Дневники Бешеного. Или всё плохое придумано до нас. 3900

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
G
Размер:
планируется Макси, написано 332 страницы, 33 части
Статус:
в процессе
Метки: Попаданчество

Награды от читателей:
 
«Чертовски интересно!» от Ostroverh
«Однозначно в избранное!» от Sadanatha
«Отличная работа!» от First Chosen Undead
«Отличная работа!» от uus
«Моё почтение. Великолепно» от 4ellovec
«Очень итригующе» от Kukuynik
«Любопытная работа.» от sh1z0id
«Отличная работа!» от dmuhin1
«Отличная работа!» от Gareth River
«Отличная работа!» от Gareth River
... и еще 12 наград
Описание:
Один из Поттеров прошлого, чтобы защитить семью, с головой уходит в некромантию. Однако, зная из истории что случилось с братьями Певероллами, понимает, что одной силы и таланта будет недостаточно. А потому, он хочет одним заклятием убить сразу троих зайцев. Обезопасить семью. Превзойти легендарных братьев Певереллов. И дать потомкам дополнительный шанс на выживание. Как ему кажется, он находит нужное решение...

Посвящение:
Посвящается моим читателям, которые очень просили меня написать ещё. Ну, и разумеется своей матери!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Правда - это довольно диковинный зверь. У каждого человека, она своя.

Рождение Бешеного.

