Поучительные истории для юных чародеев

Джен
PG-13
В процессе
42
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 336 страниц, 31 часть
Описание:
Мемуары великого магистра о даларанской юности. Веселые студенческие будни, дерзкие и наивные планы. Первые друзья и первые соперники, первые испытания дружбы и первая любовь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 191 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 28. Командная работа (часть 8)

Настройки текста
— Вы что, меня игнорируете?! Вы совсем ошалели, меня игнорировать?! — взвыла Кап, посылая Огненные заклинания в Ястребов, одно за другим. — Это потому что я девочка? Да сами вы девочки! Фифы крашенные! Она потратила Скачок, чтобы встрять между семикурсниками и удирающим по дороге Ромматом. Ужасно стыдно было бросать её прикрывать отступление. Но отдать флаг Кап — означало бы сделать её главной мишенью. — Да кому ты нужна без флага, ненормальная?! — заорал Хаторель в ответ. Ему больше всех доставалось от неё атак, хотя сам он целился в Роммата, стремительно просаживая ему запас маны на щиты. — В Ледяную Глыбу её! — крикнул Зеревор Роммат не видел, удалось ли Ястребам выполнить приказ. Велан и Хелион задействовали Скачки и обогнали его, перекрыв путь к мосту. Кель’таса, как назло, зацепил Тишиной Илландрий — и тут же в спину Роммату полетели вспышки Чародейского залпа. До моста не добежать. Даже если применить Скачок, там его настигнут Велан и Хелион. Они с Ромматом не справятся, но свяжут его боем до подхода более сильных бойцов. А маны осталась от силы четверть резерва. Роммат обновил побитый Залпом щит, увернулся от Превращения Хелиона, швырнул Огненным взрывом в плетущего что-то незнакомое Велана и свернул в лес. — Что ты сказал? А ну, повтори! — донесся до него вопль Кап. — Прекрасная леди «Первого закона» яростно обстреливает Хатореля и требует что-то повторить. Интересно, это любовная ссора? — подзадорила её Линоре. — Хотя, все мы знаем, что Хаторель вежлив с дамами, только когда надо списать. Многие иногда хотят оказаться на месте Кап и запустить в Хатореля чем-нибудь боевым. Смело говорить такое про сына наставницы! Про Кель’таса она ничего не сказала: ни о действиях, ни о поражении. Наверно, с ним всё в порядке. Роммат бежал по лесу со всех ног, уворачиваясь от веток. Убедившись, что оторвался от преследователей, он сотворил бутыль питьевой воды и выхлестал её за пару глотков. Резерв немного пополнился, а после второй бутыли — почти до половины. Большего водой не получишь, нужен отдых. — Спасибо, мама, — пробормотал Роммат. Сотворение воды он считал бесполезным: в бою некогда отдышаться, сплести чары и спокойно попить. Но бой, оказывается, бывает не только стычкой на открытом пространстве. — Сдавайся! — закричала вдруг Мироцвет. — В воду прыгай! — ещё громче завопила Линоре и тут же затараторила потише: — Хаторель прыгнул в реку и потушил горящую одежду. Но теперь Кап не позволяет ему даже голову высунуть из воды… О, правильно, Скачок. Теперь наша весёлая парочка продолжит огненное шоу среди валунов. — А Ястребы тем временем ищут в лесу Диэля и Роммата, — напомнила Мироцвет. Роммат огляделся, прикинул, где лес выходит к реке на самой дальней от моста точке, и поспешил туда. С моста если и заметят, то не достанут. Переплывёт реку и окажется на своей половине у лабиринта. Туда лучше не входить, обойти кругом — а там и до базы рукой подать. А Ястребы пусть носятся по лесу в поисках Диэля. — У реки карауль, подальше от моста! — крикнул кому-то Зеревор, разгадав его план. Роммат выругался и огляделся. Туда нельзя, но и стоять на месте — глупо. Лес густой, но не такой уж и большой, вчетвером его прочешут за несколько минут. Кель’тас бесшумно появился из-за дерева. Интересно, его высочество обучали основам следопытского