Луч света, что окрашен в золотой

Слэш
NC-17
В процессе
451
Размер:
планируется Макси, написано 332 страницы, 26 частей
Описание:
Если бы Диппер узнал, что однажды вся его жизнь перевернётся с ног на голову — он бы не последовал за таинственным светом в лесу. Если бы он узнал, что каждый день будет бороться за свою жизнь — он сбежал бы сразу, как открылись двери грузовика. Если бы он узнал, кто станет самым важным для него человеком — он убил бы себя сразу, как только странный мужчина с чёрной повязкой обратил на него внимание.

— Добро пожаловать! Добро пожаловать в Гравити Фолз!
Посвящение:
Моим любимым читателям, что поддерживали меня в трудные минуты и благодаря которым я продолжаю писать)

Отдельное спасибо всем, кто пишет комментарии и рисует артики. Вы лучшие. Благодаря вам я живу)
Примечания автора:
Прода каждый понедельник!

ВНИМАНИЕ! В фанфике может быть много новых персонажей, которых не было в оригинале. Это связано в основном со сложным сюжетом, в который не вписываются все оригинальные персонажи, отчего приходится вводить и расписывать. Прошу простить и не обращать на это внимания.

Много сюжета и почти каноничный по характеру Билл, который будет бесить Диппера своими подколами и шутливым флиртом.

В работе присутствует неспешное развитие отношений, ведь, как сказала marvolo, "романтика в мелочах".

Примечание для тех, кто смотрел "Легенды ночных стражей" - да, я смотрела этот мультфильм и да, частично я вдохновлялась именно им. Однако я не беру сюжет оттуда, я беру идеи (при этом специально не пересматривая, чтобы от сюжета остались лишь примерные воспоминания), поэтому метку кроссовера я не ставлю и не упоминаю это в примечаниях. Сюжет мой, во всяком случае я могу дать слово, что продумываю его от идее к идеи самостоятельно.

Ссылка на группу по фанфику, если кому-то интересно узнать чуть больше. Туда я выкладываю артики, а так же новости о новых главах: https://vk.com/public178284402

Обложка: https://vk.com/public178284402?z=photo-178284402_457239141%2Falbum-178284402_269947156
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
451 Нравится 696 Отзывы 143 В сборник Скачать

Часть 23. Автор

Настройки текста

***

       В небольшой комнате, ярко освещённой голубыми фонариками, было слишком тихо. Аккуратно покрытые светлыми лакированными досками стены, несколько тумбочек, стеллаж с книгами и мягкий ковёр — всё это замерло в нетерпеливом ожидании. Каждый сантиметр комнаты был идеально вымыт, каждый кусочек ткани тщательно выстиран и выглажен — слишком явно чувствовался запах какого-то цветочного ополаскивателя. Несколько подушек были осторожно взбиты, чтобы спящий на них мальчишка не почувствовал и малого дискомфорта.        Он нахмурился, дёрнулся на мгновение, переворачиваясь на другой бок. Сон уже давно покинул его, но парень всё никак не хотел сдаваться. Он ещё надеялся ухватиться за его краешек, чтобы хоть на мгновение снова погрузиться в сладкую дрёму. Впрочем, все его попытки были обречены на провал. Мальчик раздражённо простонал и раскрыл ярко-голубые глаза, с подозрением оглядывая слишком непривычную для него комнату.        Его горло всё ещё болело. Он не решался лишний раз разговаривать и послушно пил горькие лекарства, ведь те дарили ему долгожданный покой. Парень не мог нормально есть, кривился от любого лишнего давления и всё время проводил языком по ранкам, с раздражением чувствуя ставшую привычной боль.        Что ж, он ещё легко отделался.        Диппер хорошо помнил своё первое пробуждение. Тогда он не мог понять, что происходит, отказывался принимать лекарства и активно сопротивлялся, когда в него пытались что-то влить. Парень не понимал, как выжил — всерьёз решил, что ему просто как-то удалось не проглотить эти чёртовы осколки и самому избавиться от них, находясь в полуобморочном состоянии от паники. Он думал, что люди вокруг пытаются завершить начатое начальником и попросту вливают в него какой-то яд.        Диппер спрятал лицо в ладонях и тихо выругался, чувствуя себя невозможно унизительно.        Он прекрасно помнил, как в его палате появился Билл. Как отвесил бунтующему мальчишке довольно болезненный подзатыльник, прошипел что-то явно оскорбительное и заставил его выпить всё до самого конца. И когда парень, ошарашенный и полностью уверенный в том, что уже умирает, всё же решил показать свой характер и накричать на своих убийц, он вдруг осознал, что не чувствует боли, а открывшиеся ранки быстро покрылись корочкой и больше не приносили столько дискомфорта.        Билл тогда не был похож на ту версию себя, какую обычно показывал мальчишке. Он был ужасно раздражён, шипел на мальчишку, без конца называл его идиотом, не замечая направленных на него недоумённых взглядов. Он пообещал парню, что больше на его столе не появится вазочки со сладостями и до конца жизни парень будет питаться одними безвкусными бульонами, изредка разбавляемые полужидкими кашами.        Что удивительно, на эти слова Диппер не обиделся, не попытался ответить каким-нибудь оскорблением. Наоборот, он чувствовал себя ужасно виноватым и уныло кивал на каждое слово начальника.        В конце концов, тот спас его жизнь…        Он слышал обсуждения его травмы. Хватило бы всего нескольких осколков, чтобы парень умер через несколько дней мучений. Его бы медленно разрывало изнутри, и никто просто не смог бы ему помочь — в каньоне не было врачей, которые могли бы провести сложную операцию, которые могли бы сделать хоть что-то, кроме выписки лекарства. Если бы Билл не решил спасти мальчишку, тот не смог бы избежать скорой смерти.        Диппер досадливо вздохнул. Он ведь только недавно решил ни за что не доверять Биллу, осторожно изучать его, не привязываясь и не приближаясь. А теперь? Как он может сторониться человека, который спас ему жизнь? Что вообще он должен теперь делать? Как относиться к начальнику, мотивы которого совершенно непонятны?        Парень помотал головой, со вздохом опускаясь на подушки. Он оглядел новенькую палату, подготовленную специально для него, для фаворита. Оглядел свой костюм, аккуратно сложенный на стуле, золотой плащ, вызывающий противоречивые чувства. Перевёл взгляд на тумбочку, рассмотрел коробочку с чаем — травяным, не ягодным. А затем заметил аккуратно сложенный светло-жёлтый платок.        Парень потянулся к нему, ухватился за краешек и поднял, рассматривая на свету. На ткани всё ещё виднелись побледневшие после стирки алые разводы. Нужно было давно вернуть его Биллу, но он почему-то каждый раз откладывал этот момент. Диппер провёл пальцами по гладкой ткани, рассмотрел небольшой значок треугольника на краешке, а затем притянул его чуть ближе к лицу.        Парень прикрыл глаза, вдыхая аромат чего-то свежего и лесного. Едва ощутимый, но так похожий на запах Билла…

