ID работы: 8740518

Марсиане (The Maretian)

Джен
Перевод
R
Завершён
630
переводчик
repitter сопереводчик
GORynytch бета
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
1 377 страниц, 291 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
630 Нравится 5158 Отзывы 195 В сборник Скачать

Сол 17

Настройки текста

Запись в журнале – Сол 17

Вау. Просто вау. Прошло уже несколько часов, но я всё ещё… да, просто… вау. Так, Уотни, соберись. Поколения историков, ученых и адептов плоской Земли ждут, когда ты скажешь хоть что-то достаточно связное, чтобы можно было отделить слова друг от друга. А будущие психологи будут кандидатские по этому писать, так что не разочаровывай их. Давайте начнём с той маленькой проблемы, которую я уже упомянул. Вода. НАСА прислало регенератор воды, который фильтрует и очищает использованную воду – не только мочу, но также воду, использованную для душа и санобработки, удаляет избыточную влажность из воздуха от испарившегося пота и дыхания – и делает её не просто питьевой, а абсолютно чистой. Это тяжёлый и дорогой агрегат, но он легче и дешевле, чем тащить с собой запасы воды на тридцать один день – по два литра на астронавта для питья ежедневно, плюс аварийный резерв, плюс гигиена, плюс санобработка. Как я уже упоминал вчера, технически, под марсианской поверхностью полно воды. Проблема: до неё трудно добраться, и она загрязнена перхлоратами. Эксперименты с использованием местной воды вместо её доставки – это важная часть программы "Арес", как первый шаг к возможной колонизации и терраформированию Марса. В общем, проще говоря, мы эту воду пока что добывать не умеем. НАСА по факту отправило нам по пятьдесят литров на человека – не будь регенератора, пришлось бы взять по сто. В сумме триста литров. На слух вроде бы много, но на самом деле это всего лишь вдвое больше, чем ёмкость типичного домашнего водогрея. Верхний слой почвы на нашей Земле требует около сорока литров воды на кубический метр, чтобы оставаться плодородным, и это только для начала. Растения будут постоянно высасывать воду из почвы, чтобы создавать еду для меня и моих гостей, поэтому воду придется постоянно добавлять. Вот только изначальная вода для моей жаждущей, иссохшей марсианской пыли составляет триста шестьдесят восемь литров – намного больше, чем было у нас на начало миссии. Это не единственная проблема с выращиванием пищи, но она была первой и самой неотложной из всех. Я говорю "была", потому что больше это проблемой не является. Оказывается, у меня есть столько воды, сколько я захочу, если только достанет терпения набирать её по триста миллилитров за раз. И причина, по которой это не является проблемой, кроется в слове, которого я столь старательно избегал в этом журнале, потому что НАСА дерьмом изойдёт, если его увидит. Если честно, мне и самому от него не очень-то комфортно. И это слово: магия. Я много играл в D&D в детстве. (Да, Марк Уотни, магистр ботаники и сертифицированный инженер, оказывается, тот ещё гик. Кто бы мог подумать?) Моим любимым персонажем был клирик, и среди заклинаний, которыми он владел, было "Сотворение воды". Я всегда считал, что это тупое заклинание, и никогда его не использовал. Нашему ДМу хватало ума, чтобы понимать, что лупить монстров по головам булавой это прикольно, а вот рассчитывать каждодневный рацион, чтобы не сдохнуть по пути к ближайшему городу – нет. (Свежие новости: оно и по сей день так). Но в детстве у меня просто не хватало воображения или подготовки, чтобы понять, насколько полезным было такое заклинание. Представьте себе, например, скафандр с подобным заклинанием, встроенным в систему жизнеобеспечения? Или ещё лучше: “Сотворить воздух для дыхания”! Не нужно носить с собой большие баллоны, не нужно изобретать сверхсложную систему воздухоснабжения – просто щёлкнул переключателем, и вперёд! Можете себе такое представить? Отлично. А теперь перестаньте представлять, потому что прямо сейчас пять таких скафандров лежат у меня в Доме. При любых обычных обстоятельствах (а я ведь умру на Марсе, если не придумаю, как использовать обычное необычным образом) это само по себе стоило бы "вау" или даже двух. Но это было самым скромным из моих открытий за этот день. И вот теперь, когда я немного прояснил для вас обстановку, думаю, я смогу рассказать о том, что произошло, уже не отвлекаясь. Прошлым вечером я начал с того, что вылил сорок восемь литров воды в грунт, покрывающий пол в Доме. Затем я добавил ещё немного, чтобы восполнить то, что вытекло по краям, несмотря на импровизированный бортик, сделанный из старой одежды. Затем я промокнул избыток, несомненно богатый этими мерзкими перхлоратами, и выжал в очиститель воды для восстановления. Это нужно было сделать в любом случае, чтобы подготовить грунт и снизить концентрацию перхлоратов в Доме. Этим утром, к полнейшему отвращению моих соседей, я начал превращать марсианский грунт в нечто, из чего можно было бы вырастить урожай. Я начал с того, что снял верхнюю часть ящика для рассады со всеми его счастливыми, здоровыми маленькими ростками люцерны, которых сейчас хватило бы на один обед для худосочного ослика, и перенёс его в дальний угол отсыпанного грунта. Затем взял часть земной почвы (около трёх четвертей от общего количества) и распределил её тонким слоем по тому, что мы притащили вчера. Пока всё шло нормально. Далее пошёл компост. Даже питаясь пайками, мои четвероногие друзья сумели наполнить коробку по самую задницу (ну, вы поняли, какую я имею в виду?) свежим компостом. Конечно, я тоже внёс свою лепту. Раньше мне казалось, что оно воняло, но когда я начал его размешивать и распределять поверх марсианского грунта, то чуть не блеванул. Когда я лопатой перемешал дерьмо, земную почву и марсианский грунт, запах ослаб, но не исчез. Атмосферный регулятор удаляет частицы только крупнее определенного размера, а тиолы, которые и вызывают неприятный запах, слишком малы для него. Черри помогала мне с этой отвратительной работёнкой. Остальные инопланетяне сделали одно или два замечания, но в остальном помалкивали, в основном из-за того, что пытались удержать внутри свой собственный завтрак. Черри не сказала ни слова, хотя, когда один особо выдержанный кусок дерьма испустил облако концентрированного зловония, она фыркнула и топнула ногой, совсем как разозлённая лошадь. Это было очаровательно, и я очень жалею, что у меня не было в руках камеры, чтобы запечатлеть эту сцену. (А вот что было не очень очаровательно, так это то, как Черри обогнала меня на пути в душ, да ещё израсходовала тройную порцию воды, чтобы отмыться. Я начинаю жалеть, что показал им, как пользоваться этой штукой, и с содроганием жду того дня, когда кончится и без того ограниченный запас мыла и гигиенических салфеток). Вот так мы провели утро – возились в дерьме и дышали мерзкой, тошнотворной и жизненно важной вонью. Скажем так: никто из нас не пожалел, что на обед была только половина пайка. После обеда я сел и стал думать, где раздобыть ещё воды. Использование заражённого перхлоратом льда из слоя вечной мерзлоты марсианской почвы было самым безопасным вариантом, но также наиболее трудоёмким и наименее выполнимым. Я мог бы распотрошить водородные аккумуляторы топливных элементов, которые использует Дом, и сжечь водород, чтобы получить воду, но я не хочу рисковать своим электроснабжением – это единственное, о чем мне не нужно беспокоиться, если ничего не трогать. И был ещё один вариант, настолько самоубийственно безумный, что теперь, когда проблема решена, я даже не стану писать о нём в этот журнал. Конечно, этот вариант мог дать мне воду, но в довесок к ней я получил бы примерно тыщу способов умереть самому и заодно убить своих маленьких друзей. Я очень рад, что мне не нужно пробовать этот безумный вариант, и надеюсь, что никогда и не придётся. Я рассматривал и прикидывал доступные мне варианты, и уже даже подумывал о том, что не стоит пока засыпать весь Дом грунтом, когда Старлайт подошла ко мне для нашего ежедневного разговора. Это просто ужасно, с каким нетерпением я жду этой минуты исковерканного английского, на котором у нас идёт общение (не считая того, сколько раз за день мои приятели повторяют и калечат тексты "Битлз"). СТАРЛАЙТ: Пища, у нас проблема. (Примечание: это почти заставило меня истерически рассмеяться – и не по самым уважительным причинам). Я: Знаю. Я над этим работаю. СТАРЛАЙТ: (настойчиво) Нет! Земли мало! Мало земля всем кормить! Я: (стараясь не думать об этом – одна невозможная вещь за раз) У нас есть проблема хуже – вода. СТАРЛАЙТ: (озадаченно) Вода проблема? Я: Да. Мне нужно найти больше воды, чтобы выращивать растения. СТАРЛАЙТ: И это всё? Нужно тебе сколько? Я: Она есть на вашем корабле? СТАРЛАЙТ: (снова выбивается из сил и начинает дрожать) Это смотреть! Ее рог прекратил светиться, и она созвала других пришельцев на очередное маленькое собрание. Они их устраивают время от времени и, как правило, начинают ругаться, хотя и недолго, но в этот раз разговор был действительно коротким. Затем каждый из них вытащил свой скафандр из той груды, которую они устроили под стойкой для зарядки и где сейчас находятся все мои лишние скафандры. Файрбол принес пару колб из химической лаборатории… потом ещё две… и ещё одну. И примерно через минуту на столе передо мной стояло пять колб, наполненных водой. Ну, не совсем полных, но в сумме набралось чуть меньше двух литров. И я видел, что ни один из них и близко не подходил к клапану регенератора воды или кранам Дома. В химической лаборатории не хватило колб для повторного представления, поэтому дракон схватил пластиковый контейнер и отнёс его в угол, где хранились скафандры. Тем временем я взял воду и перелил её в водный регенератор – в конце концов, надо же её где-то хранить? Контейнер для образцов заполнялся подольше, но через какое-то время Файрбол принёс мне полную пластиковую коробку прозрачной чистой H2O, поставил у моих ног и ткнул в неё когтем. Я взял контейнер, медленно перелил воду в регенератор, поставил на пол… и дракон тут же подхватил ёмкость и унёс обратно к скафандрам. Теперь уже мне стало любопытно. Костюмы "Арес III" вмещают примерно по два литра воды каждый, для работы астронавтов во время выхода на поверхность. Я предполагал, что инопланетные скафандры имеют похожее устройство, и что они опустошили свои скафандры, чтобы внести свой вклад в общее дело. Но колбы и контейнер явно превышали объём, который я ожидал увидеть, если бы слил всю воду из шести наших скафандров, и уж точно больше объёма, который я ожидал от меньших скафандров пришельцев, даже с их внушительными ранцами. Но, когда я подошёл туда, контейнер уже снова был наполнен почти наполовину. Инопланетяне отсоединили шлемы от скафандров и держали горловины над контейнером. В каждом костюме оказалась маленькая трубочка, как у хомяка в клетке, в точности такая же, как и у нас, из которой жаждущий астронавт мог, слегка повернув голову, сделать глоток воды, когда это было необходимо. Трубочки на пяти скафандрах включались и выключались примерно на тридцать секунд каждая, чтобы брызнуть тонкими струйками воды в контейнер. Языковой барьер уже достаточно пошатнулся, чтобы мы могли понять некоторые слова – такие базовые вещи как "да", "нет", "не трогай" (мне приходится часто использовать "не трогай") и, конечно же, "рисуй". Ещё одно слово, которое мы выяснили, это "как". Поэтому, когда я спросил, как у них это получается, Черри протянула мне свой скафандр и даже расстегнула защёлки на задней части ранца, чтобы я мог поглядеть на его устройство. В скафандре баллонов не было. Вообще. Ни для воды, ни для воздуха. Ни единого. Ранец предназначен не для жизнеобеспечения. Это сложный блок подруливающих устройств, похожий на компактное "летающее кресло", с подлокотниками и ручным управлением (хорошо, копытным), которые выдвигаются, когда ноги пользователя находятся в определенном положении. Там нет даже топливного бака для двигателей: все они соединены с большим куском розового кристалла, который выглядит абсолютно сплошным. Невероятно, но все средства их жизнеобеспечения помещаются в крошечную коробочку в передней части скафандра, размером примерно с два моих кулака, сложенных вместе. И все время, пока я осматривал этот скафандр, четверо других продолжали лить воду в контейнер. Я пробормотал что-то вроде: "Это невозможно, как такое вообще может работать?” Старлайт снова засветила свой рог и сказала всего одно слово. Перевод прозвучал как "магия". Я попытался объяснить, что не бывает такой вещи как магия. Магия – это просто то, чего вы ещё не понимаете. Но, конечно, переводчик уже был отключён, да и Старлайт всё равно меня не слушала. Вместо этого она что-то говорила остальным восторженным тоном. Черри выглядела сомневающейся, но и она кивнула головой, и, пока остальные снова убирали свои костюмы, Старлайт вытащила одну из тех коробок, притащенных нами с их корабля. Я уже догадывался, что это какая-то батарея, и то, что произошло дальше, подтвердило мою догадку. Она прицепила пару сломанных частей от антенного поля разрушенной системы связи (я не знаю, когда она их подобрала) на то, что выглядело как выводы аккумулятора. Затем она сделала жест своими копытами, как будто держала камеру. Ей пришлось изобразить это дважды, прежде чем я понял, что она хочет, чтобы я снимал то, что она собиралась делать. Я вытащил одну из ручных видеокамер и поставил её на запись. Как только единорожка убедилась, что я снимаю, то щёлкнула выключателем на аккумуляторе... и всё поменялось. Вы же наверняка видели лестницу Иакова* – ну, знаете, такие штуки в лабораториях безумных ученых, у которых промеж двух антенн поднимаются электрические дуги? Тут всё выглядело примерно так же, только вместо электрических дуг были радуги, одна искрящаяся счастьем радуга, поднимающаяся вслед за другой. Когда первая радуга добралась до кончиков антенн, она лопнула, и свет в Доме изменился. Цвета стали более насыщенными, с сильным уклоном к основным цветам спектра и пастельным оттенкам. Даже смесь дерьма и марсианского грунта изменила цвет и стала выглядеть… ну, скажем так, дерьмовее. Все инопланетяне заулыбались, вытягивая конечности и поворачиваясь так и эдак, будто грелись на солнышке. Спитфайр расправила крылья и одним взмахом воспарила, нарезая круги вдоль стены Дома быстрее, чем я успевал следить за ней с помощью камеры. Затем взлетела Драгонфлай и стала гоняться за пегаской, пока у меня не закружилась голова. Должно быть, она у меня и правда закружилась, потому что после второго круга я потерял Драгонфлай из виду и начал видеть инопланетян, с которыми пока не встречался – синего пегаса с радужной гривой, тёмный гибрид пегаса и единорога и что-то похожее на ястреба, сотканного из огня. Затем Файрбол медленно поднялся в воздух. Я не упоминал крошечные крылья на его спине, потому что думал, что они рудиментарные и ничего не значат, но они работали, и, совершая всего один взмах в секунду или около того, он мог парить над полом. Всё это время он смотрел на меня с этаким самодовольным выражением на морде, как будто говоря: "спорим, ты так не сможешь". Старлайт что-то крикнула, и я повернул к ней камеру как раз вовремя, чтобы заметить, как она исчезла во вспышке света. Я почувствовал тычок в колено, и, оказывается, она была уже там. Каким-то образом она просто… ну… прыгнула… сразу на четыре метра. Хихикая, она сделала это снова, возвращаясь обратно к коробке. То, что записано на карту памяти этой камеры, является первым известным человечеству документальным доказательством, что телепортация возможна. Вдумайтесь в это. Затем радуги, выходящие из батареи, начали рассыпаться. Все, кто летал, поспешно приземлились, а Старлайт щёлкнула выключателем. Цвета в Доме сразу пришли к своей норме – к тем бледным оттенкам, что были одобрены психологами НАСА, без всяких неестественных спецэффектов. Старлайт пошатнулась, опираясь на эту коробку, чтобы удержаться на ногах. Остальные тоже как-то поувяли, мордашки, ещё несколько секунд назад светившиеся счастьем, резко погрустнели. Мне было больно на них смотреть. Затем Черри подошла к Старлайт и крепко её обняла, а через мгновение я услышал, как единорожка рыдает. Другие инопланетяне присоединились к объятьям, даже Файрбол, который явно делал это через силу… но я видел слезы и на его морде. После этого мы достали маркеры и планшеты для действительно интенсивной сессии разговора картинками. Теперь у меня есть куда более чёткое представление о том, что же случилось с этими инопланетянами. Все инопланетяне выглядят по-разному, но они происходят из одного и того же мира, и это – в буквальном смысле, а не в ироническом – волшебный мир, полный радуг, облаков, солнца и конфет, не говоря уже обо всех мифических существах, которых вы сможете вообразить. Они рисовали мне единорогов, пегасов, жукопоней и драконов, но кроме них и грифонов, гиппогрифов (очевидно, это совсем не то же самое, что пегасы), гидру, мантикору, минотавра и пару других тварей, которых я не берусь идентифицировать без своей D&D-шной "Монстропедии". У пришельцев большую часть рисунков сделала Старлайт. За час она исписала весь планшет, пытаясь объяснить мне магию. Единорожка использовала своё заклинание перевода, чтобы дать название своей расе, и оно прозвучало как "пони". А что, логично. Но, оказывается, магия есть у всех пони. Единороги, такие как Старлайт, используют её для заклинаний, но пегасы, подобные Спитфайр, с её помощью могут летать и, по-видимому, создавать облака. Обычные пони, такие как Черри, работают на земле, занимаясь сельским хозяйством или добычей полезных ископаемых, и их магия делает их очень сильными. Как только я всё это сфотографировал (она настояла. Уж не знаю по каким причинам, но она требовала всё хорошо документировать), Старлайт взяла оба планшета и нарисовала большой и маленький круг на каждом. На одном планшете большой круг обозначал их мир, весь заполненный шестилучевыми звездами, под которыми она подразумевала магию, а маленький круг обозначал мир, похожий на Марс, также с кое-какой магией и большим количеством магии в пространстве между ними. На другом планшете она нарисовала пару палочных человечков и дерево в большом круге, а также пару шестиконечных звезд. Это, по-видимому, была Земля. Единорожка добавила пару кратеров к маленькому кружку, а затем нарисовала фигурку с космическим шлемом. Это был Марс. А потом она нарисовала большой крестик на Марсе и еще один большой крестик в пустом пространстве между ними. Наконец, Старлайт нарисовала маленький космический корабль, поднимающийся над Землей на первом планшете, и добавила пунктирную линию, чтобы показать его путь к другому Марсу. А потом она нарисовала кучу лучей, расходящихся от него, как у солнца, и издала звук "пуф", раздвигая копыта. Я так понимаю, это была телепортация. Когда я кивнул, она снова нарисовала корабль, но уже на втором планшете, рядом с Марсом и с Уотни-из-палочек на нём. Единорожка добавила шлейф черного дыма, того самого черного дыма, на который она жаловалась, когда его нарисовала Черри. Старлайт нарисовала волшебную звезду, затем стёрла её и нарисовала спиральку, устремившуюся к Марсу. Я сделал фотографию, планшеты были очищены, а Старлайт снова начала рисовать. На одном планшете она нарисовала флаг, который был вышит на плече её скафандра и скафандра Спитфайр, на другом изобразила американский флаг. Затем под флагами она нарисовала несколько изображений в столбик: один пони или человечек, пара пони/человечков и большая куча растений, животных и людей/пони. На планшете с флагом пони она нарисовала большую волшебную звезду рядом с одиночным пони. Пара пони получила чуть более крупную звезду. Группа пони, деревьев и животных получила значительно бóльшую звезду, чем обе предыдущие. Человечек из палок на американском планшете получил крошечную чёрточку. Два человечка получили пятнышко, которое при большом желании можно было принять за звёздочку. Куча людей, растений и животных получила звезду раза в два меньше, чем на другой доске у одиночного пони. Я сфотографировал это и ещё один рисунок – магические звезды, втекающие в коробку и выходящие снова через клеммы. Было ещё много других рисунков и от других пришельцев и довольно много моих, но вы не найдёте их на этом компьютере, потому что нет особого смысла их вам описывать – с их помощью мы пытались уточнить детали и задавали друг другу вопросы. Но один я опишу, который нарисовал я и который решил для меня важную проблему. Это была стандартная декартова система координат: x-y-z… а затем я добавил четвертую ось в произвольном направлении – w. Когда я нарисовал это Старлайт, кивнула, улыбнулась и постучала копытом по своему носу**. (Так что, по-видимому, у нас также общие и некоторые жесты). Единорожка и её друзья прилетели не с другой планеты в нашей галактике. Они прилетели с Земли – но не с нашей Земли, а с другой альтернативной Земли из параллельной вселенной. В этой вселенной то, что мы называем магией, является фундаментальной силой природы, и у неё есть правила и законы, которые можно изучать и использовать. Соплеменники Старлайт построили свой корабль, работающий почти исключительно на магии, хоть и с некоторыми электрическими системами в качестве резервных и вспомогательных. Но каким-то образом их корабль сбился с пути и прыгнул из своей вселенной в нашу. И физические законы наших вселенных разные – очень разные. Но они не полностью несовместимы. Видимо, у нас всё же есть магия или что-то похожее, но она действительно слабая по сравнению с тем, к чему привыкли инопланетяне. У них дома это универсальная константа, здесь же её единственным источником является жизнь. А Марс за пределами этого Дома мёртв, мёртв и мёртв. Никакой магии… кроме той, что производим мы сами с каждым вздохом. В течение примерно полутора минут, пока батарея работала, внутри Дома были более или менее те же условия, которые инопланетяне считали само собой разумеющимися. И эти полторы минуты, по словам Драгонфлай, сожрали зарядку за двое суток. Я спросил о групповом объятии. Если я верно понял ответ, они скучают по дому. Это был первый раз, когда они поняли, насколько они далеки от дома, и насколько отличается эта вселенная. До сих пор они были слишком заняты выживанием или знакомством со мной. Чуваки, я-то думал, что это у меня пиздец. А ведь я никогда не буду дальше пары астрономических единиц от дома***. Оставляя в стороне вопрос гравитации, всё прочее работает так же, как дома. Никаких жизненно важных элементов не пропало. Неудивительно, что мои гости половину времени находятся на грани срыва. Я не могу их винить за это. И теперь я понимаю, почему Старлайт всегда шатается после наших коротких разговоров и почему другие так беспокоятся о ней. В их команде она была специалистом по магии, и она делала абсолютно всё с помощью магии. И, очевидно, пытаться творить магию без магической энергии – все равно, что бегать с потянутой лодыжкой, только намного хуже. Но есть и хорошие новости. Хоть пони не могут разговаривать с домом, но они не отрезаны от него полностью. Если бы это было не так, то их системы жизнеобеспечения просто вырубились бы, и они, скорее всего, умерли бы ещё до того, как потерпели крушение на поверхности. Но и воздух, и вода автоматически телепортируются из их родного мира сюда через пару кристаллов, которые, к счастью, запитаны от богатого магией источника на том конце. В этом плане они вообще не потребляют магию здесь, но зато обеспечивают буквально неограниченный запас воздуха и воды. На корабле тоже была подобная система, но, когда корабль потерпел крушение и инженерная палуба подверглась разгерметизации, на том конце зафиксировали чрезмерный расход воздуха и автоматически отключили связь. Скафандры имеют аналогичные предохранительные механизмы, поэтому пони закрывали свои водяные клапаны каждые тридцать секунд или около того. Если бы они оставили их на более длительный период, на той стороне могли посчитать, что что-то сломалось, и отключить систему полностью. А поскольку связи нет, то это оставит пони без рабочего скафандра. Я спросил о коробке. На их корабле были десятки, а может быть и сотни таких, чтобы приводить в действие их варп-двигатель. Катастрофа уничтожила их все. Теперь они пользуются двумя оставшимися аварийными батареями, и ни одна из них не заряжалась полностью с тех пор, как мы их сюда доставили. Но две лучше, чем вообще ничего, что и доказала Старлайт, умудряясь своей магией поднять корабль во время спасательной операции. Это означает, что, если это будет достаточно важно, они могут использовать свою магию на полную, хоть и в течение очень коротких периодов времени. Вот к чему мы пришли. Сейчас уже подошло время ужинать. Рисование картинок, пусть даже простых рисунков и фигурок из палочек, занимает очень много времени. Мне нужно найти время, чтобы поработать со Старлайт над изучением их языка. Их больше, поэтому логичнее мне изучать их язык, чем им мой. Не могу сказать, что с нетерпением жду этого. Я еле-еле освоил французский в старших классах и колледже, но с тех пор забыл всё, что только можно. Единственное, что еще помню – это ругательства, в которых все слова религиозные и плюс к ним "Merde!". Но все же… магия! Вау! Марк-скептик до сих пор жалуется, что такого не бывает, но Марк-учёный хочет знать, как это работает, Марк-гик хочет скастовать "Волшебную Стрелу", а Марк-не-желающий-сдохнуть-на-Марсе собирается использовать всё, что бы это ни было и как бы оно невероятно при этом не выглядело, до тех пор, пока не придёт спасение. Таким образом, Марк-скептик побеждён с перевесом в три к одному. Так что да. Вау!

* * *

Примечания: Ага. Мне особенно нравится та часть, где команда получает возможность поиграть в магическом поле. Это может быть потакание моим желаниям, но кто ещё будет им потакать? Кроме того, нет превращения гидразина в воду, что означает отсутствие водорода в жилом модуле. "Никакого бума. Сегодня никакого бума. Бум завтра". И если вы можете закончить эту цитату, то вы достаточно старый пердун, чтобы помнить предыдущие поколения поней. Большая часть второй половины этой главы – это сведения, которые вы, читатели, уже и так знали, но Марк их узнал только сейчас или, по крайней мере, окончательно разобрался. Без этого никак. Но если Вы читали "Марсианина", то знаете, что Уотни обожает познавательные отступления. Так почему же у пони есть магическое жизнеобеспечение, кроме того факта, что, если уж они могут такое сделать, то, естественно, сделают? Напоминаю, что это продолжение "Космической программы чейнджлингов", в основе которой лежит прохождение раннего режима карьеры в Kerbal Space Program. KSP – это симулятор научного ракетостроения с элементами песочницы. (Я сильно туда не углублялся – у меня не особо хорошо получается креативно использовать всякие штуки, как это делали многие более известные игроки. Мне просто нравится летать на ракетах.) И, поскольку мало кому на самом деле нравится рассчитывать жизнеобеспечение, создатели игры решили полностью от него избавиться. Вы можете получить миссию по спасению кого-то, оказавшегося на орбите, со временным ограничением в пять игровых лет. По умолчанию – бесконечный воздух и, видимо, еда. Бесконечная еда – это слишком круто даже для меня, чтобы оправдать подобное, поэтому я беру тридцатидневный запас пищи для любого полёта. И, конечно, мне пришлось обойти тот факт, что топливо всё ещё ограничено. Таким образом, магическая система жизнеобеспечения, изобретенная самой Лавандовой Заучкой (во вселенной КПЧ), используется всеми космическими программами с самого начала.

* * *

* https://www.youtube.com/watch?v=K83p2kTmtts Лестница Иакова ** Общепринятый жест в англоговорящих странах "Только между нами", "Не говори никому" (прим.пер.) *** Врёшь! При противостоянии через Солнце, будет больше двух. (Прим.пер.)
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.