Причина 57

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Jojo no Kimyou na Bouken

Пэйринг и персонажи:
Ризотто Неро/Винегар Доппио, Дьяволо/Винегар Доппио, Леоне Аббаккио/Джорно Джованна, Бруно Буччеллати/Джорно Джованна, Джотаро Куджо/Нориаки Какёин, Наранча Гирга/Триш Уна
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 60 страниц, 8 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Ангст Воспоминания Драма Инсценированная смерть персонажа Невзаимные чувства Нецензурная лексика ООС Смерть основных персонажей Современность Счастливый финал Упоминания наркотиков Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ризотто никогда не пытался расспрашивать о своей цели: лишняя информация могла помешать выполнить работу. Но, глядя в заплаканные глаза возлюбленного, он не мог избавиться от чувства, что вновь всё испортил.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
https://vk.com/club175281106?w=wall-175281106_191&z=photo-175281106_457239159%2Fwall-175281106_191 - некоторые коллажи к работе!
Предупреждение: много Оос-ной слащавости. Иногда она нужна хоть где-то :')

Часть 1

19 сентября 2019, 15:56
      С фотографии на Ризотто глядел мужчина лет тридцати. Подозревающие всех и вся глаза были скрыты за тёмными линзами модных и дорогих очков, и Неро пришлось уделить чуть больше внимания приложению в конверте, чтобы подтвердить догадки: змеиные глаза оказались зелёными. Не то чтобы он имел какое-то предвзятое мнение о таких людях, совсем нет. Наёмный убийца не может иметь своего мнения — заказ получен, следовательно, без лишних действий должен быть выполнен. Но что-то в фотографии всё же приковало внимание Ризотто. Мужчина еще раз внимательно оглядел дорогой чёрный костюм, зачёсанные назад розовые волосы и нахмуренные, слегка выглядывающие из-за очков, тонкие брови. Фото было сделано в движении, видимо, цель спешила куда-то по делам и не ожидала, что её захотят заснять исподтишка. Крепкая рука с коротко стриженными ногтями сжимала чье-то плечо. Спутника почти не было видно, а по руке и бедру в темной ткани мало что можно было сказать. Хотя, казалось бы, какая ему разница?        — Берёшься сам? Или передать кому-нибудь из наших? — Ризотто поднял взгляд на стройного блондина, который деликатно постукивал по дорогим наручным часам.       Прохладные голубые глаза лениво пронаблюдали за тем, как конверт с фотографией и листком с нужной информацией исчезает во внутреннем кармане джинсовой куртки наёмного убийцы.       — Не могу отказаться от такой возможности.       Прошутто понимающе кивнул — никто бы не смог пройти мимо этого предложения. Сумма за убийство мужчины на фото оказалась выше всяких ожиданий, а такие деньги для Ризотто означали скорое приближение его спокойной жизни. Конечно, придется неплохо так попотеть, чтобы закончить с заданием, но результаты, он уверен, стоят того.       — Мальчишка ждёт в коридоре, деньги проверил Формаджо, всё чисто. — Прошутто встал с кожаного кресла, уверенным движением поправляя свой клетчатый пиджак. — И перед уходом загляни в кабинет к Мелоне, мы с утра начали составлять список мест, где обычно видели этого Дьяволо.        Ризотто вышел из своего кабинета вместе с другом и слегка поморщился. Яркий свет в коридоре отражался от белоснежной плитки и слепил глаза. Особенно это било по мозгам после тёмного кабинета с одной лишь включённой лампой на столе. Прошутто молчаливо направился в свой кабинет, и Неро почувствовал неприятный укол совести: грубо говоря, он готов променять своих товарищей и своё дело, в котором хоть как-то преуспевал, на скучную семейную жизнь. Но в их «Сквадре» никто не позволял себе грубого слова в сторону босса, коим он и являлся на данный момент. Наоборот, здесь каждый желал друг другу лишь спокойствия, хоть их работа и была полной противоположностью этому. В преступной организации находились как и бывшие заключённые (взять того же Ризотто), которые так и не смогли завести семью и найти высокооплачиваемую работу, так и просто заскучавшие воры и грабители. Заказы были нечастые, раз в пару месяцев Ризотто получал конверт с информацией о предстоящем деле и тогда уже распределял, кто за него возьмется, исходя из способностей своих людей. За убийства брался он и Иллюзо — второй мог находиться в неподвижном состоянии несколько часов, после чего без проблем подкрадывался к своей жертве. «Интересно.» — подумал Ризотто. — «После моего ухода они сразу выберут новым лидером Прошутто или поломаются с недельку.»        Наконец, пройдя несколько метров, мужчина заметил заказчика — молодой паренёк в дорогом светлом пальто прислонился спиной к стене и медленно водил голубыми глазами по потолку. Мальчишка лишь год назад закончил школу, но уже был известен среди таких организаций, как «Сквадра». Неро даже не был уверен, всё ли дело в происхождении: парень обладал незавидным талантом запугивать и притягивать людей одновременно, точно как его отец, — Дио Брандо — державший несколько городов в напряжении. За последние несколько лет о его отце ничего не было слышно, и Ризотто, если признаться, даже надеялся, что всё так и останется, несмотря на то, что пару раз ему лично удалось переговорить с Дио и даже выполнить его слишком простую в исполнении просьбу — хранение некой древней маски, за которой владелец вернулся спустя несколько дней.        — Сэр. — Мальчишка переместил ледяной взгляд с потолка на мужчину, кратко кивая в приветствии. — Всё ли в порядке с деньгами? Могу поручиться, что они не поддельные и количество то же, что указано.        — Да, не беспокой…ся. — Ризотто не смог заставить себя обратиться на «Вы» к тому, кто младше него лет на десять, если не больше. — Цель не из лёгких, но уверен, что справлюсь.        — Я надеялся, что Вы лично возьмётесь за него. — Парень повёл плечом и длинная светлая коса скрылась за спиной.        — Тебя не особо пугает плохая репутация, так почему бы просто не подкупить судью и не засадить этого ублюдка в тюрьму?        — Не всё решается деньгами, сэр. — Подросток устало прикрыл глаза. — У меня нет материальных доказательств того, что Дьяволо лишил жизни моего друга. Сам он не высунулся ради такого, а значит за решётку в первую очередь должен сесть не он, а тот, кто совершил убийство. К сожалению или к счастью, убийца уже никуда не сможет сесть или сделать вообще что-либо, но за всем этим стоит Дьяволо. И до него мне в любом случае не добраться одному, а уж подкупать полицию — совсем плохой вариант.        — Не факт, что Дьяволо не готовится к нападению с твоей стороны. Вызовешь полицию — жертв с их стороны будет намного больше, чем с его. — Ризотто с удовольствием отметил, как на мгновение сжимаются бледные губы блондина.        Как уже упоминалось, мальчишка был довольно известным в определённых кругах. «Сквадра» обычно не лезла на рожон, в отличие от организации, членом которой сейчас и являлся Джорно Джованна — этот богатенький папенькин сынок. Неро вполуха слушал сплетни Мелоне о том, что ребята так и не смогли оправиться после смерти их (уже бывшего) лидера — Бруно Буччеллати. Не особо вдаваясь в подробности, Мелоне рассказал о конфликте Бруно с неким бизнесменом, который, не ходя вокруг да около, использовал свои связи для избавления от назойливого парня. Очевидно, что фотография бизнесмена как раз и находилась в конверте у Ризотто. Дьяволо действительно пытается залечь на дно, потому что наёмник оказался не столь терпеливым и не ожидал, что именно в тот вечер Бруно решит вернуться домой не один. Член организации, лучший друг Буччеллати и по совместительству работник правоохранительных органов — Леоне Абаккио — был серьёзно ранен в том столкновении, но смог выжить. Несколько дней он пролежал в бессознательном состоянии в реанимации и совсем недавно был переведён в палату. По еле заметными за тональным кремом синяками под покрасневшими глазами Джованны можно было понять, как сильно тот нервничал, хоть и не показывал вида. Ризотто не был уверен, что смог бы так холодно держаться на месте парня, если бы с его людьми произошло нечто подобное. Не говоря уже о Доппио.        Мужчина шумно выдохнул, ощущая, как сердце пропускает удар при одной только мысли, что он может оказаться в опасности. Именно поэтому ему и нужны деньги: забыть о своей профессии, схватить в охапку Доппио и его так горячо любимую коллекцию идиотских брелоков, выкупить большой частный дом, который они давно присмотрели и, наконец, научиться наслаждаться тихим и ленивым утром с громко сопящим дурачком под боком.        Если Ризотто справится с этим заданием, то, получив свою часть денег, сможет больше никогда не пачкать свои руки, которые и так уже по локоть в крови. Он продолжит работать мастером тату и пирсинга в небольшой студии, не заваливаясь после очередного грязного дела в душ и не соскабливая с себя ногтями кожу, которая, казалось, уже впитала в себя запах металла и пороха. Доппио слишком занят на работе, бегая по поручениям своего начальника, чтобы заметить, как Ризотто несколько часов стоит под обжигающей водой, но тот только рад этому.        — Эти деньги… — Неро моргнул, отгоняя противные мысли. — Они твоего отца? Дио знает, что его сынок бездумно бросается такой суммой?        — Не имею ни малейшего понятия, где он. — Джорно пожал плечами, словно его действительно не интересовала пропажа родного отца. — Вернётся через пару месяцев, как всегда — хорошо. Не вернётся — ещё лучше. Он и не такие деньги спускал на свои капризы. Здесь же дело серьёзное.        — Понимаю. Прошутто свяжется с тобой, как с Дьяволо будет покончено.       Джованна приподнял воротник пальто, спрятав в нём кончик носа. Сейчас он выглядел как обыкновенный подросток, на плечи которого свалилась огромная ноша. Пытаясь помочь организации справиться с потерей не только лидера, но и друга, юноше приходится сохранять голову холодной. Если для Ризотто вода в душе всегда сравнима с магмой, то для него она — жидкий гелий. Засыпая на час в неудобной позе за кучей документов, Джорно не раз проклинал свою, как ему казалось, низкую работоспособность. Под утро он бродил по дому, останавливаясь у каждой двери и вслушиваясь в тихое или громкое сопение. Он запивал таблетки, которые выписал семейный врач несколько лет назад. В последнее время Джованна стал задумываться о том, что белые капсулы только портят его состояние — после каждого приёма начинала болеть голова, сердце слишком сильно билось в грудной клетке, а нос всё чаще кровоточил. Но он доверял своему отцу в плане своего здоровья, как ни странно, и продолжал принимать таблетки, желая заснуть на несколько лет.        В тот роковой вечер он поклялся, что больше не пойдёт на поводу своих эмоций. Леоне плохо шутил, кривясь в его сторону и бормоча что-то вроде: «Зачем нам этот цыплёнок? Нас двоих и этой бутылки будет вполне предостаточно…» Бруно же улыбался так тепло и ободряюще, что Джорно первое время пропускал мимо ушей все обидные слова Абаккио, хоть и в глубине души готов был наброситься на мужчину с кулаками. Парень не понимал, чем успел заслужить такое отношение, но и не пытался узнать причину, просто молча принимая все выпады в свою сторону. Ему нравились ребята, с которыми он познакомился в организации, и те, в свою очередь, радушно приняли его в свой коллектив. Все, кроме Леоне. Джованна не намеревался заводить друзей, отец с пелёнок учил его одной простой истине: железу не научиться любить, но ему это и не нужно. Вот блондин и держал себя в собственных железных рукавицах. Научившись прекрасно контролировать свои эмоции, он никогда не закатывал истерики, не ругался с одноклассниками, которые постоянно крутились вокруг него, стараясь обратить на себя его внимание. Джорно знал, что все знакомые просто боятся влияния его отца и желают использовать его в своих целях. Но мягкая рука Буччеллати на его плече, жизнерадостные глаза Наранчи, поучающий тон Фуго и игривая улыбка Мисты словно раскрывали его с той, новой стороны, о которой он и не подозревал. Постепенно забылись слова отца, всё чаще блондин стал замечать, как шутил первым, а на хамство Абаккио и подавно прекратил обращать внимание. До тех пор, пока он всё не испортил. Пока он не начал чувствовать что-то совершенно новое и в какой-то степени болезненное.        Каждый кивок или редкая улыбка Леоне были, очевидно, не для него. Максимум, который мужчина мог позволить себе в сторону новенького — пренебрежительный взгляд и презрительно опустившиеся уголки губ. Поначалу Джорно становилось страшно от того, как щёки вспыхивали из-за вскользь брошенного взгляда. Но когда он понял, что действительно симпатизирует мужчине, который в цинизме мог бы посоревноваться с его отцом, всё стало немного легче. Парень спрятал чувства глубоко в себе, как делал это раньше, но в тот вечер он чувствовал себя слишком уставшим, чтобы игнорировать нарастающее раздражение.       Сославшись на Мисту, который шикарно сыграл по телефону больного и обиженного человека, Джованна вежливо отказался сопровождать Абаккио и Бруно в просторную квартиру лидера. Буччеллати грозно взглянул на мужчину, но ничего не сказал, пожимая руку другу на прощание. Леоне лишь закатил глаза и нараспев произнёс:       — Вперёд, Миста ждёт.        Если бы Джорно не повёл себя как обиженная школьница, то сейчас всё могло быть по-другому. Втроём они могли бы быстро обезвредить наёмника, который поджидал за дверью квартиры. Если бы можно было вернуться во времени, то он бросился бы под пули, закрывая собой Бруно и Абаккио, даже не раздумывая. Но сейчас Джованна не мог ничего сделать. Что уж говорить, он до сих пор не навестил очнувшегося Леоне в больнице, хотя остальные члены организации с утра следующего дня толпились в коридоре, ожидая новостей. Он не знал, как смотреть в глаза человеку, который, скорее всего, возненавидел его сильнее.

***

      Ризотто лениво шагал между полок с продуктами в поисках уже приготовленных блюд, которые можно было бы разогреть в микроволновке вечером. Голова забита информацией, которая должна была помочь ему завтра выполнить последнее задание. Люди старались не попадать в поле зрения мужчины, который умудрялся пугать их своими нахмуренными бровями больше обычного. Владельцы магазина поначалу тоже побаивались его, но спустя несколько месяцев привыкли даже к чёрным татуированным склерам, многочисленному пирсингу и алым линзам. Чему больше всего удивлялись хозяева, так это появлению Доппио в жизни такого мрачного мужчины. Неро и сам недоумевал, с каких пор испуганные и немного смущённые карие глаза стали глядеть на него с нескрываемой нежностью и обожанием.        Если вспомнить, то их знакомство было не из самых романтичных.       — Я уже подъехал, босс! — Растрёпанный парень выскочил из такси, прижимая двумя руками портфель.        Телефон был неудобно зажат между ухом и плечом, и невезучий клерк громко ойкнул, когда тот всё-таки встретился экраном с асфальтом. В ту же секунду на многострадальный смартфон опустился чей-то тяжелый ботинок.        — Упс. — Ризотто глядел на присевшего парня, который от неожиданности разжал руки, выпустив забитый бумагами портфель.        Карие глаза испуганно и слегка обиженно встретились с татуированными:        — Вы не могли бы убрать свою ногу? Это важный разговор!        — Да неужели. — Неро хмыкнул, но просьбу выполнил. — Подождёт твой босс, не помрёт.        Розовый хвостик резко дёрнулся — парень решительно вскинул свою голову и уже открыл рот, чтобы съязвить в ответ, но громкий кашель из динамика прервал их не особо приятное знакомство. На экране не оказалось ни одной царапины, и его владелец с облегчённым выдохом подхватил смартфон, бодро продолжая разговор:        — Да, босс! Нет, всё в порядке, в этот раз меня не сбила машина.        Брови Ризотто с некоторым восторгом приподнялись.        Мужчина оплачивал покупки, с улыбкой вспоминая массивный брелок в форме белки на смартфоне возлюбленного, и уже собирал контейнеры с едой в пакет, как в кармане зазвенел собственный. Кому он мог быть нужен в такое время?.. На экране высветилось улыбающееся лицо Доппио, и Ризотто сильнее сжал губы, чтобы не улыбнуться перед продавщицей — репутация, знаете ли. Последние контейнеры упали в пакет, и мужчина ответил на звонок:        — Да?       — Привет! Ты не занят? — прокричал запыхавшийся любимый голос. — Босс отпустил пораньше, вот я и подумал заглянуть в магазин, не хочешь чего-нибудь?        С этими словами автоматическая дверь распахнулась, пропуская взъерошенного паренька. В этот раз Ризотто не удалось сжать губы, по лицу расплылась широкая тёплая улыбка. Веснушчатое лицо вытянулось от удивления, когда Винегар увидел возлюбленного, который отходил от кассы.        — У тебя волосы вот-вот распустятся. Опять бежал? — Неро подошел к парню, свободной рукой заправив ему за ушко выбившиеся из хвоста розовые волосы.        В груди неприятно кольнуло — там, в кармане, лежал конверт с фотографией мужчины с похожим цветом волос.       Доппио взглянул на Ризотто снизу вверх, до сих пор удивлённый внезапной встречей, но в следующую секунду прижался к широкой груди. Позади мужчина всё же услышал умилительный вздох продавщицы, и, приобняв возлюбленного за плечи, направился к выходу. На улице он уже более спокойно выдохнул и наклонился, чтобы поцеловать улыбающиеся пухлые губы. После долгожданного приветствия парнишка принялся возиться со своими длинными волосами — он очень не любил, когда они мешались, поэтому постоянно заплетал их в косы или хвосты.        День сегодня был достаточно прохладный, поэтому Ризотто недовольно оглядел тонкую белую рубашку и, хоть и дорогой, но не подходящий по погоде, пиджак гранатового цвета.        — Ну что с тобой делать…        Не успел Винегар отреагировать, как большая джинсовая куртка опустилась ему на плечи. Парень цепко оглядел толстовку, в которой остался его мужчина и, немного приподняв её, удостоверился, что его встречает не бледная кожа, а футболка с любимой группой. Ризотто ощутил узкую холодную ладонь в своей и бережно сжал, потирая своим большим пальцем окоченевшие чужие. В следующий раз он точно проснётся вместе с будильником Доппио и проверит, оделся ли тот по погоде.        — У тебя тут что-то колется. — Парень засунул руку во внутренний карман куртки.        Неро почувствовал, как сердце падает куда-то в желудок.       — Доппио! — Но тот уже вытянул незакрытый конверт.        Мужчина остановился, крепко сжав губы, и машинально выпустил ладошку, чтобы случайно не причинить парню боль. Он принялся лихорадочно придумывать, как можно было соврать про фото в конверте: «Возможно, сослаться на нового клиента в тату-салоне? Но как быть с листком с деталями? Может быть, повезёт, не заметит?..»        Внезапная громкая трель телефона заставила их обоих вздрогнуть. Парень, быстро передав конверт с высунувшимся уголком фотографии в мелко дрожащие руки Ризотто, ответил на звонок.        — Да, босс?        Винегар поднёс к лицу указательный палец, прося подождать минуту, и продолжил разговаривать с начальником. Неро спрятал конверт в кармане толстовки и проклинал себя за забывчивость: он ничего не мог поделать, из-за близости все мысли путались. Мысленно поблагодарив надоедливого босса Доппио, он осознал, что не имеет понятия, кем тот является. Нет, мужчина, конечно, слышал от своего возлюбленного название компании, но имя начальника, у которого тот работал секретарём, — ни разу. Но, наверняка, это было сейчас не самым главным, и Ризотто позволил себе облегчённо выдохнуть, вновь хватая успевшую замёрзнуть ладошку.