ремесла? Выглядел он неважно. Бледный, на лбу капли пота, на щеке царапина. Мантия в нескольких местах порвана, но не опалена — видно, что сражался с арканистами и магом Ледяной специализации. Он поднял руки для Прилива Сил — чар восстановления резерва, — но Роммат его остановил: — Побереги, пригодится ещё, — и протянул Кель’тасу бутылку с водой. Тот бросил странный взгляд из-под ресниц, но бутыль взял и совершенно не по-королевски опустошил её в три глотка, как Роммат. Явно не боялся, что король, которому сверху всё видно, отчитает за отсутствие манер. Роммат сотворил вторую. Напившись, Кель’тас отломил от дерева длинную, но тонкую ветку, предварительно заглушив треск. — Хлипковата, чтобы отбиваться, — заметил Роммат. Но мысль верная: никакое оружие не будет лишним. Он огляделся в поисках ветки покрепче, но Кель’тас отвлёк. — У меня есть план, — заявил он. Снял свой зелено-золотой шарф, изменил чарами его цвет и привязал к палке на манер флага. Роммат подумал, что Кель’тас планирует выманивать ложным флагом вражеские заклинания. Как шлемом на палке в спектаклях про троллей и следопытов, хотя там обычно стрелы, а не чары. Но тот наложил иллюзию, добиваясь полного сходства, и пояснил: — Я выманю их к руинам, а ты тихонько добежишь до базы. Встретишь кого — бей Тишиной и убегай, не трать время. Хм, рискованно, но лучше, чем ждать, пока их найдут. Роммат выдернул из-за спины флаг и протянул Кель’тасу. — Лучше я выманю: они же знают, что флаг у меня, меньше будут приглядываться. Тот помотал головой, шагнул к Роммату и зашептал: — Нет. Мне нельзя. Если я принесу победу, а потом вдруг кто-то узнает, кто я, о нас будут говорить, мол, всё подстроено ради принца, победа ненастоящая. Первой мыслью Роммата было, что некий резон в его словах есть. А второй — что Кель’тас хочет заставить всю команду зависеть от его вранья. Не просто не разбалтывать секрет, а плясать под его дудку. — Ты понесешь флаг! — рыкнул Роммат. Выхватил из его рук обманку и всучил ему настоящий. Стоило выпустить древко из рук, как флаг переместился за спину Кель’тасу. — Да не нужно мне к себе внимание привлекать, как ты не понимаешь! — взмолился тот, в отчаянии вздергивая брови. — Будут пялиться, кто-нибудь заметит сходство с дедом! Роммат втянул в себя воздух. В груди заклокотала ярость, кулаки зачесались от желания наподдать его высочеству хотя бы Ожогом. Оспаривает приказ командира прямо во время битвы! Если хочет быть в их команде главным — нужно было поднять этот вопрос заранее! А заодно просветить остальных, на каком основании претендует на власть! — И как же ты собрался быть приманкой, не привлекая к себе внимания? — возмутился Роммат, привязывая ложный флаг к спине своим шарфом. — Планируешь проиграть от первого же заклинания, чтобы никто не заподозрил в тебе сильного чародея, потомка Основателя? А как потом израненным Тони и Волду в глаза посмотришь?! — Я не собирался поддаваться! — воскликнул Кель’тас. Обиженно, но не слишком убедительно. — Но и не собирался показывать все умения! Он попал в точку: Кель’тас заметно смутился, отвёл взгляд. Хотел усидеть на двух стульях: похваляться титулом перед Кап, прикидываться простым парнем Диэлем перед остальными, и плевать на интересы команды! А не выйдет! — Да тише вы, я слышал голоса, — где-то за деревьями Зеревор шикнул на своих. — Знаешь что, ваше высочество, — Роммат не удержался, ухватил Кель’таса за мантию, подтянул к себе и рыкнул прямо в лицо: — Я не буду подводить команду ради твоих капризов. Мне нужны от каждого все его возможности. Ты у меня и побегаешь, и поколдуешь! Бегом! Роммат пихнул Кель’таса в сторону реки, а сам помчался к руинам, уже не пытаясь ступать тише. — Вижу его! — вскоре заорали ему в спину. Небольшая фора позволила ему добраться до руин, не тратя Скачок. Едва завернув за угол, Роммат остановился. Дождался, пока Илландрий и Велан, бегущие первыми, доберутся до стены, и задействовал Ледяную Звезду. Судя по ругани — зацепил. И помчался дальше. Руины раньше были чем-то вроде храма, кое-где на стенах сохранились деревянные идолы. Храм и до разрушения был построен странно, мудрёно, с фонтанами, площадками, арками, лестницами. А после разрушения тут и вовсе был бедлам с дырами в полу и прорехами в стенах. Три этажа — от четвёртого осталась одна стенка и небольшой пятачок пола, не побегаешь. Слишком открыто, чтобы спрятаться, но убегать — самое то. Никаких тупиков, всегда есть возможность улизнуть. За Ромматом погнались четверо: Хаторель всё не мог отбиться от Кап. Взбежав на второй этаж, Роммат увидел, как она перестреливается с ним из-за валунов. Это надолго: сил и резерва у обоих не меряно. Кель’таса Роммат с высоты не заметил, но он и не приглядывался, опасаясь привлечь к нему внимание. Оставалось надеяться, что тот выполнит задачу: хотя бы попытается, а не отсидится в лесу. Флаг, по крайней мере, не вернулся на скалу, значит, Кель’тас его не бросил. Роммат старательно тянул время. Он постоянно убегал, поворачивал всякий раз, как руины давали такую возможность, спрыгивал на нижние этажи и снова забирался наверх. Прятался под щитом, но редко контратаковал — экономил ману. Да и фальшивый флаг не крепился за спиной чарами, его приходилось периодически поправлять, чтобы не вывалился из-за пояса. Не особо-то помагичишь. На пятом круге по бывшему храму, чувствительно получив арканой в спину и ледяным осколком по голове, Роммат догадался задействовать Ослабление магии. — О, это же Ослабление магии, — тут же раскрыла все его карты Линоре. — Его не проходят в Академии, почему шестикурсник его знает?! — Вся магия вокруг Роммата работает слабее: как его собственные чары, так и заклинания противников. Очень мудрое решение, когда один вынужден противостоять нескольким чародеям, — пояснила Мироцвет для зрителей. Больше всего мешал Илландрий с его Ледяными Стрелами и Звёздами, Снежными Бурями и прочей гадостью, сковывающей движения. Роммат подобрал и таскал с собой заостренный камень, чтобы поскорее освобождаться из ледяных тисков. Зеревор атаковал мало. Он нашел удобную для обзора площадку и оттуда командовал тремя своими прихвостнями. Пытался окружить Роммата, но — хвала гениальному клыкастому архитектору, — не получалось. Зато всякий раз, как Роммат оказывался близко, Зеревор бросал в него какое-нибудь подленькое заклинание. Чаще Превращение — попав пару раз Тишиной, Зеревор понял её бесполезность. — Веселая это игра — магические догонялки, — потешалась Линоре. — Такой толпой не могут справиться с одним шестикурсником! Роммат силен в Огненной магии, но сейчас не использует свои таланты. Ведь главное — это не похвастаться умениями, а защитить флаг, верно, Роммат? Ответственный лидер никому не доверит эту сложную задачу! Она захихикала. Сверху ведущие прекрасно видели, что настоящий флаг у Кель’таса. Они не могли подсказать Зеревору напрямую: обещали не выделять своих. Так зачем же намекают?! — Тем временем «Первый закон» благодаря Диэлю получает ещё десять баллов. Итого в этом конкурсе у них уже двадцать! — заметила Мироцвет. — О, ребята, я тут какой-то сундук нашёл! — воскликнул Велан. Роммат не стал оборачиваться, опасаясь ловушки, но тот добавил: — Такой большой сундук, а в нем маленький бутылёк с зельем маны и какой-то кругляш. — Молодец, Велан! «Даларанские Ястребы» тоже получают десять баллов, — объявила Линоре. — Похоже, обе команды уже поняли, за что даются баллы, но мы всё равно не расскажем! Роммат продолжил забег по руинам. Сундуки с дополнительными баллами — это прекрасно, но в его команде слишком мало бойцов, чтобы отвлекаться на поиски. Его пытались поджечь, заморозить, превратить, сковать, измучить болью и слабостью от Чародейских стрел. Даже после Ослабления чар попадания были весьма неприятными. Зеревор велел своим Ястребам оторвать от стены деревянный идол и метать его в Роммата, раз уж прямые заклинания действовали хуже. От таких ударов спасал только кокон из маны и резкие повороты. Роммат обновлял щиты и быстрее шевелил ботинками. Ныли отбитые в прыжках ступни и ободранные о стены локти, лёгкие горели от недостатка воздуха. Он применил Прилив Сил, и маны пока хватало, но безумно хотелось выпить воды — просто промочить пересохшие рот и горло. Ну что там Кель’тас так долго возится! Сундук нашёл, пора флаг ставить! — Хаторель превратил Кап в гигантского паука, какой ужас! — завопила Линоре. — Хаторель, она же девочка и наверняка боится пауков. Неужели нельзя было выбрать более милое животное? Бедная Кап, весь стадион тебе сочувствует — кроме тех, кто в обмороке! Пробегая по верхнему этажу, Роммат, действительно, увидел огромную паучью спину между валунов. Кап не то что бы боялась пауков — по крайней мере, не до паники с визгами. Но не любила и всегда телекинезом переносила подальше, стоило ей увидеть даже самого крохотного паучка. Не перепугалась бы, оказавшись в паучьем теле! — Вы только посмотрите! Кап в форме паука атакует Хатореля лапами… и этими… — Жвалами, — подсказала сокурснице Мироцвет. — Как жутко это выглядит! Видишь, Хаторель, овечка бы с тобой такого не сделала! В форме животного инстинкты сильнее разума. Поэтому овечка бегает от тебя, а паук — за тобой, глупая ты еда! Будешь знать, как превращать девушек в пауков! Несколько мгновений ведущие молчали, а Роммат, спрыгнув на нижний этаж, не видел, что происходит с Кап. А потом раздались вопли: — ААААА! — орал Хаторель на весь стадион без усиления голоса. — Пусти-и-и! — Хаторель, она тебя не слышит! В реку, Скачком, пауки не любят воду! — подсказала Линоре. — Он уже истратил Скачок! — верещала Мироцвет. — Кап, выплюнь бяку! Брось! Фу! Плохая паучиха! Нельзя! — Уффф, — шумно выдохнула Линоре, успокаиваясь. — Израненный Хаторель сплёл Падение и отправился лечиться. Тут нужна лекция о том, как опасна магия и какое это ответственное дело — быть чародеем. Но я слишком взволнована, чтобы её прочесть. Откройте учебник «Введения» за первый курс, там в начальных главах всё есть. — Наконец, действие чар Превращения закончилось, — объявила Мироцвет. — Кап, милая, ты ни в чем не виновата, это его заклинание, это он должен был думать, что плетёт! — заворковала Линоре. — А, ты не плачешь. Ну, да, это кровь, всё лицо в крови. А ты как думала, ты же ему ногу прокусила! — Смотрите! — заорал вдруг Велан. Он стоял на открытой площадке на уровне третьего этажа храма и указывал на базу «Первого закона». Роммат повернулся туда — тут же обругал себя, что нечего отвлекаться, но момент стоил того. По ступенькам взбегал Кель’тас, а за спиной у него развевался флаг — настоящий. — Почему два флага? — изумился Велан. — Иллюзия! Обманка! — рявкнул Зеревор. — За Диэлем! — Не успеете! — торжествовал Роммат. Он видел, как Кель’тас в три длинных прыжка пересекает площадку, встаёт в центр круга, снимает со спины флаг, ставит его в круг — и… И ничего не происходит. Велан и Илландрий повернулись к Роммату и дружно запустили в него чарами для снятия иллюзий. Роммат увернулся, спрятался за каменный выступ, но успел заметить злорадную усмешку на лице Зеревора. Почему не поучилось? — Ой, пока мы смотрели на битву Хатореля с пауком, Ястребы успели захватить флаг! — спохватилась Линоре. — Поэтому у «Первого закона» и не получилось поставить флаг и победить, — добавила Мироцвет. — Битва продолжается! Роммат выругался. Хелион подсуетился — то-то его не видно среди руин. И где теперь его искать? — Однако, вы заметили, как хорош «Первый закон» в иллюзиях? — восхитилась Линоре. — Сколько атак выдержала подделка! Я начинаю подозревать, что история про Волда и щупальца — чистая правда, хотя поначалу не поверила! Роммат отбросил бесполезную обманку — не такую уж и стойкую, вблизи виден узор на шарфе и сучки на древке. Он взбежал на второй этаж, чтобы оглядеться. Увидел, как Хелион с флагом сунулся к валунам — там его встретил Огненный шар Кап. Тогда Хелион рванул по дороге к мосту. Но Кель’тас сверху, с базы, достал его Ледяной стрелой, а потом, опасно перепрыгивая через ступеньки, спустился и помчался отбирать флаг. Он применил Скачок, чтобы сократить расстояние, и тогда Хелион шмыгнул в лабиринт. — За Диэлем! — повторил приказ Зеревор. — Отбейте флаг! Велан и Илландрий рванули к дороге, Зеревор — за ними. Очень глупо показывать спину недобитому врагу! Роммат сотворил чары для усиления трения, разбежался и спрыгнул со второго этажа храма на землю, перегородив дорогу Зеревору. Тот собирался отмахнуться Чародейским взрывом, но Роммат успел раньше. Он крепко обхватил Зеревора поперек груди и задействовал Скачок. Магия перенесла их на четвертый этаж, на вершину единственной уцелевшей стены. Узкой, в локоть шириной. И Роммат тут же изо всех сил отпихнул от себя Зеревора на внешнюю сторону. Тот, дезориентированный перемещением, успел только мазнуть пальцами по ромматовому рукаву — и спиной вниз рухнул с высоты. — Зеревор! — испуганно ахнула Линоре. Это было приятно — почти как врезать в челюсть. Роммат усмехнулся, увидев, как в глазах противника непонимание сменяется паникой, а та — злостью. Ну что, докомандовался?! Роммат сплел Замедленное Падение, но не выпустил чары, видя, что Зеревор сам успел сотворить их. Это единственное заклинание, которое применимо в падении — но кому-то не повезло, что именно оно удаляет бойца с поля. Сейчас он сам себя удалит! И всё же первым с Замедленным Падением успел Илландрий: он обернулся на крик Линоре и бросился на выручку. — Зеревор выбыл из игры благодаря чарам своего друга. Роммат, у тебя жестокое чувство юмора! — упрекнула Мироцвет. — Но я видела, что Роммат держал Замедленное Падение наготове! — вступилась за него Линоре. — Он позаботился о Зереворе и его безопасности! Да еще и эти объятья — вы все сами видели. Я же говорила, что между этими двумя что-то есть! Роммат фыркнул и повернулся, чтобы спрыгнуть на третий этаж. И тут рядом с ним возник разъярённый Илландрий — тоже потратил Скачок. От Ледяного Копья Роммат увернулся. От потока холодного ветра с ледяной крошкой, конусом расходящегося от семикурсника — не получилось. Будь на месте Илландрия кто другой, менее способный в чарах, Роммату хватило бы Ослабления магии и Усиления трения, чтобы удержаться. Но Илландрий был силен — и очень зол. Ману не экономил. Роммата сбросило со стены, как несколько секунд до того — Зеревора. Он выставил руку, цепляясь за выступы на стене. Усиление трения замедлило спуск, и на уровне второго этажа Роммат смог ухватиться за декоративный выступ. Сверху от Илландрия прилетело Превращение — и копытце бессильно соскользнуло с выступа. Роммат заставил себя-барашка успокоиться и согнуть ноги, чтобы смягчить удар о землю. Замедленное Падение от Илландрия перенесло его в палатку целителей. Нечестно! Не было оснований! Там немного осталось, Роммат не разбился бы, упав с такой высоты! — Кто тут у нас? — повернулся к барашку Волд. Он сидел на кровати, свесив ноги: торс обмотан бинтами, но пятен крови нет, а лицо не слишком бледное. Похож на почти здорового. В такой форме Роммат, разумеется, ответить не мог, но Линоре на весь стадион прокомментировала стремительную месть Илландрия. На лице Волда одновременно отразились и радость, что свои, и сожаление, что команда потеряла ещё одного. Зеревор, нависая