Лакрица

Гет
NC-17
В процессе
345
автор
Размер:
578 страниц, 38 частей
Описание:
Когтями глубже, пастью крепче, вкусом слаще, кожей мягче. Облизнувшись, он задевает языком треснувший по её вине клык и вспоминает свою последнюю встречу с Гермионой Грейнджер.

Примечания автора:
Фенрир Грейбек в представлении автора: https://a.radikal.ru/a15/2004/c9/6ff985996115.jpg
Арт от vandervaiz https://vk.com/doc-81323913_540546366?hash=05e1d6fcb528572637&dl=5c30f5922df33220be
Коллаж от noillion: https://ibb.co/Q9P0FyT

Главы про Гарри/Панси соответствуют названиям драгоценных камней. Можно читать, как отдельный фф.
Панси в исполнении надин83: https://fanfics.me/fanart34408
Гарри/Панси: https://vk.com/photo-147271269_457239542

Запасной ресурс: https://fanfics.me/ftf463819

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
345 Нравится 903 Отзывы 161 В сборник Скачать

Часть 35. Каледонский лес

Настройки текста
Примечания:
Нунду - https://a.radikal.ru/a16/2101/c8/ec0f8e67766c.png

Музыка:
Disturbed - I'm Alive
Grimes ft. Hana - We Appreciate Power
Natty Fensie - Gonna Find You (Flood Remix)
На одно короткое мгновение она попадает под чувство дежавю, вспомнив противоположную ситуацию, когда волк Фенрир набросился на неё в Королевском лесу и перешёл защитный барьер. Гермиона помнит испытанный страх за его жизнь и за жизни Гарри и Рона. В тот раз у неё была секунда для быстрой реакции, и… Тот же инстинкт, который недавно спас Гермиону от проклятия тёмной волшебницы в Лютном переулке, сейчас даёт оценку окружающей среде, как очень неудачному месту для дружеского воссоединения. Тушка сама по себе реагирует на опасность, когда Гермиона замечает остервенелое состояние волка, чья морда измазана в чужой чёрной крови с белыми разводами. Только у одного грозного существа кровь имеет такой окрас. Гермиона резко подскакивает и выдёргивает палочку. Обонятельные рецепторы страдают от шквала самых едких запахов. У неё не хватает времени, чтобы испугаться и замереть от страха. За несколько мгновений она теряет Фенрира из поля зрения, потому что перед глазами мелькают страшные сцены с последней битвы в Хогвартсе, только на этот раз у врагов нет масок… как и человеческих лиц. Тогда, сражаясь с Пожирателями или убивая взбешённого акромантула, Гермиона смогла абстрагироваться от личных чувств и действовала, полагаясь на физическую выносливость и советы Грейбека. Он научил её не только терпеть боль, но и избегать слишком мягких эмоций во время боя, которые в других ситуациях досадно затрагивают душу, заставляя жалеть даже своих врагов в моменты их жутких травм. Шестое чувство твердит, что с волком всё в относительном порядке, он не ранен, ведь в ином случае не нападал бы так ловко на врагов. Если бы Гермиона не помешала атаке, появившись в воздухе, то противники были бы мертвы, это точно! Фенрир, прости! Невзирая на состояние крайнего ошеломления из-за её появления… если, конечно, про волчью морду можно так говорить… Фенрир резво делает кувырок и встаёт на четыре лапы. Он не смотрит на неё, но в то же мгновение Гермиона снова оказывается на земле от его удара, а на место, где она стояла секундой ранее, приземляется огромное существо. Вскрикнув и крутанувшись в сторону, она отталкивается от земли, а существо, промахнувшись с первой атакой на неё, затем яростно нападает на Фенрира. Не поверив глазам, разум отчаянно ищет рациональное объяснение. Прежде Гермиона не видела ничего подобного, за исключением нечётких колдографий из школьных учебников. Рогатое существо, покрытое острыми шипами, издаёт устрашающий рык и вздёргивает свирепую морду. На его голове по форме шара вздувается кожный покров, превратив ровный изгиб шеи в подобие львиной гривы, где обычные волоски предстают острыми шипами, торчащими на продольных гребнях. Изумлённая Гермиона с ужасом узнаёт одного из самых опасных зверей магического мира. Нунду — гигантский леопард, обитающий в землях Восточной Африки. Безумная догадка о перемещении на другой континент сразу теряется под градусом шумного хаоса, но остаётся мимолётная заметка: природная окрестность явно не принадлежит африканской флоре, ведь больше напоминает стандартный смешанный лес северной части Великобритании, а значит, нунду мог оказаться здесь случайно из-за вмешательства какого-либо волшебника или магозоолога. Фенрир уворачивается от атаки нунду и нападает сам. Гермиона ловит лишь один его плотоядный взгляд и отпрыгивает в сторону, почувствовав новую угрозу в виде другой пары сцепившихся противников. Её оглушает разъярённое рычание, вынудив резко развернуться и… содрогнуться от кровавой баталии: чуть ниже по склону среди густого бурелома и раскидистых деревьев между собой сражаются две разновидные стаи. Задохнувшись в потрясении, она отходит назад, врезавшись спиной в кряжистый дуб. Десяток кровожадных нунду, каждый по размеру как два гиппогрифа, ожесточенно сражаются с… Великий Мерлин, это невероятно! … с группой огромных волков, сильно похожих на Фенрира. Гермиона не верит своим глазам, но перед взором взаправду предстают такие же редкие фантастические существа, как и её собственный друг-волчонок. Сколько книг прочитано? Сколько вопросов задано профессорам? Гермиона едва ли может похвастаться достаточными сведениями про количество разумных волков. Возможно, это и есть стая или семья Фенрира, но… Всё очень странно, особенно местность и загадочное появление нунду на территории континентальной Европы. Гермиона вздрагивает всем телом, услышав треск переломанных костей. Фенрир побеждает противника, но Гермиона не успевает выдохнуть от облегчения, поскольку через мгновение несколько нунду срываются в их сторону. Собираясь напасть, один из них скалится ей в лицо, заставив отбежать и вскинуть волшебную палочку: — Импедимента! — кровь стынет в жилах, когда на конце древка вспыхивает и сразу же гаснет голубой огонёк. Что? Что? Она пятится назад и пробует снова: — Ступефай! — магический поток не передаётся в палочку. — Конфринго! — будто бы невидимая сила мешает магии и поглощает любое заклинание. О нет! Сковывающий эффект подобен давлению антиаппарационного щита… кстати… Резкий взмах. Гермиона пробует аппарировать и… Ничего! Проклятие! Она не исчезает в пространстве! — Депульсо! — заклинание не срабатывает, вынудив Гермиону с изумлением спрятать бесполезную сейчас палочку в карман куртки. Есть только одна догадка: портал перенёс её в Шотландское высокогорье, где располагается зона с контрмагическим полем. Каледонский лес, по расстоянию превосходящий маггловскую часть, имеет специфическую грунтовую инфауну, влияющую на магические способности волшебника, иными словами — Гермиона оказывается в области, конкретно предназначенной только для диких животных, где первое место занимает физическое превосходство, а не магическая мощь. Неудивительно, что волк Фенрир посещает этот лес для… для… «На охоте!» В голове бормочет Рео, но Гермиона убеждается, что здесь никого нет кроме волков и нунду, да и на небе не сверкает полная луна, чтобы привлечь оборотней к расправам, а вступать в бой с озверевшими существами в своём человеческом обличье Грейбек явно не будет… С болвана станется, конечно, но Гермиона надеется, что он не будет! Затея по поиску волчонка теперь кажется чудовищной ошибкой. Что-то подсказывает ей: Фенрир оказался здесь не случайно. Может, как и оборотни, он собирает трофеи или просто подчиняется агрессивному инстинкту бороться за власть и территорию. Одного взгляда достаточно, чтобы удивиться различиям во внешнем виде. Сейчас Фенрир едва ли напоминает спокойного волка, дремлющего у края обрыва с их второй встречи. Скорее перед ней незнакомый безжалостный зверь, взлохмаченный и покрытый кровью побеждённых врагов. Гермиона сомневается, что в неистовом состоянии он узнал её! — Фенрир! — кричит она, заметив двух нунду рядом с ним, но потом всё внимание переходит на собственного нападавшего. «Магия способна спасти ото всех.» Её изречение Грейбеку в амбаре превращается в насмешку судьбы. «Против магов спасёт магия, против остальных ножи.» Ага, но не в этот раз! Нунду прикончит её! Тем не менее клинок спас Гермиону от акромантула, поэтому она с надеждой выхватывает эбен и… За несколько метров до неё нунду нападает, высоко прыгнув и зарычав… Плотные тёмные чешуйки тускло поблёскивают, шипы удлиняются… «Непобедимость африканских леопардов берёт начало из плотного кожного покрова, невосприимчивого к металлам. При соприкосновении с чешуей сталь воспламеняется, как и волшебная древесина при использовании на нунду трансфигурационных заклинаний.» Твою ж Моргану! Информация из учебника по защите от тёмных искусств спасает в самый последний момент, хотя «спасает» не совсем подходящее слово, поскольку теперь у Гермионы не остаётся никаких шансов на спасение, кроме поспешного бегства. Любой нож, так же как и волшебная палочка, бесполезен против нунду. По всей видимости, только крепкие клыки и когти могут причинить им вред. Поэтому Гермиона стремительно отскакивает в сторону и с завидной прытью бежит в дремучую чащу. Быть может, на пути появится лесной водоём, в котором она спрячется от нунду. Учебник содержит пару упоминаний, что они боятся воды… Однако даже самая быстрая скорость не убережёт обычного человека от огромного хищника. Продолжая бежать, Гермиона поворачивает голову и вскрикивает, почти оказавшись в пасти нунду, как вдруг на него со спины с громким, устрашающим рыком набрасывается другой, не менее опасный зверь. Фенрир вгрызается в холку, начиная двигать пастью и разрывать кожные хрящи. Нунду ревёт и заваливается вбок, крутится по земле, отбиваясь от волка. Гермиона оступается и, поскользнувшись на пожухлой листве, падает на четвереньки. Поворачивается в сторону сражающихся существ и продолжает отползать назад, измазавшись в мокрой земле. Нунду выворачивается из волчьего захвата, пожертвовав откусанным куском плоти на шее, и ударяет Фенрира острыми когтями, открывая доступ для укусов. Её глаза слезятся от пыли. Зрелище не сравнится со сценой борьбы оборотня и волка из её детства. Этот нунду превышает размеры Фенрира и озлобленно наносит удары. Они кусают друг друга и грозно рычат, пока вдруг… — Фенрир! — испуганно голосит она, увидев ещё одного нунду, бегущего в их сторону. — Берегись! — сознание предсказывает следующие мгновения, будто в отсроченном времени. Вот второй нунду нападёт на волка, пока первый атакует спереди… вот его кровь… вот раны… вот… Нет! Словно по велению страдающего от вины сердца, разум мгновенно достаёт из памяти необходимый книжный параграф: «Волшебная инфауна пресекает использование заклинаний непосредственно на своей территории и прерывает связующие чары между магом и волшебной палочкой.» Как раз передача магии в древесину запрещена и неосуществима в Каледонском лесу! Нунду только собирается напасть на Фенрира… Гермиона чувствует магию внутри себя и кричит, используя своё любимое беспалочковое заклинание: — Инсендио! — огонь не причиняет нунду никакого вреда, но яркие искры отвлекают на несколько секунд, которыми пользуется Фенрир. Он отпрыгивает от одного противника в сторону Гермионы и держит обоих нунду в поле зрения. Она вскакивает на ноги, а он защищает её собой, прикрывая от врагов. Что делать? Нельзя отвлекать его от схватки на её защиту. Поэтому Гермиона повторяет беспалочковые заклинания, направляя их на нунду, и быстро разворачивается, чтобы убежать, но… Шум баталии становится громче. Волки и нунду ведут сражение совсем рядом. Фенрир кидает мимолётный взгляд на Гермиону, а затем нападает на нунду. Всё происходит очень стремительно: несколько волков присоединяются к нему. Гермиона чувствует на себе брызги крови и отходит назад, переходит на бег, но неожиданно… Победив нунду, Фенрир одним длинным прыжком оказывается перед ней, наступает и… Ей приходится ухватиться за его шерсть и почти повиснуть на шее, поскольку он захватывает её лапой и, прижав ближе, запрыгивает на дерево. — Подожди! — шепчет она, едва не выскользнув из объятия, когда Фенрир когтями хватается за ветви и прыгает ещё выше, пока они не оказываются почти на самом верху. Пальцы зарываются в мокрую шерсть. Гермиона неосознанно прижимается к нему, будто без слов прося остаться вместе с ней на дереве. Но он отстраняется, на миг взгляды скрещиваются. Его морда кажется такой же чужой, как минутами ранее, но в глазах она замечает странные всполохи пламенных чувств. Если волки могут чувствовать, то помимо исступления и злости, он явно встревожен из-за её безопасности. Значит, узнал, хвала богам! Но всё топится в его ярости, Гермиона цепляется за древесный ствол, уворачиваясь от лапы, которая ощутимо ударяет её по груди в наказание за появление. Один коготь распарывает ткань куртки. Гермиона широко раскрывает глаза, смотря на его подрагивающую в гневе пасть. Ещё одно касание, он толкает её лапой, заставив прижаться к дереву, и спрыгивает вниз, чтобы сразу же вступить в новую схватку… *** Она пробует беспалочковую магию на всех известных заклинаниях, но кроме огненных чар у неё больше ничего не получается. Либо нунду имеют магическую защиту вроде той, которая была у акромантулов, либо её теоретический потенциал преобладает над практическим. В любом случае бойня заканчивается победой волков. Несколько нунду сбегают в чащу, Фенрир добивает последнего живого… Гермиона аккуратно слезает с дерева и ощупывает себя, но ранений нет, за исключением синяка на ключице, полученного от Фенрира. Пытаясь понять взаимоотношения в стае, Гермиона осматривает каждого волка, пока неожиданно… Двое из них принюхиваются и смотрят на неё, оскалив клыки и зарычав. Нет, нет! Рассудок искрится. Гермиона отступает, приподнимая перед собой нож. Волки хотят убить! Она чувствует! Некоторые просто испепеляют её суровыми взорами, другие рычат, третьи следят исключительно за местностью, куда скрылись нунду. Один волк, имеющий светлый окрас, подгибает лапы, подкрадываясь к ней, и порыкивает, но… Лодыжка вспыхивает болью, когда знакомая волчья лапа небрежно ударяет по ноге. Гермиона оседает на земле, приземлившись на бок, и настороженно смотрит вверх на… Звучит громкий рык в сторону волков, когда Фенрир нависает над Гермионой, широко расставив лапы и чуть склонив к ней морду. Он грозно смотрит на волков, и тут она понимает правду: они не состоят в одной стае. Это не его семья! Уж слишком разные повадки и явное выражение открытой агрессии в адрес друг друга. Эти волки… скорее всего, тоже являются соперниками, но в сражениях с другими существами, вроде нунду, заключают временный союз. Она не знает, почему Фенрир участвует в подобных битвах. Волки по-разному реагируют на его действия по защите человека. Волк со светлой шерстью замирает, сменив яростное выражение на удивлённое, другие смотрят с опаской. Находясь между его лапами, Гермиона осторожно поворачивается на спину, снизу вверх взглянув на Фенрира. Сразу же закрывает глаза, увернувшись от кровавых капель, падающих с его пасти. О Мерлин! Нос забит железным запахом. — Фенрир… — шепчет она, внимательно осматривая его на наличие ран, но в слипшихся клоках невозможно понять серьёзность увечий. Он будто бы не слышит её, а рычит и запугивает волков своим свирепым взглядом. Глаза сверкают в темноте… Гермиона сглатывает, теряясь в противоречивых ощущениях: ей приятно, что он защищает её от других хищников, но сама ситуация… и её внезапное появление… Гермиона не собирается заговаривать с Фенриром, пока вокруг находятся другие волки, но мысли так остро царапают сердце, что язык не выдерживает и выдаёт искреннее раскаяние за всё произошедшее: — Прости, — едва слышно, но волк неожиданно застывает, словно только сейчас вспомнив, что она лежит под ним в полном сознании. Медленно опустив морду, он смотрит в её глаза. Гермиона не отводит взгляд и на слух определяет, что волки отходят подальше от них. Судорожно сглотнув, она сводит брови ближе к переносице и показывает горестную мину. — Прости, что отвлекла, — она искренне верит в его разумность и, невесело улыбнувшись, тихо шепчет, — я беспокоилась о тебе, — Гермиона тянет руку к морде, но Фенрир отводит голову, не позволив дотронуться. — Просто я хотела предупредить о… Внезапно он рычит, перебивая её шёпот. Это происходит так неожиданно и громко, что Гермиона закрывает руками уши и жмурится, а он рычит ей в лицо. С его пасти на неё капает кровь. С трудом, но она понимает и частично соглашается с его недовольством… и правда, отвлечь от нунду… вынудить защищать её! А ведь больше нет повода для обид, не так ли?! Гермиона открывает рот, дабы ещё раз объясниться, но… Все речи возвращаются в горло, когда она поднимает веки и видит необычное выражение. Фенрир часто дышит, неотрывно смотря в её глаза. В нём остаются гнев и раздражение, но сейчас Гермиона замечает ещё одну эмоцию, похожую на запальчивое возбуждение. Такое чувство, что он хочет разорвать её на куски… так пылко и алчно он смотрит… по меркам волчьих глаз, конечно! Пока бегут секунды, его взгляд ожесточается, морда показывает усиленную ярость. Губные складки дрожат, демонстрируя окровавленные клыки… Ей немного страшно… поэтому Гермиона напрягает плечи и начинает выползать из-под него, однако в тот же момент его лапа придавливает грудную клетку. Он не втягивает когти, а упирается ими в грудину, позволив чувствовать остроту даже через толстую ткань куртки. Зачем и почему? Она хмурится, задержав дыхание. Фенрир ведёт себя так, словно до этого между ними не было никаких дружеских встреч. Будто это не он спас её из пропасти, будто не он несколько раз выпускал её горло из пасти, будто не он облизнул её щеку в палатке перед тем, как гриффиндорцы попали в плен к Пожирателям. Сейчас он кажется таким чужим, при этом неестественно напряжённым… и недавняя бойня здесь ни при чём. Жёлтые глаза открыто показывают неприязнь. Чёрт, чёрт, она снова извиняется: — Мне очень жаль! — она поворачивает голову, уставившись на трупы нунду. Как же глупо! Она даже представить не могла, что простое желание убедиться в безопасности волка может привести к трагедии, вызвав обратный эффект. Фенрир мог пострадать из-за неё! О нет! — Фенрир! — приготовившись извиняться снова и снова, Гермиона возвращает ему взгляд и захватывает в кулаки его шерсть на груди. — Мне жаль, что я помешала твоей охоте! И вот что странно. Его морда вообще не меняется, взгляд… что-то знакомое… Грейбек тоже смотрит так, когда пропадает в собственных мыслях. Такое чувство, что волку вовсе плевать на извинения, он просто нависает над ней и неотрывно смотрит в глаза, пребывая в своей голове. Губные складки продолжают дрожать, а из пасти раздаётся гневное порыкивание. Волк мельком опускает глаза на её руки, вцепившиеся в шерсть, и… К её удивлению, он закрывает глаза. Тяжко, словно ему неприятно или… Небосвод освещается вспышкой молнии, а потом гремит раскатистый гром. Гермиона дёргается, но лапа сильнее надавливает на грудину. — Фенрир, пожалуйста, отпусти меня, — мягко шепчет она, положив ладонь на его лапу. Нет, он не отпускает. Сначала поднимает морду, медленно открывает глаза и смотрит на других волков. Гермиона снизу не видит его глаза, но по изогнутой челюсти понимает недовольное выражение. Затем, не посмотрев на неё, Фенрир убирает лапу и отходит, встряхивает шерстью, от которой отлетают пыль и грязь. Окружающий трупный смрад вызывает тошноту. Гермиона неспешно поднимается на ноги и прижимает палец под нос. Ну? Что теперь? Самое сложное: как выбраться из леса? Портал ведёт в одну сторону и теряет магические свойства после завершения. Появляясь здесь, Гермиона хотела вернуться с помощью аппарации, но теперь… Она достаёт палочку и пробует исчезнуть. Ничего! Беспалочковое аппарационное заклинание тоже не действует. Замедляя панику, Гермиона кратко жмурится и вновь взмахивает палочкой. Никакого эффекта! Открыв глаза, ощущает на себе взгляд Фенрира. Он сверлит её уничтожающими глазами. Посмотрев на древко, фыркает или чихает… звук — нечто среднее. И разворачивается спиной, направляясь в лесные дебри. Гермиона пару раз хлопает ресницами, стараясь придумать, как спастись из леса, но потом обречённо вздыхает и, бросив последний взгляд на других волков, расхаживающих вокруг убитых нунду, идёт следом за Фенриром. Чаща, где бились враги, остаётся позади. Проходит какое-то время, за которое он ни разу не поворачивается к ней. Быть может, ему вовсе всё равно, что она делает. Он… он… Гермиона никогда не видела его таким — и разъярённым, и уставшим одновременно. После нового раската грома с неба начинают падать крупные дождевые капли. — Импервиус, — поле по-прежнему блокирует магию, не разрешив спрятаться от дождя. Гермиона убирает палочку и нож за пояс и обнимает себя за плечи. Фенрир не сбавляет шаг, она поспевает за ним, перейдя на частое дыхание. Засмотревшись на волка, Гермиона наступает на сухую ветку, издав звонкий хруст, и тогда он наконец останавливается. Извинение вновь срывается с губ: — Прости, — в душе она закатывает глаза из-за собственного характера и чувства вины. Ей заметен напрягшийся хребет, и… тогда это случается: он поворачивается к ней и в этот момент раздаётся гулкий гром, на лес обрушивается грозовой ливень. Гермиона щурится и кладёт руку на лоб, не понимая увиденного выражения на волчьей морде. Он… он… Глаза пылают красными искрами, пасть раскрывается в злом оскале. Гермиона содрогается от нарастающего рычания. Он… он… Он очень зол. И за один стремительный прыжок сокращает расстояние…
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты