До рассвета

Слэш
R
В процессе
19
автор
Размер:
100 страниц, 12 частей
Описание:
— Я хочу, — Вэнь Чжулю заговорил тихо, но уверенно, заметив разгоревшийся интерес в глазах Вэнь Жоханя, — чтобы вы были рядом. Встречать закат в ваших объятиях, проводить вместе любое свободное время. Никогда не оставлять вас, никогда не разлучаться.
Примечания автора:
Хочешь почитать что-то по своему отп - напиши это сам :DDDD

Очень много времени ушло на составление общей картины сюжета, он неоднократно претерпевал существенные изменения. В целом, работа на этим фиком давалась мне очень трудно и напряжённо, иногда я действительно не знала, продолжать ли или всё же стоит отложить в долгий ящик; меня одолевали сомнения. Всё это затянулось на почти два долгих года, за которые в моей жизни произошло немало событий, которые несколько выбивали из колеи, и иногда у меня опускались руки и хотелось просто бросить всё. Но я всё же смогла взяться и доделать, несмотря ни на что. И надеюсь, что мой труд был не напрасен и эта работа кому-нибудь полюбится.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 40 Отзывы 6 В сборник Скачать

Глава 3.

Настройки текста
По возвращении в Безночный Город каждый снова вернулся к своим делам, погрузившись в них с головой. Виделись они редко, поговорить возможности больше не представилось. Вэнь Чжулю был отстранён от всех обязанностей приказом главы Ордена до тех пор, пока окончательно не зажили его раны, чему был в какой-то мере рад. Он и сам чувствовал, что отдых ему как никогда нужен, потому и был благодарен Вэнь Жоханю. Хотел бы поблагодарить лично, но у того не было свободного времени, которое можно было бы выделить на личную встречу. Встречаться с ним взглядом было стыдно. Вэнь Чжулю не мог себе этого объяснить, но даже видеть его издалека было ещё более неловко, чем ранее. К главе Ордена влекло, но его нескончаемые насмешки отталкивали, а чувство невыносимого стыда, особенно после того происшествия в лесу, и вовсе не позволяло к нему приближаться. В том деле, как выяснилось позже, виновна была только вышедшая из берегов река, затопившая заброшенный погост. Расспросив тех, кто живёт в тех краях, адепты узнали, что это частая проблема. Каждый раз изуродованные мертвецы появляются у близлежащих поселений и нападают на жителей. Желая окончательно покончить с этим, Вэнь Жохань отправил старших заклинателей туда, и все оставшиеся твари были истреблены, а разорённое стихией кладбище с клубящейся над ним тьмой, растревоженной стихией, успешно запечатано. Этой, и многими другими заботами он был занят всё это время. Конечно, о подчинённом он вспоминал, и не раз собирался наведать его, но не находил времени и повода. А если и находил — что-то останавливало его. Глава Ордена так и не решился повидаться с ним лично.

***

Тем вечером у молодого господина Вэнь было особенно плохое настроение. Вэнь Чжулю не знал причин, да и не хотел знать. Его мало волновали чувства этого человека, он был ему безразличен. К тому же, действительно искренних чувств от Вэнь Чао ожидать было бы напрасно. Всё, что он делал, было либо неудачной попыткой показать себя с лучшей стороны (на самом же деле он глупо копировал своего отца, даже не задумываясь, как забавно это, должно быть, выглядит со стороны), либо нелепым позёрством. Вэнь Чао вначале бессмысленно слонялся по резиденции, только после удалось убедить его вернуться к себе, пока никто не заметил его состояния. Он был достаточно пьян для того, чтобы не соображать, что делает, но недостаточно, чтобы действовать совсем безрассудно. Вэнь Чжулю едва ли не под руку вёл его до покоев самыми дальними коридорами, чтобы случайно не попасться никому на глаза. И Вэнь Чао пользовался тем, что они одни: делал грязные намёки и всячески льнул к своему телохранителю, обижаясь из-за того, что тот ведёт себя равнодушно и холодно. Вэнь Чжулю только закатывал глаза, но терпел его выходки — у него не было другого выхода. Эти приставания были ему противны. Этот человек был ему противен. Когда дверь покоев Вэнь Чао наконец закрылась за ними, Сжигающий Ядра смог выдохнуть спокойно. Он осторожно опустил его на постель и никак не отреагировал даже тогда, когда тот капризно потянул его за рукав к себе. Вэнь Чжулю освободил руку от его хватки, и остался стоять в стороне в молчаливом поклоне. Вэнь Чао с непонятным выражением уставился на него, так усердно задерживаясь на нём взглядом, что Вэнь Чжулю мысленно передёргивало. Задумываться о том, что же сейчас творится в голове у его хозяина никак не хотелось, а о том, что он думает насчёт своего телохранителя и что замышляет сделать — уж тем более. Он слишком хорошо знал своего хозяина. Тот же, закинув ногу на ногу, чуть откинувшись на подушки позади, выглядел отталкивающе, похабная ухмылка на его лице вызывала отвращение. Он имел выражение самое непристойное из всех возможных, взглядом он бегло оценивал то, что ему досталось, и по-видимому был более чем доволен. В его глазах виднелось предвкушение долгого сладостного развлечения. На сей раз — вовсе не с Ван Линцзяо. — Раз уж мы тут одни… Нечего стесняться… Раздевайся, Чжулю, — едва сдерживая смех вдруг приказал Вэнь Чао, с любопытством уставившись на него, надеясь на какую-либо реакцию. У него был такой взбудораженный вид, будто эту шалость он давно продумал до идеала. Но Вэнь Чжулю молчал, не смея поднять взгляд или возразить. Выглядел он всё так же бесстрастно; его пальцы потянулись к поясу ханьфу. Что-то внутри активно протестовало — он не хотел, но не смел спорить. Не хотел участвовать в отвратительных забавах этого самоуверенного молодого человека, не хотел становиться его игрушкой и представлять для него какое-то зрелище. — Не думаю, что это хорошая идея, — лицо появившегося вдруг у двери Вэнь Жоханя не выражало ничего доброго. Вэнь Чао мгновенно побледнел, и, поднявшись со своего места и склонив голову, сжался под его негодующим взглядом и пролепетал что-то невнятное. Глава Ордена схватил Вэнь Чжулю за руку как раз тогда, когда тот почти развязал пояс, предостерегая и приказывая остановиться. Тот молча поклонился ему и отошёл в сторону, умело утаивая свои чувства. Разворачивающаяся перед ним сцена вызывала у него почти ужас, но безысходность, почти полностью захватившая его, начала отступать, уступая место облегчению от того, что ему не придётся делать что-то слишком неприятное для него. — Отец… Это… Я всё объясню! — Вэнь Чао заискивающе поглядывал на приближающегося к нему Вэнь Жоханя. — Чжулю, выйди, — коротко приказал Вэнь Жохань, даже не оборачиваясь, и Сжигающий Ядра, торопливо поклонившись, поспешил исполнить приказ. — А ты, — он обернулся к трясущемуся от страха сыну, — как ты объяснишь это? Вэнь Чао был не в состоянии понять, что именно привело его отца в такую ярость. Он не понимал, почему вдруг глава Ордена так взъелся на него из-за его забавы: ведь до этого он позволял Вэнь Чао всё, чего бы он ни захотел, любую прихоть. Несмело взглянув на него, он снова опустил взгляд в пол, судорожно соображая, как же можно выкрутиться и что сказать, чтобы гнев главы Ордена не обрушился на его голову, но разум не слушался его. — Я… Ваш сын хотел развлечься… — заговорил он, заикаясь. — Хотел посмотреть, какой будет реакция Чжулю… Хотел заставить его как-нибудь отреагировать… чтобы он взбесился от такого приказа… — А потом? Что потом? Наказал бы его, если бы он отказался повиноваться тебе? Чувствуя на себе выжидающий взгляд, пышущий гневом, Вэнь Чао сник окончательно. — Я виноват, — он упал на колени, склонив голову почти к полу, и только умоляюще поглядывал изредка на Вэнь Жоханя. — Простите меня, отец. Если вам угодно, ваш сын не будет этого делать. Ему показалось, что отец не был удовлетворён его ответом, но больше ничего сказать не смог. Вэнь Чао весь трясся от страха, так и не поднимаясь с пола. Вэнь Жохань брезгливо и разочарованно поморщился, наблюдая это жалкое недостойное зрелище. — Вэнь Чжулю — твой телохранитель, которого я лично обязал прислуживать тебе, а не твоя игрушка. Хочешь развлекаться — у тебя есть та продажная тварь, которая постоянно пресмыкается перед тобой. Если уж у тебя появились новые желания — найди себе того, кто только будет тебе по душе. Но Вэнь Чжулю не трогай. Не вздумай приставать к нему и принуждать к чему-либо. Я могу и передумать, — глава Ордена даже не взглянул в его сторону. Вся ситуация, что сложилась здесь, его не удивляла, но сама мысль о том, что ему удалось предотвратить своим неожиданным визитом, почему-то вызывала отвращение. Так хотелось в конце добавить: «Он мой», но что-то удержало его от столь необдуманных слов, и на том он закончил. Любой оказавшийся рядом мог бы почти физически почувствовать его ярость. Так же, как он отчитывал Вэнь Чао, — идеально прямо, сложив руки за спиной в привычном жесте, — он и вышел. Вэнь Чжулю, выйдя из покоев Вэнь Чао, пытался успокоиться, прислонившись к стене. Он не понимал, что это только что было. Вэнь Чао открыто домогался его? Глава Ордена за него заступился? Сжигающий Ядра не знал, чему удивляться больше, но точно осознавал, что за выволочку от отца Вэнь Чао его не простит и ни в коем случае не забудет об этом инциденте. Он точно припомнит ему это ещё не раз. Нет, несомненно, главе Ордена плевать на посягательства на слугу, он огорчён пристрастиями своего младшего наследника. Ему всё равно. Он не знал, о чём они там говорят, но чувствовал себя неловко перед обоими. Идеальный преданный пёс не должен привлекать к себе столько внимания своих господ. Идеальный преданный пёс убьётся за своих хозяев, наплевав на себя. Он на собственном опыте знал, что бывает даже за случайное неосознанное неповиновение и неидеальное исполнение приказа, а потому эта ситуация казалась ему ещё более жуткой и неудобной. Вэнь Чжулю не мог понять, почему его это так беспокоит. Конечно, его оскорбило поведение Вэнь Чао, даже несмотря на то, что к его выходкам он давно привык; но он не смел спорить. Не застань эту сцену глава Ордена, он безропотно подчинился бы своему хозяину, чего бы тот ни пожелал. Единственное, что заставляло бы его сожалеть: он любит совершенно другого человека! Вэнь Чжулю давно заметил хищные взгляды Вэнь Чао в свою сторону, однако не придавал этому значения, так как знал, что у того есть Ван Линцзяо, и что эта женщина вполне удовлетворяет все его желания; ему не раз приходилось становиться вынужденным свидетелем того. Да и вообще не воспринимал его всерьёз, зная его как нахального, но отнюдь не как смелого человека. А теперь… находиться рядом с ним станет ещё куда более неприятно. Когда Вэнь Жохань с гордым видом победителя вышел из покоев Вэнь Чао, Сжигающий Ядра растерялся даже больше, чем когда тот застал их в такой неподходящий момент. Он поймал на себе оценивающий взгляд. Глава Ордена смотрел на него прямо, вызывающе и как-то слишком обжигающе, резко. — Пойдём со мной, — вдруг сказал он. Он был спокоен, трудно было поверить, что всего несколько минут назад он выглядел так, будто готов поджечь Вэнь Чао одним только взглядом, опалив всё вокруг сиянием солнца, превратив каждого неугодного в горстку пепла. Вэнь Чжулю безмолвно повиновался и побрёл за ним следом. Он всё думал над этим: ему показалось, или в этом взгляде была испепеляющая ревность? Зайдя в собственные покои и пропустив Вэнь Чжулю внутрь, Вэнь Жохань с пристрастием захлопнул дверь, а самого Сжигающего Ядра схватил за воротник и ощутимо встряхнул. А после, не заботясь, подтолкнул к стене и прижал к ней за горло. В обычно спокойных тёмных глазах была пугающая злость. Нечасто можно было увидеть его в такой сильной ярости. — Глава Ордена, простите меня за то, что вам пришлось увидеть, — собравшись с силами, заговорил Вэнь Чжулю, выдерживая его испытующий взгляд на себе. — И за то, в какое положение я вас поставил. Это моя вина, этого больше не повторится. — Замолчи, — Вэнь Жохань оборвал его речь слишком резко, сильнее впившись пальцами в его кожу. — Я не разрешал тебе говорить. Вэнь Чжулю, почему я вынужден был застать эту сцену? Почему ты позволяешь ему так обращаться с собой? Вэнь Чжулю молчал. Он не знал, что ответить. Сказать прямо, что он не имеет права на возражения он бы не посмел. Только не ему. Однако и молчать сейчас он не мог, чувствуя главу Ордена так близко и ощущая его справедливый, но не совсем ему понятный гнев. Или всё-таки ревность?.. — Зачем вы заступились за меня? — спросил он в свою очередь. — Не ты сейчас задаёшь вопросы, — всё тем же тоном, не терпящим препирательств, ответил ему Вэнь Жохань, очень зло и холодно. — Скажи мне вот что: как давно это продолжается? В этот раз Вэнь Чжулю снова промолчал. Не понял, что от него хотят услышать. Глава Ордена прижал его к стене ещё сильней. — Отвечай! Ты спал с моим сыном?! Вопрос застал Вэнь Чжулю врасплох. Он не ожидал, что Вэнь Жохань будет интересоваться такими подробностями, не понимал, почему тот вообще заподозрил его в чём-то подобном. Одна только мысль о ночи с Вэнь Чао была противна, а подобный вопрос показался слишком неловким. — Конечно нет, господин, — торопливо ответил он, возмущённый тем, что его обвиняют в подобном. Это возмущение было слишком явным, но ему, по-видимому, не придали значения. Глава Ордена хотел ещё немного понаблюдать за ним, играя с его чувствами так, как ему было выгодно и удобно, но после того, что застал, он вдруг понял, что больше не хочет ждать. Понял, что хочет прямо сейчас, пока этот цветок не вырвали из его рук. Уступать он не собирался ни в коем случае. — Я тебе верю, — задумчиво проговорил Вэнь Жохань, чуть ослабив хватку на его шее. Вэнь Чжулю облегчённо выдохнул, словно смерть на шаг отступила от него. — Но я видел, с каким выражением А-Чао ждал исполнения своего приказа. Он не оставит тебя в покое, что бы я ему ни говорил. — Я не посмею ослушаться его приказа, как бы сильно я ни хотел этого избежать. Ему показалось, что глава Ордена взглянул на него с сочувствием. — Ты не хочешь? — уже зная ответ, снова спросил Вэнь Жохань. Сжигающий Ядра отрицательно покачал головой. Глава Ордена сразу же отпустил его, и он почувствовал облегчение. Ещё на один шаг дальше от собственной смерти, и её ледяные объятия медленно разжимаются. — Конечно не хочу. Я же люблю другого человека. — Правда? — голос Вэнь Жоханя прозвучал так, будто он спрашивал просто так, ради забавы, совершенно незаинтересованно. Он делал вид, что не знает. Вэнь Чжулю поднял на него взгляд, в котором так легко было заметить обиду. — А, точно. Он отошёл и отвернулся, сложив руки за спиной. Вэнь Чжулю нерешительно смотрел на него, чуть дыша от непонятного волнения; этот разговор изначально был для него неприятен. А теперь и вовсе ему показалось, что его здесь видеть больше не хотят. Рядом с главой Ордена стало холоднее. И он собирался уйти, чтобы забыть наконец всё, что произошло этим вечером и больше не думать об этом. — Хочешь остаться? — неожиданно предложил Вэнь Жохань, насмешливо и с предвкушением. Это было похоже на издевательство, ведь он знал, что Вэнь Чжулю не смеет отказаться и перечить ему. Однако и принуждать подчинённого он на самом деле не хотел. — Если вам угодно, — тот почти безразлично пожал плечами, но этот жест содержал в себе всё же какое-то неловкое напряжение. Такая покорность почему-то не обрадовала. Глава Ордена вдруг подумал, что если бы Вэнь Чжулю ему воспротивился, было бы намного интереснее заставить его, чем получить вот так просто. Пользоваться тем, кто и без того принадлежал ему и телом, и разумом, было скучно. Однако и отказываться от такой возможности он бы ни за что не стал. Хотел наконец утолить своё любопытство. Ведь он и сам слишком долго терпел и ждал. Чувствуя чужую нерешительность, он обернулся к нему и с прохладной улыбкой сказал: — Иди ко мне. Смелее. Разрешение придало уверенности, и Сжигающий Ядра в пару шагов оказался рядом, и так и замер, не смея ничего делать без позволения главы Ордена. Тот с усмешкой взял его за руки и положил чужие ладони поверх пояса на одеждах. Вэнь Чжулю понял его без слов — принялся развязывать, аккуратно и быстро. С довольным видом сняв верхнее одеяние и просто сбросив его на пол, Вэнь Жохань за руку повёл его за собой к своей постели. Оставив его в растерянности стоять рядом, он устроился удобнее, не сводя с него взгляда. — Раздевайся, Чжулю, — со своей незабываемой улыбкой, пробирающей до дрожи, распорядился Вэнь Жохань. Услышав этот приказ во второй раз за вечер, Вэнь Чжулю вздрогнул, но начал торопливо разбираться с собственным поясом и снимать с себя одежды. От внимания главы Ордена не укрылось, что он очень напряжён. Он до неприличия настойчиво рассматривал своего подчинённого, и Вэнь Чжулю чувствовал этот тяжёлый жаждущий взгляд на себе, от чего было не по себе. Отступать некуда, он не имеет права отказаться. Он, в самом деле, не хочет отказываться. — Иди сюда, — снова приказал глава Ордена, когда на Вэнь Чжулю остались только нижняя рубашка да штаны. Он послушно подошёл и присел рядом, чуть поодаль. — Ближе, — Вэнь Жохань крепко вцепился в его руку и притянул к себе. Вэнь Чжулю не находил себе места, мимолётное мгновенное желание сбежать отсюда то становилось всё сильней, то напротив — исчезало бесследно, но он пытался держать себя в руках, пытался унять дрожь. Любое прикосновение обжигало, но Вэнь Жоханя, который по-хозяйски гладил его по бедру, это не заботило. — Ну же. В тот раз ты так не переживал, приставая ко мне, и не боялся, обнимая там, в лесу у костра, что же сейчас случилось? — в голосе главы Ордена была притворная обида. Вэнь Чжулю нерешительно накрыл его ладонь своей, не сводя с него взгляда. — Простите меня, мой господин. Я постараюсь это исправить. — Успокойся, — Вэнь Жохань прильнул к нему, пальцами забираясь под ткань одежды и поглаживая лёгкими дразнящими прикосновениями, изучая крепкое тело. — Нечего так бояться. Сегодня не будет больно. Сжигающий Ядра едва мог совладать с собственными ощущениями. Он всё так же неуверенно положил ладони на талию главы Ордена; когда его ласки зашли слишком далеко, Вэнь Чжулю не выдержал, пальцы сжались сами собой, впиваясь в его тело. Вэнь Жохань усмехнулся, на себе почувствовав его реакцию. — Невозможно сдерживаться, правда? — с издёвкой прошептал он ему куда-то в шею, чуть склонившись. Он продолжал дразнить и насмехаться, пользуясь тем, что Вэнь Чжулю не смеет сопротивляться. — Я готов терпеть сколько угодно. Я люблю вас. Вэнь Жохань спокойно слушал его, пытаясь делать вид, что всё это ему безразлично. Но он сам выдал себя, чуть вздрогнув, когда Вэнь Чжулю произносил последние слова. Его пальцы сжались сильнее на ткани рубашки у Сжигающего Ядра на груди. Но тот не понял. — Я знаю, — Вэнь Жохань погладил его по щеке, — знаю, что любишь. Хватит напоминать мне об этом. И Вэнь Чжулю прислушался к нему, смог успокоиться и довериться. Он никогда не испытывал страха, но тогда ему стало по-настоящему страшно. Когда глава Ордена непреклонно приказал ему раздеться, когда настойчиво уложил на постель, прижал за руки. Когда позволил снять с него одежды и любоваться им, когда льнул к нему слишком близко, совсем без стеснения. Когда целовал его шею и плечи, кусал, оставляя заметные следы. Ещё раз напоминал, кому он принадлежит. Удивительно. Вэнь Жохань не был груб или жесток, наоборот — обходительные ласки сводили с ума. Вэнь Чжулю беззастенчиво любовался главой Ордена, пока тот давал ему такую возможность. Вэнь Жохань видел интерес и восхищение в его настойчивом взгляде. Ему льстило такое внимание и такой восторг, это приносило нескрываемое удовольствие. Вэнь Чжулю хватался за него, вцепляясь в плечи пальцами, позволял ему всё, чего тот хотел. Не потому, что у него не было другого выбора. Потому что хотел сам. Всегда хотел быть ближе, чем это было бы возможно. И Вэнь Жохань уже не насмехался, не издевался — улыбался тепло, по-особенному ласково. Только хищный взгляд оставался неизменно тяжёлым, обжигающим, пробирающим насквозь. Забыв обо всём постороннем, Вэнь Чжулю отдавался главе Ордена. Ничего не волновало сейчас настолько сильно, как поначалу непривычное и неприятное ощущение, медленно перетекавшее в наслаждение. Такое, от которого трудно было дышать. Которое заставляло сбросить привычную маску безразличия и показать истинные чувства без стеснения. — Позови меня по имени! — приказал глава Ордена тогда, когда Вэнь Чжулю уже не мог держаться дальше. И тот не стал медлить, напрочь забыв о приличиях. — Вэнь Жохань! Он не знал, сколько времени провёл вот так — не помня себя от удовольствия лежа на груди у главы Ордена, устроившись рядом с ним. Тот довольно улыбался — он получил своё, получил то, чего жаждал. Вэнь Жохань обнимал его, крепко прижимая к себе, а тот и не думал сопротивляться, вообще делать что-либо. Его утомили дневные заботы, а уж после того, что произошло, вставать и вовсе не хотелось — одолевала слабость, а всё тело ломило. Глава Ордена вначале не унимался, продолжая игриво приставать к нему, оставил на его шее ещё несколько укусов, поправлял ему растрепавшиеся волосы, пропуская пряди сквозь пальцы, и Вэнь Чжулю спокойно выносил все его мелкие шалости. А после сам потянулся к нему за поцелуем, но тот внезапно остановил его. — Не смей, — сказал он, и взгляд его показался острым и вмиг похолодел. Вэнь Жохань вздохнул, прикрыв глаза, и убрал руки от тела своего подчинённого. Тот смотрел на него с недоумением, не понимая, чем мог его расстроить. — Довольно, убирайся вон. — Простите, если я вас чем-то обидел, — он отстранился с виноватым видом, всё ещё не зная причины его внезапной холодности и раздражения. — Этот слуга покорно примет наказание. — Замолчи. Я приказал тебе уйти. Если не исчезнешь сейчас же — я накажу тебя за непослушание. Стараясь ничем не выдавать своей обиды за столь несправедливое грубое обращение, Вэнь Чжулю поднялся, и, игнорируя настойчивый тяжёлый взгляд на себе, принялся одеваться. Закончив со своими одеждами, он, не глядя главе Ордена в глаза и вообще не поднимая головы, сложил руки в смиренном поклоне и, пожелав ему доброй ночи, сухо и холодно, вышел. Вэнь Жохань смотрел ему вслед почти с сожалением, понимая, что перестарался; услышав это равнодушное прощание, он даже подумал о том, чтобы его вернуть. Никогда его подчинённый не был с ним таким безучастным. Он понимал, что скорее всего обидел, однако его занимало другое: он получил своё, а всё остальное его не заботило. Закрыв дверь за собой, Сжигающий Ядра прислонился к стене, даже не ощущая холода камня за спиной. Никогда ещё он не чувствовал себя так плохо, как сейчас. К его счастью была уже поздняя ночь и коридоры были пусты, только неровные тени плясали на стенах; никто не мог бы увидеть его слабости. Знал, что у него в любом случае не было выбора, он не имел права отказаться, однако от обиды и разочарования за то, как всё закончилось, что-то внутри очень болело. Было невыносимо больно оттого, что любимый глава воспользовался им и позорно выгнал. Собравшись с силами, Вэнь Чжулю направился к себе. Он встретил только заклинателей из личной стражи главы Ордена и велел им охранять его покой. Ничто не выдавало его настроения, только едва заметную усталость успели заметить адепты, он был серьёзен и мрачен, как и обычно. Впрочем, пожалуй, мрачнее обычного. Разглядывая несколько багровых следов на шее, которые, к счастью, остались незамеченными, он подумал, насколько жалко, должно быть, это выглядело. Ведь Вэнь Жоханю на самом деле изначально не было никакого дела до него, он оставил его у себя из любопытства и скуки. Он не имел права таить обиду на главу Ордена, потому что виноват был сам. Сам признался ему, что любит, и сам же глупо надеялся на что-то большее, на взаимность, на тепло. Разочаровался из-за собственных бессмысленных надежд, из-за того, что не получил то, чего не заслуживает. И не получит никогда.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты