И падёт с глаз пелена... 428

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Гарри Поттер, Драко Малфой/Том Марволо Реддл, Лили Поттер/Сайрус Поттер, Гарри Поттер, Сириус Блэк III, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер, Джордж Уизли, Фред Уизли, Геллерт Гриндельвальд, Джинни Уизли
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 95 страниц, 31 часть
Статус:
в процессе
Метки: Насилие Приключения Смерть второстепенных персонажей Счастливый финал Фэнтези Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все в заявке.
Примечание: Сириус Блэк оправдан после событий книги "Кубок огня".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Главы будут выходить короткие, но в больших количествах. Мне так проще писать.
Это первый слэш, которая я пишу, не судите строго.

Работа написана по заявке:

Глава 11

9 октября 2019, 15:41
На этот раз Гарри погружался в сон не так, как всегда. Это было сродни медленному погружению в холодную воду, которая иногда внезапно сменялась теплой. Несмотря на ощущения, которые Гарри не смог отнести ни к приятным, ни к не приятным. Перед глазами стелилась темнота. Словно он просто все ещё лежал с закрытыми глазами. Внезапно мир окрасился в сотни цветов, а Гарри с размаху плюхнулся на землю. Потерев ушибленное место, он осмотрелся и сразу понял, что место своего… приземления он определил неверно. Это был галечный берег. Гарри не спешил вставать, медленно продолжая взглядом изучать место, в котором оказался. Внезапно к нему подошёл смутно знакомый мужчина и протянул руку, за которую Гарри и ухватился, поднимаясь с влажных камней.       — Так вот какой ты, наследник. Гарри снова присмотрелся к незнакомцу, который помог ему. Память услужливо подбросила картинку из старого выпуска «Ежедневного пророка». Но там Гриндевальд выглядел немного старше. Волосы были более коротко пострижены, но менее аккуратно уложены. В глазах еще не было холодного презрения ко всему миру, которое ощущалось даже через призму фотографии. «Хотя, если учесть, что это сон, то он мог принять любое обличие», — подумал Гарри, не отводя взгляда.       — Вы — Геллерт Гриндевальд? — все же спросил Гарри. У него все еще были опасения, что это именно сон, обыкновенный выверт его сознания. Он конечно исполнил все, что говорилось в книге, которую нашел Сириус, но не был уверен, что все получилось. Ведь такая связь ничем не отличается от сна. Но в этом одновременно и плюс, и минус. Плюс того, что наличие подобной связи недоказуемо, даже легилимент примет это за сновидение, так как подобная техника связи практически канула в Лету. Но в этом и минус. Свидетельств о том, как отличить сон от реальности не осталось.       — Ты планировал кого-то другого здесь увидеть? — маг вопросительно выгнул бровь, пряча руки в карманы. Гарри активно замотал головой, отрицая сказанное.       — Прогуляемся? Риторический вопрос не требовал ответа и Гарри просто зашагал за Гриндевальдом. Вода лизала кроссовки, оставляя мокрые следы.       — Не расскажешь, что сейчас происходит в Англии? — спросил Геллерт, не оборачиваясь. Гарри открыл рот, что бы ответить и растерялся. А и правда, что происходит в Англии? Возродился Темный лорд? Дамблдор плетет клубок интриг вокруг вышеупомянутого лорда и Мальчика-который-выжил? Гарри понял, что не может дать точную харатеристику не то, что нынешним событиям, но и тем, что происходили ранее. Ведь он все знает исключительно со слов директора и верных ему людей, которые скармливали мальчишке правильную информацию.       — В конце июня возродился Волдеморт. — наконец-то смог связно ответить Поттер. Вскоре они вышли на небольшую поляну и Геллерт опустился на траву.       — Ты ведь пытался связаться со мной не для того, что бы сообщить эту безусловно важную новость? Гарри спрятал лицо в руках. Было много того, что он хотел сообщить, и нужно было выцепить саму суть событий, убрав мишуру мелочей и лишних деталей.       — Начнем с того, как к этому причастен ты. — подсказал Гриндевальд.       — В начале прошедшего учебного года меня выбрал Кубок огня как четвертого участника Турнира Трех Волшебников. На третьем этапе этого самого Турнира я и еще один участник от Хогвартса — Седрик Диггори, одновременно коснулись кубка Турнира Трех Волшебников, который оказался порт-ключом. Этот порт-ключ перенес нас к месту, где Питер Петтигрю проводил ритуал «плоть, кость, кровь». Седрик был убит на месте. Петтигрю же использовал мою кровь, что бы возродить своего лорда из некого гомункулоподобного существа. После непродолжительной дуэли мне удалось сбежать с помощью все того же кубка, прихватив тело Седрика. — Гарри сделал паузу, давая своему собеседнику возможность «разложить по полочкам» все, что он узнал. — Мой крестный до 1993 года сидел в Азкабане, за якобы убийство Петтигрю и двенадцати маглов. В том году он сбежал, а незадолго после вышеозвученных событий был оправдан. Я был отдан под его опеку и не так давно нам пришла сова из Гринготтса. Придя туда, мы сделали проверку крови и обнаружили: блоки; ограничители; зелья доверия, подчинения и прочую гадость. Оказалось, что мои родители живы. Вскоре к нам пришла моя мама и показала свой пергамент, с похожим «набором», рассказав, что ее держали под артефактом блокирующим магию. Гарри выдохнул, осознав, что ему даже стало легче. Он смог выговориться человеку, который не будет судить предвзято, который не был участником событий и мог трезво оценить ситуацию, не деля все на черное и белое, как это зачастую делал Сириус. Нет, Гарри ни в чем не обвинял Сириуса, но иногда крестный пытался судить, не вникая в суть вещей, хватая по верхам, а не смотря в корень. Геллерт угрюмо кивнул. Все еще хуже, чем он думал.       — Не могу понять я мотивы действий Реддла. — даже не осознавая, что говорит в слух, пробормотал маг. — Знал же, что последует откат за попытку убийства ребенка.       — Ну он вроде как сумасшедший. — пожал плечами Гарри, выводя бывшего Темного лорда из задумчивости. Тот, не скрывая удивления, покосился на младшего мага.       — Когда я последний раз видел Томаса, он был в светлом уме и трезвой памяти. — он снова задумался. — Пожалуй, будет проще, если я расскажу тебе все с самого начала. — Гарри с опаской кивнул в знак согласия. — Меня и Альбуса познакомила моя тетка, Батильда Бэгштог. Сначала мы неплохо поладили, у нас было много общих интересов, а потом началась песня о «Всеобщем благе». Честно говоря сначала я с энтузиазмом подхватил эту идею. Но потом наши взгляды начали расходиться: он хотел объеденить миры маглов и магов, с практически полным господством магов, я же хотел наоборот — свести связи двух миров к необходимому минимуму. Последней каплей стала наша дуэль, в результате которой погибла его сестра. Мы так и не узнали, чье проклятье привело к столь фатальным последствиям. Я вновь вернулся в Германию, где начал строить карьеру в Министерстве магии. В 1945 году меня «победил» ударом в спину Альбус. Моей семье удалось сбежать, как только они получили от меня сигнал, а когда их хватились — было поздно. Позже началась по сути грызня двух партий: Тома Реддла, которого поддержала аристократия, и Альбуса Дамблдора, который заручился поддержкой маглорожденных и большей части полукровок. Почему Том перешел к боевым действиям я не знаю. Изначально он планировал победить Альбуса исключительно в политическом противостоянии.       — Вы говорили об откате… — начал Гарри.       — Откат от Магии за убийство ребенка. Один из законов Магии — дети неприкосновенны. Неважно, маглов, магов или магической расы. Гарри вспомнилась история Лонгботтомов. Лестрейндж пытала родителей, но и пальцем не тронула Невилла. Кстати, примерно по этой же причине после войны осталось очень много осиротевших детей, которые выжили после нападений Пожирателей смерти. Убивали родителей, но почти никогда не трогали детей. А тут, маг, ратующий за соблюдение законов Магии, идет войной на младенца… Что-то не сходиться.       — О событиях той ночи можно как-то узнать? — спросил Гарри.       — Да, воспоминания, если их конечно не стерли, должны были сохраниться. Опытный легилимент сможет их найти, ну или сломать чары забвения. Самому копаться в своей голове опасно, можно тронуться рассудком. — предупредил Гриндевальд. Несколько минут оба мага сидели молча, каждый думая о своем, но вскоре Гарри нарушил молчание:       — Мы имеем возможность вытащить вас из Нурменгарда?       — Сбежать я оттуда и сам смогу. Но вот дальше…       — Я думаю кто-то из нас может кустарным порт-ключом апарировать в нескольких километрах от тюрьмы и пешком дойти до границы защитных чар. А потом тем же порт-ключом, уже с вами апарировать назад в Англию.       — Отлично. Лучше всего, что бы апарировала Лили. Официально она мертва, и ей ничего не грозит, а твоему крестному лучше не рисковать.       — Значит так и сделаем — после этих слов Гарри, очертания Геллерта, а потом и окружающей его природы начали плыть, снова погружая Поттера в темноту.

***

Гарри очнулся в той же комнате, в которой и уснул. Рядом сидела обеспокоенная Лили и Сириус, который положил голову на прикроватный столик. Через несколько минут он им в подробностях рассказал о разговоре с Гриндевальдом.       — Лили, ты помнишь, что тогда произошло? — с надеждой в голосе спросил Сириус.       — На меня почти сразу наложили Обливиэйт. — грустно ответила она. Сириус готов был завыть. На ум приходил только один легилимент, который мог бы им помочь, но которого так не хотелось просить об этом.
Примечания:
Бечено (^~^)/
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.