Дневники Бешеного. Или всё плохое придумано до нас. 4051

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
G
Размер:
планируется Макси, написано 339 страниц, 34 части
Статус:
в процессе
Метки: Попаданчество

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от tantalos
«Чертовски интересно!» от Ostroverh
«Однозначно в избранное!» от Sadanatha
«Отличная работа!» от First Chosen Undead
«Отличная работа!» от uus
«Моё почтение. Великолепно» от 4ellovec
«Очень итригующе» от Kukuynik
«Любопытная работа.» от sh1z0id
«Отличная работа!» от dmuhin1
«Отличная работа!» от Gareth River
... и еще 13 наград
Описание:
Один из Поттеров прошлого, чтобы защитить семью, с головой уходит в некромантию. Однако, зная из истории что случилось с братьями Певероллами, понимает, что одной силы и таланта будет недостаточно. А потому, он хочет одним заклятием убить сразу троих зайцев. Обезопасить семью. Превзойти легендарных братьев Певереллов. И дать потомкам дополнительный шанс на выживание. Как ему кажется, он находит нужное решение...

Посвящение:
Посвящается моим читателям, которые очень просили меня написать ещё. Ну, и разумеется своей матери!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Правда - это довольно диковинный зверь. У каждого человека, она своя.
Если кто нибудь решит кинуть в меня денюшку, буду благодарен, если Вы кинете её сюда.
Карта Сбербанка: 4817 7601 7952 5500

Альбус Дамблдор.

11 декабря 2019, 10:09
      Дамблдор вернулся с очередного заседания Международной Конференции Магов. Эта была тяжёлая поездка. Его недруги выразили обеспокоенность, что Хогвартс отменил ещё несколько обязательных предметов. Так же его предупредили, что если уровень образования выпускников Хогвартса не будет возвращён к предыдущему объёму, то диплом Хогвартса перестанет котироваться на международной арене. А вслед за этим Хогвартс перестанет держать своё лидирующее место. Так же ему весьма прозрачно намекнули, что если-бы на последнем Турнире Трех Волшебников не погибли бы все чемпионы, что Хогвартс уже тогда лишился бы своего статуса лучшей школы Европы. -Турнир Трёх Волшебников, говорите. - Пробормотал Дамблдор. - Нужно об этом подумать. Очень крепко подумать. Как и о выгодах, которые можно будет в результате этого получить.       Садясь в кресло Дамблдор устало закрыл глаза и, закинув в рот лимонную дольку, стал обдумывать список первоочередных дел.        «Так. Ритуальную магию из списка предметов в Хогвартсе я убрал. Магию Крови тоже. Как ни странно нам с Фаджем в этом помогли чистокровные семьи. Не хотят делиться знаниями. Подумать только. Какие мы жадные. Или гордые? Да только гордыня уже сыграла с вами злую шутку в лице Тома. Ну да ладно. Главное, что теперь, столь опасная магия не попадёт к детям в руки. А они такие. Всюду лезут. Всё хотят попробовать. А души у них неокрепшие. Магия опасна! Сколько раз им это повторял, но молодость считает, что знает всё лучше всех и не слушает нас, стариков. Ритуалы действительно позволяют усилить волшебника. И чем сильнее ты хочешь стать, тем темнее и кровавее ритуалы. А вкусив Силу хочется только одного. Больше Силы. И вот спустя время в мире появляется очередной тёмный маг мечтающий о мировом господстве. Тьма всегда была хитра и коварна. Сколько неокрепших душ оказалось потеряно для света».       Дамблдор тяжело вздохнул и закинул в рот очередную лимонную дольку.        «Но отмену Ритуальной Магии и Магии Крови в Хогвартсе, вне сомнений, можно считать победой. Можно себя побаловать бутылочкой выдержанной медовухи. И нужно будет лично проследить, чтобы из библиотеки в Запретную Секцию перенесли все книги по этим темам. К вопросу о Запретной Секции. Думаю, пора изъять из неё всю литературу по некромантии и тем предметам, что были отменены до меня, и перенести эти книги в более надёжное место. Дети, получившие доступ в Запретную Секцию, слишком любопытны.       А вот книги, что хранятся в родовых библиотеках чистокровных семей, это проблема. К счастью, эти снобы не делятся знаниями с маглорождёнными. Думают, что утаивая знания, они возвысятся над всеми. Вот пусть и дальше так думают. Не стоит им мешать жить в иллюзиях. Одно дело, если ритуал проводит чистокровный волшебник в одиночку. А другое дело, если этого волшебника, во время ритуала, поддерживают несколько единомышленников. А что может сотворить такая группа волшебников, используя ритуалы завязанные на Магии Крови, даже страшно себе представить. И чистота крови при проведении подобных ритуалов не имеет особого значения.       Но чистокровные семьи, это проблема, о которой нельзя забывать. Хоть последняя война и проредила их ряды. Очень серьёзно проредила. Нет. Пока они хранят знания, это не проблема. А вот если они начнут делиться ими, соблазняя неокрепшие детские умы...».       Дамблдор вновь тяжело вздохнул.        «Одно успокаивает. По-настоящему тёмных семей осталось не так уж и много. Хоть какая-то польза оказалась от действий Тома».       Перед глазами волшебника мелькнуло красивое лицо юноши. Но отнюдь не Тома.        «Прости меня, Сириус. Но это было необходимо. Нельзя тебе было доверять воспитание Гарри. Никак нельзя. Я знаю, что ты не предавал Джеймса и Лили. Ты бы никогда не предал друзей. Ты бы умер, но не предал. Этого у тебя не отнять, несмотря на твои пороки и склонность к тьме. Признай, мой мальчик. Слишком глубоко угнездились корни тьмы в твоей душе. И сдерживал тебя исключительно Джеймс. А смерть Джеймса скинула с тебя последние моральные оковы. Если бы ты воспитывал Гарри, то он бы вырос твоей избалованной копией»       Стоило Дамблдору представить Гарри с характером Сириуса, как тот содрогнулся.        «Нет. Нет. И ещё раз нет! Не таким должен быть лидер. А Гарри станет лидером, вокруг которого сплотятся остальные. Лидером, который сможет повести волшебников за собой. Волшебники слишком ленивы. В особенности волшебники Англии. Лень, неспешность и консерватизм, это у нас в крови. Ирландцы ещё более менее. Хотя от их кипящей крови больше проблем, чем пользы. А я..., я слишком устал. Слишком стар. Хватит с меня битв. Мне вполне будет достаточно роли скромного директора школы и учителя, который своей мудростью укажет новому символу нужный путь».       Помимо воли на лице Дамблдора вылезла улыбка и тут же погасла.       «Том. Не проходит и дня, чтобы я не вспоминал о нём. Стал ли он моей ошибкой? Скорее да, чем нет. Слишком поздно, он попал в поле моей видимости. Да и я хорош. Не смог вовремя разглядеть талант. Хотя нет. Его талант я рассмотрел сразу, но не воспринял всерьёз. Слишком открытым и болтливым он казался при нашей первой встречи в приюте. Чистокровные за таким болтуном бы не пошли. Это оказалось его маской. Одной из многих. Да. Сделал он меня тогда, как мальчишку. Но слишком сильно в Томе оказалась жажда Силы и Власти. Встав на вершину власти, я не сразу рассмотрел угрозу. Я не думал, что он зайдёт так далеко в своих стремлениях. Может из него и получился бы неплохой лидер. Но дорогу старшим нужно уступать».       Дамблдор стал лениво перебирать свою почту, которая за эти дни скопилось с избытком.        «Мои соотечественники тоже хороши. Их начали вырезать, как скот, а они даже не почесались. Забились в свои норы и не отсвечивали. Пришлось стать Символом. Хорошо ещё, что у меня уже была репутация победителя Тёмного Лорда. Но даже с такой репутацией у меня ушло слишком много времени. Непозволительно много, чтобы собрать вокруг себя нужную команду. И нас было мало. Слишком мало. А учитывая то, какие капиталы, связи и возможности дали Тому эти чистокровные недоумки, мы были обречены. Я это понимал и мог лишь продлить агонию. А ведь сторонников Тома, основных сторонников, мы знали поимённо. И распутать этот змеиный клубок нам бы не составило проблем. Но их деньги и связи всё решили не в нашу пользу. Что же с нашим обществом произошло? Вы стали слишком умны, чтобы прислушиваться к советам старших в моём лице? Это единственное объяснение, которое я вижу. Волшебники задумались: «А зачем нам воевать и умирать за непонятно что? Не лучше ли обождать бурю в тепле и безопасности?» Должен признать, что в принципе, думали они правильно. От того, в чьих руках будут нити власти, их жизнь никак не изменится. Но не в случае с Томом. Том безумен. Его радикальная политика привела бы к краху Магическую Англию. Он этого не понимал. А когда бы понял, то было бы слишком поздно. Да и понял бы он? Из того, что мне удалось узнать, Том стал сходить с ума. И чем дальше, тем сильнее. Виданное ли дело, заставить чистокровных магов подползать к нему на коленях и целовать край его мантии? Хотя нужно признать, что-то в этом есть. Нужно ещё раз полюбоваться на эту сцену в омуте памяти из воспоминаний, что мне одолжил Северус. Ползающие чистокровные аристократы перед полукровкой и целующие его полы одежды, всегда поднимали моё настроение. Или они ему ноги целовали? Или чего повыше? А может в засос? - Усмехнулся Дамблдор выверту своих мыслей. - Но Мерлин с этими чистокровными извращенцами, помешанные на чистоте крови. Переженились друг с другом и рады. Обычные колдуны и ведьмы. Вот в чём проблема. Мои соотечественники подумали, что лучше жизнь на коленях, чем борьба? В этом проблема? В том, что они стали слишком много думать, а не делать то, что им велят? Так я это поправлю. И очередные два шага в этом направлении уже сделал.       Теперь очередь за следующим шагом. Традиции Магического Мира. Это может стать проблемой. Это один из столпов, на котором держится власть магической аристократии, хотя они и начали забывать об этом. Попечительский Совет может не пойти на исключение данного предмета из обязательной образовательной программы Хогвартса. Они и так уже на меня косо смотрят. Нужно что нибудь придумать. Может это продавить через Фаджа? Тем более, что это и в его интересах.       Нужно подкинуть ему мысль о том, что на этом предмете слишком детально прописаны подробности о вассальных клятвах, и о тех бонусах, которые маглорождённые получают, вступая в чужой Род. Уж Фадж то знает, кому на самом деле принадлежит власть в Англии. Во всяком случае большая часть этого «пирога». Чем меньше у «чистокровных» будет вассалов, тем слабей будет их влияние как на политику в целом, так и на него, Фаджа, персонально. Да так и сделаю».       На лице Дамблдора вновь вылезла улыбка.        «А к возвращению Тома я подготовлюсь. Новый Символ уже сделан. Новый фундамент, на который он сможет опереться я уже заложил. Я и сам не ожидал, что моя фраза «Мальчик-который-выжил!» произведёт такой фурор. А когда я сказал, что его спасла любовь матери, так я брякнул первое, что пришло в голову. Не тем у меня были заняты мысли. Куда делся Том? Вот что меня беспокоило в первую очередь! Вот что было важно в тот момент! А Лили? Как это ни печально, не она первая, не она последняя. А вот что же там произошло на самом деле, я так и не понял. Может действительно любовь матери к сыну. Но не в том смысле, как все подумали. У Поттеров постоянно гостил Сириус. Лили принесла себя в жертву, спасая сына. А кто знает о жертвах больше, как не Тёмный Род Блэков? Причём о жертвах, в прямом смысле этого слова. Могла ли Лили, из любви к сыну, с помощью Сириуса провести тёмный ритуал над собой и сыном на случай своей гибели? Вне всякого сомнения! И ведь не спросишь же Сириуса. Увидев меня он сразу же прокричит, что он невиновен. И ведь нельзя будет проигнорировать его слова. Тем более, сказанные при свидетелях. А то, что свидетели разговора будут, я не сомневаюсь. А если свидетелей и не будут, то разговор с Сириусом скрыть не получится, и этим заинтересуются те, кому знать об этом не положено. Всё же моё положение в обществе имеет и свои минусы. Слишком на виду. Никакой личной жизни. Никакой конфиденциальности. Так что пусть остаётся всё как есть. Некоторым тайнам так и положено оставаться нераскрытыми. К вопросу о новом символе».       Стоило Дамблдору взять конверт с отчётом от Миссис Фигг, как со стороны разнообразных безделушек и ничего не значивших артефактов, начищенный и пыхтевший разноцветными клубами пара чайник издал пронзительный свист. Вместе с тем, у Дамблдора завибрировал браслет на левой руке.       Дамблдор мгновенно побледнел. Это могло означать только одно. Сердце Гарри Поттера остановилось. Мельком глянув на несколько артефактов, затерявшиеся среди прочих своих собратьев, Дамблдор определил, что защита дома Друслей не потревожена. Защита дома миссис Фигг, тоже.       Чрезвычайно стремительно для своего возраста Дамблдор переместился к камину. Бросив летучий порох в пламя и вынув палочку Дамблдор сказал: -Дом миссис Фигг.       И не дожидаясь ответа вошёл в пламя.