадут его кишки.       Со стороны послышались звуки рвотных позывов от особо впечатлительных.       — Макс, — Гарри с укором покачал головой. — Это слишком жестоко.       — Ну как же! — всплеснул я руками. — Вы всерьёз вознамерились противостоять маньякам, убийцам, насильникам и психам. Будете Лю́мосом им грозить, да Экспелиа́рмусом? Напугали ежа голой жопой. В общем, я дал свои рекомендации. Следовать им или нет — дело ваше. Но учтите, что от этих тренировок, раз уж вы решили бороться, зависят ваши жизни. Достаточно ли вы уделяете этому вопросу времени? Ах да, учите маскировочные чары как можно скорее — как я понял, за этим маленьким клубом скоро начнётся охота.       — Может, ты нас поучишь? — спросила Джинни, высунувшись из толпы.       — Нет. У меня попросту нет времени. В учебниках есть абсолютно всё. Я тоже учил по ним. Демонстрации требует только Проте́го, но на это у вас есть ребята с седьмого курса.       Я отправился обратно на диван к Гермионе, а толпа учеников вновь начала разбиваться на группы и что-то активно обсуждать. Не прошло и двух минут, как они довольно быстро разбились на два состава — одни ищут книги в шкафах, а другие тренируются. Те, кто нашли книги, начинали выписывать заклинания и инструкции, а потом множить пергаменты с ними. Вряд ли их запала хватит надолго, но если они выучат хотя бы скрывающие чары и защитные комплексы, то возможно смогут продержаться до прибытия подмоги, если ввяжутся в какую-нибудь авантюру.       На краткий миг в моей голове пробежали мысли о скуке, и я достал из внутреннего кармана мантии Сквозное Зеркальце, молчавшее всё это время. Стукнув по нему палочкой, отправил сигнал на тот конец. Минута, две, и вот в зеркальце появилось лицо Нимфадоры.       — Привет, кузен, — улыбнулась она, сменив цвет волос с розового на фиолетовый. — Что-то долго ты весточку не отсылал.       — Как и ты. Говорить можешь?       — Да, но недолго. Работы море, да и… эм… Орден отнимает всё свободное время. С ног валюсь. Как и все мы.       — Что за движуха в министерстве? Что вообще происходит?       — О-о-о! Что тут происходит! — на лице Нимфадоры появилось притворное восхищение. — Министр всячески продвигает историю о сумасшествии директора и Поттера. По Аврорату прошёл приказ на запрет обучать защитной и атакующей магии родственников, учащихся в Хогвартсе. Та же история в ДМП. Боунс рвёт и мечет, но сделать ничего не может. Почти всех, кто подозревается в связях с директором погнали с постов или временно отстранили. Фадж в самом деле боится, что директор набирает и обучает свою армию в Хогвартсе! Ты не представляешь, какие слухи курсируют по министерству.       — Есть какая активность Лорда и ПСов?       — Вообще глухо. Есть только подозрения. За две недели у нас появились семь висяков о пропаже магглорождённых и полукровок. Семь, Макс! В год-то, не дай Мерлин, один-два появляются, и то обычно через неделю выясняется, что они просто забухали где-то. Участились выезды Обливиаторов, причём дела крупные, но все молчат — секретность.       — А что за магглорождённые?       — Безработные или вернувшиеся. Половина, почти точно можно сказать, просто уехали из страны по-тихому. А вот два случая — чистая пропажа со следами магии. Передай там в Хоге знакомым из волшебников во втором поколении, чтобы те передали родственникам, чтобы в магический мир не ходили. Всё слишком непонятно.       — Ясно. Как остальные, как тётя Анди?       — Да как-как… Нормально. Мама в работе целиком и полностью. Грюм бесится со скуки — его отстранили с концами. А в целом — много работы. Несколько раз была подозрительная активность в Отделе Тайн. Тревога срабатывала, но всё чисто. По крайней мере по отчётам. Я всё ещё в младшем звене, так что сам понимаешь — не докладывают.       — Понятно. Получается, Министерство в самом деле боится детей?       — Сама в шоке! — улыбалась Нимфадора. — Там кого бояться-то? Я вон, помню, СОВ и ЖАБА чуть ли не с отличием сдала, думала — талант, гений, всё знаю. Ага, куда там! В Академии мне очень доходчиво показали всю несостоятельность меня, как волшебницы, и тем более — как боевика. Мне кажется, Фадж это всё тоже понимает, но через Амбридж пытается просто заставить вас подставить Дамблдора. Так, ладно, мне пора… Работа.       Изображение Нимфадоры в зеркальце пропало, и я убрал его в карман мантии.       — Хорошо, — заговорила Гермиона, вновь положив голову мне на плечо, — что мы родителей убедили уехать. Вряд ли бы их кто-то тронул, но мало ли.       — Правильно. Как говорится: «В Аллаха верь, но верблюда привязывай».       — Хм… Занятная фраза.       Когда пришла пора «Армии Дамблдора» расходиться, мы с Гермионой незаметно наложили на себя комплекс скрывающих чар и покинули Выручай-Комнату. Проводив девушку до гостиной факультета, я решил наведаться к директору. Однако, мои желания не всегда совпадают с ситуацией вокруг, и директора, похоже, не было на месте. Зато, ко мне прямо в коридоре прилетела сова. Обычная такая, а судя по мешочку на лапке — с почты. В другой лапке было небольшое письмо.       Отставив в сторону руку, чтобы сова могла использовать предплечье в качестве насеста, я дождался приземления крылатого посланца. Проведя рукой над письмом, убедился в отсутствии какой-либо опасности, и забрал посылку, а сове в мешочек кинул сиккль. Птица довольно ухнула и полетела прочь. Честно говоря, не думал, что они могут и внутри замка свободно курсировать. Хотя, если я не видел суслика, то ещё не значит, что его нет.       Вскрыв конверт со знакомыми следами магии леди Гринграсс, достал письмо. Прочитал.       — Не понял…       Прочитал ещё раз. Это… Неожиданно. Быстрым шагом отправился в гостиную факультета. Как только зашёл внутрь, сразу нашёл взглядом Гермиону, сидящую на нашем диване и с огромным энтузиазмом что-то черкавшую в блокноте. Она была так увлечена, что ещё немного, и высунула бы кончик языка, прикусив его.       — Герм, знаешь что? — я сел рядом.       — Нет, но мне кажется, что сейчас узнаю.       — Ага. Завтра лекций с наставником не будет.       Девушка резко повернула голову в мою сторону, глядя с непониманием и ожидая разъяснения.       — Завтра утром я и леди Гринграсс летим портключом в Прагу на защиту степени по трансфигурации. Мою защиту…       Гермиона выглядела крайне удивлённой.       — А… Как же… Там же нужно работы научные предварительно опубликовать.       — Вот-вот, — кивнул я. — По её словам, там у них какая-то реформа и нужно ловить момент. Сейчас, или через год только.       Гермиона тут же бросилась обниматься радостно улыбаясь.       — Поздравляю!       — Рано. Завтра и послезавтра будет результат. Может, не пройду?       — Глупость! — отстранилась девушка. — Так. Время позднее…       — Рано же совсем, нет?       — Нет. Нужно выспаться и быть готовым.       — Понял-принял. Спокойной ночи. Долго не засиживайся.       — И тебе.       Гермиона мимолётно чмокнула меня в губы, а я отправился в комнату готовиться ко сну. Как-то всё слишком внезапно, а внезапности я не люблю.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.