Sins of the Fathers

Джен
Перевод
PG-13
В процессе
684
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/15049538/chapters/34888511
Размер:
планируется Макси, написано 415 страниц, 18 частей
Описание:
Для описания своих отношений с отцом Тони Старку было достаточно одного слова — трудные. Так что же заставило его согласиться стать опекуном какого-то случайного ребенка из Квинса?

Питер Паркер потерял родителей в том возрасте, когда едва мог их вспомнить, оставшись на попечение дяди Бена и тети Мэй. Но, когда во время Старк Экспо снова случается трагедия, его приходит спасти не кто иной, как сам Железный Человек, его герой.
Посвящение:
Автору оригинала.
Примечания переводчика:
//Пройдут месяцы и годы, принося с собой новые проблемы и угрозы, а Тони и Питер будут вынуждены бороться со своим непростым прошлым и узнать, что их самые сильные стороны заключены в друг друге.
/описание оригинальной работы, которое не влезло, спасибо лимиту/

Эта работа совсем недавно кем-то переводилась, но её удалили (а ещё из беседы с автором выяснилось, что разрешение он в тот раз не давал, но это мелочи). Что ж, надеюсь, я смогу перевести её :D

Первый раз выступаю в качестве переводчика. Страшно и необычно. Наверное косяков море будет, так что пб открыта.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
684 Нравится 151 Отзывы 251 В сборник Скачать

Часть 16

Настройки текста
Тони ущипнул себя за переносицу, морщась от нарастающей за его глазами головной боли, будто сам Мьёльнир непрерывно колотил его по лбу изнутри. Слова Альтрона, сказанные как раз перед тем, как Тор разнес его искривленное металлическое тело на куски своим молотом, эхом отдавались в голове Тони, играя на непрерывной пленке. Очень редко выбор, сделанный в порыве животного страха, оказывается правильным. Альтрон разрабатывался как миротворческая программа, предназначенная для защиты Земли и её народа. Защиты Питера. Его создание позволило бы Тони навсегда отключить свои костюмы Железного Человека, чтобы он мог сосредоточиться на более важных вещах. Его семья, его компания и всё хорошее, что они могли бы сделать в этом мире вместе. Но вместо этого Альтрон каким-то образом оказался олицетворением худшего страха Тони. Вместо того, чтобы защищать землю, защищать свой народ, защищать Питера и остальную семью Тони, Альтрон был настроен на то, чтобы полностью уничтожить их всех и начать всё сначала. Альтрон хотел начать всё с чистого листа. Он хотел истребить всех. Моргая, Тони оглядел комнату, оценивая огромный ущерб, который Альтрон успел нанести во время короткой схватки, прежде чем исчез. Это было действительно замечательно — и, по мнению Тони, свидетельствовало об успехе тренировок Стива, — что ни один из них не пострадал серьезно. Стив и Тор, конечно, были в полном порядке. Брюс, Бартон и Наташа выглядели ничуть не хуже, и, если не считать раскалывающейся головы Тони и хронической тупой боли в левой руке, с ним тоже всё было в порядке. На этот раз никаких сломанных ребер или синяков под глазами. Им повезло. Все могло быть намного хуже. Тони был безмерно рад, что Питер не пострадал. — Джарвис, — не задумываясь произнёс Тони и прикусил губу, вспомнив, что Джарвиса больше нет. Острая пульсирующая боль в голове Тони стала ещё сильнее, когда он осознал это. Джарвис исчез, уничтоженный Альтроном, как только тот обрел разум, поскольку его целью был Джарвис как первая линия обороны Мстителей. Джарвис, который был с Тони на протяжении всей его жизни, который видел его в лучшем и в самом худшем состоянии. Тот, кто любил Питера почти так же сильно, как и сам Тони, исчез. И это была полностью его вина. — Тони, — тихо сказал Стив, осторожно приближаясь к Тони, будто бы тот был раненым или загнанным в угол животным. — Нам бы очень пригодилась твоя помощь с этими файлами. Их очень много, и ты с Брюсом действительно единственные люди, которые понимают большую часть этого, и… — Да, да, — пробормотал Тони. — Просто... дай мне минутку. Стив нахмурился, и Тони прикусил язык, борясь с сильным желанием наброситься на высокого, мускулистого Капитана и ударить его в идеальные зубы. Стив ни в чем не виноват, и Тони это знал. Но почему он должен быть таким чертовски хорошим всё время? Если бы они поменялись местами, Тони знал, что не смог бы сохранить хладнокровие в этой ситуации. «Что ж, — с горечью подумал Тони, — именно поэтому он капитан, а не я.» — Просто... дай мне проверить Пита, — прошептал Тони. — Убедиться, что с ним всё в порядке. — Хорошо, — со вздохом ответил Стив. — Он похлопал Тони по плечу. — Питер в надежных руках Роуди и Сэма, Тони. Ты это знаешь. Вытащив телефон из кармана, Тони кивнул, используя спутниковую сеть Старка для связи с телефоном Питера, отметив, что сын все еще находится примерно в сорока минутах езды от Базы на севере штата. Он быстро набрал сообщение, попросив Питера сообщить ему, как только он благополучно доберется до комплекса, и не включать ничего, что имело выход в интернет. — Итак, что мы знаем о двух модифицированных людях? — спросил Стив, когда Тони подошел к столу, заваленным коробками со старыми файлами. — Хилл? — Их зовут Пьетро и Ванда Максимофф, — ответила Мария, читая с планшета. — Близнецы, родившиеся в Заковии, чьи родители погибли несколько лет назад во время попытки государственного переворота. Очевидно, они сами вызвались участвовать в экспериментах Штрукера и были единственными выжившими. — И каковы же их способности? — спросил Стив. — У него повышен метаболизм и улучшен тепловой гомеостаз. Она занимается нейроэлектронным взаимодействием, телекинезом, манипуляциями на ментальном уровне. Стив моргнул. — Он быстрый, а она ведьма, — пояснила Хилл. — Нет-нет, это я уже понял, — сказал Стив. — Но ты сказала «манипуляциями на ментальном уровне»? Как вообщ… — То есть, я полагаю, она может внедрить образы в чью-то голову, — сказал Брюс. — Заставь людей видеть то, чего нет. Как галлюцинации. — Он тяжело вздрогнул. — Ох. Это довольно жутко, если подумать. Тони почувствовал, как его кровь застыла у него в жилах от заявления Брюса, а рука тут же потянулась к затылку, словно он пытался защититься от свиста ледяного ветра, который вызвал ужасное, выворачивающее наизнанку видение, развернувшееся перед Тони в бункере Гидры в Заковии. Видение, в котором он видел всех своих друзей мертвыми, в котором его любимый сын умирал у него на руках, умоляя не уходить. Слезы защипали глаза Тони, когда он вспомнил мучительный момент, когда тело Питера обмякло у него в руках, а его глаза закрылись в последний раз. Когда Тони тоже хотел умереть, вместе с ним. Тони почувствовал, как его руки сжались в кулаки, а челюсти сомкнулись от гнева. Если то, что сказала Мария Хилл, было правдой, то эта девушка Ванда как будто заглянула в сознание Тони, прочитала его самые худшие страхи и намеренно использовала их, по какой-то нездоровой причине. «Да как она ПОСМЕЛА!» — Мы знаем, где сейчас находятся эти близнецы? — спросила Наташа. Хилл пожал плечами. — Насколько нам известно, они всё ещё в Заковии. — Хорошо, — произнёс Стив. — Итак, мы знаем, что Альтрон пытается найти форму или тело, более сильное, чем то, что он смог найти здесь. Отправится ли он за этим в Заковию? Тони, Брюс сказал, что ты нашел несколько роботизированных систем у Скипетра, довольно продвинутых. Сможет ли Альтрон завладеть одним из них и построить тело? — Да, — прохрипел Тони пересохшим горлом, перебирая массивные папки в поисках чего-нибудь полезного. — На самом деле он мог бы захватить их всех. Его сознание не ограничивается только одной физической формой. — Здорово, — пробормотала Наташа. —Это утешает. — Это не поможет, Наташа, — сказал Стив, бросив на Наташу сердитый взгляд. — Итак, если мы также знаем, что конечной целью Альтрона является уничтожение человечества, то было бы разумно предположить, что он захочет получить контроль над такими вещами, как… — Ядерные коды! — воскликнула Хилл, оторвав взгляд от своей ноги, которой она пыталась откопать упрямый кусок битого стекла. — Эм… — Роуди об этом позаботился, — сказал Тони. — Он уже предупредил президента и Объединенный комитет начальников штабов, и коды были изменены на непрерывный вращающийся алгоритм, за которым не должен поспеть даже Альтрон. — Не должен? — уточнил Брюс, широко раскрыв глаза за очками. — Мы уверены, что «не должен» для нас сейчас достаточно? — Я сказал хватит! — рявкнул Стив, свирепо глядя на Брюса. — Ладно. Так что, если Альтрон направляется обратно в Заковию, можно предположить, что он захочет найти потенциальных союзников. Будут ли эти близнецы потенциальными союзниками? —Это кажется вероятным, — ответил Тор. — Они без колебаний напали на наших людей во время набега, так что это сделало их нашими врагами. И у нас есть старая поговорка на Асгарде. Враг моего врага… — Это мой друг, — перебила Наташа. — Мы тоже так говорим здесь, на Земле. Может быть, наша лингвистика не так мелочна, как ты думаешь. — Получается, это одна из тех ситуаций, где эта конкретная фраза приемлема, — сказал Тор, игнорируя словесный подкол Наташи. — Эти усиленные, похоже, имеют претензии к Мстителям по какой-то причине, так что для Альтрона было бы логично искать их. — Согласен, — сказал Стив. — Итак, сейчас давайте предположим, что Альтрон уже сделал это. — Я думаю, с нас хватит предположений, Стив, — пропищала Хилл, просматривая планшет. —Поступают новые сообщения о нападении металлических машин на лаборатории робототехники, реактивного движения, оружейные заводы. Лишая их всех ресурсов, которые могли бы быть полезны. — Он быстро работает, — проворчала Наташа. — Есть жертвы? — спросил Стив. — Только косвенные, — ответила Хилл, прищурившись и читая по табличке. — В основном тут сообщения о том, что лаборанты пребывают в невменяемом состоянии, бормоча что-то о старых воспоминаниях и «что-то слишком быстром, чтобы это увидеть». — О'кей, это определенно похоже на то, что у Альтрона есть эти близнецы, — сказал Брюс. — И он убрал Штрукера, — добавил Хилл. — Он находился под охраной НАТО. Тони нахмурился, услышав последнюю новость. Именно Штрукер — скорее всего, вместе с этим ублюдком Доктором Листоом, — проводил эксперименты над близнецами, наделяя их сверхъестественными способностями. Какого чёрта Альтрон вдруг повернулся и убил его? — И... теперь все наши файлы на Штрукера исчезли, — сказала Наташа, бросая планшет на стол в отчаянии. — В этом нет никакого смысла. Штрукер мог бы быть полезен Альтрону; парень был оперативником Гидры, работавшим в Щите в течение многих лет, и у него были помощники повсюду, участвующие почти во всём. Зачем Альтрону убивать его? — Альтрон, должно быть, хочет что-то скрыть об этом Штрукере, — сказал Тор. — Альтрон хотел, чтобы мы что-то пропустили, — согласился Стив. —Тор прав, — заявил Тони, указывая на папку, которую держал Брюс. — Я знаю этого парня. Стив заглянул через плечо Тони, его брови сошлись вместе, когда он просматривал файл. — Да? Он похож на бандита. — Это потому, что он такой, — проворчал Тони. — Занимается торговлей оружием на черном рынке, действует у берегов Африки. Он был прямо на Аллее Гидры. — Он поднял голову и встретился с напряженным взглядом Наташи. — Я никогда ничего ему не продавал, Вдова, так что можешь прямо сейчас стереть эту чертову ухмылку со своего лица. — Никто тебя в этом не обвиняет, Тони, — твердо сказал Стив. — И последнее, что нам сейчас нужно — это продолжать нападать друг на друга. Мы все в этом замешаны. — Ты уверен в этом, Кэп? — спросил Бартон. — Потому что мне кажется, что мы не попали бы во всю эту чертову неразбериху, если бы некоторые идиоты не сделали что-то довольно глупое. Тони тут же ударил кулаком по столу, отчего одна из таблеток соскользнула с края и с громким стуком упала на пол. — Ты действительно называл моего сына идиотом? — крикнул он. — Ты, Бартон? Моего сына, у которого IQ почти 200? И Брюса, который один из величайших чертовых ученых, когда-либо живших? Потому что если это так, то ты намного глупее, чем есть на самом деле… — Довольно! — крикнул Стив. Он прижал ладонь к груди Тони, прямо над массой шрамов, скрывающихся под рубашкой Тони, в том самом месте, где Питер по ночам клал голову, чтобы заснуть. — Отойди, Тони. Здесь никто никого не обзывает. — Да? — рявкнул Тони, его дыхание стало громким, прерывистым. Сколько времени прошло с тех пор, как он спал в последний раз? — Скажи это той Зелёной Стрелке. — Какая, к чёрту, Зелёная Стрелка? — спросил Бартон. — Этот мелочный спор ни к чему нас не приведет, — сказал Стив. — Что нам нужно сделать прямо сейчас, так это составить план и следовать ему. Как можно скорее. — Он повернулся к Тони, его голубые глаза были ледяными от сдерживаемого гнева. — Тони. Что такого особенного в этом торговце оружием? Сделав глубокий вдох, Тони медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. — В последний раз я видел его на съезде, в... 2005-м или что-то в этом роде. Он все хвастался своей новой находкой. Называл это переломным моментом. — Что это такое? — спросил Стив, указывая на фотографию мужчины, Улисса Клауэ. — Вот это, у него на шее? Это что, какая-то татуировка? — Нет, это не татуировка, — сказал Тор. — Это клеймо. В некоторых Королевствах есть те, кто все еще использует их в качестве опознавательных знаков. — Что оно означает? — спросил Стив. — Похоже, это означает «вор» на непонятном африканском диалекте, — ответил Брюс, смущенно поднимая глаза от планшета. — В гораздо менее дружелюбном смысле. — На каком диалекте? — спросила Наташа. — Вака ... Вакана ... Гм... Ваканда, — пробормотал Брюс. — Ваканда? — воскликнул Стив. — Ты уверен? — Совершенно уверен, — ответил Брюс. — А что? — Вот дерьмо, — пробормотал Тони. — Если этому парню удалось выбраться из Ваканды с каким-то местным товаром, то… — Мне показалось, твой отец сказал, что у них ничего нет! — сердито прошептал Стив. — Говард не в первый раз говорит кому-то то, что он хочет услышать, вместо правды, — парировал Тони. — Эй! — окликнул их Брюс. — А что можно получить из Ваканды? Тони тяжело вздохнул, указывая на щит Кэпа, стоявший на полу у стены. — Самый прочный металл на Земле. — Где сейчас этот парень? — спросил Стив. — Я бы предположил, что у него все то же самое убежище, что и всегда, — сказал Тони. — Это слишком большая операция, чтобы передвигаться незаметно. — Вот дерьмо, — пробормотал Бартон после нескольких секунд молчания. Он поднялся на ноги, схватив пару палочек, которые носил с собой всю ночь по какой-то странной причине. Тони оставил попытки понять этого человека. — Пожалуй, пойду подготовлю самолет. *** — Мы приехали, Питер, — тихо сказал Джеймс, когда Сэм въехал машину в подземный гараж Базы. — Да, — прошептал Питер. — Спасибо. Выскользнув из машины, Питер зашаркал к лифту, смутно ощущая на своем плече руку Сэма. На протяжении всей девяностоминутной поездки на север штата его разум перебирал код, который он помогал писать для Альтрона, пытаясь понять, где он мог ошибиться. — Ты ни в чем не виноват, — сказал Сэм, словно прочитав мысли Питера. — Даже не ходи туда. Это правда никому от этого нет никакой пользы. — Конечно, — с сарказмом ответил Питер, с трудом выдавив это слово из своего пересохшего горла. Всю дорогу он старался не заплакать, и из-за этого ему казалось, что на горло напали с теркой для сыра. — Сэм прав, Питер, — сказал Джеймс, когда они вошли в главное здание комплекса. — А теперь покажи мне, как это сделать.… всё что, чёрт возьми, сказал Тони, чтобы это место защитило нас. — Это замкнутая, изолированная интернет-сеть, — сказал Питер, направляясь к главному рабочему месту в лаборатории отца. — Она питается от спутниковой сети Старка, а не от обычного интернета. Папа спроектировал его таким образом на случай, если какой-нибудь странный компьютерный вирус нападет на Башню и выведет Джарвиса из строя. — А почему в башне нет ничего подобного? — спросил Сэм. — Сейчас это было бы очень кстати. — Спутниковая сеть недостаточно велика, чтобы поддерживать и Башню, и Базу, — со вздохом объяснил Питер. — И правительство не давало папе разрешения на запуск новых спутников, когда он просил, так что… — Да, давай не будем сейчас вдаваться в подробности, — сказал Джеймс, поморщившись. — На самом деле сейчас для этого не время. Набрав на мониторе последние команды запуска, Питер активировал спутники и вздохнул с облегчением, когда все они засветились синим цветом, показывая, что они в полном рабочем состоянии. — Теперь всё должно быть хорошо. — И мы уверены, что это… Альтрон не может взломать эту сеть? — спросил Сэм. — Папа намеренно не включал его в электронную систему учета в Башне, — сказал Питер. — И База не подает никаких сигналов с того момента, как Джарвиса вывели, так что у Альтрона не должно было быть никакого способа получить доступ. Для него мы невидимы. — Если только он сам не явится искать нас, — пробормотал Джеймс, подавляя зевок. — Ну ладно. Я собираюсь быстро осмотреться, прежде чем мы подготовимся к ночевке. — Пошли, Питер, — сказал Сэм. — Тебе, наверное, пора спать. — Нет! — в отчаянии воскликнул Питер, хотя на самом деле смертельно устал. — Я не хочу этого делать! — Питер, уже почти три часа ночи… — Пожалуйста, не надо! — закричал Питер. — Я хочу попробовать посмотреть, что пошло не так! И я всё равно не смогу заснуть, я просто знаю это! Сэм поджал губы и недовольно нахмурился, когда подошел ближе. — Смотри. Я уверен, что чтобы быть таким чертовски умным, тебе не нужно так много спать, как остальным. Но я говорю тебе, если я буду охранять тебя — кстати, именно об этом просил твой отец,— то мне нужно немного поспать. Иначе от меня не будет никакой пользы. — Периметр пока в безопасности, — объявил Джеймс, входя в комнату. — Я бы сказал, что уже давно пора немного поспать, вы согласны? — Да, — сказал Сэм. — Нет, — одновременно ответил Питер. — Очень жаль, Питер, — сказал Джеймс. — Твой ответ не принимается. — Но... — Не заставляй меня приказывать тебе лечь спать, Питер, — сказал Джеймс низким голосом полковника. — Я не хочу, но сделаю это. Слезы от усталости и стыда навернулись на глаза Питера, и его плечи поникли от поражения. — Прекрасно. Но… — Не волнуйся, Питер, — тихо сказал Сэм. Он успокаивающе положил руку на плечо Питера, поворачивая его в сторону жилой части. — Я приду и посижу с тобой. — Спасибо, — прошептал Питер, и одинокая слеза скатилась по его щеке. Он быстро смахнул её, прежде чем Сэм успел заметить. «Я слишком взрослый, чтобы всё время плакать, чёрт возьми!» Забравшись в свою кровать в стиле Звездного пути, Питер рухнул на подушки, стараясь не обращать внимания на то, что Джордж все еще сидит на его кровати в Башне, а не здесь, на Базе вместе с ним. Здесь было все необходимое: одежда, обувь, дополнительные контактные линзы и ингаляторы, даже копии школьных учебников. Но они покинули Башню в