The once and future queen 108

Haruna Mei автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Джейме идет на Север с армией Ланнистеров, Дейенерис не спешит выполнять обещание, а Санса хранит секрет, что может стать причиной ее смерти.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Метки могут добавляться в процессе. Анти-Дейенерис. Серьезно. Вы предупреждены, если не нравится, пожалуйста, просто пройдите мимо

Арья III

22 марта 2020, 15:16
Мелкий колючий снежок жуть как раздражал. Как ни повернись, он летел прямо в глаза, мешая. Конечно, погода не могла быть более сносной. Но вольный народ говорил, что Король Ночи несет с собой снег и бурю. Возможно, это часть его победной стратегии, но никто не собирался отдавать ему свою жизнь просто так. Арья всматривалась в даль, и от этого уже болели глаза. Надоедливый снег мог скрывать врага, она ни за что не рассмотрела бы приближающуюся армию в таких условиях. И все равно Арья выглядывала, надеялась увидеть врага до того, как он нападет неожиданно. Наскоро сколоченные укрепления для лучников не были лучшим местом для проведения морозной ночи. Их возвели на созданных во время копания рвов насыпях. Подмерзшая земля держала дерево надежно. Не каменная стена Винтерфелла, стоявшая сотни лет, но им правда необходимо было хорошо проредить силы врага до подхода к замку. Даже с силами Ланнистеров и дяди Эдмура их было слишком мало, чтобы сражаться в открытом бою. К тому же, лично Арья считала, что если существует возможность уничтожить врага с минимальными потерями, ею следует воспользоваться. Никто не должен платить своей жизнью ради чьей-то чести. Война – это не игра в благородных рыцарей, это смерть, а уж со смертью Арья была знакома не понаслышке. Король Ночи – просто одно из многих ее обличий. – Не замерзла, принцесса? – спросил рядом Тормунд. Арья закатила глаза. После того, как лорды объявили Сансу королевой, – знать бы еще, с чьей легкой подачи, – мнения вольного народа разошлись. Часть поддерживала Сансу, которая заботилась о них, пока Джон, как неожиданно удачно выразился Тормунд, "наверняка совал свой член в драконью королеву". Другие напоминали, что именно Джон пустил их за Стену, к тому же Санса не была воином, а просто изнеженной леди. Так или иначе, в ходе дискуссии кто-то ляпнул грубость о Сансе. И если бы это была просто грубость. Но Арья поклялась, что ее сестра больше никогда не станет объектом сексуальных посягательств. Она убила ублюдка. Вызвала на бой и порешила в считанные минуты. А потом заявила, что если кто-то хочет сказать что-нибудь еще о Сансе, она с радостью убьет и его. Судя по всему, проявление силы внушало больше доверия вольному народу, чем забота. – Я северянка, Тормунд. И я – Старк из Винтерфелла. Этого недостаточно, чтобы я замерзла. – Твоя сестра позаботилась о том, чтобы у всех была теплая одежда. Даже у наших, – Арья бросила быстрый взгляд на Тормунда, не желая надолго отрываться от горизонта. Он был хмур и задумчив. – Она станет хорошей королевой. – Странно слышать такое от представителя вольного народа, – заметила она. Тормунд хмыкнул. – Все меняется, принцесса. Мы не можем продолжать жить отдельно. Если Король Ночи будет побежден, исчезнет необходимость Стены. Пора и нам измениться. Она ничего не ответила. Да и нечего было. Тормунд прав: все меняется. Дейенерис не позволит им жить спокойно, она захочет распространить свою власть на как можно большую территорию. Без Севера вольный народ будет лишь кучкой людей, которые не смогут защитить себя от армии и драконов. Они умрут, потому что Арья не представляла себе, что они согласятся преклонить колено. Но Санса никогда не заставит их. Санса позволит им сохранить свои традиции, и Тормунд понимал, что из двух королев только с одной вольный народ останется реально вольным. – Ты намерен поддержать ее, – заключила Арья. – Как знать, – пожал плечами Тормунд. Северяне и вольный народ с энтузиазмом отнеслись к намерениям Арьи присоединиться к лучникам. Неожиданно они даже отдали ей командование, что со скептицизмом восприняли лорды Речных земель. Западные лорды и рыцари Долины уже видели ее в бою и откровенно побаивались. Они начали шептаться между собой о том, что Нэд Старк специально воспитал одну дочь политиком, а другую – воином, чтобы Север не пал, даже если прервется мужская линия. Арью это веселило. Она не особо понимала что-то в стратегии, большая часть ее заключений держалась на чистой логике. Кое-что она подобрала из разговоров более опытных лордов. В конце концов, во время совета Санса слушала лордов и просто соглашалась с одним из них. Оценивать предложения не сложно, когда знаешь, в чем измерять выгоду и убытки. Арья еще раз нетерпеливо прошлась по самому краю деревянного помоста. Он был довольно узким и грубо сбитым, но ничего больше и не нужно было. Тем более Арья была намерена поджечь конструкцию во время отступления. Пусть превратится в очередное препятствие на пути Иных к замку. Снежная буря усиливалась. Арье показалось, что она заметила движение в дали, но это могло быть всего лишь обманом зрения. И только волчий вой со стороны Винтерфелла подсказал, что она не ошиблась. Среди них был человек, способный увидеть Короля Ночи, и они этим воспользовались. Бран отследил его армию, а оставшаяся с ним Нимерия предупредила о приближении врага. Теперь все было в их руках. Арья резко вернулась на свою позицию и бросила быстрый взгляд вниз. Там остались команды, обслуживающие баллисты и катапульты. Их размещением занялись Ланнистер с Йоном Ройсом и парой других опытных воинов. Главное Арья знала: на какое расстояние можно выстрелить разными снарядами. Огромные двухлоктевые стрелы для катапульт нужно было поджигать факелами, но они были одним из немногих вариантов борьбы с великанами и огромными животными. Зажигательные снаряды для баллист ждали своей очереди. Где-то там, в поле, был заложен дикий огонь, готовый вспыхнуть от одной искры. Но для того, чтобы не остановить врага на время, а уничтожить как можно большее количество мертвых, нужно было дождаться, пока они зайдут в самое сердце будущего огненного ада. – Приближаются, – предупредила Арья. – И как ты их увидела, принцесса? – пробасил Тормунд. Арья усмехнулась. – Их увидел Бран. А я услышала предупреждение Нимерии. – Слышали принцессу? – громко спросил Тормунд. – Ледяные выродки приближаются и ведут на нас армию наших предков, наших родных. Вставайте и сражайтесь, вольный народ. Вольный народ встретил слова Тормунда с энтузиазмом. Слева Арья услышала слова поддержки от лордов Запада. Ланнистер был бесполезен здесь, он остался в замке, среди тех, кто должен был удерживать оборону. Кажется, говорилось о том, что он поднимется на стену, чтобы помочь с наведением скорпионов. Он строго приказал своим знаменосцам выполнять приказы Арьи, что ее удивило и заставило нервничать. Но Ланнистер не скрывал, что он был один из тех, кто поддерживал идею "королевы Севера". У Арьи были свои соображения по этому поводу, но она молчала. После победы все тайное станет явным. – Зарядить баллисты и катапульты, – приказала Арья. – Баллисты и катапульты к бою, – гаркнул внизу лорд Маллистер. Темная масса двигалась на них довольно медленно. Арья представляла себе окочаневшие трупы, неловко дергающие конечностями. Возможно, вблизи это выглядело даже немного смешно, если не учитывать тот факт, что ожившие мертвецы даже ее пугали до дрожи. И это при том, что сама Арья, то, кем она была, пугала большинство здравомыслящих людей. Наверное, гораздо меньше, чем воскрешенные поколения предков под предводительством практически неубиваемого древнего ужаса. Теперь оставалось ждать. Это Арья умела, пусть и не любила. На пути к своей мести ей пришлось запастись терпением, и теперь несколько минут ожидания были практически ничем в сравнении с неделями тренировок. Но минуты тянулись, как годы, пока мертвые приближались, как нечто неизбежное и жуткое. Они практически почувствовали дрожь земли прежде, чем увидели массивные темные тени. Арья никогда не видела живого великана. И не увидит. Она надеялась, что ни один из них не дойдет до первой линии обороны. Они расширили первый ров в последний момент. Последний рывок, потому что Тормунд убедил их в том, что их рвы слишком узкие, великан сможет переступить через них без труда. Защищать замок будет гораздо сложнее, если их ворота попытается снести такое. Арья бросила быстрый взгляд на Тормунда и отметила, как тот с силой сжимает свой лук. Он говорил, что это – не его оружие, что ему привычнее сражаться лицом к лицу с врагом. Но им нужны были на передовой все, кто умел держать лук в руках. И Ланнистер, и Йон Ройс, и другие сходились на том, что они должны как можно дольше оттянуть, как можно больше тварей убить, воспользовавшись своим преимуществом. Если им и придется столкнуться с мертвыми в бою на мечах, это будет у ворот Винтерфелла. Чуть больше двухсот шагов. Сердце Арьи заходилось от волнения. Еще немного ближе. Она не могла рисковать. Темная масса мертвецов практически покрыла белое, заснеженное поле. Метель усилилась еще больше, и Арья опасалась, что огонь может не продержаться дольше. Что, если стрелы погаснут, пока долетят до своих целей, у них не будет и шанса выбраться отсюда живыми. – Сто пятьдесят шагов, моя принцесса, – напомнил Маллистер. – Прицельтесь так, чтобы выродки не вышли живыми, – выдохнула Арья. Набрала воздуха побольше в легкие и крикнула: – Катапульты, огонь. Она, конечно, понимала, что одна искра может подорвать все заложенные в поле снаряды дикого огня. Если им повезет, мертвые подойдут еще чуть ближе прежде, чем рванет. Три из четырех стрел-копий поразили свои цели. Одна все же погасла в воздухе. Великаны вспыхнули, как факелы, озаряя ночь теплым светом. Арья вздрогнула, замечая, что на самом деле враг подобрался куда ближе, чем ей казалось. Пауки, медведи и волки, огромные, полуразложившиеся и с жуткими синими глазами были меньше, чем за пятьдесят шагов. – Баллисты, огонь, – рявкнул Маллистер, и она была невероятно благодарна, потому что сражаться самой было одно, а командовать – совершенно другое. Солдаты издали победные вопли, когда зажегся дикий огонь. Пламя расползалось быстро и словно пожирало на своем пути восставших мертвых. Мгновенно стало светло, как днем, и в этом свете было хорошо видно сгорающие трупы. Часть животных, правда, успела покинуть полосу дикого огня до того, как ее зажгли, и теперь с большой скоростью двигалась к ним. – Поджигайте ров, – в панике крикнула Арья. Люди внизу засуетились. Дерево слишком долго не хотело загораться, и Арья принялась натягивать одну за другой стрелы и выпускать их в приближающихся тварей. Маллистер приказал перезарядить катапульты и баллисты. Арья была счастлива, что хоть кто-то сохранял здравое мышление в их ситуации. Оказывается, даже долгая и тщательная планировка не спасает от таких сюрпризов. Это был ее первый бой. Он мог стать и последним, если она не соберется и не сосредоточится на убийстве врагов. Быть убийцей значительно проще. Проще не думать о порядке на поле битвы, не пытаться уничтожить как можно больше врагов и сохранить как можно больше собственных солдат. Отвечать только за себя не так сложно, как взять на себя ответственность за жизни других людей, жизни целой армии. И сейчас Арья не знала, что ей делать, потому что в Черно-белом Доме ее готовили убивать людей: подбираться, играть роли, втираться в доверие и лишать жизни. Ее не учили сражаться с врагом лицом к лицу, и тем более – отдавать приказы другим людям в этом сражении. Людям, которые ждали ее слова только потому, что ее отцом был Нэд Старк, ее семья правила Севером тысячелетиями, а ее сестра умела вдохновить людей достаточно, чтобы они скандировали ее имя и назвали ее своей королевой. Арья чувствовала долг крови перед этими людьми, перед теми, кто считал, что именно Старк из Винтерфелла должен вести их в бой, и перед теми, кто получил приказ идти за ней. Но сейчас ей было страшно, что она не оправдает возложенных на нее надежд. Она была не тем командиром, которого они заслужили. Рядом с ней послышался звон тетивы, а затем Тормунд звучно приободрил: – Стреляйте по животным. Остальные пока не доберутся сюда. К счастью, никто уже не спрашивал, отдает приказ она или кто-то другой. Перед лицом верной смерти лорды забывали, что они отличаются от одичалых. Арья знала, что на самом деле не отличаются. Люди – это всегда люди. У всех кровь одинаково течет. Все одинаково умирают. Жалобный вой Нимерии заставил ее вздрогнуть. С нижних уровней замка ей завторил Призрак, и Арья затаила дыхание, не зная, чего ждать. Определенно ничего хорошего. Но только что могло пугать больше, чем необходимость сражаться с воскресшими мертвецами? Арья пока не знала. Но она не позволила страху завладеть собой. Рядом громко ругался Тормунд, выпуская одну за другой горящие стрелы. Арья сосредоточилась на его голосе и врагах впереди. К счастью, в ярком свете дикого огня видно было, как днем. Ее глаз уловил быстрое движение, и Арья резко повернулась, чтобы увидеть, что у самого рва, оскалив зубы и низко рыча, стоял лютоволк. Она посмотрела в его неестественные синие глаза, дрожащей рукой вытянула очередную стрелу. Время словно замедлилось, пока она поджигала наконечник стрелы, пока натягивала тетиву. Лютоволк смотрел неотрывно ей в глаза, огромный и гордый, красивый и неживой. Хорошо, что это не был Лохматик или Лето, но Нимерия и Призрак точно чувствовали связь с этим волком. Животное приготовилось к прыжку, все так же внимательно глядя на Арью. Она запоздало поняла, что все еще держит натянутый лук, и отпустила тетиву. Казалось, стрела летела к своей цели бесконечно. В замке все еще оплакивали своего брата Нимерия и Призрак. Рядом что-то выкрикивал, ругаясь, Тормунд, но Арья его не слышала. Ее руки тряслись. Она выстрелила в лютоволка, в животное, изображенное на знаменах ее семьи. Но она спасла его от ужасной жизни, от посмертных мучений, которых себе не хотела. Стрела настигла лютоволка в прыжку. Возможно, он бы перепрыгнул ров, каким бы широким он ни был. Арья смотрела, как вспыхивает шерсть, смотрела до конца и слушала жалобный вой. Это было слишком много для нее. Нимерия и Призрак умолкли, но перед ее глазами продолжал стоять картина, где на месте незнакомого волка была ее волчица. Она замерла, не в силах пошевелиться, и только когда ее хорошенько встряхнули, вспомнила, где находится. – Ты все еще с нами? – спросил Тормунд, и в его голосе Арья услышала плохо скрытое беспокойство. – Да, я отвлеклась, – она быстро потянулась за новой стрелой. – Вы, Старки, и ваши волки, – пробормотал Тормунд. – Смотри, я обещал твоей сестре вернуть тебя живой. Арья решила не говорить, что ему не стоило этого делать. Они вышли сражаться на смерть, никто не мог никому обещать, что доживет до утра. Тем более Тормунд не нес за нее ответственности. Сансе не стоило брать с людей такие обещания. Движение в поле отвлекло ее внимание от Тормунда и их разговора. Огонь убывал скорее, чем ей хотелось бы, тонкая дорожка словно покрывалась льдом. Арья подозревала, что ей еще больше не понравится тот, кто заставил огонь погаснуть. И она была права. Тем, перед кем словно расступались огненное море, был белый ходак. Он был словно сделан изо льда, белый и сияющий в отблесках пламени, свирепствующего вокруг. Ходак был похож на идеальную ледяную скульптуру, холодную и мертвую, за исключением невероятных, самых синих глаз, которые она когда-либо видела. Глаз, которые смотрели прямо внутрь нее. Арья готова была поклясться, что в жизни не видела ничего прекраснее. И это было жутко, это было ужасно настолько, что она оцепенела от страха и могла только наблюдать. Он подошел к самому рву, и армия мертвецов хлынула за ним прямо в огонь. Одни падали, а другие по их телах шли дальше. Конечно, это значило, что часть их врагов отправится в небытие, пока кто-то доберется до них, но все равно все происходило слишком быстро. – Трубите отступление! – вскрикнула Арья, вырываясь из транса. Ходак усмехнулся, все еще глядя прямо ей в глаза. Звук рога словно доносился откуда-то издали. Внизу Маллистер раздавал приказы. Второй ряд, требушеты, прикрывал отступление, как и лучники. Арья собиралась остаться в числе последних, присмотреть за тем, чтобы все смогли выбраться отсюда. Но мертвые все приближались, времени было слишком мало. Возможно, им следовало просто бросить все и спасаться. Поджечь все, что может гореть, и осыпать врага градом горящих стрел со второго рубежа. Так или иначе, Арья знала с чего начать. Она взяла из колчана особую стрелу, одну из тех, что были созданы именно для белых ходоков. – Уводи своих людей, Тормунд. – Я обещал твоей сестре… – А еще ты говорил, что стрелок из тебя неважный, – перебила его Арья. Тормунд был, кстати, неправ: он был отличным лучником, лучше многих. – Уводи людей. Я пойду за вами. Тормунд выругался себе под нос. – Смотри, не помри, принцесса. Арья проигнорировала его, сосредоточенно целясь в их самую большую проблему сейчас. Иной смотрел на нее так, словно она была любопытной зверушкой, и ей это не нравилось. У смерти много обличий. Арья была одним из них. Она подождала, пока требушеты выпустят очередной залп. Они были куда эффективнее в осаде, чем в поле, но Ланнистер настоял на том, что они должны использовать каждое потенциальное преимущество. До некоторой степени она была с ним согласна. Правда, требушеты всего лишь замедляли продвижение врага, но это сейчас давало им драгоценное время для отступления. Арья отпустила тетиву, и не смогла оторвать взгляд от своей стрелы. Она не могла дождаться того момента, когда черный гладкий наконечник из драконьего стекла вонзится в ослепительный лед. Мгновение длилось словно вечность. Но когда стрела уже практически достигла своей цели, Иной поднял руку и поймал ее. Без труда, просто поймал, посмотрел сначала на наконечник, потом на Арью и усмехнулся. Она увидела в его глазах превосходство. Если он остановит каждую ее стрелу, она не сможет убить его, пока не сойдется с ним в ближнем бою. Но за какой-то миг превосходство сменилось непониманием. А в следующую секунду он разлетелся на тысячи мелких осколков. Она понимала, что ее выстрел не мог быть для него фатальным. Арья обернулась и увидела позади тяжело дышащего Эдрика Дейна. Он сжимал в руках лук и выглядел в равной степени в ужасе и недоумении. – Хороший выстрел, – пробормотала Арья, не зная, что еще сказать. В свете угасающего пламени глаза Дейна были чарующими. – Только потому, что вы отвлекли его, – нашелся со словами он. – Пойдемте, ваше высочество. Все остальные уже ушли. Она обернулась и бросила взгляд на поле. Дикий огонь догорал, все больше и больше мертвецов было прямо перед рвом. Некоторые просто падали в ров, прямо в огонь друг на друга. Они строили мосты. Им действительно пора было убираться. Арья перевела взгляд на Дейна. – Хорошо. Только забудь чепуху с высочествами. Меня зовут Арья. Они действительно оказались последними. Маллистер успел установить орудия на свободных местах, лучники расположились на удобных позициях. Но движущаяся на них масса не создавала впечатления, что им удалось проредить вражеские ряды. – Поджигайте, – скомандовала Арья. Ее приводила в ужас одна мысль о том, что кто-то мог оказаться между горящим рвом и надвигающимся мертвецами, но она не могла, не имела права рисковать и ждать дольше. – И дайте залп по укреплениям. Так им сложнее будет добраться до нас. Она и сама натянула лук и выпустила пару горящих стрел в деревянную надстройку, на которой стояла всего пару минут назад. Люди трудились над этим днями, а теперь они уничтожают их работу за считанные часы. Но если это поможет защитить их жизни, оно того стоит. В отличие от рва деревянная постройка гореть не хотела, что было не странно. Если рвы наполнили хорошей сухой древесиной, на которую налили смолы и зажигательной смеси, то укрепления соорудили из того, что оставалось. К тому же никто не хотел рисковать собственной безопасностью, пока они там стояли. Медленно, очень медленно огонь начал поглощать узкое возвышение. Арья усмехнулась. Эту преграду преодолеть будет сложнее. Конечно, оставались проходы в тех местах, где стояли баллисты и катапульты, но так хотя бы поток мертвецов будет ограничен тем пространством, в котором они смогут двигаться. Рано или поздно им придется отступить за третий ров. А дальше – только ворота Винтерфелла. Арья не хотела пускать врага в замок. Она помнила, о чем говорил Бран, хоть и предполагала, что в дальнейшей суматохе все забыли. Бран знал наверняка, куда пойдет Король Ночи. И он так и не сказал Арье и Сансе, хотя и попросил, чтобы его оставили в Богороще. Убедил их, что так ему легче будет следить за передвижениями армий, но Арья подозревала, что что-то здесь не так. Она больше не знала Брана, не так, как в детстве, но кое-что ей было ясно: он ничего не делал просто так. Ей очень хотелось верить, что ему ничего не грозит, но почему-то она была почти уверена: он в еще большей опасности, чем они здесь на передовой. Чем дальше, тем сложнее было следить за всем, что происходит вокруг. Мертвые все шли и шли, падали в ров, пытаясь погасить огонь, пройти друг по другу дальше. Арья не знала, сколько времени прошло: пять минут или пять часов. Она брала стрелы одну за другой, поджигала их и отправляла в приближающихся врагов. Механические движения почти заставляли забыть обо всем, кроме простой последовательности. Взять стрелу, поджечь пропитанный смоляной смесью наконечник, натянуть лук, выбрать цель и отпустить тетиву. И снова. – Они прорвались на фланге, моя леди, – низкий, хриплый голос одного из рыцарей Запада вырвал ее из монотонности. Кажется, он был из Спайсеров, но в темноте Арья могла ошибаться. Ее никогда не интересовали длинные уроки родословных всех значительных и незначительных домов Вестероса. Но во время своего обучения в Браавосе она поняла, что знать свою цель значит иметь преимущество. Если она хотела защитить свою семью, ей необходимо было следить за всеми, знать, кто первым может предать их. Он был старше нее, наверное, втрое, и ему явно претило подчиняться ей в бою. Арья хорошо это понимала, но она также понимала, что приказы отдают не для того, чтобы в них сомневались. Она в очередной раз подумала, что предпочла бы стоять здесь не в качестве командира. – Седьмое пекло. Тормунд, нужно уводить оттуда людей. – Артиллерия прикроет отступление, принцесса, – заверил Маллистер. – Хорошо. Следите за сигналом рога, – кивнула Арья. Ее обоюдоострое копье уже заждалось того времени, когда она сможет испытать его в бою. – Четверть часа, после мы подожжем последний ров, – согласился Маллистер. Он был довольно неплох для человека, который любил поспорить. Арья надеялась, что четверти часа будет достаточно. Она не хотела никого оставлять мертвым, но и рисковать подпустить их слишком близко к Винтерфеллу просто нельзя. В замке осталась ее семья, она собиралась защищать их ценой собственной жизни, если придется. Мертвецов было слишком много. Они успели перебить команды у катапульт и требушетов, и больше некому было наводить орудия, чтобы задержать их наплыв. Лучники пытались не допустить их на возвышение, но получалось с трудом. Арья обернулась и увидела рядом не только Тормунда, но и Эдрика Дейна. Сигнал отступления поданный Маллистером послал дрожь по ее телу. – У нас есть четверть часа. Начинайте уводить людей, – четко распорядился Дейн. – Но нам нужно отряд добровольцев, чтобы сдержать мертвецов внизу. Спайсер бросил взгляд на Арью. – Как он сказал, – нетерпеливо бросила она. Дейна учили этому с детства, он мог быть неопытным, но соображал лучше, чем она, когда дело касалось тактики. – И лучше бы лучники не попали в меня. Она спрыгнула вниз, в толпу мертвецов, пронзая двух частями своего копья. Тормунд бросил ей вдогонку вытиеватое проклятие. Арье было уже все равно. Она проткнула еще двух, поднимаясь, а потом сложила части копья в единое целое и крутанулась на месте, описывая полукруг. Хорошо, что ее противники были безмозглыми, хорошо, что драконье стекло убивало их, неважно, смертельной была рана или просто царапиной. Ее кровь бурлила, она чувствовала себя целой, делая шаг за шагом в единственном танце, который ей нравилось танцевать. Мимо просвистела стрела, но Арья даже не обернулась посмотреть, достигла ли она своей цели. У нее не было возможности отвлечься. Громкие ругательства подсказали, что Тормунд присоединился к ней в бою. Стрелы засвистели с новым рвением. Полшага назад, поворот, проткнуть мертвеца, которые бежит на нее с ржавым копьем и уклониться. Снова поворот. Этот пытался подобраться к ней сбоку. Разъединить оружие и снести головы двум невысоким, полуразложившимся трупам. Скорее всего, они умерли детьми. – Это было необдуманно, моя леди, – хрипло выдохнул рядом, и Арья немного расслабилась, оказываясь спиной к спине с Спайсером. И у него еще было время говорить. Арья сделала резкий выпад вперед, пронзая сразу двух мертвецов и пробормотала: – Не сегодня. Ей вдруг вспомнились уроки Сирио, и то, как он рассказывал, что в Браавосе верят в единственного бога – Бога Смерти. Теперь Арья знала, что Сирио говорил о Многоликом Боге, знала, что он говорил правду. – Что "не сегодня", принцесса? – спросил Тормунд, и она мысленно поразилась тому, как он ее услышал. – Это – то, что мы говорим Богу Смерти. Не сегодня! – Хах. А мне нравится! Не сегодня! – рявкнул Тормунд, снося головы сразу трем мертвецам. Его крик подхватили солдаты, оставшиеся на возвышении прикрывать отступление и те, кто присоединился к Арье внизу. В считанные секунды ее слова превратились в боевой клич, и Арья в удивлении заметила, что каждый с новой силой влетал в непрерывный поток мертвецов. Она почти пропустила тот момент, когда сверху крикнули короткое "Пора". Огонь в ее крови подгонял ее, подстрекал влиться в наступающего врага, уничтожать, убивать, наслаждаясь своей силой. Ей было жарко, вздохи срывались с губ небольшими облачками, заметными в почти погасшем пламени. А вокруг было столько неестественно-синих глаз, жутких, но все равно смертельно красивых. Арье вдруг подумалось, что у Сансы глаза похожего льдистого цвета. Ее бесцеремонно забросили на плечо. Она не видела, кто это был, но он был намного выше и крупнее нее. Арья увидела, как сомкнулись за ним ряды, как орудовали мечами Дейн, Тормунд и Спайсер, медленно отступая за ней и тем, кто ее уносил с поля боя. Мимо пролетел снаряд, вдали загудел рог. Отведенные им четверть часа прошли. – Я могу и сама идти, – резко заметила Арья, пытаясь вырваться из чужих рук. – Конечно, – согласился знакомый голос. – Но головой ты думать так и не научилась. Хоть и пользуешься оружием гораздо лучше. Пес поставил ее на землю только когда они оказались за рвом. Вслед за ними мостик пересекли остальные. Как раз вовремя, потому что звук рога дал сигнал поджигать ров. Теперь оставался последний рубеж обороны на пути армии мертвых к воротам Винтерфелла.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: