По следам Воробья 7

Тейс автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Overwatch

Пэйринг и персонажи:
Гэндзи Шимада, Габриэль Рейес, Бригитта Линдхольм, Торбьорн Линдхольм, Ана Амари, Габриэль Адаве, Лена Окстон, Афина, Фио, Оливия Коломар, Хандзо Шимада
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 75 страниц, 10 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Диссоциативное расстройство идентичности Киборги Отклонения от канона Потеря памяти Сиблинги Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Взрыв штаба Овервотч. Сотни убитых и раненых, десятки пропавших без вести, среди которых оказался и Гэндзи Шимада, более известный по позывному "Воробей". Спустя две недели в швейцарской деревеньке просыпается киборг без единого воспоминания о себе. Теперь Кэзуки предстоит разобраться в собственном прошлом, чтобы ответить на многие вопросы: почему за ним охотится Коготь, что случилось с его старшим братом и кто та женщина, сохранившая ему жизнь?

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Данная работа объединяет мои идеи из нынче замороженных работ "Полет Воробья" и "По следам дракона".

Глава 2. Мы знаем, что ты тут

28 ноября 2019, 10:33
Кэзуки пробежал мимо кухни к лестнице и торопливо взабрался на второй этаж, к распахнутой двери. Слабый лунный свет едва пробивался через грязное окно, силуэты вещей в тени размывались. Кэзуки помнил, что видел фонарик где-то на комоде и пошарил рукой в темноте. Успел слегка оцарапаться о торчащую щепку, но, наконец, комнату озарил тонкий луч холодного света. Кэзуки прикрыл фонарь одной рукой, подтянул к себе сумки и быстро просмотрел содержимое. Деньги, толстые связки банкнот - все наличными. "Похоже, я ограбил банк", - подумал Кэзуки, но мысль получилась не сколько испуганной, сколько ироничной. С каждой новой находкой росли подозрения о причастности прошлого него с криминалом. Он отпихнул сумки с деньгами в сторону, обещая обдумать это позже, и открыл следующую, поменьше. Она оказалась полна различными документами: медицинские страховки, удостоверения личности и даже водительские права были небрежно нахломлены друг на друга. - Зачем мне столько паспортов? - пробормотал Кэзуки, перебирая почти десяток красных и синих книжек. Он раскрыл одну наугад, но не успел направить на него луч фонаря, как вдруг в коридоре раздался громкий скрип. Кэзуки чертыхнулся, засунул паспорт в карман и тихо подкрался к двери. Фонарь он выключил, но из рук не выпустил - какое никакое, но средство самообороны. Кэзуки выглянул в коридор. Он был пуст на первый взгляд, однако киборг не спешил доверять обманчивым теням и внимательно прислушивался. Скрип повторился. Маленький грызун поднялся на две лапки, уставился на Кэзуки глазами-бусинками - от этого взгляда его передернуло - и скрылся в дыре в стене. Киборг сделал несколько бесшумных шагов задом наперёд, на всякий случай продолжая вглядываться в темноту, но стук сердца в ушах постепенно унимался. По содержимому остальных сумок Кэзуки прошёлся бегло, вытаскивал только самое необходимое и закидывал в приглянувшийся ему черный рюкзак. Туда ушли документы и часть денег, складной нож, небольшая аптечка и инструкция по починке протезов. Кэзуки сделал еще одну находку - толстую папку с большой надписью "Полезное" посередине. Просматривать времени не было, он просто пихнул ее в рюкзак и закинул на спину. Прежде чем покинуть дом, Кэзуки выглянул из окна на улицу. Между домами в деревне ходило двое людей в бело-красной форме и стучались в двери. Заспанные или удивлённые жители выходили на порог, и им показывали какой-то прямоугольный предмет - отсюда Кэзуки не было видно, что конкретно. Его внимание привлекло еще несколько тёмных силуэтов, скользящих между домами. Они заглядывали в окна, присматривались, искали что-то, при этом сами оставаясь незамеченными. Для всех, кроме Казуки. - Я влип, - пробормотал он, бегом вылетая в коридор. Казуки был на полпути к лестнице, когда дверь ванной распахнулась прямо перед ним. Он инстиктивно вскинул руку, но это не спасло лицо от удара. Казуки отступил на шаг назад, ошеломленно потирая щеку. Из ванной выскочил вихрастый мальчишка лет восьми со стыдливо опущенными в пол глазами. - Прости, Нико! Ты не уши… Ребенок встретился взглядом с Казуки, выпучил глаза в гримасе ужаса и заорал во все горло: - АААААААААА! Кэзуки стремительно подскочил к мальчишке и заткнул ему рот рукой. Тебя услышали. Взгляд Казуки лихорадочно бегал по стенам, не зная, за что зацепиться. Угроза рядом, она вот-вот придёт. Он чувствовал себя как заяц в открытом поле, которого накрыла тень орла. Сам Кэзуки не вполне понимал, не помнил, в чем именно кроется беда, но ужас, который он чувствовал, не мог быть безосновательным. Иными словами, он боялся своего страха. Тем временем мальчишка отчаянно вырывался у него из рук. Пытался кусаться, но механическая рука Кэзуки не чувствовала его зубов. Киборг потащил его в комнату, из которой только вышел сам. Слишком поздно он услышал тихие шаги за спиной. - Отпусти его! - крикнул знакомый голос. Кэзуки выпустил мальчика, но уклониться не успел. Что-то металлическое с размаху врезало ему по затылку. Хруст. Перед глазами замерцали цветные круги. Кэзуки осел на колени, накрыл место удара рукой. Голова кружилась, но не сильно, и зрение восстанавливалось довольно быстро. Он медленно встал, придерживаясь за стену, и обернулся на напавшего. Перед ним стоял голубоглазый мальчик одиннадцати лет, прикрывающий собой перепуганного младшего брата. В руке он сжимал грозное оружие - фонарь, второпях забытый Кэзуки в комнате. Это были те самые дети, которые ранее приходили к дверям заброшенного дома - он узнал старшего по голосу. Кэзуки точно помнил что, уходя на разведку, запирал за собою дверь, но они вполне могли найти разбитое окно и залезть внутрь. - Кто ты такой? - спросил Нико. - У меня нет времени на вас! - рявкнул Кэзуки. - Уходите отсюда. И он побежал к лестнице. Игнорируя головокружение и перепрыгивая по две-три ступеньки за раз, Кэзуки оказался у двери в считанные секунды. Впрочем, было слишком поздно: крики привлекли внимание его преследователей - а в том, что явились по его душу, Кэзуки уже не сомневался - и пока он отвлёкся на детей, они подобрались вплотную к дому. Через мутное окно он видел несколько силуэтов в считанных метрах перед дверью. Кэзуки чертыхнулся, повернул ключ в замке и побежал на кухню. Солдат в форме стоял у внешней части заветного окна. Бездушная белая маска уставилась на Кэзуки, он вскинул дуло ружья - но не выстрелил, ждал приказа. Кэзуки с растущей тревогой отступил назад к лестнице. Он окружён, и путей к отступлению нет. Тук-тук. В дверь спокойно постучали. - Воробей, мы знаем, что ты тут, - слащаво протянул мелодичный женский голос, - выходи, поговорим. Кэзуки так и подмывало огрызнуться в ответ, но вместо этого он стал тихо подниматься обратно по лестнице. Дети куда-то исчезли; куда именно, киборг понял, когда попробовал открыть дверь в комнату с вещами. Мальчишки заперлись с той стороны. Кэзуки мысленно махнул на них рукой, подбежал к окну в спальне и снял рюкзак со спины. Складной нож блеснул изящным лезвием, но что может сделать кусок металла против винтовок? Единственной разумной мыслью сейчас казалось просто сдаться. Может быть, Кэзуки так и поступил бы, если бы его взгляд не попал на папку с надписью "Полезное". - Очень надеюсь, что ты предусмотрел такую ситуацию, прошлый я, - сказал киборг в пустоту, быстро листая страницы папки. Нужная информация нашлась на первых страницах. Под жирной надписью "Преследование" пристроилась цветная фотография человека в форме, выглядящая точь в точь как у тех, что сейчас окружили дом. Кэзуки не сдержал вздох облегчения. Избегай "Коготь" всеми силами. Не попадись им в руки - вырваться, скорее всего, не получится. Они могут попытаться тебя использовать. Не соглашайся ни на какие предложения, это обман, ловушка. Будешь сопротивляться - убьют. Поэтому лучше всего просто их избегать. Дальше был еще текст о "Когте", как опознать его агентов, какие города и места стоит обходить стороной и прочее в этом духе. Кэзуки, периодически оборачивающийся к коридору, похолодевшими пальцами перевернул страницу. "Если "Коготь" подобрался слишком близко, используй свои преимущества. Они боятся тебя и в одиночку не нападут. Если же тебя все равно схватили, не говори им про потерю памяти. Тебе не поверят; а если поверят - тем хуже, ты станешь им бесполезен, и от тебя избавятся, как от ненужного свидетеля." Кэзуки облизнул пересохшие губы и раздражённо отбросил папку в сторону. Очевидно, все очень плохо. Он здесь как в осажденной крепости; чудо, что они еще не принялись выламывать двери. Тонкая струйка пота поползла по виску к шее. Кэзуки встал, прислонился спиной к стене и, зажмурившись, перебирал в голове все варианты действий. Дверь и окна сразу отпадают - дом окружён. Можно залезть на крышу, но и оттуда его, рано или поздно, достанут. Судя по тому, что Кэзуки только что прочитал, "Когтю" он нужен живьём. На крайний случай можно сдаться добровольно и попытаться сбежать чуть позже, когда представится удобный случай. - Если хочешь все усложнять - хорошо, так даже веселее… - пропел все тот же голос снаружи. Тут Кэзуки вспомнил про мальчишек в соседней комнате. Он может взять их в заложники, потребовать машину. Не будут же они стрелять в детей, в самом деле. Или будут? Тела-то у них слишком тонкие, пуля может пройти насквозь и задеть его тоже. Может, опасаясь за детей, к бойне подключатся и жители деревни, и пока они отвлекут внимание "Когтя" на себя, Кэзуки мог бы угнать машину и сбежать... Киборг поймал себя посреди этой мысли и ужаснулся. То спокойное хладнокровие, с которым он только что думал об использовании чужих жизней, испугало его самого. Нет, жертвовать детьми он не будет, даже если не останется других вариантов. "Почему они еще не выломали дверь?", - подумал Кэзуки, напряжённо вслушиваясь в тишину на первом этаже. Но не слух первым предупредил Кэзуки о беде. Лёгкий запах, тут же тревожно обостривший чувства, щекотил нос пару секунд, прежде чем он понял, чем это пахнет. Кэзуки побежал вниз по лестнице. Тонкая струйка дыма, крепнущая с каждой секундой, попадала внутрь через щелку под дверью. Кровь отлила от его лица - они подожгли крыльцо. Он не может потушить пожара, не открыв двери. Перспективу сгореть заживо Кэзуки не рассматривал. Надо было немедленно выбивать окно и выбираться отсюда, пока огонь не перекинулся на стены. Киборг побежал к кухне. Дети заперты наверху. Он остановился как вкопанный. Его бросило сперва в жар, потом в холод, по телу пробежалась короткая дрожь. Внутренняя борьба невидимых сторон продолжалась несколько секунд, пока одна из них не издала победный клич - Кэзуки побежал к лестнице. - Открывайте! - крикнул он во все горло, барабаня кулаками в запертую дверь, - внизу пожар, надо уходить! - Мы тебе не верим! - пискнул голос младшего. - Вы что, дыма не чувствуете?! За дверью снова воцарилась тишина. Кэзуки беспокойно посмотрел на лестницу - ему мерещилось, что хищные языки пламени уже подкрадываются по верхним ступеням. - Отойдите, я буду выбивать дверь! Кэзуки корото разбежался и врезался в дверь плечом. Дерево жалобно скрипнуло, но выдержало удар. Кэдзуки попробовал второй раз, третий, четвёртый. Безуспешно. Плечо отдавалось болью, а дверь оставалась закрытой. - Нико, или как тебя там звали! - заорал Кэдзуки. - Если ты не откроешь дверь сейчас же, твой брат сгорит или задохнется от дыма, и вина будет только на тебе! Ответа снова не было. Кэдзуки терял терпение; он собирался попробовать выбить дверь еще раз, но тут за дверью наконец послышались шаги, а вслед за ними - щелканье ключа в замке. - Быстрее! Кэдзуки распахнул дверь и встретился взглядом с мальчишками. Младший был по-прежнему перепуган, а увидев перекошенное от злости и страха лицо киборга, и вовсе спрятался за спиной старшего. Нико тоже боялся, Кэдзуки видел это по дрожащим плечам. Однако мальчик крепко взял брата за руку, и, посмотрев Кэзуки прямо в глаза, сказал: - Выводи нас. - За мной! - бросил Кэзуки и ринулся к лестнице. Он остановился на половине ступеней. Зрелище, открывшееся его глазам, ужасало и восхищало поровну. Сухое дерево загорелось легко и весело; огонь играючи перекинулся с крыльца на стены. Вся передняя часть дома пылала. Солнечная яркость жёлтого и багряной алости перемешивались, как цветные ленты в девичьих волосах. Огонь слепит, заставляет жмуриться, но его всепоглощающий образ отпечатывается на внутренней стороне век так, что ты видишь пламя даже с закрытыми глазами. От него клубами валит густой дым. На первом этаже ему тесно, он поднимается вверх и забивается в лёгкие. Кашель одного из мальчишек вывел Кэзуки из оцепенения - он резко развернулся и побежал по ступеням вверх. - Придется через окно, - сказал он, забегая в комнату. Стоило бы поискать что-нибудь тяжёлое, чтобы выбить стекло; но Кэзуки, вспоминая нечуствительность протеза, врезал по нему механической рукой. Окно разбилось от одного удара. Стекло полетело наружу и на пол. Быстрыми движениями киборг избавился от острых осколков по краям и выглянул наружу. Четыре метра - низко для Кэзуки, высоко для восьмилетнего ребенка. - Нико, спрыгивай первый, - скомандовал киборг. - Высоты, надеюсь, не боишься? Мальчик на автомате помотал головой, но, посмотрев на брата, спросил: - А как же Тео? - Мы с ним спустимся сразу после тебя. Нико медленно кивнул и подошел к окну. Тео схватил его за руку. - Я хочу с тобой! - Я поймаю тебя внизу, хорошо? - Нико ободряюще сжал плечо Тео. - Не волнуйся. С этими словами он перелез через подоконник, на краткий миг повис в хрупком равновесии и спрыгнул вниз. Кэзуки видел, как он благополучно приземлился, кувыркнулся вперед и встал, помахав им рукой. - Держись за мою шею, но постарайся не душить, - попросил Кэзуки, приседая на колени. Тео не ответил, но последовал его указаниям. "Была ни была", - подумал Кэзуки и полез наружу. В идеале приземления Кэзуки ушёл бы в кувырок, как это сделал Нико, но с ребёнком на спине этот вариант отпадал. Пламя резво поглощало стены первого этажа, поэтому спуститься, хватаясь за проемки между досками, тоже не получится. Оставался один вариант - спрыгивать как есть, на ноги, надеясь, что Тео со страху не вылетит у него со спины. - Держись крепче. Стоило Кэзуки спрыгнуть, как Тео инстинктивно усилил хватку, забыв просьбу киборга его не душить. Тот не мог его обвинять: секунда полёта, с палящей жарой позади и холодом страха во всем теле, и ему показалась вечностью. Кэзуки приземлился на ноги. Когда он думал, что протезы совсем ни чему нечувствительны, он ошибался - в момент прикосновения с землёй в голову ударил короткий сигнал. Кэзуки не удержал равновесия и упал на колени. Тео кувырком скатился у него со спины, и Нико тут же подскочил к брату. - Ты как? Ничего не болит? Тео отрицательно помотал головой. Он часто моргал, словно еще не мог прийти в себя, но выглядел целым и невредимым. Раздался крик. Из толпы деревенских жителей, окруживших горящий дом, выбежала женщина средних лет - мать детей, понял Кэзуки. Она прижала обоих мальчишек к себе и почти силком оттащила от киборга, продолжая вопить что-то на английском и немецком попеременно. Кэзуки проводил ее равнодушным взглядом. Смысл слов ускользал мимо него. Он медленно поднялся на ноги, и к горлу мгновенно подступила тошнота. Кэзуки видел приближающихся к людей в бело-красном. Зрение раздваивалось, и казалось, что перед ним не отряд, а целая армия. - Схватить его! - скомандовала женщина. В этот момент Кэзуки устал бороться с подступающей темнотой; она окутала его разум мгновенно, но ласково. Подбежавшие солдаты успели поймать бесчувственное тело киборга.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.