Современное искусство 87

Lilit_Eva автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Jojo no Kimyou na Bouken

Пэйринг и персонажи:
Гвидо Миста/Джорно Джованна, Гвидо Миста, Джорно Джованна, Бруно Буччеллати, Леоне Аббаккио, Наранча Гирга, Паннакотта Фуго
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 14 страниц, 3 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Алкоголь Курение Нежный секс Подростки Рейтинг за секс Секс в публичных местах Сложные отношения Современность

Награды от читателей:
 
Описание:
"Миста, мы можем увидиться? Хотя бы ненадолго." - "Нет, детка, пока я занят."

У меня тут острый приступ самобичевания и дешевое пиво, как же я их оставлю-то.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
АУ без стендов. Продолжение работы https://ficbook.net/readfic/8458992 , только если там был взгляд Джорно, то теперь посмотрим на все глазами Гвидо. Прочтение первой части на является необходимым для понимания этого фанфика.

Жанры в оглавлении подобраны весьма условно.

И да, это просто бездуховное порно - персонажи либо занимаются сексом, либо думают о том, как бы им заняться.

Умеренная критика приветствуется. Комментарии - это вообще почти единственное, что стимулирует автора писать дальше.

Китч

30 декабря 2019, 07:52
Примечания:
Китч - художественный суррогат, искусство низкого качества. Иными словами: не-искусство не-элиты. (с)
В этой части планировались чистые сопли с сахаром, но потом все опять оказалось приправлено стеклом.
У мотоцикла множество плюсов. Во-первых, у него НЕ четыре колеса. Во-вторых – в багажнике мотоцикла Миста всегда находил невозможно нужные вещи: бутылку с водой после попойки и флягу с коньяком до, запасные патроны в драке (а после бездарной их растраты – монтировку), спички и надкусанную шоколадку темной ночью в лесу, презервативы (самая нужная вещь на свете!), нож (самая-самая нужная вещь на свете!). Удивительным был тот факт, что Гвидо вообще не помнил, как он половину находок в багажник укладывал. Аббакио, когда узнал об этих чудесах, сказал «как же знаю, это называется эффект…» - и дальше Миста уже не слушал. Гораздо интересней быть обладателем волшебного мотоцикла, чем какого-то там эффекта. Еще одно важное преимущество мотоцикла заключалось в посадке пассажира. Вообще сзади сидящему не только не нужно – но и нежелательно - цепляться за водителя руками. Придерживаться еще можно, но именно цепляться – нет. И вдавливаться в него грудью тоже не стоит. Ногами прижаться необходимо, а вот руки лучше держать при себе. И Миста даже рассказал Джорно об этих правилах. Но стоило им чуть отъехать от университета – блондин тут же прижался близко-близко и буквально обвился вокруг него. На светофорах Гвидо позволял левой руке падать с руля на тесно прижатое к его бедру колено, и Джорно вжимался в его спину еще сильней. Такая манера езды и сама по себе была не безопасной, а переливание крови из головы в головку делало ее еще рискованней. Чтобы как-то вернуть жидкость туда, где она вот прямо сейчас нужней, Гвидо вспоминал не самые приятные моменты своей жизни. И вот так, балансируя между лаской прохладных пальцев под косухой и лицом к стене, статья и срок, он все же дорулил до заветной поляны. И тут же обнаружил, твою ж мать, что он полностью возбужден. Фальстарт. Вот до чего доводят глупые идеи не трахаться с другими - он действительно превращается в животное. Сзади послышалось шевеление и Джорно оперся о его плечо – Миста тут же крепко сжал его за запястье и оглянулся: - Я что в прошлый раз говорил? – он старался добавить в свой голос как можно больше суровости. - Ты снял шлем, - опять этот наморщенный носик и невинные круглые глазки. - Я что в прошлый раз говорил? – на этот раз он действительно разозлился. Конечно, больше на себя, но все равно к месту. Это заставило блондина задуматься - Можно слезать? Миста расслабился и опустил его руку. - Теперь - можно. И не вжимайся в меня так при поездке, это опасно. - Ты сам меня провоцировал и тебе это нравилось, – ребенок чертовски быстро спешился и подошел ближе. - Я не провоцировал, – его сознание тут же завопило, что он врет самому себе, - и мне это не нравилось. Джованна, продолжая смотреть ему прямо в глаза, положил ладонь на выпуклость в тигровых брюках и сказал проникновенным шёпотом: - Я тебе верю всей душой. Ох, нарываешься. Гвидо схватил его за золотые волосы на затылке, притянул к себе и просто впился в нахальную улыбку, проникая языком как можно глубже. Взять все, что можно, взять это здесь и сейчас. Губы Джованны были совсем не такими, как в горах – сначала жирные от защитного бальзама, потом горькие от дешевого алкоголя. И уж точно не такими, как в прошлый раз – сначала сладкими и чуть пьянящими от коктейля, потом «чистый Джорно». В этот раз он был на вкус как девчонка – какой-то бесцветный блеск полностью изменил его вкус. Миста резко отстранился, оставив блондина с распахнутыми глазами и приоткрытым ртом, слез с мотоцикла и немного углубился в лес, прислонился спиной к дереву и замер. Шелест ветра в соснах, приятно-тяжелый хвойный запах, редкие теплые лучи солнца на коже, шершавая кора под ладонью. Он сам контролирует свое желание. Им нельзя управлять с помощью дешевых провокаций. Ведь если это не так – то чем он лучше тех ублюдков, которых убил? Нарочито шурша желтыми иголками под ногами, Джорно подошел и прислонился к тому же дереву. - Здесь хорошо. - Надеюсь. Пока это лучшее место, куда я тебя водил. - Здесь просто хорошо. Безотносительно наших прошлых свиданий. Спасибо, что привез сюда, - и он коснулся его горячих пальцев своими холодными. - Всегда пожалуйста, - Гвидо перехватил нежную ладонь и, притянув ближе к себе, поцеловал костяшки его пальцев. Каждую по очереди. Не спеша. Где-то между этими поцелуями Джорно переместился, обнял его за талию свободной рукой и положил голову на плечо. Они молчали и слушали: Джорно – как бьется сердце Мисты, а Миста – лесной шум. А потом Гвидо наклонил голову и поцеловал его иначе – тихо, почти невинно, сдерживая себя изо всех сил. И эти усилия не пропали даром – в его губы толкнулся язык, прося впустить. И, конечно же, он не отказал, но ощущать нетерпение этого мальчика в его объятьях было чистым блаженством. Вскоре синий пиджак уже валялся где-то слева (не наступить!), а рубашка была расстегнута, и одна из ладоней Мисты скользила по гладкой груди, пока другая на пояснице Джорно вдавливала его в голую полоску кожи на животе. Гвидо был все еще полностью одет, но руки Джорно уже забрались под его свитер и ласкали соски. Втиснув бедро между ног блондина, Миста ясно почувствовал – Джованна потерся об него пахом, и он был тоже… слегка напряжен. Конечно, после такого из розовых губ не мог не вырваться стон – пока еще тихий, но совершенно точный сигнал о том, что хорошенькая белокурая головка начала затуманиваться похотью. Миста быстро расстегнул пуговицы на манжетах и мягким движением скатил рубашку с плеч, чуть дернул рукава снизу – и оп! - смог отправить ее точно на пиджак. Джорно как будто и не заметил этого. Его дыхание становилось все жарче, трение о бедро – все настойчивей, руки под одеждой Гвидо – требовательней. - Подожди меня здесь, - Миста оторвался от губ Джованны, прислонил его спиной к шершавому стволу, и быстро поцеловал в лоб. Проблема заключалась в том, что он пока не знал, как именно сделать это чисто в техническом плане. Трава на поляне казалась до одури мягкой, но у Мисты уже был подобный опыт: стоит только лечь - в тело сразу вопьются острые сучки и как будто специально наточенные камни. Был вариант принять все это на свою спину, а Джорно посадить сверху, и уже дальше, придерживая его за бедра… Но, блин, это его второй раз, да и вообще хотелось быть ближе к нему в процессе, целовать, прижимать… Пытаясь представить себе наиболее удачную механику с проекцией на три плоскости, он открыл багажник и присвистнул. Плед. Настоящий, мягкий, судя по запаху – еще и чистый. Он его сюда не клал. Это не решало задачу полностью, но снимало ее остроту. Еще там была смазка и презерватив. Именно так – презерватив. Один. Да что ж такое-то! - Ну ты и гандон, – задумчиво сказал Гвидо маленькому конвертику, взял все находки и пошел обратно. Он подготовил место там, где трава казалась пышней всего, а солнце почти полностью прятали кронами. Стоило расстелиться, как со спины его обняли сильные руки – только на мгновенье, чтобы тут же заскользить по груди к плечам, взять куртку и стянуть ее вниз, а потом схватить свитер и, наоборот, потянуть вверх. А кому-то не терпится. Джорно никакими силами не смог бы его сам раздеть – из-за его размеров, из-за неудобного ворота - но Гвидо, разумеется, пришел на помощь. И как только кашемир оказался на земле, он вывернулся из объятий и опустился на плед - снять сапоги. Блондин последовал его примеру, и какое-то время они молча и сосредоточенно раздевались, пока не остались совершенно голыми, уже неприкрыто-возбужденными. Они повернулись друг к другу одновременно, и, глядя в его огромные зеленые глаза, Гвидо безошибочно нашел рукой его бедро. Прошелся ладонью вверх – задевая ягодицу, скользя по талии, оглаживая грудь, лаская шею – там и остановился, чтобы, поддерживая этой рукой и целуя в губы, уложить его вниз, подминая под себя, раздвигая его ноги коленом, проникая между них. Их пахи соприкоснулись, и это было так хорошо, что заставило Мисту разорвать поцелуй и прикусить губу, а мальчика под ним – ахнуть и прогнуться в спине. Не давая ему опомниться до конца, Гвидо обхватил оба члена рукой и начал дрочить, большим пальцем лаская покрасневшую головку своего любовника. Джорно обхватил его за плечи, притягивая ближе. Дыхание блондина стало тяжелым, нижняя губа была закушена, голова откинута назад, обнажая нежную кожу на шее – Гвидо сначала прошелся по ней языком, от ключиц и до челюсти, а потом прикусил особо чувствительное место. Джорно выстонал Мистааа, покрыв палец вязким предсеменем. Почувствовав, как из его собственного члена капнула смазка, Гвидо оторвался от мальчика и потянулся за лубрикантом. Гель легко открылся и вытек на пальцы, гораздо сложней было его согреть. Ему не хватило терпения, но другая рука на эрекции Джорно скомпенсировала дискомфорт от холода. Заветное место внутри нашлась быстро, и на поляне стало по-настоящему жарко от стонов блондина. Но при этом – он был такой напряженный и так тяжело растягивался. Член Мисты заныл от воспоминаний как эта потрясающая задница ощущалась в прошлый раз – тугая почти на грани боли, но горячая, расслабленная и податливая. Не такая, как сейчас. Значит, что как бы ему не хотелось взять его прямо сейчас, сначала Джорно должен кончить. Это расслабит его и потом будет легче. Опять же, снимает проблему единственного и неповторимого презерватива хотя бы для одного из них. И все-таки… и все-таки… в прошлый раз он что-то сделал, и мальчишка расслабился. Где он его потрогал? Как? - Миста… ты… я… я так долго не выдержу. - Так не сдерживайся, детка. - Но ты… я хочу, чтобы ты тоже. Что бы ты был во мне. - Ты же не готов, ты сам это знаешь, - а еще я приехал к тебе с одной резинкой. - Не важно... ты не обязан… ты можешь… И он сжался вокруг его пальцев, ожидая боли, которая последует. Или… предвкушая? О, нет. Только не это. Нет, пожалуйста, нет. В его голове на всю мощность заорала сирена. На предыдущем свидании она уже срабатывала после просьбы о незащищенном сексе, но сейчас вопила буквально во весь голос. Почему он каждый раз пытается причинить вред себе? Миста вообще не любил все эти БДСМ-штучки. Наручников, веревок, возможностей наподдать и поучить ему и на работе хватало. В постели он ждал совсем другого: его высшим кайфом было видеть, как люди теряли весь свой разум и всю свою волю под его ласками, полностью растворяясь в удовольствии и лишаясь любого самоконтроля. Все это было достижимо только если потенциальный партнер обладал умом и волей - у Джорно, безусловно, было и то, и другое. Он вообще был самой потрясающей добычей, которую Мисте удавалось заполучить. Его юный возраст несколько снижал кайф от победы, но только самую малость. И вот когда Гвидо изо всех сил пытался доставить ему удовольствие, он сообщает, в лучшем случае, «можешь делать свое дело, я тут полежу-потерплю», в худшем – «сделай мне больно». - О чем ты? – он полностью прекратил все свои действия, нависнув над ним и заглянув в глаза. - Ты можешь войти в меня сейчас, – к его полному удивлению (и к пульсации его члена, что было самой настоящей подставой), Джорно развернулся под ним, чтобы им было удобней заняться сексом. - Зачем ты так говоришь? Вместо ответа мальчишка нашарил рукой презерватив и стал неумело пытаться вскрыть его пальцами, после пары попыток решив открыть зубами. Миста выбил конвертик из его рук, перехватил его запястья и сжал их над его головой. Джорно задышал чаще, его зрачки расширились, он не сделал никакой попытки вырваться и даже притянул колени к груди – не было никаких сомнений, что ему понравилось это подчинение. Это плохо. Но его собственное тело повело себя еще хуже – кровь застучала в ушах, бедра непроизвольно дернулись вперед, дыхание стало тяжелей. Ему тоже понравилось. Это был настоящий кошмар. Я не буду. Я не сделаю этого. И не важно, о чем он просит. Нужно поговорить. Нужно сейчас снять его возбуждение, полностью взять под контроль собственное, и спокойно все обсудить. - Зачем ты так сказал? – он как в тумане ощущал, что его бедра пытаются пристроиться ко входу Джованны. Без помощи рук это было бесполезно - да без рук и в вагину-то не всегда присунешь, не то что в плохо разработанное очко. Но и остановить эти попытки он был не в силах. - Ты привык к женщинам. С ними… проще. Я не хочу, чтобы секс со мной был чрезмерно сложным. И все? Стало легче. Даже собственное тело стало несколько более управляемым. - Почему в прошлый раз хотел без резины? - Это было глупо, - блондин отвел взгляд и его щеки порозовели. - Ага, но все равно почему? - Джорно не ответил. Миста вернул одну из своих рук вниз, ввел один палец и снова нашел его простату. – Почему? - Я… ох… я думал, что не почувствую, - этого было все еще мало, поэтому Гвидо опять погладил нужное место. - Аааа… что не почувствую твой пирсинг. В этот момент Миста не смог сдержать кривой ухмылки. - Но ты почувствовал, да? - Да… Как бы Джорно не пытался в этот момент спрятать свое лицо от Гвидо, было очевидно – оно уже совершенно красное. Но что гораздо важней – в нем стало ощутимо свободней и Миста рискнул ввести второй, а потом и третий пальцы. И, потихоньку разрабатывая его, он наклонился и зашептал в так удачно подставленное ухо: - Я привык, что во время секса со мною плачут от удовольствия и просят еще. Я привык к громким стонам и частым оргазмам. Я сейчас с тобой, и я хочу, чтобы тебе было хорошо. Миста вообще не знал, почему это действует именно так – можно было уработаться руками, языком, или членом, но добиться нужного именно парой глупых банальных фраз. И сейчас это тоже сработало: Джорно, во-первых, по-настоящему расслабился, и, во-вторых, почти сразу кончил, судорожно сжимая и разжимая кольцо мышц вокруг его пальцев и покрывая свой живот и грудь белыми струями из пульсирующего члена. Потрясающее зрелище. Отдышавшись, Джованна внимательно посмотрел в его лицо глазами, радужка которых стала тонкой зеленой ниточкой у края безумно больших зрачков. Его покрасневшие губы дрожали, перепачканная грудь дышала часто и неровно. - Ты совсем не расстроен, - сказал Джорно одновременно и недоуменно, и уверенно. - А разве для этого есть причины? Я верну тебя обратно очень быстро. Только чуть-чуть подожди, - Миста обвел его глазами. Как ни прекрасно и возбуждающе выглядел мальчик со спермой по всему телу, ее точно нужно убрать до нового захода. И сделать это было решительно нечем. Ну разве что… он наклонился и лизнул одну из белых полос. Вкус был так себе, очень соленый и слегка горьковатый, но вот реакция Джорно... Он выдал пошлое и громкое «Оу», а его размягчающийся член заинтересованно дернулся. Его это так заводит? Гвидо повторил – и реакция была еще лучше и острей. - Платок в кармане… ух… брюк. Миста полностью проигнорировал эти слова, слизывая очередную порцию, потом вернулся к розовым припухшим губам и грязно поцеловал их. Он никогда прежде не делал подобных вещей. Быстро проглотить и отвлечься на что угодно другое – неизбежное зло. Поцеловать девчонку (или не девчонку) в губы после того, как она проглотила – вообще святое дело, но смаковать… или делать вид, что смакуешь… растягивать этот вкус в поцелуе… Не важно. Джорно стоил всех усилий - он не просто не сопротивлялся. Он активно отвечал. - Конечно, он там. Но ты действительно хочешь, чтобы я его взял? Едва слышное «нет» сказанное влажными губами, долгий стон после этого, видимый стояк буквально через пару минут после оргазма - интересный фетиш. Безопасные сексуальные причуды Гвидо скорее приветствовал – стоило найти такой «ключик», как секс из хорошего становился безумным. Когда он закончил с облизываниями и поцелуями, блондин был уже совершенно не в себе, Миста быстро одел презерватив и добавил сверху смазки. В этом не было необходимости – если смазать втулку, то рычаг должен войти легко, и он знал это. Но все равно добавил. Поддерживая Джорно одной рукой за бедро, другой помог себе проникнуть внутрь. И… это было потрясающе. После всего ожидания, после всей подготовки – это было как попасть в рай. И самым лучшим было то, что сдерживаться больше не требовалось. Он начал двигаться почти сразу, тщательно ища на его лице признаки малейшего дискомфорта, и не находя их – напротив, Джорно изо всех сил пытался насаживаться на него. - Еще… глубже… - Не подначивай, – нижняя половина его тела сейчас вообще жила своей жизнью. Она шла к цели, сметая на своем пути абсолютно все, и, судя по тянущему ощущению в яйцах, цель была очень близка. Даже ближе, чем нужно. Гвидо не мог ничего с этим сделать, но он мог подвести Джорно к его оргазму быстрей. Подрочить ему, засосать его шею или грудь, и сказать что-то пошлое и грязное. «Ну ты и шлюха», или «обожаю твою задницу», или… - Ты мой, - он сам охренел от сказанного настолько, что чуть не замер. Это было самое банальное и самое искренне что он мог сказать. А потом охренел еще раз, когда вместо «размечтался» или «не дождешься» услышал в ответ: - Твой. Тут он уже действительно остановился, пристально посмотрел в зеленые глаза и уточнил: - Только мой? - Да. Я только твой. - Джорно ответил с таким чистым удивлением, как будто – а как-иначе-то? И в этот момент Миста понял – что все, назад дороги уже нет. Это серьезно настолько, что серьезней некуда. Он вообще ничем не управляет больше, он полностью в руках этого мальчика, и не важно, кто тут старше или выше. Он сделал еще пару фрикций и кончил, войдя особенно глубоко и выстанывая имя Джованны. Судя по тому, что руке стало мокро, он кончил не один. Отдышавшись, отлежавшись, вспомнив кто он вообще такой и где, Гвидо как-то привел их обоих в порядок (теперь плед точно был в состоянии «выкрасить и выбросить», но свою роль он уже сыграл) и вспомнил, где оставил пиджак и рубашку блондина. Он пошел за ними сам, пока Джорно у зеркала мотоцикла сокрушался о своей укладке - ведь, Боже, мальчик, это уже слишком. Десять минут назад ты лежал, раздвинув ноги и смаковал поцелуи со вкусом спермы, а теперь пытаешься снова выглядеть прилично, и это так нелепо, что… я снова тебя хочу. Поднимая одежду, он заметил, как из кармана пиджака выпала маленькая черная бархатная коробочка. Гвидо даже не стал ее открывать - какая разница, что там? Перстень, кольцо, цепочка или кулон? С изумрудами или бриллиантами? Что это меняет вообще? Мысли вихрем пронеслись в его голове. Это ему подарили, или он хотел подарить? Раз в кармане – значит, у него сегодня должно быть свидание. Но он отменил его ради Гвидо? Миста пока более предпочтительный выбор? Кому он звонил… какой-то Ризотто. Дурацкое имя. А ведь он ему пару засосов оставил – не на шее, конечно, а ниже. Отметка только для тех, кто полезет с конкретными намерениями – территория занята, вали отсюда. У него неприятностей с этим Ризотто не будет? Он ревнивый? Он часто распускает руки? Надо было вернуть коробочку обратно в карман – но: правый или левый? Или дать понять, что он все видел, и вообще говоря, не против? А если против – то потерпит и вообще это уже личные проблемы Гвидо Мисты? Все, что они друг другу сказали двадцать минут назад стало не то, чтобы фальшивым – просто паренька занесло. Помечтали, а теперь время возвращаться в этот хреновый мир обратно. - Джорно, это выпало из кармана, – Миста сказал это максимально спокойно и ровно. - Тебе не понравилось? Это была самая тупая попытка вывернуться из ситуации. Такие коробочки не дарят парням в косухах на мотоцикле. Такие дарят молоденьким мальчикам с нежной кожей и большими глазами. - Не особо. - Прости. Но если что – это стоило реально три копейки. Тут упаковка дороже самой штанги, - он открыл футляр и повернул его к Гвидо. Внутри лежала маленькая палочка с двумя шариками из металла белого цвета. Это… это что такое вообще? - Ты правда никогда не думал заменить свое кольцо в пирсинге на что-нибудь другое? Я не настаиваю, нет, но если захочешь… может, просто возьмешь? Гвидо разразился громким счастливым смехом. - Уговорил. Поможешь переустановить? Он никогда о своем железе не думал. Просто однажды проснулся после попойки не только с головной болью, но и со странным раздражением на груди – а там оказалось кольцо. Решив сперва заняться более важными делами, пошел отлить – и чуть не заорал от новой находки. Леоне в голос хохотал от ситуации: «Ты умудрился чистеньким выйти из тюрьмы, чтобы схватить турбоВИЧ на воле». Бруно заметил, что: «Кажется, это знак. Знак, что надо меньше пить». В джинсах обнаружилась листовка, как обрабатывать и сколько не трахаться, и - она была отпечатана, а не написана от руки. Это давало надежду на хоть какую-то стерильность. Потом выяснилось, что ничего он не подхватил, а у этого неожиданного тюнинга есть плюсы, и он решил оставить все как есть. И пить, кстати, стал меньше.

***

Рассматривая свое новое украшение в зеркале ванной комнаты, Миста заметил гравировку: каждый шарик украшала пара букв – заглавная «J» и маленькая «o», которые вместе складывались в «JoJo». Джорно Джованна. Он мог выгравировать просто G, но это можно было бы спутать с Гвидо. И поэтому он написал свои инициалы с ошибкой, через «J», хотя нужно было через «G», на всякий случай еще добавив «o». Он отметил Мисту, как отмечают свою собственность. Да, Солнышко. Я тоже твой. Знать бы еще, зачем я тебе нужен.