The once and future queen

Гет
NC-17
В процессе
109
Haruna Mei автор
Реклама:
Размер:
планируется Макси, написано 142 страницы, 15 частей
Описание:
Джейме идет на Север с армией Ланнистеров, Дейенерис не спешит выполнять обещание, а Санса хранит секрет, что может стать причиной ее смерти.
Примечания автора:
Метки могут добавляться в процессе. Анти-Дейенерис. Серьезно. Вы предупреждены, если не нравится, пожалуйста, просто пройдите мимо
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
109 Нравится 101 Отзывы 44 В сборник Скачать

Санса IV

11 мая 2020, 19:28
Настройки текста
Первые несколько дней после битвы были самыми сложными. Нужно было помочь раненым, собрать для похования павших, заняться строительными работами в тех частях замка, которые пострадали из-за дракона. Они потеряли людей, но опытные боевые командиры убеждали ее, что цифры были незначительными, учитывая силы, с которыми им пришлось столкнуться. Они могли потерять намного больше. Джейме оплакивал своего оруженосца. Оказывается, тот приходился дальним родственником Джейме, сыном то ли кузины, то ли племянницы. Лианна Мормонт рассказала, что Люцион спас ей жизнь, когда мертвые прорвались на стены. Он не дожил несколько минут до победы, и это придавало горечи. Арью, кажется, потрясла смерть лорда Дондарриона, она постоянно просматривала на мрачного и хмурого Эдрика Дейна с сожалением и виной. Сэм тяжело переживал гибель своего друга со Стены, последнего лорда-командующего Ночного Дозора. Сама Санса оплакивала многих: Марвина Беломора, храброго, пусть и порой надоедливого, Ондрю Локка, которому не стоило рваться в бой в его важном возрасте, лорда Маллистера, которого она не очень хорошо знала и немного жалела об этом, и всех, кто погиб в этом бою. Они сражались за жизнь, пока Джон был со своей среброволосой королевой, со своей гребаной теткой, на которой он женился, потому что он не мог любить Сансу. Они же не Таргариены. Опасность ушла, и вместе с ней ушло безразличие. Оставаясь наедине Санса тряслась от злости и гнева и обвиняла Джона во всех грехах. Она мечтала, что расскажет ему сначала о том, что они никогда не были братом и сестрой, что они могли быть счастливы вместе, расскажет ему об этом ребенке, о его ребенке, а потом прикажет возвращаться к его тетке-жене. Она не позволит ему даже приблизиться к его ребенку, потому что он потерял все права. У него будут другие дети, если только его жена подарит их ему в этом кровосмесительном браке. В душе Санса знала, что неправа. Она не думала о подобном, когда считала, что Джон – ее брат. Она успокаивала себя тем, что Томмен и Мирцелла были нормальными, что только Джоффри оказался жестоким монстром. И она давно уже перестала молиться, перестала верить в богов, ведь если они и были, они и сами были жестокими чудовищами. Она не будет полагаться на то, в существовании чего не уверена. Она будет полагаться на себя. Петир научил ее, спасибо ему за уроки, и Санса могла с гордостью сказать, что превзошла учителя. Он думал, что может манипулировать всеми вокруг, оказалось, что держать его в неведении а потом смотреть на жалкие попытки оправдаться, выбраться из сети, в которой запутался несчастный пересмешник, почти так же сладко, как спускать на Рамси его собак. Пересмешнику не стоило играть с волками. Стук в дверь заставил ее замереть. Санса глубоко вдохнула и пригласила гостя войти, хотя уже знала, к чему этот визит. На пороге появилась Алис Карстарк, сменившая латы и бриджи на платье. – Пора, Ваша милость, – сообщила она. Санса улыбнулась ей, немного натянуто, но искренне. – Пойдем тогда, леди Алис. Не стоит заставлять людей ждать. Алис ей нравилась. Санса решила, что если ей суждено быть королевой, она предложит Алис место при дворе. Конечно, их обычаи отличаются от обычаев южан, и все не будет так, как в Королевской Гавани: шелка, романы и интриги. К тому же Алис была леди Кархолда, возможно, ей придется вернуться домой, чтобы привести в порядок свои земли. В любом случае, рано было об этом думать. Сначала Санса уладит все с лордами и леди, и представителями вольного народа, а затем решит, что делать дальше. Народу в зале было настолько много, что Санса на миг почувствовала удушье. Она взяла себя в руки, расправила легким движением юбки и вошла. Все встали, выражая таким образом свое уважение. Санса помнила, как всего несколько дней назад эти люди назвали ее королевой Севера. Сегодня она собиралась рассказать им о Джоне, о его происхождении и браке с Дейенерис Таргариен. Она собиралась сообщить и о своей беременности, и если после этого они по прежнему будут поддерживать ее, она возьмет то, что принадлежит ей по праву, то, что веками принадлежало ее семье. Санса шла по проходу между столами к возвышению, где за столом уже были Бран и Арья, и чувствовала странное волнение. Раньше она повторяла себе, что не хочет быть королевой, теперь она была уверена, что хотела этого. В конце концов, только Бран имел больше прав на корону Королей Зимы, чем она, и он уже отказался от нее. А значит наследие семьи принадлежало Сансе и ее детям. Возможно, если бы не Дейенерис, Санса бы назвала Джона своим королем, поддержала его в притязаниях на Железный Трон и заставила лордов увидеть в нем не его безумного деда, а человека, которого все столько лет считали его отцом. Это было бы просто. Джон был похож на отца, он был воспитан как Старк. И знать, и простой народ увидели бы в нем благородного, честного и справедливого короля. Но Санса не собиралась склоняться перед жестокой Дейенерис. Эта женщина не имела права быть королевой пустошей, не то что людей. И Санса не обрекла бы своего ребенка на необходимость служить королеве, которая могла сжечь его за непослушание. Поэтому она должна позаботиться о том, чтобы северяне ненавидели Дейенерис Таргариен до того, как ее нога ступит на территорию Винтерфелла. Санса опустилась на свой стул, и все остальные сели. Они уважали ее. Пусть это проявлялось в таких мелочах, Санса знала, что люди уважали ее, потому что она заботилась о них. Серсея и Маргери преподали ей ценные уроки, теперь она знала, что нужно делать, чтобы люди любили и уважали. Без народа нет правителя, и лучше, если народ правителя любит, а не боится. Слева от нее ободряюще улыбнулась Арья. Почти незаметно, одними уголками губ, но Сансе было и этого достаточно. Она потянулась и взяла сестру за руку. Стол скрывал их от любопытных взглядов, но Сансе сейчас так важна была поддержка. Арья сжала ее ладонь, и страх отступил. Осталось желание сражаться за свою жизнь, за свою семью. – Мои лорды и леди, – начала она, и в зале стало тихо. – Вольный народ, люди Севера, Запада, Речных земель и Долины. Мы победили самого страшного врага, и мы сделали это вместе. Но в это время из Белой Гавани вышла Дейенерис Таргариен со своими дотракийцами, своими безупречными и драконами. Королева Дейенерис придет сюда и будет ждать, что вы преклоните перед ней колено. В зале поднялся шум. Из стороны вольного народа раздалось громкое "мы не станем коленепреклонниками". Санса подавила желание закатить глаза. Люди не умели слушать. Она, к счастью, научилась, вскоре после смерти отца, после того, как Джоффри превратился из прекрасного принца в монстра, которым он на самом деле всегда был. Ей не оставалось ничего, только научиться слушать, потому что иногда люди не повторяли дважды, иногда самое важное оставалось недосказанным. Поднявшаяся Лианна Мормонт заставила остальных заткнуться. Ее свирепый взгляд скользнул по Сансе, прошелся по залу. Бой изменил и Лианну. В ее глазах было еще больше стали, еще больше твердости и готовности отстаивать свое мнение. – Я могла бы сказать, что дом Мормонт не знает королей, кроме королей Севера, – резко сказала Лианна. Все словно дыхание затаили. – Но я не буду. Я первой назвала Джона Сноу королем, и где он был, когда Север нуждался в нем? Я не преклоню колени перед Дейенерис Таргариен, Медвежий остров не сделает этого. Дом Мормонт не знает другой королевы, кроме Сансы Старк. – Спасибо за честь, леди Лианна, – склонила голову Санса. – Но я хочу то, что мне принадлежит по праву. Я была в этом зале, когда вы назвали Джона королем, я по собственной воле поддержала его. Я считала его своим братом. Конечно, эти слова не могли не вызвать реакцию. Санса почувствовала триумф. Если она правильно сейчас расставит фигуры, Джон – Эйгон, поправила она себя, – будет таким же желанным человеком на Севере, как его мать. Не то чтобы она надеялась, что он покинет свою жену, когда узнает правду. Но какая-то часть нее, наверное, та глупая и способная влюбляться, надеялась, что когда он узнает, то придет в ужас, потребует развода, не желая делить жизнь и постель с родной сестрой отца. – Что это значит? – громко спросил лорд Мандерли. – Мой отец поклялся хранить эту тайну, – Санса говорила четко и уверенно, но негромко. Она заставляла людей прислушиваться вместо того, чтобы поднимать голос и перекрикивать их. – Он привез с собой с юга не собственного сына, а законнорожденного ребенка своей сестры и моей тетки Лианны Старк и Рейгара Таргариена. Беспорядок, который начался после этого откровения, сложно было описать словами. Люди повскакивали со своих мест, споря между собой, выкрикивая вопросы, на которые никто не отвечал, бросая обвинения в чужое лицо. Арья чуть сильнее сжала руку Сансы. Санса знала, что ей неприятно, что она все еще любит Джона, Эйгона, да какая разница! Нет, ей нужно привыкнуть. Она будет называть его в лицо его настоящим именем. Он больше не был ее Джоном. Он был чужим человеком. Он был отцом ее ребенка. Санса не собиралась рассказывать об этом присутствующим. И так достаточно людей знало. Джейме хотя бы не стал осуждать ее. Она понимала: если она хочет, чтобы ее ребенка приняли, чтобы его признали ее наследником, ей придется молчать о его происхождении. Санса не собиралась больше выходить замуж, полагаться на мужчин, которые приносят ей только боль и страдание. Уж в этом она была категорична. Королева, у которой есть наследники, может не думать о браке, в отличии от той, после которой некому занять престол. Ни Арья, ни Бран не могли иметь детей, поэтому оставалось только ей. И она любила своего ребенка, но это не значило, что она должна любить его отца. Потому что Джон выберет Дейенерис, она знала это, сердцем чувствовала. Еще до того, как Бран пришел сегодня утром и рассказал о пребывании Дейенерис и ее свиты в Белой Гавани. Джон – Эйгон, в очередной раз напомнила себе Санса, ошибка могла стать непростительной! – он пообещал Дейенерис, что любит Сансу только как сестру, что она, Дейенерис, – единственная женщина, которую он желает, с которой он хочет провести жизнь. Бран был жесток, когда рассказывал ей все это, но жестокость была необходима. Если так Санса навсегда сможет вырвать Эйгона из своего сердца. Она усмехнулась, заметив, что смогла назвать его правильно в своих мыслях. Поймала взгляд Джейме и была удивлена его ободряющей улыбкой. Санса не ненавидела его. Она поняла это совершенно неожиданно для себя, но Джейме не вызывал в ней тех же эмоций, что Серсея или Джоффри. Он не был хорошим человеком, он был другим. Честно говоря, Санса задумалась над тем, были ли в мире хорошие люди вообще. Но сейчас было не время и не место. Она собиралась призвать присутствующих к порядку, но ее опередил Бран. Стоило ему сказать слово, все замолчали, прислушиваясь. – Он помог ей бежать от брака с Робертом. Она была влюблена, он этим воспользовался. У дракона должно быть три головы. Она должна была стать льдом для его пламени, но стала лишь мертвой женой мертвого мужчины. Люди слушали, затаив дыхание. Иногда Санса завидовала способности Брана успокаивать всех. Когда Бран сделал паузу, Сэм, чтобы подтвердить его правоту, рассказал о найденных в Староместе записях. Леди Лианна Старк была перед ликом богов и людей женой принца Рейгара Таргариена. С этим фактом никто не мог поспорить, хотя