над постелью стонущего, покусанного Хатореля, довольно хмыкнул. Роммат заскрежетал зубами. Чары Превращения развеялись, он снова стал собой — но какой смысл потрясать кулаками и упрекать в нечестности? Случай неоднозначный. Рохану ведь тоже ничего не грозило. — Ты как? — спросил Роммат Волда, повернувшись к семикурсникам спиной. — Да я уже в порядке! — воскликнул тот и отвёл взгляд. Он не облажался, не запутался в плетениях от волнения, как опасался. Наоборот, всех впечатлил ловушками. Но именно его действия ослабили команду в самом начале схватки. Впрочем, для разбора ошибок будет время позже. К ним подошла целительница, наскоро осмотрела и подлечила мелкие раны Роммата — о, блаженство! Разрешила забрать Волда, наказав не оставлять его без присмотра. Но пока она описывала дальнейшее лечение, Роммату чуть не стало дурно от этих её «выходное отверстие» и «печень быстро восстанавливается». Он трижды переспросил, можно ли Волду вставать, и успокоился, только когда тот сам вытолкал его наружу. За пологом целительской палатки его оглушил рёв стадиона. На поле некогда было оглядывать зрителей, но оказалось, что все они переживали всерьёз. Как на подпольных боях — невольно вспомнилось Роммату. И неудивительно: интересно, зрелищно, необычно — а немного жестокости только придает состязаниям пикантность. Это вам не детский музыкальный конкурс, где зрители либо скучают, либо умиляются, но не более того. Никогда прежде: ни в одной тренировочной схватке, ни на экзаменах по боевой магии, ни в драке или дуэли, — студенты не сражались так яростно. Роммат, по крайней мере, такого не видел. Обычно критерии победы более ясные. Сковал, превратил в барашка — и ты уже победил. Не нужно наносить последний, «добивающий» удар по ослабленному, беспомощному противнику. А тут приходится атаковать, чтобы Падение стало не подлостью и уловкой, а спасением, способом доставить к целителю. Сам Роммат Зеревору не причинил даже лёгкой боли и не нанёс травм. Но сейчас, после боя, ему стало не по себе от мысли, что он намеренно сбросил живого эльфа со смертельно опасной высоты. Ястребы первыми проявили жестокость: чуть не сожгли заживо лишенного щитов Тони, проткнули насквозь Волда. Но именно Тони первым отказался сдаваться. Не успел, не догадался крикнуть или решил биться до последнего — не важно. Как бы ни хотелось спихнуть всё на Ястребов — обе команды хороши. Но ведь их для того и учат боевой магии — чтобы могли себя защитить, могли выстоять и сражаться, не боясь царапин и мелких ожогов! Настоящий враг тоже церемониться не будет! Объяснил бы это кто-нибудь маме… Будет ли мама называть своим любимым Солнышком парня, который сбросил с высоты студента и ухмылялся, глядя на поверженную жертву? А как к нему теперь отнесется Кап? Впрочем, Кап только что перекусила Хаторелем на глазах у родителей и его матери, своей наставницы — и не ноет. Вот и Роммату незачем. Он осмотрел трибуны, но ни маму, ни отца не заметил. Увидел судейский стол, королевскую ложу. А потом ему замахал рукой один из сокурсников и указал на свободные места рядом с собой — похоже, специально о них позаботился. Туда Роммат и повёл Волда. Места они заняли вовремя: Кап, Кель’тас, Хелион, Велан и Илландрий как раз нашли друг друга в лабиринте. Три против двух. Роммат счёл бы расклад равным, но у Кап, похоже, с маной совсем плохо. Она не успела освоить Сотворение воды, а Прилив Сил у неё получался через раз. Вот и лезла врукопашную: то подножку подставит, то шарфом по лицу хлестнёт. Роммат вздохнул. Нужно было отдать поддельный флаг Кель’тасу. Пусть бы тот бегал по руинам, не показывая умений, кроме выносливости и запаса маны на щиты. А Роммат сражался бы бок о бок с Кап, защищал бы её — вместо Кель’таса. А тот пользовался ситуацией на полную катушку. Укрывал её щитами, обновил Защиту от Огня, отвлекал семикурсников, если те пытались атаковать её. И правильно делал! Роммат надеялся, что Ястребы не станут поступать с девушкой так же жестоко, как с Волдом и Тони — но твёрдой уверенности у него не было. Кап не сдастся даже без маны и без защитника. Роммат нервно заламывал пальцы, неотрывно следя за Кап. Но вот Илландрий применил тот же поток холодного воздуха, каким сдул Роммата со стены. Со стороны было отлично видно, как белая муть с ледяными искрами узким конусом расходится от Илландрия и выталкивает Кель’таса за угол лабиринта. Его не было всего несколько мгновений, но Хелион с Веланом успели заключить Кап в Ледяную Звезду, превратить в овечку и добить Падением. Ну, хвала Солнцу! Жетон перенёс Кап в палатку целителей. К её появлению на трибунах Роммат как раз успел стереть с лица следы облегчения. Он сотворил ей воды, убрал с лица и мантии следы крови и Огненных шаров. Ободряюще улыбнулся, но Кап ответила кислой миной. — Так и знала, что будут жульничать! — надулась она. — И что, нужна им такая победа?! Роммат промолчал. Девчонка, пусть даже высокая и не слабачка физически, всё равно без маны ничего не могла сделать парням. Только путалась под ногами, подлезала то под заклинания, то под локоть. Ни он сам, ни гордый Зеревор не сочтут её удаление с поля нарушением сделки. Но говорить вслух, что её считают за полноценного, равного бойца, только пока она может колдовать — он не самоубийца. Итак, Кель’тас остался один против троих — это без шансов. Кап и Роммат оба понимали, что даже если тот на самом деле способен победить — всё равно не покажет этого. Но через пару минут Роммат был готов взять всё сказанное Кель’тасу в лесу назад. Или наоборот, это именно его упрёки так подействовали? Кель’тас сражался против троих: не убегал, не тянул время, как Роммат на руинах, а атаковал при каждой возможности. Сотворил Зеркальные копии, просадил Велану запас маны, и мог бы уже добить его Падением, не влезь Илландрий со своим Ледяным Копьём. Кель’тас в последний миг увернулся, чудом избежав участи Волда. Копьё мазнуло ему по боку: с трибун не увидеть, ранило или нет. Кель’тас схватил ледяное древко и резко толкнул его вперёд — Илландрий получил удар в живот, но не слишком сильный, тупым концом. Он тут же развеял Копьё и атаковал Ледяной Звездой. Кель’тасу сковало ноги в шаге от Илландрия, поэтому он смог схватить того за руку. Илландрий начал что-то плести, но Роммат не успел рассмотреть, что именно. Пламя широким плотным столбом поднялось с земли, окутав все четыре фигуры в лабиринте. Велан и Хелион сразу выскочили из пылающего круга, на ходу туша одежду о кусты и Ледяные чары. Огненный столб с Поджиганием — ужасно затратно по мане, но Кель’тас продолжал его поддерживать. В центре пламени жутко кричал Илландрий. Он дергался и вырывался, но Кель’тас мёртвой хваткой вцепился в его руку. — О-ё-ёй, — вздохнула Мироцвет. — Что же он творит! — Диэль не обгорает в собственном Столбе? Я думал, это утраченное умение… — удивился Волд. Роммат мысленно выругался. Кель’тас выдаёт себя — на глазах у всего Даларана! — Диэль много читает, — Роммат якобы небрежно пожал плечами. Волд кивнул, принимая такой ответ, но ведь каждому даларанцу не объяснишь! — Почему шестикурсники применяют такие мощные и сложные чары? — проворчала Линоре с наигранной обидой. — Может, это замаскированный десятый курс? Хуже, дорогая. Это замаскированный Солнечный Скиталец! Хелион, потушив свою мантию, догадался помочь Илландрию. Он атаковал Кель’таса сначала Огненным шаром — в пламени Столба не понятно, попал или нет. Потом швырнул Тишиной. Столб огня исчез. Илландрий рухнул на землю, и даже с трибун было видно, как сильно он пострадал: одежда, кожа, волосы. Хелион сотворил Падение, отправляя его к целителям. Велан напрыгнул на Кель’таса со спины. Заломил ему руки, не позволяя колдовать, даже когда пройдёт Тишина. К ним подсочил Хелион, и они вместе сбили Кель’таса с ног, прижали к земле и добили Падением. — Не придерёшься, — поморщился Волд. Роммат кивнул. Нечестным он считал только собственное удаление с поля. Но из-за нечетко оговоренных правил Рохан, получается, сдался напрасно — так что нет смысла оспаривать победу Ястребов. Велан и Хелион торжествовали. Они коснулись упавшего флага, возвращая его на свою скалу. Вскинули руки, похваляясь перед зрителями. И не спеша, вразвалочку, направились к своей базе ставить флаг «Первого закона». Велан свернул в одно из ответвлений лабиринта: нашел сундук и принёс ещё десять очков своей команде. У моста спохватился, убежал к валунам и нашёл последний, пятый сундук. Линоре и Мироцвет описывали все примененные в лабиринте заклинания, не уставали восхищаться ледяными чарами Илландрия и Огненным Столбом Диэля. Потом для каждого участника нашли пару добрых слов. — На будущее: первым делом надо выводить из игры Илландрия, — Роммат старательно сохранял деловой тон. — Сильный, зараза, половину команды нам выбил. Он не решался взглянуть на Кап и Волда. Их команда проиграла не потому, что была слабее. Им не хватило командного духа, взаимовыручки. Всесто того, чтобы работать слаженно, они сражались каждый сам по себе. Но объединять и координировать — это задача командира. Роммат не уточнил с Зеревором условия. Напрасно поставил Волда к Тони, а не к Кель’тасу. Напрасно всучил Кель’тасу флаг. А потом прозевал атаку Илландрия и вылетел из игры. Бестолковый из него лидер. На скамейку плюхнулся мрачный Кель’тас. Мантия у него, всё же обгорела: может, он даже намеренно это допустил, для маскировки. — Теперь ты доволен?! — зашипел он Роммату. Тот промолчал, не желая ссориться при всех. Кель’тас злился на него, и заслуженно. Тут даже не в ошибке командира дело. Роммат заставил его взять флаг не из соображений о благе команды. Хотел настоять на своём, надавить, показать кто тут главный. Поставить Кель’таса перед неприятным выбором: принести флаг на глазах у всех, привлекая к себе ненужное внимание, или подвести друзей. Кель’таса, наверняка, бесило, что в Луносвете все с ним носятся, вокруг него выплясывают — иначе, зачем бы ему добиваться независимости, зачем сбегать в Даларан. Вот Роммат и решил ударить его по больному. — Говорил тебе, чтобы ты сам нёс флаг! — молчание только распаляло Кель’таса. — Мальчики, не ссорьтесь, — взмолилась Кап. — И так тошно! — Вечное Солнце, женщина, что ты лезешь в дела мужчин! — тут же влез Волд. — Думаешь, без тебя не разберутся? — Ты ещё меня поучи! — рявкнула Кап. — Бросил Тони одного, из-за тебя мы проиграли! Роммат поморщился. Только переругаться им сейчас не хватало. Что толку попрекать друг друга? Ошибки нужно разбирать на спокойную голову, чтобы сделать выводы и исправиться в будущем. — Тони сам сказал мне готовить ловушки! — взвился Волд. — А вот ты бы могла по сторонам поглядывать и команде помогать, а не только за своим Хаторелем бегать как брошенная любовница! — Ах ты… — Тихо! — рыкнул Роммат. — Нас весь город видит! — С каких пор тебя это беспокоит? — голос Кель’таса сочился ядом. На его лице, привычном лице Диэля, появилось незнакомое презрительное выражение. Никогда он не смотрел так на Роммата, пока притворялся… пока был его другом. — Кхм, — прокашлялась Мироцвет и деланно бесстрастно объявила: — Флаг «Даларанских Ястребов» захвачен «Первым законом». — Что?! — Роммат обернулся к полю. Хелион с флагом и Велан встали посреди дороги. А над полем, у ледяной скалы перед базой Ястребов, парила в воздухе маленькая жрица, окруженная коконом из Света. За спиной у неё развевался флаг.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты