Я полюбил своего врага 92

Афаэль соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Вы когда-нибудь задумывались, что будет, если совершенно случайно забраться в тушку своего врага? А что, если в подобную ситуацию попадет еще и ваша подруга?
Правильно - уничтожить самую опасную организацию изнутри, испортить нукенинам жизнь и...перевоспитать их?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Данная работа - совместный проект с Афаэль, моим соавтором. Поэтому иногда главы мы будем писать совместно, иногда отдельно (там зависит от линий сюжета). Как получится. Ну чтобы вы понимали, что в этой работе соавтор принимает непосредственное участие.
2. Идея пришла совершенно спонтанно. Соавтор предложил, а там уже мы ее развили.
3. Чего ждать от работы? Упоротости, нелогичности и просто море неловких ситуаций. Разгоняем мрачную погоду улыбками и смехом.
4. Некоторые моменты из канона мы изменили и подогнали под сюжет. Поэтому не стоит писать, что это не так было)
5. В работе будут намеки на отношения между...мужчинами. Но не бойтесь - слеша здесь не будет. Это до мозга костей гетовский фф. Просто решили поиздеваться над одним персонажем)
6. Продолжение - по мере возможности и времени.

Глава 4. Четверо в лодке, не считая Девятихвостого

21 ноября 2019, 17:43
Примечания:
Хм, вот мы и вернулись с новой главой. Так сказать переходной. Со следующей начнется самое интересное и выносящее мозг (хотя, сейчас это именно и происходит, хех).
В общем, читаем и ждем.
Приятного прочтения!

      Отчаяние и кромешное уныние пылали в некогда черных холодных глазах. Вот только теперь и цвет их был иной, и тело принадлежало совершенно другому человеку. А это сразу приносило кучу «приятных» неожиданностей…       Так, Учиха, ты — мужик. А мужики должны стойко сносить все выпады судьбы. Даже если они становятся настолько конченными. К тому же ты — Учиха. А еще гений. И нукенин. Поэтому хватит ныть и сделай это уже!       Итачи глубоко вдохнул, решительно посмотрел на дверь в…ванную и…со всей силы треснул лбом по стене.       — Сука! Сука! Ну почему именно я! Да лучше б сдох, а не…       — Дорогая, с тобой всё в порядке?       Парень в теле девушки резко замер, когда со спины внезапно прилетел обеспокоенный женский голос. В сознании нукенина сразу что-то щелкнуло, и лицо приобрело очень милый и невинный вид.       Но так казалось только Итачи…       Когда дочь медленно повернулась к ней лицом, Мебуки аж рот от изумления открыла. Ибо любимую доченьку перекосило таким ужасным образом, что у нее сразу возникла мысль — а не заразилась ли Сакура бешенством, например. Ну или демон в нее какой вселился. Иначе как можно объяснить этот звериный оскал на ее милом личике, выпученные глаза, как у безумца. И эта неконтролируемая смена настроения. То девушка сидит с каменным лицом, отчего создается впечатление, что она умерла. То бьется головой о твердые предметы, причитая об одном и том же — за что. То начинает истерично рыдать, когда запирается в ванной…       А может…может она так по своему мальчику убивается? вдруг подумала она и сочувственно посмотрела на свою бедняжку.       — Дорогая, если тебе нужно о чем-то поговорить, я всегда готова выслушать, ты только скажи.       После этих слов Итачи в теле девушки не смог сдержать нервной усмешки. Да, ему очень хочется выговориться. Он просто жаждет поведать всему миру, как же ему охуенно круто жить в теле бабы. Ну просто жизни не знал без такой задницы!       — Всё в порядке, мамочка, — тонюсеньким голоском пропел, отчего женщина ошарашенно округлила глаза, — у меня просто эти дни начались…       Произнес и с истеричным смехом скрылся за дверью в ванной, оставив матушку в полном аху…ауте. Как только за спиной появилась твердая опора, Итачи сполз по ней на пол и, вцепившись пальцами в свои неебически розовые волосы, завыл настоящим тюленем.       Две недели. Целых две недели ему пришлось жить в этой деревне. Хотя, сказав жить — это он сильно погорячился. Лучше сказать выживать. Ибо ему постоянно приходилось сталкиваться с прелестями бытия бабой.       С месячными он уже познакомился. И ему это совершенно не понравилось. Ибо какой нормальный человек будет чувствовать себя комфортно, когда у тебя оттуда кровь вытекает. Ну благо, что в больнице ей…ему всё исправили, поставив какую-то печать или закладку. Черт его знает. Но самое главное, что этой хуй…херни больше не было. И это его очень радовало.       Да только на этом проблемы не закончились, а с каждым днем начали накатываться как снежный ком. И ладно со знакомыми, друзьями и семьей этой Сакуры он более-менее разобрался. Игнор, все дела. Но вот с самим телом… Вот тут Итачи осознал, что быть мужиком в сто крат лучше.       Нет, он очень любит женские тела. Титьку там помять, за задницу ущипнуть. Но это работает только тогда, когда это самое тело сидит перед тобой. Или лучше между твоих ног. Однако, когда это самое тело принадлежит тебе…       В общем и мылся, и переодевался он с закрытыми глазами, не убирая со своего лица мину отвращения и презрения. Ну, а как иначе, когда заместо члена тебе выдали грудь…       Итачи глубоко вдохнул и со всей решимостью нукенина посмотрел на душевую кабину. Нет, хватит уже быть бабой! Пора посмотреть своим страхам в лицо и сказать им пошли в жопу. А затем как настоящий мужик…помыться. Без стеснения и отвращения.       Набравшись духу, Учиха в теле девушки поднялся с пола и, вздернув нос кверху, начал уверенно стягивать с себя одежду. Да вот только этой самой решимости хватило до того момента, когда на нем остались только трусики. Ибо лифчик носить он не намерен!       Морда опять скривилась, а веки стали невольно прикрываться.       Нет, устрою борьбу со страхами завтра подумал он и как самый настоящий шиноби…сильно зажмурил глаза.       Подрагивающие пальцы подхватили резинку трусиков и начали дергано стягивать их вниз. И вот когда эта тряпка достигла самого пола, Итачи с презрением отбросил это извращение в неизвестном направлении, а сам зашел в душ.       Оказавшись внутри тесной кабинки, Итачи на ощупь нашел смеситель и без раздумий дернул его. И в то же мгновение взвизгнул как девчонка, когда на него хлынул поток ледянющей воды.       Парень резко выкрутил кран в другую сторону и тут же завизжал уже от настоящего кипятка.       — Сука! Да ебнитесь вы все с горы! — и распахнул глаза, чтобы нормально отрегулировать температуру воды.       А затем, когда с этой проблемой было решено, Учиха невольно посмотрел вниз. Прямо на топорщившиеся соски, по которым стекала вода.       Заметив эту прелесть своего тела, Итачи обреченно застонал и от унылой безысходности взял мочалку. Раз уже увидел это, значит нужно идти до конца…       Парень налил немного геля на розовую мочалку и с неприкрытым отвращением стал натирать свою нежную кожу. Шея, плечи, руки, а затем настала очередь груди. Взяв всю волю в кулак, Учиха до скрежета сжал зубы и…очень-очень быстро намылил эти холмики.       Облегченный выдох, и мочалка медленно перешла на живот. И вот тут началось самое страшное и ужасное.       Помыть себя между ног       Лицо мгновенно исказилось страдальческой миной, и парень с большим нежеланием скользнул мочалкой по паховой области, покрытой небольшим пушком. Дыхание затаилось, скулы свело от сильного напряжения, и…       — Ох ты ж… — невольно простонал, когда внезапно зацепил клитор.       По телу тут же прокатилась приятная дрожь, от которой Итачи даже слегка растерялся. Ведь до этого его не сильно беспокоили касания к этой части тела. А тут такая реакция…       Немного постояв в раздумьях и сомнениях, парень неосознанно осмотрелся по сторонам, проверяя помещение на наличие посторонних. А затем, отложив мочалку, уже заметнее коснулся своего клитора. И сразу замер в нерешительности. Но, немного пораскинув мозгами и не найдя для этого бесстыдства и прелюбодеяния никаких против, Учиха сделал круговое движение пальцем.       Тело моментально ответило ему сладкой дрожью, которая покатилась к низу живота. А все сомнения и мысли безоговорочно растворились в доселе неизвестных ему ощущениях. Но он даже отрицать не станет, что это очень приятные и опьяняющие ощущения, отчего его рука стала действовать чуть более уверенно.       В голове сразу вспыхнули воспоминания того, как он иногда развлекался с Конан, доводя ее до исступления одними только пальчиками. И от этого его движения преисполнились опытом и непоколебимой решимостью.       Итачи в теле девушки навалился на стенку душевой и принялся ласкать себя так сладко и горячо, что из его ротика невольно поплыли стоны наслаждения. Пальцы энергично двигались по клитору, заставляя каждую клеточку его женского тела отзываться блаженным удовольствием. А веки неосознанно прикрылись, дабы целиком насладиться этим моментом.       И вот когда ему захотелось большего, когда тело затребовало более глубоко проникновения, бесстыжие пальчики раздвинули половые губы и с содроганием очертили горячее лоно. Итачи тихо охнул и дернулся, когда медленно проник в себя, задев каждую чувствительную точку. С губ сорвался блаженный стон, а бедра невольно дернулись навстречу умелым пальчикам.       Черт! Да это даже круче нашей дроч…       Внезапно кончики пальцев уперлись в неожиданную преграду, которая сразу заставила парня отступить. А еще усмехнуться над тем, что эта девчонка еще девственница.       А так как женщиной он точно становится не хочет (ему и этих проблем хватает), Итачи начал с хлюпаньем вперемешку со сладкими стонами ублажать себя. Он двигался резко, быстро. И очень горячо. Внизу живота уже давно распалился настоящий пожар. А в голове пылала одна единственная мысль.       Двигаться еще быстрее       И парень, ведомый этими неправильными желаниями тела, стал жадно входить в горячее лоно, стремительно подводя себя к блаженному концу.       Сделав еще несколько движений внутри, Учиха резко выскользнул из настоящего моря и, проведя пальцами по набухшему от возбуждения клитору, сразу испытал сладкий оргазм. Тело содрогнулось от волны удовольствия, из ротика вырвался громкий стон, и в голове вспыхнул настоящий фейерверк из эмоций и ощущений.       Коленки задрожали, и парень бессильно осел на пол, позволяя глупой улыбке играть на своих губах. Вот только потом, когда приятная дрожь стала утихать, а тепло между ног растворяться в окружающем холоде, к нукенину внезапно пришло осознание, какой же пиздец сейчас произошел.       Он ублажал себя в теле бабы       — Черт! — опустил голову и от безысходности накрыл ее руками, — как я мог!       От отчаяния и беспомощности из глаз внезапно прыснули горючие слезы, рожденные осознанием, что он медленно, но верно начал принимать свою роль бабы…       Нет, нет, нет. Этого не должно произойти. Я — мужик! резко вскочил с пола и, быстро смыв с себя грязь недавнего блаженства, поспешил к Мадаре.       Нужно валить отсюда как можно скорее.       Они слишком долго сидели без дела.       

***

      — Итак, Наруто, как ты себя чувствуешь?       Ирьенин положил руки на стол и, сцепив пальцы в замок, пытливо посмотрел на свою очень буйную пациентку, что сидела напротив.       — Я? — тихим голоском переспросила и, взглянув на свою смирительную робу, одарила врача ангельской улыбкой, — намного лучше, Кото-сан. Вот прямо ощущаю это умиротворение на душе.       Мужина чутка прищурился и коротко посмотрел на Какаши, который расположился на дальней кушетке. Поймав на себе вопрошающий взгляд лечащего врача Узумаки, джоунин еле заметно кивнул, показывая, что девушка не прикидывается. Сейчас она честна и абсолютно спокойна.       В отличие от того, что было две недели назад…              Двери в отделение для душевно больных с шумом распахнулись, и внутрь влетело четыре Анбу. Бравые ребята заскочили в комнату для отдыха и в сомнениях застыли в пороге, когда их взгляды упали на взбесившегося пациента.       — Только подойдите, фраера, всем глотки перегрызу! Девятихвостого выпущу…       Курама тут же оживился и затопал по полу своими лапками, предвкушая интересное развитие событий.       — Деревню с землей сравняю! Пейна позову!       Нервно сглотнув, один из самых смелых Анбу сделал шаг навстречу блондинке, от которой исходила до жути убийственная аура. И это при том, что по всему периметру психушки стоят подавляющие печати.       Видимо сила Демона намного сильнее этих фуинов подумал командир и незаметно вытащил сенбон с парализующим ядом.       — Наруто Узума…       Девушка резво повернулась к внезапно заявившемуся Анбу и тут же жутко оскалилась.       — А вот и мой выход на волю! — безумно прокричала и настоящим танком…       …настоящим танком зацепилась за блядский ковер и с жуткими матами познакомилась мордой с полом. Ибо в этой чертовой робе, которая сковала… его по рукам, Обито был крайне непоротлив и неуклюж. И от этого представлял собой не Великого и Ужасного Лидера Акацуки, а…гусеницу. Такую же беспомощную и неповоротливую.       Поэтому, когда мужчина в теле девушки рухнул вниз, он даже подняться самостоятельно не смог. Но ему охотно помогли. Под белы рученьки поставили на ноги и со словами Вам еще нужно полечиться, Наруто Узумаки всадили сенбон прямо в сонную артерию.       Ощутив, как тело стало ватным, а веки налились свинцом, Обито бессвязно проговорил…       Всех в землю зарою… Узумаки убью… Хатаке кастрирую       …и со страдальческим мычанием провалился в сон…              Да, тогда персонал знатно настрадался с его солнышком, которое не раз пыталось сбежать. А что творилось на приеме у врача…              — Нахуй пошел, утырок, — Обито в теле Узумаки демонстративно отвернул голову и с раздраженным рыком уставился на двух Анбу, которые сторожили выход. Ну так, чтобы соблазна было меньше сбежать.       Врач в ответ тихо вздохнул и что-то записал в личном деле Узумаки.       — А как у тебя с личной жизнью, Наруто? Уже была половая связь с мальчиками?       — Чего?! — и медленно, с жутким скрежетом повернул голову обратно, устремляя могильный взгляд к этому придурку, — мальчиками?! Какие, блять, мальчики?! — резко вскочил со стула и мрачной бурей навис над столом врача, — вы совсем здесь ебнулись, товарищи?       Мужчина удивленно хмыкнул и вновь начал писать.       — Значит нетрадиционная ориентация…       Услышав это, Обито ошарашенно округлил глаза.       — Какая нетрадиционная? Ты че там пишешь, придурок? — с трудом обошел стол и, перегнувшись через плечо ирьенина, заглянул в его писанину, -…бесконтрольные атаки гнева…психологическая травма детства…чувствует себя одиноко…нужен постоянный присмотр…       Дочитав, Учиха резко выпрямился и недобро посмотрел на своего врача.       — Ты че за херню пишешь? Мне не нужен присмотр! Я и сам отлично могу справиться!       — О, еще и в мужском роде о себе начала говорить… — мужчина тихо вздохнул и продолжил выводить свои умозаключения, — срочно требуется опекун. Наилучшая кандидатура…       — Хатаке?! — Обито гневно закричал, когда увидел это ненавистное имя, — нет, товарищи, я не намерен это больше терпеть…       Врач и Анбу даже сделать ничего не успели, как вдруг Наруто с гневным рыком впилась зубами мужчине прямо в шею! Да так остервенело и зло, что смогла прокусить податливую кровь и окрасить свои губы алым цветом.       Вот только на этом удача Обито-Наруто закончилась, ибо два быстрых Анбу мигом пресекли другую попытку навредить врачу. Они оттащили в сторону эту бестию и…опять вырубили. Но уже ударом по артерии…              Хатаке тяжело вздохнул и перевел грустный взгляд на свою любимую ученицу.       «Ну ничего, дорогая. Больше ты не будешь чувствовать себя брошенной и одинокой. Я помогу тебе. И буду любить тебя так сильно, что ты больше никогда не вспомнишь, каково это быть одной…»       — Ну тогда у меня больше нет причин держать тебя здесь.       После этих слов в голубых глазах сразу распалился огонек предвкушения, который затем спешно скрылся за маской милой девушки. Обито спокойно посмотрел на подошедшего к ней…нему мужчину и, дождавшись, когда тот снимет эту робу, не смог сдержать облегченного выдоха.       — Наконец-то… — жутко прошептал, отчего на лице врача проскользнуло мимолетное подозрение, — теперь можно вернуться к миссиям! — громким криком заставил мужчин отпустить недоверие и расслабиться.       Наруто вернулась       — Ну тогда распишись, пожалуйста здесь, здесь и здесь…       Учиха подсел поближе к столу и с плохо скрываемым нетерпением посмотрел на заветные бумаги. Первая — выписка из психушки.       «Отлично…до свидания!» и поставил размашистую подпись в виде своего имени. Женского, конечно.       Вторая — обязательство по наблюдению в этой клинике.       «Да пожалуйста. Всё равно скоро свалю…» довольно улыбнулся и от души расписался.       А вот когда дело дошло до третьей бумаги, Обито аж передернуло от злости и ненависти.       Опекун — Хатаке Какаши       Ручка замерла над местом, где должна была появиться его подпись, и Учиха невольно бросил взгляд на бывшего сокомандника. А тот сразу улыбнулся своим единственным глазом, воодушевился, приободрился — в общем, уже в мыслях представил, как они будут спать жить вместе. Ах, как же он долго ждал этого официального разрешения. Опекун. Сколько раз обивал пороги у кабинета Хокаге. Сколько раз умолял отдать ему девочку. Но Третий, а потом Пятая были непреклонны в своем решении оставить Наруто сиротой до ее совершеннолетия. А ему было так больно и обидно наблюдать за этой девочкой. Ведь у нее никого нет. И у него никого нет. Они просто созданы друг для друга…       Одним словом — идеальная…семья.       «Хуй тебе, а не мое комиссарское тело, педофил» Обито мысленно рыкнул и…расписался. Ибо свалить отсюда ему больше хочется.       — Вот и отлично, — врач спокойно отозвался, забирая планшет с документами, — а теперь можешь идти…       И Обито пошел. Точнее полетел на выход из этого заведения, которое он в будущем уничтожит. А еще всех Анбу, ирьенинов и одного серого педофила, который присосался к нему, как пиявка. Вот ее он спалит в огне в самую первую очередь…       Открыв дверь, Учиха вышел на улицу, подставил лицо яркому солнышку и глубоким вдохом наполнил легкие свежим воздухом.       — Благодать… — блаженно протянул…а и косо посмотрела на Хатаке, который стоял у нее прямо над душой. Вот чуть ли не в затылок дышал.       Хм, надо бы стащить у Цунаде яд какой и отравить его внезапно подумал Обито и еле-еле сдержал себя, чтобы не загоготать. Безумно так. Зловеще. Как самый настоящий злодей…       — Наруто! — вдруг откуда-то спереди раздался радостный голос, заставивший Учиха облегченно выдохнуть.       Явился       — Здравствуйте, Какаши-сан!       Заметив Харуно, которая заявилась так не вовремя, мужчина мысленно фыркнул и с абсолютно нечитаемым выражением лица посмотрел на ученицу. Просто ученицу.       — И тебе привет, — скупо ответил и…подхватил Наруто под локоть, утягивая ее за собой, — мы тут торопимся, Узумаки нужно еще последние вещи забрать       Обито тут же озадаченно уставился на этого седого придурка.       — В смысле последние? — недоверчиво отозвался, на что Какаши изобразил глазо-улыбку. А затем еще сильнее прижал эту красоту к себе.       — Так я уже позаботился, чтобы ты к своей выписке переехала ко мне, Узумаки.       Ко мне словно током ударило Учиха, отчего тот резко затормозил.       — Эмм… Какаши, я…я…мне нужно с Сакурой…       Уловив в ее голосе сомнения, мужчина решил быть настойчивее. Он просто взял и потащил блондинку на буксире, не давая ей даже шанса сбежать или отказаться от его общества.       У него теперь есть официальный приказ — любить присматривать за Наруто. Вот он и присматривает. В довольно активной форме…       Поймав на себе просящий взгляд Обито-Наруто, Итачи рывком подскочил к паре и схватил Узумаки со стороны зажившей руки.       — Это очень важное дело, Какаши. Оно не требует отлагательств, — с нажимом посмотрел на мужчину и демонстративно дернул «подружку» на себя.       Недовольно нахмурившись, Хатаке еще сильнее вцепился в локоть своего солнышка и грубо заставил ту идти с ним.       — Завтра разберетесь…       Так, Обито, спокойствие. Вспомни, что тебе говорил этот хер моржовый. Нужно просто дышать. Покой — это залог успеха. Гнев никогда до добра не доводит. Только спокойствие и умиротворение       Псевдо-Мадара сделал несколько глубоких вдохов и, познав дзен, со всем дружелюбием и добродушием посмотрел на двух срущихся идиотов.       — Дорогие вы мои, не надо злиться. Злость и ненависть отравляют нашу душу и не дают увидеть самого главного.       — И чего же? — Итачи и Какаши спросили в унисон, в полном замешательстве посмотрев на расслабленную Узумаки.       А Обито на это недоумение в их глазах лишь блаженно улыбнулся, словно, наконец, познал истину всего мироздания. И в полном молчании оставил всю злость позади. Точнее двух охуев…охеревших товарищей, которые совершенно не поняли этой резкой смены поведения. И если Какаши не до конца догнал, куда это намылилась Узумаки — дом-то в совершенно другом направлении, то у Итачи случился самый настоящий когнитивный диссонанс. Челюсть с шумом рухнула на землю, глаза превратились в два ровных блюдечка, а в голове заскрежетали шестеренки.       Чтобы Мадара себя вел так… Даже для дела…       Видимо тебе хорошо там мозги прополоскали подумал он и растерянно почесал свой розоволосый затылок, пытаясь хоть как-то осмыслить произошедшее.       А пока Учиха в теле девушки стоял безмолвным и озадаченным столбом, Хатаке резко сорвался с места и рывком добежал до угла здания, за которое зашла его девочка. Он не может допустить, чтобы она гуляла по деревне одна. Вдруг новый приступ случится. Или какая сволочь посмеет напасть на его будущую жену…       — Рот закрой, а то муха залетит.       Итачи в ответ на этот совет рассеянно кивнул и спешно прикрыл рот, в который…       Парень резко повернул голову к человеку, что внезапно возник возле него. И сразу наткнулся слегка озадаченным взглядом на… Наруто. Точнее Мадару. Ну…да хер уже знает, кого!       — Так ты же… — и растерянно указал в направлении, в котором скрылся Какаши.       Мужчина тут же закатил глаза к небу…       С какими же идиотами приходится работать!       …и довольно грубо схватил Итачи под руку, заставляя того идти за собой.       — Клона отправил, — флегматичным голосом ответил, отчего недоумение на лице парня стало разрастаться еще сильнее, — ну и пригрозил ему, что если он еще раз посмеет ослушаться моего приказа, то я позову Пейна и всю нашу честную компанию и к ебеням сровняю с землей не только Коноху, но и остальные деревни. И не поверишь — это сработало.       Уловив в его голосе безумную нотку, парень в теле Харуно понятливо промычал и стал еще пристальнее всматриваться в расслабленное личико своей спутницы. И ведь даже не скажешь, что внутри этой девушки находится настоящий псих и убийца. Настолько живой была эта маска добродушного и приветливого человечка, отчего он буквально на секунду поверил в то, что Мадара изменился.       А вот как оно вышло…       — Знаешь, мой дорогой Итачи.       Обито вывел парня на дорогу, которая уводила прямиком к южной стене — туда, где был лес, тишина и абсолютное умиротворение.       — За эти две недели я узрел одну истину, — слегка нахмурил светлые бровки, позволив задумчивости коснуться своего личика, — не все цели достижимы. Порой они настолько нереальны, что даже пытаться не стоит что-либо изменить. А я всё это время мучил и истязал себя мыслями, как бы вернуть наши тела. И знаешь, что я понял, пока отдыхал телом и душой…       Итачи вместе с Мадарой в теле девочки остановился возле небольшого озера, за которым начиналась защитная стена Конохагакуре.       — И что же? — со смесью недоверия и удивления спросил, из-за чего лицо Наруто моментально заледенело от кромешной ненависти.       — Возвращаться в оскверненное тело я не собираюсь. Уж лучше я убью эту сучку, чем дам ей и дальше марать мою репутацию, — холодно ответил и, поставив ступню на отвесную поверхность, со всей решимостью добавил, — я себя породил, я себя и убью…       И побежал к своей новой цели, дабы окончательно подвести черту в этой убогой главе его жизни.       Ну вообще-то тебя…ай, это ж Мадара. Может он и породил себя сам Итачи растерянно почесал свой розоволосый затылок, в который уже раз, а затем поспешил за немного поехавшим боссом. Видимо пара неделек в дурдоме сказалась на нем не самым лучшим образом.       Не свихнулся ли он еще сильнее?       Ведь это глупо — убивать себя же самого. Ну не стала бы эта Узумаки лезть к Лидеру в теле мужика!

Или стала бы?

      

***

      Мороз пробирал до костей и едва не сворачивал кожу в клочья. Даже огненная чакра Учиха не спасала положение. В голове засел надоедливый звон, с которым невозможно было бороться. В глазах попеременно темнело. Сакура уже мысленно попрощалась с белым светом. Такими темпами они никогда не вернутся домой.       — Итачи, задерживаешь, — сквозь зубы процедил лидер. Мужчина остановился и вздохнул. Но, увидев шатающееся тело подчинённого, чуть смиловался. — Что с тобой?       Нет, Нагато и раньше замечал за Учихой проблемы со здоровьем, но думал, что тот вылечился. Итачи тогда послал его, лидера, в лес, намекнув, что это не его дело. И пятнадцати градусный мороз не должен быть такой уж большой помехой для шиноби. Разогнал чакру по венам — живи и радуйся. Вот только…       — Эй.       Тяжёлый звон бил по перепонкам, и глаза против воли слипались. Сакура почувствовала прикосновения рук подруги, поддерживающие её от падения носом в дорогу.       — Если он свалится, я лично его добью.       Оставив за собой последнее слово, Пейн взметнул полами чёрного плаща и удалился вперёд. Наруто покривлялась за его спиной.       Да ничего он не сделает. Итачи ценная фигура на доске. Я надеюсь.       Вздохнув, Наруто стала помогать Сакуре подняться. Но тело подруги уже почти обмякло. Так быстро наступило обморожение? Узумаки удивилась. Нет, Сакура крепкий орешек и не позволит себе раскиснуть. А значит…       Тело Учихи сотряслось в хриплом кашле.       … с этим телом что-то не то.       — Мне долго ждать? — рявкнула издали удаляющаяся рыжеволосая точка.       — Нужен привал!       — Нет.       — Почему?! — возмутилась Наруто, поддерживая Итачи за талию и руку через шею. Неужели этот мудак настолько бессердечен? Не будь у Наруто проблем с акклиматизацией в новом теле, она бы лично стала душить его сейчас.       — Вы ведёте себя, как обычные девчонки. Попали на мороз и сразу расклеились. Охренели? Вы сильнейшие шиноби, ещё из Акацуки или соплячки из Конохи?!       Наруто шумно сглотнула. Даже Сакура приоткрыла один глаз, не в силах проявить на лице неебическое удивление. Благо, никто этого не заметил. На Наруто висела ответственная миссия не дать подруге умереть в теле больного Учихи. Как бы это странно ни звучало. Никто не застрахован от болезней и болячек, и это должно было рано или поздно случиться.       — Ну лидер, ну пожааалуйста.       Нагато остановился. А потом наткнулся на чёрные умоляющие глаза и губы… бантиком. Внизу живота странно потянуло.       Ай ладно, с чем чёрт не шутит. Нагато устало махнул рукой и…       — Шинра тенсей.       … сделал большое углубление в сугробе, имитируя пещеру. Начиналась пурга. И в такую погоду, если нет рядом поселения, единственный выход — зарыться в сугроб и переждать бурю. Затащив тело внутрь, Обито расположился на плаще рядом, поддерживая «родственничка» плечом. Приложил ладонь к горячему лбу и закусил губу, явно нервничая.       Пейн наблюдал за всеми махинациями с явным скепсисом. Сузив глаза, он внутренне злился, не понимая, почему «Мадара» такой тупица. Внезапно сделался слабым и… бесполезным. Даже его шаринган и то, начал барахлить. Если при встрече с коноховцами он бы не активировал додзюцу — Пейн порвал бы его на ленточки, не задумываясь. А тут… ладно, пусть ещё поживёт.       — Итачи.       Сквозь тьму послышался хриплый голос. Затем плечо активно затрясли.       — Чего? — хрипло спросила Сакура, разлепляя глаза. И тут же отпрянула, столкнувшись взглядом с Риннеганом в опасной близости.       — Когда мы доберёмся до базы, даю тебе три дня, чтобы привести себя в чувство. — Не успела Харуно обрадоваться, как её припечатал хмурый голос лидера Акацуки: — а потом ты станешь пахать, как последняя… тварь. Так что готовься.       Сакура сглотнула, а Пейн, пренебрежительно осмотрев Учиху с ног до головы, отошёл к Обито. Тот уже вышел из их укрытия, вдыхая свежий морозный воздух. Не успев насладиться желанным кислородом, шею резко поволокло назад, и её схватила сильная рука. Наруто захрипела.       — Если ты сейчас же не соберёшься и не перенесёшь нас на базу, я прирою вас обоих. Ишь тут, взяли моду расклеиваться. Кто мне тут о захвате мира вещал? Я уже даже сомневаюсь, а не липовый ли ты Мадара.       И для наглядной демонстрации Нагато вытащил из рукава чакроприёмник и прижал к горлу Обито. Вот, так-то.       Наруто нахмурилась. Этот мудак будет нам угрожать?! Да кто он такой? Девушка не заметила, как один зрачок покрылся красной пеленой с тремя томоэ, закрутившиеся в особый рисунок.       В этот момент ладонь Пейна сомкнулась на воздухе, всё ещё находясь в «шее» брюнета. Следом чакроприёмник прошёл через не материальное тело. Обито отошёл чуть в сторону, покачался на носочках. Поднял оранжевую помятую маску, которую покоробило при неудачном приземлении, и нацепил на лицо. Теперь шаринган, светящийся через единственное отверстие для глаза, выглядел более устрашающе.       Сакура обеспокоенно посмотрела в сторону «лидеров». Она впервые видела у Наруто такую самоубийственную решимость… и впервые видела «Мадару» в настолько интимной обстановке. Это пугало. На что он ещё способен?       Ухватившись за протянутую ладонь, Сакура встала. А затем их втроём затянуло уже в знакомую чёрную воронку. А выплюнуло куда-то в лесу. Пейн раздражённо повёл плечом.       — Три дня. А теперь брысь отсюда, — шикнул он, и Учих словно ветром сдуло. Мужчина вздохнул и присел на отвесную скалу, что находилась прямо над входом в пещеру, где было логово. Тёплое солнце приятно покалывало кожу. Уже мёртвую…       

***

      Не переставая бросать тревожные взгляды через плечо, Наруто в теле мужчины выскочила из леса и остановилась, когда услышала со спины жалобное мычание. Рука задрала маску вверх, и голова резко повернулась к Сакуре, которая продолжала…плестись за ней…ним на последнем издыхании.       — Что-то тебе сосем нехорошо, — хмуро протянула и с замиранием сердца очертила слишком бледное лицо Учиха. Нет, мертвецкая белизна, или как ее называют все фанатки красноглазых — аристократическая, была всегда присуща этим товарищам. Вот только сейчас она явно приобрела болезненный оттенок. Да и кровавые подтеки в уголках губ говорили лишь об одном — тело Итачи Учиха больно. Возможно умирает. И то, что Сакура уже даже нормально бежать не может, вынуждает их пойти на крайне безумный и опрометчивый шаг:       Свалить от конченного Лидера и вернуться в Коноху       Как они будут всё объяснять, сейчас неважно. Импровизация всегда выручает. А ее природная харизма поможет им убедить Цунаде, что они — этоони. А не нукенины…       В общем, как-нибудь разберутся…       — Наруто, давай немного отдохнем, — Сакура в теле Итачи отошла к небольшому валуну и бессильно плюхнулась на него, попутно расстегивая свой плащ.       Узумаки согласно кивнула и с крайне напряженным выражением лица посмотрела на ту самую долину, где когда-то состоялся бой между Мадарой и Хаширамой.       Долина Завершения       Кричащее название. И очень актуальное в их нынешней ситуации. Может они уже не смогут вернуться в свои тела? Может Сакура сейчас умрет? Может их настигнет Лидер и распотрошит самым жестоким образом?       Наруто тяжело вздохнула и устало потерла чужие глаза, в которых по-прежнему горел Шаринган (инструкцию к его применению ей до сих пор не выдали). Одни может. Вот если бы кто объяснил, где им искать ответы. Она сейчас даже на Лиса согласна. Ведь он…       Тут развитые способности сенсора забили тревогу — в их сторону двигалось два источника чакры.       Украдкой посмотрев на Сакуру, которая решила немного покемарить, Узумаки сложила пальцы в печати и создала одного клона.       — Присмотри за ней, — с ноткой удивления приказала, ибо совершенно не ожидала, что это сработает.       Как только ему поступил такой приказ, клон Обито недобро прищурил свои холодные глаза и, вплотную подойдя к оригиналу, с угрюмым фырканьем напялил маску обратно на лицо.       — У вас мозгов совсем нет? — суровым голосом спросил, отчего у девушки аж рот к земле от шока отвалился. — Думаете, что из организации так просто уйти? За свою дражайшую Коноху не боитесь, м? — и красноречиво выгнул бровь, намекая на очень серьезные последствия такого побега.       Вот только Узумаки, выпав в осадок от такого неожиданного открытия, пропустила эту угрозу мимо ушей, ибо просто поверить не могла в увиденное.       Клон ей не подчиняется!       — Слышь, а как тебя хоть зовут? — с открытым ртом спросила, на что мужчина демонстративно скрестил руки на груди, мол закрытая информация. — Ну тогда может хоть подскажешь, как эту херовину отключить. А то чакры жрет как…       Как Шаринган жрет чакру, копия так и не услышала, ибо в этот момент в сотне метрах от них внезапно появились Обито и Итачи собственной персоной. Только в женских телах.       — Ну наконец-то, — клон Учиха тут же облегченно выдохнул и уже хотел схватить самозванку, как вдруг просто исчез в облаке дыма.       Предатель Наруто мысленно фыркнула и настороженно уставилась на свое тело, от которого по долине начала расползаться чудовищная жажда крови. А еще демоническая чакра, медленно окутывающая тело нынешнего Джинчурики…              Grand Magus — Sword of the Ocean       — Мадара, если тебе так хочется — потроши свое тело. А мое не смей трогать.       Коротко взглянув на хмурого Итачи, мужчина в теле Наруто хищно оскалился и устремил звериный взгляд к своему телу — точнее к суке, которая посмела поганить его своим присутствием.       — Хм, да забирай. У меня счеты только к этой бабе, — зловеще протянул, отчего парень сразу понял — нужно действовать быстрее. А то потом возвращаться будет некуда.       Поэтому пока конченный Лидер не успел устроить бой со своим же телом, Итачи быстро переместился к Сакуре и, взволнованно посмотрев на ее…свое бледное лицо, подхватил полусонную тушку на руки. А затем ушел от парочки как можно дальше — прямо к статуе Мадары, которая величественно возвышалась над долиной.       Как только Итачи и его драгоценная тушка исчезли из поля зрения, Обито шумно втянул носом фантомный запах крови. С севера подул сильный ветер, который поднял в воздух несколько зеленых листиков.       Хищный взгляд намертво вперился в насторожившееся тело мужчины, в котором панически орала блондинка. А пальцы, на которых отросли звериные когти, в предвкушении царапнули по коже ладошек.       Тело содрогнулось от мелкой дрожи, которая буквально на секунду заставила мужчину усомниться в своем решении, — убить свое же тело. А потом, когда Наруто внезапно отбросила его маску в сторону, когда ясно дала понять, что ей чхать на его конспирацию, Обито окончательно убедился.       Крови быть       Зеленый листик в последний раз качнулся по воздуху и медленно опустился на зеленую траву. И буквально в ту же секунду Учиха в теле девушки сорвался с места. Словно хищник, который всё это время выжидал свою жертву. Или просто — взбесившийся нукенин, которому хотелось наказать эту тварь. За то, что у нее руки кривые и создает всякие блядские техники. За то, что пристает к Лидеру и марает его кристально чистую репутацию. И за то, что повесила ему на хвост седого педофила.       И вот если первые два пункта он еще готов стерпеть, то последний…       Наруто аж завизжала от испуга, когда возле нее совершенно неожиданно возникло ее же тело. Злое, сердитое и окутанное красной чакрой. Шаринган сработал на каком-то чистом инстинкте, и ее…мужское тело стало бестелесным. И довольно-таки вовремя, ибо когтистая лапа имела все шансы наставить на ее морде новую порцию шрамов.       — Сука! Чертов Шаринган!       Обито гневно зарычал, когда эта тварь внезапно стала неосязаемой, отчего все его атаки прошли в пустоту.       — Ты конченный?! — Наруто в полном шоке смотрела на себя же, пока она…ну то есть Обито пытался бесцельно достать ее. — Ты ж свое тело сейчас…       — Да срать я уже хотел на свое тело! — яростно прокричал и, сконцентрировав чакру в кулаке, ударил по земле. Вот только то ли он чакры не пожалел, то ли так сильно сказалась сила биджу — на месте удара образовалась неебически огромная воронка, которая захватила еще и часть леса.       Узумаки в шоке отскочила вглубь долины, дабы случайно не попасть под такую звериную ярость, — а то кто знает, сколько действует это состояние. И в то же мгновение уклонилась от нового выпада, который опять прошел сквозь нее.       — Сосаться с Пейном! Портить мою конспирацию! Да я тебя в порошок сотру, Узумаки!       И, ни на шаг не отходя от девушки, которая в панике пыталась убежать от своего же тела, отсчитывал минуты до того, как действие Мангекьё пройдет. Три минуты, две, одна. А затем Наруто внезапно поняла, что ее прежнее, телесное, состояние вернулось, что означало лишь одно…       — Вот ты и попалась, — мужчина в теле девушки безумно рассмеялся и вновь настиг свою слабую жертву.       Вот только в тот самый момент, когда он вознамерился схватить свою же тушку, его взгляд неожиданно затерялся в могуществе Учиха.       А затем вокруг него неожиданно сомкнулась холодная тьма…       Какого черта? Обито озадаченно осмотрелся по сторонам и в ту же секунду понял, что к нему вернулось его прежнее мужское состояние. А раз так, то…       — Иди сюда, Наруто Узумаки! Я тебе сейчас такой пизды вставлю, что ты у меня на всю жизнь забудешь, как печати складывать!       Чуть ли не бегом преодолел уже знакомые коридоры коллекторной и выскочил в огромное помещение, в котором находилась золотая клетка с Лисом и его цель.       — Какого черта я в своем подсознании? — Наруто озадаченно пробурчала себе под нос, после чего спешно отошла от клетки, в которую внезапно ударился разъяренный биджу.       — Жалкие людишки! Да как вы посмели брать мою силу! Убью! В пол…       О чем там дальше рычал Девятихвостый Демон-Лис ни Учиха, ни Узумаки не знали, ибо перестали его слушать в тот самый момент, когда сцепились в бою. И вот тут мужчина понял, что девчонка не так уж и проста. И слабой ее уж точно не назовешь…       Решимость в глазах, отточенные до автоматизма движения, и Наруто начала теснить своего врага, всё больше и больше ввергая того в шоковое состояние. Обито блокировал все ее удары, иногда переходил в атаку, но по большей степени ему приходилось находиться в глухой обороне. Он просто не поспевал за ней. Девушку словно подменили — заместо глупой идиотки подсунули ему высокорангового шиноби, который по уровню Тайдзюцу мог сравниться с…       — Видимо Какаши не только за твоей задницей бегал, — издевательски протянул и тут же пропустил удар, который пришелся прямиком в живот. Затем последовала молниеносная комбинация голова-грудь-пол, после которой Учиха внезапно оказался под…девчонкой!       Он! Нукенин S-ранга — проиграл бабе!       — Да он меня не только… — тут Наруто резко замерла с занесенным кулаком, когда не совсем поняла этой фразочки. Задницей? Какаши?       А вот Обито даже ждать не стал и сразу воспользовался этой заминкой — со всей силы зарядил девушке по лицу, отчего у той аж звездочки перед глазами заплясали. А затем, схватив ее за волосы, с жуткой ухмылкой оторвал от пола, заставив зашипеть настоящей кошкой.       — Да твой дражайший учитель тот еще педофил, Узумаки, — безумно пропел возле самого уха и, развернув Наруто лицом к себе, зарядил ей кулаком в живот. А потом в грудь, вкладывая в весь этот удар всю свою злость, ненависть и просто презрение, которое только можно испытывать к человеку. Ведь это из-за нее они сейчас находятся в этой заднице. И из-за нее его задница скоро будет опробована Лидером…       Педофил? девушка с тихим шипением разлепила веки и, перехватив руку Обито, ловко вывернулась из его захвата.       Оказавшись у мужчины за спиной, Узумаки с непоколебимой решимостью ударила того в коленный сустав, заставив рухнуть коленями на мокрый пол. А потом, пока Учиха не успел среагировать, вознамерилась свернуть ему шею, — всё равно в подсознании находятся. Вот только внезапно произошло непредвиденное — на сцену вышел злой и разъяренный Лис…       –Дегенераты, а ну пошли вон отсюда! — Курама оглушительно прорычал и, используя свои рычаги давления на это тело, очистил подсознание от незваных гостей.       Сделав протяжный вдох, Наруто резко разлепила веки. И в то же мгновение получила кулаком по своей изуродованной морде. Да только, к ее радости, этот удар был сделан без былой силы и ярости, ибо внезапно Обито лишился былой мощи.       Какого черта? озадаченно осмотрел себя и…не заметил покрова демонической чакры, которой, походу, его лишили. Но ничего, ему даже чакра не понадобиться, чтобы достать эту белобрысую…ну короче тварь, которая облюбовала его тело.       — Иди сюда, я тебя…       Заметив, что на него несется настоящая буря, Наруто попыталась отпрыгнуть назад. Вот только в этот раз ноги совершенно отказались двигаться и благополучно запутались в длинном плаще. Затем на ее пути возникла одна коряга, торчащая из земли. Потом вторая. А в конце мужское тело просто рухнуло наземь, что совершенно не входило в планы самого Обито.       В тот самый момент, когда мужчина в теле Узумаки вознамерился схватить свое тело за грудки, его нынешнее, — женское, — совершенно неожиданно зацепилось то ли за корягу, то ли за ногу Учиха…то есть свою. И в итоге он благополучно рухнул прямо на Наруто.       Но сделал это самым нелепым и…возбуждающим способом.       Девушка аж глаза от изумления расширила, когда в ее изуродованное лицо неожиданно вжалась женская грудь. И мужское тело, не знающее ласки и любви уже столько недель, моментально отреагировало на это явление. Что сразу ощутил на себе Учиха…       — Какого…?       Недоуменно нахмурившись, Обито невольно пожамкал ладошкой что-то твердое, чем сразу вырвал блаженный стон из мужской груди. Секунда замешательства, и мужчина заорал на всю округу, когда понял, что к нему попало в руку. Точнее куда легла его женская ладонь.       Его тело возбудилось на эту Узумаки! ЕГО!       — Твою мать, а ну отвали от меня!       — Вообще-то, это ты на мне разлёгся. — Почему-то Наруто не особенно стремилась скинуть с себя женскую тушку. Скорее, это было даже приятно. Чувствовать приятный запах, жар тела, силу и… притягательность. Ну блин. Опять член стоит. На этот раз просто колом! Чёрт, и что мне делать? Наруто беспомощно огляделась по сторонам в поисках подруги, способной дать совет… ну почему её нет, когда надо?       Только вот злющие глаза всё портили. Кажется, блондинка останавливаться всё равно не желала.       — Я всё равно тебя уничтожу, чего бы мне это ни стоило, — шипел Обито в некогда своё лицо и, удерживаемый за плечи, тщетно пытался ногтями дотянуться до… изуродованного лица. Если уж Кьюби лишил чакры, но запала — хоть отбавляй! Приходилось теперь пускать в ход гендерные штучки.       Только сейчас Обито осознал, насколько уродливо его лицо. А заодно и личность. Она буквально плескалась на дне океана боли и отчаяния, не в силах подняться. А хотел ли Обито всплывать? Нет, только не с такой рожей. Не для того я туеву кучу лет ношусь с этой маской. Не хочу, чтобы меня узнали. Хочу портить всем жить… инкогнито. Ведь, будучи действительно Обито Учиха из Конохи, я не стал бы помышлять концом света. А тут…       Но и смотреть в это лицо было выше его сил. Особенно глаза. Чёрные, испуганные. И один с, мать его, Шаринганом. ЕГО Шаринганом. Не, ну, это уже перебор.       — Убьююююю.       Учиха и Узумаки возились в земле ещё какое-то время, пока окончательно не выдохлись. Расселись под деревьями и метали друг в друга неприязненные взгляды.       Убить не получилось. Значит, отравлю. Задумался Обито, закусив губу и рассматривая маникюр. Потом опомнился и замотал головой, стеная на свою нелёгкую… женскую долю.       Вечерело. Ветер потихоньку трепал чёрные локоны, струящиеся по бледным скулам.       Брюнет сидел под деревом и бессмысленно смотрел в пустоту перед собой. Внезапно в чувство его привёл щелчок пальцев перед носом. Только сейчас он осознал, что почти сполз на лопатки. Рядом на коленях сидящая девушка, чьи розовые локоны были заделаны в неумелый хвост на затылке, помогла снова присесть.       — Смахивает на туберкулёз. — задумчиво протянул парень, а точнее, другая личность внутри него. Но никто из окружающих этого не знал…       — Не знаю, я не разбираюсь в медицине. — Пожала плечами девушка, чья внутрення личность всеми фибрами души открещивалась от этого навыка. Не для ирьендзюцу боевая душа Итачи цвела! А потом расселась напротив, растопырив колени в стороны.       Какое-то время пара сидела в молчании.       — Знаешь… те, я думала, вы убиваете без разбора, — безрадостно улыбнулась Сакура уголками губ.       — Убиваю, — безэмоционально отозвался Итачи, не сводя прохладный взгляд с «больной». Не хватало, чтобы девчонка возомнила что-то хорошее обо мне. Не отвяжется потом.       — Теперь вам придётся быть хорошими, — усмехнулась она снова, заставив Итачи зыркнуть в ответ.       — Вижу тебе уже лучше, раз язвишь в ответ, — процедил парень и поднялся с земли, намереваясь уйти. Но не успел сделать шага, как на поляну выкатилась… туша Мадары. Без маски. Ну, которую Наруто откинула перед махачем с Обито. А следом вышел злющий… лидер в теле всклокоченной блондинки, испускающей просто убийственную ауру. Но, какую-то покоцанную. Видимо, ему тоже досталось.

***

      На землю опустилась глубокая ночь, задавив своей беспросветной тьмой последние остатки дневного света. Звездное небо нынче не освещала ни полная Луна, ни даже кусочек этого яркого светила. В прохладном воздухе растекалась довольно напряженная, даже слегка пугающая атмосфера, подначиваемая прыгающими по деревьям тенями.       Вдруг в лесу раздалось уханье кукушки, отчего Наруто в теле мужчины испуганно дернулась. Посильнее прижав колени к крепкой, накачанной груди, девушка настороженным взглядом вперилась в свое же тело, которое восседало на поваленном бревне.       — Так, дорогуши, а теперь предлагаю обсудить всё в спокойной обстановке.       Холодный голос Обито, не перестававшего смахивать со своего милого личика надоедливые волосы, — вот отрежет их к черту, чтобы не лезли в глаза, — заставил девушек поежиться еще сильнее. А Итачи согласно угукнуть.       — Скажу прямо — мы с вами в полной заднице.       Взял ветку и от кромешной безысходности отправил ее в костер, отчего к небу устремились яркие искры.       — А мы будто не знаем, — Узумаки тихо буркнула, чем сразу удостоилась предупреждающего взгляда от Обито.       — Заткнись, чучело. Сейчас говорю я. А вы меня внимательно слушаете, если не хотите в скором времени сдохнуть.       Возмущенно фыркнув, Наруто уже хотела ответить этому хаму, как вдруг со стороны Сакуры донесся сдавленный кашель. Обеспокоенный взгляд метнулся к подруге и сразу приметил поблескивающие на лбу капельки пота.       — Нару, успокойся уже, — с нажимом прохрипела и благодарно приняла от хмурого Итачи настойку каких-то трав — как он сказал, это поможет ненадолго унять боль и недомогание. — Сейчас мы все находимся в одной лодке, поэтому должны работать сообща, чтобы исправить твой косяк.       И посмотрела на херового шиноби с таким осуждением, что мужская морда сразу исказилась миной вины и безмерного сожаления.       — Блять… — Обито хлопнул себя по лицу, когда узрел неправильные и совершенно недопустимые эмоции на своем же лице. И вот как эти курицы не прокололись еще в первый день нахождения подле Пейна?       Хотя, чего это он — Лидер-то думал о совершенно о другом…месте.       — Ладно, — Наруто еле слышимо пискнула и всем своим покорным видом показала, что она готова на всё, что предложат эти типы. Ведь они хитрее их. И сообразительнее. Особенно это чмо, которое заняло ее тело.       Чтоб тебе Девятихвостый устроил сладкую жизнь, мудак мысленно загоготала и в то же мгновение натянула на лицо непроницаемую маску безразличия.       Убедившись, что он получил внимание каждого, Обито тяжело вздохнул и вперился взглядом в…свою спутницу.       — Это единственный выход, — Итачи безрадостно ответил на все безмолвные вопросы псевдо-Мадары, отчего тот не смог сдержать обреченного вздоха.       Значит импровизируем и выкручиваемся, как умеем подумал он и со всей серьезностью уставился на девушек.       — У нас всего три дня, чтобы сделать из вас нукенинов S-ранга.       Наруто и Сакура переглянулись друг с другом и нервно сглотнули. Походу они конкретно попали. Но затем Наруто ухмыльнулась:       — Тогда встречное условие. Сакура медик, значит, Итачи учится медицине. А Мадара — этикету.       Теперь уже переглянулись парни.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.