многим не хотелось верить. А это значило, что их сын Эйгон имел больше прав на Железный Трон, чем его тетка. Конечно, такой вывод был неизбежен, и когда один из рыцарей Долины озвучил его, Сансе пришлось добавить еще аргументов своей позиции. – Вы правы. Мой кузен, Эйгон Таргариен, его настоящее имя, не Джон Сноу, наследник Железного Трона по прямой линии Таргариенов, – она сделала паузу. Обычно Санса не склонялась к драматизму, это слишком напоминало тетю Лизу. Но в подобных ситуациях лучше было позволить слушателям почувствовать облегчение, чтобы потом заставить напрячься еще больше. – Но вряд ли сейчас это имеет значение, ведь он женился на своей тетке, и этот брак не расторгнет ни один септон. – Так пусть забирают Железный Трон, – выкрикнул Артос Флинт. – Север хочет независимости. – Вы не учли, – вмешался вдруг Джейме, – что Дейенерис Таргариен хочет все семь королевств, а не шесть или пять. И она идет сюда с убеждением, что вы примете ее, как спасительницу. Среди присутствующих вновь завязался спор. Санса почувствовала подкатывающую к горлу тошноту и прикрыла глаза, усилием воли сдерживаясь. Сколько можно? Этот период должен был окончиться. Если сейчас они не примут окончательного и здравого решения, ей придется прервать все ради того, чтобы выпить лекарство и немного отдохнуть. Беременность выматывала ее больше, чем она ожидала. Шум в зале нарастал. Перешли на личности, начав оскорблять друг друга и припоминать давние обиды. Санса уже даже не старалась сосредоточиться, только ее разум вырывал куски этой ужасной ссоры всех со всеми. – Я не собираюсь служить этой безумной женщине, как вынужден был служить ее отцу, – пытался доказать Джейме. – Но что вы собираетесь предпринять против огромной армии и двух драконов? – спросил сир Стентон Пайпер, один из племянников лорда Клемента Пайпера. – Мы либо выстоим против них, либо умрем, пытаясь, – выразил свое мнение Марлон Мандерли, командующий гарнизона Белой Гавани. Собрание превратилось в хаос, столь любимый Петиром. Санса прикрыла глаза, пытаясь успокоить свой бунтующий организм. По-хорошему, ей следовало сейчас отдыхать, слишком большой шок и стресс последних недель мог плохо сказаться на ребенке. Она пыталась убедить себя, что все будет в порядке, что ее мать родила отцу пятерых здоровых детей, но память услужливо подбрасывала тетю Лизу с ее пятью выкидышами и двумя мертворожденными детьми. Насколько она припоминала, ее бабушка по материнской линии тоже потеряла нескольних детей прежде, чем родить здорового наследника. Ей оставалось только надеяться, потому что молиться Санса давно перестала. Если бы только это все закончилось поскорее. Но лорды Севера любили поговорить, они были свободолюбивы, и даже если принимали решение под чужим влиянием, любили думать, что приняли его сами. Как только они объявят ее королевой, она заключит союз с Ланнистерами, которые не признают убийцу Серсеи своей королевой, и с вольным народом, который хочет остаться вольным. Им главное показать, что остаться в стороне не получится. Что делать дальше с Долиной и Речными землями она придумает потом. Для начала будет неплохо заручиться их нейтралитетом. Но действительно начать стоило с того, чтобы навести порядок в зале. Если подтолкнуть северян к правильному выводу, она сможет наконец убраться отсюда и лечь. – Мои лорды и леди, простите, – к ее удивлению робкий голос Сэма заставил умолкнуть часть спорщиков. Других успокоили любопытные соседи. – Спасибо. Вот. Я не всегда был братом Ночного Дозора, как вы, наверное, догадались, потому что никто с рождения не бывает в Дозоре. Я родился старшим сыном и наследником Рендилла Тарли, – по залу пошел возбужденный шепот. Сэм набрал побольше воздуха и продолжил. – Мой отец не был хорошим отцом, но он был человеком чести, человеком твердых взглядом. Он проиграл бой и попал в плен к королеве Дейенерис. Санса знала, чем закончится эта история. Она попыталась морально подготовить себя к окончанию, но все равно ее руки немного подрагивали, когда голос Сэма сбился под конец. Арья посмотрела на нее, нахмурив брови, но Санса только чуть-чуть, почти незаметно покачала головой. – Королева Дейенерис приказала отцу и моему брату признать ее своей королевой, но они отказались. Она убила их. Приказала своему дракону сжечь их. – И она после этого думает, что Север примет ее?! – взревел лорд Мандерли. – Настоящая дочь своего отца! – Безумное драконье отродье! – Север помнит! Санса уже не разбирала, кто и что кричит. Но она знала историю восстания Роберта Баратеона. Предполагаемое похищение ее тети Лианны было причиной, но события реально начали разворачиваться после того, как Безумный король казнил ее деда и дядю Брандона. Сжег в тронном зале дедушку, пока дядя Брандон задушил себя, пытаясь дотянуться до меча и спасти их обоих. Только тогда лорд Аррен, король Роберт и отец созвали знамена. Она понимала, что произошедшее с лордом Тарли и его сыном разбудит в большинстве воспоминания о событиях почти двадцатилетней давности. И она была благодарна Сэму за то, что он рассказал об этом, что он окончательно склонил чашу весов не в пользу Дейенерис. Конечно, ему не хотелось бы кланяться убийце своих родных. Это Санса понимала, как никто другой. В Королевской Гавани она научилась выживать, но теперь она будет диктовать правила, она будет писать закон, и она сделает все, чтобы он был справедливым и человечным, чтобы никому не пришлось страдать, как страдала она. Теперь осталось только ждать, пока люди успокоятся, или кто-то их успокоит. Осталось дождаться подходящего момента и с благодарностью принять корону своих предков, своего брата. Санса снова хотела быть королевой, но теперь она понимала, что это значит ответственность, а не красивые наряды, драгоценности и восхищение придворных. Впрочем, она заботилась об этих людей, пока Джон развлекал свою новую королеву на Юге, она правила ими, потому что именно это он оставил ее делать. Какая разница, есть у нее символ этой власти, или она делает это потому, что кто-то должен делать? К счастью, ее тошнота отступила. Осталась только усталость и желание отдохнуть. Санса понимала, что у нее будет мало времени на отдых, тем более с необходимостью отстраивать Север, зимой и Дейенерис, движущейся к Винтерфеллу. Но один вечер она могла себе позволить. Она поймала обеспокоенный взгляд Арьи и улыбнулась. Ее сестра явно уловила ее настроение, и, наверное, собиралась окончить эту дискуссию, когда громовой голос Тормунда разнесся по залу: – Тихо! – словно по волшебству все замолчали. – Думаю, мы услышали достаточно о драконьей королеве, чтобы сделать вывод. Во времена нужды вольный народ объединяется под рукой одного короля. Сейчас такое время. Мы не верим, что драконья королева не захочет от нас того же, что и от всех. Но мы не преклоняем колено. Мы – вольный народ, – он остановился, чтобы перевести дыхание, и вдруг посмотрел на Сансу, серьезно и пристально. – Санса Старк – не воин. Она не будет сражаться с нами бок о бок. Но она хорошая женщина. Она заботилась о наших людях, когда другие отвернулись бы. Останемся в стороне – и нас захватят или перебьют. Если нужно сделать выбор, вольный народ выбирает не драконью королеву, а волчью. Санса была слишком удивлена, чтобы ответить. Она предполагала, что вольный народ останется в стороне, что они уйдут за Стену или примут сторону Джона. Он спас их от верной смерти. – Спасибо, Тормунд. – А я со своей стороны обещаю, – добавила Арья, – что займу место моей сестры на поле боя. Представители вольного народа одобрительно загудели, и в их голосах можно было разобрать имя Арьи. Даже если ее сестра всегда будет более популярна среди вольного народа, чем она сама, Санса была на это согласна. Арья завоевала сердца этих людей своим мастерством, своей воинственностью и свободолюбием. Всем тем, что раньше Санса так презирала. – Они хотели сделать королевой меня, – шепнула вдруг Арья. – Но я сразу сказала Тормунду, что просто отдам эту корону тебе. Она мне не нужна. Лорд Мандерли поднял руку, и все снова затихли. Санса знала, что будет дальше, потому что северяне просто не могли сделать другой выбор. – Мы северяне, а Север помнит. Королева Севера! Его клич подхватили другие. Санса позволила улыбке расцвести на своем лице. Она победила Теперь у нее был реальный шанс противостоять Дейенерис. Что смогут дотракийцы в северных снегах? Это не степь, где они были силой, с которой приходится считаться. Если Дейенерис возьмет в осаду Винтерфелл, они могут защищаться больше года. У них было достаточно провизии, чтобы прокормиться. Безупречные тоже могут стоять под стенами, пока окончательно не замерзнут. Если только они справятся с драконами, у них будет шанс отстоять свою свободу. Она собиралась поблагодарить за оказанную честь и окончить это собрание, когда со своего места поднялся Джейме. Все резко умолкли, словно это Дейенерис появилась посреди зала. Санса знала, что даже после совместного сражения, даже после того, что сделал Джейме для победы над ходоками, к нему относились в лучшем случае прохладно. Но всем было интересно, что собирается сказать Цареубийца, что ему есть добавить. Джейме криво усмехнулся. – Я думаю, каждый согласится со мной, – начал он. – Мощь Дейенерис Таргариен пугает. Я встречался с ней на поле боя. У нее есть драконы, армия из идеальных солдат и дикарей. Но я помню жизнь при Эйрисе Безумном. Это пугает больше. Я был его гвардейцем. – Гвардейцем, который убил его, – выкрикнул кто-то со стороны рыцарей Долины. – Я не горжусь этим. И не жалею об этом, – пожал плечами Джейме. – Мне пришлось стоять и охранять короля, пока он убивал лорда Рикарда и его сына. Рано или поздно мое терпение должно было лопнуть. Нам действительно сейчас нужно сделать выбор, и мое решение простое: королева Севера и Запада. – Лорд Джейме, это… – Санса запнулась, подбирая слова. – Это неожиданно. – Разве я не говорил вам этого раньше, Ваша милость? Ей не было что ответить. Санса смотрела на лордов Запада и не видела протеста. Все они были согласны с Джейме, и она не могла понять почему. Она думала, они объявят его королем. Запад был богат, у них была армия, они могли бы выстоять против захватчиков. Один поздний разговор ничего не значил. Наверное, только для нее, потому что Джейме отнесся ко всему сказанному очень серьезно. Теперь у нее была мощь двух королевств, но и вдвое больше ответственности. Она почти ничего не знала о Западе, помимо того, что вбили в ее голову септа Мордейн и мейстер Лювин. Она относительно хорошо училась, понимая, что рано или поздно ее выдадут замуж. Она хотела быть королевой Семи Королевств, а это значило знать своих подданных. Но только в Королевской Гавани она поняла, что так ничего полезного и не выучила. Теперь она знала о Севере и Долине, ей пришлось провести там много времени, скрываясь от Серсеи. Там она начала учиться у Петира. Но теперь ей понадобится кто-то, от кого она сможет столько же узнать о Западе. – Как лорд-протектор Долины я могу сказать от имени своего лорда Аррена, – заметил Йон Ройс. – И я скажу, что никогда не думал, что соглашусь с Ланнистером. Если Долина останется в стороне, Дейенерис Безумная придет на нашу землю и потребует нашей верности. Я скажу сейчас: Долина выбирает Сансу Старк, королеву, у которой есть понятие чести. Джейме улыбнулся ей, и Санса почувствовала что-то странное. Как будто гордость переполняла ее настолько, что она могла взорваться сейчас. Он верил в нее. Она видела это в его глазах. И он был искренне рад каждый раз, когда ее называли королевой, когда другие лорды подтверждали, насколько он был прав, когда впервые отдал ей этот титул в разговоре, что вдруг стал значить гораздо больше, чем минуты назад. Санса не удивилась бы, узнай она, что Джейме говорил с другими лордами об этом. Он не знал политики так же, как она не знала войны. Но по сути ведь это одно и то же. И если даже он принял ее сторону потому, что просто хотел ослабить Дейенерис, если только ради этого он перетянул на ее сторону других лордов, его тактика подействовала. – Речные земли присоединятся к вам, Ваша милость, – просто констатировал факт Титос Блэквуд. Это было даже больше, чем она рассчитывала. Санса не знала пока, что с этим делать. Ей делали огромную честь, но на нее возложили огромный груз. Теперь у нее была армия, которая могла победить Дейенерис, у нее была большая часть континента. На ее стороне была даже погода, потому что ни дотракийцы, ни безупречные не привыкли к северным морозам. Они, скорее всего, дойдут до Винтерфелла больными, измученным и голодными. Сложно воевать, когда против тебя не только люди, но и обстоятельства. Бран говорил, что Дейенерис отдала приказ двигаться ускоренным маршем к Винтерфеллу. Причиной были какие-то проблемы на юге, и это тоже было ей на руку. Пусть Дейенерис играла в королеву в Эссосе, Санса научилась играть в престолы здесь. Пока люди ее поддерживают, пока ее любит народ и знать, она будет королевой. Ей только нужно обхитрить противников, а это не так уж и сложно, когда на твоей стороне Бран и Арья. Безликая и Трехглазый Ворон. Но это должно остаться ее тайной. Пока у нее была другая, которую необходимо было раскрыть. Если она не сделает этого сейчас, потом в ней разочаруются. Она хотела, чтобы ее ребенка приняли ее наследником, а для этого необходимо было сказать о нем до того, как решение окончательно принято, до того, как она согласилась с выбором людей. Тогда они увидят, что она с ними честна. Тем более, она могла быть уверена в позиции Джейме, а вольному народу, скорее всего, и вовсе нет разницы. Но что гадать? Санса поднялась со своего стула, надеясь, что по ней не заметно, насколько она волнуется. – Мои лорды и леди, вольный народ, люди Севера, Запада, Речных земель и Долины. Вы оказываете мне честь, назвав своей королевой. Поэтому я хочу быть с вами честной до конца. У меня есть опыт неудачных браков, – это было мягко сказано. Рамси ее насиловал и пытал в ее собственном доме. И Санса вообще не знала, зачем начала с этого. – Я решила никогда больше не выходить замуж. Но я понимаю, что короне требуется наследник. Это – мой долг перед королевством и людьми. Примете ли вы в качестве моего наследника дитя, которое я ношу? Тишина, повисшая в зале, была почти ощутима. – Его отец? – первой спросила Лианна. – Мертв, – не задумываясь солгала Санса. Ее последний секрет все равно некому было выдать. Все, кто знал, будут молчать. – Умер в битве с ходоками. – Примите соболезнования по поводу вашей утраты, Ваша милость, – слова Джейме прозвучали до странного искренне, хоть он и знал, что Санса лгала. – Благодарю, лорд Ланнистер, – она должна была играть до конца. – Я знаю, – продолжил Джейме, хоть многие лорды и были недовольны тем, что ему вообще позволили говорить, – что многие из вас хотели бы не согласиться со мной просто из принципа. Но какая разница, кто отец этого ребенка? Его мать – Старк из Винтерфелла. И он тоже будет Старком, – вдруг на лице Джейме появилась полубезумная усмешка. – В конце концов, всегда можно сомневаться, что наследник – ребенок короля. Но не по поводу того, что он – ребенок королевы. Его последний комментарий заслужил несколько смешков, в особенности со стороны вольного народа. Санса услышала, как отчетливо фыркнула Арья. Что не говори, а Джейме был прав: она могла выйти замуж и с завидной частотой наставлять рога мужу, но сколько бы муж не изменял ей, если она в это время не будет беременна, он не сможет выдать чужого ребенка за ее. – Я полагаю, тут и думать не о чем, – продолжил Джейме. – Королева Санса! Когда остальные подхватили его клич, Санса наконец расслабилась. Она была королевой Севера, вольного народа, Запада, Долины и Речных земель. Пока она выигрывала. Дейенерис скорее всего не этого ожидала по приезде в Винтерфелл. И лучше бы она оставалась в неведении.
Реклама:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: