kinktober: take it

Слэш
NC-21
Завершён
219
автор
Размер:
42 страницы, 8 частей
Описание:
сборник кинковых зарисовок рейтингом от PG-13 до NC-21.
Посвящение:
в этой вселенной есть только один человек, который всегда ждёт мою нцу.
Примечания автора:
никто не просил меня, но я сделал.
за октябрь 2020 залью накопившиеся зарисовки, потом буду пополнять по мере написания, если вдруг мне захочется развлечь себя нцой и вас порадовать. возмоожно, здесь появится не только Шигео/Аратака, но я сильно в этом сомневаюсь.

краткое описание и рейтинг в названии частей.

> https://vk.com/dragons_place - а я всегда здесь.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
219 Нравится 66 Отзывы 40 В сборник Скачать

adult!Шигео/Рейген, R (секса нет, насилия тоже, просто тема интимная), AU, юмор, секс-игрушки, романтика, чуть-чуть фетишей на руки

Настройки текста

о странностях на работе, вибрациях и красивых мужчинах

      — Что у вас?       Перед Шигео небольших размеров чехольчик. Сантиметров семь, не больше. Миловидная девушка досадливо морщит нос и вздыхает, пододвигая к мужчине то, с чем пришла в мастерскую.       — Она как-то в раз перестала работать… Ещё очень сильно нагрелась, я это не сразу заметила. Батарейку вытащила, она остыла и всё. После этого она не включается.       Шигео кивает и надевает перчатки — чёрные, латексные. Размышляя над словами клиентки, он развязывает узел на чехле и вынимает из него гладкую, с глянцевым отливом вибро-пулю. Шигео слегка удивлён: нет, он понял, с чем пришла к нему девушка, сразу же, однако ему нечасто приносят столь маленькие товары. Включив кольцевую лампу, Шигео склоняется над пулей.       — Подождите немного, — вежливо говорит он клиентке. — Обычно диагностика занимает больше времени, но сейчас я догадываюсь, что случилось.       Девушка соглашается и утыкается в телефон, чтобы убить время. Шигео, разобрав игрушку и достав детали, подаёт голос вновь.       — Как я и думал, она перегорела, — он демонстрирует девушке оплавившуюся деталь, привлекая её внимание. Та смущённо тупит взгляд, видимо, посчитав, что Шигео теперь прекрасно знает, насколько излюбленной была павшая смертью храбрых вибро-пуля, однако мужчина не реагирует ни словом, ни жестом. Его работа требует особой деликатности — пожалуй, даже бо́льшей, чем требуется от сотрудников интим-шопов, ведь одно дело продавать новые игрушки для взрослых, а другое — чинить уже использованные. Шигео спокоен на этот счёт: он по жизни весьма лояльно и без лишних эмоций реагирует на забавные заскоки людей, и потому волнения клиентов нисколько не распространяются на него самого. Работа есть работа. Шигео продолжает: — Такое часто случается с вибро-пулями, особенно от недорогих производителей. Нужно заменить мотор. Я редко говорю такое, но, пожалуй, вам будет дешевле купить новую, чем чинить эту. Хотя, я вижу, она явно хорошей марки.       Девушка некоторое время гипнотизирует чехольчик.       — Сильно дорого?       Шигео называет цену.       — Это и за внутренности, и за работу, — добавляет он.       Клиентка расправляет плечи и решительно кивает.       — Давайте, — выносит она вердикт. На её лице появляется улыбка, и клиентка, вероятно, поддавшись собственным переживаниям, которыми ни с кем прежде нельзя было поделиться, объясняет: — Старушка пережила трёх моих парней… жаль было бы с ней расставаться.       — Она будет в порядке, — заверяет клиентку Шигео.       Далеко не в первый раз и уж точно не в последний клиент озвучивает то, что мастеру знать необязательно, — слишком уж интимное и сокровенное, и, надо заметить, не имеющее ничего общего с пошлостью. За время работы Шигео понял, что секс-игрушки становятся для людей кем-то вроде близкого друга, и оно немудрено — ведь с ними проще, чем с партнёрами, договориться. Им не нужно угождать, их не нужно ублажать, как обычно того требуют люди, у которых есть свои потребности, хотелки и предпочтения. Секс-игрушка — это не про замену партнёра или заглушение неудовлетворённости, это про что-то очень личное и индивидуальное. Они и существуют-то лишь с одной целью — сделать приятно их владельцу. Как, пожалуй, личный дневник. Как пение в душе, как прогулка нагишом по квартире в отсутствие домочадцев, как поедание пиццы в одного за просмотром дурацкого фильма, который вы никогда не посмотрели бы даже с лучшим другом — это про время наедине с собой. Без лишних страхов, переживаний, волнений и ориентиров.       Неудивительно, что люди приходят чинить сломанные секс-игрушки: дело не только в вопросе денег, но в сентиментальности, в трогательной привязанности, которую только люди и могут испытывать к неодушевлённым предметам. Удивительно другое: катастрофически мало мастеров берётся предоставлять подобную услугу — ремонт игрушек для взрослых. Впрочем, для Шигео это даже хорошо.       Как молодой мужчина с техническим образованием и приличными познаниями в электронике докатился до жизни такой? Ответ прост — Ханазава Теруки.       Друг сейчас гордится, что стал переломным моментом в карьере Шигео.       Теруки, будучи давним (и, надо уточнить, близким) другом Шигео ещё с тех времён, когда они ходили в одну спортивную секцию, однажды обратился к нему за помощью со словами: «Ты ведь технарь верно? (кивок.) И в моторах шаришь, питании, соединениях там всяких, аккумуляторах? (ещё кивок.) И работы у тебя нет? (обречённый вздох.) Слушай, у меня тут… вибромассажёр… исдох. Можешь глянуть? Я заплачу».       Стоит ли говорить, что вибромассажёр был не для лица и не для спины, а Теруки заплатил столько, что за эти деньги мог бы купить себе два подобных прибора или один, но лучше… Для Шигео не было открытием пристрастие друга к предметам фаллической формы (всё-таки они вместе ходили в одну спортивную секцию, а Теруки никогда не скрывал, что привлекательная грудь ему по нраву не только женская — пожалуй, проблема лишь в том, что Шигео не везёт выяснять подобные нюансы слишком поздно). Молодой специалист удивился другому — как раз-таки человеческой преданности к силиконовым друзьям. Ну, и тому, почему он не додумался до столь очевидной идеи для стартапа раньше. Видимо, всё из-за того, что самого Шигео прежде не интересовали дополнительные предметы в постели — он не чувствовал в них потребности.       Разумеется, не все клиенты умиляют своим трепетным отношением к игрушкам. Бывают моменты, о которых людям со слабой психикой лучше не рассказывать и которые прочувствовать могут разве что сотрудники оффлайн-магазинов с продукцией интимного характера. Шигео, к счастью, к своим двадцати трём сформировался в железобетонного флегмата, вывести из равновесия которого вряд ли сможет даже Армагеддон — зря, что ли, столько фильмов об апокалипсисе просмотрено. Да и работа у него гораздо безопаснее, чем в том же оффлайн-магазине: офис-мастерская небольшая, с улицы к нему никто не зайдёт, на двери висит табличка «офис такой-то, ремонт и диагностика бытовых товаров» (иногда к нему заглядывают милые болтушки из бухгалтерии с просьбами то зарядку от телефона починить, то чайник электрический посмотреть — и любезно угощают домашними онигири и гёдзе), а клиенты заранее записываются через мессенджер. Зачастую по переписке сразу становится ясно, адекватный человек или лучше оставить за собой право отказаться от заказа без объяснения причин.       Шигео просит девушку прийти к нему завтра в удобное ей время — вибро-пуля будет ждать её. Уже через полтора часа пуля с полностью заменённой начинкой и новенькой батарейкой (в подарок) задорно вибрирует у него в руках всеми десятью восстановленными режимами, словно только что сошла с конвейера. Шигео бережно кладёт её в чехол, после чего, выбросив использованные перчатки, откидывается на кресле и потягивается: всё хорошо в его работе, кроме положения, в котором он проводит восемь часов в сутки, и искривления позвоночника, которое ему обязательно светило бы пуще солнца в полдень, не люби он утреннюю зарядку и пробежки.       Взгляд цепляется за настенные часы: неплохо бы написать Рицу и позвать перекусить, у того, кажется, должно быть окно между парами сегодня.       Шигео уже поднимается с кресла, как со стороны двери раздаётся тактичное покашливание.       — Простите за вторжение, — вежливо произносит приятный баритон, и из тени коридора на свет ступают блестящие лакированные туфли, а за ними — изящный мужчина в белой классической рубашке и с любезной, не менее ослепительной, улыбкой на губах. Через локоть у него перекинут серый, в тон брюкам, пиджак, в той же руке он держит сувенирный пакет с изображением главных достопримечательностей префектуры. Выразительные глаза находят Шигео, в необъяснимой заворожённости осевшего обратно. — Здесь ремонтируют, э… — мужчина быстро оглядывается за дверь, на табличку, и выдаёт смешок: — «бытовую технику»?       Шигео насилу выводит себя из оцепенения. Возможно, ему стоит меньше общаться с Теруки, иначе такими темпами он начнёт пускать слюни на каждого привлекательного мужчину. Хотя, может, дело в том, что именно этот мужчина какой-то другой. Сказать «особенный» — будет большой банальностью.       — Вы записывались на диагностику? — сипло спрашивает Шигео, позабыв о приветствии, и как можно тише прочищает горло. Он механическим движением тянется за ежедневником, куда обычно записывает клиентов и время их визита, ведь решительно не помнит, чтобы переписывался с кем-то подобным, но мужчина опровергает его подозрения на ранний склероз.       — Нет, нет, — мотает головой он и, сжав в руках пакет, наконец приближается к столу, за которым сидит Шигео и который служит ему ресепшном. Шигео машинально отмечает про себя узловатые длинные пальцы с аккуратно подстриженными ногтями и едва заметными ссадинами на костяшках — руки много что могут рассказать. А ещё глупо будет отрицать собственные фетиши, с его-то работой. — Я не связывался с вами. Мне… порекомендовал вас один знакомый.       — Кто? — не сдерживает любопытства Шигео.       — Мужчина. Высокий, — тот показывает выше своей головы сантиметров на десять, явно сообразив, что имя мастеру ни о чём не скажет — таки конфиденциальность в их деле священна. — У него линзы зелёным отливают, как у призрака, ещё щёки вечно румяные. Ворчливый тип, но добрый.       А. Шигео помнит. Клиент, о котором говорит мужчина, принёс ему любопытный мастурбатор. Вещица игнорировала кнопку включения и начинала работать непроизвольно, как только её подключали к питанию. До этого Шигео не имел дел с мастурбаторами — как тут забудешь.       Он кивает. По крайней мере, этот мужчина пришёл по рекомендации добросовестного клиента, пусть Шигео и не мог знать, верна ли только что предоставленная характеристика.       — Обычно я не принимаю без записи, — зачем-то роняет Шигео, хоть и знает, что в любом случае посмотрит то, с чем к нему пришли. Уже не столько ради профессионализма, сколько из любопытства, что же столь привлекательный и хрупкий мужчина прячет в пакете. Шигео сохраняет хладнокровие и вежливую безучастность к интимной жизни клиентов вне зависимости от запроса, ведь логично — это не его дело. Его дело — ковыряться в проводках и электродах, но частенько клиенты увлечены собой гораздо сильнее него, и потому не замечают, что мастер не проявляет ни малейшего интереса к ним. Из этого вытекают неуместные намёки, отталкивающие подкаты (о, сколько раз ему предлагали разделить несчастный полумёртвый агрегат на двоих), а также бессмысленная ложь и жалкие отмазки в духе «Вы не подумайте, мне такое не нравится… это меня попросила девушка/подруга/знакомая/соседка с третьего этажа (нужное подчеркнуть)». Шигео не осуждает, молча выслушивает и говорит лишь о технической составляющей — однако со временем у него сформировалось отторжение людей, которые сами себе не могут признаться в своих сексуальных предпочтениях, вместо чего обманывают, как им кажется, успешно и себя, и окружающих.       Мужчина мгновенно отзывается яркой улыбкой. Глядя на прояснившееся лицо, Шигео слышит, будто что-то трещит, но уверен, что все приборы, хранящиеся на передержке, выключены. Хочет ли он знать, что это?..       — Сделаете для меня исключение? — бровь едва заметно дёргается, а чужие глаза приобретают лисье выражение.       Шигео кажется, он парализован. Медленно выдохнув, чем на мгновение вызывает растерянное выражение на подвижной мимике мужчины (видимо, Шигео выглядит сурово — такое случается, когда он сосредотачивается на самоконтроле), Шигео произносит:       — Один раз…       Ответом ему служат оживившиеся движения новоявленного клиента. Тот расплывается в довольной улыбке и деловито ставит на столешницу пакет. Шигео следит за махинациями пальцев, сгибом кистей, выпирающей косточкой большого пальца, побелевшей кожей подушечек, когда мужчина совершает усилие и невольно нажимает чуть сильнее, чем требуется. Иногда, зарывшись в винтики, отвёртки и платы, Шигео забывает, что есть физический контакт и естественный секс между людьми, но прямо сейчас он искренне сожалеет, что в далёком прошлом Теруки затрахал свой вибромассажёр до беззвучного режима, а ему самому теперь приходится ежедневно иметь дело с резиновыми механическими членами. Ведь, если бы этот мужчина зашёл к нему, ну, с перегоревшим роботом-пылесосом, например, или разбитым телефоном, у Шигео не возникали бы двоякие ассоциации и он не нарушил бы все мыслимые и немыслимые принципы профессиональной этики одной лишь мыслью, как правильно смотрелись бы эти пальцы на вытянутом и толстом предмете.       Так. Пожалуй, Шигео стоит выбираться на пробежку не один раз в день, а два. И сократить встречи с Теруки до двух раз в месяц. В противном случае он так и будет галлюцинировать пальцами вполне реального, но, увы, незнакомого мужчины, явно старше него, сжимающими фиолетовую головку.       Или, нет, постойте…       — …и, представляете, они даже не вернули мне деньги, — доносится до слуха бархатный голос, и Шигео понимает, что всё то время, пока он предавался фантазиям, клиент уже объяснял, что не так с его игрушкой. И фиолетовая головка в невозможных пальцах вполне реальна: мужчина вертит в руках классический вибратор, такие, если верить опыту Шигео, пользуются популярностью у женщин, да и сами по себе предназначены как для анальной, так и вагинальной стимуляции (да, Шигео слушает подкасты и вебинары по секс-просвету — ему необходимо быть компетентным не только в технических вопросах). Размер небольшой, навскидку — сантиметров двадцать, четырнадцать из которых — рабочая поверхность. Размер компенсируется формой: мужчина бездумно поглаживает вибратор, собирая, видимо, пылинки с силиконовой поверхности, проходится по изгибам отростка и мягким складкам у крупной головки, которая вполне реалистично имитирует настоящий половой орган.       Завораживает.       Не вибратор. Мужчина.       Незаметно смочив слюной пересохшее горло — впервые он жалеет, что поскупился на кондиционер, — Шигео совершает над собой усилие и отрывает взгляд от рук клиента, смотрит вновь ему в лицо. Мужчина, регулярно взмахивая кистью в воздухе, точно визуализирует свою проблему, невозмутимо объясняется, как если бы речь шла о недобросовестном поставщике автоматических зубных щёток:       — …кто же знал, что это подделка? Я был уверен, что покупаю оригинал. Смотрел видео-разборы этой модели и, признаться, был в восторге и предвкушении — он ведь по идее мощный. Самое обидное, что он мне нравится даже в нерабочем состоянии. Рука не поднимается выбросить, — печально подытоживает он и обращает полные надежды глаза к Шигео. У того снова вибрирует, но уже не в ушах, а в груди. — Вы же посмотрите?.. Вдруг ещё не всё потеряно.       Даже если бы Шигео хотел отказаться — он бы не хотел отказываться. То есть у его чувственного диапазона буквально нет другого выбора.       Он молча надевает свежие чёрные перчатки, натягивая латекс на пальцы, и бережно забирает из рук мужчины вибратор. Заменив батарейки на более мощные, Шигео включает игрушку: тот не реагирует, разве что с третьей попытки загорается красным кнопка включения и мотор в отростке решает погудеть едва слышно, затем и это прекращается. Ясно. Шигео вынимает батарейки.       — Так что?.. — осторожно спрашивает клиент, подавшись чуть вперёд. Шигео замечает, как в поле зрения попадает пара фаланг трёх пальцев и безупречные ногти. Даже немного жаль, что они короткие.       — Он не безнадёжен, — отмахиваясь от собственных мыслей, резюмирует Шигео и сам удивляется тому, как быстро поднимает голову, лишь чтобы увидеть реакцию мужчины.       Тот улыбается не только губами, но и карей радужкой, с оттенком благодарности и чуть-чуть восхищения — и дело даже не в гордыни Шигео. Просто человек перед ним до странного живой и красивый. Энергетически красивый. Мужчина едва заметно склоняет голову набок.       — У вас волшебные руки.       Шигео прежде говорили десятки подобных комплиментов, и всё в них было не то: заложенный смысл, интонация, подтекст. Разве этот раз чем-то отличается?       «Да» — как-то сам собой возникает ответ где-то в глубине.       «Да?» — неверяще переспрашивает самого себя Шигео.       «Да». Фундаментальное «Да».       В ежедневнике новая запись: товар, модель, тип повреждения, дедлайн и дополнительные пометки в виде деталей, которые необходимо докупить, а также — номер привлекательного мужчины. И им, разумеется, нельзя пользоваться для неформальных повесток. Шигео записывает под диктовку последние цифры, и неожиданно мягкий баритон переходит с шестнадцатеричной системы счисления на буквенную:       — Рейген.       Шигео замирает на секунду. Поднимает голову, кудлатую из-за вечного одевания и снятия со лба ободка, который сохраняет глаза от лезущих волос. Взгляд упирается в загадочную и до чёртиков обворожительную улыбку.       — Что? — тупо переспрашивает Шигео.       Улыбка вспыхивает солнечным бликом, скользнувшим из окна.       — Моё имя — Рейген Аратака, — мелодично повторяет мужчина. — «Рей» как «дух», «ген» как «фантом». В имени два иероглифа: «новый» и «процветать». Запишите, пожалуйста.       Не до конца осознавая происходящее, Шигео повторяет заученную за месяцы фразу:       — Вам необязательно говорить мне своё имя…       Мужчина обрывает его тихим, добродушным смехом:       — Я знаю.       Через мгновение, Шигео готов поклясться, над его головой загорается лампочка. Если бы речь шла об обычном инженере, стоило бы представить традиционную грушевидную лампочку, какой изобрёл её Эдисон, но Шигео — мастер по ремонту игрушек для взрослых, поэтому над его светлой головой мигают разноцветные диоды, какие производители обычно пихают в кнопки включения (и не только).       Как можно спокойнее стянув перчатки, Шигео поднимается, благодаря чему обнаруживает, что мужчина — Рейген… нет, Аратака — заметно уступает ему в росте. Кажется, никто не расстроен этим открытием.       В первый и последний раз Шигео нарушает пресловутую профессиональную этику.       — Честно говоря, вы пришли как раз тогда, когда я собирался пообедать, — обходя стол, размеренно и как бы небрежно заводит тему он. В груди уже не просто вибрирует — жужжит, и волнами возвышается, и стихает, согласно ломанной линии странного рисунка, какие изображают в инструкциях к товарам, в чей функционал входит больше трёх режимов. Впрочем, Шигео никогда не умел ходить вокруг да около. — Не хотите составить мне компанию?       Аратака сияет поистине ярко.       — Хочу.       У Шигео странная, но определённо приятная работа.
Примечания:
посвящаю моему дорогому Андре — малыш, я знаю, ты ни в чём не виноват, это всё недобросовестный поставщик 😔✊🏻
понятия не имею, зачем, но теперь это существует в интернете, и я крайне доволен сим фактом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты