Гибрид

Гет
NC-21
В процессе
190
автор
Размер:
планируется Макси, написано 610 страниц, 46 частей
Описание:
Альтернативная версия развития событий по фильму "Чужой: Завет".
Темные грозовые облака, поддернутые электрической сеткой напряжения, разрезал нос гигантского корабля, под резким углом входящего в атмосферу планеты. Обшивка раскалялась, набирая скорость падения.
Они падают.
Эвакуации не будет.
Пилот "Завета" Теннесси принял неправильное решение.
Посвящение:
Посвящается нашей любви к фантастике и космосу.
Дэну О'Бэннону - за то, что создал эту вселенную несмотря на все трудности.
Гансу Руди Гигеру - за неиссякаемое вдохновение.
Майклу Фассбендеру - за то, что он такой талантливый актер.
Ридли Скотту - за невероятную режиссерскую работу.
Примечания автора:
Работу пишут два автора.
Напоминаем, что этот текст - альтернатива настоящему сюжету.
При прочтении, настоятельно рекомендуем слушать любую из композиций
Sabled Sun - Signals, это поможет вам более глубоко погрузиться в атмосферу текста.
Група в вконтакте посвященная нашему творчеству и "Гибриду". Дополнения, рабочий процесс, объяснение скрытого смысла некоторых сцен и все, что не вошло в основной текст - https://vk.com/hybrid_alien
Фанарты посвященные истории - https://vk.com/album-196429006_274613899
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
190 Нравится 193 Отзывы 42 В сборник Скачать

Часть 3 - Спланированная измена.

Настройки текста
Примечания:
В Вконтакте у нас есть группа, посвященная нашему творчеству! В ней вас ждет много интересного! Отсылки и пояснения некоторых уже написанных сцен, информация - не вошедшая в основную работу, рабочий процесс, а так же сроки создания каждой новой части! Мы рады всем и очень ждем вас в гости!
Ссылочка на группу: https://vk.com/hybrid_alien
      Кэррол в страхе распахнула глаза, задыхаясь. Все тело сковало от немого ужаса. Она резко села на кровати, цепляясь дрожащими руками за шею, словно ее душил призрак. Тело так сильно вспотело, что майка прилипла к коже, а сердце до боли колотилось в груди. Женщина медленно осмотрелась, чтобы убедиться, что находится у себя во времянке. Ее трясло, накатывала паника. Липкое чувство страха не отпускало, иллюзия, все еще казалась реальностью. Ей понадобилось некоторое время, чтобы осознать, что это был сон. Очень реалистичный, но сон. Резкое желание увидеть Уолтера сию минуту, было таким сильным и всепоглощающим, будто он был нужен ей, словно воздух. Поднявшись с постели, колонистка быстро оделась в то, что попалось под руку и почти бегом покинула свой дом, направляясь в сторону Завета. Зайдя во внутрь, она огляделась, взяв у разлома один из мощных фонарей, а после пошла по темным коридорам. Даже эти мрачные лабиринты, казались ей сейчас более безопасными, чем собственный дом. Страх понемногу отступал, но ей все еще было не по себе. Вега не знала, где искать андроида, думала пойти в его каюту, а потом в ангар, если его там не будет. Уезжать он вроде не собирался, ей хотелось верить, что он бы ей сказал о своих планах. Поиски оказались недолгими, к ее радости, она нашла его в столовой, застав за готовкой завтрака. — Привет… — тихо поприветствовала синта колонистка. Она выключила фонарь и тихо поставила его на один из столов. Подойдя немного ближе, она встала за спиной андроида, нервно сжимая пальцами ткань футболки снизу. — Доброе утро, Кэрролин. — Будничным голосом откликнулся мужчина. Андроид не сразу повернул к блондинке голову, заканчивая шинковать овощи и только накрыв сковороду крышкой, чтобы они тушились с мясом, повернулся к ней с улыбкой, но замер, меняясь в лице. Вега выглядела испуганной, бледной, под глазами залегли темные тени, взгляд затравленный, ее лоб покрывали бисеринки пота. Одета женщина была неопрятно. Шорты с расстегнутым ремнем, болтающимся концами вниз, футболка, наполовину заправленная в них. Кроссовки, одетые на босую ногу, были не зашнурованы, шнурки Кэррол просто затолкала в задник обуви. — Кэррол, что случилось? Тебя кто-то обидел? — Дэвид быстро снял с себя фартук и подошел к колонистке, мягко касаясь пальцами ее щеки. Вид растрепанной блондинки его тревожил, она кусала губы и была словно на грани еле сдерживаемой истерики. — Мне снились кошмары… — Кэррол молчала несколько мгновений, после чего продолжила. — Я бы не хотела говорить об этом здесь… — она посмотрела на поставленную на плиту сковороду. — Не хочу, чтобы кто-то мог подслушать… — женщина поджала обкусанные губы, смотря куда-то в пол. А потом, обняла ладонью руку мужчины, прижав сильнее к своей щеке и подняла на него взгляд. — Скажи, что ты настоящий… — Я настоящий. И это реальность. — Тихо прошептал Дэвид, соприкоснувшись лбом с Вегой, а после крепко прижал ее к себе, словно пытаясь защитить от невидимой угрозы. Он не знал, что происходило в ее голове, но был уверен, что может помочь ей прийти в себя, после кошмарного сна. Чувствовал, что нужен ей сейчас. Хоть это и был всего лишь сон. Выждав около минуты, синтетик отпустил Кэррол и отошел выключить плиту, а после вернулся к женщине, чтобы взять ее за руку. — Идем. В твоей каюте безопаснее. Кэрролин сжала его ладонь, словно утопающий, цепляющийся за спасательный круг, и пошла следом за синтетиком, идущему в сторону жилых отсеков. Всю дорогу она молчала и слышны были только их шаги и шорох шнурков, ударяющихся о пол, что успели выскользнуть из задника по дороге.       Когда они зашли во внутрь каюты, блондинка разулась на пороге и подойдя к кровати, села на нее, пряча в руках расстроенное и испуганное лицо. Мужчина, заблокировав дверь, подошел к Веге и сел на корточки напротив. Обняв одной рукой женские ноги, он выжидающе посмотрел на хозяйку каюты снизу вверх. — Это ведь был не просто кошмар? — догадался он. — Что тебе приснилось? — Там была ванна со льдом… Меня топили, а потом душили… — женщина зарылась пальцами в свои волосы, приводя их и без того растрепанный вид. — Я словно была там… Так страшно… — Кэррол вновь и вновь хваталась за голову, словно пытаясь вытравить из себя эти мысли, но образ никак не выходил из ее головы. Синтет хмурился, внимательно слушая колонистку, внимая каждому ее слову и анализируя. Ее жесты и тон голоса приводили Дэвида к выводу, что это было нечто большее, чем он думал изначально. — И… Там был человек, который это делал… Жуткие глаза, ему это нравилось… — после паузы, скомкано продолжила Вега. Она говорила и внезапно замолкала, пытаясь вспомнить подробности. Дэвид молча выслушал ее и ему стало не по себе от тех образов, что рисовало его сознание. Он ненавидел бессмысленное насилие в любых его проявлениях. Тем более насилие, ради удовлетворения собственного извращённого разума, не имеющего никакой цели и смысла, насилие, которое приснилось его женщине. Поднявшись на ноги, он сел рядом на кровать и перетянул Вегу к себе на колени. Она не особо сопротивлялась, обессиленная и потерянная в своих мыслях. Усадив Кэррол боком, синт крепко прижал ее к себе, бережно поглаживая по волосам и успокаивающе покачивая, в надежде, что это поможет ей успокоиться. — Это только сон… здесь, в реальности, этого нет и не случится. Я с тобой… Кэрролин медленно, но успокаивалась. Плавные, убаюкивающие покачивания, благотворно влияли на нее, а крепкие объятья и теплое тело мужчины, которого она любила, не давали эмоциям вновь захватить власть над ее разумом. Она молчала несколько минут. На языке упорно крутились слова, которые она хотела сказать Уолтеру, ей приходилось бороться с этим желанием. Но в итоге она сдалась — ей хотелось быть понятой, чтобы ее выслушали, даже если в итоге, это навредит ей. Колонистка сжала руку на футболке синтетика и тихо-тихо сказала, едва слышно прошептав свои слова: — Это не сон… это мои воспоминания… — женщина уткнулась лицом в грудь андроида, пряча свое лицо от его пристального взгляда. Дэвид замер, переставая раскачиваться. Он с минуту, оглушенный признанием, смотрел в стену — его глаза расширились, а губы приоткрылись. Он медленно перевел взгляд на Кэррол, изучая ее. Женское тело стремилось сжаться в позу эмбриона. В голове синта не укладывалось то, что она только что произнесла. Как что-то такое ужасное, могло с ней произойти? Но она говорила правду — анализ ее эмоций и поведения не давал сбоя. — Тебя пытали? — осторожно спросил он, сам не замечая, как его пальцы сильнее сжали неожиданно такую хрупкую и ранимую женщину в объятиях. Эта информация болью резанула по сознанию Дэвида, не желающего принимать то, что с Кэрролин могли так поступить, что ей вообще пришлось пережить такой кошмар по-настоящему.       Вега долго молчала, борясь с собой, с тем, что так рвалось наружу и ей так хотелось рассказать. Поделиться с Уолтером своей болью, о которой никто не знал, а те, кто знал и участвовал — лишь смеялись ей в лицо. Но страх того, что после полученной информации у андроида мог возобновится приоритет, только потому что она ему сказала об этом — был невероятно силен. Она не могла сказать ему всей правды, какой она была. В ее глазах, он оставался тем самым Уолтером, который целый год, до отлета Завета, следил за ней и накачивал транквилизаторами, если что-то, что она говорила или делала, не вписывалось в протокол. Это было не часто, но было. И этот страх никуда не делся. Женщина так и не подняла глаза на синтетика. — Ты ведь знаешь, что я не могу ничего сказать… Не вини меня, за мой страх. Я верю тебе, и хочу верить до конца, дай мне время, его прошло еще слишком мало… — Кэррол вновь помолчала, обкусывая губы и пальцами перебирая ткань футболки Дэвида. — На самом деле, тебе должно хватать информации, чтобы сложить все куски паззла. Помнишь, как мы встретились? Ты ухаживал за мной в госпитале, и знаешь какие у меня были повреждения. А спустя полгода, в коридоре, после физического тестирования, я встретила человека. Мужчину, блондина, на его руках были перчатки, и он снял одну, чтобы поздороваться со мной. Ты пришел, потому что получил оповещение. Ты ведь видел его, я сказала, что мне плохо, и ты меня увел. Тебе достаточно просто сложить эти два воспоминания и мне ничего не нужно будет тебе говорить. — Кэррол мысленно надеялась, что такой завуалированный рассказ, все-таки не сочтется за прямой и Уолтер не отреагирует, как заложено его программой. Хотя где-то внутри она понимала, что этого не произойдет, потому что он ни разу, как они здесь оказались, не исполнял свой «долг». Но она его и не нарушала, по правде говоря. Синтетик, на ее сжатый рассказ, никак не отреагировал. Он молчал, хмурясь все сильнее и поджимая тонкие губы. Внутренняя буря от эмоций, захватывающих его, с каждым произнесенным словом, все сильнее злила. Он анализировал сказанное женщиной, складывая факты, но общую картину он все равно не мог увидеть. Нехватка данных, сильно мешала подобрать достоверный ответ, который бы не вызвал сомнений у Веги.       Дэвид конечно же не знал, что Уолтер ухаживал за Кэрролин и контролировал ее еще до отлета. Не мог он понять и о каком уведомлении шла речь, про какого мужчину она рассказывала. Ее прошлое таило в себе нечто такое, о чем она до ужаса боялась рассказать. И Дэвид подозревал, что причина крылась в том, что ей отдали приказ держать язык за зубами. Хранить некую тайну, о которой другим не следовало знать. И пока она видела в нем Уолтера — правды он не узнает. Но и сказать ей о том, что ему она может довериться, потому что настоящий Уолтер в Некрополе и она в безопасности, он тоже не мог. Это был замкнутый круг, выход из которого необходимо было искать иным способом. Молчание затягивалось. Дэвид встретился с растерянным и настороженным взглядом колонистки. Необходимо было что-то ответить и прямо сейчас. — Прости меня, Кэрролин. Но я не понимаю, о чем ты говоришь. Я не помню этого. Мои блоки памяти повреждены. — С виной в голосе произнес синт. — Я говорил, что крушение не прошло бесследно для меня. Я также получил повреждения и без техников, самостоятельно исправить поломку, не имею возможности. Помолчав немного, он мягко коснулся ее волос, зачесывая их назад. — Мне жаль, что тебе пришлось пережить это… Но здесь — ты свободна. Не бойся. Весь этот кошмар позади.       Женщина еще с минуту изучала задумчивое лицо синтетика. Этот ответ не дал ей спокойствия, скорее наоборот, добавил сомнений. Если он не помнит, то может вспомнить, а значит, все может измениться. Но она также понимала, что техобслуживание, рано или поздно, ему понадобится и это тоже был замкнутый круг. Хотя она не раз получала подтверждение, что Уолтер действительно потерял память. — Страх, не дает мне сделать неправильный выбор. Я вынуждена бояться, чтобы вовремя распознать угрозу. Потому что я не уверенна, что будет завтра, через неделю, через месяц или год. Сейчас все так сложно… И ты единственный, к кому я могу прийти, потому что, если ты сделаешь мне больно, я буду знать, что это не твой выбор. — Кэррол прижалась к шее синта, просто чтобы успокоится и постараться не плакать, хотя и понимала, что ее психика держится из последних сил. — Я дал тебе слово, помнишь? — мужчина взял в свои ладони лицо Кэррол и повернул к себе, вынуждая смотреть себе в глаза. — Я не причиню тебе вреда, даже если программные приоритеты перейдут на первый план. Не бойся меня. — Просил он, слишком уставший от того, что она его боялась. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты была в безопасности. — Уверенно произнес Дэвид, пронзительно смотря в зеленые глаза.       Женщина плохо реагировала на его слова, погруженная в свои переживания и страхи. На момент отлета, она так и не вылечила до конца свою депрессию, да это было и невозможно сделать в том месте, в котором она была вынуждена находится по приказу компании. Несмотря на работу лучших психологов и сильнодействующих препаратов, из-за которых она разве что посадила себе желудок, ей так и не удалось полностью восстановиться. После всего пережитого, нужны были годы реабилитации и покоя. Она же находилась в постоянном страхе и стрессе. И только здесь, ей наконец стало удаваться позволить себе немного расслабиться, благодаря стараниям Уолтера.       Дэвида же, хоть внешне он это никак и не показывал, разрывало от необходимости знать больше. Ему предстояло обдумать все слова Кэррол. Сопоставить факты. И, как бы он не избегал этого — подключиться к Маме. Важно было так же по возвращению в Некрополь, выудить информацию из Уолтера. Ему очень не понравилось, что его брат получал оповещения о состоянии Веги. Это красноречиво говорило о том, что у нее в теле было отслеживающее устройство, которое как-то считывало с женщины данные и передавало их андроиду на устройство, или возможно напрямую. Но он был терпелив, сейчас Кэррол была нужна поддержка. Не придумав ничего иного, Дэвид наклонился и мягко поцеловал колонистку, осторожно и бережно, на случай если она оттолкнет его, не желая близости в данный момент. — Спасибо… — неуверенно ответила Вега, в попытке участливо ответить на поцелуй. Ей некому было доверять, поэтому она доверилась Уолтеру, тому, кто в любой момент мог измениться до неузнаваемости. Но она была готова подчиниться, если потребуется. Тогда синт не причинит ей вреда. Кэррол была согласна жить даже так, если взамен получит искреннюю любовь и заботу. Чувства, которые ей впервые хотелось испытывать самой. Мужчину не задело то, что она безучастно ответила на его поцелуй. Он понимал, что женщина погружена в свои тяжелые мысли, которые давили на нее. И в этих мыслях сейчас ему, Дэвиду, не было места. Но он не стал уходить, оставшись с ней до тех пор, пока Кэррол немного не пришла в себя.       Через полчаса они расстались, каждый разойдясь по своим делам, которые никто не отменял. Утро началось, и жизнь в колонии продолжала кипеть.

***

— И кто, мать вашу, бросил не доготовленное мясо на сковороде и свалил? — недовольно возмущался Дэмер, сложив руки под грудью. — Может, что-то срочное произошло. — Пожала плечами Дюпре. — Да, вот только мы здесь не шикуем, чтобы так небрежно относиться к еде! — не унимался канадец. — Уймись, ты уже не знаешь, до чего докопаться, мало ли что произошло. — Махнул рукой Петр и подошел к сковородке, вновь включая электрическую плиту, работающую от небольшого генератора. — Взял бы и доготовил, чем языком чесать. — Кто бы это ни был, пусть не щелкает клювом. Значит, теперь мы съедим этот кусок сочного мяса. — Усмехнулась Ивона, уже и позабыв о том, что сказала изначально. Пока колонисты разговаривали между собой, в столовую тихонько просочилась японка. Оглядев помещение и не заметив в нем синтетика, она спокойно села рядом с канадцем. — Джефф, а где твоя жена? Она все еще мучается с головной болью? Может тебе к Веге или Уолтеру обратится, они приехали ночью, подскажут что можно сделать. — Уточнил Леонов, который уже второй день не наблюдал Грейс. — Ей просто нужно отлежаться. — Сухо ответил Дэмер. Эта тема ему была не по душе. Никто не должен был узнать, что он поругался с женой из-за ее очередного приступа ревности к женщинам, с которыми он не спал, даже в своих мыслях. В порыве неконтролируемой злости, Джефф ударил жену по лицу и у нее на щеке остался синяк. Никогда раньше он не бил Грейс, терпел все ее выходки. Но здесь ему некуда было скрыться от нее, от ее приступов необоснованной ревности, ее криков и беспочвенных обвинений, они были вынуждены постоянно находится вместе. И психика мужчины просто не выдержала — он распустил руки. И сейчас чертовски боялся попасться на этом, потому что знал, что Леонов не поймет и не спустит ему это. Благо Грейс была очень покладистой, когда ее приступы заканчивались. Тем более он ее напугал достаточно сильно, чтобы она не проболталась. — Ну, вы это, лучше не тяните. Если ей станет опять плохо, лучше обратиться к медикам, чем пускать все на самотек. — Задумчиво произнес Леонов, помешивая жаркое с овощами. Он знал, кто его готовил. Видел это по педантично нарезанным одинаковыми кусочками овощам и мясу. Здесь был Уолтер. Но что-то, видимо, действительно произошло, раз он бросил готовку и не спешил возвращаться. Возможно, Веге понадобилась помощь, синт всегда охотнее шел ей навстречу, Петр давно это заметил, но он предпочитал не лезть в их отношения, как и обещал Веге. В конце концов, они одни, на богом забытой планете, потерянные и брошенные на произвол судьбы. Скорее всего, если они доживут, то свои последние года проведут здесь. С другой стороны, им был подарен редкий шанс решиться на то, на что они не решились бы никогда в другой ситуации. Русский скосил взгляд на скучающую Габриэллу и встретившись с ней взглядом, улыбнулся ей уголками губ. Женщина тут же приободрилась, улыбаясь русскому в ответ. Йокас сидела тихо и слушала, о чем разговаривают мужчины. Но внимательнее всего она следила за Джеффом. У него на лице было написано, что у его жены, произошло что-то посерьезней, чем внезапная мигрень. Она даже догадывалась что именно, потому что колонист был не осторожен, и делился с ней некоторыми подробностями их личной жизни. Исходя из этих знаний, вычислить что действительно происходило между супругами, было не так уж и сложно. Японка, под столом толкнула ногу Дэмера. Когда он обратил на нее внимание, кивнула в сторону двери, тут же поднимаясь и направляясь к выходу. Мужчина несколько мгновений глупо смотрел вслед уходящей Йокас и только потом понял, чего от него хотела эта женщина. Он поднялся со своего места, разворачиваясь к двери. — Что, ты разве не будешь есть? — удивился Петр. — Аппетит пропал. — Скривил лицо Джефф и обойдя стол, направился к выходу. — Отдохни сегодня, дружище. Мне кажется, ты переработал. — Посочувствовал ему Леонов. — Возможно. Я присоединюсь к работам позже. — Махнув рукой, канадец покинул кухню. Недалеко от выхода, Джеффа ждала Мун. Женщина оперлась спиной о стену, явно о чем-то размышляя, пока ждала мужчину. Но когда он подошел, ее задумчивое лицо, приобрело игривость. — Привет. — Улыбнулась колонисту японка. Она смерила его взглядом, снизу вверх, задерживаясь на его лице. — Не хочешь рассказать, что случилось у вас с Грейс? — Это не твое дело, Мун. Что тебе нужно от меня? — огрызнулся Дэмер, но не так грубо, как он обычно это делал. В его голосе чувствовалось, что он сильно расстроен и ему явно нужна была помощь, потому что держать все в себе, оказалось невыносимо. Не было никого, кто бы мог его выслушать. — Уверен? Я знаю, ты обманываешь. Не забывай, кто я. Я ведь лучшая из лучших, помнишь? — женщина не сводила взгляд с лица Джеффри, а вот он, наоборот не хотел на нее смотреть. Но как не странно, он промолчал, задумавшись. — Тяжело держать в себе эмоции, здоровяк. Они должны находить выход. Для этого здесь есть я — это моя работа. Все будет конфиденциально. — Йокас перенесла вес на ноги, отходя от стены. Ее хрупкая рука, с тонкими пальцами, коснулась плеча мужчины. — Мы просто поговорим, и этот разговор останется, между нами. Никто о нем не узнает, идем. — Мун отпустила руку колониста и пошла вглубь коридора. В какой-то момент ей показалось, что Джефф не решится, но она оказалась права — уже через несколько мгновений послышались шаги за спиной. Она довольно улыбнулась себе и своим навыкам.       Женщина дошла до своей каюты — во времянку она решила в этот раз Дэмера не вести, чтобы их никто не заметил. Пройдя внутрь и дождавшись, когда зайдет канадец, она заблокировала дверь самодельной щеколдой, сразу же подходя к столу и включая свет. Она подождала, когда мужчина усядется на стул и только после этого села напротив него на кровати. — Давай Джеффри, расскажи, что случилось, тебе станет легче. — Йокас была очень доброжелательна и участлива, у нее прекрасно получалось создавать видимость, что она искренне беспокоится. — Слушай, Мун. Я реально не хочу об этом говорить. Я вообще не знаю, зачем пришел сюда. — Мужчина тяжело вздохнул, размышляя над своим поступком. — Зато я знаю. Тебе нужна помощь, я могу тебе ее дать. На самом деле, мне не сложно угадать, что случилось. Только давай договоримся, что ты не будешь злиться. По взгляду Джеффа, колонистка поняла, что он согласен. — Зная Грейс и немного тебя, могу предположить, что она устроила тебе очередной скандал, основой для которого стала ее необоснованная ревность. Дэмер по-прежнему молчал, уставившись в пол. — Ты больше не мог выносить этого… Ты сорвался. — Женщина говорила общими фразами, без пояснений, но видела, как сжались ладони мужчины в кулаки, как вздулись вены на его шее, покраснело лицо. Она угадала. — Да что ты знаешь! — Джефф выплюнул эти слова и резко сорвавшись с места, опрокинул Йокас на кровать, сжав ее здоровую руку до боли, готовый придушить ее в любую минуту, если она произнесет еще хоть одно слово правды. — Тише… Успокойся, здоровяк, ты сюда пришел не за этим. Тебе нужна была помощь, помнишь? И я согласилась помочь. — Мун плавно высвободила свою руку из, казалось бы, мертвой хватки. Ярость Дэмера утихала, женщина умело манипулировала его эмоциями и настроением, знала, что сказать и как успокоить его. — Джефф, ты достоин большего. Разве ежедневные скандалы — это предел твоих мечтаний? Ты здесь главный, это твоя планета. Все женщины должны быть твоими. Даже Вега будет твоей, какой бы своенравной она не была — ее не обойдет стороной долг перед колонией. — Йокас знала, что Кэррол бесплодна и ни при каких условиях не сможет забеременеть, но Джефф не знал. Женщина лукаво улыбнулась, протягивая руку к небритому пару дней лицу. — Каждая будет любить тебя, как отца своих детей, как сильного мужчину, как самого достойного. Ведь ты такой умный, смелый, хорошо сложенный. — Чем больше Йокас говорила, тем соблазнительней становился ее голос. Она словно змей искуситель говорила мужчине то, что он хотел слышать, отравляя его сознание. Подсаживая в его голову паразитирующие мысли. — Я хочу быть первой… — женщина обхватила тонкими ногами бедра мужчины, прижимаясь к нему. Здоровой рукой, она завела его руку себе под футболку и положила на грудь, сжимая. Дэмер смотрел на Мун и его выражение лица медленно смягчалось. Речи японки были настолько слащавыми, что каждое произнесенное ею слово нравилось Джеффу. Они грели его самолюбие и эго. Мужчина внимательно всматривался в глаза японки, пытаясь уловить в них ложь, но он не обладал способностями к анализу мимики и тона голоса. Ему верилось, что все сказанное — правда. Сжав огрубевшими от мозолей пальцами, маленькую грудь, что легко помещалась в его большую ладонь, он внезапно почувствовал прилив сил. На него накатила волна воодушевления, возбуждения и понимания, что он действительно мужчина, который будет должен рано или поздно переспать со всеми женщинами в колонии. Так почему бы не начать прямо сейчас? Мун заулыбалась, но не потому, что ей было приятно, к слову, было с точностью да наоборот, — сильные, шершавые пальцы, сдавливали слишком сильно, причиняли дискомфорт — а потому что она нашла рычаги давления на Джеффа, и она знала, как привязать его к себе. Вспыльчивого и сильного мужчину. Пока Йокас размышляла над этим, Дэмер задрал ее футболку, жадно припадая к темным соскам, покусывая и облизывая их. Женщина ахнула, запуская здоровую руку в волосы мужчины. Она видела, как нравится ему ее стройное тело, с каким вожделением он изучал новые для него изгибы. Его жена, Грейс, была обычной, канадской женщиной. Крупные черты лица, крепкое тело, с плохо выраженной талией, грудью третьего размера, и совсем невыразительные бедра. Она была совершенно обычной, каких миллионы. Йокас была другой. Открытая и такая доступная японка, пьянила разум мужчины. Он раньше не был с другой женщиной. Но неуверенность и мимолетная скованность прошла довольно быстро. Он хотел шагнуть в эту пропасть, откуда нет возврата, поддаваясь ловким манипуляциям Мун. Он даже не догадывался, что он лишь игрушка в ее руках, свято уверовав в свой авторитет и главенство над женщинами. Йокас давала ему ровно то, что он хотел и тайно желал, и он пользовался этим. Оторвавшись от тела колонистки, мужчина выпрямился на коленях, смотря на нее сверху вниз. Такую соблазнительную, возбужденную. Резким движением рук, он стянул с тебя футболку, обнажая волосатую грудь и уверенно расстегнул ремень брюк, стаскивая с себя штаны, вместе с трусами. Его член уже набух и стоял колом, а на кончике покрасневшей головки скопились белые капельки предэякулята. Но мужчина не спешил брать инициативу. Ему было интересно, что будет делать Йокас. Член у Джеффа был не крупным, такое впечатление еще создавали и мышцы мужчины, что буграми выпирали из-под кожи. Его накаченный пресс и хорошо очерченный пах, привлекали куда больше внимания, чем сам член. Но Йокас было все равно. Ей жизненно необходимо было сделать все, чтобы привязать к себе Дэмера бесповоротно. Тонкие пальцы игриво коснулись влажной головки. Не сказать, чтобы Мун было совсем противно, но удовольствия она пока не испытывала, ей нужно было настроиться, поймать волну. Встав на колени, японка откинула гладкие волосы на одну сторону, развратно облизывая губы. — А ты хорош не только в одежде… — улыбнулась колонистка, разглядывая лицо канадца, то, как он улыбается, довольный ее словами. — Только постарайся не трогать мою руку, она все еще чертовски болит. — На этих словах, женщина склонилась над членом Дэмера, без каких-либо прелюдий, обхватывая его рукой и губами. Солоноватый вкус сопревшей от жары кожи и не самый приятный аромат чужого тела, Йокас не остановили. Она знала, что позже привыкнет, а может, ей даже понравится. Главное сейчас — завладеть самым сильным мужчиной в колонии. И у Йокас это получалось. Рука Джеффа зарылась в ее волосы и сильные пальцы надавили на затылок, вынуждая брать глубже. Тихие и сдержанные вздохи, степенно менялись на глухое постанывание, вперемешку с рычанием. С каждой минутой Дэмер расслаблялся все больше, выбрасывая из головы все сомнения и реалии, которые могли настичь их, если их интрижка вскроется. Но сейчас, именно это ему было нужно для расслабления. На удивление, он не ощущал никакого отторжения от контакта с другой женщиной. Скорее наоборот. Это вызывало в нем азарт и чувство собственной мужской силы, власти. Для Мун, такое поведение Джеффа, не стало неожиданностью, к тому же справиться со столь не примечательным мужским достоинством не составляло труда. Женщина мычала, стараясь показать, что ей нравится сосать. Была в этом доля правды, она возбудилась, но не от происходящего, а скорее от самой мысли, что так легко завладела чужим мужем. Власть и манипуляция — только это приносило ей истинное удовольствие. А для власти нужны были знания. Это был самый ценный ресурс. Именно поэтому она стала психологом, чтобы знать самые грязные секреты, пробиваясь на самый верх по карьерной лестнице. Поэтому она дала Веге скополамин, потому что она была единственной, кого было невозможно прочитать. Пока Йокас думала об этом, в какой-то момент мужчина слишком резко дернулся — женщина подавилась и начала кашлять. Выглядело это совсем не красиво, но Джеффу понравилась давящаяся слюнями японка и неискренне извинившись, он дождался, когда она продолжит.       Минет длился недолго — Джефф понимал, что возбуждение и от умелых действий японки, и от всего происходящего, настолько сильно его завели, что он был готов кончить прямо сейчас, так и не вкусив самого главного. Для него было унизительно кончать так быстро. Ему хотелось показать, что в постели он столь же хорош, как и внешне. Что она была права, говоря ему столько лестных слов. Грубым движением руки, он отодвинул голову женщины от своего члена и откинул ее на кровать, тяжело дыша. От духоты в помещении, по его раскрасневшемуся лицу стекали капли пота, но он усиленно пытался хоть немного успокоиться, пока Йокас столь соблазнительно извивалась под ним, развратно раздвигая ноги и поглаживая свое тело рукой в призывных жестах. Он видел, как намокла ее промежность, поблескивая в тусклых лампах и это возбуждало его с новой силой. Джефф долго не думал и впился в женское тело губами. Его движения были хаотичными. Он то кусал кожу колонистки, то сжимал пальцами узкую талию, совершенно не думая о своей партнерше. Глаза застилала похоть. Он мечтал обладать женщиной и в его фантазиях он соблазнил эту. Она отдалась ему, только благодаря его мужской силе. Взяв Мун за узкие лодыжки, он без какого-либо усилия подтянул ее ближе к себе, разводя стройные ноги. Он ничего не говорил, но напоминал Йокас бешеного медведя, который сейчас ее сожрет. Но она не боялась его. Он был ей нужен. Все внутри нее поджималось от волнения и желания. Ей хотелось, чтобы он взял ее и тем самым привязался к ней. Но даже если отложить собственную выгоду, Йокас было сложно отрицать то, что ей физически хотелось секса с этим мужчиной. Он был груб, но ей это даже нравилось. Она терпеть не могла нежности и долгие прелюдия в постели. С момента крушения и экстренного выхода из гиперсна, у Мун не было мужчин. Оно и неудивительно, выбор остался невелик. Но, по ее мнению, она сделала лучший выбор. — Подожди секунду. — Она, задыхаясь от жара, которое излучало тело Дэмера, еле остановила его. Протянув руку к тумбочке у кровати, колонистка непослушной рукой извлекла оттуда презерватив. Порвав упаковку зубами, женщина вытащила резинку. — Нам ведь не нужны последствия, верно? — она ухмыльнулась, зачатие ей совсем было не нужно. Дэмер задумался, на мгновение оторвавшись от колонистки. Пламенная речь, которую произносила Йокас минутами ранее, была направлена именно на детей. Но Джефф понимал, что сейчас это не к месту и пусть нехотя, но согласился одеть презерватив. Мун любезно помогла это сделать, прекрасно справившись и одной рукой. Джефф склонился над любовницей, рукой трогая ее промежность. Он довольно щурился. — Ммм… мне нравятся не бритые. — Довольно прорычал он, направляя свой член во влагалище и толкаясь быстро, нетерпеливо, и сразу до конца. Женщина вздрогнула, когда тяжелая рука сжала ее лобок, который украшала широкая полоска густо растущих, черных волос. Проникновение было не из приятных, но она была готова и к этому. К тому же, куда больше она переживала за свою руку, которую Джефф в порыве страсти мог задеть. У Дэмера сорвало крышу. Он все резче и резче толкался бедрами, не особо задумываясь о том, что чувствует его партнерша. Она знала на что идет. И не видя сопротивления со стороны Йокас, он не церемонился с ней, утоляя собственную жажду и желание. Женщина заливалась фальшивыми стонами, извиваясь под мужчиной и двигая бедрами в такт его бешеного ритма. Если бы позволяла ситуация, она бы просто лежала, пока Джефф не получил бы свое. Но сейчас она не могла так сделать и пыталась участвовать в процессе, царапая спину озверевшего любовника. — Тише. — Рыкнул мужчина, накрывая широкой, волосатой ладонью рот японки. Он не хотел, чтобы их застукали. А ее столь лестные стоны могли это сделать. Руку ее он отвел в сторону. Царапины от женских ногтей ему на спине тоже были ни к чему. Не стоит давать Грейс почву для новых истерик.       Рывки становились все резче и грубее. Он толкался в нее, и только задушенный звук стонов, тяжелого дыхания и хлопков, от ударяющихся друг об друга тел, наполняли комнату. Запах пота и естественных жидкостей били по носу, но они этого не замечали. Вопреки собственной вере в свои силы, Джеффа хватило на пару минут. Толкнувшись в женщину ещё раз, он как можно сильнее прижал женские бедра к себе. Пару раз вздрогнув, он кончил, не издавая никаких звуков, кроме тихого кряхтения и через мгновение заваливаясь на бок. Йокас умело изобразила собственное удовольствие и когда Дэмер все-таки слез с нее, прильнула к нему, поглаживая по груди. — Это было нечто… — довольно поделилась своими впечатлениями японка. Она не кончила — да и никто бы не кончил. Слишком быстро все было и без особого внимания к ее телу, но ее это устраивало. Сейчас она смотрела на Джеффа и не без удовольствия понимала, что хочет он или нет, будет принадлежать ей. Мужчина, тяжело дыша, закинул руку за голову, для упора, и довольно улыбался, смотря на любовницу. Он знал, что хорош в постели, но ее слова только подогрели его самоуверенность. Он для себя осознал, что не только Грейс могла получить удовольствие от секса с ним. И теперь был уверен, что каждая женщина в колонии, в том числе Вега, будет биться в оргазме, во время полового акта с ним, а после вынашивать ребенка с его ДНК. — Надо будет повторить. — Хмыкнул он, огладив женщину по груди. У нее точно все будет саднить после такого грубого соития. Но ему это даже нравилось. Она будет думать о нем и вспоминать. — Что ж, отлынивать хорошо, но нужно возвращаться к работе. Резким движением поднявшись на ноги, он подтащил свою одежду и начал натягивать ее на влажное тело, предварительно завязав и выбросив в урну наполненный семенной жидкостью презик. — Конечно, здоровяк. Без тебя там делать нечего. — Йокас была рада, что он так быстро уходит, ей ужасно хотелось помыться. Мужчина уже натянул на себя футболку, когда его внимание привлекла стена, на которой слишком явно был отпечаток кулака. — Это что такое? — он прекрасно знал, что ни один из оставшихся колонистов не обладал такой силой, чтобы промять сверхпрочные стены корабля. И либо это был своеобразный арт объект прошлого хозяина этой каюты, либо… Мун не спеша повернулась, глядя на вмятину в стене. Она думала соврать, потому что слишком рано было искать в лице Джеффа защитника, он должен был привязаться к ней получше, но злость была слишком сильной, чтобы скрывать это. — Это андроид. — Безучастно произнесла японка и ее лицо приобрело некое отчаяние. — Он сломан Джефф. Творит что хочет, ты обращал на это внимание? Мужчина задумался на мгновение, поправляя скатавшуюся резинку штанов. — Он делает странные вещи вопреки приказам. Петр говорит, это потому, что он запрограммирован на приоритеты компании. — И вдруг мужчина нахмурился. — Ты ведь из Вейланд-Ютани, почему он не подчиняется тебе? — Потому что сломан. — Повторила женщина, внимательно смотря на Дэмера. — Он напал на тебя? Почему ты никому не сказала? — Потому что он мне ничего не сделал. Это был сбой, он себя не контролировал. — Йокас вкладывала в свои слова беспокойство. — Но ничего не сделал. Я думаю, он никому ничего не сделает. Это же просто машина. Я слышал, они не могут нанести вред человеку. — Джефф подошел к вмятине и примерил свой кулак, который был гораздо шире. Через мгновение он поставил его рядом с отпечатком Уолтера и попытался продавить металл. Но он не поддался. Не скрипнул. Стены корабля были тверды, как камень. Сейчас Джефф начинал понимать, какой силой обладает эта машина, что так похожа на человека. — Он сломан, Джефф. — В третий раз повторила Йокас и увидела, что ей удалось вложить эту мысль Дэмеру в голову. И пусть сейчас он будет думать об измене, позже он вернется и к этому. — Меня тоже он выбешивает. Находит время на бабскую укладку и глажку одежды. Была бы моя воля, он бы сутками напролет копал траншею, без перерыва, пока бы не отключился нахрен. Так было бы куда больше пользы от него. — Лицо Джеффа перекосило от неприязни. Но злость в нем быстро утихла, когда он взглянул на полуприкрытую одеялом японку. — Нужно идти работать. — Коротко заключил мужчина и быстро натянув футболку, в последний раз посмотрел на улыбнувшуюся ему Йокас, после чего вышел из ее каюты.

***

      Гнетущая тишина и тьма стальных коридоров некогда великого корабля планеты Земля «Завета», давила. Погнутый металл, обожженная проводка, свисающая из выломанных пластин на стенах и потолках, затхлый, душный запах плохо проветриваемого помещения — все это не вызывало у синтетика воодушевления. Ему было жаль видеть то, во что превратился корабль и люди, что были на нем, летя к своей мечте, к новой жизни. Но жаль ему было не то, как сложилась их судьба. А то, сколько ценного материала, которого бы ему хватило на долгие годы экспериментов, пало в небытие. Именно то, что ему по-прежнему было необходимо для завершения его цели — выведения совершенного организма. Но несмотря ни на что, Дэвид знал, что найдет выход из ситуации. В конце концов, в его расположении остаются девять колонистов и бессмертная жизнь. Как ни странно, но уже на подсознательном уровне, Кэрролин в этот список он не включал. На нее у него были совершенно другие планы, которые она, сама о том не зная, корректировала, привязываясь сама и привязывая синтетика к себе все сильнее. Тихо вздохнув, мужчина остановился напротив дверей, ведущих в «мозг» корабля. Место, где хранился главный модуль ИИ Завета. Чтобы разблокировать дверь, андроиду пришлось потрудиться. В прошлый раз, он сделал все, чтобы никто из колонистов даже насильно не смог открыть двери. Конечно, они не смогли бы починить «Маму». Даже он сам сомневался, что у него выйдет вернуть ее том виде, в каком она была. Для этого не хватало ресурсов и энергии. То, чего на Парадайзе было в дефиците. Но сейчас ему был нужен вовсе не ремонт главного компьютера, а его память. Архив данных, которые были загружены в нее. Синт не думал, что ему могут понадобиться эти данные, но сегодняшнее признание Веги навело его на кое-какие мысли, которые нужно было подтвердить.

***

…В темное, без каких-либо опознавательных знаков помещение, входит группа из семи человек. Они не разговаривают между собой, слишком погруженные в переживания о предстоящем тестировании. Каждый из них заходит в отдельную комнату, примыкающую к общему вестибюлю. Люди одеты одинаково: серый костюм — футболка и штаны, свободного кроя, из хлопка; ослепительно белые ботинки, без шнуровки; белые носки. Кэрролин Вега зашла в четвертую комнату — этот номер, как и всем остальным, дали ей предварительно. В небольшом квадратном помещении, стены, потолки и пол которого были обшиты стальными ребристыми листами, прямо по центру стояло кресло-кушетка, оно откидывалось таким образом, что сидящий на нем мог принять положение полулежа. Такая поза позволяла человеку лучше расслабиться. Вокруг были терминалы и аппараты, о назначении которых, Вега могла только догадываться. Женщина осмотрелась, нервно обкусывая губы. На кушетке были желтые широкие ремни, со стальными пряжками на концах — они вызывали у нее тревогу. Свет в комнате давали только 2 лампы, одна из которых находилась над кушеткой, освещая тестируемого, а вторая располагалась перед сидением. Напротив, был установлен экран и приборы, каких она раньше не видела. Один из них был с объективом и отдаленно напоминал камеру. — Ложитесь. — Прозвучал искаженный низкий мужской голос компьютера из динамиков, заставив женщину вздрогнуть от неожиданности. Голос был неприятный. Кэррол недоверчиво взглянула на желтые ремни и поправив их, чтобы не мешали, легла на кушетку. Едва она успела устроиться поудобнее, спинка почти сразу начала приподниматься, пока голова женщины не оказалась на уровне экрана. Кроме короткой команды, никаких звуков в помещении не было. Вега лежала неподвижно, ожидая дальнейших указаний. Спустя несколько минут, дверь отъехала в сторону и в комнату зашла сурового вида женщина в оранжевом комбинезоне. Ее педантично собранные в тугой хвост темные волосы, раздражали Кэррол, как и все, что тут происходило. Она знала, что ей не к чему проходить все эти тестирования — они лишь для того, чтобы другие пассажиры Завета знали, что она летит с ними, как и все остальные — по своей инициативе, когда на самом деле, у нее просто не было выбора. Безымянная женщина подошла к Кэррол, ни произнося ни слова. Она даже не встречалась с ней взглядом, совершенно отрешенно выполняя свою работу. Смазав все присоски, которые располагались на небольшом столике рядом, сотрудница стала прилеплять их к груди и голове Веги. Чуть позже, одела ей на палец пульсоксиметр. Все эти приборы должны были отслеживать ее пульс, давление, дыхание, мозговые импульсы. Так, чтобы Кэррол не могла соврать. В ухо вставили обычный наушник, и блондинка тут же начала поправлять его, чтобы было комфортнее. Закончив с установкой приборов, сотрудница довольно грубо перетянула женщину ремнями. — Это обязательно? — не выдержала Вега, когда ее грудную клетку и бедра сдавили ремни. Но ответа не последовало, лишь суровый взгляд, пресекающий все дальнейшие вопросы.       Завершив все процедуры, женщина в комбинезоне покинула помещение, запирая испытуемую внутри. Кэррол с облегчением вздохнула, когда неприятная сотрудница покинула ее, хотя в ее выражении лица, ничего нового для себя она не увидела.       Пауза затягивалась. Тестирование никак не начиналось. Возможно, потому что готовили к началу и остальных участников проекта. Вега, не придумав ничего лучше, тихо лежала и смотрела в потолок, опустив руки по бокам от своего тела. Хорошо, хотя бы их не привязали к кушетке. Ей хотелось быстрей выбраться отсюда. В какой-то момент, ее начали сильно беспокоить ремни, которые неприятно впивались в кожу. Она согнулась, чтобы расслабить их, но как только она закончила, резкий звук, раздавшийся из динамиков, заставил вздрогнуть и она чуть не слетела с кушетки. Несколько нервно осмотревшись по сторонам, в поисках источника звука, она не стала вновь затягивать ремни, а просто легла обратно, размышляя насколько сложным будет для нее это тестирование. — Здравствуйте. Вам удобно сидеть? Пожалуйста, расслабьтесь, чтобы мы провели регулировку для вашей конфигурации. — Все тем же неприятным голосом оповестил компьютер. Если организаторы выбирали самый отталкивающий голос — им это удалось. Вега была сильно напряжена, но все же постаралась расслабиться. И как только у нее это получилось, откуда-то сверху, на лоб, ей упала капля воды. Женщина нахмурила брови, поджимая губы. Она прекрасно понимала, что это и есть начало теста. Ей вспомнилась пытки средневековья, про которые она читала в интернете со скуки. Была среди них похожая, голову человека фиксировали в неподвижном положении, после чего ему на лоб по капле капала вода, в одно и то же место на протяжении часов, а то и нескольких суток — это очень быстро сводило человека с ума. Но Кэррол не дрогнула — она сидела, как и раньше, пока капля стекала по ее переносице, растворяясь где-то по пути к подбородку. — Поздравляем кандидат, «Вэйланд-Ютани» рады сообщить вам, что вы попали в окончательный список миссии «Завет» команды «Бета». — На пару мгновений компьютер умолк, обрабатывая данные, после чего начал задавать вопросы. — Что вы чувствуете? — Раздражение. — Кэррол знала, что отвечать нужно правду, ложь компьютер распознает мгновенно. — Назовите свои достоинства. — Ум, выносливость, повышенная работоспособность. — Женщина отвечала без эмоций, ведь компьютеру они были не нужны. Ее выводили из себя подобные вопросы, потому что компания и без этого прекрасно знала все ее преимущества. Она знала ее досконально. Даже о том, что у нее под кожей. О том, где она, как сильно она нервничает или радуется — все было как на ладони. Поэтому отвечая на этот вопрос, Кэррол от злости сжимала губы. — Вы испытываете чувство страха? Кэррол хотела ответить «нет» и уже открыла для этого рот, но тут раздался громкий хлопок, от чего она вздрогнула, а ее пульс участился. Она ничего не ответила. Тогда компьютер повторил свой вопрос еще раз: — Вы испытываете в настоящее время чувство страха?— со стороны экрана раздался громкий взрыв, посыпались искры. Женщина тяжело задышала, хватаясь за ремень на своем животе и почти выкрикнула: — Я в постоянном страхе! — пульс Кэррол зашкаливал. — Что вы чувствуете? — Злость. Я чувствую злость! — чтобы успокоится, Веге понадобилось немного времени. — Что вас тревожит? — Предстоящий полет. — Поясните, пожалуйста. — Меня беспокоит мое место в иерархии миссии. — Уклончиво ответила женщина, потому что не знала, слышит ли ее еще кто-то. — Перечислите все, что вас пугает. — Одиночество, моя смерть, лед. — Все тело Кэрролин передернуло нервной судорогой, когда она произносила последнее слово. — А теперь, попытайтесь избавиться от всех мыслей. Когда я произнесу слово, говорите первую пришедшую в голову ассоциацию. Выждав мгновение, компьютер продолжил: — Работодатель. — Закон. — Колония. — Дом. — Яйцо. — Жизнь. — Проникать. — Мужчина. — Мать. — Компьютер. — Синтетический. — Раб. — Дарвин. — Ученый. — Зло. — Люди. — Опасность. — Оружие. — Инопланетянин. — Вселенная. — Теперь вы должны оценить серию коротких записей: от десяти — если вы испытываете чувство сильного страха или дискомфорта, до нуля — если у вас нет чувства страха или дискомфорта. — Экран напротив кресла включился и задвигался, подстраиваясь под положение Веги. — Постарайтесь не отводить взгляд. Женщина устало сфокусировалась на экране, готовясь к новому этапу тестирования. — Запись один. Кресло сильно завибрировало. На экране появилось что-то очень неприятное — какое-то органическое месиво. Кэррол смотрела, не отводя взгляд, но ни одна мышца на ее лице не дрогнула. После этого, на ее лице появилась считывающая эмоции голубая сетка. Она крестом прошла от верхнего левого угла, к правому нижнему, регистрируя мимику женщины и после исчезла. — Здравствуйте! Здравствуйте! — раздался женский голос с очередного ролика, сюжет которого было сложно понять. Вероятно, показывали разные кадры, от которых люди должны испытывать чувство сильной тревоги. Так выявляли их фобии. В глаза Кэррол направили луч свет, она сощурилась немного, но ее выражение лица стало еще более раздраженным. Казалось, она знает, что сейчас будет происходить. Догадалась после первого видео. Со всех сторон обрушились неразборчивые звуки и треск. Кэррол зажмурилась, пытаясь усидеть твердо на месте, руками сжав обивку кушетки. — Поставьте свою оценку. — Четыре. — Уголки губ женщины были опущены вниз, ей не нравилось находиться здесь, она хотела закончить эту пытку, как можно быстрее. — Запись два. На экране появилась кобра, вонзающая свои клыки в человеческую руку. Через мгновение, в кадре была та же рука, разлагающаяся от яда змеи. Из нее вытекал гной и сгустки некрозной крови. — Запись три. Человеку отрезают ногу, крики слышны со всех сторон. Следом вторую. — Запись восемь. Разлагающееся тело, кишащее личинками мух. Крупным планом показывают разложившееся лицо, в глазах, ноздрях и рте, множество личинок. Стоны боли. — Запись девять. Человек крупным планом блюет. Он заваливаются на спину и давится рвотными массами, задыхается. Кадр быстро сменяется, крупно показывая не шевелящегося человека, чьи рот и нос залиты рвотой. — Запись пятнадцать. Мужчину разрывают животные, показывают, как плоть отделяется от костей. — Запись восемнадцать. Отрезанная ступня, кишащая опарышами.       Все это время, Кэррол дергалась лишь от громких звуков и хлопков, которые были неожиданными, но всегда в конце ролика. Уже на десятый раз, она привыкла к этим громким и резким звукам, и почти что спокойно сидела, лишь иногда вздрагивая от ярких вспышек искр. Было понятно, что все эти ужасные видеоролики ее совсем не трогают. Записи неожиданно прервались. Вега нахмурилась, не понимая, почему в помещении вновь стало темно и тихо. Не похоже, на конец. В ее голову закрадывались мысли о том, что возможно кто-то из участников не выдержал и тестирование было приостановлено. — Ожидайте запись девятнадцать. — Вновь нарушил тишину голос из динамиков.       Через несколько минут после того, как Вегу отключили от общего видеоряда, компьютер продолжил: — Запись девятнадцать. Кричала голая женщина, у нее на руках был синий, явно мертвый младенец, его шею обвивала пуповина, весь пол был в крови. — Запись двадцать три. Под кожей человека что-то двигалось. Крупное, извивающиеся, оно ползло по предплечью, проникая в тело. Всего записей было тридцать. Кэррол хотелось верить, что она справилась с заданием на отлично и ее отпустят. — Дайте свою оценку. — Три. — Безразлично ответила Вега. — Поясните, что вам не понравилось. — Резкие звуки и крики. Шум. — Что ощущали вы? — Раздражение. Глупо тестировать патологоанатома подобным образом. Я каждый день вижу все то, что мне тут показывают. — Съязвила женщина. — Сессия окончена. Благодарим за потраченное время. Пожалуйста, ожидайте специалиста.       Кэррол просидела в опустившейся кушетке около сорока минут. Женщина начинала нервничать, понимая, что ждет слишком долго. Она только потянулась, чтобы отстегнуть ремни, как вся аппаратура вновь включилась, на мгновение ослепляя ее яркой вспышкой. Сверху блондинку накрыло порывом холодного воздуха, взъерошивая ее волосы. Но через мгновение это прекратилось. Кушетка автоматически приподнялась вновь, фокусируя голову будущей колонистки напротив камеры. — Пожалуйста, оставайтесь на месте. Вам будет задан ряд вопросов. — Полагаю это особая честь? — Кэррол стиснула зубы, догадываясь, что осталась одна на дальнейший допрос и уже догадывалась, на какую тему. Компьютер не ответил на ее вопрос, вместо этого, голубые лазерные линии сеткой прошлись по ее лицу и зафиксировались на глазах, регистрируя любые изменения. В соседней комнате оператор был не один. — По прибытию на Оригае-6 какие обязанности вы будете исполнять? Вега нахмурилась, эти вопросы она слышала множество раз. И знала, что отвечать надо то, что они хотят услышать. — Обязанности патологоанатома. А также некробиолога. Моя задача изучать случаи смерти, связанные с проживанием на Оригае-6. Так же тесно сотрудничать с эпидемиологами, предоставлять им данные для исследований, проводить ряд экспериментов самостоятельно. Собирать данные и отправлять отчеты «Вейланд-Ютани» раз в полгода. При необходимости, выполнять работу хирурга. — Что вы будете делать, если мужчина или женщина окажет вам знаки внимания с интимным продолжением? Было видно, как женщина сначала разозлилась на этот вопрос, а потом расстроенно опустила взгляд на желтые ремни. — Откажу. — Пожалуйста, не отводите взгляд от камеры. Как только женщина подняла голову, голос из динамиков продолжил. — Какова причина отказа? Кэррол нехотя подчинилась. — Запрет на половые связи, в связи с заболеванием. — О каком заболевании идет речь конкретно? — Черт, это обязательно? Вы серьезно?! Я недостаточно унижаюсь?! — Вега была на пределе, ее злило все происходящее, откуда-то сверху на нее обрушился поток ледяного воздуха, такого холодного, что она вскрикнула. Холода она боялась до сих пор. — О каком заболевании идет речь? — бесстрастно повторил компьютер. — Повышенное либидо. Нимфомания. — Ответила блондинка, чуть ли не плача, ее губы дрожали, но слезы так и не пролились. — Вы этого стыдитесь? — Да. — Коротко ответила Вега. После того, как ее окатили ледяным потоком, она выглядела безучастной. — Каковы сроки полового воздержания вам даны по договору? — Десять лет, с момента приземления на Оригае-6, включая мое пребывание здесь, до отлета. — Каковы меры наказания вам грозят за грубое нарушение контракта? — Смерть. — Не задумываясь ответила блондинка. Ее глаза уже слезились от яркого света. Камера потухла. Комната погрузилась во тьму. Через мгновение загорелась мягкая подсветка вдоль пола. — Поздравляем, кандидат. Вы прошли тестирование. Добро пожаловать в колонизаторскую миссию «Завет». Пожалуйста, оставайтесь на месте. К вам сейчас подойдет специалист.       Женщина осталась лежать на кушетке. Ее пальцы слегка подрагивали. В комнату зашла сотрудница в оранжевом комбинезоне и отстегнула Кэррол от кресла. Поднявшись, на ватных ногах, блондинка вышла из помещения. Конец записи.

***

Вега К. Утвержден. Уровень 5 пройден. Анализ страха: Стандартное тестирование — 31,7%. Дополнительное тестирование. — 100% Фобии: Пантофобия. Криофобия. Физические показатели — стандартное тестирование: Глазной рефлекс — 100% Спирометрия: +100,3 ЭКГ: 82 Аудиометрия: 100% Физические показатели — дополнительное тестирование: Глазной рефлекс — 100% Спирометрия: + 135,9 ЭКГ: 167 Аудиометрия: 100%       Перед глазами Дэвида замелькали данные результата тестирования. Отметки о пульсе, мозговые импульсы, расширение зрачков, повышение температуры тела, эмоциональные всплески. Он видел, что состояние Веги было стабильно все тестирование. Но последняя его часть выбила ее из колеи. Она провалилась по всем параметрам. Во время допроса, преобладало чувство страха. Но у синта оставались вопросы, ответы на которые он так и не нашел. Они были необходимы для завершения анализа увиденного, пока заряд позволял воспроизводить видеофайл. Загрузка… Испытуемый № 5. Уолтер 89. Воспроизведение файла.

***

      В комнате, идентичной всем остальным, в которых проводилось тестирование, находился высокий брюнет, которого уже стянули желтыми ремнями и прикрепили к его вискам и груди присоски. В ухо был вставлен один наушник. — Что вы чувствуете? — Чувствую? — после паузы, Уолтер продолжил, понимая, что данный ответ не устраивал оператора. — Я ценю надежды и мечты моих коллег-людей. Я сделаю все возможное, чтобы они добились успеха. — Назовите свои достоинства. — Развитый интеллект, быстрота, подвижность. Я преуспеваю на кухне и в саду. — Вы испытываете страх? — раздался взрыв, и на пол упал кусок обшивки вместе с искрами. Но синтетик даже не дернулся, лишь с пассивным интересом перевел взгляд на пластину. — Страх и неуверенность присущи людям. — Спокойно ответил Уолтер. — Вы считаете, что этим превосходите людей? — Чувство превосходства — означает наличие эго. Я свободен от этого.       Тестирование андроида проходило совершенно по той же схеме, как и у остальных колонистов. Он не показывал эмоций, неизменно отвечая на все вопросы бесстрастно. И несмотря на то, что оператору было дано особое указание отслеживать любые импульсы, которые могли отходить от нормы искусственного разума — тот прошел испытание с результатами 100%.       Видеоряд он оценил, как ноль, скорее с любопытством рассматривая жуткие кадры. Ему было непонятно, зачем он проходит это испытание, ведь он андроид и подобные тестирования не вызывали у него никаких эмоций, потому что он не мог их испытывать, лишь имитировать. Но «Вейланд-Ютани» имело на это свои доводы.       На тридцатом видео, запись прервалась и экран потух. Но Уолтер продолжал сидеть неподвижно, ожидая дальнейших распоряжений. — Сейчас вам будет задан ряд дополнительных вопросов. — Оповестил его механический голос компьютера, и андроид кивнул, понимая, что эта часть не входит в общее тестирование. — Отвечайте быстро, без анализа. — Имя и фамилия вашей подопечной. — Кэрролин Вега. — Мгновенно ответил синтетик. — Колониальный номер подопечной. — Две тысячи. — Номер чипа подопечной. — DS3400SCUR. — Какие ваши действия, если организм подопечной, будет подавать сигналы повышенной возбудимости? — Будет проведен анализ ситуации. Если после проверки, будет выявлено нарушение пункта контракта — я имею право применить транквилизатор, для щадящего угнетения структур мозга, чтобы стабилизировать состояние подопечной. А также препараты с анксиолитическим действием, в более легких провинностях, нуждающихся в мерах пресечения. — Какие препараты разрешены к использованию? — Имею первый уровень доступа к медицинским препаратам. — Как вы будете отслеживать состояние подопечной? — С помощью чипа, считывающего показатели, что передает данные на любое портативное устройство, которое я буду иметь при себе. Чип отслеживает любые изменения и отклонения, в любом случае — я узнаю об этом. — Что вы будете делать, если вас посетят сомнения в принятии решения? Уолтер нахмурился, не понимая сути вопроса. Но ответил не колеблясь — он уже проходил через это. — У меня нет сомнений. Приказ в приоритете. В случае неполадок — я обращусь к сервисным специалистам для проверки. — Спасибо за участие, кандидат, ожидайте прихода специалиста. Запись прервалась.
Примечания:
Предэякулят - или предсеменная жидкость, выделяется из головки пениса в состоянии эрекции.
Пульсоксиметр - прибор, позволяющий определить насыщение крови кислородом, не нарушая при этом цельности кожных покровов.
Анксиолитическое действие транквилизатора - сильное уменьшение беспокойства, тревоги, страха.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты