Я полюбил своего врага 92

Афаэль соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Вы когда-нибудь задумывались, что будет, если совершенно случайно забраться в тушку своего врага? А что, если в подобную ситуацию попадет еще и ваша подруга?
Правильно - уничтожить самую опасную организацию изнутри, испортить нукенинам жизнь и...перевоспитать их?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Данная работа - совместный проект с Афаэль, моим соавтором. Поэтому иногда главы мы будем писать совместно, иногда отдельно (там зависит от линий сюжета). Как получится. Ну чтобы вы понимали, что в этой работе соавтор принимает непосредственное участие.
2. Идея пришла совершенно спонтанно. Соавтор предложил, а там уже мы ее развили.
3. Чего ждать от работы? Упоротости, нелогичности и просто море неловких ситуаций. Разгоняем мрачную погоду улыбками и смехом.
4. Некоторые моменты из канона мы изменили и подогнали под сюжет. Поэтому не стоит писать, что это не так было)
5. В работе будут намеки на отношения между...мужчинами. Но не бойтесь - слеша здесь не будет. Это до мозга костей гетовский фф. Просто решили поиздеваться над одним персонажем)
6. Продолжение - по мере возможности и времени.

Глава 5. Начинающие нукенины

27 ноября 2019, 14:00
Примечания:
Ух, а вот и новая глава. Знаете, мы с соавтором немного прихуе... прихерели, пока писали ее. Что-то слишком много получилось (хотя, чего я несу - вам ведь лучше, когда глава большая, хех). Так или иначе, смотрим на тренировки ребят и... задел на будущие отношения и проблемы.
Мы наконец-то полностью продумали сюжет. Поэтому хотим сразу предупредить - ждите не только стеба, романтики и юмора. И... загляните в шапку, там появилось несколько новых жанров. Ну чтобы понимали, что вас ждет дальше. А планы у нас реально Барбаросса. Ух, что будет...
В общем, читаем и ждем.
Приятного прочтения!

И как всегда говорю - музыка желательна к прослушиванию.
      Обито запрокинул голову назад и со смесью отчаяния и безнадежности посмотрел на небо, по которому неторопливо плыли пушистые облака. Он бы с большим удовольствием стал таким же невесомым, дабы улететь отсюда к чертовой Кагуе. Ну вот кто бы знал, насколько ему не хочется работать вот с этим…       В какой раз вздохнув, мужчина опустил потерянный взгляд на свое же тело, которое сидело перед ним на земле и с мордой тупого барана ожидало его слов.       – Так, чучело, а теперь давай перейдем к делу, - присел на корточки перед Узумаки, отчего та мигом нахмурилась, придав изуродованному лицу больше суровости и холодности.       – Пока не перестанешь называть меня чучелом, я даже с места не сдвинусь, утырок, - и высокомерно фыркнула, давая понять, что ее не колышут ни его угрозы, ни тяжелый авторитет, ни… это довольно сексуальное тело. И вот почему она раньше не замечала, что обладает такой шикарной грудью?       Учиха в ответ терпеливо выдохнул и недобро прищурил свои глаза цвета ясного неба.       – Узумаки, не выводи меня. А то я и так еле сдерживаю себя от убийства такой язвы, как ты.       Девушка надменно усмехнулась и подалась чуть вперед, одаривая мужчину ироничной усмешкой.       – Да ты ничего мне сейчас не сделаешь. Если только расцарапаешь свою же морду. Вот тогда маску придется носить не снимая. А то даже ваш конченный Лидер в страхе убежит от такой «красавицы», как ты.       И вот тут Обито окончательно убедился, что нормального разговора с этой бабой у него не получится. Ибо два барана просто априори не могут жить дружно…       – Знаешь, я хотел начать с теории, но решил поменять свое решение.       Буквально на секунду исказил свои губки в кривой ухмылке, что стало для Узумаки сигналом к действию.       Девушка в теле мужчины резко перекатилась в бок, как самый настоящий колобок, и…       …опять запуталась в этом чертовом плаще.       Нога наступила на подол слишком длинной ткани, и Наруто в какой раз познакомилась мордой с мягкой землицей.       – Это писец, товарищи, - хлопнув себя рукой по лицу, Обито убрал кунай обратно в подсумок и подошел к неуклюжей дуре. – Слышь, курица, и как ты только не подохла на первой своей миссии?       – Шавались, уфырок, - Наруто приподнялась на локтях и выплюнула комок грязи, которой она вдоволь нажралась. – И вот нахера вы носите эти чертовы плащи? В них же неудобно!       Опустила на травку свою… чужую задницу и с тихим бухтением принялась расстегивать униформу Акацуки.       – И почему Рассвет, если на плаще облака? – подняла на мужчину недоумевающий взгляд. – И зачем вы ногти красите? А биджу вам…       Обито резко выставил ладонь вперед, останавливая этот поток нескончаемых вопросов.       – Так, чучело, давай договоримся, - и сощурил глаза в угрозе, намекая, что она должна молчать и слушать его очень внимательно. А то они так за три дня ничего не успеют. – Сейчас я тебя введу в курс дела, а потом мы перейдем к практике. Но учти, если опять начнешь выебываться, я тебе язык отрежу…       Наруто надменно фыркнула и в то же мгновение вжала голову в плечи, когда от ее же тела начала исходить до жути мрачная аура. И тут даже Ямато рядом не стоял.       – Хорошо, - тихо пролепетала вцепившись пальцами в последнюю заклепку.       – Ну слава тебе Ками! – Учиха облегченно выдохнул и, выпрямив спину, с видом строгого учителя сцепил руки у себе за спиной. – Тогда приступим, чучело… да? – терпеливо спросил, когда девушка внезапно подняла руку.       – А можно без чучела? А то это…       Мужчина шумно вдохнул лесной воздух и ровным голосом ответил:       – Нет.       – Пидора ответ, - еле слышимо буркнула, отчего у ее наставника аж глаз дернулся от нервного тика. Нет, с этой Узумаки у него будут очень большие проблемы. И тут дело даже не в ее конспирации. А в их общении…       Надеюсь, у вас дела обстоят намного лучше подумал он и с тяжелым вздохом посмотрел вдаль, где ощущались всполохи чакры Итачи и Сакуры.

***

Cryptic Love - IYAMAH       Ветерок колыхал листья на деревьях, приятно обдувал лицо. Солнышко попеременно выглядывало из-за облаков, касаясь бледного лица тёплыми волнами.       Сакура стояла, закрыв глаза и собираясь с мыслями. Итачи дал ей задание - почувствовать теперешнюю чакру. Огненную. Мощную. Такой пожар в душе будет невозможно потушить простым ручейком Сакуры, что тёк в её теле. Она отчётливо осознала, - до крови в прокушенной губе, - что её тело совершенно не приспособлено под Учиху. Там нет стихийных техник, величественного доудзюцу. Лишь контроль для медика и разрушительная сила. Всё.       У Учихи сейчас полностью связаны руки. Ну, с контролем силы он ещё разберётся, - везде принцип схожий, - но вот ирьендзюцу... Не его специализация! Это Сакура лечит, а Итачи - калечит. Максимум, что он мог сделать - прижечь рану.       Бесполезный.       Ещё и серьёзно больной. Сакура диву давалась, как он ещё жив оставался. Судя по самочувствию, это продолжалось уже долго. Ррргх, если бы только Сакура могла диагностировать это тело с помощью мед чакры! Но нет. Итачи в этом деле - полный профан. Даже заикаться не имело смысла.       – Ну что?       Из не радужных мыслей Сакуру вырвал спокойный женский голос за спиной. Свой. Как интересно он звучит со стороны.       – Я, мм, работаю, - Сакура отвернулась, не в силах выдерживать на себе пристальный взгляд. Он завораживал. Словно тот же Учиха Итачи стоял перед ней, собственной персоной. И ведь красивый, зараза. Сил нет никаких.       – Не отводи глаза, - тут же строго сказал Итачи, приближаясь. Он был до тошноты спокоен. - Я никогда не отвожу глаза, не краснею, не улыбаюсь. Вообще, почти всегда молчу, раз на то пошло. Не то, что ты: твои мысли написаны прямо на лбу. - Итачи вздохнул. - Ладно. Ты разобралась с чакрой?       – Нет, - честно призналась Сакура. Она, правда, пыталась привыкнуть, прочувствовать новую стихию. Но, с не привычки и не умения, тупо обжигалась.       Снова вздох. Такими темпами Итачи до конца жизни станет охать и ахать при дыхании, как старый дед. А всё из-за этой розоволосой ку... коноховской девицы, которая почему-то не могла выполнить элементарных вещей. Но, куда денешься с подводной лодки? Придётся объяснять розоволосому тугодуму, почему трава зелёная, а небо голубое...       – На самом деле, всё просто. Нужно оттолкнуться от того, какая именно стихия у тебя есть. Но тебе ничего определять не нужно. У меня Катон, Суитон и Футондзюцу, наряду с Интоном и Йотоном.       Если бы кто раньше сказал Итачи, что он станет перед врагом... ээ, ну, скорее бесполезной девчонкой, распинаться о своих способностях - тут же поджарил бы Катоном. Ибо умения Итачи - только его!       Челюсть Сакуры прозаично отвисла от услышанных слов, но парень сделал вид, что этого не заметил. Три стихии, обалдеть!       – В основном, огонь. Да, колючая. Да, непослушная. Расслабься и сконцентрируйся. Чувствуй потоки чакры. Они неторопливо текут по телу, обволакивая все органы и сосуды.       Размеренный монолог Итачи успокаивал.       – Слушай стук сердца и шум крови. Чувствуй, как тело функционирует без вмешательства различных мыслей.       – Напоминает лекции в академии, - усмехнулась Сакура, не открывая глаз.       – Неужели я настолько плохой учитель? - резонно фыркнул Итачи. Лично его будни в академии проходили скучно и уныло. Учителя не могли дать ему должную подготовку и знания, и Итачи пришлось дальше выучиваться уже самостоятельно. И заклеймил он преподавателей достаточно неприличными словами...       – Почему? Я не... - девушка хотела повернуться, но её тут же оборвали:       – Не открывай глаза. Продолжай держать концентрацию. Ты же медик, с этим проблем вообще не должно было возникнуть.       Это было чертовски странно... вот так вот слушать размеренную речь незнакомого в своём теле. Понимать, что это нукенин из их общей деревни. И объясняет ей, как пользоваться своим телом. Телом, которое на этом свете повидало доху... в общем, много, и его практически невозможно достать. Считай, врагу!       ... но, чертовски волнительно.       – Итачи... сан, - парень угукнул, - кажется, я чувствую.       – Чувствуешь, как подпаливается твоя одежда? - невинно поинтересовался парень, наблюдая, как от своего тела исходит жар и... начинает подванивать гарью.       – Ё моё!       Сакура в панике расширила глаза и стала в спешке стягивать с себя водолазку с клетчатой тканью выше груди. Вскоре от предмета гардероба осталась только тлеющая половина. Итачи горестно вздохнул. А Сакура беспомощно взглянула на него.       Язык чесался высказать девчонке всё, что он о ней думает. И этот щенячий взгляд лишь подливал масло в огонь. Учиха Итачи никогда так не смотрит. Если Сакура проколется так элементарно перед Акацуками - ей конец. И с этим надо было что-то делать. Как вдолбить эмоциональной девчонке, что нужно ходить с каменным хлебалом день и ночь? И даже спать, хмурясь. Правильно, это нереально.       – Надо сменить место дислокации. Идём, будем проверять тай. Я уже всё устроил.       

...

      – Метать сюрикены вас в академии учили, ладно. Но я занимался оттачиванием бросков с помощью Шарингана. На данной ступени, когда доудзюцу оставим на десерт, посмотрим, остался ли мой стиль. Сможешь ли ты в него влиться.       Итачи приглашающим жестом указал на расставленные по поляне мишени. Некоторые находились за скалой, некоторые висели на деревьях и раскачивались на ветру. Сакура прикрыла рот, осознав, что в немом шоке пялится на это "поле препятствий", которое ей приготовили.       – Но я не смогу!       В этот момент Итачи выхватил из набедренной сумки кунай и, не глядя, метнул по дуге назад. Как у него это получилось - Сакура понятия не имела. Но оружие вонзилось точно в центр.       – Мне хватило доли секунды, чтобы увидеть цель, спроецировать угол и выпустить оружие. Сила уже определяется по твоему усмотрению. Мне также не составляет труда мгновенно решать, с какой силой метать кунаи. В любом случае, вонзятся они в тело противника. Обездвижить и добить. Ясно?       Сакура неуверенно кивнула и прикусила губу. Вытащила один кунай из подсумка и повертела в руках. Вроде ничего сложного, но...       Ай, была не была.       Она даже закрыла глаза. Лишь почувствовала рывок своей руки. Открыла и увидела, что острие вошло почти по самую рукоять в ствол дерева.       – Ты слишком его сдавливаешь. - Итачи подошёл ближе и встал рядом. - Отпусти. Рука должна быть полу-расслабленной. Иначе ты рискуешь банально сломать запястье. Итачи что-то прикинул в своей голове, кивнул и, сложив печать концентрации, перевоплотился в... себя. Сакура невольно сглотнула и вжала голову в плечи, боязливо косясь. Словно испуганный котёнок. Итачи лишь мучительно закатил глаза и потёр переносицу двумя пальцами.       – Ну, может, так тебе будет проще.       Встал перед ней в боевую стойку, Сакура повторила. Удивительно, как тело безо всяких пререканий подчинилось. Словно включили кнопку автопилота. Полностью освободив мозг, Сакура следила за... настоящим Итачи перед собой. Пусть под хёнге. Пусть пытается подавить все эмоции. Но девушка видела сквозь все его выстроенные с особым усердием маски... простого парня, загнанного в тиски. Заставляя выполнять приказы, держать лицо. Сколько же дерьма он пережил? И ведь не сломался. Наверное.       Сакура искренне хотела верить в то, что ещё не всё потеряно, и ей удастся... помочь ему. И откуда только взялись такие альтруистические мысли? Сакура помотала головой.       В какой-то момент хенге развеялось. Итачи удивлённо осмотрел снова розовую одежду на себе и горестно вздохнул. Неужели, хенге временное? Мда, тогда у нас некоторые трудности.       Сакура метнула шесть сюрикенов, хмурясь от чего-то, затем пустила ещё следом три. Послышался лязг стали, и глухие удары оружия от втыкания в поддатливую плоть... мишени.       – Так, стоп. Стоп, Сакура, - Итачи спрыгнул с дерева и строго осмотрел лицо ученицы. Та подняла на него... алый взгляд. Томоэ будто рябили на свету, или так Итачи просто казалось? - Вот давай только без Шарингана. Мы же договаривались.       Глазной контакт затянулся. Девушке хотелось что-то сказать, но слова застряли в горле. Он слишком близко. Так, протяни руку - и дотронешься до плеча. Внезапно захотелось поправить сползшую с плеча лямку майки.       – Как? - хрипло спросила, не в силах отвести взгляд. С каждой секундой напряжение всё возрастало.       – Подумай о чём-то нейтральном, зацепи взглядом одну точку и расслабься. Но не теряй концентрации.       Он вообще что ли не замечает, что со мной происходит?!       – Итачи-сан, давайте сделаем перекур, - взмолилась Сакура, отмахиваясь от внезапно нахлынувших эмоций. Не хватало только ещё возбудиться на этого Учиху.       – Сакура, - Итачи потёр виски, что-то прикинул в уме и поджал губы, - ладно, давай начнём с более простого. Например, я расскажу тебе об организации. А ты слушай и запоминай, это очень важно.       Сакура согласно угукнула и расселась на траве, ожидая слушать увлекательную и очень полезную информацию о своих врагах.       

      – Так, давай начнем по порядку.       Взглянув на своего недо-учителя, Наруто спешно достала откуда-то ручку со свитком и, разложив его на коленях, приготовилась записывать.       – Акацуки – это организация, которая занимается поимкой биджу с целью избавления этого мира от войн…       Ручка резко замерла, и взгляд черных глаз поднялся на ходившего перед ней мужчину. Точнее на ее тело, которое чинно расхаживало взад-вперед, словно учитель объясняет истины мироздания своему глупому и недалекому ученику.       – И как, позволь узнать, это поможет…       Обито замер и с угрозой покосился на девушку, заставив ту замолчать.       – Заткнись и слушай, чучело, - процедил сквозь зубы, после чего демонстративно вздернул подбородок кверху и воодушевленно продолжил. – Лидером этого собрания достопочтенных людей являюсь я.       Изуродованное лицо тут же исказилось искренней миной недоумения.       – А Пейн?       – Он всего лишь моя пешка, поэтому ты не должна вести себя с ним как дрожащая тварь, - и остановился, медленно наклоняясь к своей тупице. – Запомни, Узумаки: сейчас начальство – это ты. А Пейн – всего лишь твой подчиненный. Не Лидер, не мужик, которого можно лапать за зад. А твой подчиненный. Это понятно?       И сомкнул брови в таком предупреждении, что девушка смогла лишь кротко угукнуть. А затем, где-то глубоко-глубоко внутри, на самом дне ее бренной тушки ахнуть от восхищения. Вот это авторитет. Вот это сила духа. А еще мордашка красивая. И губы пухлые. И мягкие…       Тут Наруто быстро побила себя по щекам, отгоняя эти неправильные мысли.       «Так, соберись тряпка! Сейчас нельзя возбуждаться на этого утырка! Ты должна показать ему, что с тобой нужно считаться. Поэтому лицо кирпичом…»       – Понятно, - холодно ответила, отчего Обито не смог сдержать довольного мычания.       – Молодец, чучело, - и вернулся обратно к своему мельтешению, от которого девушку уже скоро блевать потянет. – Теперь кратко расскажу о каждом члене орган…       Обито резко замолчал, когда со стороны его настоящего тела прилетело тихое хихиканье. Взгляд метнулся в ту сторону и в довольно красноречивой манере показал, что лучше не стоит – а то ему уже не терпится перейти к практике.       – Так, первый в нашем списке – это Сасори но Акасуна. Скорпион Красных песков. Он был первым…       – Подожди-подожди. Как ты сказал? Сасори… чего там? – закусив язык, Наруто вывела ручкой последнюю букву и с видом прилежного ученика посмотрела на охеревшего мужчину.       – Ты что делаешь? – озадаченно уставился на свиток, в котором эта курица… записывала информацию на организацию?!       Уловив в его голосе нотки шока и неверия, девушка даже чутка растерялась.       – Эмм… ну записываю, чтобы ничего не забыть. Что в этом такого? – и похлопала своими черными глазками настолько невинно и мило, что у псевдо-Мадары аж челюсть к земле полетела. Нет, он знал, что Узумаки недалекая баба. Сильная, красивая, но без мозгов. Но чтобы до такой степени…       Помотав головой, Обито резко подскочил к этой тупице, выхватил у нее чертов свиток и демонстративно, хмуря светлые бровки в недовольстве и раздражении, разорвал этот чертов компромат на сотню кусочков. И только когда последний клочок пергамента упал на траву, в душе настало какое-то необъяснимое умиротворение. Даже как-то сразу полегчало. Может действительно лучше перейти к практике?       «Нет, нужно объяснить этой тупице, как она должна вести себя с остальными. А то так и до провала недалеко»       Тяжело вздохнул и уже с чуть большим спокойствием вернулся к своей гипер-интересной лекции, которую бы с удовольствием послушали все Каге и Анбу этого мира. А Наруто, лишившись своей «тетрадки», от кромешной безнадеги поставила локти на колени, подперла голову руками и с жутко обиженной моськой стала слушать этого утырка.       А еще разглядывать свои ножки. Такие стройные, подтянутые.       Ух, не баба, а загляденье! И вот почему у нее до сих пор не появилось парня?       «Потому что ты монстр, который никому не нужен» безрадостно подумала и надрывно вздохнула над своей нелегкой судьбой сироты и оружия деревни. И вот почему такая участь пала именно на нее? В чем она провинилась? Неужели ее прошлая жизнь была настолько паршивой, что судьба решила наказать ее таким способом?       Наруто не знала. Да и никогда уже не узнает. И всё по одной единственной причине:       Она никому не нужна       

      Обито облегченно выдохнул и стер с лица несуществующий пот. Всё, он справился с самым муторным и сложным – рассказал Узумаки об организации, утаив самые важные детали. Теперь она знает о каждом члене этого сборища мусора, в курсе того, чем они занимаются (вот когда всё закончится, нужно будет ее схватить. А то негоже такой информацией разбрасываться) и более-менее понимает, что за человек он такой. Теперь же нужно убедиться, что она ничего не перепутала.       – Давай, расскажи мне о Конан и ее роли в Акацуки, - присел на одно колено возле небольшого лесного озера и зачерпнул в ладошки немного воды.       Развалившись на травке обессиленной лужицей, Наруто обреченно простонала и скосила на своего мучителя уставший взгляд.       – Давай завтра. А то у меня мозг уже болит от твоего трепа, - жалобно проскулила, на что ответом ей стало неопределенное мычание.       – Так у тебя еще мозг есть, - с издевкой протянул, окуная свои белы рученьки в прохладную водичку. – Не зн… - тут Обито резко замер, когда понял, какую же глупость он сморозил. Ведь Узумаки сейчас в его теле. А там мозгов хоть отбавляй. – Так, чучело, не беси меня и рассказывай. Я тоже устал лицезреть твою… блять!       Обито гневно ударил ладошкой по воде, не в силах уже терпеть этот цирк. И ведь даже подъебнуть ее не получается, так как все шутки и подколки сводятся к его же драгоценному телу. Ну вот что за жизнь?       Победно хмыкнув, - и это она даже толком ничего не сказала, - Наруто прикрыла веки, заложила руки под голову и с блаженным причмокиванием отправилась к дядюшке…       …Морфею.       Внезапно вбитые в это тело рефлексы заставили девушку подорваться с места и ловко уйти прыжком назад, - плащ-то теперь не сковывает ее движения. Оказавшись на безопасном расстоянии, Наруто неосознанно встала в боевую стойку и с налетом недовольства уставилась на идиота, который решил напасть исподтишка.       – Я все-таки соглашусь с твоим предложением, - Обито недобро оскалился и демонстративно хрустнул пальцами, не сводя хищного взгляда со своей ученицы. –Защищайся, Узумаки!       И рывком подскочил к девушке, которая резко увела корпус в бок, спасаясь от лезвия куная.       Инстинкты шиноби незамедлительно овладели ее сознанием, и Наруто попыталась перехватить руку своего же тела. Вот только в новом обличии она была не такой поворотливой, как раньше, отчего Обито сразу перенял инициативу боя на себя.       Сделав обманный маневр, мужчина поднырнул Узумаки под руку и, оказавшись за спиной, металлическим голосом проскрежетал:       – Плохо.       А затем, не жалея ни сил, ни чакры, впечатал свою же тушку в землю, образовав в ней небольшую воронку.       – Ками, какая же ты все-таки жалкая! – презрительно выкрикнул, приподнимая девушку за черные как смоль волосы. – Где та баба, которая уложила меня на лопатки в подсознании? Неужели тебя Какаши так плохо учил? Или ты настолько бездарная тупица, что даже не можешь…       Черные угольки внезапно полыхнули красным огнем, и буквально через секунду пальцы Обито уже хватали воздух, разрядившийся от ненависти и злости, которая забурлила, запылала внутри сироты. Сколько раз она уже слышала бездарная. Сколько раз получала от более сильных врагов. Как же ей это надоело!       Ну почему она должна сносить все выпады этой чертовой судьбы?       – Надоело!       Обито даже среагировать не успел, как вдруг ему в лицо прилетел кулак, напитанный пылающей чакрой. Тело безвольно прокатилось по траве и со сдавленным шипением ударилось о дерево.       Перед глазами тут же заплясали белые звездочки, а во рту растекся сладостный привкус свинца. Вытерев струйку крови, что потекла из уголка рта, мужчина присел на одно колено и с довольным мычанием посмотрел на свое тело – на Лидера, который внезапно явил этому свету свою суровость и тяжелый авторитет, опирающийся на очень крепкую основу:       Чудовищную жажду крови       – Вот это другое дело, - криво ухмыльнулся и со всей решимостью заглянул в глаза цвета крови, которые пылали непоколебимой решимостью и ненавистью. Тем самым едким, опаляющим чувство, не оставляющим ее ни на шаг. Она всю жизнь стойко сносила презрение и отвращение со стороны других людей. Всегда широко улыбалась, когда ее унижали и говорили, что она чудовище и монстр. И никогда не показывала окружающим своих слез – горючих и наполненных осознанием, что она никто. Просто сирота, у которой ничего нет. И даже понимания, что ждет ее в будущем…       – Я не ничтожество, ублюдок! И не бездарность! Я – Наруто Узумаки! Шиноби деревни Скрытого Листа и будущая Хокаге, которая сейчас надерет тебе зад!       И тут Обито словно током прошибло. В глазах затеплилась растерянность, а с самого дна его черной души поднялось давно забытое чувство.       Сожаление       То, что он так старательно пытался задавить в себе очень и очень давно – еще в детстве, которого его так жестоко лишили. Тогда он вынужден был повзрослеть и встать на путь нукенина и отброса общества. И всё ради любви.       Ему пришлось оставить дом, мечту и просто надежду, что у него может быть другая – более спокойная и мирная жизнь. Свободная от крови и убийств. Лишенная боли и ненависти, которая проросла в его холодное сердце настолько глубоко, что порой он сам страшится себя.       И сожалеет о том, что того веселого мальчугана больше нет…       – Хокаге, говоришь, - невольно усмехнулся, отчего девушка ощетинилась еще сильнее. – Хорошая мечта, Наруто Узумаки…       …ведь я сам когда-то к ней стремился еле заметно улыбнулся и потер свои уставшие глаза.       – Но ты не сможешь ее достичь, если умрешь в моем теле, - и поднял на свою ученицу совершенно спокойный, лишенный былого презрения взгляд. – Учти, что любой прокол будет стоить тебе жизни. И чтобы этого не произошло, ты должна довериться мне.       Наруто тут же фыркнула, показывая, насколько же это абсурдные слова.       – Ты серьезно?! Довериться тебе? Да ты только спишь и видишь, как бы убить меня…       – Не спорю, - честно ответил и в ту же секунду ощутил, как от мужского тела начала расползаться чудовищная аура. Словно в одно мгновение она вобрала в себя весь негатив этого мира, принеся с собой необъяснимое ощущение грусти и апатии. Прямо как возле эпицентра того взрыва, где склубилась тяжелая атмосфера уныния, безысходности и… обиды. – Но сейчас в моих же интересах сохранить тебе жизнь. Поэтому предлагаю пойти и отдохнуть, а уже завтра приступим к тренировкам.       И, больше ничего не говоря, скрылся в лесу, оставив девушку наедине со своими тяжелыми мыслями и пониманием, что даже нукенины, такие же чудовища и монстры, видят в ней всего лишь мусор. То, от чего нужно избавить эту землю…       Голова опустилась, и на зеленую траву посыпались горячие слезы обиды и непонимания.       Почему именно она?       

...

      Утерев рукавом льющиеся сопли и слёзы, девушка продолжала размышлять. О бытие опасным и вредным нукенином, конечно. А также наяривать тонкими кольцами свежий лук, быстро кинутый с доски в небольшую кастрюльку.       – Где ты всё это достал? - спросила Сакура, размешивая деревянной ложкой суп в котелке. Итачи в ответ лишь пожал плечами, мол какая разница. Девушка вздохнула. И правда. Посуда оказалась как нельзя кстати.       Чугунную кастрюльку девушка разместила на металлических "ножках" над костром, залила воду. Потом, когда увидела, что Учиха притащил в запечатанных свитках ещё немного овощей, то тут же принялась за готовку. Хотя, всю сознательную жизнь открещивалась от неё. К сожалению, сейчас свежими овощами не наешься - их энергии хватит ненадолго. К слову, из запечатанного свитка вывалилось ещё две тушки толстеньких кроликов.       Видимо, вам походные условия вообще не страшны. И тут же этому порадовалась. С таким натренированным и опытным че... нукенином находиться одно... спокойствие. Как ни странно.       – Что-то наших красавцев долго нет, - хмыкнула Сакура, усевшись на пенёк.       – Беспокоишься за Наруто?       - Нет, она кого угодно загоняет. Просто, у меня супа на четыре порции получилось.       – Если что, я съем, - серьёзно сказал Итачи, Сакура подавилась удивлением.       – Я понимаю, у вас мужской бездонный организм, но вот я привыкла есть немного. Так что...       Совершенно тупая тема для беседы. Сакура, докатилась. Даже Итачи-сан смотрит на тебя, как на дуру. Девушка нервно потёрла шею.       – Моему телу необходимо хорошее питание. Но я этим не занимался. Может, поэтому сейчас настал такой трындец.       Их посиделки внезапно нарушила возня в кустах, из которых следом стремительно вырвалась женская тушка Мадары с полыхающими ледяным огнём глазами.       – Ну привет, голубки. Я шёл сюда на запах. Есть чё пожрать?       – Эмм, конечно. - Сакура тактично отодвинулась и пошла наливать в тарелочки суп. Спорить с голодным мужчиной - это самое худшее из любых женских качеств. А Сакура имела мозги, в отличие от подруги. В это время:       – Как же я заебался! Этот день был самым худшим в моей жизни. И самым энергозатратным. Я надеюсь, у тебя тут было хоть немного лучше.       Мужчина молча принял протянутую посуду, даже не посмотрев в сторону Сакуры. Та нахмурилась, но промолчала. Итачи в ответ боссу задумчиво угукнул.       На Сакуру-в-теле-Учиха больше никто не смотрел. А потом все разошлись по спальникам вокруг костра. И, опять же, где Итачи их нарыл?!

Второй день ада для нукенинов

      Первые солнечные лучи проскользнули сквозь густую листву, заставив Обито тяжело вздохнуть и подняться с земли, на которой он просидел всю ночь – в глубокой задумчивости и тяжелых мыслях. Заснуть удалось лишь под утро. Но даже этих пару часов неспокойного сна хватило, чтобы его женское тело отдохнуло и было готово к новым трудностям этой жизни.       Отряхнув черные бриджи, мужчина прогнулся в спине, хрустнув позвонками, размял затекшую шею и с довольно безрадостным выражением лица направился к тому месту, где он оставил свое тело. И то чучело, которое самым наглым образом заняло его.       Путь его пролегал через лиственный лес, в котором уже с самого раннего утра растеклась настоящая какофония звуков. Птичье щебетанье, шелест листьев, скрип покачивающихся деревьев. А еще тяжелые вздохи, которые так и норовили вырваться из женской груди. Обито бесшумно ступал по мягкой травке, усыпанной пожухлыми листьями и сухими веточками, и никак не мог понять одной вещи. Того, что донимает его уже третью неделю. И нет, это были далеко не мысли об их проблеме. А о том, откуда у девчонки, точнее у этого тела, такой высокий порог боли. А еще выносливости хоть отбавляй.       И с виду ведь не скажешь, что это чучело способно вынести адскую боль или адские тренировки – первое он уже самолично успел на себе испытать. Ну когда вместо руки у него была голая кость. И ведь тогда ему не было так больно. Словно с него не кожу сняли, а поставили маленький порез. Ну или оса укусила.       Может Девятихвостый так влияет? подумал мужчина и невольно замер, когда до его слуха внезапно донесся скрежет металла.       Кто-то сражался.       Заинтересованно хмыкнув, - ибо чакра была ой как знакома, - Обито прошел еще несколько метров и остановился перед двумя густыми кустарниками, из-за которых ему открывался великолепный вид на поляну. И то, что он увидел, заставило его немного улучшить свое мнение об Узумаки…       – Черт!       Устранив еще одного своего клона, которого она уничтожила ударом в грудину, Наруто бессильно рухнула на одно колено и со всей злости ударила кулаком по земле.       – Почему он не активируется?! Что за чертовы способности?       – И не чертовы они совсем, просто ты полный профан в теории чакры. И контроль у тебя никудышный, - вдруг со спины донесся спокойный голос, заставивший Наруто недовольно выдохнуть. Явился черт.       Девушка медленно повернула голову назад и, уткнувшись взглядом в самого Великого и Ужасного, решившего почтить ее своим присутствием, всем своим видом показала, как же она его «рада» видеть.       – Че… - резко замолчала, когда поняла, что грызня сейчас делу не поможет. У них осталось всего два дня до возвращения к Лидеру, а она пока только с координацией этого тела разобралась. Ну не зря же всю ночь с клонами этого мудака дралась. Точнее вымещала на них весь тот негатив, что скопился у нее за это время.       Или лучше сказать – не перестает просачиваться в ее маленькое и хрупкое сердечко…       – У меня с контролем чакрой всегда были проблемы, - тихо буркнула и от бессилия рухнула на свое причинное место. Ибо сил совершенно не было. – Джирайя говорит, это связано с Кьюби и его чакрой. Поэтому и с Ниндзюцу у меня толком ничего не выходит, - горько усмехнулась, осознав, что она самолично признала свою никудышность. А ведь всё это время пыталась отгородиться от подобной мысли. Глупая. – Но я каждый день стараюсь, пытаюсь хоть как-то исправить эту ситуацию, но…       Безрадостно посмеялась и помотала головой, пытаясь отогнать от себя эти изводящие мысли. Что-то она совсем расклеилась. Хандрить начала, чего уже давно не наблюдалось. А тут внезапно налетел порыв поплакать.       Шиноби, называется.       – Ну тогда давай улучшать твой контроль. А то мне тоже не очень сладко в твоей тушке.       Наруто тихо усмехнулась, взглянув на подошедшего к ней мужчину, и согласно покивала.       – В первую очередь я хочу понять, как активировать Шаринган…       – Э нет, чучело. Так дело не пойдет, - Обито покачал пальчиком, присев в позе лотоса. – Вначале давай обсудим наши умения. Теория, так сказать. А уже потом перейдем к практике с моими способностями.       Недовольно сомкнув брови на переносице, девушка уже хотела ответить ему какой-нибудь колкостью, как вдруг ее желудок отозвался жалобным урчанием.       – Упс, - неловко улыбнулась, отчего Учиха не смог сдержать тяжелого вздоха. Нет, походу его тело не доживет до момента возвращения к хозяину. Если его не убьет Лидер, то добьет обыкновенный голод.       – Узумаки… - со всей безнадежностью протянул и поднялся на ноги. – Пошли, чучело. Позавтракаем хоть.       Помешкавшись, девушка резко вскочила с земли и семенящим шагом последовала за своей спутницей, от которой исходили тяжелые волны превосходства и авторитета. Наруто даже отстала немного от мужчины, дабы посмотреть, как он идет. Ну мимику и жесты тоже ведь надо копировать. А то для Лидера ходить от бедра – не совсем подобает статусу.       Пристальный взгляд вперился в гордо расправленную спину. Девушка быстро осмотрела свою чуть сгорбившуюся тушку и резко выпрямилась по струнке – осанку надо держать. Затем посмотрела на расправленные плечи и гордо вскинутый подбородок, мол я здесь босс, а вы все падаль. Наруто спешно повторила, отчего даже шея слегка хрустнула.       Краем глаза заметив кривляние своей же тушки, Обито слегка повернул голову в бок и в легком замешательстве уставился на своего спутника.       – Ты чего делаешь? – озадаченно спросил, отчего Узумаки робко потупилась, опуская взгляд к земле – словно школьник, которого поймали с поличным.       – Да так, спину разминаю, - тихо пробубнела и поджала губы, показывая, что больше она говорить не намерена. Ее здесь вообще нет – так, всего лишь марево, которое вот-вот развеется.       Учиха еще недолго попрожигал честные глазки Наруто прищуренным взглядом, после чего мотнул головой и отвернулся, снова уходя в свои мысли. А девушка, убедившись, что на нее больше никто не смотрит, несильно отстала от Обито и продолжила урок импровизации.       Руки засунула в карманы своих штанов, нос устремила к самому небу, а ноги стала переставлять чуть шире и вальяжнее. Так и показывая, что она – король этого мира. Лидер организации преступников. И просто охуен…       Внезапно Наруто врезалась в какое-то препятствие, которое так некстати возникло у нее на пути. Дерево сразу подумала она. Дура в мыслях парировал Обито, которого чуть с ног не сбили.       – Ты какого хера творишь? – с ноткой угрозы уставился на дуру, которая…пародировала его?       Голубые глаза очертили мужскую тушку, - спрятанные в карманах ладони, слишком высоко задранный подбородок и спина, которую, казалось, натянули на какой-то штырь. Уж слишком неестественно выглядела эта осанка.       – Слышь, чучело? Ты реши… - и тут Обито запнулся на полуслове, когда понял, что девчонка-то правильно делает. Ведь соответствовать образу нужно полностью, а то так и до провала недалеко… - Расслабься чуть-чуть. И лицо попроще. А то тебе словно кунай в задницу вставили.       Хмуро проворчал и продолжил свой прерванный путь, в мыслях понося себя за такую «охуенную» работу учителя. И как он сразу не вспомнил, что мимика и всё остальное тоже важны. Особенно в случае с Зецу и Лидером.       Шпион, называется подумал он и остановился посреди леса, в котором стояла настолько умиротворенная и расслабленная тишина, что ему невольно захотелось посидеть здесь и подумать. О бытие. Истине этого мироздания. И…       …голодном желудке.       Наруто невольно хихикнула, когда со стороны женского желудка прилетело возмущенное бурчание. Мол, где мой завтрак, сука?!       – Так, и что будем делать? – Обито озадаченно осмотрелся по сторонам в попытке понять, чтобы сейчас сожрать. Вот если бы Сакура была, то она бы их…       Черт, да я мужик, или кто?! Я и без этой розово…черноволосой разберусь мысленно прорычал над своей излишней мягкотелостью, - и это не него, он тут вообще не причем, - и резко выхватил кунай из подсумка.       – Так, чучело. Сейчас будем проверять тебя на ловкость и умение быстро реагировать, - и цепким взглядом зацепил пробегающего мимо зайца. – Убей его!       И вот тут Наруто аж рот от шока открыла, когда поняла, что ей придется воткнуть кунай в пушистого, беззащитного зайца. А потом…как самое настоящее животное сожрать ее! Вот что за необоснованная жестокость?       – Не могу, - тихо пискнула и неловко потупилась, когда поймала на себе до жути недоумевающий взгляд голубых глаз.       – Почему? – в голосе Учиха проскользнуло искреннее непонимание. А еще еле заметный страх услышать объяснение. Ибо он смутно догадывается, почему она не может. И это ему ой как не нравится.       Узумаки сцепила руки за спиной и с видом нашкодившего ребенка начал водить носком по земле.       – Я не убивала никогда.       Обито в ответ вздохнул и в мыслях в какой раз вопросил, за что ему такой звездец на голову свалился.       – А Мадара Учиха режет всех направо и налево, - с укором произнес, а затем, проведя рукой по своим шикарным и таким доставучим волосам, ровным голосом продолжил. - Ладно, начнём с простого, - и под охуев…охеревший взгляд черных схватил пробегающую мимо мышь. - Вот, убей её.       Протянул девушке дергающуюся и пищащую зверушку, при виде которой у той аж глаза от ужаса расширились.       – Не буду! – резко отшатнулась назад, вытянув руки вперед. - Она ведь беззащитная...       – Да блять! - мужчина швырнул мышку на землю, и она в панике убежала обратно к своему семейству. А вот Обито остался. Остался зол и недоволен своей блядской ученицей, которая каким-то местом смогла получить звание чуунина. - Хватит вести себя как целка!       Наруто испуганно вжала голову в плечи и посмотрела на свое сердитое тело из-под пушистых ресниц.       – Ну, я вообще-то...       – О господи, - Учиха со звонким шлепком хлопнул себя по милому личику и обреченно застонал. – Как же сложно? Черт, и что же мне с ней делать? Да она же…       Девушка даже ощутила укол совести, когда причитающий мужчина внезапно подошел к дереву и с наигранным плачем начал дубаситься лбом о твердый ствол. И вопрошать – почему именно он? Неужели судьба решила наказать его за все совершенные преступления?       Тут Наруто ощутила, как около ее ноги что-то зашевелилось. Слегка озадаченный взгляд метнулся вниз, и девушка неожиданно узрела пушистого зайку, который взял и…нассал ей на ногу. И вот даже не постеснялся посмотреть, куда решил наделать свои грязные делишки!       – Ты какого…       Обито резко повернулся в ее сторону и без лишних раздумий метнул кунай в сторону их завтрака. Лезвие мягко вошло в тушку животного и намертво пригвоздило к земле. Всё – охота закончена.       – А теперь разделай его и приготовь. Иначе я с тебя шкуру спущу, - холодно проговорил и с чудовищной аурой ушел восвояси, оставив девушку одну. С открытым ртом и шоком в глазах.       – И что это сейчас было? – только и смогла выдавить, когда посмотрела на брызги крови на своей ноге. А еще теплую лужицу, которую так бессовестно оставили ей в подарочек. Предсмертный который.       

      Морщась от отвращения, Наруто сидела на коленях возле пруда и очень рьяно отмывала загрубевшие руки от крови и кусочков меха, который остался после разделки бедного кролика. Да, она сделала это. Ну а как иначе, когда тебе постоянно показывают пальцем у горла? Правильно – уж лучше звериная тушка, чем собственная. Ну чужая. Ай, неважно – главное, что Обито теперь сидел со спокойным выражением лица и, что-то тихо насвистывая себе под нос, жарил разделанную тушку кролика.       – Уж лучше бы в деревню какую сгоняли и рамена поели. Или волчьих ягод нажрались. Не пришлось бы…       – Ммм, я бы тоже сейчас…       – Ягод нажрался? – с издевкой перебила его, на что Обито тихо усмехнулся. Ибо спорить или вестись на ее провокации совершенно не хотелось. Как говорил Кото-сан: «Спокойствие – это залог успеха. Любите ближнего своего, и тогда перед вами откроются все двери».       Ну Учиха и решил пойти этой тактикой, чтобы сохранить последние остатки нервов. А то к концу этого обучения он совсем свихнется – и опять вернется к своему психотерапевту.       – Нет, чучело. Рамен бы съел, - спокойно ответил, отчего Наруто даже слегка опешила. А затем и вовсе пришла в сильнейший ступор, когда мужчина продолжил. – В Конохе есть лапшичная одна. Так там делаю самый…       – Вкусный рамен во всем Какурезато, - озадаченным голосом закончила за него, медленно поворачивая голову в сторону своего собеседника. – Ты сейчас случаем не про Ичираку Рамен говоришь?       Обито в ответ угукнул и перевернул импровизированный вертел, на котором уже вовсю шипели две тушки кролика. Ох он сейчас наестся!       А вот Наруто тотчас забыла о еде, устремив свой взор к своему отражению, которое рябило в воде. Эти слова про рамен…       Знакомое какое-то лицо. Вот только где я его видела? подумала она, пристально вглядываясь в лицо Мадары.       Но Мадары ли?       – Хей, чучело, иди сюда. Будем завтракать!       – Ага, сейчас, - рассеянно отозвалась и, еще раз взглянув на отражение Великого основателя Конохи, вернулась обратно к своему спутнику. – Зачем ты перчатки носишь? И маску? – взяв предложенное мясо, с налетом отвращения посмотрела на него и…опустила, устремляя вопрошающий взгляд к мужчине напротив.       Откусив хороший такой кусман жареной зайчатины, Обито начал медленно пережевывать ее и задумчиво глядеть на кожаные перчатки, лежавшие на поваленном дереве возле девушки.       – Надо, - спустя минуту молчания ответил и всем своим видом показал, что не собирается отвечать на личные вопросы. И его образ относится именно к этому разделу.       – Надо так надо, - тихо буркнула и приступила к еде.       Оставшееся время завтрака прошло в полном и очень задумчивом молчании, которое совершенно не давило и не напрягало. Ибо и Наруто, и Обито витали где-то далеко отсюда – в своих мыслях, направленных в совершенно разные стороны. И если мужчина пытался понять, как ему выстроить тренировки так, чтобы обучить девушку хотя бы малому набору техник из его арсенала, то девушка раздумывала над недавним разговором.       Лучший рамен       Нет, любой бы другой просто сказал, что Мадара мог наведываться в Ичираку рамен. Ну кто знает – может он тайный любитель испортить себе желудок. Но так бы подумала либо Сакура, либо Ино. Или еще кто другой. Но не она. Ведь его лицо…       …оно кого-то напоминало. Но кого?       Когда с едой было покончено, Обито решил сразу перейти к обсуждению первостепенного вопроса – их потенциал. И вот тут началось самое интересное.       Если с девчонкой всё было просто, - Стихия Ветра, огромный запас чакры, херовый контроль, - то в плане Лидера дела обстояли намного хуже. Для девушки, конечно. Ибо он обладал и Стихией Огня, и Стихией Земли, и Мокутоном, и Мангекьё Шаринганом. Знал неебически огромное количество техник. Вот только с Тайдзюцу был слабоват.       Но это не умаляло того факта, что Наруто попала. И хорошо так попала, так как Ниндзюцу всегда было ее слабой стороной. Даже Какаши уже отчаялся научить ее стихийным техникам. Хотя, очень много времени на это потратил. А потом, осознав, что это пустая трата времени, решил сосредоточиться на Тайдзюцу и физической подготовке – вот это у нее хорошо шло, ибо и выносливостью она не была обделена, и высоким порогом боли. В общем, ближний бой Наруто сможет спокойно выстоять с тем же джоунином. Или нукенином, если тот не будет использовать техники.       Но вот Ниндзюцу…       – Я так понял, что твои излюбленные техники – это клонирование и Рассенган. Так?       Ощутив себя совершенно бесполезной, - особенно под тяжестью такого пронзительного взгляда, - Наруто скрестила руки на груди и, насупившись, обиженно буркнула.       – Да.       После такого «многословного» ответа Обито недолго помолчал, всматриваясь в свое изуродованное лицо, а затем невольно усмехнулся. Ибо оно сейчас выглядело довольно забавным. Или лучше сказать – живым. С настоящими и ничем не прикрытыми эмоциями. Тем, что он так старательно скрывает за маской холодности и суровости.       – Тогда давай начнем с меня. А потом уже перейдем к обучению Шаринганом, - и сложил пальцы в печати, создавая одного клона.       Как только одна из засранок возникла перед ними, мужчина пригвоздил ее тяжелым взглядом и могильным голосом проговорил:       – Будешь меня слушаться, или…       Наруто хмыкнула от удивления, когда услышала его.       – Так значит твои клоны тоже не слушаются? – Обито коротко кивнул, отчего изумление девушки подскочило еще на несколько делений. – И почему это? – озадаченно протянула, всматриваясь в копию своего же тела. Бывшего.       – Вы поменялись только душами, а память осталась. Поэтому когда произошло переселение, чакра подстроилась именно под последнее. И от этого мы продолжаем быть верны своему прежнему владельцу.       На поляну внезапно опустилась тишина. Челюсть Наруто и Обито аж к земле отвалилась, когда клон пояснил им одну из проблем. Что было очень странно и непонятно.       – А…а… - Учиха резко помотал головой, отгоняя от себя шоковое состояние. И почему он сразу не подумал спросить у этих куриц? – Тогда может ты знаешь, почему произошло это самое переселение душ?       Клон в ответ задумался, скрещивая руки на груди и подпирая подбородок. А затем, озадаченно промычав, дал достаточно размытый ответ.       – Однозначно сказался взрыв. Но как вы поняли, он был не простым…       – А золотым, блять, - Обито тихо проскрипел зубами, недовольно зыркнув на виновницу сие «торжества». Сама же виновница тактично проигнорировала его, делая вид, что его вообще не существует.       – Вся проблема заключена в его природе. Вы должны понять, почему Рассенган внезапно вышел из-под контроля и превратился в совершенно иную технику. Вспомните, что было в тот день и, возможно, сможете понять, как вернуться обратно.       После этих слов пара опустила глаза в землю в попытке вспомнить все подробности того дня. Вот только когда они приступили к такому, казалось, простому делу, то неожиданно поняли, что ни черта не помнят! Так, лишь урывками – как сцепились на поляне, как шар разросся до гигантских размеров. И как произошла вспышка света. А остальное…словно в тумане.       – Хм, интересно.       Нервно сглотнув, Наруто до боли впилась ногтями в грубую кожу на ладонях и с ноткой страха посмотрела на мужчину.       – Что такое?       Обито поднял напряженный взгляд на клона и озадаченно промычал.       – Да так, просто если мы не помним события того дня, то у нас возникли серьезные проблемы, - и повернул голову к своей подруге по несчастью. – Обмен душами может затянуться на неопределенный срок.       И тут Наруто окончательно поняла, что жопа еще только началась. А до этого были так – цветочки. Весь пиздец этой жизни еще впереди.       

      – Чучело! Как там у тебя дела обстоят?       В какой раз уже услышав это обращение к себе, Наруто гневно рыкнула и метнула ненавистный взгляд к утырку, который пытался…       …который сумел создать Рассенган.       – Да это не так уж и сложно, хм, - Обито самодовольно хмыкнул, когда в его женской руке завертелась синяя сфера. И потратил-то на это всего день – сотня проб и ошибок, и он сумел овладеть техникой своего Учителя. Ах, какая же она все-таки умница… Кхм, гений своего дела.       Поразительная техника. Чистая энергия во плоти завороженно посмотрел на шар, который стремительно крутился у него на ладони. А затем, решив испробовать его на мощность, плавным движением руки, даже не прикладывая особых усилий, ударил в близстоящее дерево. Сфера соприкоснулась со стволом, и буквально через секунду от него осталось лишь название.       – Прекрасная техника, - поджал губы и демонстративно потер ладошки, показывая, что это было проще простого. Так, обыкновенная разминка для такого человека, как он. И это мы не будем говорить, что до этого вся поляна была усеяна его клонами, которые усердно создавали чертову технику, которая вначале отказывалась поддаваться. А потом, у него получилось какое-то херовое подобие Рассенгана. Ну и пиком всего этого ада, который он решил себе устроить, стало абсолютное бессилие, выражавшееся в трясущихся коленках и синяками под глазами. Ибо потратить за раз столько чакры…       Наруто рывком подскочила к своему оседающему телу, которое на это даже ничего не ответило. Так как сознание мужчины было уже далеко отсюда – в мирных чертогах Морфея, который радушно принял такую уставшую душу.       Мотнув головой, девушка подхватила Обито на руки и вместе с ним двинулась к общему лагерю, решив, что с него на сегодня достаточно тренировок. Точнее с ее хрупкого тела, которое в последние годы стало как-то слишком часто работать на износ. И всё ради одной единственной цели…       Доказать, что она чего-то да стоит       Наруто прошла в лагерь и, отметив, что Сакура и Итачи еще не вернулись, - хотя время уже было вечернее, - аккуратно положила Учиха на спальник. А затем, недолго посидев возле этого сопящего комочка, накрыла его своим плащом и с тихим вздохом направилась к границе леса, откуда открывался великолепный вид на местные красоты.       Присев на пригорке, Узумаки подтянула к мужской груди колени и, положив на них руки, стала в глубокой задумчивости смотреть на раскинувшуюся перед ее черными глазами долину. Последние солнечные лучи скрылись за горами, стоявшими стеной на горизонте, и зеленый ковер, некогда залитый ярким светом, почернел от надвигающейся темноты. Волосы несильно трепал легкий ветерок, обдавая загрубевшую кожу вечерней прохладой. А густой, лиственный лес за спиной медленно погружался в тишину умиротворенности и покоя.       Вот только на ее сердце этот покой уже давно не наблюдался. И от этого Наруто с каждым днем становилось всё тяжелее и мучительнее. Ведь время бежит, а проблема никак не решается. А если это затянется на годы или десятилетия, то что ей делать? Быть отступником? Убивать людей по чужим приказам? И ловить своих же собратьев – таких же обделенных жизнью людей?       Она этого не хочет. Точнее даже не сможет жить такой жизнью. Хотя, чем ее…существование лучше?       Девушка безрадостно усмехнулась и оторвала травинку, которую начала бездумно крутить в руках.       «Совсем я расклеилась без своего учителя. Интересно, как там сейчас Какаши?» и подняла теплый взгляд к небу, на котором начали загораться первые звезды. «Наверное, переживает. Места себе не находит из-за моего побега. И… скорее всего думает о Рин…»       Тут Наруто резко нахмурилась.       Рин       Из груди вырвалось задумчивое хмыканье, и девушка начала еще энергичнее крутить пальцами зеленую травинку, пытаясь понять, почему при воспоминании о бывшей напарнице Какаши ее словно током ударило. А затем пришло странное ощущение, что она явно что-то упускает…       – Но вот что..?       И тут голову прострелило таким мощным осознанием, что девушка аж на месте подпрыгнула. Вскочив с земли, Наруто сломя голову, стараясь не вписаться в дерево, прибежала обратно в лагерь и пулей подлетела к спящему мужчине. Пальцы аккуратно сняли с женского бедра подсумок, и девушка стала суматошно думать, где бы ей раздобыть немного света.       Костер       – Как он там говорил..?       Присев возле кострища, Узумаки закусила язык и, сложив печать Тигра, глубоко вдохнула грудью. И… выдохнуть чертов огонь получилось лишь на двадцатый раз, когда она уже отчаялась получить ответы именно сегодня. Возрадовавшись над тем, что с контролем чакры Обито намного проще работать со стихиями, девушка спешно пролезла пальцами в свой подсумок и, забравшись в потайной кармашек, достала оттуда две фотографии.       Рухнув коленями возле костра, Наруто резко, с налетом безумия и нетерпения, выставила руки к согревающему огню и посмотрела на первый снимок. Ее команда. Какаши, Сакура, она и блядский Саске, которому милее жить с чертовым педофилом, - ну со слов Обито, - чем в родной деревне.       – Ну и катись, урод, - обиженно буркнула и вытащила на свет второе фото, с которого на нее смотрел Четвертый Хокаге и его команда. Какаши, Рин и… - Обито Учиха, - ошарашенно прошептала и в ту же секунду распахнула глаза, когда ощутила чье-то присутствие у себя за спиной.       Нервно сглотнув, девушка медленно повернула голову назад и сразу уткнулась растерянным взглядом в синеву глаз ее тела.       – А ты сообразительнее, чем я думал, чучело.       И недобро ухмыльнулся, сверкнув в свете огня своими белоснежными клыками.       – Ну теперь предлагаю поговорить на чистоту.

***

      – Почему ты оставил Саске в живых?       Поляна разразилась громким хриплым кашлем от подавившегося орехами Итачи, совершенно не ожидавшего такой подлянки. Нет, ну, каждый считал своим долгом сунуть нос в чужие проблемы. Особенно, если дело касается нукенина, чьё имя известно на все страны. Вот только правда... в том, что любопытной... Сакуре, нос на базаре оторвали.       – Бля... чуть не сдох. - возмущённо вопросил, откашлявшись остатками орехов.       – Прости, - поджала губы Сакура.       Ну не вот чтобы она намеренно хотела убить парня. Ей просто всегда было интересно, почему Итачи так решил. Лишить Саске будущего и натравить на себя же. Кажется, у всех Учих поехавшая психика...       – Если у тебя есть время на задавание никчёмных вопросов, лучше бы тратила его на тренировки. - холодно отрезал Учиха и демонстративно сверкнул зелёными очами. Вот была бы его воля - Шаринганом полазил у неё в мозгах, подгадил бы чутка где-нибудь. Но увы. Такой чести его лишили на хер пойми сколько времени. До сжатых костяшек и скрипа зубов.       Ммм, так не хватает Шарингана. Все проблемы были бы решены. Но делать нечего. Через силу, через боль... приходилось объяснять подружке джинчурики Кьюби подноготную Шарингана.       – Как он включается? - с мольбой спросила, на что Итачи дёрнулся от неожиданности. Так сильно его окутали мысли и... злость. Так, спокойно. Это просто эмоциональное тело на меня влияет. Только спокойствие. Всё хор...       – Ты чего делаешь? - удивлённо спросил, наблюдая, как его мужское лицо исказилось гримасой... натуги. Да с таким усердием, что чуть глаза из орбит не вылезли. Захотелось хлопнуть себя ладонью по лицу.       – Шаринган должен активироваться, когда этого хочешь именно ТЫ. Эмоции часто берут верх над разумом. Поэтому ум нужно постоянно сохранять в чистоте и порядке. Любое шевеление эмоций, и додзюцу может выйти из-под контроля.       – Что т... вы имеете в виду?       – В моём случае, это потеря зрения и болезнь, хм. - Женское личико сморщилось. - Я не исключаю вариант, что болезнь наступила из-за самого использования Шарингана. Так что, по возможности, старайся его не использовать. Это в первую очередь скажется на тебе.       – Поняла, - с готовностью кивнула Сакура.       – Хорошо, тогда, приступим к следующей ступени нашего урока. - Учиха чуть задумался, и спустя несколько секунд с видом профессора продолжил: - у нас ещё полтора суток, чтобы дать вам основы, и я хочу захватить много материала. Помнишь, я говорил не использовать Шаринган? Так вот, забудь об этом. Сегодня у нас практика с додзюцу.       Лицо девушки вытянулось, но она всё с той же готовностью кивнула.       Это будут неприятные для тебя два дня, девочка. Очень болезненные. Но ты обязана выдержать.       – Смотри мне в глаза, - строго сказал. - Шаринган активизируется от подачи чакры к глазам. Сейчас мы будем учиться использовать его способности в бою... да? - увидел поднятую руку ученицы. И на вопрос "любит ли он своего отото", только повёл плечом и продолжил обучение... нахалки, которая пытается влезть в его личную жизнь. - Шаринган видит все действия противника...       

      Whitetree, Ludovico Einaudi, Robert Lippok, Ronald Lippok - Koepenik       Тело мужчины невольно вжималось в ствол дерева, стремясь раствориться, сбежать исчезнуть как можно дальше от этого пронзительного и неимоверного холодного взгляда. Она даже поверить не могла, что ее глаза могут быть такими ледяными и лишенными всякого тепла и радости. Словно в одно мгновение всё светлое превратилось в лед, заполнив своей колючей угрозой эту синеву.       Наруто вновь сглотнула и попыталась повернуть голову в сторону, дабы больше не ощущать на себе липкое, вязкое ощущение страха, который сковал каждую клеточку этого тела. Будто сейчас она встретилась лицом к лицу с самым ужасным монстром этого мира. И от этого вся былая уверенность, решимость раздавились цепкими пальцами, которыми держали ее подбородок.       – Ты понимаешь, что сейчас, по сути, подписала себе смертный приговор.       Девушка невольно дернулась, когда по телу прокатился ее голос. Но такой холодный, металлический – совершенно неродной. И от этого ей стало еще страшнее. Ведь сейчас она смотрела на то, что становится с людьми, когда их ненавидит сама жизнь.       Обито Учиха       Некогда веселый мальчуган, который мечтал о посте Хокаге. Любил Рин. Был вечным соперником Какаши. А теперь что? Что стало с этим солнечным ребенком? Куда пропала былая жизнерадостность?       Правильно – испарилась в суровых реалиях этой жизни. И уже после этого на сердце некогда верного шиноби Конохи, а теперь Лидера Акацуки поселилась лишь ненависть. Всепоглощающая и уничтожающая изнутри. Словно болезнь, которая когда-то дала свои корни, и теперь ее уже невозможно вывести из черного, холодного сердца…       – Ты бы всё равно нас потом убил, - неуверенно прошептала, отчего женские губы исказились в кривой ухмылке. – Поэтому чего сейчас начинать. Если хочешь заткнуть мне рот – в этом нет необходимости. Я всё равно никому не собиралась рассказывать о тебе. А если попугать, то поздравляю – у тебя это получилось.       После этого дрожащего лепета Обито еще недолго попрожигал свои же глаза ледяным взглядом, а затем с тихой усмешкой отошел от Узумаки, которую всё это время вжимал в дерево.       – Ты права, чучело, - отвернулся от девушки и, пройдя к краю холма, задумчиво посмотрел на просторную долину, залитую лунным светом. – Потом мы тебя схватим и вытянем биджу. Но, если ты будешь хорошей девочкой… - медленно протянул, словно хотел показать всю важность и глубину этих слов – точнее то, что к ним желательно прислушаться, - то я позабочусь, чтобы твоя тушка не подохла после извлечения.       Непонимающе нахмурившись, Наруто неуверенно подошла к мужчине и в полном замешательстве посмотрела на его…свое лицо. Такое расслабленное, свободное от тяжести этой жизни. Вот только глаза – глаза были полны грусти и некого сожаления, которое никак не хотело покидать зеркало души. И от этого внутри поселилось непонятное сочувствие. Она бы даже сказала – сопереживание этому человеку. Ведь их судьбы чем-то похожи. Ни семьи, ни дома. Лишь ненависть и боль, которую им приходится сносить каждый день. И если Наруто хоть как-то пытается бороться с несправедливостью этого жестокого мира, продолжая улыбаться и быть живой. То Обито окончательно отбросил от себя всю эту ненужную шелуху – и стал лишь бледной тенью себя прошлого.       – Зачем тебе это? Я ведь потом доложу обо…       Мужчина невольно усмехнулся и скосил на своего собеседника, - на свое опешившее тело, - ироничный взгляд.       – А кто сказал, что я собираюсь отпустить тебя, Нару? – и было это сказано настолько зловеще и недобро, что девушку внезапно пробрала нервная дрожь, а вокруг шеи возникло ощущение затягивающейся удавки. – Ты мне еще пригодишься…       Засунул руки в карманы и развернулся, дабы уйти, оставив последнее слово за собой. Но внезапно вокруг его локтя сомкнулись мужские пальцы, заставившие Обито угрожающе сощурить глаза и выпустить немного тяжелой Ки.       – Зачем?       Холодно и решительно, словно она точно знает, что ей ответят. Что не оставят без объяснения его странных помыслов.       Пригодишься       – Я так понимаю, Какаши тебе рассказал, что случилось со мной и…       – Рин, - девушка тихо закончила, из-за чего Учиха передернуло от злости. Зубы нервно застучали друг о друга, а внутри растеклось всепоглощающее, нестерпимое желание убить. И всё равно, кого. Главное окунуть руки в горячую кровь и ощутить на кончиках пальцев остатки человеческой жизни. Лишь бы унять, отвлечь себя от той боли, что истязает его несчастное сердце каждый день.       Обито опустил пустые глаза в землю и неестественно спокойным голосом продолжил:       – Тогда ты должна понимать, за что я ненавижу этого ублюдка. Но убить его так просто я тоже не могу. Он должен страдать и мучиться…       Наруто безрадостно вздохнула и сделала шаг чуть вперед, сама не зная зачем.       – Он очень мучается. Каждый день ходит…       И вот тут нервы мужчины окончательно сдали – он резко вывернул свою руку из захвата, одним сильным ударом в грудину заставил свое же тело согнуться пополам. А затем, пока Наруто не успела что-либо предпринять, повалил его на землю.       Колено вдавило девушку в холодную земли, и лицо, искаженное болью и ненавистью, наклонилось к ней настолько близко, что она смогла разглядеть пылающую ярость в голубых глазах.       – Да я срать хотел, куда он ходит! Она умерла из-за него! Хотя, он обещал, что позаботится о Рин! Обещал, сука! Но так и не сдержал своих слов. И за этого я ненавижу его всем своим сердцем, - гневно прокричал и в то же мгновение безумно улыбнулся, поднеся руку к своему же лицу. Подушечки пальцев невесомо скользнули по загрубевшим шрамам, прокатившись неприятной дрожью по коже. А затем, проведя по скуле, со всей злости вцепились в челюсть. –Он отобрал мою любовь. И я в ответ сделаю то же самое. Ты не умрешь, Наруто Узумаки, потому что твоя жалкая жизнь понадобится мне для мести. И вот когда она свершится, я позволю тебе и дальше вести свое жалкое существование. А пока…       Встал на ноги и со всем презрением посмотрел в свои же глаза, которые сейчас излучали растерянность и непонимание.       – Иди спать. Завтра я тебе устрою настоящий ад, чтобы жизнь не казалась сказкой.       А потом, отвернувшись, позволил сожалению проскользнуть в его холодных глазах цвета ясного неба.       Простите меня, учитель. Но по-другому я уже не могу       – Неужели любовь так меняет людей?       Обито резко остановился, когда ему в спину внезапно прилетел тихий и совершенно спокойный мужской голос. Голова опустилась вниз, и из груди вырвалась безрадостная усмешка.       – Ты даже не представляешь, чучело, насколько же это смертельная болезнь. Раз полюбишь – и навсегда лишишься внутреннего покоя.       Тяжело вздохнув, Наруто сцепила пальцы на животе и с безмерной грустью посмотрела на звездное небо. Оно было полностью усыпано яркими огоньками. Где-то больше, где-то поменьше. Но не было ни одного пустого места. А еще одинокой звезды, которая бы страдала и мучилась от осознания, что она никому не нужна.       – А я не знаю, что такое любовь, - тихо прошептала, на что мужчина не смог сдержать удивленного хмыканья. И даже не от ее слов, а от того, что она просто заговорила. Спокойно, совершенно непринужденно. Словно его угроза прошла мимо нее, даже не зацепив. – Я ведь всю жизнь прожила одна. Вначале приют, а потом самостоятельная жизнь, - и горько усмехнулась, вспоминая тяжелое время, когда ее просто выбросили во взрослую жизнь. Маленькую и беззащитную сироту, которая ничего не умела. До тех пор, пока в ее жизни не появился он – человек, который стал для нее всем: и отцом, и матерью, и старшим братом.       – А почему Хатаке не забрал тебя к себе? – неожиданно для себя спросил, скосив недоумевающий взгляд на свое тело.       Наруто в ответ лишь пожала плечами и с довольно детскими мыслями потянулась рукой к звездам.       – Мне всегда было интересно, что там находится.       – Другие миры, - Обито бесшумно подошел к Узумаки и с грацией самой кошки опустился на траву, приминая ее своим легким весом. – Другая жизнь.       Голова повернулась в его сторону, и глаза, преисполнившиеся искренним интересом, уставились на задумчивое женское лицо, поднятое к небу.       – И насколько она другая? Лучше нашей?       Мужчина опустил взгляд на свое тело и, недолго подумав, невольно усмехнулся над таким детским любопытством, которым исказилась его уродливая морда. А он-то думал, что его тело уже просто физически не сможет изобразить что-то настолько… живое.       Но, видимо, он очень сильно ошибался…       – Я предпочитаю верить, что тем людям или существам живется хуже нашего.       После этих слов Наруто приподнялась на локтях и в глубоком непонимании посмотрела на свою собеседницу, которая, наоборот, прилегла на траву и заложила руки за голову.       – Почему?       – Потому что если я буду знать, что им там хорошо, то меня не перестанут донимать мысли о том, что я хочу к ним. К лучшей жизни. А так… - и сжал губы в тонкую линию, оставляя фразу незаконченной. Ибо каждый человек сам выбирает, как ему жить, к чему стремиться и чего бояться.       Еще немного посмотрев на Обито, девушка вновь легла на землю, устремляя задумчивый взгляд к неизвестности, окутавшей их мир саваном тайн и загадок.       – Расскажи мне что-нибудь, - тихим голосом заставила мужчину невольно усмехнуться.       – Я тебе мамка, что ли, чтобы развлекать сказками на ночь?       Глаза резко прикрылись, и девушка спешно отвернула голову в бок – так, чтобы этот жестокий человек не увидел грусти в ее глазах. А еще проступивших слез, окрашенных в алый цвет могущества и учиховского проклятья.       – Я…я просто хотела…       Различив в ее еле слышимом голосе ту самую забитую, зашуганную сироту, которая никогда не знала, что такое материнская ласка и отеческая любовь, Обито мысленно чертыхнулся и тихо произнес:       – Когда я был маленький, то вечно сбегал от бабушки, чтобы посмотреть на гору Хокаге в свете последних лучей солнца. Это было самым красивым, что я когда-либо видел в детстве. Свет медленно двигался по лицам Каге и делал их каким-то… живыми. Словно на одно мгновение они оживали, чтобы проверить, всё ли хорошо в деревне. И я, - усмехнулся, - всегда мечтал быть рядом с этими великими людьми.       – А я их постоянно раскрашивала краской, - Наруто неловко прошептала, из-за чего светлые брови невольно вздернулись кверху. В изумлении и непонимании.       – Зачем? – повернулся на бок и, подложив голову на руку, пристально посмотрел на свое же тело.       Наруто незаметно стерла остатки безрадостного настроения и апатии, после чего повернулась к Обито лицом. Ноги подтянулись к груди, а рука также разместилась под головой, спасая ее от ледяного холода.       – Хотела, чтобы меня заметили.       Обито в ответ тихо усмехнулся.       – Странный способ. Я, когда хотел, чтобы меня заметили, потрошил всю деревню. А ты, чучело, чисто ребенок.       – Вообще-то я им и являюсь, - недовольно буркнула, заставив мужчину принять крайне задумчивый вид.       Нет, Узумаки, ребенком ты перестала быть в тот день, когда я убил твоих родителей, а из тебя сделали оружием деревни подумал он и тихим голосом продолжил рассказывать обо всем, что лезло к нему в голову. И Обито даже не задумывался о том, что срывается с его языка. Он просто говорил. Говорил много, порой позволял себе еле заметную улыбку, иногда грусть в глазах. Но самое главное – он делал это потому, что ему хотелось. Душа просила этого. А мужчина даже не противился таким странным желаниям своего хладнокровного и жестокого естества. Ему почему-то было…приятно, даже тепло на душе, когда его же лицо, - искаженное болью и ненавистью, - излучало искренность и жизнерадостность. А глаза становились не такими пустыми и холодными, какие он привык видеть в зеркале. Сейчас они были полны желания узнать – всё равно, что. Главное, насытить свое безрадостное и тягостное одиночество историями других людей, которые порой получили судьбу не лучше ее…       Из-за горных макушек выскочил первый солнечный луч, оповестивший о начале нового дня. Этот маленький озорник пробежался по мужской спине и, вскользь зацепив женское лицо, убежал к зеленой листве. Обито тихо вздохнул. Новый день – и последний. А потом им опять придется вернуться к чужой жизни. К тому, от чего он так старательно пытался отгородиться всю жизнь – долг перед кем-то, друзья, прошлое, которое он ненавидит. А еще неправильные мысли, которые обязательно будут посещать его в этом тихом и спокойном месте.       Вдруг со стороны деревьев послышалось тихое хихиканье, а затем последовал шелест листьев. Мужина мигом вернул на лицо маску холодности, когда его глаза вперились в Итачи и Сакуру, решивших почтить их своим присутствием.       – Чего надо? – довольно грубо спросил, отчего около самого уха раздалось довольное мурлыканье. Взгляд медленно опустился на мужскую голову, которая так удобненько устроилась на его груди – точнее на женской и очень мягкой.       Итачи в теле девушки даже чутка растерялся, когда узрел поистине чудную картину – два тела на земле. Явно спали вместе. Вот только делали они это совершенно нестандартным и довольно необычным способом. А именно не девушка льнула к мужчине в поисках тепла и защиты, а наоборот – Наруто всем своим грузным телом прижималась к хрупкой девушке, которой пришлось сегодня быть мягкой игрушкой. Ну прямо картина маслом.       – Эмм… - парень только и смог выдавить из себя, когда просто поверить не смог в увиденное. Ему кажется, или до этого женская рука опоясывала талию мужчины? Или его свет ослепил, заставив увидеть невозможное?       – На завтрак, а потом на тренировку позвать, - Сакура еще раз хихикнула и, схватив Учиха за локоть, насильно потащила того… ту подальше от этих голубков. Видимо не только у неё наметились сдвиги в этих странных отношениях. Глядишь, и убивать друг друга не станут.       Как только парочка скрылась за деревьями, Обито вновь посмотрел на свою же макушку и что есть мочи заорал:       – А ну подъем!       Наруто, словно ошпаренная резко вскочила с земли и на чистых инстинктах…активировала Шаринган.       – А? Война началась? Акацуки напал… - и тут она опустила опешивший взгляд на придурка, который разбудил ее таким чудным способом. – Слышь, утырок, у тебя совесть есть? А если бы меня инфаркт хватил? – схватилась за взбесившееся сердце и надрывно выдохнула.       Самодовольно усмехнувшись, Обито медленно поднялся с земли, размял свои затекшие косточки, - а то пол ночи пролежать под своей же тушей не самое приятное удовольствие, - и, засунув руки в карманы, двинулся в сторону лагеря.       – А нехер было меня слюнявить, чучело. Всю футболку слюнями своими залила.       После этих слов мужские щеки невольно запылали колючим румянцем смущения, а взгляд черных глаз потупился. Вот только потом, когда к ней пришло понимание кое-чего, Наруто моментально пришла в искреннее удивление. Даже непонимание.       – Ты давно мог меня отпихнуть. Но не сделал это – пролежал всю ночь в обнимку со мной, - с ноткой ехидства протянула, а затем резко наполнила свой голос большей серьезностью. – Почему?       Обито подошел к большому кустарнику и остановился, пытаясь ответить на этот вопрос. Почему он позволил Узумаки прижаться к нему во сне? Почему приобнял свое же тело? Почему ощутил себя…нужным в этот момент?       Потому что захотелось хоть ненадолго, но вспомнить, каково это быть живым и нормальным       - Мне свою тушку жалко.       И ушел, оставив последнее слово за собой.       Но не мысль…       «Может ты еще не настолько погряз в своем же одиночестве. Может…может тебя еще можно вернуть к свету?»       Наруто повернулась лицом к солнцу и, прикрыв глаза, позволила теплому свету приласкать ее загрубевшую кожу. А еще принести на черное, холодное сердце надежду.

***

Третий день ад... радости для нукенинов

      – Ставь ногу сюда. Локти прижми к рёбрам. Подбери задницу и... нагнись, хм.       – Чего? - нахмурилась Сакура, оглядываясь через плечо.       – Нагибайся.       – Не буду.       Итачи раздражённо цокнул и подошёл ближе, встав позади своего тела. Харуно дёрнулась, когда её схватили за плечи и прогнули в пояснице. От смены ракурса невольно закружилась голова.       Рядом сидящий Обито наблюдал за всем с ехидным интересом и щёлкал фисташки. Словно бы он знал, что делает его родственник. И что будет дальше.       – Поставь её раком, - подсказал он, на что словил хмурый взгляд зелёных глаз. А тело Учихи и вовсе поперхнулось и залилось румянцем. Ноги ослабли.       – Вы чего вообще не ушли ещё? - спросил Итачи, не придав значения словам Обито. Блондинка поднялась с валуна и отряхнула руки.       – Пока эта курица отмокает, я решил посмотреть на ваши потуги. - И тут же ухмыльнулся. - Итачи, зачётная задница.       Итачи нахмурился и чутка завис, не понимая, к какому из тел фраза относится.       – Отвалите! - рыкнула Сакура и, вздёрнув пунцовый от смущения нос, ушла в неизвестном направлении. Итачи вздохнул и проводил её взглядом.       – Так что у вас?       – Всё отлично.       – А если честно?       Обито устало вздохнул. Вот, лишняя любознательность кошку сгубила. Итачи не был дураком, но сейчас отчаянно пытался влезть не в своё дело.       – Давай спарринг. - Неожиданное предложение польстило Итачи. Уж думал не предложит.       ...       Через полчаса вся поляна была раздроблена и выворочена кверху корнями. Вышедшие девушки в теле мужчин удивлённо вскинули брови. А Итачи и Обито, не отвлекаясь, отчаянно лупасили друг друга. Итачи порадовался, что его родственник не обрезал волосы и резко рванул за них к себе. У Обито аж в глазах на секунду потемнело.       – Ах ты...       – Ну хватит вам. - Перед тяжело дышащими парнями возникли девушки, загораживая обзор. - Итачи-сан, вы хотели объяснить мне принцип гендзюцу.       – Да, - нехотя отозвался и выпрямился. А потом, схватив Сакуру за локоть, пошагал в другую сторону поляны. Точнее того, что от неё осталось. ... спустя полчаса Итачи уже вздыхал, как старый дед.       – Пойми, в моём теле уже есть все навыки. Тебе остаётся лишь нащупать нужную кнопочку и запомнить, как её использовать и когда. Про стратегии я расскажу тебе позднее. Так вот, давай ещё раз.       Сакура уже чуть ли не в истерике: – я устала, у меня охереть как болят глаза, и тело ломит! А ещё чакры почти нет.       Разозлившись, девушка распахивает глаза. Три томоэ сливаются в узор мангекьё, Итачи не успевает отвести взгляд и...       "Блять! Ну почему сразу Цукиёми?!"       ... через две секунды Сакура ловит осевшего Итачи за плечи. Наруто и Обито с интересом смотрят в их сторону, и на вопрос Узумаки Итачи тихо отвечает: – она пытала меня в Цукиёми голодом две недели.       Обито заржал и смахнул с ресниц выступившие слёзы. Лошара. А вот Наруто сразу пришла в сильное удивление. Не думала она, что способности Учих настолько... опасны.       – А так можно? - повернула голову к своему ржущему учителю, на что тот, давясь смехом и ехидством, ответил:       – Да, ведь там время идёт иначе. И ощущения, как в реальности, только умереть ты не можешь.       – Круто, - восторженно выдохнула Наруто, мечтательно закатив глаза, но тут же словила оплеуху и ворчание своего учителя:       – Эй, я тоже не пальцем деланный, - и принял настолько обиженное выражение лица, что девушка невольно ощутила укол совести. А затем и вовсе поняла, что не стоило сравнивать Обито с кем-то. Ох не стоило. Ибо жизнь ее не готовила к тому, что ожидало впереди - там, где на горизонте медленно поднимались проблемы, которые навсегда изменят их. Но кто знает, в какую сторону - в лучшую или преисполненную еще большей болью и страданиями...

***

      Сакура и Итачи сидели около костра и в непринужденной обстановке обсуждали сегодняшнюю тренировку, - и все ошибки куноичи, - когда на поляну неожиданно ввалились Обито и Наруто. Но сделали они это не просто так, а в обнимку и… с бутылками спиртного в руках. Вот лучше бы еды притащили, а не бухло вздохнул Итачи, поглаживая свой несчастный желудок. Две недели в Цукуеми без еды - это еще то испытание для здорового... женского организма.       – Вы где шлялись? – Харуно изумленно уставилась на алкоголь, который неожиданно появился на их празднике жизни.       – Да я обучалась этой его… - Наруто резко повернула голову к своей собеседнице, - как эта способность называется?       – Камуи, - Обито спокойно ответил и плюхнулся на землю возле костра. – Это чучело случайно закинуло нас в какую-то деревеньку. Вот я и решил спиз… ик… стащить парочку успокоительных для наших с тобой нервишек, - и протянул Итачи одну из бутылочек. Тот недолго подумал над таким заманчивым предложением, а затем охотно принял саке. Ибо его нервы требуют срочной реанимации. И алкоголь сейчас – самое лучшее средство.       Сакура настороженно посмотрела на очень опасную штуку в руках нукенинов, - ну а кто его знает. Вдруг в пьяном состоянии они становятся настоящими зверями, - после чего тихим шепотом обратилась к Наруто.       – Может…       Уловив в ее голосе нотку тревоги, Узумаки громко рассмеялась и всучила подруге свою полупустую бутылочку кратковременного счастья.       – Да не парься ты так. Давай лучше выпьем. Мы с тобой это заслужили.       Обито тут же поджал губы и в глубокой иронии посмотрел на девушку в его теле.       – Вы заслужили целый месяц пахать как лошади, - попытался придать своему голосу былой строгости и холодности. Вот только две бутылочки спиртного, которые он уже успел залить в себя, уже давно дали о себе знать. И чакра тут явно была ему не помощником. Так как само тело было не готово к такому стрессу. – А вот я и Итачи, как порядочные и честные нукенины, имеем право культурно отдохнуть. Правда?       Итачи с секунду подумал и ответил на пытливый взгляд Лидера утвердительным кивком, за которым последовал хороший глоток обжигающей жидкости. Заметив, что учитель решил присоединиться к паре, Сакура еще немного помялась для приличия, а потом последовала его примеру. Ибо ее душа также требовала разрядки и веселья. А то работать на износ три дня – слишком сложно и выматывающе. И даже не физически, а морально.       – Раз все в деле, тогда предлагаю тост.       Всеобщее внимание тотчас устремилось к скалящейся блондинке, которая поднялась на ноги и немного приподняла бутылку вверх.       – За вас, курицы. Чтобы ваше нахождение в Акацуки прошло незаметно для нас. И, не дожидаясь остальных, жадно припал к бутылке, за раз выхлебав ее остатки.       – Ну просто мастер тостов, - буркнула Наруто и под тихий смех Сакуры чокнулась с ней керамической бутылочкой. – За наш с тобой успех. Мы справимся.       – Вместе, - Харуно решительно отозвалась и вместе с лучшей подругой выпила за их туманное будущее.       …последняя звезда загорелась на ночном небе, запустив обратный отсчет для роковых событий, ожидающих компанию впереди.       Поддавшись непонятному порыву, Сакура пододвинулась к своему сенсею и облокотилась на руку, пристально рассматривая "свой" профиль.       – Чего? - Итачи чуть не подавился от такого внимания. Вроде сидела, никого не трогала. И дальше бы молчала...       – Итачи-сан, а какой ты? - взгляд изумрудных глаз настороженно очертил бледное лицо и поджал губы. Вот ещё, будет он ей отвечать. И так целый вечер донимала личными вопросиками, так и сейчас побухать спокойно не даёт. Ну ё...       – Сакура, ты чего делаешь?       Итачи следил за тем, как эта мадам беспардонно умостила голову к нему на плечо. И взгляд ещё сделала такой проникновенный. Затем закусила губу и просто стала наблюдать за напрягшимся отступником. К этому его жизнь не готовила.       – Ты хочешь меня соблазнить? - мужское лицо кивнуло, чуть улыбаясь. И было в этих ясных, на удивление, глазах столько искренности и озорства, что Итачи не видел за последние лет десять. - Вообще-то, это твоё тело.       – Оно и так симпатичное, - хихикнула, заставив светлые брови взлететь, - а с тобой стало ещё и сексуальным, - под конец мурлыкнула и, тронув кончиком пальца миниатюрный носик ошарашенного Итачи, тихо захихикала.       – Сакура, ты пьяна, - буркнул он, выказывая вялые попытки освободить из клещей свою руку. - С...       Слова внезапно смолкли, когда над ухом раздалось тихое сопение. Губы тронула усмешка. Маленькая еще подумал он и в порыве провел подушечками пальцев по выступающей скуле. А затем, опомнившись, резко оторвал руку от своего же тела и жадно припал к бутылке. Нет, жизнь точно его доконает.

...

      Whitetree, Ludovico Einaudi, Robert Lippok, Ronald Lippok - Koepenik       Вполуха слушая воркование (по-другому для Обито и не назовёшь) Итачи и Сакуры, Обито сделал еще один глоток саке и в глубокой задумчивости посмотрел на Узумаки. Девушка сидела на поваленном дереве и, опираясь ладонями о покореженный ствол, наблюдала за звездами. Блики неспокойного огня играли на ее изуродованном лице, придавая ему больше мрачности и холодности. Но вот глаза, - зеркало человеческой души, - были полны живого огня и желания познать, где же есть лучшая жизнь. Где люди не мучаются и не страдают. Где нет войн и бессмысленных жертв. И где у каждой сироты, у каждой потерянной души есть родители - те, кто будут любить и защищать своего…       …ангела.       Наруто медленно повернула голову, когда возле нее опустилось ее же тело. Недолго посмотрев в холодные глаза цвета ясного неба, девушка снова вернулась к созерцанию звездного неба. И мыслям о своей нелегкой судьбе.       – Чего приуныла, чучело? – Обито пихнул свою ученицу в плечо, стремясь хоть немного развеять это чертово уныние, склубившееся вокруг нее.       – Думаю о завтрашнем дне, - тихо ответила, не отрывая взгляда от россыпи звезд, которыми усеялось темное небо. – И том, что будет потом, - тяжело вздохнув, посмотрела на притихшего мужчину, невольно попавшего на ее волну апатии и грусти.       – Боишься?       Тихо усмехнувшись, Узумаки мазнула взглядом по Итачи и Сакуре и опустила всю свою апатию, горечь и всепоглощающее уныние на свои руки. А некогда чужие – принадлежащие человеку, который убивает людей и калечит их судьбы. Но сейчас эти самые руки, - кровавые и очерненные человеческой болью и страданиями, - принадлежат ей. И вскоре она тоже окунет их в горячую кровь. Ибо по-другому никак. Ибо теперь это ее жизнь.       – Боюсь, но не Пейна или остальных,- тихо ответила и, услышав удивленное мычание, поспешила объяснить. - Нет, они тоже меня волнует. Но сейчас я боюсь потерять себя. Потерять то, что делало меня Наруто Узумаки. Ведь кто знает, сколько мы еще пробудем в таком состоянии. Может еще месяц, а возможно и все десять лет. И просто представь, что станет с нами, если мы будем жить чужой жизнью. Ты – моей. А я – твоей.       Обито поднес керамическую бутылочку ко рту и, недолго подумав, с тихой усмешкой ответил:       – Не хотелось бы остаться бабой на столь долгий срок.       – А я уже даже начала привыкать к твоему телу, - и перевела совершенно спокойный и лишенный тяжести взгляд на Обито. И когда она посмотрела на него такими чистыми и ясными глазами, когда стерла с его лица всю злость и ненависть, направленные к этому миру, мужчина растерялся.       Рука с саке медленно опустилась вниз, и на душе внезапно стало как-то по-особому тоскливо и уныло. Но не так, как раньше. Не как после смерти Рин, когда из его груди вырвали всё светлое и хорошее. Сейчас эта пустота внутри заполнилась давно забытыми чувствами и мыслями. Надеждами. Мечтами о том, что когда-нибудь это жалкое существование изгоя, убийцы… монстра закончится, и он снова станет нормальным. Просто Обито Учиха. С домом и семьей. С планами на будущее. И верой в то, что любой человек способен стать прежним – тем самым мальчуганом, который мечтал стать Хокаге.       Но… с каждым днем, с каждым убитым человеком эти мысли становятся всё более прозрачными и какими-то далекими. Пройдёт еще немного времени, и вернуться назад, к тому самому мальчику, уже будет совершенно невозможно. Ведь перейдя черту, обратно уже нельзя вернуться.       Хотя…       Я уже давно прошел точку невозврата горько усмехнулся и припал к горлышку бутылки, дабы хоть как-то унять эту фантомную, но очень тянущую боль в районе груди.       - Сейчас уже даже не чувствую, что со мной что-то не так.       Обито резко убрал саке и, посмотрев на глупую девчонку, иронично протянул:       – Э нет, дорогуша. Когда время придет, я хочу вернуться в свою тушку. А то с твоей слишком много проблем. И…       Наруто отрицательно помотала головой, заставляя мужчину замолчать. Но даже не от этого простого и ничего не значащего для него жеста. А от грусти, которой преисполнились его черные как сама тьма глаза.       – Ты не понял, Обито. Тут дело даже не в том, что я нахожусь в теле мужчины, - с тем же спокойствием проговорила, отчего светлые брови сомкнулись на переносице.       – Поясни.       Поймав на себе выжидающий взгляд голубых глаз, девушка развернулась к мужчине вполоборота, отчего теперь он мог полностью видеть свое уродство. И еще больше понимать, что дорожка к нормальной жизни для него постепенно закрывается…       – Я…я не знаю, как это правильно объяснить, но после нашего вчерашнего разговора мне стало проще уживаться с мыслью, что я в теле нукенина. Оно для меня стало каким-то… родным, что ли.       – Ерунды не говори, а то так действительно быстро привыкнешь…       Учиха резко замолчал, когда мужское лицо внезапно приблизилось к нему настолько близко, что он смог разглядеть не только каждый капилляр в этих бездонных ониксах – но и надежду. Надежду на то, что он еще не окончательно потерян для этого мира. И Наруто верит в это. Чувствует, что Обито Учиха еще может отказаться от своего пути и вернуться к свету. Вернуться к жизни, о которой он всегда мечтал. Нормальной, счастливой с теми, кто будет его оберегать и защищать. Кто будет любить так же сильно, как и он. Ведь нукенин, однажды потерявший любимого, во второй раз не отпустит дорогого сердцу человека. И будет беречь свою семью как что-то хрупкое и совершенно бесценное…       – А мне не надо привыкать. Ведь наши с тобой судьбы похожи, - тихо прошептала и положила ладонь на женскую грудь – на то место, где мерно отстукивало маленькое сердце сироты. А теперь оно принадлежит потерянному человеку, который лишился всего в этой жизни. Дома, семьи – любви.       Взгляд голубых глаз медленно опустился на широкую ладонь, от которой исходило необычайно умиротворенное тепло. Словно в этот жест вложили всё самое светлое и хорошее, что могла предложить эта жизнь. Или маленькая, одинокая сирота, мечтающая о крепкой и любящей семье.       – Не думаю, - попытался вложить в свой голос больше суровости и холодности, дабы напомнить этой девчонке, что он – Лидер Акацуки. И…       …ему не нужна ни ее жалость, ни доброта.       Вдруг всё тело напряглось, а дыхание невольно затаилось, когда Наруто внезапно подсела к нему вплотную. Плечо к плечу. Бедро к бедру. А затем, ничего не говоря, лишь улыбаясь, опутала его хрупкое тельце своими огромными ручищами. И заключила в такие медвежьи объятия, что кости отозвались жалобным скрипом, а Обито окончательно выпал в осадок.       Мужчина в шоке покосился на свое же тело, которое внаглую умостило голову на женском плечике.       – Что ты делаешь, Узумаки? – сиплым от изумления голосом спросил, на что девушка коротко пожала плечами.       – Не знаю. Просто обнимашек захотелось.       Светлая бровь резко вздернулась вверх, а милое личико Учиха исказилось таким охуев… охереванием, что мужчина сказать что-то против не смог. Ни возмутиться, ни закричать. Просто смотреть и не понимать, почему у него нет желания отодрать эту пиявку от себя. Почему ему… хорошо сейчас.       Тяжело вздохнув, Обито недолго потерзал себя мыслями и сомнениями, а затем под удивленное хмыканье сложил ручную печать. Наруто даже отстранилась от неожиданности, когда на месте ее же тела образовалось облако, в котором буквально через мгновение возник…       …настоящий Обито Учиха! Только под хенге!       – Я себя нелепо чувствую, когда ты липнешь ко мне в теле мужика, - хмурым голосом пояснил свое решение. – Поэтому давай, чучело, не тяни. А то действие техники недолгое.       Встретившись с суровым взглядом Лидера, девушка буквально на секунду замешкалась, после чего суматошно приняла обличие себя же самой. Губы тронула радостная улыбка, и Узумаки начала жадно разглядывать женскую руку, которая принадлежала ей.       – А почему оно…       Остатки фразы затерялись где-то в омуте замешательства и растерянности, когда ее тело внезапно подхватили на руки и усадили к себе на колени.       – Рот закрыла, а то я передумаю, - Обито пригвоздил девушку тяжелым взглядом, намекая, что не собирается ей объяснять своих мотивов. И Наруто сразу отбросила от себя все вопросы, которые сейчас были совершенно неважны.       Как только Узумаки расслабилась и даже начала ерзать на нем, чтобы устроиться поудобнее, мужчина мысленно простонал и… мягко опутал руками это чучело. Зачем? А вот кто его знает. Может сказался алкоголь. А может на него так сильно повлияли ее слова, что он решил попробовать быть нормальным.       И, к его удивлению, это оказалось не так сложно сделать. Просто усади девушку к себе на колени, обними ее с чуточкой нежности и заботы и дождись, когда она положит голову к тебе на плечо. А потом, незаметно ото всех, просто уткнись носом в ее мягкие волосы и мысленно представь, что это Рин. Что сейчас он держит на руках не глупую девчонку, а свою любимую. И вот тогда во всей этой ситуации можно будет увидеть не только плохое, но и хорошее.       А именно шанс научиться быть хорошим для своей любимой. И маленькая сирота будет идеальным вариантом для проб и ошибок. Жестоко? Бесчеловечно? Несомненно. Но по-другому он уже не может. Да и не собирается, ибо на горизонте отныне замаячил идеальный план отомстить Хатаке – уничтожить то, что он любит. И почему бы не начать с обыкновенной доброты.       Привяжи к себе девчонку, а потом просто выкинь ее       В его деле все средства хороши. И если для мести Какаши нужно пойти на такие крайние меры - он без лишних сомнений сделает это. Даже если потом душа окончательно почернеет от грязи его же поступков...       "Ты послужишь благой цели, Наруто Узумаки. Будешь полезной... и нужной, как ты всегда хотела"       Женские губы растянулись в легкой ухмылке, а в голубых глазах сверкнул огонек безумства. Рука легла на мягкие волосы, и Обито стал ласково поглаживать этого маленького ангела, мысленно причитая, что Хатаке еще получит свое. Он испытает такую же боль. Нужно просто дождаться того самого момента. А пока Обито будет притворяться - и медленно подпускать глупого зайчонка настолько близко, чтобы он потом уже не смог выбраться из сетей обмана и лицемерия...

***

      Слегка подрагивающие пальцы защелкнули последнюю заклепку на плаще, и Сакура в теле Учиха напряженно посмотрела на свою совершенно спокойную подругу. Наруто опиралась спиной о дерево и, держа руки на груди, с абсолютно пофигистичным выражением лица… спала! Вот реально – стояла и дрыхла! Будто ее не волновал тот факт, что они возвращаются обратно в логово к врагам. Так, всего лишь прогулка по минному полю. Пфф...       – Наруто!       Глаз со стороны изуродованной части лица чутка приоткрылся, и девушка отрешенно прошептала:       – Чего?       И всё. Харуно большего не потребовалось, чтобы окончательно понять - подруга сошла с ума. Ибо какой нормальный человек в такой ситуации будет реагировать вот так?!       – Да вообще ничего! Ты готова?! Помнишь, как Шаринган активировать? Как кого зовут? А свои обязанности? А...       – И че ты раскричалась? - мимо прошло блондинистое чудо, удостоив ее хмурым и слегка осуждающим взглядом. Словно хотели показать, насколько же ее поведение неприемлемо. - Бери пример с чучела. Она, походу, вообще не парится.       Наруто даже бровью не повела, когда рядом с ней встал Обито.       – А зачем? Я ж босс, - надменно ответила, отчего мужчина не сдержался и позволил себе посмеяться. Его школа. А затем, схватив свою ученицу за локоть, довольно грубо отодрал ее от дерева и заставил топать за ним – подальше от лишних ушей, которым не стоит знать ни про настоящую личность Мадары, ни про Зецу. Ни про то, как он общается с Узумаки. Их отношения – это только их дело. И родственничку в них лезть не стоит…       Как только пара ушла в лес, Итачи скрестил руки на груди и сурово посмотрел на свое тело. Родное ведь оставляет на растерзание. Зря, что ли, так заботился о своем здоровье?       – А теперь давай…       – Ты помнишь, что должен хоть иногда появляться в больнице?       Итачи даже рот от изумления открыл. Это как бы… ну он хотел устроить ей урок повторения, чтобы понять, насколько всё плохо. А тут его так грубо и нагло перебили. Вот ведь молодежь пошла!       – Помню, - сухо ответил, смотря прямо в свои глаза. И ему сейчас кажется, или в них горит странный огонек. На безумный чем-то похож. – А ты…       – А что нужно избегать Ино? А то она быстро раскусит, что я – это не я.       – Помню, - с кислой миной отозвался, уже даже не пытаясь вставить слово. Ибо это бесполезно.       Сакура спешно подперла подбородок рукой и, закусив накрашенный пальчик, стала суматошно думать, о чем же она еще забыла рассказать.       – А… что с родителями нужно вести себя вежливо?       – Помню.       – И не прекращай обучение Ирьендзюцу. А то тебя так быстро раскроют, - с видом строгого учителя проговорила, отчего Итачи еле-еле сдержал себя, чтобы не закатить глаза к небу. Ну дожили – девчонка учит его шпионажу. Ну оху…короче очень круто.       – Хорошо, - таким же монотонным голосом ответил, в мыслях жалея, что ему досталась именно Харуно. Вон, с Наруто в этом плане меньше проблем – она, походу, вообще похуист по жизни.       Сакура покивала в знак того, что приняла его ответ, а затем невольно опустила глаза на женскую грудь, в районе которой сквозь одежду выпирало два соска. Ну просто замечательное зрелище. Особенно для старых педофилов.       – И лифчик носи. А то это некрасиво.       – Хоро… - тут Итачи запнулся на полуслове, осознав, на что он чуть не согласился. – Тьфу, блять. Сама носи эту фигню. Я – мужик! И эту бабс…       Парень вновь проглотил свое возмущение, когда девушка внезапно сделала неуверенный шажок в его сторону. А затем и вовсе впал в ступор, когда мужские руки легли к нему на плечи. Да так мягко и бережно, что Учиха невольно сглотнул. Ибо совершенно не ожидал такого расклада. Точнее он был совершенно не готов к такому прощанию.       – Мне страшно, - Сакура тихо прошептала, смотря в глаза цвета весны с какой-то надеждой. Словно она пыталась найти в них то, что придаст ей уверенности. Или, наоборот, обнаружит в этих бездонных изумрудах способ справиться со всеми трудностями.       Итачи растерянно покосился на мужские пальчики, которые принялись неторопливо ползти к его ровной спине. И делали они это настолько нежно, ласково… опьяняюще, что всё тело внезапно пробрала странная дрожь. Она окатила его с головой и осела в животе, где возникло уже знакомое и приятное напряжение. Та самая истома, желание, которое с каждой секундой распалялось в тягучий и очень вязкий пожар. Близость своего же тела почему-то опьяняла и бросала в жар. А воспоминание вчерашнего вечера растекалось горячим теплом у него…       …в трусиках.       Глаза резко распахнулись, и ошарашенный взгляд метнулся вниз – туда, где неожиданно стало очень мокро. Возбудился.       – Так.       Сакура слегка опешила, когда парень уперся ей в грудь и довольно грубо отпихнул от себя. А затем стал прожигать таким недовольным взглядом, что, казалось, еще мгновение, и от нее не останется и следа.       – Перестань это, - холодно ответил, возвращая на свое лицо маску суровости. – Я же тебе говорил, что это гиблое дело.       – Почему? – девушка прижала кулачки в груди и расстроенно посмотрела в сердитые глаза. Будто сейчас она совершила самый главный проступок в своей жизни.       После этого поистине глупого почему Учиха аж передернуло. Нервно так.       – Потому что я преступник. Убийца своего клана. И человек, который помогает самой опасной организации захватить этот мир. Вот, почему, Харуно. Поэтому…       Парень продолжал что-то нести про то, что такие люди, как он, всего лишь оболочки себя прежних. Что они не созданы для нормальной жизни. И бла-бла-бла. Говорил он реально много – вот словно бочку прорвало, которую затыкали всю жизнь. А сейчас дали возможность вылить всё дерьмо на глупую девчонку, которая помыслила о невозможном.       Отношения       И Сакура, слушая весь этот бред сумасшедшего, не заплакала от обиды – нет. Она разозлилась. До скрипа зубов и белых костяшек. А еще лютого желания…       …ударить этого напыщенного индюка.       Вдруг лесную тишину нарушил звук хлесткой пощечины, которая стала алым пятном растекаться по женской щеке. Итачи от шока расширил глаза. Рука легла на место ушиба, и внутри внезапно растеклось странное, липкое ощущение… вины. Той самой, которую обычно испытывают люди, когда наговорят сгоряча. И сейчас, впервые в жизни, ему стало стыдно. Стыдно от себя и своих слов. А еще того, что он сорвался и показал посторонним свою внутреннюю боль. И одиночество, которое не перестает душить его уже столько лет…       – Да ты такой же урод, как и твой братец! У вас что, в крови заложено быть ублюдками?!       – Ты…       Сакура резко выставила руку вперед, прерывая весь поток грязи, которая опять польется из женского рта. Хватит. Она услышала достаточно. Достаточно, чтобы понять – если люди сами хотят быть уродами, они ими будут. И с этим уже ничего не поделаешь. Даже если очень хочется помочь им вернуться к свету и нормальной жизни.       – Всё! Можешь не начинать. Я тебя отлично поняла. Поэтому прощай, Учиха, - и развернулась, хлестнув Итачи волосами по лицу. – Скучать не буду.       Высокомерно фыркнула, вскидывая нос кверху, и гордой походкой обиженной женщины направилась подальше от еще одного учиханутого мудака. И вот почему ей так «везет» на мужчин?       – Истеричка, - Итачи тихо фыркнул и резко развернулся на пятках, дабы пойти и… Да без разницы, куда. Главное, чтобы от нее подальше. От нее и её глупых бабских надежд.              «Ох, да тут прямо Санта-Коноха развернулась. Какие страсти, какая экспрессия. Не думал я, что в душе Итачи такой нежный и ранимый»       Обито усмехнулся и отлип от дерева, из-за которого наблюдал за «прощанием» двух голубков.       – Босс-то босс, только не забывай, что об этом знают только Конан и Пейн, - ровным голосом продолжил недавний разговор, когда посмотрел на свою ученицу. - А для остальных ты Тоби - глупый и недалекий мальчик. А еще про Зецу помнишь?       Сидя на пеньке, Наруто утвердительно угукнула.       – К нему не лезть. А если что-то спросит, то морду кирпичом и говорю «Мы точно захватим мир».       – А что там про Пейна? – мужчина встал напротив Узумаки и со всей строгостью посмотрел на ее лицо, которое тотчас приняло крайне задумчивый вид.       – Приходить к нему каждый день в кабинет и говорить, что босс здесь я, - со всей уверенностью ответила, на что Учиха сразу вздохнул.       – Нет.       – Ну тогда чай с ним распивать. А то он, зараза, холодный такой, что аж руки сводит.       – Нет.       – Хм, ну тогда… согревать его одинокими ночами своим теплом.       И тут Обито аж побагровел от злости и ненависти, которая кипела внутри. Вот была бы его воля – свернул бы этой овце шею. Да вот не судьба – тело-то его!       – Блять! Узумаки, только попробуй запрыгнуть на член Пейна. Я ж тебя потом с земли сгною. Или лучше Какаши отдам. Пусть он поразвлекается с твоей тушкой, - и улыбнулся настолько похабно и злобно, из-за чего Наруто резко вскочила на ноги и настоящим коршуномнависла над женской тушкой.       – Обито, хватит! Какаши не педофил! Это у тебя явно… - резко замолчала, когда поняла, что чуть не ляпнула кое-что лишнее. Про его трагичное прошлое. - Ладно, проехали. Я тебя отлично поняла. На глаза остальным стараться не попадаться, Зецу избегать, с Пейном быть на равных. Так?       Мужчина еще недолго похмурился для приличия, а затем ровным голосом проговорил:       – Шаринган.       Наруто мысленно закатила глаза и, кое-как сконцентрировав чакру в глазах, окрасила их кроваво-красным могуществом Учих.       – Пока всё, - Обито в полной мере удовлетворился увиденным. Значит он не зря потратил свое драгоценное время на эту бездарность. - Но через три дня жду тебя с подробным отчетом, что да как. А мы с Итачи пока начнем искать информацию по нашей проблеме. Ну, вроде всё сказал и… все сделал.       – Не всё.       Светлые брови сомкнулись в недоумении, и Учиха выжидающе посмотрел на свое же тело в попытке понять, что он еще мог забыть.       – Обнимашки, - Наруто неуверенно пролепетала, растягивая свои губы в неловкой улыбке.       При виде этого чуда в перьях Обито окончательно убедился, что Узумаки реально безбашенные. Что Кушина была не от мира сего, что Нагато с катушек слетел. А тут в его жизни появился еще один представитель этого «веселого» клана.       – Чучело, вот ты меня поражаешь, - обреченно вздохнул и позволил девушке сгрести себя в крепких объятиях. А затем, уткнувшись носом в мужскую грудь, опутал крепкое тело своими ручками. - Не прошло и трех дней, а ты меня уже в подружки к себе записала.       Получив желаемое, Наруто с широкой улыбкой положила подбородок на женское плечико и глубоко вдохнула аромат этого момента нежности и душевности. Словно сейчас ей подарили не просто объятия, а что-то большее.       Она бы сказала… надежду?       

Или проклятие?

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.