6 января 2020, 17:51
      Я сидел на лавочке в парке, и думал о трёх извечных Российских вопросах. Что делать? Куда это всё послать? И как тихо прокрасться на кухню, чтобы чего-нибудь пожрать так, чтобы меня не застукали? Там ещё вопрос был о том, кто виноват? Но тупые вопросы, ответ на который ясен как божий день, я не задаю. К вопросу о том, что нужно чего нибудь пожевать, стоит на первом месте. Дело в том, что ничего не берётся из ниоткуда. А в данном случае магия, что вырабатывает моё магическое ядро. Хорошая новость в том, что ядро явно развивается и усиливается. Так же оно стало больше вырабатывать энергии. Но вот только после каждого «запуска» ядра, я дико хочу есть. Как же я ненавижу волшебников!       Обычно, в это время, я предпочитаю находиться в своём чулане, точнее, в своём внутреннем мире. Но сейчас мне нужно было пройтись. Так мне лучше думается. А подумать есть о чём.       Мысль о побеге из семьи Дурслей, я сразу откинул, как бредовую. Во-первых. Англия, это не Россия. Если по улице будет идти ребёнок, то к нему тут же подойдёт полицейский, и поинтересуется, почему он не в школе? В принципе, этот вопрос будет задан любому ребёнку или подростку попадающий под школьный возраст.       Допустим, я выберу время для побега, ну, скажем, лето. Вопрос, на что я буду покупать еду? Ладно, допустим, я питаюсь святым духом, ну, или буду воровать еду. Дальше, меня могут похитить и продать в рабство. В тот же бордель. А в Англии, если кто не в курсе, извращенцев пруд-пруди. И я говорю не о гомиках с лесбиянками.       Дальше. Меня могут банально разрезать на органы. Вообще, статистика о бесследно пропавших людях мне кажется весьма подозрительной. Слишком … бесследно пропадают люди. Так не бывает. Определённо, кто-то качественно зачищает следы. И «крышует» их кто-то из правительства. Ладно, бог с ней с этой чёрной трансплантологией и рынком человеческих органов. Меня больше беспокоит магический мир. В каноне, когда Гарри перемещался камином из дома Уизли на Косую аллею, он попал не на ту улицу. И там сразу очень многие заинтересовались милым мальчиком. И если бы не Хагрид, то варился бы Гарри, точнее, его органы в котле, в качестве ингредиентов. И это в лучшем случае.       Но пойдём дальше. Как я думаю, этот мир поделён на сферы влияния и пастбища. Я говорю о вампирах. А они тут есть, если канон не врёт. Что-то мне кажется, что «добровольный» донор волшебной крови, в моём лице очень заинтересует представителей этой расы.       И я говорю лишь о тех опасностях, которые я могу предвидеть с ходу. А сколько ещё всего я не знаю о магическом мире?       Хорошо. Я мега крутой мега-нагибатор. Благодаря везению Поттеров я смогу выбраться из Англии, и попаду… а куда? В Россию? Так там и своих беспризорников полно. Да и наелся я Российской власти по самое не могу. То же самое касается и других стран. Я заинтересую лишь того, кто меня захочет «поиметь». И хорошо, если только переносном смысле этого слова.       Допустим, произошло чудо. Я выбрался, скажем, во Францию. Дорога мне в приют. Ладно. Согласен. Авторитетно заявляю, уж лучше приют, чем жизнь у Дурслей. Но приюты состоят на контроле государства. А государство очень тесно сотрудничает с магическим миром. Сколько времени понадобиться Дамблдору, чтобы спеленать меня, и устроить магическую лоботомию?       И меня ему отдадут. Отдадут, потому что с этим бородатым говном не захотят связываться. Дамблдор наглядно показал, что в Англии, хоть в обычной, хоть в магической, как говорили в России: «Он Царь и Бог». Слишком крепко он держит меня за глотку. Минуточку, а волшебники то и не знают, где живёт их герой. И если Дамблдор, ненароком, свернёт мне шею, он найдёт чем оправдаться. Да ещё и с прибылью выйдет. Тех же Пожирателей, что на свободе, тряхнёт.       Так что до тех пор, пока у меня хотя бы не появится ключа от моего детского сейфа, я буду вынужден сидеть на попе ровно, и не чирикать. Этот мир для меня стал реальностью. Я не супер-пупер-мега-нагибатор. Теперь я реально оцениваю свои силы и возможности. Я уже чирикнул раз, и едва идиотом не стал.       Но вернёмся к моим достижениям. Содержимое шкафов со «Знаниями» и с «Картотекой» Я превратил в CD диски. Затем создал переносной ноутбук, и «скормил» ему CD диски.       Вообще, получилось очень удобно. Внутренний мир, если так можно сказать, есть физическое воплощение наших мыслей. Представил ноутбук. Пожалуйста. Решил, что ноутбук имеет функцию поглощать CD диски до бесконечности, и хранить их в себе? Пожалуйста. Нужно чтобы содержимое CD диска появилось на мониторе? Пожалуйста. Но есть два момента. Первое. Мысль-желание должны быть очень чёткими. Нужно ясно представлять, что ты хочешь получить. И второе. Во внутреннем мире, для воплощения мысли в реальность, необходимо затратить определённое количество ментальной энергии.       Тут выяснилась интересная закономерность. Представим, что я хочу, чтобы вокруг меня появилась стена из красного кирпича. Мысль, желание, нужное количество ментальной энергии. Стена готова. Стукнули стену, она и развалилась. Но если мы будем представлять каждый кирпич отдельно, и из них построим стену. Её и пушкой не сразу пробьёшь. Фишка даже не в мелочах, а в том, сколько мы туда вбухали ментальной энергии. Поэтому, как я понимаю, стену и строят из кирпичей. Поэтому на создание защиты на разум у меня могут уйти годы, которых у меня нет. Как говорит мудрость: «Что нельзя взять силой, можно взять умом и хитростью». Поэтому я и создал переносной ноутбук, вкладывая в него каждую операцию отдельно, при этом максимально закачивая в него ментальную энергию.       К примеру, я создал в ноутбуке двенадцать папок, подписав их соответствующими им названиями месяцев. Но я создал не сразу двенадцать папок, а каждую папку в отдельности, наполняя каждую из них максимальным количеством ментальной энергии. Правда, есть и недостаток. Если перенапрячься, и израсходовать слишком много сил, то когда проснешься, ощущение, словно тебя в голову лошадь лягнула. Ну, а дальше я рассортировал содержимое «Картотеки» и «Знаний». Ноутбук позволил воплотить мне так же видео, и аудио-проигрыватель. Одним словом всё то, чего не хватает любому человеку моего времени.       Почему же я сделал ставку на переносной ноутбук? Просматривая воспоминания из шкафа «Картотека», я наткнулся на момент, который, если бы не моя абсолютная память, прошёл бы мимо меня. Меня заинтересовал тот день, когда Дамблдор впервые подверг мой мозг легилименции. Прежде чем он проник в мой внутренний мир, я успел взять со скамейки листки бумаги с памятью Гарри. Воспоминания о последних его днях, и о встречи со мной. В тот раз я не обратил на это внимание, но я вынес знания из внутреннего мира. Да и Гарри увёз свою память в поезде. Но если можно временно вынести часть знаний, то почему бы, если меня прижмёт, не попробовать вынести все знания. В том же переносном ноутбуке.       А потому, вначале загрузив в ноутбук многострадальную «Белоснежку и семь громов», я вместе с ноутбуком переместился в место, где видно моё энергетическое тело. Как показала, практика, моя идея сработала. А пароль на ноутбуке, стал дополнительной гарантией безопасности моих воспоминаний. Разумеется, я не собирался на этом останавливаться, но это давало мне время и надежду, в случае ЧП. Спустя время я перенёс все свои воспоминания в папки «Знания» и «Картотека».       Следующим этапом моего эксперимента стало создание папки, под названием «Фото-книги». Моя цель заключается вот в чём. От Хогвартса я отвертеться не смогу. Мне этого просто не позволят. И одна из причин заключается в том, что я национальный герой, Мальчик-который-выжил. В случае моей пропажи меня будет искать. Это реальность, мать её! Так вот. Если мне не отвертеться от Хогвартса, то нужно будет взять с него по максимуму. И в первую очередь меня интересует библиотека. О, нет. Не та библиотека, в которую имеют доступ ученики. И даже не запретная секция. Меня интересует библиотека, что хранится в Выручай Комнате. У меня есть подозрение, что там хранятся копии вообще всех книг, которые когда либо побывали в школе. В том числе и те книги, которые были изъяты. Что-то вроде дополнительного хранилища, где хранятся копии. Это знания, которые не купишь. Нет, купишь, но у меня просто столько денег нет. А тут приходи, и бери. Почти бесплатно. Вот я и подумал. Если Выручай Комната может создать иллюзию книг, то нельзя ли подключиться к ней на ментальном уровне, и скачать в свою память Хогвартскую библиотеку? Не всю сразу, разумеется. Потихоньку, по частям. А потом, во внутреннем мире, читать, и осмысливать прочитанное. Есть мнение, что память души имеет неограниченную ёмкость. Но если единовременно нагружать мозги слишком сильно и много, можно свихнуться.       Если не удастся ментально подсоединиться к Выручай Комнате, то можно и вручную просмотреть книги, зрительно фотографируя страницы. Да, долго, но зато библиотека будет всегда со мной. Вот и нужно определить безопасные границы, чтобы не перегреть свой мозг. Собственно, этим я и занялся.       Учитывая, что школьные учебники уже скопированы на мой ноутбук, я отправился в школьную библиотеку.

***

      Прошёл ещё один год.       Год. До Хогвартса остался всего год. Мои эксперименты вытягивают из меня силы, как депутаты моего прошлого мира вытягивают деньги из российских граждан. Я сильно похудел. Да так, что соседи уже начали коситься. Но Петунья упорно ограничивает меня в еде. Отношение у меня с ней испортились окончательно. И причина, да-да, Дадлипусенька. Он же Дадлюсик. Или в простонародье Большой Дэ. В принципе, даже получилось забавно. Но обо всём по порядку.       Я взял книгу в библиотеке, и просмотрел её по диагонали. Вечером, во внутреннем мире, я преобразил её CD диск, и скормил его ноутбуку. С чтением-осмыслением книги я не торопился. Решил я начать с одной страницы. Ведь я не просто запоминаю, но и вспоминаю. А это дополнительное умственное напряжение. Так вот, прочитал я одну страницу, и вынырнул в реальный мир. Полёт нормальный. Прочитал ещё одну страницу. И так десять раз. Вот на десятой странице у меня загудела голова. На следующий день я смог прочитать одиннадцать страниц. И так я начал добавлять по странице каждый день.       Но потом я отказался от этого метода. Дело в том, что в разных книгах, на страницах разное количество слов. Тогда я заложил в ноутбук дополнительную мысль-программу, щедро снабдив её ментальной энергией. С тех пор я читал не количество страниц, а количество слов. Моё подсознание позволяло вести отчёт. Всё же интересная это штука – человеческий мозг. Вот тогда я и подумал, если я смог внедрить в ноутбук автоматически вести подсчёт, а что если снабдить его ещё и калькулятором? В течении вечера я осуществлял свою идею. И вот, теперь я человек калькулятор. У меня и раньше проблем не было с математикой, а тут я подошёл к однокласснице, у которой был калькулятор, и попросил её проверить мои возможности сложение, умножение, и вычитания чисел в голове. Разумеется, это было сделано в отсутствии Дадли с дружками в классе, но в присутствии учителя по математике, мистера Уильямса. Когда я начал умножать в уме двузначные числа, учитель заинтересованно посмотрел на меня. А вот когда я начал умножать трёхзначные числа, мистер Уильямс отобрал у девчонки калькулятор, и сам начал гонять меня.       Толи вечером, толи утром следующего дня он поделился своим открытием со своими коллегами. И вот тут-то они вспомнили, что и по их предметам у них нет ко мне нареканий. Словом, мистер Уильямс в приказном порядке попросил меня остаться после уроков. Дадли злорадно хмыкнул, и с остальными вышел из класса.       Спустя час, я «раскололся», ну, точнее, проговорился, что у меня абсолютная память. Но попросил его никому об этом не говорить. Удовлетворяя его интерес, я сказал, что для закрепления новой информации мне нужна медитация. Заодно я попросил Уильямса объяснить непонятные моменты, так как есть места, которые может объяснить только учитель. На что он хищно улыбнулся, и задержал меня ещё на час.       На следующий день меня вызвали на ковёр к великой и ужасной миссис Глорин Берч. Эта… эта Мегера устроила мне допрос с пристрастием, при активной поддержки учителя математики. Задав ещё несколько вопросов относительно чисел и дат исторических событий, она поинтересовалась: -КАК?       Повторяю легенду об абсолютной памяти. Достаю учебник истории, и прошу открыть любую страницу. На второй прочитанной по памяти странице, директриса захлопнула книгу, и болезненно почесала лоб, словно силясь вспомнить что-то.       На следующий день история с походом в кабинет директора повторилась. Но теперь меня «пытал» весь учительский состав. Наиболее прикольно получилось с учителем истории. Притащив огромную энциклопедию, он начал спрашивать меня даты исторических событий, и даты жизни и смерти исторических личностей. Наивный. Данную энциклопедию я пролистал одной из первых. Задавая мне вопросы, он мог с тем же успехом развернуть мне книгу, и пальцем показать на строчку с нужной датой.

***

      Как только за мальчиком закрылась дверь, кабинет погрузился в тишину. -Итак, - Глорин Берч хищно посмотрела на своих подчинённых, обдумывая, кому первому пустить кровь. – Кто мне объяснит, почему под вашим носом лежит золотой самородок, а вы его не видите?       Самые умные учителя тоже задавали себе этот вопрос, а потому открыли журналы не только за этот, но и за предыдущий год.       Один из учителей задумчиво протянул: -Он просил не говорить его Тёте. -Это моя вина, - сказала миссис Крайтон, и учителя с удивлением посмотрели на неё. – Как-то в конце года дети написали контрольные тесты. Гарри неплохо справился. Но на следующий день с ним пришла его тётя, и сказала, что Поттер жульничал. У меня не было причин не верить этой женщине, и я снизила мальчику баллы. С тех пор он и правда стал плохо учиться. -Обратите внимание. Оценки Поттера поползли вверх в прошлом году. Он, кажется в аварию попал? -Да, - кивнула миссис Крайтон. – Полная потеря памяти. Но благодаря мистеру Хаммеру, он быстро догнал и обогнал своих одноклассников. А потом, что-то случилось. -Верно, - сказала Берч. – Хаммер был вынужден срочно уехать в Америку. И как раз в это время… -Оценки Гарри резко упали вниз, - закончил за неё профессор Уильямс. – Послушайте, этот Хаммер, он же был лечащим врачом Гарри.       Учителя кивнули. -А не могло ли случиться так, что дружба, которая могла завязаться между мальчиком и Хаммером… что внезапное исчезновение друга Гарри воспринял слишком близко к сердцу?       Профессора нахмурились, обдумывая это предположение. -Возможно, - продолжил мысль Уильямс, - что мальчик впал в депрессию, и у него опустились руки. А депрессия, как мы знаем, может длиться годами. А психика у ребёнка после автокатастрофы наверняка неустойчива. Но депрессия закончилась… -И Гарри вновь взялся за ум, - закончила за него директор. – А вот мы с вами этот момент проморгали. – Миссис Берч могла быть жестокой не только к окружающим, но и к самой себе. – Как думаете, сможет ли Гарри Поттер в этом году сдать выпускные экзамены? -Экзамен за два года? – Спросил учитель истории. – У меня нареканий нет. Могу подписать табель хоть сейчас. -Я тоже... -И я… -Я не против… -Поддерживаю… -А вот я нет, - безжалостно обломал всех Уильямс. -Мистер Уильямс? – Подняла бровь директор Берч.       Досрочный выпуск возможного гения могло здорово поднять престиж её школы. И упускать эту возможность она была не намерена. -Вы же слышали, - не уступил Уильямс. – Кое-что мальчику не понятно в моём предмете. -Кое-что? – Ехидно переспросила Крайтон. -Именно. У мальчика невероятные математические способности, и я никому не позволю загубить их. Директор Берч. Если Вы выделите мне время, я подтяну мистера Поттера по своему предмету. Уверяю Вас. В этом году на выпускном экзамене по моему предмету Гарри будет лучшим. -Ну, - протянул учитель истории, - у моего ученика действительно неплохие задатки в математике, но вне всяких сомнений свою будущую профессию он свяжет с моим предметом. -При всём моём к тебе уважении, Андерсон, у тебя Поттеру делать нечего, что он нам всем с блеском и продемонстрировал, - снисходительно сказал Уильямс -Это мы ещё посмотрим! – Вскинулся Андерсон, наградив оппонента ревнивым взглядом. -Посмотрим! – Учитель истории вернул ему ревнивый взгляд.       Учителя не скрывая улыбок смотрели, как Уильямс и Андерсон сверлят друг друга взглядом.       Подавив улыбку директор Берч сказала: -В таком случае остаётся подумать, как нам раскрутить нашего гения. -Напомню, - сказал Уильямс, - что Гарри просил не разглашать информацию о своей способности. И если подумать, его можно понять. Гарри скромный и стеснительный мальчик. Он не хочет, что бы на него смотрели, как он выразился, как на урода.       Директор Берч понимающе кивнула: -Значит, будем работать с тем, что есть. А на счёт его способностей, об этом будет знать лишь ограниченный круг людей. У кого-то ещё есть что сказать? -Есть, - Андерсон поднял руку. – Вы не объясните мне, почему мальчик такой худой? -В самом деле, - согласилась с ним директор, и посмотрела на их школьного врача. – Далия? -Как и советовал доктор Хаммер, я написала письма в соответствующие службы, но ответа так и не получила. Очевидно, семья Дурслей так бедны, что экономят даже на еде. Хотя по его кузену, Дадли, этого не скажешь.       Андерсон хмыкнул, и решил сострить: -Очевидно, родители Дадли действительно недоедают. А всё, что они не смогли съесть, доедает Дадли.       По кабинету пробежали смешки. -Я разберусь,- пообещала директор Берч. – Ещё вопросы? Нет? В таком случае разбежались.

***

-Ой ты мой Дадлюсик, - ворковала Петунья. – Ты моя радость. – Осыпала она сына поцелуями. Дадли же самодовольно ковырял праздничный торт.       Петунья же вновь переключилась на грамоту, где были написаны проходные баллы за этот год. -А где твои документы, - холодно спросила меня. -Там, в чулане, - безразлично ответил я. -Неси сюда. Я гляну.       Пожав плечами, принёс и протянул ей грамоту, скрученную в трубочку, и перевязанную золотой лентой. То, что грамота отличается от грамоты сына, Петунья просекла сразу. Взяв грамоту, словно живую змею, она сняла ленту, и развернула лист. Не удержавшись, слежу за её реакцией. Вот на лице Петуньи проступила растерянность. Вот до неё сознания дошло понимание, и её глаза расширились. А на её лице появилось изумление, переросшее в злость.       «Какая богатая пантомима лица», - мысленно съехидничал я. -Что это? – Прошипела она. -Что там, - с подозрением спросил Вернон. -Я спросила что это?! – Взвизгнула Петунья.       Пожимаю плечами: -Выпускной аттестат об окончании младшей школы. Там сверху написано… -Ты лжёшь! – Закричала Петунья.- Ты же учишься в том же классе, что и Дадли.       Дадли тем временем вырвал аттестат из рук матери, и стал его читать. -Я сдал экзамены за два года. -Он врёт! – Закричал Дадли. -Нет, Дадли, не вру. И будь добр, отдай мой аттестат. -Он врёт! – Кричит Дадли. – Его даже не было в классе, когда мы сдавали экзамен. -Я сдавал выпускные экзамены в старших классах, Дадли. Дай сюда.       Видя мою протянутую руку, на лице Дадли вылезла садистская улыбка. Подняв аттестат так, чтобы я видел, Дадли нарочно медленно разорвал его. -Это было очень неразумно с твоей стороны, Дадли, - сочувственно сказал я. – Я вижу ты не заметил, что наши учителя поставили мне высшие баллы. Думаю, учителя не оценят то, что ты разорвал мой аттестат. – В глазах Дадли появилась растерянность. Я, тем временем, продолжил. – Хочу особо отметить, Дадли, что директор Берч лично вручила мне этот аттестат. Думаю, она так же не оценит твоих действий. – В глазах Дадли появился страх. – Да, дядя Вернон. Забыл вам сказать, что директор Берч, - кровожадная улыбка для дяди, - попросила меня прийти завтра к десяти часам. Она хочет познакомить меня с мэром Лондона. И да, - ещё одна кровожадная улыбка Дадли, - директор настоятельно просила захватить с собой мой аттестат. Тот самый аттестат, который Дадли с такой садисткой усмешкой разорвал. М-м-м, - картинно задумался я, потирая подбородок, и смотря на потолок, - что-то ещё. Ах да. Дадли. Советую тебе как следует подумать, как ты объяснишь директору свой поступок. Заодно и учителям. Ведь тебе ещё год учиться в этой школе. Дадли, надеюсь ты помнишь, что нашего директора боятся не только школьники, но и учителя. Так что мой тебе совет. Прежде чем идти к директору, напиши завещание. -Заткнись! – Взвизгнула Петунья. – Этот аттестат, он … это подделка!       Не выдержав, я хрюкнул, пытаясь сдержать смех: -Вот-вот. Именно так и скажите нашему директору, что она дала мне подделку. – И тут же гнусавым голосом протянул. - Скажите ей об этом прямо в лицо.       Меня прямо трясло от сдерживаемого смеха. -Убирайся в чулан! – Закричал Вернон. -Да ради бога! – И выходя из кухни, напомнил. – У меня завтра в десять часов встреча с мэром.

***

      Ещё в прошлой жизни я заметил любопытную закономерность. В тот момент, когда у меня в жизни всё налаживалось, и я начинал с оптимизмом смотреть в будущее, как жизнь била меня мордой об асфальт. Да так, чтобы кровь на пол улицы. Нечто подобное прослеживалось и у канонного Гарри Поттера. И вот я сейчас думаю, то, что сейчас произошло, это последствия моей судьбы, или судьбы Гарри?       Если уж на то пошло, я должен был предвидеть реакцию Петуньи. Лили на её фоне была лучше во всём. Она была красивей. Более удачливой, так как в отличии сестры получила возможность колдовать. Одним словом, Лили была лучше. Поэтому, когда канонный Гарри принёс домой результаты экзаменов, и результат был лучше, чем у Дадли, то Петунья не постеснялась сходить в школу и объявить, что Гарри жульничал. Петунья не могла допустить, чтобы Гарри был лучше Дадли, так же как и мать Гарри была лучше Петуньи. Теперь-то я это понимаю.       Так что же случилось? А ничего. На встречу с мэром меня не пустили. Очевидно, там могут задать неудобные вопросы. Например, а чего это ты, Гарри, такой худой? На счёт аттестата, Петунья разрулила просто виртуозно. Нет, она не ходила за новым, взамен того, что разорвал её сын. Она решила сходить за ним … Тадам! … На следующий год! А что. Дадли спокойно проучиться год, и получит аттестат. Потом, Петунья сходит в школу, и восстановит мой. И я вместе с Дадли пойду в школу в один год. Он в свою. Я в свою. Прямо таки большая счастливая семья. Дадли, на моём фоне, не будет чувствовать свою неполноценность. И никому не обидно. Правда?       Практически, это оказалось первый раз, когда я искренне захотел убить Петунью. Потом Дадли. А потом и Вернона. Уйдя в парк, я пытался взять себя в руки, но злость буквально рвалась наружу. Вот тогда и произошёл случай, который заставил меня посмотреть на ситуацию с другой стороны.       Бегая быстрым шагом от одного дерева к другому, я материл всех и вся, размахивая руками. И вот момент, когда я схватил руками воображаемую шею Петуньи, и начал сжимать пальцы, у меня из ладоней сорвались молнии. Жахнуло так, что я аж присел. К счастью рядом никого не было. Какое-то время, я рассматривал руки. Сев у дерева, я соскользнул в транс, и повторно проследил за своими действиями, и чувствами. Вывод. Из-за вынужденных выходных, у меня накопилось определённое количество энергии. Что, собственно, и привело к очередному магическому выбросу. Но теперь я задумался. А смогу ли я повторить удар молнии, но уже осознанно?       Прикрыв глаза, и разогнав ядро, я поднял ладонь в сторону дерева. Крутанув энергетическую струю вокруг ядра, продолжая разгонять его, я пропустил энергию через правую руку. Ощутив, как поток дошёл до ладони, я наложил воображаемую картинку слетающих молний с кончиков моих пальцев, и бьющих в дерево, при этом вызывая нужное ощущение.       Треск нескольких ветвистых фиолетовых молний ознаменовал, что у меня получилось. Я стоял, и моя полубезумная улыбка, наверное, дошла до ушей. Неожиданно меня пробил нервный тихий смех. Хихиканье получилось на редкость мерзким. Справившись со смехом, я скорчил серьёзную моську. Изобразив пафосную позу, я надменно сказал: -Абсолютная власть - кричать не буду.       Вот тут то меня и разобрал конский ржач, сбрасывая нервное напряжение.

***

      Прошёл последний год. Пора ждать письмо из Хогвартса. Что я могу сказать о прошедшем годе? Петунья, сама того не желая оказала услугу. В народе говорят: «Что бы не делалось - всё к лучшему». Ну, не знаю. Может этот случай и можно отнести к этой категории, но я бы предпочёл без столь радикальных…ну, вы меня поняли.       Итак. После выходки Петуньи, у меня появился фактически свободный год. Кстати, я перестал называть её тётя Петунья. Исключительно миссис Дурсль. Вернона – мистер Дурсль. Дадли, - мистер Дурсль Младший. Тем самым я всячески показываю, что отныне считаю их чужими людьми.       Возможно, Петунья понимает, что перегнула палку, и у неё проснулась совесть. А может она просто брезгует на меня смотреть. Словом, как только заканчивается моя работа прислуги, меня выпроваживают на улицу.       В парке я нашёл заброшенное место, где, практически, никого не бывает. Да и городок у нас небольшой. Вот тут то я и развернулся на полную катушку. Искрю я молниями ничуть не хуже, чем Палпатин из «Звёздных Войн». А может и лучше, так как я могу регулировать силу напряжения молний. А может Палпатин тоже так мог? Ну, не важно. Одно, плохо. Моего запаса энергии хватает где-то на десять секунд беспрерывного испускания молний. А дальше я пуст. Много это, или мало, я не знаю. Хороший момент, молнии могут бить без перерыва до тех пор, если я гоняю энергию вокруг ядра, разгоняя его. И вот, ожидая письма из Хогвартса, я и решил проверить свой предел. И вот тут-то и вылезла бочка дёгтя в ложке мёда. Да-да, я не перепутал. Именно так. Бочка дёгтя в ложке мёда. Моё магическое ядро воспроизводит энергию используя ресурсы моего организма. Как правило, я пользуюсь той энергией, что ядро уже выработало. Я ещё ни разу не вытягивал силой энергию из ядра. А тут интуитивно потянул. О, нет, энергия пошла, ДА ЕЩЁ КАК ПОШЛА! Да только когда я потянул энергию из ядра, ядро потянула на себя ресурсы моего организма. Забегая вперёд, скажу. В «Звёздных Войнах» есть момент, когда Палпатин, из последних сил отбиваясь от джедая молниями, в какой-то момент начал сильно стареть и мутировать. Нет, стареть я не стал. Мутировать тоже. Но я буквально на глазах похудел. Я и раньше был тощий, а теперь в тот момент я стал представлять из себя просто кошмарное зрелище. А в следующее мгновение я почувствовал ГОЛОД!       Добравшись до дома я вломился в дверь, и ринулся к холодильнику. Петунья уже открыла рот, чтобы выкрикнуть что-то оскорбительное, но так и осталась стоять с открытым ртом, и широко раскрытыми глазами. Видит Бог, если бы она встала между мной, и холодильником, я бы убил её. Очевидно, на моём лице проступило что-то звериное, и Петунья не решилась тронуть меня. Я же, распахнув холодильник, не потерял трезвость мышления. Хватаю пакет с кефиром, и залпом выпиваю его. Яйца. Я понимаю, что мне нужно хоть чем-то забить желудок, а жевать просто некогда. Пяток яиц я выпил, едва удержав себя от того, чтобы не проглотить их вместе со скорлупой. В следующий момент я схватил колбасу, и со звериным рыком вгрызся в неё.       Очевидно, это для Петуньи стала последней каплей, и она, сбросив оцепенении, помчалась звонить Вернону. Краем сознания я отметил, что когда инопланетный организм Веном вселился в Эдди Брокома, у того был тот же жор. Спустя время я понял, что в меня больше не лезет, и я отправился в чулан.       Удивительно, но до вечера меня не трогали. Не обращая внимание на притихшие семейство, я, молча, направился к холодильнику. Уже протянув руку, я услышал мстительный голос Вернона: -Сегодня ты наказан. Останешься без ужина.       Не обращая внимание на его слова, открываю холодильник. Пусто!       «Они что, еду спрятали?»       Поворачиваюсь к семейству. Вернон злобно сверлит меня взглядом, но видно его злорадную улыбку. Дадли в открытую ржёт. Петунья брезгливо поджимает губы, но и у неё дёргаются краешки губ. «Будем учить!» - Думаю я, и с этими мыслями отправился к выходу. -Куда это ты намылился? – Раздаётся мне в след недовольный голос Вернона.       Молча, выхожу на улицу, и иду к своей цели.        «Будем учить», - мысленно повторил я, когда подошёл к магазину. Прохожу мимо продавца за кассой, подхожу к полкам. А дальше я показываю мастер-класс, как я могу быстро есть колбасу. Кассир не сразу попытался отобрать у меня добычу. Толи не сразу заметил, толи просто был шокирован моей наглостью. Но, когда одна рука захватила меня за шиворот, а другая – за мою колбасу, я с чистой совестью эту руку укусил.       Охнув, кассир меня отпустил, и побежал звонить в полицию. Как я, спустя время, боролся с полицейским, в лице Кларка, за свою колбасу, разговор отдельный. Но я её честно отвоевал. Хотя, Кларк не особо то и пытался её отобрать. Всё равно уже я почти всё сгрыз. А всю дорогу, что он вёз меня в участок, он бросал на меня задумчивые взгляды. Словно силясь вспомнить, где он мог меня видеть. А вот когда он привёз меня в участок, мне стало по настоящему плохо. Психологически плохо. Я знал этих людей. Знал поимённо. Я знал их всех! А они…они меня – нет. Как же я ненавижу волшебников!       Сидя на лавке, я методично грыз остатки колбасы, и смотрел на полицейских. Таких близких, и в то же время, таких чужих. -Эй, парень, - Кларк задумчиво смотрел на жующего меня, - мы с тобой, раньше, нигде не встречались?       В ответ я пожал плечами. -Как звать? -Гарри Поттер, - и тут же откусил очередной кусок. -Где живёшь? -Тисовая улица, четыре, - и очередной мой кусь остатки колбасы. -Угу.       Вот Кларк подошёл к напарнику и о чём-то зашептался с ним. Я же тем временем крутил головой, стремясь увидеть всех своих знакомых. Очевидно, от того, что мне на душе было так хреново, часть эмоций отобразились на моём лице. -Эй, ты как?       Я посмотрел на женщину, что склонилась надо мной. -Аманда, - невольно вырвалось у меня.       Аманда нахмурилась и спросила: -Мы знакомы?        «Мы знакомы, Аманда. Моя милая, добрая Аманда. Если бы знала, как мне не хватает твоей солнечной улыбки. Кто бы знал, что полицейская может ТАК улыбаться, и что я успею так сильно привязаться к вам всем. Мы знакомы с тобой, Аманда, но ты меня не помнишь. Вы все меня не помните».       Думая об этом я едва сдержал слёзы. -Эй-эй, парень, - забеспокоилась Аманда. – Ты это чего? – попутно коснувшись моего плеча, а потом, начав обеспокоенно ощупывать меня. Это позволило мне взять себя в руки.       Бля, я понимаю, что мозгами я здоровый мужик, но моему телу всего десять лет. Детское тело влияет на психику и восприятие мира. И с этим ничего не поделать. Здесь просто нужно время. -Эй, парень.       Я посмотрел на позвавшего меня, и меня парализовало. Я словно вернулся назад во времени. Как и в тот день Кларк стоял с подносом, на котором стояло две тарелки с супом. Булочками и чаем. Клянусь, я был уверен, что сейчас он возьмёт ложку, и скажет: -Ложка.        «Нельзя же так!» - Успеваю подумать я.       И меня прорвало. Я сидел тихо, не издавая ни единого звука, но слёзы сами текли из моих глаз. Текли, и не могли остановиться. -Эй-Эй! Ты чего? – Вокруг меня хлопотала моя нежная Аманда, вытирая мне слёзы. Она не понимала, что своей заботой только делает мне хуже. Своей заботой, она, фактически, причиняла мне боль. Попытался выдавить из себя улыбку. Судя по лицу Аманды, получилось у меня не очень.       Вот я взял ложку, и начал есть суп. Кларк, к своей тарелке, даже не притронулся. Он просто подпёр свою щёку кулаком, и хмуро наблюдал за моей ложкой. Время от времени бросая взгляды на мои щёки, по которым всё так же текли слёзы. -Булочку?       Я аж вздрогнул. Но кивнул, и взял булочку. Когда я съел свою тарелку, Кларк убрал её, и поставил свою. -Давай-давай, парень, - криво усмехнулся Кларк, не понимая причины моих широко распахнутых глаз. – Тебе это нужнее.       В этот момент я закрыл глаза, и мысленно пообещал:        «Волшебники, я вас не убью. Это слишком лёгкое для вас наказание. Это вы позволили Волан-де-Морту творить беспредел. Это вы позволяете Дамблдору играть чужими жизнями. И ЭТО ВЫ ПОЗВОЛИТЕ ВОЛАН-ДЕ-МОРУ ВЕРНУТЬСЯ, ЧТОБЫ ВНОВЬ ИЗМЫВАТЬСЯ И УБИВАТЬ ЛЮДЕЙ. Я превращу вашу жизнь в Ад, волшебники. Не за себя. За Гарри. За соучастие в его убийстве. За предательство. За этих парней и девчат из полицейского участка, которые рискуют своей жизнью. А по мере возможности подбирающих голодных детей с улиц, и кормящих их за свой счёт. За то, что вы стёрли моим друзьям память обо мне. За то, что растоптали их милосердие ко мне. За то, что презрительно называете их магглами. Не за себя. За них я превращу вашу жизнь в Ад, волшебники. И я даже знаю, кто мне в этом поможет.       Было время, когда моей матери старейшины Дагестана присвоили титул Абай. А ведь она русская. Другими словами она несколько лет была телохранителем невест, с правом на убийство. Она защищала во время свадьбы невест от похищения и позора. Получить Абайя на свою свадьбу считалось невероятно сложно, но престижно. Учитывая характер матери, её прозвали Нина Бешенный Абай.       Теперь мне пора подхватить выпавшее знамя.       Вы называете Волан-де-Морта - Тёмным Лордом.       Вы называете Дамблдора – Великим Светлым Волшебником.       Придёт день, и вы назовёте меня - Бешеный».

***

      А на следующее утро я получил письмо из Хогвартса.