Я полюбил своего врага 93

Афаэль соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Вы когда-нибудь задумывались, что будет, если совершенно случайно забраться в тушку своего врага? А что, если в подобную ситуацию попадет еще и ваша подруга?
Правильно - уничтожить самую опасную организацию изнутри, испортить нукенинам жизнь и...перевоспитать их?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Данная работа - совместный проект с Афаэль, моим соавтором. Поэтому иногда главы мы будем писать совместно, иногда отдельно (там зависит от линий сюжета). Как получится. Ну чтобы вы понимали, что в этой работе соавтор принимает непосредственное участие.
2. Идея пришла совершенно спонтанно. Соавтор предложил, а там уже мы ее развили.
3. Чего ждать от работы? Упоротости, нелогичности и просто море неловких ситуаций. Разгоняем мрачную погоду улыбками и смехом.
4. Некоторые моменты из канона мы изменили и подогнали под сюжет. Поэтому не стоит писать, что это не так было)
5. В работе будут намеки на отношения между...мужчинами. Но не бойтесь - слеша здесь не будет. Это до мозга костей гетовский фф. Просто решили поиздеваться над одним персонажем)
6. Продолжение - по мере возможности и времени.

Глава 6. Мужчина с куриными мозгами, женщина с замашками алкоголика

18 декабря 2019, 08:28
Примечания:
Следующая глава выйдет 31 декабря.
Что касается этой части, тут будет одна... сцена. (Соав.: зато какая! с изюминкой) Автор такое еще ни разу не писал, поэтому ему даже стыдно что-то говорить (и это вам по ушам ездит человек, который одно пвп и пишет, хех).
Короче, читаем и ждем продолжение.
Приятного прочтения!
      Двое нукенинов неторопливо шагали под палящим солнцем. Закинув руки за голову, один что-то насвистывал себе под нос. И как бы не нервировали музыкальные таланты напарника, Сасори периодически морщился и взывал к небу, за что его наградили такой бестолочью в напарники. Сидя в своей деревянной хреновине Хируко, Сасори мысленно выказывая всё недовольство, а на деле лишь грузно вздыхал, заставляя Дейдару периодически скашивать глаза.       — Данна, думаете, джинчурики однохвостого такая уж и сложная мишень? Я уложу его на лопатки за двадцать минут.       — Не будь столь самоуверен, — прохрипела шагающая рядом марионетка горбатого раздувшегося нукенина в чёрном плаще. — Один раз ты уже налажал, и мы теперь вынуждены снова тащиться за однохвостым. Хотя я мог потратить это время на совершенствование новых марионеток.       Дейдара тут же возвёл глаза к ясному небу и выдохнул: начинается.       — Я лишь констатирую факты. А… — тут он замолчал, прислушиваясь к возне в кустах. При пристальном взгляде он заметил Итачи и… Тоби. Они стояли уж слишком рядом — бок к боку — и что-то активно тихо обсуждали. Тоби ещё периодически размахивал руками.       — Эй, Учихи, — позвал двух уёб… товарищей из организации. Смахнув длинную чёлку с глаза, Дейдара ухмыльнулся тому, что те отскочили друг от друга, словно ужаленные. — Вы чё тут делаете, мм?       — Не твоё дело, курица блондинистая, — грубо отрезал Итачи. В этот момент даже Сасори соизволил обернуться, чуть приподнимая в интересе брови, а челюсть Тсукури чуть не до пола достала. «Что за.»       Наруто незаметно ткнула Сакуру в бок, заставляя не палиться. Но отвратительное настроение, которое преследовало её с самого расставания с Учихами, так и норовило выплеснуться наружу. Но, кажется, сейчас Сакура конкретно налажала. Ибо блондинистый паренёк стал тайфуном надвигаться в их сторону.       В этот момент Наруто активировала свой чудо-глазик, конкретно испугавшись, которым Обито с горем пополам научил её пользоваться. И в следующее мгновение отступник Камня пролетел через воздух.       — Ебаные Учихи, ненавижу!       — Опаздываем, — Сасори схватил ругающегося напарника за шиворот и потащил за собой.

***

      В кабинете лидера, как обычно, царил полумрак. Тусклый свет от свечей плясал на стенах большими тенями. Акацуки явно экономили на электричестве.       — Вижу, вам лучше, — безэмоционально сказал Пейн, упираясь губами в скрещённый замок рук на столе. И от его голоса невольно пробежали мурашки.       Однако же Наруто отчётливо помнила слова Обито. Пейн — мой подчинённый. Пейн — моя пешка. Пейн — м…       Узумаки вздрогнула, когда стул со скрипом отодвинулся, и массивная туша лидера оказалась прямо перед её глазами.       — Поговорить надо, наедине, — Пейн стрельнул глазами на Итачи, и тот послушно кивнул и вышел за дверь. И теперь, когда всё внимание сконцентрировалось на несчастной Узумаки, ей стало вдвойне не по себе. Но, уняв внутреннюю дрожь, Наруто прочистила горло и сказала:       — Пейн?       — Знаешь, пока вас не было, я узрел одну интересную истину. Хочешь жить хорошо — начинай жить. Я даже составил наш недельный план и выписал цели, которые надо достичь. Вот, глянь.       Пейн, не дожидаясь Учиху, стал разгребать макулатуру за своим столом, пока в его руках не оказалась нужная страница: — Вот!       И потряс ею, словно флагом.       — И… что за цели? — осторожно спросила, выказывая неподдельный интерес. Ну, конечно, планы Акацуки известны только избранным, и по счастливой (ли?) случайности Наруто оказалась среди них. Тем временем, Пейн стал зачитывать, жадно припав к листку:       — Недельный план: поймать трёх джинчурики и вытащить из них хвостатых, начать с однохвостого. Решить с Какузу проблему финансирования организационных нужд, в том числе пополнить запасы чёрного лака и боеприпасов (это если урезать потребности). Если коротко: дать жлобу в жбан. Далее: привести организацию в божеский вид. Для этого понадобится: добровольцы — 3 штуки (Хидан, Итачи и Дейдара), средства гигиены (материалы Сасори), наличие большой базы, где поместится Гедо Мазо.       Девушка взяла в руки второй экземпляр, написанный быстрым размашистым почерком и выгнула бровь. Благо, под маской не было видно.       — Посадить клумбы около входа и постричь газон? Сделать орнамент на стенах?       — Всё должно быть идеально. Я — Бог, и имею право жить в достойных апартаментах.       — Две бочки саке?       — А лучше три. Для личного спокойствия.       Наруто прикидывала, не рехнулся ли лидер за время их отсутствия. Хоть он и до этого адекватом не блистал, но сейчас от него просто бомбило странностью.       — Так. — Наруто потёрла виски, стараясь переварить факт, что лидер немного… да почему немного, конкретно так поехал крышей! — Пейн, давай отло…       Посмотрев в прищуренные могущественные глаза, Наруто сглотнула и уже тише проблеяла: — когда начинаем?       Пейн довольно хлопнул в ладоши и снова сел за стол: — отлично, иди к Какузу и вытряси с него бабла на всё это.       — Я?!       — А кто, я что ли? Ты у нас всемогущий лидер, — и так злорадно ухмыльнулся, что чуть харя не треснула. Столько сарказма в одной небольшой фразе… Мстит, зараза.

***

      Бурча себе под нос различные ругательства, Узумаки стремительно двигалась по тёмным коридорам, словно летучая мышь, развевая подолом плаща. И на лице сияла неизменная спиралевидная маска с одним глазным отверстием. Чёрт бы побрал этого блядского лидера с его поехавшими замашками. Ну какой нормальный человек посреди леса будет стричь газон? А клумбы зачем сажать?       Пролетая мимо очередной двери, девушка краем уха услышала, как что-то со звучным звоном разбилось. Следом послышался глухой удар, стон и какая-то возня. Отогнав от себя мысли, Наруто уже собралась идти дальше. Но внезапно её за рукав втянули в эту комнату и швырнули об стену. Последнее, что Наруто увидела — громоздкий меч над головой. Который всё приближался…       –… эй, — Наруто с трудом прогнала тьму и приоткрыла глаза. Перед ней на корточках сидел человек. Очень знакомый человек. Она бы даже сказала… — ты в порядке?       — Изыди! — хрипло гаркнула и тут же упала на колени, запутавшись в ногах. Зецу удивлённо выгнул бровь.       Дьявол! Обито ж предупреждал не косячить перед алоэ. Я опять всё испортила!       Поднявшись на дрожащие ноги под слегка прихуе… удивлённый взгляд доисторического существа, Наруто огляделась. Тёмный коридор со свечами на стенах, по которому она шагала, и… алая жидкость на полу. Капли крови.       — Что произошло?       — Итачи-куну совсем плохо. Держится лишь на силе воли, бедняжка. — И ещё оскалился без всякого намёка на сочувствие. Будто бы сам с удовольствием прижучил этого Учиху. Наруто поёжилась. — Боюсь, что не доживёт он до семейных разборок с братом. А ты зачастил уже в обмороки шарахаться. — а вот уже и обвинения.       — Так я это…       Наруто стала на пальцах показывать направления движения, потому что язык отказался говорить. Но в конце плюнула, махнула рукой на всё дерьмо, что пытались на неё повесить, и просто пошла прочь.       — Странный он какой-то.       — Да взрыв сказался, — прохрипела чёрная половина       — Ага, головой знатно приложился, — хихикнул Широ. — Надо за ним присмотреть. Бедняжка может покалечиться. — И исчез в полу, заставив пламя свечи заметно вздрогнуть.

      Наруто чуть ли не бежала к заветной комнате казначея, в мыслях повторяя слова, — точнее приказ Пейна, — взять денег у этого скупердяя и обустроить кабинет начальства. Кресло там удобное прикупить, цветочки живые, тапочки мягкие — с ушками такие. Ну чтобы ногам было тепло и уютно. В общем, потратить кучу бабла на всякую херню.       Однако, к большом ужасу (а может радости) Какузу дома не оказалось. Но на двери висела записка. Наруто сняла с гвоздика аккуратно сложенный втрое листок и развернула: На чёрном рынке распродажа. Ушёл за покупками. Приду к вечеру.       Дальше шли зачёркнутые строчки и корявым быстрым почерком добавлено: Какузу — г№ндон.       Потерев переносицу, Узумаки вновь приколола послание к двери и, воровато оглядевшись, сунулась внутрь.

      Вечером того же дня Наруто решила немного полечить свои нервишки самым действенным и не затратным способом. И нет, это не бухнуть. И не к Лидеру в постель заскочить. А принять ванну. Вот только когда она уже вознамерилась залезть в это ужасное чугунное корыто, то неожиданно поняла, что видок у нее так себе. И тут дело даже не в выстраданном выражении лица, а самом теле. Заросшим густой черной порослью, про которую Обито, походу, вообще забыл. Может в качестве грелки оставил.?       Напевая себе что-то под нос, девушка сидела у зеркала в ванной и усердно натирала «своё» изуродованное тело лосьёном для бритья. При этом мысленно хихикая над реакцией Учиха. Вот он «обрадуется», когда увидит свое идеально побритое тело. М-м-м…       Мужские пальчики взяли с раковины острую бритву и поднесли ее к груди, поросшей черными волосами. Закусив язык, Наруто ловко избавила себя от этого волосатого ужаса и, смыв остатки мужской брутальности, довольно посмотрела на свое отражение.       «О, хоть на человека стал похож…»       Вообще, из двух девушек, Наруто единственная, кто устроил почти настоящую истерику по поводу того, что не знает как пользоваться мужским телом. Сакура же сохраняла бесстрастное выражение лица, когда подруга бегала по комнате и ворчала что-то типа «Капец тут заросли! Как они так могут ходить?». Ей было абсолютно всё равно, уж физиологию обоих полов Харуно знала наизусть. Хотя… она до сих сама сильно смущалась, когда приходилось до себя дотрагиваться внизу.       Как и Наруто, для которой это стало настоящей пыткой. Ведь половой член она видела только на картинках — ну когда таскала у Анко порно-журналы и втихую разглядывала голых мужиков. Мускулистых таких, с большими руками и… другими не маленькими местами.       Узумаки громко сглотнула и опустила глаза вниз — туда, где находилась вся мощь Обито Учиха. И была она ого-го-го!       И баб у него, наверное, много было неловко подумала, когда стала без зазрения совести рассматривать свое хозяйство. И всё бы ничего — вот только густая волосня всю красоту портила. Поэтому, снова вооружившись бритвой, Наруто глубоко вдохнула, мысленно попросила Ками выдержки и терпения, и приступила к самой интимной и сложной части своего тела. Ибо любое неверное движение — и Обито импотент.       Хотя, может наказать его таким образом, м?

***

      Карман плаща неприятно жгло, когда оттуда вытягивалась одна купюра за другой. Словно это сейчас тратили не спижжен… культурно одолженные у Какузу деньги, а ее собственные. Нет, Наруто нельзя назвать экономной и бережливой дамой. Все свои средства она чуть ли не сразу тратит на рамен. Тратила. Ибо потом весь ее бюджет был вовремя отобран Хатаке, который стал неустанно следить не только за ее расходами, но и питанием. Овощи там, здоровая еда, объясняя это ты же будущая мать!       Поэтому сейчас, когда она таскала на своем… чужом горбу кучу пакетов со всякой херней очень нужными вещами для дражайшего Лидера, Наруто медленно офигевала от этой жизни. И того, что творится в организации…       — Нам еще два кактуса и чайное дерево.       Услышав Конан, с которой ее… его отправили за покупками, Узумаки в теле Обито ж передернулась от этого два кактуса. Ведь они зараза колючие. Вон, один раз у Гаары потрогала… кактус, конечно. И ей совершенно не понравилось — ибо потом еще неделю мучалась, пытаясь вытянуть эти блядские колючки. А если такое… оружие попадет в руки Пейна, то ей даже страшно представить, что станет с организацией.       — Может без кактуса обойдемся? — осторожно протянула, пытаясь достучаться до голоса разума Хаюми. Она баба, вроде, адекватная — должна понимать, к каким последствиям может привести эта покупка.       Конан недолго подумала и, припомнив, что в последнее время Пейн стал каким-то слишком нервным, согласно кивнула.       — Тогда две мухоловки. Они очень гармонично впишутся в…       …в этот гадюшник додумала Наруто и, забрав упакованные растения, вышла на улицу. И сразу окунулась в атмосферу абсолютной тишины и паники. Людей не было; все сразу разбежались, когда увидели двух жутких людей в черных плащах со знакомым рисунком. Слава Акацуки бежит быстрее носа их Лидера, который любит совать его во все места. Вот и сейчас Наруто и Конан шли по абсолютно пустому городку, что находился где-то в центре Страны Огня. И если раньше жизнь здесь била ключом, то сейчас… тишина. Даже перекати-поле не носится по дорожкам.       — Вот ты мне объясни, зачем мы платим за всё, если можно своровать?       Конан в ответ на вопрос Мадары изумленно выгнула бровь, мол совсем идиот?       — Мы уважающая себя организация, Мадара. Поэтому никогда не опустимся до такой низости, — с ноткой гордости ответила, высоко вскинув нос. При этом прижимая к своей груди плюшевого мишку, которого она с превеликой радостью вручит Итачи. Чтобы он брал его на миссии и вспоминал о ней. Эх, еще надо подушить!       «Ну да, воровать — это плохо, а людей крошить направо и налево — это благие цели» Наруто нервно усмехнулась и поправила тонну пакетов, навешанных на ее бренной тушке. И вот почему Обито не предупредил ее, что она попадет в такую кабалу?       — Куда теперь? — безнадежно прохрипела и запрокинула голову назад; солнышко печет — жарко… А еще пить хочется, и рамена десяток порций. Ну и бабу… ой… мужика. Короче тело, которое поможет ей снять напряжение.       — За тапочками, — Конан торжественно объявила и с ноги открыла магазин текстиля.

***

      –… вно уже говорил, негоже вам под солнцем без шляпки ходить. У вас волосы чёрные, плащ чёрный. Неудивительно, что вы слегли.       Сакура чуть приоткрыла глаза, мутным взором разглядывая люстру на потолке. Мысли просыпались с трудом, словно слипшиеся пчёлы в своём перевернувшемся улье. Но когда сознание прояснилось, накрыла лёгкая волна паники.       Где она? Что с ней сделали? Ещё этот голос смутно знакомый.       — Где я? А ты кто?       — Ну вот, уже галлюцинации начались. — Кисаме упрямо упёр руки в бока и стал в позу заботливой мамочки. Затем плюхнул на лоб и глаза Сакуры мокрое полотенце, пахнущее чем-то подозрительным.       — На вот, выпейте отвар чудесный. Вам и легче сразу станет, — Кисаме пихнул в ослабевшие руки чашку с вкусно пахнущим раствором. Сакура заинтересованно повела носом.       Зверобой, мелисса, цветки липы… ммм, кажется, ромашка, да. И где только нарыл? И откуда вообще узнал?       И на вкус жидкость оказалась довольно неплохой, с горчинкой. Сразу навеяло воспоминания о доме. Коноха. Множество зелени вокруг. Цветы растут чуть ли не на дороге, а за важными травками далеко ходить не надо — есть теплицы, а есть… уже знакомые места за деревней. Там, где Сакура может побыть одна. Там, где она хорошо знала свою цель.       А вот это не хорошо… внутренности Сакуры ухнули куда-то в кишечник и по позвонкам пробежал холодок, когда она почувствовала эту чакру. Мрачную, холодную и колючую, так и норовившую заморозить взглядом. Но Сакура не могла смотреть — мешало полотенце.       — Сколько? — бесстрастно поинтересовался человек и провёл подушечкой пальца по сонной артерии, заставив Сакуру заметно напрячься. Да и Кисаме как-то притих.       Переспрашивать было страшно. Снимать полотенце и смотреть в глаза… смерти — ещё хуже. Но что-то подсказывало Харуно, что Зецу спрашивает о болезни. И скорее, о времени.       О том, сколько Итачи осталось жить.

***

      — Пейн, можно вопрос?       — Слушаю.       — Почему я, Мадара Учиха, Великий и Ужасный Лидер организации должен… красить твой кабинет?!       Сидя в своем кресле, при этом закинув ноги на стол, Нагато перелистнул принесенный журнал и флегматично ответил:       — Это в твоих же интересах. Начальство должно заботиться о своих подчиненных. И тогда продуктивность их работы будет больше. Поэтому продолжай, а то у меня в последнее время совсем настроение пропало. Думаю вот в Коноху сгонять…       Глаза расширились от шока, и Наруто в панике плюхнула кисточку в банку с краской. Несколько капель брызнуло на ее изуродованное лицо и черную футболку, но девушка этого даже не заметила. Ибо перед глазами замаячили страшные картины того, как Пейн уничтожает ее деревню. А этого она никак не может…       …допустить.       Вдруг нога соскользнула со стремянки, заставив лицо исказиться растерянностью — сейчас будет беда. Тело Обито полетело к холодному полу; банка краски выскользнула из рук. Последнее, что увидела девушка, стала белая жижа, летевшая ей прямо в морду. А потом весь мир погрузился во тьму.       …по телу растекается что-то холодное, пронизывающее до самых костей. Хочется избавиться от этого липкого ощущения и как можно скорее окунуться в горячий источник. Глаз незаметно приоткрывается; и тут же в панике захлопывается обратно.       Рыжий черт — прямо над ее лицом. Смотрит, зараза, изучает своими безжизненными глазищами. А еще лапает за всякие места! Словно изучает свою потенциальную жертву, которую он закинет в горящий котел…       «Так, какой черт?! Какой котел? Где я вообще?»       — Мадара, ты живой? — вдруг спросили, отчего Наруто резко распахнула глаза. И в то же мгновение узрела Пейна, морда которого была как-то слишком близко к ее моське. Дернись вперед, и она снова ощутит на своих губах этот могильный холод. Бр-р! Не самые приятные ощущения.       — Я жива… А ты чего делаешь?       Опустила взгляд вниз и мгновенно пришла в неебическое состояние шока, когда увидела свою тушку в… воде! Да еще и ледяной, сука!       Но даже не от этого Наруто опешила больше всего. А от вида ее абсолютно голого тела!       — Ты наебнулся со стремянки и опрокинул на себя краску, — безжизненный голос Пейна заставил девушку нервно хихикнуть и поспешно прикрыть свое интимное место широкими ладонями. Чтобы на ее достоинство не пялились всякие Лидеры! — Ты чего делаешь?       Нагато слегка наклонил голову на бок и в искреннем удивлении посмотрел на жутко красное лицо Мадары. Он что… смутился его?       «Но он сейчас так мило выглядит… Прямо как Яхико…»       Настоящее тело Пейна, висящее в жутком устройстве, позволило своим потрескавшимся губам дернуться в мягкой улыбке. Все-таки этот Мадара очень похож на погибшего друга — и характером, и внешностью; сразу сбивает с нужных мыслей.       Пейн спешно помотал головой, отгоняя от себя светлый образ Яхико. Того самого Яхико, к которому он когда-то испытывал очень нежные, но такие запретные чувства. И если вначале они строились лишь на уважении и почитании его идей, то потом появилось совершенно иное, более платоническое желание…       — А… а почему я в ванной? — пискнула Наруто, выдергивая Лидера из его воспоминаний.       Безжизненный взгляд перекочевал к изуродованному шрамами лицу, и Пейн ровным голосом ответил:       — Чтобы поскорее смыть всю краску.       «А про растворитель мы не знаем, даттебайо» Наруто мысленно хлопнула себя по лицу, обреченным стоном крича о том, какой же Лидер идиот! И как он еще на своем посту удержался?!       — А почему вода холодная?       Пейн озадаченно хмыкнул и резко опустил руку в ванну, вынудив Наруто инстинктивно подтянуть колени к груди. А то хватит еще своей ручищей за нужные места. Как ей потом перед Обито отчитываться за его импотентное тело?       — Хм, мне казалось, что горячая, — и поднял озадаченный взгляд к кранчикам, которые он… перепутал. Повернул не с красной пимпочкой, а с голубой. Вот и получилось, что Мадара сейчас сидел весь синий и трясущийся от холода. Бедняжка.       Немного подумав и решив, что Учиха, скорее всего промерз до костей (отчего даже двигаться не может), Пейн слез с бортика ванны и потянул руки к охуевш… охеревшей Наруто. Та, осознав, что до нее сейчас будут домогаться, истошно закричала, перейдя на фальцет.       — Не трогай! — и попыталась выпрыгнуть из ванны. Да вот только и тут ее постигла очередная неудача; копилка позора растет.       Пейн даже сделать ничего не успел, как вдруг его схватили за плечи, — случайно, конечно, — и насильно затянули в воду. Грузное тело Тендо пригвоздило тушку Мадары к потертому дну. А лицо, исказившееся всевозможными эмоциями, уткнулось в испещренными шрамами грудь; Наруто затаилась — ощутила холодные губы своей кожей. Обито ее точно убьет.       — Хей, Мада…       Сакура в теле Итачи как открыла рот, так и оставила его распахнутым от искреннего шока и неверия. Ибо увидеть абсолютно голую подругу в одной ванне с Лидером… довольно необычное зрелище. Не, в Пейне есть что-то эдакое, — опасное, сексуальное. Но, блять! Это ж не повод лезть к нему в штаны!       — Ой… А вы тут, я смотрю…       — Итачи-сан, Вы куда… убежали.       Нагато в мыслях прибил каждого в этом логове, когда за спиной щупленького Итачи возникла гробина в виде Кисаме. Вот кого-кого, а эту образину он хотел видеть меньше всего. Это ж такой удар по авторитету!       — Чего надо? — ледяным, как сама вода, голосом проскрежетал, отчего Наруто от страха зажмурила свои стеклянные глаза. Вот же она попала!       — Да мы… на миссию уходим… — Сакура растерянно протянула, встретившись с угрожающим взглядом Лидера. А затем, ощутив мощный выброс жуткой Ки, поспешила свалить вместе с Кисаме. А то чакроприемник в задницу как-то не хочется получить…       Как только лишние глаза исчезли, Пейн терпеливо выдохнул и посмотрел на лицо своего начальства. Жутко красного и… возбужденного.       — Тебе же холодно, — произнес это больше как утверждение, когда ему в живот стал упираться каменный член Учиха. И от этого все рецепторы его мертвого тела моментально заполнились странными ощущениями. Желанием?       — Ты… ты меня смущаешь!       Нервно выпалила и в порыве неловкости накрыла пирсингованную морду Пейна ладонями. И попыталась отпихнуть его подальше, дабы не испытывать на себе тяжесть его взгляда. Вот только в этот раз Лидер решил не быть истуканом или послушным мальчиком — а сделать то, что внезапно пришло в его дурную головушку. И плевать, что потом будет стыдно. Он много лет затаптывал в себе эти желания и чувства! Пора быть решительным!       Холодные пальцы вцепились в запястья Учиха и насильно завели его руки за голову. А тело, скрытое за отяжелевшим плащом, удобненько разместилось промежностью на паховой области охуев… охеревшего от этой жизни Мадары. Глаза цвета ночи покрылись толстой пеленой шока. Рот приоткрылся в немом вопросе. А внизу живота отчего-то стало приятно тянуть; проблема.       — П-пейн… Ты ч-чего творишь? — тонюсеньким голосочком прохрипела, заставив губы Лидера исказиться в жуткой ухмылке.       — Лежи спокойно, Мадара. Хочу кое-что попробовать.       И под удивленное мычание проник холодным языком Учиха в рот, вынудив того дернуться и шокировано округлить глаза. А затем и вовсе выпасть в прострацию, когда ее… член Обито оказался в ледяной ладони Лидера. Тело содрогнулось от новой волны дрожи, вызванной далеко не собачьим холодом. Эти мурашки были преисполнены горячим, опьяняющим теплом, которого Наруто хотелось получить еще больше. Настолько, чтобы тягучее напряжение внизу живота, наконец, пропало. И сейчас она согласна даже на Лидера…       — М-м-м… Пейн… Пусти… — жалобно заскулила, когда ледяные поцелуи Пейна перетекли на шею.       — Я же сказал, — утробно прорычал и еще сильнее сжал мужские запястья, пресекая все попытки сбежать, — лежи и не…       Озадаченно смолк, когда его тело внезапно зажали коленями и красноречиво показали, что сбегать никто не собирается. Ему… ей, наоборот, хочется, чтобы Лидер продолжал. Чтобы он не медлил, не мучил ее — а подарил частичку своей опасной и до жути холодной любви.       — Руки, идиот, отпусти… ах!       И большего Нагато не потребовалось, чтобы его пальцы разжались и отпустили Мадару. Получив свободу, Наруто тотчас вцепилась в плечи Лидера и, зажав его мокрую ткань плаща, безумно сладким голосочком прохрипела:       Быстрее       Пейн в ответ громко сглотнул и поднял на расслабленное лицо Учиха озадаченный взгляд. Рука самовольно прошлась от корня до пульсирующей головки, отчего из груди Мадары вырвался блаженный стон; лицо Тендо исказилось растерянностью. В голове вспыхнула мысль довести брюнета до настоящего исступления, дабы посмотреть на его эмоции в порыве экстаза и внеземного удовольствия. Рука сделала еще одно движение по твердому члену; собственный начало приятно тянуть — мысли и желания настоящего тела слишком велики. Пробудят даже мертвеца…       — Тебе нравится?       По ушной раковине прокатилась волна разгоряченных мурашек, и с искусанных губ Наруто слетел невыносимо блаженное да. Да! Ей было чертовски приятно. Контраст холода и тепла заставляли ее тело дрожать от невыносимого желания. А руки, ведомые приятными ощущениями, которые приходили с каждым движением по своей плоти, вынуждали девушку вжимать Лидера в свою грудь. Неосознанно; под властью своих желаний. Но даже этого хватило, чтобы Пейн стал действовать быстрее и настойчивее.       Его рука скользила по члену Учиха — то быстро, то медленно. Несильно сжимала и с особым трепетом массировала головку, заставляя Мадару стонать… как сучку! И от этого в непомерное возбуждение приходил уже Пейн. И чтобы поскорее познать новую сторону этой запретной любви, чтобы унять свое желание и напряжение, мужчина начал действовать еще активнее, даже агрессивнее. А Наруто отвечать ему сдавленными стонами, постепенно переходящими в крики.       Зецу, который вначале подслушивал этих бесстыдников, тактично свалил — ибо дрочить было нечего!. А Конан, проходившая мимо комнаты Мадары, аж в ступор впала, так как отчетливо ощутила чакру Нагато. И это открытие мгновенно навело ее на мысль, что… нужно бы подловить Итачи и «подарить» ему мишку. А то давно они не «играли».       — Да… Пейн… Я… я… сейчас…       В глазах вспыхнул Мангекьё Шаринган, и Наруто неосознанно активировала способности своего тела. Мгновение — и рука Лидера хватает уже не теплый и нежный член Учиха, а воду. И осознание, что эта скотина сбежала!       — Сука! — гневно рыкнул и за неимением иного выбора вылез из воды, в мыслях придумывая достойную месть для этого придурка. Из ладони вылез чакроприемник, и мертвые губы исказились в безумной ухмылке. О да, он знает, как наказать этого Учиха!       …Хидан даже дернулся от неожиданности, когда из коридора внезапно донесся безумный хохот.       — И чего тебе, уебок рыжик, там весело? — и, покрепче ухватив иголку, продолжил пришивать свою голову, пытаясь понять, за что он получил пиздюлей от Какузу. Еще о каких-то деньгах орал…

      — Кисаме, подожди, мне это…       Выйдя из логова, Хошикаге бегло осмотрел густой лес, раскинувшийся в округе, после чего перевел пронзительный взгляд к своему напарнику.       — Вы бегите, бегите, Итачи-сан. Терпеть нельзя. Лучше дома сходите, а то путь долгий — а Вам почки нельзя морозить, — и осклабился, заставив Сакуру дернуться и ответить ему что-то совершенно невнятное. Она как бы не в туалет планировала забежать, а в свою комнату за настойками, о которых благополучно забыла. Но пусть эта жуткая мамочка считает именно так. А то еще начнет лекции читать, что ей нужно принимать, а что не нужно. Сакура как бы лучше знает, какие настойки и лекарства полезнее!       В общем, вернувшись обратно в могильник, — а по-другому она это место не может назвать, — девушка стала быстро лавировать по темным коридорам, попутно пытаясь понять — какого черта делает Наруто?! Ведь если Обито узнает, он же ее со свету сживет. Да и Лидер хорош… плавать в одежде с мужиком. Голубчиками попахивает.       «Надо бы с ней поговорить и объяснить, чтобы она не сильно палила контору. А то…»       Сакура резко остановилась, когда мимо ее лица внезапно пролетела… бумажная бабочка! Взгляд черных глаз завороженно проводил этот шедевр за угол, и Харуно неосознанно последовало по следу бумажного оригами. Шаг, еще один — и вот она останавливается напротив двери, расположенной в самой удаленной части логова; странно. Брови смыкаются на переносице, и пальцы ложатся на проржавевшую ручку двери. Раздается жуткий скрип — девушка в теле парня ошарашенно замирает в пороге.       — Ой… — только и смогла выдавить из себя, когда уткнулась взглядом в Конан. Точнее ее грудь, обрамленную шикарным кружевным бельем.       Как только глаза бегло осмотрели сие полуголое явление, Сакура невольно сглотнула и в то же мгновение ощутила, как в штанах стало как-то слишком тепло; возбудилась. Хотя, она даже спорить не будет, что вид Ангела в одном нижнем белье даже у нее вызывал восхищение. Ибо девушка была очень красива. А этот плюшевый мишка в ее руках так вообще делал Конан самой милой и няшной преступницей в мире.       — А я уже боялась, что ты ушел.       — Я?! — Сакура изумленно ткнула себя в грудь и на всякий случай осмотрелась по сторонам, дабы убедиться, что обращаются именно к ней. Точнее Итачи. А раз так, то…       Вот же мудак! И почему он не сказал, что трахается с этой куклой?! мысленно рыкнула и уже хотела уйти, как вдруг Конан превратилась в бумажный поток и тотчас возникла напротив Сакуры. Девушка сразу насторожилась; назревает что-то нехорошее.       — Ты куда? — Хаюми тихо промурлыкала и резко подалась вперед, заставляя парня прижаться спиной к холодной стене. Сакура в теле Итачи ошарашенно округлила глаза, когда небольшие груди стали упираться в ее тело. А само тело очень бурно реагировать. К плоти быстро потекла горячая кровь, а руки стали подрагивать в желании прикоснуться к этой красоте; дыхание резко сбилось — в помещении стало очень жарко.       — Мне… мне надо на миссию, — сиплым голосом прохрипела и тут же пришла в еще большее изумление. Это сейчас она сказала?!       Конан тихо усмехнулась и положила ладошки на мужские плечи, постепенно приближаясь к растерявшемуся лицу Итачи.       — Ну Кисаме может немного подождать… — игриво протянула, отчего Сакура в конец выпала в осадок. Что она там говорила про Наруто? Неправильно всё это? А тот факт, что один учиханутый мудак не предупредил, что пехается с Хаюми — это нормально?!       — Не думаю, — ловко вывернулась и отошла от Ангела на шаг назад, кривя свои губы в нервной усмешке. Вот же она попала.       Осознав, что Итачи… убежал от нее, Хаюми неопределенно хмыкнула и резко стерла с лица все эмоции, показывая свою не самую мягкую и добрую сторону. Она как бы уже настроилась на хороший секс, а тут ее решили знатно обломать!       — Иди сюда, — холодно приказала и недобро сузила свои глаза, заставив Сакуру громко сглотнуть.       И отступить еще на шаг назад.       — Простите, Конан-сама, но мне действительно нужно бежать.       Услышав, как он ее назвал, девушка буквально на секунду озадачилась, а потом расплылась в загадочной улыбке; поиграть решил — вот шалунишка.       — Ты очень плохо себя вел на этой неделе, Итачи-сан. И тебя нужно наказать, — томно прошептав, стала наступать на охуев… охеревшую Харуно, которая начала панически думать, что же ей делать. Убежать? Хм, не думает она, что от этой дамочки так просто улизнуть. Драться. Тоже не вариант — силы явно неравны. Быть изнасилованным? Она как бы вообще не рассчитывала с девушками спать. Мужика ей хочется.       — Может лучше без наказания? — быстро зашла за стол, тем самым увеличив расстояние между ней и взбесившимся Ангелом. И какой Джирайя ее там укусил? — А то Лидер…       — Сейчас твой Лидер — это я. И я тебе приказываю раздеться и взять меня, Итачи.       Забралась на стол и сексуально прогнулась в пояснице, из-за чего в штанах Учиха стало совсем тесно; ситуация выходит из-под контроля. Нужно срочно линять!       — Извините, Конан-сама! Но я не могу! — Сакура истошно заорала и пулей понеслась на выход. Расстояние до спасительной двери сокращалось, извращенка не устроила погоню, ибо просто охуел… охерела от произошедшего. А в голове носилась одна единственная мысль — при встрече убить Итачи! И вот, когда пальцы дотронулись до металлической ручки, весь мир неожиданно окрасился в белый цвет. Перед глазами вспыхнула яркая боль, а затем появился странный шум в ушах.       …рядом кто-то тихо перешептывается, а тело ломит настолько, что даже шевелиться не хочется; ощущения, словно ее закрутили в тугой узелок.       — Черт… — болезненно прошипела и с неимоверным трудом разлепила веки. И тут же наткнулась на тьму, которая сразу заставила Сакуру подорваться с кровати. Повязка была безоговорочно содрана с глаз, а ошалелый взгляд начал метаться по… ее комнате!       «Так, что я здесь делаю? Неужели это был мой сон? Хотя лучше сказать — кошмар»       Еще раз осмотрелась по сторонам и тут же заметила у прохода Кисаме, Лидера и… Конан! Как только последняя попалась ей на глаза, Харуно тотчас запаниковала, чем сразу привлекла к себе всеобщее внимание. Первым к ней приблизился, точнее подлетел радостный Кисаме, лицо которого излучало целый спектр эмоций.       — Итачи-сан, как я рад, что Вы очнулись! — и сгреб напарника в медвежьих объятиях, от которых у Сакуры аж кости затрещали.       — За… задушишь.       Услышав тихий писк возле самого уха, мужчина спешно отстранился от напарника и с налетом паники стал осматривать это хрупкое создание на предмет новых травм.       — Вот совсем Вы себя не бережете, Итачи-сан, — осуждающе покачал головой, качая перед его лицом каким-то пузырьком; очередная настойка по бабушкиному рецепту — эффекта ноль, но штырит знатно. И никакое саке не надо. — Как Вы могли забыть о своих настойках! Я…       — Погоди, погоди, — Сакура быстро пресекла поток бессмысленной речи, дабы понять одну очень важную вещь. — Что со мной случилось?       — Ты упал в обморок, когда столкнулся в коридоре с Лидером.       Сакуру аж передернуло от этого металлического голоса, раздавшегося со стороны Конан. А вот это уже интересно подумала она и перевела настороженный взгляд к Пейну. Неужели всё это было результатом ее бурного воображения? И Хаюми не приставала к нему… ней?       — Если тебе лучше — отправляйтесь на миссию.       Лидер холодно проговорил и, взметнув полами плаща, словно большая летучая мышь крыльями, вышел из комнаты, хмурым взглядом утягивая напарницу за собой. Как только эти товарищи ушли, Сакура протяжно выдохнула рухнула обратно на подушку. Нет, она не доживет до возвращения в свое тело. Вон, уже галлюцинации начались…       — В следующий раз будешь сама отмазываться перед подчиненными, поняла?       Виновато опустив голову, Конан посмотрела на Пейна из-под полуопущенных ресниц, всем своим кротким видом показывая, как же ей стыдно.       — Я таблетки перепутала, — робко пискнула, отчего Нагато просто в осадок выпал.       — А нахера ты вообще виа-гру покупала? — а потом, подумав над чем-то, махнул рукой и свалил обратно в кабинет. И вот с кем он вообще работает? А Хаюми еще немного постояла в полном одиночестве, а затем довольная пошла за мишкой, которого оставила в том помещении. Всё равно будет так, как она скажет.

***

      Путь пролегал по обычным просёлочным дорогам.       Сакура мысленно подозревала, что болезнь этого тела нещадно прогрессирует и с каждым днём сокращает жизнь. Поэтому, в глубине души отчаявшись, что она не успеет вернуться в своё тело (ведь что они в Акацуки делают, кроме как пытаются выжить? Это Обито и Итачи в их телах пытаются нарыть информацию в архивах), девушка радовалась каждому дню.       Харуно подставила бледное лицо солнечным тёплым лучам, улыбаясь. Да вот незадача — ей бы с мордой-кирпичом ходить, не привлекая внимания, а она улыбки всему живому шлёт.       Кисаме Хошикаге был человеком старой закалки. Кровавый туман, революции, все дела. И потому его мозг отчаянно не мог принять тот факт, что Итачи-сан, его лучший напарник за все времена, может скоро умереть. Да невозможно это! Максимум, что случится — это встреча братков, которая закончится тем, что Итачи-сан либо прикончит младшего брата, либо хорошенько отметелит, что б даже через неделю не смог встать. Живя рука об руку уже несколько лет, Кисаме ясно представлял первый вариант. Без сомнений.       Но не сейчас у него на глазах (внимание!) счастливый Итачи (!) улыбается, (!!!) смеётся и прыгает вокруг своей оси за бабочками. Одна села ему на лицо, заставив глаза сойтись на кончике носа; эта картина позабавила мечника.       Неужели Итачи-сан радуется жизни на последних днях? эта мысль прочно засела в огромной голове, забитой помимо прочего различными кровавыми воспоминаниями. И желаниями убивать. Но для напарника Хошикаге разгрёб отдельное чистое местечко, где мысленно сажает парня перед собой и начинает… хлопотать над ним, как настоящая мамочка. И это совсем не казалось ему странным. Наоборот, Кисаме чувствовал за собой обязанность заботиться об Учихе. И стойко решил следовать этим путем до самого конца, мысленно прося Ками, чтобы Учиха прожил долгую и счастливую жизнь.       …Хошикаге остановился на перепутье и напряженно посмотрел в ту сторону, где ощущалась его цель. И именно его. Ибо жалкая группа сопровождения с очень ценным грузом не стоит ни времени, ни усилий такого светлого и доброго человека, как его напарник.       — Итачи-сан, чтобы выполнить задание, необходимо разделиться. И даже не спорьте. Ваше здоровье нужно беречь, в таком-то возрасте!       Желающую что-то возразить быстро заткнули взглядом и потащили в сторону какого-то ветхого зданьица, больше напоминающего прокуренный друхэтажный паб, а не единственную в радиусе на десять километров гостиницу. Сакура сморщила нос, едва сделала шаг внутрь. Но, наверное к счастью, на неё никто не обратил внимания. Если в других поселениях все, кто знал эти фирменные плащи в красную тучку, с криками бежали прочь, то тут — тотальный игнор.       Кисаме хлопнул товарища по плечу, оскалился и подтолкнул внутрь, как бы говоря этим: даже не думайте идти со мной, берегите здоровьице. Да в принципе Сакура-то и не возражала. Пусть катится на все четыре стороны.       Вздохнув, Харуно осмотрелась. Кругом противный запах сигарет, пота и спирта. Люди (в основном мужчины) громко гоготали за столами и пьянствовали, некоторые бесчинствовали, меряясь силами. Барная стойка была занята лишь… девушкой? Мало того, блондинкой?! Так, стоп. Сакура эту шевелюру в два хвоста узнает из тысячи.       — Что вы тут делаете? — тихо рявкнула, на что Обито чуть саке не выплюнул от неожиданности. Скосив на… тело родственничка хмуро-удивлённый взгляд, тот откашлялся и… отвернулся. Сакура вскинула брови. — Эй, я тебя сп…       Сакура заткнулась, увидев, как тело подруги беззвучно сотрясается в рыданиях, а голова уткнулась лбом в ладони. Осторожно заглянув в лицо собеседника, Сакура успокоилась — не плачет, лишь подвывает.       — Хей, что случилось? — осторожно спросила, присаживаясь возле Обито. А тот на нее лишь покосился, промямлил что-то бессвязное и вцепился в бутылку саке в надежде отвлечь себя от самых ужасных мыслей. Ну надо же было до такого докатиться…       Сломав нос какому-то пьяному обмудку, шлепнувшего его по заднице, Итачи обогнул барную стойку и тут же замер в удивлении, когда увидел своё тело в компании чуть ли не рыдающего Обито; глаза ошарашенно округлились. В голове завертелись шестеренки в попытке понять, какого черта Сакура забыла в самой заднице мира. И пока никто не опомнился, схватил свое же тело за локоть и утащил в сторонку — при этом по пути сломав еще пару ребер. Ибо она… он девушка приличная! И всякой швали трогать свои невинные места не позволит! Он сам их потрогает… Точнее помоет, да.       Оказавшись в более менее уединенном уголке, Итачи в теле девушки вжал Сакуру в стену и с суровым видом упер руку около ее головы.       — Привет, — девушка робко убрала чёрную прядь за ухо, чуть улыбнувшись. Учиха же недоумённо скривился.       — Ты чего тут делаешь? — довольно холодно спросил, бегло осматривая свое тело на предмет травм; вроде всё цело — уже радует.       Щеки внезапно защипало, и Харуно неловко потупила взгляд, не решаясь смотреть своему собеседнику прямо в глаза. И плевать, что это именно ее глаза. В данный момент они излучают совершенно другую — загадочную, опасную и очень манящую ауру. И в такой тягучей близости хочется раствориться каждой клеточкой своего тела. Чтобы наконец понять, каков же Учиха на самом деле. Такой же холодный и безэмоциональный? Или горячий, опаляющий, как и его буйная стихия…       — Так это, миссия у нас. Ну, точнее, Кисаме отправил меня сюда… сказал набираться сил. А сам пошёл по делам.       Сакура увидела, как веко изумрудного глаза дёрнулось. И в следующую секунду Итачи сомкнул холодные пальцы вокруг ее шеи.       — Какого чёрта ты творишь?! — гневно прошипел прямо в лицо, пытаясь задавить в себе жгучее желание убить эту дуру. Он думал, что хоть у этой розоволосой курицы есть мозги. Ан нет — ошибся. В Конохе, видимо, еще в Академии вынимают эти ненужные бабам извилины! — Вздумала слабину показывать? Не смей! Акацуки слабых за километр чуют, моментально убьют! Тем более Кисаме. Его практически невозможно обмануть.       Ну-ну, невозможно в безмерной иронии подумала Сакура, когда хватка парня ослабла, а затем и вовсе пропала. Кричать на нее, ругаться — бесполезно. Нужно объяснять спокойно; с чувством, толком и кулаком по пустой голове!       Как только от Итачи перестало фонить чудовищной жаждой крови, Харуно облегченно выдохнула и бесшумно засеменила за своим учителем. Итачи, пребывая в не менее подавленном состоянии, опустился на табуретку возле Обито и жестом показал бармену, что ему надо выпить. И желательно побольше. Ибо в голове еще свежи воспоминания того, как до него домогался родной, сука, брат!       — А вы вообще чего здесь забыли? Коноха же очень далеко.       Скосив потерянный взгляд на свое тело, которое опустилось с другой от него стороны, Итачи махнул рукой, мол «долгая история». И невольно взглянул на родственника, который поглощал пиалы с саке одну за другой. Словно это хоть как-то могло помочь с тем пиздецом, который им всем устроила Наруто. Воистине правдивы слова, что Узумаки — это клан дьяволов. А Джинчурики Девятихвостого — самая главная проблема этого мира.       — А я как раз не тороплюсь, — Сакура флегматично отозвалась и взяла наполненную для нее пиалу. Две керамические чашечки чокнулись, и пара опрокинула в себя обжигающую жидкость; сразу стало как-то легче — градус напряжения мгновенно снизился. — Кисаме пошел миссию выполнять, а Наруто… — и тут девушка внезапно вспомнила, что чакра подруги как-то резко пропала из логова. Словно Наруто… исчезла? — Наруто к вам случайно не заглядывала, а то она…       Внезапно сбоку послышался хруст раздавленной пиалы со спиртным, после чего последовал выброс злобной Ки. Итачи и Сакура невольно сглотнули и настороженно взглянули на Обито, лицо которого перекосило настоящим безумием. Некогда голубые глаза запылали лютой злостью, и с губ слетело одно единственное слово:       — Убью…       Харуно от ужаса расширила глаза, когда поняла одну вещь — про Пейна Обито мог узнать только от одного человека. И этой блондинки как раз нет… А еще эти подозрительные пятна крови на одежде Узумаки. Не прирезал ли он Наруто.?       Итачи же на реакцию псевдо-Мадары лишь сокрушённо покачал головой, мол слава Ками у меня не… блять. Сглотнул, вспомнив, КАКИЕ у него в Конохе дела и понял, что даже под пытками ничего Сакуре не скажет. Никто не должен знать, что он делал прошлой ночью. Никто.       …время шло, солнце медленно клонилось к горизонту, а барная стойка всё больше и больше порастала пустыми бутылками из-под саке. Но выпитое спиртное ни на йоту не смогло унять страхов и опасений Сакуры. Ведь на ее вопрос так никто и не ответил, отчего она стала мучить и изводить себя еще больше.

Что могло произойти с Наруто?

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.