***

       Лечился Диппер на удивление быстро. Уже через несколько дней он перестал мучиться от боли: лекарства очень быстро заживляли его раны, кажется, не оставляя даже шрамов. Такая разница в лечении сбивала его с толку. Когда он впервые оказался в больничном крыле, то провёл почти месяц с больной спиной, мучаясь каждый день от боли и невозможности просто подняться с места. Сейчас же…        Сейчас он находился в небольшой комнате, используемой лишь им одним. Пил противные, но очень действенные лекарства, эффект которых можно было заметить почти сразу. За ним непрерывно присматривали, то и дело давали какие-то книги, вкусные тёплые напитки, приносящие умиротворение и немного сонливость. Единственное, что раздражало в подобном уходе — работники постоянно спрашивали, стоит ли позвать начальника.        Нет, он нисколько не преувеличивал! Каждый день они задавали одни и те же вопросы, ждали, когда парень прослезится и пожалуется на то, что его любимый начальник совсем не навещает его. Работники были уверены в том, что произошла какая-то громкая ссора возлюбленных и нередко пытались убедить мальчишку наладить отношения с боссом.        Сам мальчишка был категорически против подобных идей. Тем более, что мысли начальник теперь вызывал совсем не однозначные.        Злиться на Билла совершенно не хотелось. Наоборот, временами Диппер ловил себя на мысли, что хочет поскорее подняться с постели и подняться на последний этаж. Всё-таки вопросы у него ещё были, да и новые игры, кажется, не закончились. Он всё ещё хотел победить мужчину в шахматах, желал быстрее научить его играть в «Подземелья», чтобы проводить за любимой игрой часами, а затем раздумывать над новым подземельем.        Билл теперь ощущался кем-то сродни его близких друзей. Немного странный, но временами ужасно интересный. Стоило ли ему доверять? Наверное… Чуть-чуть всё же стоило. Парень не побежал бы делиться с ним своими планами побега, но теперь не думал опасаться лишних встреч и разговоров. Как-никак даже для Билла слишком странно спасать опасного мальчишку, чтобы затем убить его.        Диппер помотал головой, отгоняя эти мысли. В последнее время они всё чаще крутились вокруг мужчины, его поведения и мотивов. И хотя он вполне понимал причину этого, хорошо осознавал, что было бы странно не раздумывать о своём спасителе, всё же старался лишний раз одёргивать себя и переводить внимание на что-то другое. Странное было ощущение. Ему казалось, что что-то в его отношении к Биллу поменялось. Незаметно, немного незначительно, но… ощутимо важно. И Диппер старался лишний раз не задумываться об этом, чтобы не пугать себя изменениями ещё больше.        Ему хватало и того странного желания видеть Билла рядом наравне с сестрой.        — Чёрт, ну опять, — парень решительно поднялся с постели, намереваясь разогнать глупые мысли действиями.        Его должны были выписывать уже сегодня, так что он, не раздумывая, начал переодеваться. Костюм был менее удобен в сравнении с пижамой, но давал гораздо больше тепла. Золотой плащ снова оказался на его плечах, треугольный значок занял своё почётное место на светло-голубой безрукавке. Парень пригладил растрёпанные волосы, бросил короткий взгляд на зеркало, прежде чем перевести его на тумбочку.        Платок всё ещё лежал там. Никем не тронутый, осторожно спрятанный за коробкой чая. Парень нахмурился, направился было к двери, попытавшись его проигнорировать, а затем быстро вернулся и сунул злополучную ткань в карман.        — Идиот, — прошипел он сам себе, но платок не выкинул. Бережно похлопал по карману и, быстро обувшись, вышел из уютной палаты.        За пределами небольшой комнаты было заметно холоднее. Парень вцепился в дрожащие плечи, выдохнул облачко пара и повыше натянул воротник плаща. Он успел отвыкнуть от серости стен, от холода и хмурых работников каньона. Там, в тёплой и светлой комнате, он словно находился в другом мире, отдыхал, не задумываясь о проблемах жителей Гравити Фолз, о плане побега. Сейчас же он вновь вспомнил о том, за что так жаждет бороться и почему спешит обратно в Калифорнию, в свой родной дом…        Парень вздохнул, потоптался немного на краю площадки и быстро спустился по лестнице вниз.        Первым делом нужно было наведаться в архивы… Нет, лучше сразу к Мэйбл. Та наверняка ужасно волновалась за него. Парень ведь внезапно пропал, не появлялся ни на собраниях, ни в столовой, ни в своей комнате. Сестра точно сходила с ума на протяжении этих дней, не знала, о чём и думать. Диппер лишь надеялся, что о его ситуации знал Зантар и сообщил всем о том, что мальчишка не исчез и не умер, а просто лечится после этого… происшествия.        Главное, чтобы Мэйбл не надумала лишнего и не побежала сдаваться охранникам…        Он не раз хотел отправить ей какое-нибудь сообщение, успокоить, сказать, что он в порядке. Но первые несколько дней он вообще ничего не мог сделать — не мог ни говорить, ни думать о чём-то, кроме навязчивой боли и редких панических приступов. Парень не доверял никому, всё время подозревал окружающих в том, что его пытаются убить, отказывался есть и принимать лекарства. О реакции Мэйбл на его отсутствие мальчишка даже не вспоминал — гораздо больше его волновала сохранность собственной жизни. А после… Ну, после он просто отсыпался и рылся в книгах, пытаясь хоть чем-то себя занять.        — Дурак, дурак, дурак! — шептал Диппер, быстро спускаясь по лестнице.        Чёрт, если с Мэйбл что-то случилось за эти дни, он просто свихнётся! Сбросится с последнего этажа, желательно на глазах Билла. В отместку за те чёртовы печенья. И плевать на то, сколько лекарств тот на него извёл.        Парень шёл так быстро, как только мог. Пробегал по коридорам, перепрыгивал через ступеньки. Он изредка ловил на себе удивлённые взгляды работников, те явно думали, что паренёк окончательно сошёл с ума. Но Дипперу было плевать. Его не волновало ничего, кроме уже виднеющейся вдалеке арки — входа в столовую.        — Ой!        Парень даже не заметил чей-то силуэт впереди и со всей своей скоростью налетел на него, едва не сбив с ног. Его тут же ухватили за плечи, поставили на ноги, не давая упасть, небрежно смахнули невидимую пыль с его рубашки. А Диппер смутился, услышав подозрительно знакомый смешок. Поднял растерянный взгляд и тут же отшатнулся, узнав в незнакомце своего начальника.        — Уже выздоровел, а, Сосенка? — Билл насмешливо улыбнулся, растрепав волосы мальчишки.        Тот вздрогнул, сделал шаг назад и недовольно проворчал что-то в ответ. Руки Билла всегда были такими холодными? И что он здесь делает?        Диппер нервно выдохнул. Чёрт, как же ему «повезло» наткнуться именно на Билла. Он ведь надеялся не видеть его до вечера, не был готов к внезапной встрече. И что ему сейчас сказать?        — Вроде того, — его голос всё ещё был немного тихим. Язык заплетался, часто коверкая даже самые простые слова.        Билл рассмеялся в ответ и похлопал мальчишку по плечу.        Тот внимательно проследил за его рукой и быстро отвёл взгляд, когда мужчина заметил его повышенный интерес. Голова была забита миллионами спутанных мыслей, губы подрагивали, пытаясь произнести хоть слово. Нужно, наверное, поблагодарить, спросить о чём-то, улыбнуться, как полный идиот. Нет, идиота он и так хорошо играет. Стоит уже несколько минут и молча пялится на своего начальника, как будто в первый раз его видит.        «Ну же, Диппер! Скажи хоть что-нибудь!» — убеждал он себя, желая поскорее разбить голову о стену. Правильно Гидеон его дебилом называл. Кажется, только что он пробил все рекорды по тупости — даже Билл посматривает на замершего мальчишку с подозрением.        — Быстро поправился, — хмыкнул мужчина и огляделся. — Куда направляешься? В столовую? Тогда пойдём вместе.        Диппер не успел вымолвить и слова. Он растерянно кивнул, смутился, когда Билл обхватил его плечи рукой и быстрым шагом направился в сторону знакомой арки. И парень хотел бы оттолкнуть его, сказать, что он идёт в другую сторону и не собирается сопровождать начальника куда бы то ни было. Только вот слова почему-то застряли в горле. Отказывались выходить наружу.        Ну, теперь хотя бы не нужно думать о том, как завести нормальный человеческий диалог.        — Жду тебя вечером, как обычно, — объявил Билл тоном, не терпящим возражений. А парень лишь рассеянно кивнул в ответ, пытаясь не думать о холодной руке, машинально поглаживающей пальцами его плечо.        — Хорошо, я буду, — прошептал Диппер и мгновенно отшатнулся, когда Билл наклонился к нему, попытавшись повторить ту нелепую имитацию поцелуя.        Для Диппера было и так достаточно прикосновений. И ему было абсолютно точно плевать на насмешливый взгляд Сайфера, который лишь пожал плечами и, снова растрепав волосы мальчишки, прошёл дальше.        — Чёрт, успокойся, — прошептал сам себе мальчишка, старательно игнорируя заинтересованные взгляды рабочих.        Ничего необычного. Просто Билл снова лезет к нему со своими идиотскими приставаниями.        Сейчас его вовсе не волновал навязчивый шёпот работников — он увидел силуэт Мэйбл в другом конце зала. Девушка тоже заметила его, едва не выронила тарелки, недоверчиво оглядывая брата, словно не до конца веря своим глазам. Парень видел, как задрожали её губы, как она дёрнулась, на мгновение позабыв об осторожности и попытавшись ринуться к нему.        — Я вернулся, Мэй, — улыбнулся ей Диппер и направился вперёд, с облегчением отбрасывая все тревоги. — Со мной всё хорошо…

***

       Диппер устроился поудобнее в кресле, притянул к себе чашку, с наслаждением чувствуя, как горячий фарфор обжигает пальцы. Он, чёрт возьми, скучал по этим мелочам. Скучал и по пледу, и по мягкому аромату чая. Скучал по тихому стуку часов и шуршанию бумаги.        Скучал по кабинету Билла…        — Начнём? — усмехнулся мужчина, раскладывая шахматные фигуры.        Сегодня начальник, видимо, решил начать с чего-то простого. Диппер не был сильно против, ведь разбирать правила новой игры ему было слишком лень. Хотелось немного расслабиться, отключить мозг и лениво передвигать фигуры, не особо задумываясь о тактике.        Он немного отвык от игр за время, проведённое в больничном крыле. Отвык от разговоров и не совсем был готов вновь отвечать на вопросы. Впрочем, теперь он мог немного расслабиться. Мог больше не бояться, что Билл внезапно решит убить его. Если бы он действительно хотел избавиться от мальчишки, то не стал бы тратить ни сил, ни времени на его спасение.        — Да, конечно, — парень устало улыбнулся и кивнул, с интересом наблюдая за тем, как пальцы в чёрных перчатках на мгновение замирают в воздухе, прежде чем сделать первый ход.        Парень пригубил горячий напиток, сделал первый осторожный глоток и тут же подавился. Чай был совершенно несладким, причём слишком явно отдавал горечью знакомых лекарств. Парень хмуро оглядел стол в поисках чего-то, чем можно было разбавить этот неприятный привкус, и помрачнел ещё больше, не обнаружив ничего подходящего.        А Билл только усмехнулся, заметив выражение лица мальчишки, и откинулся на спинку кресла.        — Никакого сладкого ближайшие две недели, Сосенка, — насмешливо пропел он, а затем рассмеялся, когда парень не сдержал разочарованного стона.        — Но почему? — он обиженно поджал губы и приподнялся, пристально разглядывая противоположную часть стола. Что, правда совсем-совсем ничего?        Разочарование глубоко внутри набирало обороты с каждой секундой. Сладости были неотъемлемой частью этих встреч, и Диппер не собирался так просто их лишаться. Тем более из-за того глупого случая. Он не виноват, что кто-то наполнил арахисовое печенье стеклом. И, конечно же, он не должен расплачиваться за то, что так неосторожно решил его попробовать.        — Считай это своим наказанием, — Билл довольно наблюдал за тем, как мальчик не отрывает взгляда от его чашки. Он медленно притянул к себе сахарницу, не спеша наполнил ложку и опустил её в собственный горячий напиток.        Парень не отрывал от его руки взгляд. Следил за тем, как Билл перемешивает чай, как растягивает удовольствие, поднимая чашку очень медленно, делая первые осторожные глотки. Диппер поднял на него умоляющий взгляд, прождал несколько томительных секунд, прежде чем, позабыв все приличия, вскочить с места и перелезть через стол, хватая ёмкость с сахаром.        — Это слишком жестоко с твоей стороны! — объявил он, с наслаждением наполняя чашку тремя горками сахара.        Билл громко рассмеялся, хитро прищуривая один глаз.        — Как мило, — протянул он, передвигая белую фигуру. — Ты наглеешь с каждым днём, Сосновое Деревце.        Тот лишь фыркнул в ответ, с наслаждением потягивая сладкий чай. С конфетами, конечно же, было бы лучше. Особенно с шоколадными, ну или хотя бы с леденцами. Учитывая, что всё остальное время он питался какой-то гадостью — это было что-то сродни награды. Очень вкусной и полезной награды.        — Ничего не могу с собой поделать, — пожал плечами парень. — Ты на меня плохо влияешь…        И он не врал. В последнее время Билл действительно влиял на него совершенно неожиданным образом.        Парень передвинул очередную фигуру и осторожно поднял взгляд, осматривая мужчину. Тот выглядел лучше, чем несколько недель назад. Работы было явно меньше, ведь Билл выглядел достаточно отдохнувшим и куда более живым. Не то чтобы Диппера это волновало! Нет, ему было абсолютно плевать, ведь это не его проблемы! Но взгляд то и дело пробегал по бледному лицу начальника, выискивая намёки на усталость.        Билл рассмеялся, заметив повышенное к себе внимание, и широко улыбнулся.        — Любуешься, Сосенка? — он с усмешкой пробежался пальцами по запястью мальчишки, рассмеявшись громче, когда тот моментально отпрянул. — Я, конечно, подозревал, насколько неотразим, но тебе стоит лучше контролировать себя. В конце концов, другие посчитают тебя невоспитанным и слишком навязчивым.        Парень фыркнул и отвернулся.        «И это говорит мне тот, кто домогается при каждом удобном случае?» — Диппер не решился произнести это вслух. Он уже слышал громкий смех Билла в ответ, его невинные вопросы и куда более навязчивые прикосновения. Парень так и видел, как начальник улыбается, спрашивает его: «Разве я когда-то домогался тебя?», а сам при этом нарушает личное пространство настолько, насколько это вообще возможно.        Диппер вздрогнул и помотал головой. Нет, думать о таком в кабинете Билла не стоило. Вдруг ошейник работает недостаточно хорошо и мужчина услышал часть из его размышлений?        — Впрочем, не важно, — Билл махнул рукой, окончательно закрывая эту тему. — Меня больше интересует другое.        Диппер заинтересованно хмыкнул, передвинул фигуру и устроился поудобнее, прислушиваясь.        — Из… хм, — Билл задумчиво постучал пальцами по столу, формулируя вопрос, — реального направления школьных предметов, какой больше всего тебя интересует?        Диппер рассеянно передвинул фигуру, сделал глоток чая, быстро прокручивая в голове все предметы. Какой из них может быть его любимым? Какой нравится ему больше всего?        — Я… я не уверен, — пробормотал Диппер, задумчиво рассматривая едва заметные пятнышки чернил на скатерти. — Мне нравились математика и физика, но… не полностью. Скорее, какие-то интересные направления вроде вероятностей, расчётов и… прочего. Помню, перед тем, как… кхм, попасть сюда, изучал статистику и замену переменных*.        Билл рассмеялся, и хотя в его тоне не было высокомерия, Диппер почувствовал разочарование.        — Кажется, сверстники находили тебя странным, — он усмехнулся, оглядев обиженного мальчишку. Тот отмахнулся, быстро скрываясь за горячей фарфоровой чашкой.        Впрочем, когда Билл снова улыбнулся и протянул ему лимонный леденец, обида быстро испарилась.

***

       Очередное собрание было не за горами. Диппер уже давно отметил этот день в небольшом, самостоятельно нарисованном календаре и уныло наблюдал за тем, как тот становится всё ближе.        Всё же его невероятно раздражало отсутствие видимого прогресса.        Казалось, они должны были уже давно добиться хоть чего-то стоящего. Набрать постоянную команду, собрать какое-то количество припасов и досконально обдумать каждую мелочь. Однако отчёты участников были почти одинаково скучными и бесполезными — было видно, что никто из участвующих не хочет рисковать собственной шкурой, добывая важные и чрезвычайно необходимые сведения.        И, если честно, это ужасно расстраивало мальчишку.        Он открыл скрипучую дверь старой столовой, осмотрелся вокруг, отстранённо замечая новичков и отсутствующих. А затем тяжело вздохнул и направился к свободному месту недалеко от Зантара и Гэдрона.        Последний немного жутко улыбнулся и помахал ему рукой.        Старик старался особо не нагружать его работой, но отдыхать у мальчишки не выходило. Он выписывал бесконечные формулы, вёл скучные конспекты, которые Гэдрон проверял самолично, а затем лупил возмущённого мальчишку тетрадью по голове. «Опять неправильно! Куда ты смотришь?» — эти крики сопровождали его почти каждый день, а Диппер ведь просто не успевал следить за каждым движением старика! Ему нужно было время, чтобы определить реактив и последующую реакцию, перевести это в формулу и описать!        Да и химия никогда не была его сильной стороной…        Но выбора у него не было. Приходилось подниматься пораньше, сонно впихивать в себя безвкусный завтрак, давиться отвратительным чаем и подниматься в архивы. Там парень сбрасывал тёплый чёрный плащ, садился поудобнее среди бесконечных книг и тетрадей, чтобы последующие несколько часов переписывать всю нужную ему информацию. К Гэдрону он подходил позже, очень осторожно, стараясь лишний раз не шуметь. Старик очень раздражался от любого лишнего звука, мог бросить в сторону мальчишки одну из книг, а затем ругаться, иногда сопровождая причитания довольно грубыми словами.        Впрочем, парень не сильно обижался…        Несмотря на взрывной, временами довольно… странный характер, Гэдрон был очень хорошим другом. Конечно, Диппер не слишком-то доверял ему. Наверное, даже меньше, чем Биллу. Однако иногда причитания старика, его тихий хрипловатый смех и грубые руки, так похожие на ладони прадяди Форда — всё это так успокаивало. Гэдрон делился с ним обедом, когда ему попадалось что-то особенно вкусное, подкидывал интересные книги и позволял мальчишке оставаться в библиотеке ночью. Естественно, после он требовал от него более усердной работы, но всё же…        Иногда Дипперу казалось, что даже в этом страшном месте может быть что-то хорошее.        Смотря на свою сестру. Оглядывая Зантара, Гэдрона и… Билла, он чувствовал, что это место чем-то напоминает ему дом. Совсем чуть-чуть, буквально размытым силуэтом. Он отводил взгляд от серых стен, закрывал глаза, прислушиваясь только к скрипу веток и далёким голосам. И тогда он вдруг замечал, как пугающий своей тёмной атмосферой каньон вдруг становится совсем иным.        Возможно, он даже смог бы полюбить это место. Если бы не смерти детей, если бы не тот факт, в какой опасности он находился, Диппер, возможно, решил бы остаться здесь подольше…        — Эй, малой!        Диппер раздражённо выдохнул. Многие из знакомых Гэдрона подхватили это глупое обращение. Зантар был в их числе.        — Да? — Диппер натянул улыбку, тщательно сдерживая себя от колкости в ответ. Да, разница в возрасте, конечно, заметная, но это не повод обзывать его «мелким»!        Зантар внимательно оглядел его с головы до ног, а затем кивнул сам себе, хлопнув мальчишку по плечу.        — Жив? Здоров? — мужчина бегло осмотрел его, а затем усмехнулся. — Ну и навёл ты, конечно, шороху…        Парень растерянно захлопал глазами и невольно сделал шаг назад.        — В каком смысле? — пробормотал он недоумённо. Что-то не нравилось ему в словах Зантара, что-то вызывало смутное беспокойство.        И мальчишка напрягся лишь больше, когда во взгляде Зантара промелькнуло удивление. Мужчина тяжело выдохнул и резко отвёл взгляд.        — Так шеф наш, — от одних этих слов внутри мальчишки что-то похолодело. — Недавно в столовой объявился. Меня там не было, но я слышал, он половину рабочих проверил, а потом и вовсе на чистку отправил. Зол был… жутко прям. По нему не видно — вот улыбается вроде… А в глазах холод — аж до дрожи…        Парень нервно сглотнул. Недавно в столовой… Значит, тогда, когда Билл его провожал? Он улыбнулся ему, а сам отправился проверять рабочих и так жестоко рушить их жизни?        Внутри Диппера вдруг что-то похолодело. Рушить жизни? Даже слишком мягко для тех, что пытался убить его самого. Может не специально, может, из-за какой-то нелепой ошибки. Но ведь это не уменьшает их вину. Он бы просто умер, если бы Билл не решил его спасти. Из-за этих он едва не погиб так глупо и бесполезно, не попрощавшись с сестрой, не закончив план по их освобождению…        Парень вздрогнул и отвёл взгляд. Он почувствовал себя ужасным человеком, но просто не смог откинуть эту мысль. Не решился сказать Зантару, что в какой-то мере даже рад наказанию этих людей.        В конце концов, его чуть не убили…

***

       Шаг. Ещё один и ещё. Рука мягко легла на ручку, почти бесшумно открывая знакомую дверь. Диппер едва заметно улыбнулся, увидев привычно хмурого начальника, стол которого был доверху заполнен бумагами.        Парень выдохнул, осторожно прикрыл дверь за собой, прекрасно зная, как сильно Билла раздражает холод. Не то чтобы его это волновало. Ему просто самому не нравится, когда дверь то и дело поскрипывает, качаясь на гуляющем ветру.        Диппер осторожно присел на кресло, наблюдая за тем, как работает Билл. Ему было скучно даже просто бегло просматривать документы, и он никоим образом не понимал, как мужчина может заниматься этим каждый день по несколько часов подряд. Мальчишка осторожно подвинул стопку, смахнул невидимую пыль со стола и придвинул к себе чашку, терпеливо ожидая, пока Билл закончит работать.        Всё же самое интересное начиналось именно в этот момент…        — Сосенка!        Билл насмешливо улыбнулся, поднимая на него взгляд. Он дописал последнее примечание, аккуратно сложил стопку документов и щелчком пальцев отправил её в шкаф. К своему стыду, наблюдал Диппер вовсе не за волшебным перемещением бумаги. Нет, его взгляд был прикован к пальцам, облачённым в чёрную ткань перчаток. Впрочем, у него было веское оправдание — на эту макулатуру он насмотрелся и в архивах.        Билл хмыкнул, заметив его интерес, но никак не прокомментировал. Видимо, он уже успел устать за работой и не был особо настроен на шутливые подначки слишком уж наивного мальчишки.        — Как день прошёл?        Диппер усмехнулся, отвечая привычным: «Неплохо». Билл редко требовал пояснений — лишь тогда, когда чувствовал недовольство мальчишки, когда замечал, как тот что-то скрывает. Этот раз был явно другим. Дипперу просто хотелось поскорее перейти к чему-то интересному, по-настоящему важному.        Стандартные вопросы о настроении и погоде могли и подождать.        Он улыбнулся, заметив привычное шахматное поле. И хотя он был бы не против сыграть во что-нибудь новенькое, именно эта игра дарила какое-то спокойствие и чувство ностальгии. Он уже давно не обдумывал стратегии и не зацикливался на победе — чувство азарта покинуло его ещё тогда, когда парень перестал обращать внимание на количество побед. Вместо этого гораздо интереснее было просто передвигать фигуры, наблюдать за последствиями его случайных ходов, а затем отвечать на вопросы.        Ах да, вопросы. Может, и ему сегодня стоит что-то спросить?        — Что ты думаешь о…        Диппер особо не вник в заданный ему вопрос. Ответил что-то, неловко отвёл взгляд, рассматривая собственные руки. Его гораздо больше интересовал недавний инцидент с печеньем. Узнал ли Билл, кто же сотворил это? Почему именно эти сладости? В чём причина покушения и кто был целью? Диппер с трудом верил, что убить пытались именно начальника. Как-то очень неожиданно и…        Диппер помотал головой. Нет, догадки здесь бессмысленны. Ему неизвестно абсолютно ничего, а на таком фундаменте прочной теории не построить.        — О чём задумался, Сосенка? — Билл насмешливо улыбнулся, подперев рукой подбородок. — Не обо мне ли?        Диппер вздрогнул, когда рука мужчины оказалась слишком близко. Он невольно дёрнулся, отодвинулся чуть дальше, изо всех сил стараясь не пялиться на неё слишком уж откровенно.        — Не о тебе, — ответил парень, чуть помедлив и быстро опустив взгляд. — Точно не о тебе.        Нет, нужно отвлечь Билла. Каким-то незначительным вопросом, на который тот сразу ответит, над которым не нужно долго раздумывать. Каков шанс, что если он спросит о чём-то серьёзном, мужчина снова не увильнёт от ответа? Учитывая, что речь идёт о Билле? О том самом начальнике, который никогда не даёт подробной информации, отходит от темы и отвечает настолько размыто, что его словам можно придать любой смысл.        Да, просто спросить о покушении у Диппера точно не выйдет.        Он нервно огляделся, раздумывая о том, какой вопрос задать. Что интересует Билла? Нет, это он и сам знает. Не так подробно, как хотелось бы, но всё же. Билла интересуют аномалии, психология, история, различные исследования и, кажется, немного латынь. Диппер не был уверен, так как мужчина упоминал об этом лишь несколько раз. Произносил несколько латинских фраз и смеялся над растерянным мальчишкой, который не понял ни слова.        Нет, интересы точно не подойдут. Билл слишком увлечётся рассуждениями, и парень просто не успеет спросить его о чём-то важном.        Может тогда о чём-то простом? Вроде любимой еды или одежды? Нет, тоже не совсем подходит. Билл сразу заподозрит что-то неладное, ведь мальчишка уже спрашивал об этом. Да и сам он хорошо знает, что у начальника нет каких-то особых предпочтений. Если, конечно, не считать напитков. Тут он, не задумываясь, отдаст предпочтение чаю.        Диппер раздражённо выдохнул. Чёрт, он думает совсем не о том.        Что же тогда спросить? Чем поинтересоваться, не вызывая подозрений? Парень нахмурился, напряжённо разглядывая стеллаж с книгами, а затем подпрыгнул на месте, мгновенно просветлев.        Точно, он же ни разу не интересовался…        — А когда ты родился? — Диппер хорошо помнил тот странный разговор о днях рождения. Билл ведь тогда так и не ответил на вопрос до конца.        Так почему бы не спросить сейчас?        Мальчишка не особо вслушивался, нервно перебирая край безрукавки и обдумывая свой следующий вопрос. А Билл ответил не сразу. Растерянно оглядел мальчишку, прежде чем коротко усмехнуться и покачать головой.        — Я уже говорил, что не помню, — он передвинул фигуру и пригладил краешек чашки. Его взгляд в этот момент был каким-то странным — пустым и безжизненным.        — Но… хотя бы примерно! — нет, Дипперу, конечно, не было интересно. Он просто интересовался такими незначительными деталями, прежде чем задать по-настоящему важный вопрос. — Ближайшие события хотя бы. Скажем, какую-то технику тех лет, популярные группы, ну или… не знаю. Что-то из политики?        Билл тихо рассмеялся, явно углядев в настойчивых вопросах мальчишки больше, чем тот закладывал.        — События? — он хмыкнул, прикрывая глаза и погружаясь в воспоминания.        А Диппер ничуть не ожидал такого подробного ответа на свой вопрос.        — Я ужасно помню своё детство, если быть честным. Не скажу, что оно было очень радужным, — Билл усмехнулся чему-то своему, а затем вздохнул, поясняя: — Экономический кризис лишил миллионы людей работы. Хаос в больших городах, огромное количество сирот и иммигрантов... Конечно, нас это не сильно затронуло. Я жил в небольшом поселении недалеко от озера и лесов, так что недостатка в еде у нас не было. О сладостях, хорошей одежде и прочих «благах» человечества такого сказать не могу…        Билл снова усмехнулся, заметив, с каким интересом слушает его мальчишка. Тот придвинулся чуть ближе, открыл рот, ловя каждое его слово. Мысли о каких-то других вопросах моментально исчезли из его головы.        — Что дальше… хм, война? Да… — мужчина на мгновение скривился, явно вспомнив что-то неприятное. — Её я тоже плохо помню. Началась лет через десять, тогда я уже начал путешествовать и не особо интересовался новостями. Был слишком занят исследованиями, чтобы обсуждать нападение на Пёрл-Харбор и то, как американское правительство разберётся с чёртовыми японцами. Вполне возможно, меня в то время посчитали убитым или пропавшим без вести. Я ведь ушёл раньше, чем меня успели призвать. Поселился недалеко от…        — Постой!        Парень подскочил с места. Внезапная догадка, пришедшая ему в голову, была до смешного абсурдной. Да и слова Билла были слишком уж странными, похожими на нелепую выдумку. Только вот говорил он слишком уверенно, так, словно действительно пережил все эти события, словно каждое его слово было правдой…        И либо он окончательно сошёл с ума, либо…        — Экономический кризис, война… — парень нервно усмехнулся, боясь даже просто произнести эту безумную мысль. — Да ладно, ты шутишь... Не может же быть, в самом деле... Тридцатые годы прошлого века? Хочешь сказать, что провёл детство во времена Великой Депрессии? Пережил вторую мировую, занимаясь исследованиями?        Он рассмеялся, поражаясь глупости этих мыслей. Билл явно смеётся над ним, выдавая такие глупые истории за истину. Нет, он же не серьёзно! Он выглядит максимум на тридцать пять! Ему ведь не может быть…        Парень нервно сглотнул и широко распахнул глаза, когда Билл усмехнулся и коротко кивнул.        — Так она называется? — он рассмеялся, заставив мальчишку вздрогнуть и сделать шаг назад. — Война сорок первого. Что ж, забавно. Думал, они выберут более пугающее название, учитывая потери тех лет. Жуткое время…        Парень резко выдохнул, сделал шаг назад, врезавшись в подлокотник кресла и едва не упав. Нет, это просто не может быть правдой! Билл просто не мог родиться в начале прошлого века! Не мог пережить все эти события. Он выглядит слишком молодо для того, кому должно быть лет девяносто…        Стоп! А не может ли это значить, что…        — Ты знаешь автора? — Диппер выкрикнул это прежде, чем успел обдумать вопрос. — Автора дневника. Он нашёл этот каньон примерно в то же время! Ты… ты знаешь его?        Глупая догадка. Такая глупая, но… А вдруг это правда? Вдруг тот странный мальчишка, которого автор нашёл в одном из поселений и есть Билл? Вместе с автором они могли придумать какую-то сыворотку, сделавшую их бессмертными. И тогда автор должен быть совсем недалеко! Тогда Диппер точно сможет поговорить с ним, обсудить всё, что только придёт в голову! Тогда они точно смогут…        А Билл вдруг рассмеялся, наклонившись к ящику стола.        — Ты об этом? — Билл усмехнулся и поднял слишком знакомую книгу. Точно такая же обложка, похожий переплёт и…        Диппер удивлённо оглядел золотой треугольник с цифрой «3» на лицевой стороне дневника. Точно там же, где на его экземпляре красовалось лишь пятно от клея.        Мальчишка тихо пискнул, моментально выхватил из чужих рук дневник. Он на несколько мгновений прижал его к себе и нежно провёл пальцами по страницам, игнорируя чуть удивлённый, насмешливый взгляд Билла. Дипперу было абсолютно плевать. В его руках оказался целое, не покалеченное временем сокровище. Точно такое же, как у него самого, только намного лучше!        Диппер нервно выдохнул, быстро раскрыл дневник и засветился от восторга, заметив целые, ничем не испачканные страницы с знакомым резким почерком автора. Он улыбнулся и быстро пробежался взглядом по первым страницам, прежде чем вернуться к обложке и переместить взгляд на подпись.        И только тогда он замер, почувствовал, как задрожали его руки, как его охватило недоверие, страх и что-то ещё. Что-то очень непонятное, но такое тёплое и мягкое…        Парень крепко зажмурился, протёр страницу пальцами и разочарованно выдохнул.        Потому что тем же самым резким почерком было выведено до боли знакомое имя.

Собственность Билла Сайфера. 18 июня 1981

       — Нет…        Диппер поднял взгляд на мужчину, выронил дневник, не в силах поверить в то, что увидел.        Это не может быть правдой. Просто не…        — Это не мог быть ты!        Автор, которым он восхищался. Автор, с которым он мечтал познакомиться. Автор, с которым он так отчаянно желал поговорить. Разве это может быть Билл? Разве мог он найти это место? Превратить его из безжизненной расщелины в земле в загадочный каньон Гравити Фолз. Разве мог он придумать все эти волшебные фонарики, системы труб, этажей, лифтов? Как мог Билл быть тем самым человеком, встречи с которым мальчишка месяцами представлял в своей голове?        Диппер схватился за сверкающий камень на своей шее, сжал его изо всех сил, отказываясь в это верить.        Это ведь не мог быть…        — Почему же? — Билл рассмеялся, откидываясь на спинку кресла. — Хотя это было давно, я прекрасно помню, как вёл все эти дневники. Когда рядом нет ни одного живого человека, невольно заполняешь жизнь подобными развлечениями…        Диппер подавился воздухом. Развлечениями? Для Билла ведение этих дневников было всего лишь способом побороть скуку? Книги, которыми парень жил все эти дни, он никогда не воспринимал всерьёз?        — Но ты же… Я ведь… — он простонал, хватаясь за голову. Слишком много мыслей, слишком много вопросов.        Дипперу казалось, что он вот-вот упадёт в обморок от количества мыслей. Его голова просто разрывалась, невыносимо болела и требовала хоть немного отдыха. Парень чувствовал, как просто сходит с ума от одолеваемых им чувств. Ещё немного — и он точно свихнётся.        — Мне интересно, где ты отыскал другой дневник, — он задумчиво оглядел мальчишку. — Я не видел его больше десятка лет. Удивительно, что его не выбросили вместе со старым хламом…        Диппер поднял на него растерянный взгляд, а затем сорвался с места, вылетев из кабинета. Точно! Нужно просто принести другой дневник и сравнить почерки. Может, Билл просто подражал настоящему автору! Почерк будет похож, но отличия всё равно сразу бросятся в глаза. Тогда начальник перестанет его путать и признается, что просто не мог вести первый дневник больше полвека назад. Ведь это просто невозможно!        Почему эта идея не пришла в его голову раньше? Он едва сдержал торжествующий смех, представляя растерянное лицо Билла.        Мальчишка проносился по лестницам и коридорам, игнорируя растерянные и раздражённые взгляды прохожих. Ему было плевать на холод и скользкий пол, плевать на боль от ушибленного после падения колена. Он вбежал в свою комнату, тяжело дыша сбросил все вещи со стула, доставая потрёпанный дневник. У мальчишки не было времени, чтобы отыскать сумку или хотя бы надеть плащ. Он выбежал из комнаты в тот же момент, как книга оказалась в его руках.        Нужно успокоиться. Сейчас он всё поймёт, сейчас точно раскроется личность автора, и тогда Билл больше не сможет так нагло ему врать. Конечно это не он. Не может быть он. Просто не может. И плевать на все факты, на схожести и намёки. Автор дневника не мог быть так близко всё это время! Потому что Билл… Потому что он…        — Смотри, куда прёшь!        Диппер не обращал внимания на рассерженные крики. Главное было успеть до отбоя, доказать Биллу, что он не прав! В конце концов, это слишком жестоко — ложью обрывать чужие надежды. Не подходит начальник под образ автора. Ну никак не похож! Автор должен быть пожилым мужчиной, похожим на Форда или Гэдрона. Носить очки, ругаться на всё подряд и быть помешанным на исследованиях. А Билл, он… Ну это ведь не он! Точно не он!        Мальчишка не заметил, как врезался в незнакомого паренька. Он тихо охнул, стукнувшись о чужой лоб и осев на землю. Незнакомец, к счастью, ничего не сказал в ответ. Тихо хмыкнул и принялся собирать выпавшие из рук книги.        — Прости! — пробормотал Диппер, машинально помогая мальчишке. Тот благодарностью не ответил — окинул его пустым взглядом и продолжил идти, чуть прихрамывая.        Диппер в ответ фыркнул и рванул с места, не обратив на происшествие внимания.        Он быстро добрался до нужного этажа. Навалился на дверь, захрипел, чувствуя, как горит после длительного бега горло. Но это было не важно. Сейчас он всё докажет Биллу. Будет смеяться над его глупым лицом, когда начальник поймёт, что попытка соврать не удалась.        Парень сделал несколько победных шагов, прежде чем заметить, что что-то не так.        Ведь дневника в его руках не оказалось. Помогая незнакомому мальчишке, он даже не заметил, как положил в общую стопку своё бесценное сокровище…
Примечания:
Замена переменных* - довольно интересная работа с вероятностями. Если объяснить коротко, то это подсчёт процентов после каждого изменения данных. Подробнее ищите сами)

А вот и автор дневника! Я удивлена, как многие догадывались, что это был всё же Билл. Молодцы все, кто высказывал свои теории. Надеюсь, моя версия вас не разочаровала)

До следующего понедельника, мои маленькие демонята!

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты