Когда осень плачет, всегда идет дождь. 170

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kuroshitsuji

Пэйринг и персонажи:
Клод Фаустус, Алоис Транси, Ханна Анафелоуз, Себастьян Михаэлис, Сиэль Фантомхайв
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Экшн (action), Психология, Повседневность, Даркфик, Ужасы, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, Underage, Нехронологическое повествование, UST
Размер:
планируется Макси, написано 548 страниц, 35 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Лучший Алоис и лучший Клод!» от Blue rose11
«Лучший роман!» от bronzza
«Каждая глава - волна эмоций~» от Уруми Канзаки
«Просто влюблен в Вашу работу!~» от Luthor
«Потрясающая работа! ^_^» от Anabel_Fox
«Отличная работа! *°*» от Бедный художник
«Великолепная работа**» от veronika bulava
«Отличная работа!» от Eito
Описание:
Золотые 20-е. Мир, опомнившийся от ужасов войны. Мораль? Ее больше нет! Этика? Она устарела! Религия? Просто смешно. Искренность, верность,любовь? Лишь чудачества! Показной цинизм и легкомыслие ― девиз настоящего!Но может ли в мире, где больше нет правил, стать роковой одна случайная встреча? Как скрыть секреты прошлого, когда настоящее столь любопытно?Возможно, ли извлечь выгоду из собственного обмана и не оказаться на крючке? И как отказать услугам тьмы, когда стоишь на самом краю?

Посвящение:
И вам, и вам!

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Работа большая.
Адекватная критика всегда приветствуется.
Не заморожен. Не заброшен и заброшен не будет.
Фраза всей истории: "Они не те, кем кажутся".

Глава VIII:"Неприятностей не занимать"

17 ноября 2011, 17:12
      Сиэль поставил поднос на стол, отодвинул стул и сел, зевая и прикрывая рот ладонью.
      ― Опять не выспался? ― Транси допил чай и как бы невзначай протянул ноги под столом, касаясь носком сапога туфель соседа. Фантомхайв поднял взгляд на друга, но, многозначительно промолчав, принялся завтракать.
      ― Это всё потому, что ты ждал меня вчера. Вот и лёг поздно.
      ― Я не тебя ждал, я читал, ― не отрываясь от завтрака, ответил граф.
      ― Ага, конечно, и читал ты в кромешной темноте после отбоя, только книжки я у тебя в руках не видел, ― усмехнулся Алоис, откинувшись на спинку стула и подкинув в ладони яблоко.
      ― У них тут все яблоки гнилые? ― внимательнее рассмотрев фрукт, он отложил его на край стола. ― Я возьму твоё, не против?
      Он нагнулся к соседу и забрал у него то, что здесь называлось десертом. Сиэль ничего не ответил.

***


      Толпы учеников, казалось, шныряли по столовой туда-сюда без возможности найти себе свободный стол, хотя мест на всех было более чем достаточно.
      Он завтракал за одним из полупустых столиков вместе со своим соседом по комнате, Сиэлем Фантомхайвом.

      «Яблоко. Не знал, мой мальчик, что ты любишь фрукты, а может, просто всегда любишь получать свой десерт? Что ж, учту.»
      Лаская губами немного влажную гладкую поверхность, слизав с него сладкий липкий сок, Алоис впился острыми зубками в сочную светлую мякоть, сдирая мягкую кожицу, со всхлипом погружаясь в зовущую фруктовую плоть. Красная с жёлтыми переливами кожица яблока поблёскивала, мерцая в свете тусклых лучей осеннего солнца.
      Транси прижал к нему напряженные в голодном желании губы, с тихим стоном наслаждаясь содержимым. Сок стекал по губам, подбородку, оставляя влажные, еле видимые дорожки на шее, пробегая по локтям, капал на круглые, обтянутые брюками, коленки.
      Плод был столь крупным, что мальчик едва удерживал его в руке. Один мягкий белый кусочек, не выдержав агрессивного напора, словно пытаясь сбежать от неминуемой гибели, заскользил по течению и, упав на тонкое изящное запястье, застыл.
      Алоис лукаво улыбнулся, проследив за этой робкой попыткой скрыться, поднял запястье к глазам и какое-то время смотрел на него в лучах утреннего солнца. Затем прикоснулся языком к руке с пульсирующей жилкой, и в следующее мгновение беглец исчез. Сладко…

      Доев яблоко, Транси скучающе осмотрел столовую. Но, заметив мелькнувший в толпе учеников силуэт взрослого в очках, вздрогнул, пытаясь рассмотреть человека, что так скоро исчез из его поля зрения, словно растворившись в воздухе. Мальчик повернулся к Фантомхайву, сидящему напротив.
      ― Сиэль, у нас сегодня латынь есть?
      ― Да, сразу после урока литературы, ― граф поднялся с места и начал собирать пустые тарелки на поднос. ― А что? ― он вопросительно уставился на соседа.
      ― Мне показалось, что я только что видел мистера Фаустуса здесь, в столовой. Вчера вечером я столкнулся с ним в коридоре, знаешь, он пригласил меня к себе, ― он сделал паузу. ― Даже чаем угостил, ― едко соврал Транси, с ехидной улыбкой вспоминая произошедшее.
      ― Хм, вот почему ты опоздал. Забавно…
      ― С чего это вдруг? — возмутился Алоис, посчитав тон друга насмешливым.
      ― Всем известно, что у мистера Фаустуса свой дом в городе, ― начал Сиэль тоном поучающего учителя, ― и каждый вечер он уезжает ночевать туда, поэтому ты не мог быть у него вчера, да и сегодня его урок у нас только после обеда, так что не думаю, что он появится здесь раньше. Если, конечно, он не ранняя пташка или обожает свою работу, ― напоследок бросил граф, забирая поднос со стола и относя его к другой грязной посуде.
      ― Вон оно как… ― задумчиво произнёс Алоис, разламывая пополам оставшийся от яблока тонкий огрызок. Его сильно удивило сказанное Фантомхайвом, так как вчерашний вечер он запомнил более чем отчётливо. Конечно, всему можно было найти обычное логическое объяснение: мистер Фаустус мог задержаться в библиотеке, изучая новые материалы для будущего урока или пил чай и вёл беседы с одним из учителей, например, мистером Фишером, преподавателем словесности. А возможно, он специально остался в школе ради Алоиса Транси, что так упорно игнорирует его уроки, чтобы, якобы случайно столкнувшись с ним в коридоре, пригласить к себе. Однако за необоснованностью и нелогичностью (а попросту абсурдностью) последняя идея была мгновенно исключена из ряда задумок на заданную тему в голове юного графа Транси.
      События прошедшего дня отчётливо напоминали о себе с самого утра, временами рисуя уж слишком откровенно приукрашенные картины и вгоняя в краску. В какие-то моменты было желание потребовать у учителя объяснений нелепости случившегося, временами хотелось сбежать, отводить взгляд, ни при каком условии не только не ходить на злосчастную латынь, но и вообще не показываться Фаустусу на глаза этим днём. В который раз Алоис пожалел, что не имеет способности помнить и запоминать только то, что действительно важно или необходимо. И он бы с превеликим удовольствием спрятал на задворках своего подсознания, наверное, даже слишком много плохого, по возможности оставив только хорошее, вот только было то, что не хотелось ни прятать, ни хранить. И под это описание так подходил один неоднозначный поце…

      Живы и ярки ещё были воспоминания лета, но что-то где-то забылось или было потеряно…
      Вдыхая воздух сентября, Алоис вышел во двор, носки туфель мгновенно намокли от сырых листьев, стоило ему сойти с дорожки.
      Неподалёку младшие ученики резвились, играя в мяч. И почти уже по привычке он искал глазами среди них знакомый силуэт, но безуспешно.
      А может, где бы он ни был, он его видит сейчас? Обычно, по осени они с братом любили собирать гербарии из кленовых листьев, что ковром усыпали всё вокруг. Но с этой осенью пришла та грусть, какую испытывают, глядя на хмурый холодный дождь с туманом, и нет во всём этом жёлтом украшении ни одного поистине золотого листочка.
      О чем он плачет, этот серый дождь, что льёт часами, днями через край, сшивая землю с небом? Словно исполняя реквием по ушедшему лету и тем тёплым дням…
      Алоис поднял ворот своего плаща сливового оттенка, стараясь скрыться от безжалостных порывов холодного ветра. Всё-таки кто-то где-то забылся или был потерян… навсегда.

***


      ― Стой, не трогай, это мой учебник! ― донеслось с последних рядов аудитории, прозвенел звонок. Класс наполнялся учениками, начинался урок латыни. По паркету разнёсся стук каблуков идеально начищенных туфель. Фаустус в строгой чёрной учительской форме выглядел выше. За стёклами очков глаза его казались какими-то странными, как будто неестественного цвета.
      ― Сегодня вместо обычной лекции, я дам вам контрольную работу, чтобы не только проверить ваши знания, но так же иметь возможность отправить великолепные оценки вашим родителям, ― он деловито поправил очки на переносице и раскрыл учебник. ― Работа не будет очень сложной: я диктую вам вопросы, вы же записываете ответы на латыни. Итак, начнём.
      Спустя несколько минут после начала урока главная дверь скрипнула, и на пороге появился юный граф Транси с учебником в руках.
      ― Прошу меня простить, я опоздал? — лёгким движение руки он убрал белокурую прядь со лба.
      Все взгляды устремились на опоздавшего ученика. Господин Фаустус поднял глаза от книги, по которой диктовал, выказав своё удивление лишь приподнятыми бровями. Он был почти уверен, что после вчерашнего вечера Алоис Транси постарается не попадаться ему на глаза, а не то что заявится на его урок после нескольких систематических прогулов. Причём с опозданием, привлекая к себе внимание всех присутствующих. Из чего Фаустус сделал для себя один вывод: наглости и самомнения этому белобрысому паршивцу было не занимать.
      ― Алоис Транси, вы не должны впредь опаздывать на урок, ― с ледяной строгостью в голосе высказал замечание Клод, — учтите это в следующий раз, а сейчас садитесь и слушайте.
      Алоис прошёл в аудиторию и поднялся на своё место. По классу мгновенно поползли перешёптывания и разговоры.
      ― Ты всегда будешь так опаздывать? ― Фантомхайв строго взглянул на соседа.
      ― В прошлый раз меня тут вообще не было, ― с улыбкой заявил Алоис. ― Но ты ведь не думаешь, что я пришёл самым последним? ― усмехнулся граф.
      Урок прошёл тихо, хотя иногда ещё слышались чьи-то тихие разговоры, но они относились уже не к выходке молодого графа: для многих такое его поведение стало привычным и считалось частью его «необычного» характера и своенравной натуры.
      Имея возможность пользоваться подсказками Сиэля, Алоис всё же не осилил все вопросы в контрольной, хотя это его в тот момент волновало меньше всего. Взгляд, которым его встретил на уроке мистер Фаустус, был выше любых похвал. Такой холодности и безразличной строгости к ученику граф не видел ещё ни от одного преподавателя. Да и что бы мог сказать учитель после того, как ученик изъявил желание поцеловать его. Ещё один звонок оповестил об окончании последнего на сегодня урока. Ученики сдали работы.
      ― Ты сейчас куда? ― Алоис ловко перепрыгнул последнюю ступеньку лестницы в аудиторию.
      ― Стоит занести книжки в комнату ― и в библиотеку, мне нужны некоторые материалы из энциклопедии по биологии к понедельнику.
      ― Тогда я с тобой!
      ― Алоис, ― окликнул учитель, ― останься, мне нужно с тобой поговорить, ― Клод, не глядя в сторону Транси, внимательно читал чью-то работу. В отличие от Алоиса, Сиэль мгновенно напрягся, но, не подав виду, сказал, что будет ждать Транси в библиотеке. Как только за дверью скрылся последний ученик, Алоис прошёл к учительскому столу.
      ― По причине твоего отсутствия на нескольких предыдущих уроках, Алоис, ты не смог справиться с сегодняшней работой.
Клод собрал листки в стопку.
      ― А вы так быстро проверили? Или вы проверили только мою работу? ― поинтересовался граф, упираясь обеими руками в стол и наклоняясь к стоящему за ним Фаустусу.
      ― Все.
      ― О… ― только и смог произнести Алоис. Устроившись прямо на столе и закинув ногу на ногу, он взял из стопки на столе лист с чьей-то работой.
      ― По этой причине ты будешь приходить ко мне на дополнительные занятия, я же должен дать тебе возможность пересдать. Назначим их на удобное тебе время, например на 16:00 через день.
      ― Хорошо, ― он небрежно положил лист на место и ловким движением спрыгнул со стола.
      ― Придёшь ко мне в эту аудиторию после выходных в понедельник.
      ― Я понял. Я могу идти?
      ― Да.
      После состоявшегося у них с Фаустусом разговора Алоис не мог понять просто вызывающего и кричащего безразличия к своей персоне. Позволив себе откровенно непристойные фривольности при беседе, мальчик надеялся хоть как-то вызвать наружу истинную натуру нового учителя, его чувства и эмоции. Хотя ещё вчера вечером мог сказать, что попросту боится этого скрытного знакомого незнакомца. В какой-то момент решил даже, что разговаривает и вовсе с неодушевлённым предметом. Почему-то, до бешеного азарта, стала его привлекать мысль раскрытия настоящей сущности Клода Фаустуса, учителя латыни в старой престижной Академии в самой глубинке Англии.

***


      В библиотеке было прохладно и тихо необычайно, как в церкви. Все звуки поглощались книгами.
      Алоис привычно пробежал пальчиком по корешкам стоящих на полках фолиантов, блуждая, словно в лабиринте, между высокими шкафами, до самого потолка уставленными книгами. Фантомхайва он так и не встретил ни в зале, ни среди стеллажей, поэтому направился к заветному месту, где хранилась любимая их с братом книга. Алоис осторожно поднялся по специальной лестнице и, достав с самой верхней полки толстую книгу в обложке тёмно-болотного цвета, раскрыл её, удобней устроился на ступеньках и принялся за чтение, не спускаясь на пол.
      Либо то было обычной проделкой осени со временем, либо в этот день оно летело чересчур быстро, но, дочитав историю до середины, Алоис заметил, что на улице стемнело. Завтра было воскресенье — единственный день в неделю, когда ученикам можно было покидать стены Академии, поэтому у всего их класса было много планов на эту поездку в ближайший маленький городок, чтобы отдохнуть, да и просто пройтись по магазинам.
      Взяв фолиант с собой, он осторожно спустился вниз и направился в комнату.

      Проходя по коридору к корпусу их общежития, Алоис встретил нескольких старших ребят, но, не придав этому никакого значения, хотел пройти мимо.
      ― Ты ведь Транси? ― поинтересовался один из них.
      ― Из класса «Б», не так ли? ― спросил другой юноша.
      ― Да, — ничего не подозревая, ответил граф.
      ― А что ты читаешь? ― оказавшийся рядом с ним, мальчик резко выхватил книгу из его рук и поднял вверх, рассматривая обложку.
      ― Немедленно верни книгу, она не твоя! ― строго приказал Алоис.
      ― А что такой красивый юноша гуляет по школе один, да еще так поздно? ― наигранно поинтересовался один из старшеклассников, подходя к Алоису сбоку и приобнимая его за плечо.
      ― Пусти! ― вырываясь, крикнул граф.
      ― Мы же совсем не хотим, чтобы нас кто-то услышал? ― с ухмылкой спросил самый высокий из троицы, подходя к Транси вплотную. Его ладонь скользнула по шее под расстегнутый воротник блузы Алоиса. — Поэтому, тссс… ― он приложил палец к своим губам, делая знак замолчать.
      «Будь ты проклят, Анатоль Дюбуа!» ― закричал внутренний голос графа Транси, прежде чем его рот накрыли в требовательном поцелуе чужие губы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.