Принцесса на лицо 18

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Sally Face

Пэйринг и персонажи:
Ларри Джонсон/ОЖП, Генри Фишер/Лиза Джонсон, Трэвис Фелпс/Эшли Кэмпбелл, Гизмо, Тодд Моррисон, Нил, Сал Фишер
Рейтинг:
G
Размер:
Миди, 61 страница, 11 частей
Статус:
закончен
Метки: Геймлит Нецензурная лексика От врагов к друзьям Романтика Счастливый финал Флафф Элементы слэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
— Всё! Я ухожу в чайный запой. — огласила свою точку зрения Эшли.
— Я с тобой.
— Сал и ты туда же? — Возмутился Ларри.
— Не возмущайся. Мы все в запой уходим, ведь скоро Новый Год, вот там точно все в запой уйдут. — глянув на календарь ответила я.
— Согласен с Василисой. — огласил своё мнение Трэвис.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава пятая: «Она/Лес/Возвращение домой»

23 ноября 2019, 14:59
      Она найдёт сотню поводов прикоснуться ко мне, держаться ближе ко мне, будь то на лавочке в парке, когда мы гуляем или просто тусуемся в домике на дереве. Когда мы одни, её голос начинает дрожать, щёки вспыхивают при неловком молчании. Она краснее и, что-то бурчит, когда я обнимаю её, вдыхая этот сладкий запах клубники.       Неоднократно замечал краем глаза, что она не отводит от меня взгляда, когда я смотрел на неё, она отворачивалась и её щёки говорили, всё за неё.       Неотрывно смотрю в эти голубые глаза, такие прекрасные, она краснеет, глупо улыбается, но не даю ей увернуться, зрачки расширились. Улыбаюсь, она возмущённо смотрит на меня, бурчит, но обнимает.       Это не знакомое чувство теплоты, что-то сладкое и вязкое внутри, при виде её, улыбка сама появляется, так хочется обнять её и не отпускать. Тёмные крапинки на щеках и переносице делают её ещё прекрасней и необычной.       При свете её глаза становятся ярче, она буд-то сияет изнутри, лучик солнышка.       Когда она в первый раз рассказала о своих чувствах она жутко волновалась, краснела, заикалась и мямлила, нелепо улыбалась и смотрела на меня.       Молчание. Слов не нужно, тут всё понятно. Сидя на кровати, в полной тишине и покое, обнимаю её, а она меня. Так хорошо и спокойно мне не было никогда.       Её глаза так и сияли будто она и была солнцем. Я наслаждался этой глубокой бездной ее зрачка, голубой, словно небо, радужке глаза, все это было просто волшебным и восхитительным. Я был готов смотреть в её глаза вечно. Эти прекрасные, небесно-голубые глаза.       Сердце стучит очень сильно, когда ты со мною рядом. И присуще необъяснимое и нереальное желание подойти к тебе и прижаться, а потом почувствовать на своих плечах твоих руки. Я даже сейчас, представляя себе это, закрываю глаза и брови хмурю, как будто плачу. Только не плачу. Мне радостно. Что на уровне моего солнечного сплетения бурлят такие страсти. Это не сравнится ни с одной эйфорией. Ты таки мой особый и личный сорт героина.       Вчера я так четко прочувствовала момент, когда влюбилась. У меня такого еще никогда не было. Все было как-то обычно: сначала человек нравится и потом даже не замечаешь, как уже влюбился. А с тобой — нравился, нравился. И… вдруг чувствую, чувствую каждой клеточкой, каждой ниточкой тела, каждой кровинкою души, как ты меня покоряешь. Я буду помнить эту долю секунды всю жизнь. Я не шучу, правда. Смело могу считать, что влюблена я в тебя с тридцатого сентября, жаль, что не посмотрела на часы, даже секунды можно было засечь… У меня тогда, наверное, все было написано на лице.

***

      Иссиня-чёрные волосы были собраны собраны крабом на затылке, дыхание сбилось, ноги гудели от долгого бега, голова болела, но она продолжала здраво мыслить.       Завернув в тёмный угол и спрятавшись в тени, стала переводить дыхание, опустив рюкзак на холодный бетон, съёхав по стене на холодный асфальт, хрипло выдохнула. POV ??? Вот это охуительная прогулочка. Ахах, фух. Ну, ни чё, скоро буду на месте назначения. Только дожить до него надо.       Сделав пару глотков воды, чёрноглазая поднялась на босые ноги, поправив рюкзак, аккуратно подошла к выходу, выглянув нет ли кого-то по близости, пошагала вдоль тротуара. Тра та-та вышла кошка за кота — за кота котовича, за Петра Петровича.       Выйдя за город, пошла вдоль трасы.

***

— Как?! Как?! Почему ты уезжаешь? Мы тебе надоели или что? Не молчи, пожалуйста! — истерил Салли. — Молча. — словив равнодушный взгляд чёрноглазой, Фишер почувствовал, как что-то больно кольнуло в сердце.

***

Чёрный мерседес медленно подъезжает ко мне, тёмное стекло опускается и я вижу боковым зрением, что этот олух (чёт викинги вспомнились) слащаво лыбится. — Приве-е-ет, что такая девушка идёт одна и её не подвозят? — Говорить о ком то в третьем лице, если этот кто-то идёт рядом, не странновато ли? — похуизм мне передался от мамы, а характер от папы, — И какая такая? — Красивая, сядешь в машину? Может я тебя подвезу? — И скроешься на восемь лет? — Этого никто не узнает. — Не узнает, что? — Чем ты будешь заниматься со мной. — Чем заниматься? — Ты не прикидывайся дурочкой. — Боже, меня окружают одни извращенцы. — мысли в слух. Надо же с умным человеком поговорить. — Стой. — приказным тоном сказал эта инфузория туфелька.       Я же остановилась и тут же буквально улетела в кювет, дальше в лес. Веточки, как иголки впились в плоть, вызывая не приятные ощущения, но я игнорировала их, на цыпочках, что бы уменьшить боль, бежала. Ну мало ли, что ему в голову взбредёт. Найдя пещеру, пошла по холодному камню в темноту.

***

      Временное жильё в виде пещеры, предоставила мне одно удовольствие, только вот одежда, точнее всё что от неё осталось — это небольшая часть (уже чёрной) подрезанной футболки, которая оголяет живот, джинсы пришлось стырить из одного магазина. Холода наступают как никак. Скоро я приду Салли, скоро я вернусь.

***

— А, что ты будешь делать если я сделаю так? — улыбаясь по дебильному, мысленно ржала с реакции Сала. Сал, Сало, Сасал, ой чёт не в ту степь понесло. — Как «так»? — не поворачиваясь ко мне, заваривая чай спросил Кромсали. — А вот, — по тихому встала сзади Сали, — так. — вдарив по пятой точке, заржала. Кромсали от такого действия аж подскочил, заорал, а я ржала. — Оля, ты больная? — верещал Салливан, держась за больное место. А я сидя на стуле лыбилась, как дебил, смотря на, уже покрасневшие щёки парня. — Смотря в каком плане, в психическом или больничном или как там его. — Ты просто извращенка. — вынес вердикт металлист. — Это зар-разно. — специально прокартавив, состроила няшную морду. — Зараза. — улыбнулся Ларри. — Говорят, что зараза к заразе не липнет, а она еще как липнет.

***

      Снова идя в доль трассы, уже в обновках, устало вздохнула, ноги побаливают. Скоро я буду дома, вы только дождитесь меня.       Визг тормозов, адреналин в кровь, дыхание сбилось и я улетела в кусты. Грузовик и легковая машина, лобовое. Земля, вам пухом.

***

      Дождь. Это плачет небо. Оно оплакивает ушедших из этого мира, в тот, где нет зла, предательства и вранья, в рай, но есть и те кто попадает в ад. Красное небо, реки лавы, голая земля. Чёрты с котлами, вилами, люди в кипящей смоле, деревья-страдальники — люди причинившие сами себе боль. Как же выглядит рай? Светлое небо, зелёная травка, спокойная аура, тишина и звонкий смех усопших, молитвы ангелов к Богу. Игра арфы… Если бы всё было так. Умирая, мы забываем кто мы, кем были, остаётся лишь темнота и пустота, от нас. О нас забывают, перестают вспоминать, буд-то нас и не было. Никогда.       И вот сейчас моросящий дождь превратился в ливень. Забежав в первый попавшийся подъезд, опёрлась на стену. На улице потемнело, слышно, как барабанят капли дождя по крыше, стекая в трубу и на асфальт, образуя быстрые ручейки, которые превращаются в большие лужи.

***

      Земля насытилась, она поглотила воду, в воздухе летает приятный запах мокрого асфальта и травы. Что так приятно для меня. Осмотрев здание узнала «Апартаменты Эдисона». Сто летнее здание, где обитают призраки. Я дома. End Оля
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.