Две стороны одной медали 22

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
ATEEZ

Пэйринг и персонажи:
Чон Уён/Чхве Сан
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сан устал. Устал безуспешно подкатывать к Уену, тихому отличнику, пай-мальчику, который правильный до скрипа в зубах. Устал постоянно получать отворот-поворот.
В один вечер он захотел забыться и расслабиться, однако находит что-то очень интересное про паиньку Чона.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
AU, где Сан подкатывает к прилежному студенту Уену, но каждый раз получает отказ. Уен же днем примерный студент, гордость своего университета, а ночью развратная модель для своего патреона.

Часть 1

25 августа 2019, 23:13
Сан заебался устал настолько, что готов придушить маленькую заразу Чон Уена. Кто просил его появляться в жизни Чхве, скажите на милость?! Правильно, никто. Уен сам пришел, снося на своем пути все, что можно и нельзя, открыл дверь в сердце Сана с ноги и грубо рявкнув: «Теперь я живу здесь!», свил там гнездо. Этот пай-мальчик в мягком свитере изводит, жить не дает, убивает медленно, явно смакуя каждый момент. Этот мальчик в больших круглых очках, вечно сидящий в библиотеке червь, бесит неимоверно. Хочется убить его, чтоб мучался, просил остановиться, умолял со слезами на глазах и извивался под ним, как уж на сковородке, срывая голос…так, стоп, мы точно про убийство говорим? — К черту, — шипит Сан, хлопая дверью съемной квартиры. В горле першит и саднит ужасно. Хочется расплакаться, топать ногами, как избалованный ребенок, вцепиться в Уена мертвой хваткой и орать: «Люби меня, люби же меня, твою мать!» Но не факт, что даже при таком раскладе Чон не пошлет его. — Иди ты на хер, Чон Уен. Хочется добавить: «на мой». Год. Уже год он подкатывает к этой холодной принцессе, что без устали дает ему отворот-поворот. Сан, конечно, упертый парень и свое обязательно получает всегда, но терпение у него не железное и скоро сломается, не выдержав капризов Уена. Почему так сложно просто взять и полюбить меня, а? Сан устал. Устал до рези в глазах и боли в сердце. Ему нужно расслабиться, снять напряжение, забыть этого блядского Уена хотя бы на вечер. Он медленно снимает промокшую от дождя куртку, осматривая квартиру. Пустая. Одинокая. Холодная. Какой хозяин такое и жилье, как говорится. На улице давно стемнело, потому что нормальные люди уже спят в такое время, а не сидят в библиотеке, старательно выписывая что-то из учебников. Нормальные люди сидят по домам, а не посылают на предложение проводить до дома, потому что Сан, блядь, волнуется за этого придурка. Парень почувствовал, что снова закипает. Никакого Уена сегодня. Ни в голове, ни в сердце. Он заходит в свою комнату, плюхаясь на стул перед ноутбуком. Хочется расслабиться. Ему это жизненно необходимо сейчас. Сан включает ноутбук, тот отзывается пищанием и освещает лицо парня белым, неярким светом. На столе уже все давно готово: салфетки и увлажняющий гель. Да, это то о чем вы подумали.       Снимать напряжение дрочкой? А не слишком ли банально? Отъебись. Пальцы слишком быстро набирают название сайта в поисковике, потому что привыкли, могли в слепую с легкостью вбить в поисковик, и не сделать ни одной ошибки. Экран загорается розовым — Сан попал на нужный ему сайт. «SexLex начал трансляцию» — появляется надпись в левом углу. Чхве улыбается легко, припуская мокрые джинсы, в предвкушении слегка подрагивая. Никакого Уена сегодня, повторяет, как мантру, одними лишь губами. Экран вновь вспыхивает. Чхве облизывает губы, слегка прикусывая нижнюю. Этот парнишка умеет удивлять. На мониторе появляется комната с серыми стенами и кровать, остальное мешает разглядеть полумрак, царивший в помещении. А нужно ли рассматривать интерьер, когда на кровати есть зрелище поинтереснее? Например, парень в короткой, красной юбочке с милым ошейником на шее? Вы еще спрашиваете? Парень слегка вертится перед камерой (видимо, проверяя что-то), а после садиться на кровать, слишком пошло расставив ноги. Машет рукой своим «зрителям» (парень никогда не говорит на трансляциях, лишь стонет и лица своего не показывает), обводя юрким язычком нижнюю губку. Он толком ничего не сделал, а у Сана уже начинает приятно тянуть в животе. Слишком этот SexLex красивый, с тонкой, почти девичьей талией, которую так и хочется сжать, острыми ключицами и лебединой шеей с родинкой, на которых охото ставить засосы, багровые такие, чтобы не сходили долго-долго. Невольно перед глазами проносится образ Чона: у него наверняка такое охуенное тело или даже лучше… Никакого Уена, блять. Тем временем на экране медленно появляются сообщения неприличного характера, такое уж правило, хочешь шоу — присылай деньги. Парень издает тихий смешок, медленно проводя тонкими пальчиками по шее, груди, приближаясь к соскам. Сан аккуратно гладит себя по бедру — внизу тянет еще сильнее, становится жарче. Парень зажимает розовый сосок пальцами и стонет, слишком пошло, картинно и громко, но этого Чхве хватает, чтобы спустить нижнее белье. Налитый кровью член покачнулся, выпрямился и по телу блондина пробежались мурашки. Голову медленно застилал туман. Парень на экране гладит себя по бедрам, игриво задирая юбку в откровенных местах, Сан от такого шоу облизывается и выдавливает на руку немного геля. Проведя по всей длине медленно, зажимая пульсирующую головку пальцам, Чхве шипит сквозь стиснутые зубы — ощущения превосходные, отдаются внизу живота приятной истомой. Проводит рукой вверх-вниз, начиная дышать глубже и быстрее. Как же надоела эта юбка. Свободной рукой Сан набирает на клавиатуре несколько цифер и сообщение. Сними юбку, котенок. Парень перестает гладить свои бедра и вновь смеется. Сан массирует головку большим пальцем, срываясь на тихий стон, когда лишний элемент одежды летит в сторону. SexLex встает, слегка покачивая бедрами, вновь вертится перед камерой, показывая все прелести своего обнаженного тела. Рука непроизвольно начинает двигаться по члену чуть быстрее, чем нужно, и Чхве приходится останавливаться, сжимая основание, скуля. Сану хочется большего, Сану хочется ускорить темп, но он понимает, что кончит тогда слишком быстро, а ведь еще даже не середина трансляции. Парень хлопает себя по заднице и Чхве громко сглатывает — природа одарила паренька как следует. На мгновение обнаженное тело исчезает из кадра. Сан нетерпеливо ерзает на стуле, чувствуя собственную пульсацию и смазку, стекающую по члену. Парень вновь возвращается в кадр, тряся перед «зрителями» пластиковой бутылочкой. Удобнее устраивается на кровати, выдавливая смазку себе на руку. Аккуратно вставляет в себя один палец, тихо постанывая. Чхве вновь начинает двигать рукой вверх-вниз, чувствуя, как в животе скручивается узел, дышит загнанно, прикусывая губы. Как же, блять, хорошо Парень тем временем вставил в себя второй палец, извиваясь при этом, как змея, пошло прогибаясь в пояснице. Комнату наполняют хлюпающие звуки и громкие, высокие стоны, Чхве закрывает глаза, игнорируя шум, который издает он сам. Ноги разводятся шире, Сан давится собственный рыком, а по ту сторону экрана стонут громче, видимо ускоряя движение пальцами. Блондин сам ускоряет движение рукой, чувствуя, как он близок. С экрана уже кричат, всхлипывая, но Сан глаз не открывает, потому что представляет под собой Уена. Смущенного, обнаженного, возбужденного, Уена, который стонет, бедрами навстречу поддается, а Сан ускоряется, вбивает податливое тело в кровать, кусает, ставит засосы где только можно, потому что нечего так долго было испытывать его терпение. Чон на это стонет лишь еще громче, крича его имя, потому что так и должно быть, ведь брюнет лишь его мальчик, противный, вредный, но его, лишь его. Рука двигается совсем бешено и Чхве чувствует, как от приближающегося оргазма сводит яйца, он рычит, позволяя себе быть громче обычного. — У-уен… Блять, Уе-н, блять! Все тело одаряет крупная дрожь, Сан стонет громко и блаженно, запрокидывая голову назад. — Уен… Уен… Уен… Ах! Он изливается себе в руку, не успев дотянуться до салфеток. Сан замедляет движение, чувствуя, как горячая сперма течет по запястью. Тяжело дыша, он открывает глаза, экран вновь загорелся розовым — трансляция кончилась. Чхве расползается по стулу, откидывая мокрые пряди волос назад. Никакого Уена сегодня, да?

***

Камера выключается. Уен лежит на кровати, тяжело дыша. Очередная трансляция прошла успешно — ему капнуло на счет несколько тысяч вон. Чон поднимается, вытирая мокрые от смазки пальцы об одеяло. Поворачивает голову — на столе лежит недописанный конспект. — К черту. Уен заворачивается в одеяло, чувствуя, как успокаивается разгоряченное после оргазма тело. Начинает клонить в сон. Вдруг парень неожиданно икает. — Кто меня там вспоминает? — бурчит он, поплотнее кутаясь в одеяле.

***

— Милый, вашей маме зять не нужен? Уен шипит и закатывает глаза. Сан нависает над ним, улыбаясь во все тридцать два зуба. — Нет, отъебись. — Оу, наша паинька знает плохие слова? — Чхве картинно выгибает бровь, — За это надо наказать… Уена передергивает, он хлопает книгой так, что дрожат стекла в аудитории. Сан еще сильнее улыбается, чувствуя, как у него болят щеки. Уен в коричневой водолазке, больших очках, настоящее произведение искусства. Хочется молиться на него, поклоняться, отдать все что он просит, но Уен зараза, смотрит колко, сжимая книгу в руках так сильно, что белеют костяшки. — Что тебе от меня нужно? — Ты. Уен встает резко чуть, задевая Сана плечом. — Отстань уже от меня, а? — Неа, ведь ты мне нравишься, — мурчит Чхве, хватая брюнета за ворот. — Ты что творишь, ублюдок! — орет Чон, пытаясь ударить того по руке. Сан не понимает. Сан нихуя не понимает, когда видит знакомую родинку на шее. Пол будто вышибает из-под ног.       Пиздец?       Пиздец. Это совпадение, совпадение же? — Мудак! В пустой аудитории раздается хлопок по руке и торопливый топот. Хлоп дверью. Сан смотрит на закрывшуюся дверь, не мигая. Это ебанное совпадение, да?

***

Сан сидит перед ноутбуком, нетерпеливо ерзая на стуле. За окном уже поздний вечер, а у Чхве сна ни в одном глазу. Покоя не дает его находка. Тупая догадка бьет по голове, как молот, но Сан отказывается ее принимать. Уен не мог. Уен просто не мог вытворять такое, ведь Чон его милый пай-мальчик, любящий свитера и мятный чай. Или мог? Подозрения разрывают на части. — Да, блять. Блондин обновляет страницу постоянно, боясь что-то упустить. Тошнотворный розовый уже в печени сидит, он Сан не моргает даже. — Он задерживает трансляцию… Почему? Камера сломалась? Готовит реквизит? Или у Уена сегодня много пар и он не успевает?       Успокойся. Вдруг перед глазами появляется знакомая до боли надпись: «SexLex запустил трансляцию». Сан молниеносно кликает на ссылку и…хочет выкинуть ноутбук в окно, а после выпрыгнуть сам. Благо живет он на десятом этаже, поэтому расквашенные мозги ему обеспечены. На экране появляется парень в белых кружевных чулках и гребанной коричневой водолазке. «Это ничего не значит», — говорит сам себе Сан, наблюдая за движениями парня. Парень игриво вздыхает и оттягивает ворот водолазки, а Чхве выть готов — вот и родинка появилась. Маленькая, незаметная, но почему-то бросившаяся в глаза именно ему. Что ты на это скажешь, Сан? Еще одно совпадение? Рваные кусочки медленно перерастают в одно общее полотно. Чхве весь горит, но не от возбуждения, а от злости. В груди разрастается пожар, когда Сан начинает смотреть, на то как ловко Уен (или не он) избавляется от водолазки. Терпеть становится невозможно. Сан не тупой, он понимает, что помимо него на его мальчика (или не его?) смотрят другие, и намерения у них точно не светлые. Чхве с силой захлопывает ноутбук, когда слышит первый громкий стон…

***

В пустом коридоре тихо. Все студенты давно по домам разошлись. Все, кроме Уена. Брюнет, как обычно сидел в библиотеке. Он потягивается, разминая затекшие плечи. Складывает книги в сумку. «Сегодня уйду пораньше, ведь вчера я опоздал и пришлось проводить трансляцию в чем попало» — раздраженно подумал Чон, поправляя рукав коричневой водолазки. Да, и утром он тоже опаздывал, поэтому переодеться толком не смог. А брюнет этого не любил. Не любил смешивать образ SexLex и Чон Уена в единое целое. Это для патреона, это для образа мальчика-зайчика. Все просто. Вообще зачем он таким занимался? Деньги у него были (не зря он рвал же задницу для статуса отличника), тогда зачем? Уен не мог дать точного ответа. Ему это просто нравилось. Как хобби. Постыдное, пошлое и извращенное хобби, да. Я больной ублюдок? Возможно Уен закинул сумку на плечо, чувствуя, как будто чего-то не хватает. Или кого-то не хватает. Ах, да. Чхве Сан. За сегодня блондин не подошел к нему ни разу, ни разу не кинул в его сторону тупой подкат, только смотрел издали, сверкая темными глазами, как волк на свою добычу. Это стремно. Если не кривить душой, то сам Сан стремным не был, наоборот, очень красивым, но Уен все равно его не понимал. На кой-черт он Чхве сдался? Чтоб поматросить и бросить? Мерси, конечно, но пройдите нахуй. Чон не хотел быть подстилкой, мальчиком на один раз. От таких, как Сан надо бежать, пусть они и горячи словно имели в предках суккубов. Уен выходит из библиотеки, направляясь по опустевшему коридору. Мысли витают около его комнаты. Он представляет, как зайдет домой, завернется в одеяло и будет смотреть дорамы, хрумкая печеньем, и давясь слезами, потому что «я тоже так хочу!» — Уен! Из мыслей его вырывает громкий голос. Чон цокает, но все же радуется. Чуть-чуть, самую капельку. — Чего те… — договорить он не успевает — его прижимают к стене. Сан всем телом наваливается, не давая пошевелиться. Чужое холодное дыхание щекочет кожу. Темные глаза Чхве сверкают хищным блеском, а взгляд такой, что Уен понимает — он попал. Непонятно почему и куда, но попал конкретно так. Они стоят так несколько минут. Сан лишь дышит на ухо тяжело, облизывая пересохшие губы. Стоять становится невозможно, потому что рядом гребаный Чхве Сан, который всю душу уже взглядом вытрахал вынес. — Сан, все нормально? — Уен пытается разрядить обстановку, чтобы не так страшно было. Чхве улыбается пьяно и проводит пальцами по вороту водолазки. Пиздец уже дышит Чону в спину. — Милая водолазка, котенок, — мурлычет Чхве, не давая Чону и рта раскрыть, — Но ночью она смотрелась на тебе еще лучше. У тебя отличный вкус — к ней отлично подходят белые чулки. Брюнет застывает. На него будто ушат холодной воды вылили. Ноги резко становятся ватными, а вместо слов выходят лишь хрипы. Вот и пиздец собственной персоной. Блондин отстраняется, наблюдая за реакцией Уена на его слова. Улыбается, как истинный дьявол, с нотками превосходства. — Жду тебя во дворе, как отойдешь, котенок, Чхве направляется к двери, хотя уходить совсем не хочется. Уен стоит около стены, пытаясь прийти в себя. — Чего, блять? Вопрос отлетает от каменных стен небольшим эхом. За дверью ухмыляются.
Примечания:
To be continued...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.