такой спешке, а Питер был так расстроен и взволнован всем происходящим, что даже не подумал зайти в свою комнату и взять белого медведя. В спальне было разбросано еще несколько мягких игрушек, но Джордж был только один. — Всё хорошо, Питер? - спросил Сэм, усаживаясь в мягкое кресло в нескольких футах от кровати Питера. — Да, — выдавил Питер, когда ещё больше слез потекло по его щекам, смачивая подушку. — Просто... не привык к тишине. Джарвис обычно проигрывал звуки дождя на заднем плане для меня, пока я сплю, и сейчас… — Ну, я могу попробовать спеть тебе, если хочешь, — сказал Сэм, стараясь придать своему голосу легкость. — Но я сильно сомневаюсь, что это поможет тебе уснуть. Хотя, возможно, разобьет несколько окон. Губы Питера непроизвольно изогнулись в легкой улыбке. — Нет, спасибо, Сэм, — сказал он. Сморгнув слёзы, он взял в руки одну из запасных подушек, держа её так, как обычно обнимал Джорджа. — Со мной все будет в порядке. — Хороший выбор, — ответил Сэм. — А теперь спать. Я очень устал. Несмотря на лихорадочный бег своих мыслей и растущее беспокойство, Питер почти сразу же уснул. Но через некоторое время он проснулся от того, что, казалось, было громким спором людей, по-видимому, прямо за дверью его спальни. — Я же сказал вам, что мой ответ — нет! — произнёс один из голосов. — Я никогда этого не допущу и точка! — Это не тебе решать! — произнес второй голос, более гортанный, чем первый, и более зловещий. — Может быть, это и есть прорыв, которого мы так долго ждали! — Мне всё равно! — крикнул первый голос. — Разве вы не понимаете? Он мой сын! Я этого не допущу! — Он ничего не почувствует, — сказал второй мужчина, его голос стал тихим. Испугавшись, Питер свернулся в тугой клубок, и по его рукам побежали мурашки, когда мужчина продолжил: — Я могу гарантировать, что субъект ничего не почувствует. — Никто не тронет Питера! — крикнул первый мужчина. — Абсолютно никто! Я сожгу всё дотла! Всё это, если потребуется! Этого не должно было случиться! — Папа, пожалуйста, — прохрипел Питер высоким, писклявым голосом малыша. — Пожалуйста, перестань орать. Это слишком громко! — А что именно не должно было случиться? — рявкнул второй мужчина. — Это может быть прорыв, который мы искали годами! Вершина многолетних исследований! Как ты можешь этого не видеть? — Пожалуйста, папа! — закричал Питер, прижимая уши к голове так сильно, что ногти впились в кожу головы. — Пожалуйста, остановись! Ты меня пугаешь, это слишком громко! — Убирайтесь из моего дома! - крикнул первый мужчина. — И больше сюда не возвращайся, или я вызову полицию! Послышалась громкая возня, за которой быстро последовал хлопок двери, такой сильный, что стены спальни Питера задрожали, заставив его всхлипнуть и сжаться ещё сильнее. Через несколько секунд Питер услышал, как открылась дверь, и кто-то вошел в его комнату. Человек сел на кровать, нежно погладил его по волосам, прежде чем потянуться к его дрожащему телу, притягивая его ближе. — Всё в порядке, Питер, — прошептал отец. — Теперь всё в порядке. Засыпай. — Так громко! — Питер заскулил. — Почему так громко? — Мне очень жаль, Питер, — сказал папа, похлопывая его по спине. Он медленно почувствовал, как его напряженное тело начало расслабляться, высвобождаясь из тугого клубка. — Но теперь всё в порядке. Ты можешь снова заснуть. Питеру не очень-то хотелось снова засыпать, но он все равно кивнул. — Хорошо, пап. Я попробую. — Хороший мальчик, — сказал отец, целуя его в лоб. Он снова уложил Питера на подушку, натянул одеяло на плечи и погладил его по голове. — Спи спокойно, сынок. Ты в безопасности. — Угу, — произнёс Питер, глядя, как отец возвращается к двери спальни. Подойдя к двери, он остановился, положив руку на дверную ручку, и повернул голову, чтобы посмотреть на Питера, как раз в тот момент, когда свет с улицы внезапно осветил лицо мужчины. Питер вскрикнул от страха, его руки так крепко вцепились в простыни, что заболели костяшки пальцев. Потому что на него смотрел не его отец, Тони Старк. Это был кто-то другой. Кто-то, кого Питер совсем не знал. — Ааа! — воскликнул Питер, съеживаясь под одеялом. — Кто ты такой? Незнакомец удивленно моргнул. — Что значит «кто я»? — спросил он. — Я твой отец, Питер. — Нет! — пискнул Питер, тряся головой так сильно, что волосы упали ему на лоб. — Нет, это не так! Мой отец — Тони Старк! Он вернулся в Башню Мстителей, пытаясь выяснить, что пошло не так с Альтроном! Ты не он! Но мужчина только покачал головой и направился к кровати Питера. Питер отпрянул назад, вжавшись в матрас, когда он приблизился. — Нет! — закричал он. — Нет! Не прикасайся ко мне! Ты позволишь им снова причинить мне боль! — Питер! — воскликнул незнакомец, и на его лице отразилась боль. — Это неправда! Ты мой сын, я готов умереть, чтобы защитить тебя! — Если ты мой папа, то почему ты позволил им причинить мне боль?! — закричал Питер, его грудь тяжело вздымалась, а легкие, казалось, вот-вот разорвутся. — Они приходили ночью, кололи меня иголками и делали мне больно! Почему ты позволил им причинить мне боль? — Питер! — в голосе мужчины слышалось отчаяние. Его руки обхватили предплечья Питера, пытаясь удержать их неподвижно. — Питер, О чём ты говоришь? Кто тебя обидел? — Шумные люди, — захныкал Питер. — Они пришли ночью и сделали мне больно! — Питер, — произнес другой голос, и Питеру показалось, что он узнал его. — Питер, проснись! Всё в порядке, это просто дурной сон. — Нет! Оставьте меня в покое! — воскликнул Питер. — Ты только позволишь им снова причинить мне боль! — Обещаю, что не буду, - сказал голос. — Проснись, Питер. Здесь ты в безопасности. —Не позволяй им причинить мне боль! Пожалуйста! — Никто не причинит тебе вреда, Питер, — произнёс добрый, успокаивающий голос Сэма Уилсона. — Ты в порядке. Это просто дурной сон. Глаза Питера распахнулись, он быстро заморгал из-за резкого света утреннего солнца, льющегося через большие окна комнаты. Он резко выпрямился на кровати, едва не ударив Сэма головой в подбородок, и огляделся, пытаясь сориентироваться. Он вернулся на Базу. — Всё в порядке, Питер, — сказал Сэм, отпустив руки Питера и тут же схватив их. — С тобой всё в порядке. Это был просто дурной сон. Резко выдохнув, Питер плюхнулся обратно на кровать, убирая с глаз влажные волосы. Это точно не было похоже на дурной сон. Питеру не привыкать к кошмарам, но это... это было как-то по-другому. — Да, хорошо, — пробормотал Питер, слегка вздрогнув от ужасного привкуса во рту. Он чувствовал себя отвратительно и был весь в поту после ночного кошмара. — Я... Кхм… Думаю, мне нужно принять душ. — Конечно, - сказал Сэм. — Но потом приходи на кухню. Роуди уже готовит завтрак, и ты знаешь, что он может готовить намного лучше, чем твой отец. При этих словах Питер вскинул голову. — Мой... папа, — пробормотал он. — Да, — сказал Сэм, слегка нахмурив брови. — Железный Человек может быть кем угодно, но я почти уверен, что его кулинарные способности ограничены тем, что он может бросить в свой блендер. — Да, — сказал Питер, добавив фальшивый смешок для большей убедительности, и снова осмотрел комнату. Он был в своей спальне, на Базе. Рядом с ним сидел Сэм Уилсон. Полковник Роудс — нет, Джеймс, — был внизу, на кухне, готовил завтрак. И его отец тоже… его отец вернулся в башню вместе с остальными Мстителями. «Меня зовут Питер Паркер Старк. Моего отца зовут Тони Старк. Он Железный человек, один из Мстителей. Мы все живем в Башне Мстителей.» Все это было просто кошмарным сном. Просто очень плохой... кошмар. — А папа звонил, пока я спал? — спросил Питер, протирая глаза. Он получил смс, отправленную отцом, когда они были на пути на Базу, но в ней говорилось только о том, что нужно сделать, когда они прибудут сюда. Там не было ничего о том, что он и остальные Мстители планировали. — Не уверен, — ответил Сэм. — Но, если бы он это сделал, держу пари Роудс знал бы. Так что спускайся, как только приведешь себя в порядок, ладно? — Конечно, — ответил Питер. Он потянулся за очками и надел их на лицо. — Я ненадолго. Горячий душ действительно помог, немного ослабив напряжение в плечах Питера и немного отчистив легкие. К тому времени, как он оделся и побрел по огромному коридору на кухню, наполненную чудесными запахами жареного бекона и яиц, Джеймс и Сэм уже завтракали. Если бы Питер хотел, он почти смог бы притвориться, что его отец был здесь и просто работал в своей лаборатории, а не находился на очередной миссии, чтобы спасти мир. — Вот он, — сказал Джеймс, когда Питер сел на табурет рядом с Сэмом. Он пододвинул Питеру полную тарелку и протянул вилку. На стойке для него уже стоял стакан апельсинового сока. — Ешь, пока горячо, Питер. Питер нисколько не чувствовал голода, но все равно взял вилку с благодарным, как он надеялся, взглядом. По крайней мере, Сэм был прав: Джеймс готовил лучше, чем его отец. — Тони прислал мне сообщение сегодня рано утром, — сказал Джеймс, когда Питер приступил к еде. — Он сказал, что Пеппер будет здесь через пару часов. — Угу, — пробормотал Питер. — Он говорил что-нибудь о том, чем занимается команда? — Да, сказал. — И? — спросил Питер, делая глоток апельсинового сока. — Он и остальные члены команды направляются навестить какого-то торговца оружием с южноафриканского побережья, — сказал Джеймс. — Какого черта? — спросил Сэм. — Какое отношение может иметь проныра-торговец оружием к пресечению мошеннической программы? Джеймс перевел взгляд на Питера, потом снова на Сэма. — Ну… — Я сам все выясню, если ты мне не скажешь, — сказал Питер с полным ртом яичницы. — Так что ты можешь просто сказать мне. Это сэкономит время. —Только не с таким отношением, — пробормотал Джеймс. — Прекрасно. Тони сказал, что их теория сейчас заключается в том, что у этого торговца оружием был запас того же самого материала, из которого сделан щит Кэпа… — Вибраниум? — воскликнул Питер. — Но я не думал, что у кого-то есть ещё что-то подобное. Стив сказал мне, что мистер Старк сказал, что это был последний, когда он сделал Щит. — Ну, очевидно, Говард ошибся, — ответил Джеймс, закатывая глаза. — Это было бы не в первый раз. — Значит, они боятся, что Альтрон попытается создать тело с помощью вибраниума? — спросил Питер. Он положил вилку и отодвинул тарелку, как будто это его лично оскорбило. — Это было бы ужасно! Вибраниум считается самым твердым металлом на Земле. — Вот почему они собираются остановить его, Питер, — сказал Сэм, допивая остатки апельсинового сока. — Это Мстители. Они могут это сделать. Питер покачал головой, отчего его растрепанные волосы разлетелись в разные стороны. — Нет, ты не понимаешь. Если Альтрон получит достаточно вибраниума, чтобы построить тело, его будет практически невозможно остановить! Вы все видели, на что способен Щит Стива; просто представьте себе, что это Альтрон! На несколько секунд воцарилась тишина, прежде чем Сэм тихо присвистнул. — Итак... что мы можем сделать? — Ничего, — ответил Джеймс, свирепо глядя на Сэма. — Тони хочет, чтобы мы остались здесь и держали Базу под присмотром. Это наша миссия, Питер. Альтрон — это их миссия. —Но... — Никаких «но», малыш, — сказал Джеймс тоном полковника. — Таков наш приказ. Слезы жгли глаза Питера, и он быстро зашмыгал носом, стараясь скрыть их. Ему нужно было перестать плакать всё чертово время. — Дай мне хотя бы взглянуть на код Альтрона, пока я здесь! — взмолился он. — Посмотрим, смогу ли я найти, где мы ошиблись! Пожалуйста. Я не могу просто сидеть здесь и ничего не делать! — Ты можешь это сделать без интернета? — спросил Сэм. — Угу, — сказал Питер, кивая, как одна из бейсбольных фигурок Стива. — Я могу сделать это с помощью спутниковой связи, папа показал мне, как это делается. Мне не нужен интернет. Одной рабочей станции будет недостаточно, чтобы поставить под угрозу безопасность Базы, я обещаю! — Хорошо, Питер, - сказал Джеймс со вздохом. — Но, если ты что-то найдешь, я хочу, чтобы ты сначала поговорил с Сэмом или со мной, прежде чем что-то предпринимать. Это понятно? — Да, да, понятно! — протараторил Питер, вскакивая со стула и чуть не опрокидывая его. — Всё понятно, спасибо! Поспешив к своему рабочему месту, спрятанному в углу папиной лаборатории, Питер включил монитор, подключив его к спутниковой сети. Как только внизу появился маленький зеленый огонек, он принялся за работу, вытаскивая триллионы строк кода, которые он, папа и Брюс написали для интерфейса Альтрона. Питер знал, что невозможно будет пройти через каждую строку кода одну за другой; на это уйдут годы. Поэтому вместо этого он начал искать скрытые в коде закономерности, начиная со своей собственной части. Каждый программист имел свой собственный стиль, который они использовали для написания кода, даже если это было для одной цели, словно почерк одного человека отличался от почерка другого человека, даже если слова были одинаковыми. И поскольку, из всех троих, Питер работал над проектом «Альтрон» меньше всего времени, из-за школы и гимнастики, было разумнее всего начать именно с него. Питер работал уже почти час, когда монитор внезапно отключился, всего на долю секунды, прежде чем вернуться в нормальное состояние. Питер немедленно отступил назад, его руки замерли над клавиатурой. В большинстве случаев такая крошечная вспышка была безвредной, но поскольку База находилась исключительно на спутниковом контроле, Питер знал, что должен исследовать её. Потеря даже одного из постоянных спутников прямо сейчас может вызвать целый ряд проблем. Сделав глубокий вдох, Питер набрал команду и попросил показать схему спутниковой сети. Когда изображение появилось на экране, Питер заметил, что одна из точек мигает желтым цветом, что указывало на движение одного из спутников. Питер сглотнул, его сердце упало вниз, когда он понял, что это значит. Во всей сети был только один спутник, предназначенный для того, чтобы намеренно выходить из строя при вызове. Это был спутник, который содержал в себе броню Громилы, которую Брюс решил назвать Вероникой. И если Вероника двигалась, это могло означать только то, что папа вызвал её. Что означало... О Боже, что это значит? Запустив поисковую систему, Питер набрал ключевые слова «Халк», ища любые новости или кадры, которые могли бы объяснить, зачем папе понадобился массивный костюм Железного человека, его глаза расширились от шока, когда он нашел прямую трансляцию новостей из Йоханнесбурга, Южной Африки, которая показывала, как Халк бесконтрольно бушует на оживленной улице, переполненной людьми, сбивая здания и отправляя автомобили в воздух. Полицейские продолжали пытаться приблизиться к вышедшему из-под контроля монстру, но он двигался так быстро и так беспорядочно, что они не могли подобраться достаточно близко. Не то чтобы винтовки, которыми они были вооружены, могли принести какую-то пользу. Пули все равно не повредили бы Халку. Они просто отскакивали от него. — Папа! — Питер ахнул, едва в силах смотреть, как Халк взмахнул своей массивной рукой, ударив папу прямо в шлем и отправив его в полет в здание, вне досягаемости любой камеры, которая следила за ними. Питер провел потной рукой по волосам, а другой провел по клавиатуре, быстро устанавливая связь между монитором и головным дисплеем, расположенным в папиной броне Железного Человека. Соединение было завершено как раз вовремя, чтобы увидеть, как металлический кулак отца столкнулся прямо с кулаком Халком, посылая ударную волну, которая выбила все стеклянные окна, насколько Питер мог видеть. — Что могло случиться с Брюсом? — прошептал Питер, отпрянув от монитора, когда заметил, что его зеленые глаза покраснели, как будто их опрыскали каким-то химическим веществом. К сожалению — или к счастью, в зависимости от того, как он посмотреть на это, — связь с папиным шлемом не позволяла слышать звук, так что Питер не мог узнать, что они оба говорили. Но абсолютная ненависть, исходившая из покрасневших глаз громилы, направленных исключительно на отца, была такой сильной и неистовой, что Питер содрогнулся. Он так же знал, что это должно было разбить сердце отца, ведь он сражается с человеком, которого он считал одним из своих лучших друзей. «Что, чёрт возьми, могло стать причиной этого?» Папа всегда говорил, что броня для Халка была построена исключительно в качестве последнего средства, особенно с тех пор, как Брюс, казалось, довольно хорошо справлялся со своими трансформациями Халка. Как будто что-то внутри Брюса, или внутри Халка, только что сломалось. Наблюдая сквозь пальцы, Питер затаил дыхание, когда папа поднял Халка одной рукой, унес его прочь от оживленной рыночной площади и бросил на недостроенный небоскреб, который рушился и падал на землю. Солдаты, предположительно из Южноафриканской Национальной гвардии, немедленно окружили ошеломленного зеленого гиганта, направив на него свои пулеметы, а папа отвел кулак, ударил его прямо в челюсть, вырубив. — О Боже! — воскликнула Пеппер, испугав Питера, когда она подошла к нему и с отрытым ртом уставилась на кровавую бойню, развернувшуюся на мониторе перед ней. — Что случилось? — Я не знаю, — выдавил Питер сквозь комок в горле. — Как будто Брюс просто… свихнулся! — С ним все будет в порядке? — спросила Пеппер. — Где это? — Йоханнесбург, — ответил Питер. — Надеюсь на это. Папа и команда отправились туда, чтобы поговорить с кем-то. Я не знаю, что случилось, но что-то должно было повлиять на Брюса, пока они были там. — Да, — выдохнула Пеппер. — Ладно… хм… Мне нужно как можно скорее доставить туда Фонд помощи Старку, иначе это будет еще один кошмар для прессы. — Она отстранилась, моргая, и смотря на Питера так, как будто только что заметила его присутствие. — У тебя всё в порядке? Сэм сказал мне, что сегодня утром тебе приснился ужасный кошмар. Горло Питера сжалось ещё сильнее, и он шмыгнул носом, стараясь говорить спокойно. — Да, наверное. Впрочем, в кошмарах нет ничего нового. — Да, я знаю, — ласково сказала Пеппер, похлопывая его по спине. — Но Сэм сказал, что этот почему-то был хуже обычных. Он сказал, что ты был довольно дезориентирован, когда проснулся. — Нет, — сказал Питер, его лицо покраснело, когда он отвел взгляд. — Я в порядке. Просто... — он мотнул головой в сторону монитора, заметив, что папа поднял лежащего без сознания Брюса Бэннера и понес его к самолету. Через экран он с трудом различал Стива, Наташу и мистера Бартона. И Наташа, и Стив, казалось, тоже были не в духе. Наташа спотыкалась, как будто слишком много выпила — хотя мистер Бартон поддерживал её, а тело Стива было настолько напряжено, что казалось, будто к его спине приклеена доска. Стив почти всегда держался идеально, но сейчас всё было по-другому. Добравшись до Квинджета, папа положил Брюса на один из стульев и снял броню, разорвав связь между своим дисплеем и монитором Питера. Питер тихонько пискнул, когда монитор погас, и Пеппер положила руку ему на плечо. — Теперь они в безопасности, Питер, — мягко сказала она. — С ними всё в порядке. — Угу, — пробормотал Питер. — Но куда они теперь пойдут? Они не могут прийти сюда, не приведя сюда Альтрона, и они не могут пойти в Башню, так как Джарвис ушел и мы не может им помочь, и… Бормотание Питера было прервано звонком телефона Пеппер в кармане ее пиджака. — Это сообщение от Тони, — сказала она, вытаскивая его и щурясь, читая сообщение. — Что там написано? Вместо ответа Пеппер подняла телефон, чтобы Питер мог видеть текст, и его сердце словно упало вниз, когда он читал. «Направляемся в какое-то безопасное место, о котором Бартон знает, вероятно, ещё со времен своей шпионской карьеры. Мы все сильно пострадали, но скоро оправимся. Оставайся в безопасности, Держи Пита рядом. Люблю вас обоих. Скоро свяжусь с вами снова.» — И что же нам теперь делать? — спросил Питер. — Я думаю, мы просто подождем, — ответила Пеппер. — Тони будет держать нас в курсе, Питер. Не беспокойся. «Так всегда легче сказать, чем сделать», — с горечью подумал Питер. — Да, хорошо. Но если ты не против, я продолжу поиск по коду Альтрона. Я уже сказал… — Да, Сэм и Роуди уже сказали мне, — сказала Пеппер, прищурившись. — Всё хорошо, если ты не делаешь этого из чувства вины, Питер. Это не твоя вина. — Я знаю, — слишком поспешно ответил Питер. — Я знаю, — повторил он. — Я просто... хочу попытаться помочь. — Ну ладно. Мне нужно сделать несколько звонков, так что я буду в конференц-зале, если понадоблюсь. — Спасибо, — прошептал Питер, поворачиваясь к монитору, как только Пеппер вышла из комнаты. Подняв экран, полный кода, над которым он работал ранее, Питер тяжело вздохнул и начал искать между строк кода, ища что-нибудь, что могло бы оказаться полезным для деактивации Альтрона. «Пожалуйста», — подумал он. — «Здесь что-то должно быть. Дай мне найти это!» *** —Тебе нужно, чтобы я сменил тебя? — cпросил Тони Бартона, входя в кабину. Он все ещё дрожал от непосильной борьбы с вышедшей из-под контроля Халком и, казалось, не мог усидеть на месте. Вокруг него виднелись сбитые с толку и ошеломленные лица Наташи, Тора, Брюса и Стива — всех, кого поразила эта девушка Максимофф, ещё на верфи, — и они смотрели прямо перед собой, их тела застыли, как мрамор, как будто они всё ещё были пойманы в ловушку кошмарных видений, которые маленькая ведьма вложила в их головы. К сожалению, Тони слишком хорошо понимал это чувство. Несколько дней после галлюцинации его трясло, и ужасный образ Питера, безжизненно лежащего в его объятиях, всё ещё оставался в глубине его сознания, дразня его. Это было то зрелище, которое он никогда не смог бы увидеть. — Нет, я в порядке, — ответил Бартон. — Если ты хочешь немного поспать, то сейчас самое время. Мы все еще в нескольких часах пути. — В нескольких часах отсюда — что? — спросил Тони. — Убежище, — ответил Бартон, глядя прямо перед собой. — По крайней мере, я на это надеюсь. «Как тебе угодно», — подумал Тони, возвращаясь к своему креслу и откидывая голову на подголовник. Он не осмеливался позволить себе заснуть; риск увидеть кошмар был слишком велик, поэтому он занялся изучением различных углов, образующих крышу реактивного самолета, работая над расчетами в своей голове относительно того, как он мог бы построить что-то с лучшими аэродинамическими характеристиками. Тони всё ещё слегка дрожал, когда Бартон коснулся Квинджетом верхушек в густой роще деревьев, выходившей на луг, который, казалось, находился прямо посреди абсолютной пустоты. — Кажется, ты сказал, что мы направляемся в безопасное место? — уточнил Тони. — Да, — ответил Бартон, протискиваясь мимо Тони к Наташе. — И мы здесь. Нахмурившись, Тони протянул руку к Брюсу, пытаясь помочь ему выпутаться из груды одеял, в которые он был завернут, чтобы встать на ноги. Когда они вышли из самолета, моргая от довольно резкого солнечного света, глаза Тони остановились на — честно, прямо-таки из фильма Холлмарка, — фермерском доме, с широким крыльцом и всем остальным, стоящем примерно в пятидесяти ярдах от них. Там был даже сарай. — Что это за место? — спросил Тор, озираясь в замешательстве. — Убежище, — пробормотал Тони, всё ещё оглядывая окрестности широко раскрытыми глазами. — Будем надеяться, — сказал Бартон, переступая порог входной двери. — Милая! Я дома! «Срань Господня!» — подумал Тони, когда Бартон представил всех своей жене Лоре и двум их детям, мальчику примерно того же возраста, что и Питер, и маленькой девочке, которая сразу же потянулась к Наташе. — «Это семья Бартона!» — Извини, что врываемся к тебе в таком виде, — сказал Стив. — Да, ну, Фьюри помог мне организовать это, когда я присоединился к Щиту, — объяснил Бартон. — Этого нет ни в одном из моих файлов, но я и хотел, чтобы так оно и было. Тони почесал затылок, внезапно почувствовав себя очень неловко. Стив бросил на него обеспокоенный взгляд, но прежде чем он успел что-либо сказать, Тор резко развернулся на каблуках и направился прямо к двери. — Тор, — позвал Стив, исчезая за высоким богом грома. — Тор? — Итак, — сказал Бартон. — Хм, если мы собираемся остаться здесь, нам всем придется немного поработать. — Да, всё, что тебе нужно, — быстро ответил Тони, чувствуя себя ещё более неловко, когда Стив вернулся в дом без Тора. Это действительно было не время терять членов команды. Не с Альтроном, который всё ещё становится сильнее с каждой минутой. — Просто покажи мне, что нужно сделать, — сказал Стив, ставя свой щит рядом с диваном. Пять минут спустя, с топорами в руках, Тони и Стив направились к массивной куче дров в двадцати ярдах от дома. Хотя прошло много времени с тех пор, как Тони занимался резьбой по дереву, он надеялся, что физическая работа поможет ему отвлечься, хотя бы ненадолго. — Тор не сказал, куда он направляется? — спросил Тони Стива, когда тот с размаху ударил топором, расколов лежащее перед ним бревно на четыре части. — Нет, — ответил Стив, с ворчанием опуская свой топор. — Он просто сказал, что ему нужны ответы, а здесь он их не найдет. — Это из-за сил той девушки, Максимофф, — сказал Тони, раскалывая очередное полено. — И мы не знаем, что она ему показала. Это могло быть что угодно. — Точно так же, как мы до сих пор не знаем, что она показала тебе, Тони, — сказал Стив, прерывая свое заявление ударом топора. — Потому что вместо того, чтобы рассказать своим товарищам по команде, что произошло, ты решил пойти и повозиться с чем-то, что ты едва понимал… Тони замер, кровь застыла у него в жилах. — Мы с Бэннером занимались исследованиями! — рявкнул он. — Это повлияло на команду, — горячо возразил Стив. — Тогда команда в жопе! — воскликнул Тони, и топор выскользнул у него из рук. Он сжал руки в кулаки и глубоко вздохнул. — Разве не из-за этого мы ссоримся? Значит, мы можем прекратить драку? Может, нам пора домой? Разрывая голыми руками бревно, Стив повернулся к Тони, сердито сжав челюсти. — Ты всё равно должен был нам сказать. Если не всем, то ты должен был хотя бы сказать мне. У нас нет причин хранить секреты друг от друга, Тони. Вообще никаких веских причин. Волна стыда захлестнула Тони, так сильно, что он чуть не упал. Стив был прав, Тони должен был хоть что-то ему сказать. Но Тони был слишком напуган, слишком взволнован, слишком нетерпелив, чтобы что-то сказать. Вернув скипетр, Тони хотел сделать только две вещи: убедиться, что с Питером действительно всё в порядке, и как можно скорее запустить Альтрона, чтобы он мог удержать его в таком состоянии. — Это было ужасно, — пробормотал Тони так тихо, что любой нормальный человек не услышал бы его. Он зажмурился, а горло сжалось, когда кошмарное видение вновь возникло в его голове. — Как будто мой худший кошмар оживает прямо передо мной. Вы, ребята, все были... и Питер... Питера больше не было, и это была моя вина. Я сделал недостаточно. Я не сделал достаточно, чтобы защитить его. Я не сделал достаточно, чтобы защитить кого-то из вас. — Извини, Тони, — сказал Стив, закидывая топор на плечо. — Не могу себе представить, как больно было это видеть. Но если бы ты поговорил со мной об этом, тогда, может быть… — Может быть, что, Роджерс? — возразил Тони. — Может быть, ты мог бы волшебным образом всё исправить? Как? Это было не то, что ты мог заставить исчезнуть, просто бросив свой щит! — Я не знаю, Тони! — воскликнул Стив. — Но я бы постарался тебе помочь. Как-нибудь. Потому что именно так поступают друзья. Тони закатил глаза. Иногда Стив был невероятно наивен. — Не обижайся, но ты никак не мог этого понять. Эта мучительная боль... я видел, как мой мальчик умирает у меня на руках, и он был в ужасе, умоляя меня помочь ему, а я не мог... и нет никакого способа объяснить кому-то свои чувства. — Я знаю, каково это — терять людей, Тони, — мягко сказал Стив. — Ты не обязан мне ничего объяснять. — Не так, - сказал Тони срывающимся голосом. — Ты не отец, Кэп. Ты не знаешь, каково это — любить кого-то так сильно и отчаянно защищать его, — Тони сделал паузу, прочистил горло и покачал головой. — Питер не должен был видеть и доли того, что он видел. Он заслуживает гораздо большего. Я просто... я просто хочу, чтобы у него это было. На бледном лице Стива промелькнула обида, и Тони тут же почувствовал острый укол вины. Тони никогда не собирался становиться отцом. Даже после того, как он закрыл оружейное подразделение «Старк Индастриз» и объявил всему миру, что он Железный Человек, эта мысль никогда не приходила ему в голову. Его тусовочный, реформаторский образ жизни плейбоя просто не очень хорошо сочетался с возможностью быть родителем. Не говоря уже о том, что его собственный отец был первоклассным мудаком, который всегда относился к Тони как к обузе, а не как к сыну. И только когда в его жизнь втолкнули этого маленького мальчика, почти против его воли, Тони стал уделять отцовству больше внимания, чем просто мимолетной мысли. Но Стив... Стив, вероятно, жаждал этого. Жаждал дома, семьи, стабильности, которую она приносила. И всё это было отнято у него, когда он разбил самолет в Арктике и не умер. — Послушай, Стив... — начал было Тони, но его перебила жена Бартона. Как её звали? — Простите, мистер Старк, — смущенно сказала она. — Но Клинт сказал, что вы не будете возражать, если я... наш трактор, похоже, не хочет заводиться, и мне просто интересно… — Да, конечно, я дам ему пинка, — пробормотал Тони, надеясь, что это прозвучало более вежливо, чем он чувствовал. Он повернулся к Стиву, его ледяные голубые глаза всё ещё были полны боли. — Эта дискуссия еще не закончена, Кэп. — Я знаю, Тони, — жестко кивнул Стив. — Иди. Мы можем поговорить позже. Войдя в сарай, Тони прошел мимо груды мишеней для стрельбы из лука, луков и стрел, тюков сена, сложенных в десять футов высотой, к трактору «Джон Дир», припаркованному прямо посреди сарая. — Привет, дорогая, — сказал он, открывая крышку масленки и заглядывая внутрь. — Расскажи мне всё. Что тебя беспокоит? — Сделай мне одолжение, — произнес низкий голос из дальнего темного угла сарая, так напугав Тони, что он уронил крышку от масляного колпачка. — Постарайся не оживлять его. — Чёрт возьми, — выдохнул Тони, когда Ник Фьюри вышел из тени. — Какого черта ты здесь делаешь? Фьюри покачал головой, его единственный здоровый глаз сощурился. — Искусственный интеллект, да? — Слушай, — сказал Тони, обходя трактор. — Если у тебя нет чего-то действительно полезного, чтобы помочь сейчас, я не заинтересован в том, чтобы выслушивать тебя. — Просто посмотри мне в глаза и скажи, что ты его отключишь. Тони почувствовал, как его верхняя губа скривилась. — Ты не имеешь права мне приказывать. Ты же не мой директор. — Я никому не директор, — сказал Фьюри, плюхаясь на один из тюков сена. — Я всего лишь старик, который очень заботится о тебе. — Чушь собачья, ты этого не делаешь! — рявкнул Тони. — Поверь мне! — резко ответил Фьюри. — Эта девчонка Максимофф, она же работает над тобой, Тони! Она всё ещё в твоей голове! — Чёрт возьми, да! — воскликнул Тони. Он ударил ладонью по трактору, вздрогнув от удара. — Я видел их всех мертвыми, Ник! Всех! Я, блядь, убил Мстителей! Я видел это! А Пит... я видел его. Кто-то добрался до него, и они пытали его, и он... — Тони замолчал, зажмурившись от мучительного воспоминания. — Я держал его, когда он умирал, Ник. Мой мальчик умер у меня на руках, умоляя помочь ему, умоляя не уходить. И это была моя вина. — Это не твоя вина, Тони, — твердо сказал Ник. — Алая Ведьма заглянула в твой разум, увидела твои страхи и показала их тебе в лучшем виде. Вот что это было. — Я видел, как умер мой сын, Ник, — прохрипел Тони. — Мои друзья и сын погибли из-за меня. Можно подумать, что нет ничего хуже этого, не так ли? Но нет, это было не самое худшее. — Нет, — ответил Ник. — Хуже всего было то, что ты этого не делал. Нижняя губа Тони задрожала. — Ни один родитель не должен видеть, как умирает его ребенок, Ник. Это просто... неправильно. Мне просто... нужно было убедиться, что это никогда не случится. Ник тяжело вздохнул, прислонившись спиной на тюки с сеном. — Значит, ты думал, что Альтрон — это способ предотвратить это? — Это была моя теория. — Тони, — произнёс Ник. — Твоему сыну не нужен какой-то революционный робот, вершина искусственного интеллекта, чтобы защитить его. Он просто нуждается в тебе. В тебе и семье, которую вы, ребята, построили. — Нет, — ответил Тони, и сердце его бешено заколотилось. — Этого недостаточно. Я недостаточно хорош. Есть ещё есть угрозы, и я не могу… — Это тоже самое, что пытался сделать Ричард Паркер, когда-то давно, — перебил его Ник. — И это только убило его. Я не думаю, что Питеру нужно терять еще одного отца, Тони. А ты? При упоминании имени Паркера Тони так резко повернул голову, что чуть не свернув себе шею. — Что ты сказал? — Паркер пытался защитить Питера, — сказал Ник. — Совсем как ты. Только в его случае у него не было всех ресурсов, которые есть у тебя. Не говоря уже обо всех друзьях-супергероях. Тони прижал кулак к груди, стараясь дышать ровно. — Ты сказал… — Я знаю, что сказал, Тони. Это было ещё в те времена, когда я был директором. Ещё когда был Щит. Но сейчас всё по-другому. — Ты хочешь сказать, что знал всё это время?.. — выдохнул Тони. — Фьюри, клянусь, если ты в ближайшее время не начнешь думать быстрее, я сейчас же оживлю этот гребаный трактор и проеду прямо по твоей пиратской заднице! — Я пытаюсь! — возразил Ник. — Просто заткнись и послушай, для разнообразия, ладно? — Я, блядь, слушаю! — Паркер был генетиком. Он и его коллеги потратили годы, пытаясь объединить ДНК человека с конкретными генами некоторых животных. Это была их попытка создать ещё одного суперсолдата. «Проще говоря», — нахмурившись, подумал Тони, — «Каждый просто пытается создать нового Стива Роджерса». — Да? Это я почерпнул и из собственных исследований. Фьюри бросил на него свирепый взгляд. — Ну, я полагаю, ты не знаешь, что в какой-то момент, после очередного ужасного провала, Паркер настолько отчаянно нуждался в результатах, что решил взять дело в свои руки и ввести себе модифицированную ДНК животного. — Да, я бы сказал, что это довольно отчаянно, — проворчал Тони. — Единственная проблема заключалась в том, что ничего не происходило. Эксперимент казался ещё одним провалом. — Пока?.. — Пока Питер не был зачат, — сказал Ник. — Паркер никогда не собирался заводить детей, но, знаешь, иногда такое случается. Итак, мальчик рождается и начинает расти, и одному из коллег Паркера приходит в голову идея пойти и проверить ДНК Питера за спиной Паркера. — Чёрт, — выдохнул Тони. — Неужели?.. — Да, — ответил Ник. — Он так и сделал. И ДНК Питера была совместима. Он был их первым успешным подопытным. — Не смей называть моего сына подопытным, Фьюри! — прорычал Тони. — И что, чёрт возьми, это значит? — Это означало, что ДНК Питера будет... грубо говоря, принимать дополнительные гены во второй половине эксперимента, — объяснил Ник. — Он был подготовлен, за отсутствием лучшего термина. Все, что им нужно было сделать — это ввести ему дополнительные модифицированные гены, и они бы его получили… — Стой! — крикнул Тони, затыкая уши. — Я всё понял, Ник. Мне не нужны все эти кровавые подробности. — Очевидно, теперь мы знаем, что большинство коллег Паркера были внедренными агентами Гидры… — Этот мудак, доктор Лист, — перебил его Тони. — Разве это не он? — Да, он был одним из них, — сказал Ник. — Они хотели забрать Питера и провести дальнейшие эксперименты. Но Паркер отказался. Не позволил. Сказал, что это бесчеловечно. — Потому что так оно, блядь, и было! — пробормотал Тони. — Всё это! Он всего лишь ребенок! — Это именно то, что и сказал Паркер. Питер никак не мог согласиться на такой эксперимент, а Паркер, как отец ребенка, отказывался позволить им продолжать его. — Дай угадаю. С головорезами Гидры всё прошло не так гладко. Громкие люди, которые приходили ночью. — Не совсем, — ответил Ник. — К несчастью, Паркер как раз собирался доложить властям, когда они с женой были убиты. Перед отъездом они отдали Питера на попечение Бена, брата Паркера. — И с тех пор ты не спускаешь с него глаз, — прошептал Тони. — А когда Бен и Мэй были убиты на выставке… — Я тебе позвонил, — заявил Ник. Он похлопал Тони по плечу. — Вернее, ты позвонил. И как я уже говорил, ты не был моим первым выбором. Но я думаю, что, по большей части, всё получилось довольно хорошо. — И кто же был твоим первым выбором? — с горечью спросил Тони. — Или ты тоже не хочешь мне этого говорить. Ник наклонил голову, его единственный здоровый глаз смотрел прямо в глаза Тони. — Бартон был одним из вариантов, который я рассматривал. У него есть стабильность: жена, два ребёнка, ещё один на подходе. — Он помолчал, обводя рукой обширную внутреннюю часть амбара. — А ты как думаешь, Тони? Ты думаешь, Питер был бы счастлив жить в таком месте? — Нет, — быстро ответил Тони. – Я так не думаю. Пит слишком любит город. — Это была правда, даже если Тони был чрезвычайно предвзят в своем заявлении. Питер был жителем Нью-Йорка до мозга костей. Даже когда они находились в доме в Малибу, Питер всегда чувствовал себя более комфортно в Нью-Йорке. — Это, а также тот факт, что Бартон часто отсутствует в своей семье, было главной причиной, по которой ему не позвонили, — сказал Ник. — Кроме того. Я мог бы сказать, что ты изменился, как только преодолел всю свою саморазрушительную фазу. Когда я выбирал тебя, то полагался на интуицию, и я бы сказал, что интуиция меня не подвела. — Чертовски верно, — проворчал Тони. — Просто скажи мне вот что. Питер в опасности? Есть ли ещё такие ученые в Гидре, которые сделают всё, чтобы добраться до него? — Насколько мне известно, нет, Тони, — ответил Ник. — Но даже я должен признать, что мои возможности не простираются так далеко, как раньше. Есть ещё потенциальные агенты Гидры, которых мы пока не нашли. — Но до тех пор, пока Пит не вступит в контакт.… с чем бы они там ни экспериментировали, с ним всё будет в порядке? — спросил Тони. — Как я уже и сказал. Насколько мне известно, все исследовательские материалы Паркера были уничтожены после его смерти. — Ты случайно не знаешь, что они использовали? — Паркер использовал гены нескольких различных типов животных в своих исследованиях, Тони, — сказал Ник. — От насекомых до змей, от птиц до обезьян. Я не могу точно сказать, какой из них он использовал на себе. Тони вздрогнул. Что, чёрт возьми, было в голове этого человека?.. — Да, хорошо. Они молчали несколько минут, пока Ник снова не похлопал Тони по плечу. — Возвращайся в дом, Тони. Я думаю, что пришло время перекусить, и я голоден. Тони медленно поднялся на ноги, потирая вновь занывшую левую руку. — Кто убил Паркера и его жену? — спросил он. — Это был тот самый Зимний Солдат? — Все приметы могут указывать на него, — ответил Ник. — Так что да, вполне вероятно. Но на протяжении многих лет периодически появлялись свидетельства, указывающие на существование более чем одного Зимнего Солдата. — Чёрт, — тихо сказал Тони. — Ты случайно не знаешь, где остальные? — Нет, — ответил Ник. — И, честно говоря, сейчас это не самое главное, Тони. Сначала нам нужно уничтожить Альтрона. — Да, — сказал Тони, поморщившись. — Ну, я открыт для новых идей. — Хорошо, — сказал Ник, когда они вышли из сарая. — Давай пойдём и обсудим некоторые. *** Питер резко вскрикнул и в отчаянии ударил кулаками по стойке. Чтение кода почти весь день в течение последних двух суток заставляло его чувствовать, что его глаза начинают расползаться, и всё же до сих пор он не смог сделать ничего, что могло бы быть полезным. Единственное, что он смог расшифровать внутри кода, были несколько остатков Джарвиса, разбросанных и сломанных, но он не мог понять, как это могло помочь. Потирая усталые глаза, Питер тихо выругался, когда одна из его контактных линз выпала и упала на пол. У него сразу же закружилась голова, и он схватился за стойку. Способность видеть только одним глазом всегда сбивала с толку. Он осторожно прошел в свою комнату, нырнул прямо в ванную, чтобы вытащить вторую линзу, и, как только это получилось, энергично протер оба глаза. — Что я упускаю? — спросил он свое расплывчатое отражение. — Я и раньше решал подобные задачи, так почему же сейчас я не вижу ответа? — Питер? — внезапно позвал Джеймс, стоя в дверях комнаты Питера. — Ты здесь? Ужин готов. Нахмурившись, Питер прижался подбородком к груди, хотя его желудок протестующе заурчал. — Да, я спущусь через минуту. Плеснув в лицо холодной водой, Питер схватил очки и побрел по коридору на кухню, где уже находились Сэм, Джеймс и Пеппер. — Есть новости от папы? — спросил он, усаживаясь на табуретку у стойки. Трое взрослых обменялись напряженными взглядами, и Питер уже был готов отодвинуть тарелку и уйти, когда Сэм заговорил: — Вообще-то да. Мы получили сообщение от Тони около часа назад. Он и все остальные перегруппировываются обратно в Башню. — В Башню? Почему? Они там уязвимы! Джеймс поднял руку. — Мы это знаем, Питер. Они не задержатся там надолго. Альтрон забрал Наташу, и как только они выяснят, куда он её увез, они отправятся за ней и вернут её обратно. — Зачем Альтрон забрал Наташу? — воскликнул Питер. — Она снова обрела контроль над разумом? — Нет, нет, — произнёс Сэм. — В Корее была драка, Альтрон пытался что-то украсть у доктора Чо, но Наташа смогла его остановить. Поэтому он забрал её в отместку. — Ладно, — всхлипнул Питер. — Надеюсь, с ней все в порядке! — Я видел её в бою вблизи, Питер, — заверил его Сэм. — И она довольно крепкий орешек. Она не сдастся без серьёзного боя. — Сэм! — выругалась Пеппер. — Нам здесь не нужны такие разговоры. Сэм опустил взгляд на тарелку и поморщился. — Извини, Пеппер. — Тони сказал, что даст нам знать больше, как только сможет, — сказал Джеймс. — Но, Питер, возможно, это затянется. У них впереди довольно большая битва. — Да, я знаю, — прошептал Питер, откладывая вилку. — Я... пойду поработаю еще немного над кодом, если ты не против. — Конечно, всё в порядке, — сказала Пеппер, положив руку ему на плечо. — Как только закончишь ужинать. —Но... — Нет, — твёрдо ответила Пеппер. — Никаких споров. Ты ничего не ел с самого завтрака, и я не позволю тебе снова потерять сознание. Ты же растёшь, Питер. Тебе нужно поесть. —Это было всего один раз! — заскулил Питер, но всё равно взял вилку. Он ещё не выиграл ни одного спора с Пеппер, даже если казалось, что он растет не так быстро, как она думала. Но четыре часа спустя, измученный и, казалось, не более близкий к решению, чем в начале, Питер сдался и отправился в свою комнату. Сэм снова предложил провести ночь в его комнате, но Питер отказался. Прошлой ночью ему опять приснился один из этих сверхъестественных кошмаров, и в данный момент у него не было ни малейшего желания вникать в них вместе с Сэмом. Не тогда, когда Альтрон всё ещё был там. Почистив зубы, Питер забрался в постель, прижав к груди лишнюю подушку и в сотый раз пожалев, что на Базе нет Джорджа. Не успел он закрыть глаза, как из динамиков в его комнате раздался женский голос: мягкий, с легким ирландским акцентом. — Спокойной Ночи, юный Питер. Хочешь, я включу звук дождя? — Кто ты? — вскрикнул Питер, вглядываясь в темный потолок. — Откуда ты взялась? — Меня зовут Пятница, — ответил голос. — Я пользовательская программа, разработанная мистером Старком. — Пятница? — пискнул Питер. — Ты новый Джарвис? — Совершенно верно, — ответила Пятница. Питер провел рукой по волосам, его измученный мозг лихорадочно работал. — Но ... если ты сейчас здесь, разве это не значит, что Альтрон может найти нас здесь? — Нет, юный Питер, — сказала Пятница. — Альтрон не сможет найти нас здесь. — Откуда ты знаешь? — Потому что маленькие кусочки кода Джарвиса, которые вы встроили в матрицу Альтрона, позволят мне не впускать его. Джарвис был запрограммирован защищать этот объект, и защищать вас любой ценой. А поскольку я создана по образцу Джарвиса, то я тоже. — Код Джарвиса, — прошептал Питер. — Так вот как ты догадалась спросить меня о звуках дождя, не так ли? — Да, всё верно. И тут ему в голову пришла мысль, такая внезапная, словно его ударили по голове. — Пятница, — произнёс Питер дрожащим голосом. — Думаю, у меня есть идея, как ослабить Альтрона. — Я вся во нимание, юный Питер, — сказала Пятница. Отбросив одеяла в сторону, Питер вскочил с кровати и чуть не упал лицом вниз, когда одна нога застряла в скомканном одеяле. Схватив очки, он нацепил их на лицо и помчался по коридору в сторону лаборатории, затормозив у своего рабочего места. — Мне нужно найти код Джарвиса, — пробормотал он, открывая раздел, над которым работал раньше. — Пятница, часть кода Джарвиса попала в Альтрона, верно? — Совершенно верно. Ты вложил его туда. — Итак... — произнёс Питер, пока его пальцы летали по клавиатуре, изолируя фрагменты Джарвиса, внедренные в матрицу Альтрона. — Мне и раньше удавалось запрограммировать Джарвиса на самостоятельные действия. Если я смогу собрать его кусочки вместе здесь, я смогу отправить их в матрицу Альтрона. — Скорее всего, в Альтроне недостаточно Джарвиса, чтобы полностью отключить его, юный Питер, — сказала Пятница. — Ага, — согласился Питер, закусив губу. — Но его дроны не черпают столько энергии из Матрицы, как его основной корпус. Так что если я смогу послать им команду на отключение, то останется только главный Альтрон. — Что позволит Вижену уничтожить его, — сказала Пятница. — Мне нравится этот план! — Вижену? — спросил Питер. — Кто это? — Вижен — это андроид, состоящий из вибраниума и драгоценного камня, известного как Камень Разума, первоначально созданного Альтроном в его попытке построить неразрушимое тело, — объяснила Пятница. — Однако, его создание было прервано, когда Мстители вернули Колыбель, украденную из лаборатории доктора Чо в Корее, а затем мистер Старк, доктор Бэннер и Тор приступили к загрузке недавно восстановленной матрицы Джарвиса в тело, завершив трансформацию. — Тор? — спросил Питер, в голове у него крутились вопросы, на которые, как он знал, у него не было времени. Что, чёрт возьми, такое Камень Разума? — Итак, этот Вижен. Он... хороший парень? — В настоящее время он сражается бок о бок с мистером Старком и Мстителями, так что да, я бы сказала, что он хороший парень. Его слова, цитирую, звучали так: «я на стороне жизни». Питер судорожно вздохнул и провел рукой по растрепанным волосам. — Пятница? Куда подевался мой отец? Где они сражаются? — Они направляются в Соковию, юный Питер, — сказала Пятница. — Агент Бартон установил местонахождение Наташи Романофф. Полковник Роудс недавно покинул Базу, чтобы присоединиться к ним. — Хорошо, — пискнул Питер. Он стиснул зубы и поправил на носу очки. — Тогда мне лучше начать. Прошло почти два часа, прежде чем Питер смог выделить все фрагменты кода Джарвиса, и ещё час, чтобы запрограммировать код «стоп» в матрицу. Как только он закончил и приказ «стоп» был отправлен, Питер опустился на стул и откинулся назад, вытянув руки над головой. Было почти четыре часа утра, и он невероятно устал, но знал, что не сможет заснуть. Сначала он должен был убедиться, что все будут в порядке. Что Альтрона можно остановить. — Пятница, — прохрипел Питер сквозь пересохшее горло. — Не могла бы ты соединить меня с дисплеем моего отца? — Я думаю, что ты и сам можешь это сделать, юный Питер, — ответила Пятница, и Питер мог поклясться, что в её голосе звучали нотки веселья. — Да, конечно, — признался Питер. — Но я подумал, что будет более вежливо попросить тебя об этом. — Очень хорошо, — ответила пятница. Через три секунды изображение с папиного дисплея заполнило монитор Питера, на этот раз со звуком. — Пятница! — позвал папа. — Это Вижен? — Это работает, босс, — ответила Пятница. — Вижен выжигает Альтрона из сети. Он не сможет выбраться оттуда. — Странно слышать, как ты разговариваешь и здесь, и в костюме моего отца, — сказал Питер. —Тебе это тоже не кажется странным? —Нет, совсем нет, — ответила Пятница. Питер покачал головой и пожал плечами. — Ладно. Хм... как скоро мы узнаем, работает ли присланный мной код? — С минуты на минуту, юный Питер. — Старк! — Тор позвал, но Питер не мог понять, откуда именно. — Улица передо мной разваливается на части! — Пятница, что происходит? — спросил папа. Он наклонил голову, и Питер понял, о чем говорит Тор. Улицы буквально раскалывались на части, словно в эпицентре землетрясения. — Альтрон снабдил нижнюю часть города вибраниевым ядром, — сказала Пятница. — Он намеревается поднять его в воздух, а затем опустить обратно. — О нет! — воскликнул Питер. — Это убьет тысячи людей! — Скорее миллионы, юный Питер. — Оставайтесь на линии! — крикнул агент Бартон в микрофон. — Дроны начинают падать! Повторяю, дроны Альтрона начинают падать! — Я тоже это вижу! — крикнул Стив. — Тони, подтверждаешь? — Ага, подтверждаю на со своей позиции, — сказал папа с облегчением. Сердце Питера подпрыгнуло, когда он увидел, как по меньшей мере дюжина дронов Альтрона опустилась на землю, как мухи. — Это сработало! — закричал Питер, хлопнув в ладоши. — Пятница, это сработало! — Так и есть, юный Питер, — гордо сказала Пятница. — Ты должен гордиться собой. Сегодня вы потенциально спасли миллионы жизней. — Как это произошло? — спросил незнакомый Питеру женский голос с сильным акцентом. — Ставлю Башню на то, что Пит имеет к этому какое-то отношение, — ответил папа, и от безмерной гордости в его голосе у Питера перехватило дыхание. — Потому что это точно был не я. — Это дело рук юного Питера, босс, — услышал Питер голос Пятницы по рации. — Он смог загрузить код в матрицу Альтрона, который деактивировал дронов. Вижен уже остановил левитацию города. — Чёрт, — сказал агент Бартон. — Ты не шутил, Старк. Твой ребенок действительно гений. — Держу пари на твою задницу, что это он, Бартон, — проворчал папа, взлетая и приземляясь на крыше здания. — Кэп, подтверди, что город больше не движется? — Подтверждаю, — ответил Стив. — Землетрясения сровняли с землей несколько зданий, так что есть пострадавшие мирные жители, но как только беспилотники начали сбрасывать, город стабилизировался. — Пятница, кто эта девушка, которая только что говорила? — спросил Питер. — Я не узнаю её голос. — Это была Ванда Максимофф, — сказала Пятница. — Кто она такая? — Она и её брат-близнец были единственными, кто выжил после экспериментов барона фон Штрукера со скипетром. «Оу. Это звучит ужасно.» — Ох, — произнёс он. — Я просто спрошу отца попозже о ней, наверное. — Альтрон уже недостаточно силен, чтобы осуществить свой план, - сказала Пятница Питеру. -Сейчас он пытается сбежать. — Нет! — взвизгнул Питер. — Они должны поймать его, они не могут позволить ему уйти! — Тони! — крикнул Стив по рации. — В разрушенных зданиях всё ещё остаются гражданские лица. Нужна твоя помощь! — Понял, Кэп, — ответил папа, оглядывая окружающие здания. — Но сначала мне нужно найти Альтрона и уничтожить его. — Вижен уже работает над этим, Старк, — ответила Наташа. — Как только землетрясения прекратились, он схватил Альтрона и улетел куда-то. — С Наташей всё в порядке! — воскликнул Питер. — О, слава Богу! — Понял, Романофф, — сказал папа и улетел, вероятно, чтобы присоединиться к Стиву в спасении захваченных гражданских. — Пятница, не забудь сказать Питу, что мы скоро увидимся и что я чертовски горжусь им. — Обязательно, босс, — сказала Пятница в стерео, как раз перед тем, как связь с папой оборвалась. Питер откинулся на спинку стула и закрыл глаза, его лицо расплылось в широкой улыбке. Они сделали это. Они остановили Альтрона и его безумную попытку уничтожить мир. А теперь Питер устал. Всё, чего он хотел — это лечь в постель и проспать следующие три дня. Или до тех пор, пока его отец не появится на Базе. С усилием, которое он считал монументальным, Питер поднялся со стула и, спотыкаясь, побрел обратно в спальню, упав лицом вниз на кровать. — Хочешь, я сейчас включу звук дождя, юный Питер? — спросила Пятница. — Да, пожалуйста, — прошептал Питер, смутно сознавая, что ещё не снял очки. Но мысль о том, что ему придется хоть чуть-чуть двигаться, чтобы избавиться от них, казалась слишком большой проблемой. Он просто очень устал, и только через несколько секунд успокаивающие звуки дождя, игравшего над головой, убаюкали его. *** Тони стоял в задней части самолета, нетерпеливо подпрыгивая на ногах, когда Роуди приземлился на посадочную платформу Базы. Роуди дразнил его с тех пор, как они высадили Бартона на его ферме с Близнецами Максимофф, говоря, что неудивительно, почему Питер никогда не может усидеть на месте, когда его примером для подражания является Тони. Как только Роуди выключил двигатели и опустил дверь, Тони быстро вошел внутрь, где его уже ждала Пеппер. — Привет, милая, — сказал Тони, заключая Пеппер в объятия. — Как у тебя дела? — Уже лучше, — прошептала Пеппер. — Это было очень страшно, Тони. — Я знаю, — признался Тони. — И это прекратится, Пеп. Я серьезно. — Ага, — саркастически протянула Пеппер. — Посмотрим. Но сейчас действительно не время для этого разговора. — Наверное, нет, — робко ответил Тони. Он поцеловал её в щеку и отстранился, заглядывая через плечо. — А где Пит и Сэм? — Сэм на кухне готовит пир для возвращающихся героев, как он сказал. И я почти уверена, что Питер всё ещё спит, — ответила Пеппер. — По словам Пятницы, он спит с тех пор, как кризис в Заковии был предотвращен, но он действительно должен скоро проснуться. Хотя бы от голода. — Бедный усталый ребенок, — с нежностью произнёс Тони. — Это была тяжелая работа для него — спасать положение. Ладно, пойду проверю, как он там. Остальные члены команды направились в свои комнаты, чтобы немного отдохнуть. — Звучит неплохо, — ответила Пеппер. Идя по коридору в спальню Питера, Тони широко раскрыл глаза, услышав звук, похожий на рыдания Питера в подушку. Он вбежал внутрь и увидел Питера, свернувшегося калачиком на кровати: ребёнок крепко зажал уши руками, а очки на лице сползли набок. — Привет, приятель, — сказал Тони, снимая погнутые очки и заключая Питера в объятия. Он зарылся носом в волосы мальчика, вдыхая успокаивающий аромат зеленых яблок. — Эй, всё в порядке. Ты со мной. Это был просто дурной сон. — Нет! — закричал Питер. — Пожалуйста, не дай им снова причинить мне боль! Они причинили мне боль, папа! — Питер! — твёрдо произнёс Тони, обхватив руками запястья Питера и осторожно попытался отвести его руки от ушей, чтобы он мог слышать сердцебиение Тони. — Питер, никто никогда не причинит тебе вреда. Я им не позволю. Глаза Питера распахнулись, брови нахмурились в замешательстве, когда он протянул влажную руку и обхватил лицо Тони. — Папа? — Да, приятель, я здесь, — пробормотал Тони. — Я вернулся. Просто послушай, как бьется моё сердце, приятель. Ты со мной. По щекам Питера от испуга текли слёзы, мгновенно пропитав рубашку Тони. — Меня зовут Питер Паркер Старк, а ты — мой отец, — прошептал он. — Ты не позволишь им причинить мне вред. — Никогда, — заверил его Тони. — Я обещаю. — Не так, как он, — захныкал Питер. Он ещё не совсем проснулся. — Он позволил им причинить мне боль. Почему он позволил им причинить мне боль, папа? — Кто, Пит? Кто позволил им причинить тебе боль? — Тот человек, который сказал, что он мой отец, — ответил Питер. Он судорожно вздохнул, теперь уже окончательно проснувшись. — Он сказал, что защитит меня, но не сделал этого. Не так, как ты. Он позволил шумным людям причинить мне боль. «О Боже», — подумал Тони. — «Вот из-за чего ему в последнее время снятся все эти кошмары? Что этот придурок доктор Лист сделал с ним за спиной Паркера?» Тони обхватил ладонями лицо Питера, смахивая его слезы большими пальцами. — Всё в порядке, приятель. С тобой все в порядке. Тебе никто не навредит. — Я знаю, — пробормотал Питер. — Потому что ты вернулся. У Тони перехватило дыхание. Как бы больно это ни было для Тони, было бы несправедливо по отношению к памяти Паркера позволить Питеру думать, что его биологический отец намеренно пытался причинить ему боль, тем более что большинство подозрений Тони относительно человека, экспериментировавшего на Питере, оказались необоснованными. Ему нужно было рассказать Питеру то, что рассказал ему Фьюри, и как можно скорее. — Эй, приятель, — сказал Тони, когда дыхание Питера выровнялось и слёзы прекратились. — Сэм сейчас на кухне готовит еду. Почему бы нам не пойти поесть с командой, как только ты немного приведешь себя в порядок. Звучит хорошо? Питер фыркнул, вытер нос о рубашку Тони и кивнул. — Угу. — И как только мы закончим есть, я думаю, нам с тобой нужно немного прогуляться по Базе, — добавил Тони. — Есть... кое-что, о чём нам нужно поговорить.
Примечания:
И снова у нас гигант, 43 стр :D
Внезапно события стали весьма... интересными, аж работать с текстом приятно было.
Спасибо всем, кто всё ещё следит за обновлениями к этой работе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты