Новый сын хозяина огня

Джен
NC-17
В процессе
464
автор
Размер:
планируется Макси, написано 528 страниц, 34 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
464 Нравится 595 Отзывы 154 В сборник Скачать

9. Разрушительная сила правды

Настройки текста

Дворец

На утро Озай вызвал к себе Кима. — Думаю, причина вызова вам ясна, адмирал. — Ямагути. Ким всегда знал абсолютно все, будучи хитрым, умным и разборчивым человеком. Будь он дворянином, то давно бы имел столь успешную карьеру, что может быть, даже посватал сына принцессе Азуле — Мне его допросить? — Да. Он априори виновен. Но есть нюанс. В глазах бывшего учителя принца блеснул интерес, хотя «нюанс» в такой работе был всегда. — Это крайне деликатный вопрос. — Я умею говорить со знатными дамами, пара сломаных рёбер и от гордости и следа не останется.— сказал Ким, с какой-то странной гордостью. В этом человеке сочетались долг и какой-то нездоровый садизм, присущий редкостным мясникам, который был противен Озаю. — Избавь меня от подробностей подобного рода. В этом и суть задачи: без повреждений, беседа, не более того, особенно, его дочь.— последнее слово было сильно выделено интонацией. — Я думаю ты и так справишься. — А, невеста принца!— с улыбкой сказал Ким, привыкшей к вольности, будучи в фаворе у Озая — Всё, что касается моего сына не твоего ума дело. — метнув жесткий взгляд, ответил Лорд Огня.— Ты помнишь, чем всё закончилось в прошлый раз?— задал риторический вопрос Озай — Слушаюсь и повинуюсь.— склонив голову, говорил военный, Озай на это махнул рукой и сразу же погрузился в документы. Если бы девушка не общалась с его сыном, никто не стал бы церемониться с дочерью изменщика. Для Кима же допрос дочери адмирала был делом чести, ведь ещё в Академии девушка смогла вынести его допрос, избавив принца от последствий Агни Кай. А потому была интересным крайне экземпляром с профессиональной точки зрения.       День близился к закату, следов принца не было, Ямагути утверждал, что принц покинул его дом, тоже сказала его дочь, жена, уцелевшие солдаты и слуги. Однако, у Озая были причины усомниться в правдивости их слов — Какие будут указания на счёт пострадавших от пожара? — интересовался секретарь Ро — Военным восстановить жильё за счёт казны. Средства из Омашу здесь будут кстати. — Но что делать с остальными? —округлив глаза, спрашивал секретарь, тон его был возмущённым и даже дерзким — Разместить в других городах. Озай поднял бровь, ожидая объяснений, но мужчина стушевался и опустил голову. Озай руководствовался тем, что построить всем новое жильё это слишком большие затраты, но обделить семьи военных он не мог, ведь кто тогда будет проливать кровь? — Некоторые дворяне тоже пострадали, что на счёт них? — Можно разместить во дворце членов совета, остальные поедут на свои виллы. Им грех жаловаться, домами близ дворца займутся в первую очередь. — Есть. Ваше величество, ещё разрушен мост, что ведёт в старую часть города, без него людям будет трудно добраться в город. — Там живут одни крестьяне, да нищие. Мы восстановим его позже. И скажи верховному жрецу, чтобы он и остальные святоши раскошелились. Я их буквально озолотил, настало время им позаботится о страждущих не своими песенками, а реальным делом, и я не про их весёлые истории о вечной жизни. — Будет исполнено. — секретарь не сдержал улыбки, Озай бросил на него взгляд, мужчина уже собирался испугаться, но правитель хмыкнул в ответ. — Можно спросить? — не встречая возражений секретарь продолжил — Что с принцем? — Займись делом. Ро был отличным служащим, умным, работоспособным, аккуратным, что важно в бумажной работе, но обсуждать вопрос пропажи сына с ним Озай явно не собирался. Как и все, знавшие о произошедшем, Ро волновался за юношу, ведь граждане страны Огня любили и почитали своих правителей. Су прибыл в Кальдеру ночью, его во время урагана в городе не было. Он, само собой, понимал, что ему несказанно повезло — Я ещё не видел Азори, где он? Опять тратит деньги и развлекается? — Так ты не знаешь? — удивился правитель, обычно, все слухи относительно королевской семьи быстро распространялись, — Азори нет во дворце. Он ушёл в дом к Ямагути и так и не появился после урагана. Я не знаю где он. — Почему ты не послал за мной? — А я был должен? — бросил Озай на автомате, со смерти отца он не перед кем ни отчитывался. Он был крайне зол и обеспокоен случившемся, да и отсутсвие сна по причине навалившейся работы, так же не смягчало и без того не самый простой характер правителя. Затем сын Азулона как мантру сказал. — Азори найдётся, должен найтись. — Я учил твоего сына магии столько лет, да он мне как родной! А ты спрашиваешь должен ли ты был рассказать мне? Да и вообще, почему ты такой спокойный? — А что я должен делать? Носится из угла в угол с криками «где Азори?» — Ты хоть переживаешь за него? — Я послал лучших людей на его поиски, ночью его безуспешно искала Азула. Он - мой сын и чтобы найти его, не обязательно устраивать истерики. — Нужно объявить об этом, если он в городе, его найдут в течении часа! — Огласка ни к чему хорошему не приведёт. Только усилит панику. Мне не нужна помощь деревенщин в поиске сына. Придавать случившееся огласке было мягко говоря нежелательно, это посеет волнение, недоверие, расстроит солдат. А оханье горожан ничем не поможет в поисках. — Да и я знаю к чему это приведёт, ко дворцу выстроиться очередь проходимцев, считающих себя похожими на Азори. — Озай, может ему нужна помощь. — Именно. Но ты кое-чего не знаешь, его хотел убить Ямагути, он член ордена Белого Лотоса, — друг правителя медленно опускался на стул. Сам Су уважал адмирала, считая его человеком слова — если Азори у них, рано или поздно они пойдут на сделку. А если нет, им лучше не знать, что Азори находиться совершенно один Кох знает где. Вот это уже будет опасно. — Раз так, тогда поищу его сам, если надо, зайду в каждый дом.

Королевская тюрьма

За Идари пришли через день и отвели в комнату для допросов. Маленькое плохо убранное помещение, смердевшее кровью. Оно напоминало девушке подвалы женской Академии — Ну вот, куколка, мы и встретились.— произнёс Ким — И я крайне этому рада. — как и всегда криво усмехнулась молодая дворянка. Конечно, она узнала Кима, тот разговор в Академии ярким пятном отразился в её юном сознании. Но она не имела права на слабость, не сейчас. Её отец - изменник и ей предстоит проявить все свои навыки и лучшие качества чтобы не оказаться рядом с ним на кресте. На помощь принца девушка мало рассчитывала, хотя бы потому сама не знала жив ли Азори. — Я жду признание в содействии в измене. — Сегодня в Кальдере необычно душно. Звук пощёчины разрезал тишину, девушка упала, мужчина победоносно подошёл и склонился над жертвой, он поднял её за узкий подбородок и на его грубом, обветренном лице отразилось разочарование. Дворянка улыбалась, а в глазах была даже не борьба, о нет! То была победа, абсолютная безоговорочная победа. Он знал таких. Несгибаемых. Гордых. Их можно запытать до смерти, но те не признаются, даже будучи пойманными с поличным, а смерть на допросе это провал. Да и Озай четко дал понять - только информация, девушка была дворянкой, и к тому же, как минимум, подругой принца, а воевать с Азори Ким больше не намерен. Этот мальчишка ещё в школьные годы чуть не уничтожил его и сослал на север, а сейчас он в силе и недосягаем для адмирала. Оставалось давить. Идари было страшно, а кому бы не было? Но отец часто бил её, потому пощёчина не могла сломить девушку. В соседней камере раздался крик, истошный, дикий, в перерывах были слышны мольбы, но Идари лишь раз повернула голову, а после зевнула. Мерзавка, вероятно, отлично знала, чего стоит один только её титул. Или же отлично скрывала страх. — В той комнате твой отец... — Вы не находите, что слива в этом году не такая яркая, как в прошлом? — отозвалась красавица, Ким злобно выдохнул и снова со злобы ударил девушку, на этот раз куда сильнее. Но её реакция повергла его в шок. По комнате прокатился смех. Нет, не нервное лошадиное ржание, такой исход обрадовал бы мужчину, ведь это бы значило, что девушка ломается и теряет контроль. Нет, это был девичий смех, такой словно она болтает с подругами о мальчиках. Что за существо сидело перед ним? Он посмотрел прямо в глаза девушки, они были светлыми: окружённые золотой каймой и светло-карими в центре. В них отразилось веселье и пустота, как будто у неё был день рождения, но на него никто не пришёл. Мужчине стало холодно от её взгляда, такая выдержит всё. Даже если отдать её приговорённым каторжникам, она поправит макияж, сменит платье и надушившись придёт на бал как ни в чём не бывало. Обычно, у таких было слабое место, чаще всего - семья, а вот где же её ахиллесова пята? Это он и хотел узнать. Киму, выросшему в бедной, но любящей семье, было ни под силу понять, что творилось в её красивой голове. Большинству этого никогда не понять. Идари Ямагути не жаждала любви, как большинство девушек и юношей её возраста, не мечтала о свадьбе и семье, да и о славной смерти она не грезила, не молила духов о том, чтобы те дали ей послужить стране. В другом было её желание - настоящая власть. Она вдоволь натерпелась от отца, влача бесправное существование. И меньше всего на свете хотела так провести свою жизнь. Да, просто, не слишком вдохновенно и для кого-то постыдно. Но она и не стремилась быть правильной. Ким принёс своё любимое средство, коробка, от куда доносился мерзкий писк, скрежет, шипение и шуршание. Красавица заёрзала на стуле, часто задышала. Мужчина улыбнулся, постыдной, злорадной улыбкой. Он моментально открыл коробку и крысёныши поползли прямо к девушке, они пищали, терлись об неё своими лапками, касались склизкими длинными хвостами, тыкались холодными носами и щекотали усиками, их лапки были в крови, вероятно, недавно они кого-то уже растерзали. Этих существ специально готовили: мучали и морили голодом, людей они боялись и ненавидели. Идари боязливо дергалась, её глаза бегали, а она постоянно вздрагивала — Ещё никто не выдерживал моих допросов, тем более, такая избалованная малолетняя дрянь! Ким ликовал! Пусть принц не досягаем для него, но он сломал эту девку. В его глазах было праведное торжество, что тут же было снова прервано смехом. Нет, торжествовал тут не он, она провела его, такое он видел впервые, она играла с ним. Никаких крыс Идари не боялась, она была хорошо знакома с ними по подвалам в Академии для девочек. Нравы в этом учебном заведении были крайне суровые: за малейшую провинность, леность или трусость били, заставляли голодать и бросали в подвалы, кишащие грызунами. Так что теперь едва ли она их боялась. Мужчина широко распахнул уже пожелтевшие от возраста глаза, шумно вдохнул и подлетел к девушке, он не на шутку рассвирепел и залепил ей ещё пощёчину, а после ударил её снова, но реакцией была ухмылка, а после она игриво облизала кровь. И надменно взглянула на своего мучителя, хотя кто кого мучил? «Надменность! Красота рождает тщеславие!», а вот и отгадка на поставленный вопрос. Люди боятся многого: кто-то стать нищим, кто-то за свою семью, кто-то смерти, а Идари боялась потерять красоту, поскольку, усвоила, что красота это тоже власть. Ведь её подруга Кин была первой красавицей в Академии, к ней ещё с четырнадцати лет сватались самые видные мужчины страны. Кин даже шутила, что станет любовницей Озая, и никто не спорил - она и правда была прекрасна, умная, образована, в общем, имела все качества идеальной Хозяйки Огня. Но экзамен расставил всё на свои места - с шрамом на половину лица девушке почти не представлялось шанса найти себе выгонную партию. И Идари знала, что испортить лицо для неё равно потерять всё. Мужчина схватил нож и поднёс его к лицу девушки, в его глазах играло безумие, а в её он рассчитывал увидеть вожделенный страх. По щеке, что светлее водных лилий, пробежала капля крови словно капля гранатового сока. Девушка чувствует холод стали, прильнувшей к коже, конечно, это больно, она смотрит на лезвие ножа в нем отражается её лицо и кровавая дорожка, режущая его на две неровные половины. Девушка вспоминает мать - Дитеки - по словам отца, она была одной самых видных девушек, и он выбрал её именно за красоту, большого приданного у Дитеки не было. Однако, красота матери ничем не помогла ей, брак был неудачным, мать не раз пыталась покончить с собой, на столько она ненавидела ту жизнь, что подарил ей адмирал Ямагути. Идари снова улыбается Киму. Да, тот угадал, почти. «Красота - эта власть, но далеко не единственная, не вечная, а главное, не самая могущественная», и теперь она тоже это поняла. Даже с самым красивым лицом в мире можно стать чьей-то вещью. Ким сел за свой стол и вывел на белом листе «не виновна». Вероятно, если бы не приказа Озая, он бы запытал девушку так, что та созналась бы в чём угодно. Но в сложившейся ситуации большего добиться было просто нельзя.

Пригород столицы

Азори открыл глаза, голова немного кружилась. Он резко встал и осмотрелся, помещение было ему не знакомо, потолок доходил почти до макушки, Азори даже не мог вытянуть руки. Принц начал проверять себя на наличие повреждений, кроме синяков, не совсем ясной головы и поднывающей ноги все было в полном порядке. Он начал судорожно вспоминать всё произошедшее. Нападение адмирала шокировало его, он никак не ждал подобного, а главное, где он теперь и где адмирал? В комнату вошла женщина, уже совсем взрослая, в возрасте когда язык не поворачивался назвать ее старухой, ровно как и молодой. Ее крупные руки явно знали много тяжёлой работы, на спине в области шеи был небольшой выступ, что зовут «вдовьим горбиком», волосы пока почти без седины убраны назад куском красной, застиранной ткани. Она обтерла руки в муке о свой передник и улыбнулась — Проснулся! В комнату вошли два громадных юноши, одетые в рубахи, их мускулы на руках были на столько крупны, что рукава рубашек буквально впивались в плоть, широкие челюсти были гладко выбриты, а волосы коротко стриженные. Между собой они почти не отличались, разве что у одного было родимое пятно на щеке. Азори сначала напрягся, подумав, что эти громилы тут для того чтобы не дать ему уйти — Выпей воды! Азори и правда хотел пить, на полу стояло ведро с водой, откуда сначала зачерпнул воды один из мужчин, поэтому Азори пил без опаски — Есть будешь? Пойдём! Азори проследовал в другую комнату, где за столом сидел ещё один мальчик, лет десяти. Все сели за стол и тут один из мужчина с родимым пятном сказал — Риса осталось совсем мало, хватит на неделю другую — и явно посмотрел на Азори, который был тут чужаком — Надо делиться с тем кому нужна помощь, Вар. Судьба воздаст тебе за твою доброту. Вы привели его в наш дом и должны позаботиться. — мужчина по имени Вар кивнул женщине. Надо сказать, что тарелки были огромные, затем женщина достала хлеб и положила всем по ломтю. «Конечно, если столько жрать, еды не останется.» - подумал принц, он не знал, что для этих людей это первый и единственный хлеб за день. Есть он не хотел, голова всё ещё кружилась, да и пресный рис с хлебом не были для него чём-то аппетитным, а потом почти не тронул еду. Когда все поели, женщина начала подробный и даже слегка давящий расспрос — Кто ты? Что ты делал в центре города в такой час? Заблудился? Рассказывай! Азори терялся в догадках кто эти люди и сколько прошло времени, поэтому сказал — Я ничего не помню, не помню, что со мной случилось... Для убедительности он сжал виски руками и помотал головой, имитируя головокружение. Вроде бы, ложь подействовала, женщина печально посмотрела на него — Мы нашли тебя ночью, ты лежал без сознания. Мы сначала решили, что ты просто напился, но так как у тебя чистые руки и лицо, да и одежда дорогая, решили помочь, иначе ты бы там умер, на улице был ураган. — Когда это было? — Позавчера. «Значит я тут уже 2 дня, меня ищут» - пронеслось в голове принца. Азори боялся, что нашедшие его люди могут выдать его адмиралу Ямагути или вообще быть его сообщниками. Их добрата и радушный приём не могли обмануть его, Азори слишком многое видел в жизни и не доверял новым знакомым. Ему нужно было как можно скорее вернуться домой, не повстречав адмирала или ещё кого-то. — Оставайся здесь сколько пожелаешь. — Мама, но — начал было один из сыновей — Не выгонять же его на улицу? — Вы можете отвести меня туда, где нашли? Я не хочу обременять вас. — Мы живем в другой части города, но мост разрушен после урагана. А если идти в обход это дело не быстрое... — Когда мы сможем туда попасть? — Я работаю в кузнице, как окончу работу, займусь тобой. — А когда это будет? — уже нетерпеливо сказал Азори, право слово, его начинало раздражать пребывание здесь. — Парень, слушай, мне жаль, что ты надрался и свалился на нашу голову, но будь благодарен за то, что пустили тебя в наш дом. Объяснять этим людям кто он и как тут оказался, юноша не стал. Во-первых, он их не знал, во-вторых, ни к чему посторонним людям знать о том, что адмирал, и по совместительству отец спутницы принца, оказался предателем. Ещё Укано учил принца, что информация для народа всегда должна быть продуманной и дозированной, чтобы не допускать вольнодумства и волнений. Ведь если правителя предают его же адмиралы, значит на это есть соответсвующие причины.

Улицы столицы

Су ходил по городу и спрашивал про юношу, но это было практически бесполезно, в городе было много погибших. На вопросы военного люди лишь разводили руками и сетовали, что их родственники тоже пропали. Идти в другую часть города, что лежала за мостом, Су не стал - Азори не мог там оказаться. За мостом жили только работяги и рыбаки. Глубокой ночью Су вернулся во дворец после безрезультатных поисков. За день он осмотрел не один десяток трупов. И всё бы ничего, но его сердце замирало каждый раз когда попался юноша в возрасте принца.

Дворец

Озай корпел над работой, когда его друг пришёл — Ты сказал, что Ямагути пытался убить Азори, что он сказал? Его ведь допросили? — Ещё в Академии Азори нашёл письмо в кабинете Нобу. Там была часть имени «Яма...», я думал, что это ошибка в имени Ямомото, всё указывало на Минори. Но это не ошибка. Это письмо было для адмирала Ямагути. Он член Белого Лотоса, вероятно, Азори должен был быть убит как один из моих наследников. Сам он сказал, что Азори удалось сбежать. — Кох! Ты чуть не сделал его командующим флотом в Северном полюсе! — сразу выдал поражённый военный — То что Азори пропал в тот день это не совпадение. Ты что-то нашёл? — Ничего. Мы ищем иголку в стоге сена. Я сегодня видел много мёртвых юношей. — Ты уверен, что среди них нет Азори?— спросил правитель и зачем-то задержал взгляд на друге — Я всегда узнаю его. — Он жив, я уверен. Нужно обыскать весь город. Я пока перекрыл выезд всех судов из столицы. Озай так и не лёг спать, собрав на утро Укано, министра пропаганды Того, Кима и Су у себя в кабинете. Вернулся Цинь Ли, что трое суток напролёт искал царевича, и сообщил, что принца среди людей, найденный под обломками нет. Су слушал доклад с замиранием сердца. Все взгляды обратились на правителя, что не менялся в лице. Сейчас Озаю очень хотелось разделить свою непосильную ношу с кем-то, жаль, рядом уже не было ни Сатоми, ни Минори, ни хотя бы Урсы. Хоть кого-то, кто знал что на самом деле творилось в голове, носившей золотое пламя. Сын Азулона захотел хоть на мгновение закрыть глаза и выдохнуть. Стало тихо на столько, что присутствующие могли услышать биение своих сердец. — Ваше величество, в народе ходят слухи, что его высочество не объявлялись. — сообщил министр пропаганды — Сплетни. — бросил Укано — Боюсь, что нет. Я сам слышал такое на улицах. — сказал Ким. Новости были хуже некуда, если деревенщина на улице в курсе, то новостей не слышал разве что глухой. А значит, смысла скрывать случившееся уже нет, и нужно как можно скорее найти принца. — Я объявлю о пропаже принца Азори. — сказал правитель, сказать, что все здесь удивились, это ничего не сказать. Даже министр Того, чья мимика всегда была выверенной, поднял взгляд раскрытых от удивления глаз — Но, Ваше величество! Люди напуганы, храмы переполнены. Эта новость содрагнёт столицу, а за ней и всю страну! — тут же отреагировал министр пропаганды — Через три дня людей редко находят, ждать больше нельзя. — высказался Су. То, что он поддержит это решение Озай не сомневался, Су был привязан к Азори и его мало волновал престиж короны по сравнению с жизнью юноши. — Я бы повременил с публичным объявлением. — добавил Укано. Озай посмотрел на Кима, ожидая возражений — Лучше пусть люди испугаются новостей о пропаже принца, чем услышат более трагичные вести. Су кивнул своему бывшему коллеге. Ким сделал это чтобы в очередной раз не расписаться в своих «распрекрасных» отношениях с принцем, ведь это и так было широко известно. А если принц жив его рано или поздно найдут.

Пригород Кальдеры

Принц не сомкнул глаз всю ночь, он хотел сбежать, но дверь была закрыта на замок. Да и дороги он не знал, а шататься по среди ночи по улицам - не лучшая идея. Азори начал осматривать дом, но смотреть было особенно не на что, обстановка была бедноватой. Имущество этих людей ничего не стоило, на что они жили приходилось только гадать. На утро он услышал разговор — Я не могу продолжать работу, мой работник повредил руку во время урагана, а без мага огня жаровню не запустить — Я мог бы помочь. — Ты маг? Принц кивнул, теперь Вар смотрел на него не с раздражением, а с интересом и даже с уважением, и это неудивительно, магия была редким даром. — Но учти работа не из лёгких. — Если я помогу, сможете провести меня в город? — Идёт. Если, конечно, справишься, к вечеру будешь в городе. Мужчины отвели принца в мастерскую, где делали оружие. По дороге принц увидел много нищих, что удивило его, прежде он считал, что в столице такого попросту нет. Но больше принца удивило другое, по дороге Вар дал беспризорными детям хлеба и денег, хотя он и сам был беден. Его задача в мастерской была поддавать пламени в печь, разжигая её. Это и правда было тяжко, воздух был тяжёлым и горячим. Даже под стенами Омашу не было так жарко. Принц мысленно поблагодарил Духов, что ему не приходилось так работать каждый день. Азори помогал в кузнице до обеда, он практически выдохся, к такой тяжёлой работе жизнь его не готовила. Азори даже подумал над тем, что в народе никто особо не уважал ремесленников и работяг, все чествовали солдат, хотя работа первых была ни чуть не менее тяжкой. — Ты что ни дня в жизни не работал? — подшутил над ним мужчина, его работа будто и не касалась, он выглядел бодрым и весёлым — Кто твои родители? — Я не помню ничего кроме урагана.— повторил свою ложь принц — Теперь можешь отвести меня к месту где ты нашёл меня? — и подумав принц добавил — Пожалуйста. Мужчина кивнул и протянул юноше воды. — Что ты будешь делать, если не помнишь кто ты? — Пройдусь по городу, может кого-то узнаю или узнают меня. Целью принца было оказаться в центре города как можно ближе к дворцу, там никто не причинит ему вреда. — Если так и не вспомнишь кто ты, приходи, у нас всегда много работы. «Нет уж, спасибо. От такой работёнки и сдохнуть не долго» - подумал принц, но ответил сдержанной улыбкой. Шли довольно долго. Два брата говорили между собой, иногда поглядывая на Азори. Старшего звали Вар, а младшего Каи. Последний почти всегда молчал, да и если честно, Азори не особенно их различал. Наконец показалась уже знакомая принцу часть Кальдеры с рынком, школой и магазинами. Тут мимо пронёсся мальчишка-посыльный в форме и сказал — Лорд Озай вышел на площадь, чтобы обратиться к народу. Идёмте! Азори посмотрел на мужчин, но те как-то замялись. Это посеяло в принце почву для сомнений. — Надо идти, наше отсутсвие могут заметить. — сказал старший Вар — Я не знаю, это же сам Лорд Огня. Может нам потом расскажут, что он сказал? Азори вопросительно посмотрел на мужчину и тот сказал — Если често, я немного побаиваюсь этих важных персон. Тем более правящей семьи. — Почему? — Азори это удивило, он даже на секунду решил, что эти люди что-то замышляют и уже начал готовится к схватке. Ведь большинство людей любили царскую семью, по крайне мере, так принц считал — В детстве мой отец обратился к Лорду Азулону с прошением, его выпороли за дерзость прямо у нас на глазах, раны воспались и он скончался. Мы рожей не вышли чтобы говорить с правителями, таким как мы там не место. — сказал Каи, это было едва ли не первое, что принц от него услышал. И это было ужасно, да простолюдинов наказывали, если они обращались к Лорду Огня не должным образом. Но откуда им было знать как нужно говорить с правителем? Но Азори не знал на сколько серьезными могут быть эти наказания, хотя нет, Азори то знал, и от того поморщился. За время жизни с простыми людьми Азори кое-что усвоил: они жили в нищете, никто не стремился им помочь, но главное, простые люди боялись королевской семьи, что никак не вязалось с тем, чему учили в Академии. Да, уважали, не считали их недостойными, но едва ли они посмели бы сказать о своих нуждах Озаю, даже спроси он прямо. — Бояться нечего, нам же сказали, он просто обратиться к народу. Ничего опасного. — сказал Вар — Я пойду послушаю, наверняка там что-то важное. И это точно приказ. И принц уже собрался уходить, благо, где дворцовая площадь он и так знал. — Парень дело говорит. И Азори в сопровождении братьев отправился на главную площадь. Тут было много народу, подойти к дворцу сейчас было абсолютно невозможно, принц искал глазами знакомые лица, но вокруг были только крестьяне, да торговцы, вся знать была впереди. Обращение Озая было лишь номинальным, сам он ничего не говорил, он просто сидел позади Того, что обращался к людям. — Народ Кальдеры. Вам предстоит первым услышать это. Наш горячо любимый принц Азори в ночь сильного ветра защищал столицу и помогал нуждающимся. Азори не сдержался и усмехнулся, вспоминая, как именно он помогал нуждающимся. За что был удостоен презрительных взглядов сограждан, одна женщина даже дернула его за рукав рубашки и сказала — Поимей уважение, твой принц пропал! Министр в это время продолжал говорить — После урагана его высочество не удалось найти, поэтому если вы владеете информацией о месте нахождения принца, говорите и вас вознаградят. Того кто приведёт принца ждёт благосклонность и милость Лорда Огня. Повисла тишина, Азори замер, перед ним стояли сотни людей, он даже не видел отца и министра, на столько далеко он стоял. Ему было нужно пробраться ближе, но перед ним стояло человек пятьдесят — Вар, проведи меня к страже — Ты что спятил? Нас поколотят за такое! — Я знаю того гвардейца, поверь, нам ничего не будет — Ты знаешь стражника? Да ты оказывается большой господин! То то я смотрю у тебя рубашка, шитая гладкой нитью. — Так что идём? — Давай, я никогда не видел гвардейца так близко! Громилы начали расталкивать людей, им никто не возражал, учитывая их габариты, они словно лопастями расталкивали людей, пока Азори не оказался прямо напротив гвардейца, что сначала выставил перед Азори копьё, но уже мгновением позже склонился. — Что это значит? — Опять бить будут — сказал младший брат Солдаты расступились и Азори уже спокойно проследовал к отцу. — Азори! — Озай встал с трона и подошёл к сыну — Что стряслось? Почему так долго? — Озай сказал непривычно много слов, обычно, прилюдно он вообще довольствовался дежурными фразами в отношении детей — Я объяснюсь позже, мне помогли эти люди, они тут. Азори обернулся, но Вар и Каи удирали прочь, что есть мочи, расталкивая людей. Озай приказал догнать их и спустя пару минут двух бугаёв под конвоем представили правителю. На тех не было лица, они тряслись как школьники в кабинете директора. Озай не особенно жаловал простой народ, поскольку, считал, что те не вникают в происходящее и их не волнует ничего кроме их личных дрязг. Но сейчас он был даже немного благодарен этим людям, поскольку, хоронить сына в его планы никак не входило. — Вы получите награду соразмерно поступку. — Нас точно повесят. — сказал Вар — Вас осыпят золотом. У вас есть ещё просьбы ко мне? Непонимающие своего счастья парни стояли, раскрыв рот. Такое редко кому предлагали (конкретно Озай - никогда), обратиться к правителю уже было наградой, Вар молчал, но тут Каи выдавил — Я хочу дом с садом рядом с рынком! — Заткнись! Нас вздёрнут! — пробовал унять брата старший — Как пожелаешь. — Цинь Ли, отправь принца во дворец сейчас же. — Но я ещё на поблагодарил их! — сказал Азори, которого уже уводила охрана подальше отсюда. Первым делом Азори увидел Азулу, её рука была подвязана к шее, что заставило Азори испугаться. На его памяти, он ни разу не видел у Азулы никаких повреждений, обычно, она оставляла их другим. — Что с твоей рукой? — Да так, искала одного идиота. Где тебя носило? Я уже обрадовалась и решила отметить тот день, когда я почти единственный ребёнок. — Ты искала меня? Да что на тебя нашло? Где моя сестра? — шутил Азори, последнее он произнёс поднеся раскрытые ладони к лицу, имитируя, что зовёт кого-то — Азори. — Это был отец, как всегда неестественно спокойный. — Я объявил о твоих поисках, надеюсь, ты понимаешь, что это серьезно? Где ты был? — Ямагути, он — Я уже знаю — Я уходил от погони, упал, что было потом не помню. Проснулся я в доме этих добрых, простых людей. — Я бы сказал, предприимчивых. Им несказанно повезло найти тебя. — отец махнул рукой — Спасибо, что торопился домой. Забыл где живёшь? Ждал пока я приглашу тебя на площади? — тон отца был даже шутливым, но Азори часто принимал любые его слова за чистую монету. — Я не мог придти, мост разрушен, дороги я не знаю. Прости меня. — Хватит, это пустое. Главное, что ты вернулся. Выглядишь неважно, Кеншин скоро будет. Хорошо, что ты цел. Озай ушёл и немедленно послал за дочерью адмирала Ямагути, зная, что Азори будет её искать.       Она была здесь впервые. Конечно, Озай внушал ей трепет, даже страх, да и что говорить восхищение, он был самым могущественным человеком в мире, умным, влиятельным, сильным, хитрым и холодным, в общей сложности, Озай обладал всеми качествами, которые так высоко ценила представительница рода Ямагути. Она склонилась, как и требовал этикет, а затем поднялась, дождавшись разрешения. Озай поднял взгляд и стал рассматривать девушку, она занялась тем же. Перед ним стояла приятная глазу юная особа, «Азори умеет выбирать» подумал правитель, но она не была самой красивой девушкой при дворе, поэтому Озаю стало интересно. Он заметил лёгкий порез, хотя тот и был тщательно замазан, но небольшие трещинки и более густой слой пудры выдал ранение, да и слишком ярко накрашенные губы, явно были призваны маскировать прошедший допрос. Но что удивило даже правителя так это платье, что было слишком простым как для аудиенции с Лордом Огня, но слишком дорогим для траурного платья. Когда вокруг столько женщин, готовых на всё ради твоего внимая, невольно начинаешь разбираться в дамской моде. — Ваше платье, что-то случилось? — Приличия требуют, чтобы дети сочувствовали родителям, броские наряды нынче не уместны.— сказала девушка, держа руки в жемчужной муфте, что прямо сразу «намекала на траур». Такая вещь стоила непомерных денег и могла передаваться по наследству. — Как прошла беседа с господином Кимом? — Продуктивно, я рада, что смогла помочь ему, надеюсь, я сделала всё возможное. — словно и правда беспокоясь, говорила девушка. Озай уловил холод её взгляда, он был знаком ему и от того так пугал, он видел такой же взгляд в зеркале. Не выдержав, он подошёл ближе, девушка не стушевалась, а посмотрела прямо в глаза, янтарные глаза правителя были красивыми, «прямо как у Азори» подумала Идари, Озай рассмотрел двухцветные глаза девушки и чуть не отшатнулся убедившись в увиденном. — У вас есть улики, доказывающие невиновность вашего отца? — стоя спиной говорил Озай — Ваши слова - его последний шанс. — Я люблю своего отца. — Озай хмыкнул, ну вот и всё, а так хорошо начиналось. Любая гордая дворянка ломается, стоит тронуть её семью, и превращается в обычную покорную девку, рыдает и валяется в ногах словно рабыня. Озай отвернулся и прямо поморщился — Но ещё больше я люблю свой народ, я не стану покрывать предателя, все улики очевидны, он признался. Озай резко повернутся, давно не находилось человека, способного так удивить его — Но он - ваш отец. — Да, и большее, что я могу - это спасти честь своей семьи и не ронять лицо, тратя время на бессмысленные оправдания и мольбы. — Последнее слово она выплюнула с огромным презрением. — Хотя его участь и печалит меня. Кто-то бы подумал, что Идари просто цепляется за жизнь, но это было не так. Всем в этой комнате было ясно, что её жизни ничего не угрожало, максимум, что могло случиться - её сошлют в колонии и ей придётся коротать время в богато обставленном особняке в окружении провинциального и не шибко умного дворянства. Так что же хотела получить дочь Ямагути? Ответ на этот вопрос Озай хорошо знал — Так стало быть, вы отправите в тюрьму, а того гляди и на плаху родного отца? Не Озаю, получившему трон через отравленное тело родителя, было осуждать девушку. Конечно, временами правитель видел Азулона в зеркале, но он никогда не жалел о том, что сделал. В детстве он любил отца, потом боялся, затем почитал, а позже ненавидел, будучи незамеченным им. Став правителем, он многое простил ему, но не игнорирование своего существования. — Порой благо большинства, — начала девушка, Озай взглянул прямо в её глаза и синхронно с девушкой бесшумно сказал — взывает к жертве. Он знал, что у неё на уме: Ямагути понимала, отца уже не спасти, он сам вляпался, о чём он думал? Он был богат и влиятелен, но спутался с этим Пиандао и вступил в организацию, целью которой было низвержение Озая и полная капитуляция Страны Огня. Думал ли он о ней? О своей родной дочери? Что было бы с ней? Колонии? Тюрьма? Эшафот? Не будь она подругой сына правителя, выбор был бы невелик. Но глядя на девушку перед ним сейчас, Лорд Огня решил сохранить ей жизнь не только из-за Азори, но и из-за того, что видел в ней больше чем просто молодую дочь адмирала. — Завтра Вы отбываете в Похай как адъютант главы крепости. Кажется, Вы были одной из лучших на курсе, такой шанс девушкам дают редко, не упустите. Идари удивилась, но спорить с правителем когда твой отец за решеткой - плохая затея. — Да, ваше величество. Я могу спросить? — Только один вопрос. — Принц Азори выжил? Это правда? — Да, вы сейчас не увидитесь, объяснять почему, я думаю, не нужно? Мои люди проводят вас, вы отбываете немедленно. Девушка кивнула и вышла. Очевидно, что самый разумный вариант в её ситуации это просто исчезнуть на время.       Принц направлялся в кабинет отца, как его настиг бывший наставник — Азори! — Это был Су — Ты цел? Бывший учитель принца подошёл и взял юношу за плечи — Да, вполне. — Слава Агни! Я искал тебя по всему городу! — Спасибо, мастер. Я найду вас позже, мне нужно срочно поговорит с отцом.       В кабинете правителя принц сразу перешёл к делу, он даже переодеться не успел — Ямагути казнят? — Возможно. Ему повезло, что ты выжил, если бы не это, эшафот был бы обеспечен. — Что с его семьёй? — Спрашивай прямо. Тебя интересует его дочь? — Да, она помогла мне, сказала чтобы я уходил. — Не выгораживай её, это ни к чему. Она, кстати, смышлёная, я отправил её в Похай. — Но я же говорю, она невиновна. — Это не наказанье, это для её же блага. Она - дочь предателя, ей желают смерти на улицах города. Вернётся, когда всё стихнет. Да и ты, встречался с дочерью изменника, ей ни к чему тут быть. — Я не... — Я не прошу передо мной оправдываться. Просто позаботься о своём имени и приведи себя в порядок, выглядишь как беглый каторжник. — Да, отец. Озай говорил правду, на репутации принца слухи об отношениях с дочерью Ямагути скажутся не лучшим образом.       Естественно, Азори хотел навестить Суюки, но пока Озай глаз с него не спускал и запретил покидать дворец без веских на то причин. Азори даже пришлось просить Ки проведать девушку — С ней всё в порядке, виллу не задело. Но она волнуется за тебя. — Спасибо, Ки. — Я рад помочь, но больше не проси меня о таком. Нана вчера решила, что я поехал к любовнице. — Да будет ей! Ты её обожаешь! — Я это к тому, Азори, что всё тайное всегда становится явным. Разберись с этим вопросом как можно скорее. — Я не знаю, что делать. — Я скажу тебе как есть. — для Ки это было трудно, он умел быть вежливым и обходительным, а вот рубить правду нет. — Вам не быть вместе, никогда. И чем дольше ты обманываешься, тем больнее будет потом. Прости, но — Юноша вздохнул и выдал — ваши отношения обречены. — Я мог бы дать ей гражданство — Азори, ты лжешь ей с самого начала, что будет, когда она узнаёт кто ты? Вы не будите вместе! Это было жестоко, но Ки был реалистом. И не хотел чтобы его друг гонялся за несбыточной мечтой. — Я мог бы сбежать с ней. — Да, мог бы. Но ты ведь этого не сделаешь. Азори не ответил, он не знал ответа. Навестить Суюки принц смог только через две недели. Май был в разгаре, цвели деревья, приближающееся лето давало людям надежду, ведь лето олицетворяло саму страну Огня. — Енн! Ты жив! Азори вновь подумал о том, что ему пора бы сознаться в том кто он. — Я в полном порядке, как ты здесь? — Со мной всё хорошо, ураган не задел поместье, я скучала. Девушка легко коснулась руки принца, от чего по его телу пробежали приятные мурашки. Азори обратил внимание на детскую куклу, типичную для народа Огня и спросил — Откуда у тебя она? — Мне подарила её одна девчушка, я помогла её матери и поделилось едой — Ты что выходила в город? Это опасно! — Как я могла сидеть, сложа руки? Там дети и женщины, им нужен кров и еда! А у меня этого в избытке! — Да плевать на них! Ты могла встретить солдат! Твои волосы и глаза выдадут тебя! — Плевать? На меня тоже было плевать стражникам, что носят такую же форму как ты! — Я лишь беспокоюсь о тебе — Ты запер меня здесь на вилле, да тут с ума можно сойти! — Да уж, какой я ужасный, запер на вилле, лучше бы в тюрьме, да? — А в чём прости разница? Я чувствую вину, от того, что прячусь тут пока страдают люди. — Из тебя бы вышла отличная жена вельможи. Ты бы здорово помогала его карьере своей добродетельностью. Девушка закатила глаза и толкнула принца в плечо. — Что мы будем делать? — Можем прогуляться за город. — Я не об этом. Что мы будем делать потом. Я же не могу прятаться тут вечно. Увы, ответа Азори и сам не знал. Молодые люди поехали в карете за город, по пути Азори подавал людям милостыню, город выглядел немного лучше, но всё ещё было много работы. Люди кричали «Слава принцу Азори!». Здесь принц опять заметил разительный контраст, в центре Кальдеры люди жили в достатке и не знали лишений, а потому любили правящую семью, а вот на окраинах царил упадок и нищета. — И зачем они славят своего принца? Где он, когда им нужна помощь? Он водит их на войну, где они умирают сотнями. А сам, наверное, примеряет корону Лорда Огня и прячется в замке! Азори на своей памяти никогда не примерял даже титул Лорда Огня, даже не думал об этом. — У нас так принято. Люди любят царскую семью. После урагана корона потратила много золота на восстановление города. — Не так много, как на войну. — А Царь Земли лучше? Он вообще не знал о том, что идёт война! Да и я наслышан о третьем кольце Ба-Синг-Се, там неслыханная нищета. — Пусть так, но Царь Земли не пролил ни капли крови. — Потому что он просто идиот! Он бросил свой город и весь народ на произвол судьбы, незнание не освобождает от ответственности! Тем более царя.— так учил Озай, и в целом, принц был согласен. Если хочешь править ты должен брать всю ответственность на себя и не искать виноватых. — Он просто человек! Лонг Фенг забрал у него власть. — Власть всегда кто-то хочет забрать, её надо удерживать. Он не сумел, за что и поплатился. Где он, интересно, теперь? — Я слышала он путешествует. — Хорош правитель, его народ воюет, а он познаёт мир! — решил пошутить принц, но девушке это смешным не показалось. Она развернусь к принцу корпусом и глядя в золотые глаза, сказала — Почему вообще вы начали войну? — Не хватало ресурсов на развитие. — И значит нужно их отобрать? — Если бы мы не начали войну, то у нас был бы голод. Это необходимость. — всё это Азори выучил ещё в школе до прибытия до дворец, — Да и ты, наверное, заметила, что четыре народа развиты не одинаково? — Так кто я для тебя? Недоразвитая дикарка? Но это не я расстреливала людей на войне! — Кох! Каждый раз одно и то же! Мы говорим о войне и ссоримся. Я устал. Воцарилось молчание. — Мне не стоило так говорить. Давай забудем. — начал принц, уступая даме — Я понимаю, тебя так учили. — воин киоши мягко коснулась плеча принца — Но если ты посмотришь на мир не оглядываясь на это, то увидишь страдания, что принесла война всем. — девушка отвела взгляд, пряча влагу в синих глазах — Я, возможно, больше не увижу свою маму. — Знаешь. Я тоже не видел мать много лет.— Азори сказал это раздраженно, потому что устал слушать жалобы. Ведь ему, по мнению большинства, жаловаться было совершенно не на что. — Почему? Она умерла? — Она изгнана за измену. Суюки ахнула и прикрыла рот рукой от услышанного — Ты мог бы найти её! — в её взгляде загорелся оптимизм, от чего её глаза стали словно море в солнечную погоду. Ох, этот оптимизм, присущий большинству, и давно оставивший принца. — Не думаю, это как искать иголку в стоге сена. Я не могу всё бросить и кинуться на её поиски. — Почему? — Это было слишком давно, я могу не найти её или найти чужую женщину. — Я не понимаю.— она и впрямь не понимала его, в её мире найти мать было счастьем, она знала, её семья примет её в любом случае — За эти годы я изменился, уверен она тоже. Я предпочту сохранить приятные воспоминания о ней и надежду, что она жива. Азори захотел закончить прогулку, эти разговоры давались ему с трудом, а спорить он устал.       В этот же день он навестил в тюрьме адмирала Ямагути. Стоило давно это сделать. Да, адмирал явно не выносил принца, но Азори списывал всё на банальный строгий нрав мужчины или же на то, что последний считал младшего принца ветреным, а для дочери искал серьёзную партию, да и женитьба принца была в юрисдикции целого кабинета министров, что также могло не нравится мужчине. — Почему вы хотели убить меня? — Это не важно. Принц, вам просто повезло, что начался ураган. Стихия спасла вас. — Я хочу знать. Что я вам сделал? — Дело не в вас, ваше высочество. Ваш возраст единственное, что остановило меня тогда на Изумрудном острове, когда вы были в моём доме. Но сейчас всё перешло черту. — Какую черту? — Если вам так будете крепче спать, можете считать это покушением во имя чести. Вы и моя дочь это невозможно. — Я принц, я богат, да вся Кальдера мечтает выдать за меня дочь! Не то чтобы Азори когда-либо кичился своим титулом, но в том, что он был хорошей партией принц был уверен. Поэтому слова адмирала звучали абсурдно. — Деньги и титул - прах. Мне нужен зять, что позаботится о стране, а не похоронит её. — Вы спятили? Я захватил Омашу, в то время как вы проиграли битву в племени Воды! Кто тут ещё хоронит страну? Последнее явно укололо отца Идари, но, видимо, его теперешнее положение заставило Ямагути проглотить оскорбление. — Хочешь понять? — Ответа не последовало, ровно как и отрицания. — Иди к мастеру Пиандао, покажи это. Хотя, не думаю, что такой как ты — последнее обращение было брошено как мокрое полотенце —способен видеть дальше своего носа. Мужчина протянул юноше игральную кость. Азори взял предмет и сказал — Вы не в себе, да? У Азори уже собиралась коллекция этих фишек, одна от парня из племени воды, вторая от поехавшего адмирала. На прощание юноша бросил — Вашу дочь помилуют. — Спасибо. А мой сын? — Он был не в городе, будет расследование, протокол вы знаете. Азори не стал говорить, что скорее всего брату Идари теперь не видать высших военных должностей, что были ему обеспечены происхождением. Скрывать адмиралу было нечего, его уже обвинили в измене. А вот запудрить мозги младшему сыну Озая было бы весьма кстати, да и это было единственное, что он сейчас мог сделать.       По прибытию из тюрьмы его сразу вызвал отец — Ты был в тюрьме? Навещал кого-то? — Азори не удивляла осведомлённость отца, он с детства привык, что Озай контролирует всё вокруг себя. — Да, адмирала Ямагути. — И что он тебе сказал? — Ничего, он не в себе. — Так бывает у дворян после ареста и допроса. Не у всех, конечно. — добавил правитель, вспомнив дочь адмирала, что стойко всё перенесла, о чем Азори лучше было бы не знать. — Есть одна миссия, Азори, если ты уже готов. — Слушаю. — Су сказал, что ты когда-то хотел обучаться у Пиандао...— начал Озай из далека, Азори, пивший сок, чуть им не подавился. Вспоминая то самое письмо, но ведь Су обещал не рассказывать отцу. Обещал. Вида принц не подал и решил дослушать, а потом, в случае чего, всё отрицать. — Пиандао был у Ямагути незадолго до нападения на тебя, это подтвердила и дочь адмирала. Да и в истории с Нобу он также запачкан. Пришло время проверить его, возможно, так мы даже найдём ещё сообщников. — Почему просто не выдвинуть обвинение? — Я уже говорил тебе, что таких как он не арестовывают на основании догадок. Нужны неопровержимые доказательства. Народ его боготворит, а военные уважают. К тому же, я хочу знать о нём больше. — Я совсем не знаю его, видел пару раз на советах, на этом всё. — В этом и суть. Я хочу чтобы ты попросился к нему в ученики. — Ты не доволен моим покорением? К чему мне изучать холодное оружие! Да, Азори уступал Азуле в мастерстве и уже точно не был ровней Озаю, но пока отец не выказывал недовольства его навыками. Да и какое ещё недовольство? Он буквально убился, тренируясь в Академии. — Дослушай. Просто возьми у него несколько уроков, а заодно осмотри дом, понаблюдай с кем встречается, прочитай переписку, подкупи слуг. Как добудешь улики, возвращайся. Азула бы справилась лучше, она лгала превосходно, иногда Озай даже считал, что лучше чем он сам, да и обучалась всему крайне быстро. Но Пиандао не клюнет на предложение принцессы обучать её. Да и возраст у принцессы уже не тот. Если и посылать к мечнику Азулу то как любовницу, но бросать дочь в койку старого-военного было неприемлемо. Есть границы, которые даже ради власти переступать нельзя. — А если он узнаёт зачем я пришёл? — Твоя задача сделать так, чтобы не узнал. Но на всякий случай солдаты будут неподалёку. Помни, он хоть и величайший, но просто мечник. Он не ровня магу, тем более тебе. Азори мысленно выдохнул мысли, что отец доволен его способностями. — А нельзя послать кого-то другого? Сейкана, например. — В этом вся загвоздка. Он не берет новых учеников, я уже пробовал и не один раз. К нему ходили одарённые фехтовальщики и всё без толку! Тебе он не посмеет отказать, но лучше придумай благовидный предлог. Так что скажешь? Или останешься в Кальдере со своими подружками?— Озай улыбнулся этим словам, в его понимании, для принца была абсолютно естественным заводить роман и не один. — Я дам ответ завтра. — Я дам тебе письмо с приказом обучать тебя, мне он не откажет. — Да я и сам напишу.— снова бросил Азори, выдавая свой возраст. Было в его искренности перед отцом что-то приятное, мало кто вёл себя подобным образом при Озае, но правитель знал, что принцу это качество будет только мешать. — Да, да, я в курсе твоих навыков. — удивительно, но Озай даже посмеялся, хотя раньше пришёл бы в ярость. Ведь подделывать документы правителя - предательство. Раньше Азори не задумываясь бы согласился и кинулся выполнять поручения. Но не теперь. Во-первых нужно всё обдумать и поговорить с сестрой. А во-вторых, он ведь может и правда остаться дома с Суюки. Последней мысли принц улыбнулся. Азулу не пришлось долго искать, она, как и много лет назад, стояла за занавесом и подслушивала разговоры отца. Азори был убежден, что отец в курсе этого, но не предпринимает никаких действий. Принц подошёл к девушке со спины и приставил огненный кинжал. Принцесса явно не ожидала и на мгновение перестала дышать. Азори убрал огонь и засмеялся — Мелкая тварь! — Видела бы ты своё лицо. — отдалившись и сложив руки за спину, принц продолжил — Что ты думаешь? — Ты это о чём? Принцесса лукаво смотрела на брата — Ты стала плохо слышать с возрастом? Я про Пиандао. — Попроси отца приказать тебя учить. И он не откажет. Жаль, ты не знаком с нашим дядей, Пиандао был его другом. — Наш дядя какой он? — Он был великим генералом, пока не потерял сына. Потом стал просто глупым стариком. — А что на счёт самого задания? — А ты ещё выбирать будешь? Если отец сказал, нужно делать! К тому же, это может быть довольно интересно. — Не думаю, что мы обязаны делать всё, что говорит отец. — Иди и скажи это ему в тронном зале на совете. Тогда я приму это к сведению. После сказанной фразы наследники засмеялись. Поразмыслив ещё немного и вспомнив разговор с адмиралом, принц решил, что поговорив с Пиандао, он сможет узнать что-то новое и для себя. Азори мог бы поговорить с дядей, но пока сделать это было невозможно, к нему никого не пускали. Да и Азори толком не понимал зачем ему это. Скорее всего, Айро предал отца, потому что тот стал Лордом Огня вместо него. Это было здраво и логично. Азори не торопился покидать дворец и навестил свою возлюбленную после ссоры. — Я пришёл сказать, что уезжаю из города на некоторое время. Я тебе кое-что принёс. Это документы, теперь ты из страны Огня. Твоё имя Аои. — Почему Аои? — Это значит «синяя», как твои глаза. — Если меня долго не будет, тебе поможет мой друг - Ки, ты его видела. — Такой со смешной чёлкой? Принц только кивнул — Он увезёт тебя из Кальдеры. Если спросят про семью - твоя мать умерла в родах, а отец сложил голову в Омашу. Вот деньги, их хватит чтобы начать новую жизнь. — Почему ты говоришь, что не вернёшься? — Может случится всё, что угодно. Я просто забочусь о тебе. Если сюда кто-то явится, беги. — Спасибо, Енн. Спасибо за всё. Азори вздыхал каждый раз когда она звала его чужим именем. Интересно, когда он расскажет ей? Наверное, никогда. Принц надеялся, что она сама сбежит от него, решив эту проблему, ведь сейчас он буквально благословил её на побег.

Шу Дзинг

На Утро принц отправился в путь. Он направился в Шу Дзинг, где жил мастер Пиандао. Подойдя близ виллы принц отдал приказ Цинь Ли — Ждите меня здесь. — Ни в коем случае! Мастер Пиандао одолел целых сто воинов! — Нет, Цинь Ли. Я пойду один. — Но у меня приказ. — У меня тоже. Я - принц Огня, как-нибудь разберусь. Сражаться с Пиандао принц не планировал, вряд ли тот на столько безумен, что решит убить его. Он постучал в ворота. — Здравствуйте. Я пришёл к мастеру Пиандао. — Мастер не принимает учеников. — Я должен попробовать. — Я же сказал, мастеру не интересно обучать кого-либо. Мужчина закрыл двери перед принцем. Азори настойчиво постучал ещё и ещё раз, но двери ему так и не открыли. Азори уже пришла мысль как именно штурмовать поместье, но он вспомнил, что у него иные намеренья. Азори обошёл владение по периметру и нашёл самое низкое место на стене, отошёл подальше, разбежался и подлетел с помощью пламени, мысленно благодаря Азулу за урок. Азори осмотрелся и не успел сделать и пары шагов, как услышал — Это частные владения. — Спины юноши коснулся меч — Ты пришёл ограбить меня? — Нет, моё имя Азори. — Принц и путешествует без охраны и слуг? Лорд Огня в курсе? Он не предупреждал меня. — Отец не знает, что я здесь.—превосходно солгал юноша, стараясь демонстрировать несдержанность, свойственную молодым людям, но никак не принцам. — И чем я обязан столь «приятному» визиту? — тон мужчины был раздражённым, Пиандао один из немногих мог позволить себе такое обращение. — Я бы хотел стать вашим учеником. — Зачем покорителю ещё и владение мечом? Тем более, если Лорд Огня этого не знает. У меня нет времени развлекать принца, при всём уважении. — Прошу вас! Что мне сделать чтобы вы согласились? — Сказать правду. Мужчина сверлил принца взглядом — Я хочу чтобы мой отец обратил на меня внимание, чтобы он гордился мной. А это невозможно когда рядом Азула! — повысив голос, сказал Азори — Я тренировался столько часов, но что я могу, когда у неё голубое пламя! — Эмоционально сказал Азори, всплеснув руками — Ты захватил Омашу, достойное приобретение.— руки мастера были заложены за спину. — Мои поздравления. — Нет, я только вернул его, да и что Омашу по сравнению со столицей царства Земли. Я хочу уметь хоть что-то, чего не умеет Азула. Она даже в сёгу ни разу мне не проиграла! — негодовал юноша. Сказанное было частично правдой, такой приём лжи, Азори подцепил у сестры: прикрывать ложь частичной истиной. Азула и правда поражала количеством своих талантов, но принц с ней не соревновался. Ведь Азула была великим магом огня до того как Азори вообще начал что-то представлять из себя. Да и биться с сестрой за право на трон Азори не хотел, отец был вечно уставшим, срывался на него и вообще на всех вокруг. Иными словами, понятие счастья и трона находились для Азори на разных страницах словаря. — То есть мотив это банальная зависть? Никто ещё не приходил с такими заявлениями. В таком, вообще-то, не признаются. Обычно, говорят о своих достоинствах. Ну и принцы нынче пошли. — несколько разочарованно сказал мастер. Появление здесь принца было весьма и весьма странным, если бы он появился на пороге с письмом Лорда Огня, то Пиандао был бы вынужден принять его. Письмо у Азори было, но он приберёг его на всякий случай. — Вы просили правду. — Азори опустил голову, и сказал — Я понял. Спасибо. Десятилетний Азори мысленно аплодировал себе нынешнему, ложь была прекрасной, ни одного лишнего взгляда или слова. — Жить будешь здесь, Фат покажет комнату. И напиши в столицу, мне не нужна армия под окнами. — Отец не хватится меня.— сказал Азори тихо, но так чтобы его услышали. Сработала ли ложь? Возможно, частично. Об отношениях в семье Лорда Огня мало кому было известно, а вот холод и требовательность Озая по отношению ко всем был неочевидены только глупцу. Но мастер меча хотел знать истинные намерения принца и что важнее, узнать второго сына Озая, ведь другой такой возможности может и не представится. В письме домой принц сказал, что поехал на Угольный остров, чтобы ни чем не выдать себя, ведь его письма могли просматривать. — Зачем вы взяли его? Из магов Огня не выходят мечники.— спрашивал дворецкий мастера Пиандао — Фат, за этими уроками может много чего стоять. Не думаю, что он пришёл сюда чтобы учиться. Я хотел бы узнать принца Азори, это знакомство может открыть много больше чем все завоевания.       Уроки с мастером были не менее сложными чем с Су, и давались куда труднее. Видимо, способность к покорению требовала других навыков. Но Пиандао в отличии от Су, был склонен подмечать успехи, а не только недостатки. Хотя Азори и думал об этом беспристрастно, он привязался к своему учителю, пусть тот был временами и чрезмерно требователен. Азори удалось победить Фата уже на второй день тренировок, во многом благодаря ловкости, конечно. — Ты вообще не изучал холодное оружие? В Академии это должны преподавать. — Лорд Огня сам составил мне программу, я не изучал большинство предметов. — Тогда придётся это восполнить. Начнём с философии. Меньше всего на свете Азори хотел слушать о равновесии, гармонии и каких-то чакрах. Он тщательно вёл конспект с одной лишь целью - зачитать отцу всю эту лабуду. Азори поклялся, в своём докладе, не переходить к сути пока не расскажет всё, что он тут услышит, пусть отец тоже «насладиться», раз послал его сюда. — Какое отношение история мореплавания и рыбной ловли жителей южного полюса имеет к фехтованию? — О, этот вопрос мучал Азори на протяжении всей недели. — Я ни разу не учил покорителя. Другие мои ученики, находили эту информацию весьма занимательной. — Они врали! — вырвалось у Азори,— Вы просили не лгать. — оправдал себя принц — Быть воином это не только махать оружием, это видеть противника насквозь, предугадывать его тактику, мотив и обращать его силу против него самого. Как делают маги воздуха. Мой друг Айро всегда говорил, что улучшил свой навык, наблюдая за магами воды. «Стать великом магом огня, наблюдая за магами воды? Ха! Он, наверное, убил не одну сотню водников, вот и улучшив свой навык!» Об этом принц решил умолчать. — Вы имеете в виду, что в военной стратегии есть тактики разных народов? Как тактика выжженной земли это уклонение? — Да. — А воздушные кочевники проиграли потому что не научились стоять на смерть как маги земли и давать отпор как маги огня. — размышлял Азори вслух — Да, признаю, это занимательно. Пиандао должен был быть доволен, юноша уловил суть. Но пока он улавливал лишь то, как скорее и изощрённее растаптывать другие народы, а не жить с ними в гармонии. Хотя, по крайней мере принц не был откровенным дураком.       Пиандао старался узнать настоящего Азори, не принца с картинки, вымуштрованного многочисленными наставниками, а юношу с его переживаниями и желаниями. Пока получалось плохо, только иногда когда Азори было особенно интересно тот раскрывал глаза, хоть как-то проявляя эмоции, и приоткрывал рот, когда тчательно выводил заглавную букву в конспекте. Мечнику даже стало жаль юношу и он подумал: «Что нужно делать с человеком, чтобы сделать из него солдата, исполняющего обязанности круглые сутки? И это он ещё не всю жизнь прожил во дворце». Мастер хорошо знал Айро и от него был наслышан про методы воспитания Озая, хотя, в своих рассказах старший брат не был преисполнен ненависти к младшему, по крайней мере до изгнания принца Зуко.       Во время одной из тренировок принц увидел девушку, что вышла в сад. У неё были вьющиеся светло-коричневые волосы, что было необычно для народа Огня, холодные серые ярко-накрашенные глаза. Азори засмотрелся, невольно, просто он устал от упражнений. Принц встал и кивнул девушке, надеясь проболтать с ней пару минут, но тут услышал голос, что уже начинал тихо ненавидеть — Азори.— позвал юношу Пиандао — Не отвлекайся, ещё двадцать выпадов. Приезд моей племянницы это не повод отлынивать. «Двадцать? Да я тут сейчас подохну!» подумал принц, но продолжил, не желая при девушке показаться слабаком. Азори шумно выдохнул, проклиная свою затею тренироваться у этого человека. Да, мастер Пиандао был без сомнения лучшим в своём деле, да и узнать нужную информацию принцу требовалось. Но меньше всего на свете юноше хотелось заиметь второго Су на свою голову. — Держи спину ровно, вот так. И не филонить! — Двадцать. — И ещё двадцать, я же не сказал, что это всё. — Но...— юноша опешил, он уже порядком устал, солнце было в зените и Азори, обладавший светлой кожей, рисковал обгореть — Если устал, то можешь сейчас же паковать вещи и отправляться домой. — Нет, не устал. — упрямо сказал принц, не мог же он вернуться домой и сказать Озаю, что ничего не выяснил потому что просто устал от тренировки. Мастер со своей племянницей расположились на принесённых стульях и попивали холодный сок, Азори молился чтобы ему тоже предложили, но оставалось только мечтать. Пиандао, кажется, забыл про принца, что продолжал отрабатывать удары, уже почти машинально. Спустя час, Азори окончательно выбился из сил, и уже представлял, что закатит отцу тираду, ведь именно Озай приказал сыну записаться в ученики к мастеру. «Давай, это просто меч, ты быстро его освоишь.» «Да я скорее тут протяну ноги, чем что-то освою!» мысленно говорил юноша с отцом. — Думаю, хватит. Ты сегодня даже неповоротливее чем обычно. Ешь меньше на ужине, спишь на ходу. — сказал мастер. У Азори челюсть отвисла, ведь он старался изо всех сил. Интересно было бы посмотреть на других его учеников. — Ладно, сегодня займёмся каллиграфией. Этому принц был очень рад, он прекрасно владел каллиграфией ещё после уроков Укано. А потому жаждал показать мастеру, что он умеет. Пиандао разложил лист тонкой бумаги и рядом огромный свиток со всевозможными буквами — Перепиши. — Да на это уйдёт несколько часов.— не сдержался юноша, свиток и правды был огромным — У тебя меньше двух часов до ужина, советую поторопиться. Азори спорить не стал, не имея на это сил, но про себя подумал, что когда найдёт доказательства измены Пиандао, то заставит его переписывать такие свитки до конца его дней. Азори корпел над работой, не вставая, он правда старался успеть. Под конец рука уже не слушалась и буквы стали слегка неровными, не критично, но недостаточно хорошо для урока каллиграфии. Принц окончил чуть позже назначенного срока и поспешил в столовую, где был слышен весёлый разговор и пахло маринованным мясом. Азори мечтал наконец поесть, он был готов глотать не жуя. — Ты опоздал. Я же велел поторопится. Останешься без ужина, в следущий раз будешь расторопнее. — Да это изначально было невозможно! Чудо, что я вообще успел! — сказал Азори, и был прав, тот гигантский свиток, при средней скорости письма, можно было переписывать целый день. — Однажды, я сражался с сотней мечников, что было невозможно и все пророчили мне поражение. Но вот я здесь, а те для кого это было невозможно - мертвы. Пиандао посмотрел на Азори, ожидая реакции. Но юноша намеренно скрыл эмоции, понимая, что спор бесполезен. У него есть цель - оставаться учеником этого человека, пока он не узнает нужную информацию, приказ есть приказ. А значит он будет голодать, жариться под солнцем и если угодно переписывать эти глупые свитки. — Да, мастер. В следущий раз я буду быстрее. Азори сложил руки в жесте пламени и отправился наверх. Мастер меча снова потерпел неудачу, желая увидеть настоящие эмоции нового ученика. Конечно, Азори отлично владел каллиграфией, да и с физическими упражнениями был хорошо знаком, но посмотреть на истинное лицо человека можно когда тот зол, счастлив или устал. До отхода ко сну принц смог ещё дважды переписать свиток. Последний раз он наконец уложился в два часа. А затем ушёл к себе в комнату, где нашёл поднос с едой и записку «оставь поднос под лестницей», думать кто стал его благодетелем принц не стал и быстро расправился с едой. Азори хотел расположить к себе мастера, ведь отношения учителя и ученика сближают на всю жизнь. Всех своих учителей (кроме одного, угадайте кого) принц вспоминал с благодарностью. Су вообще остался для юноши преданным другом. Поэтому если принц сможет сблизиться с мастером, тот не только даст юноше необходимую информацию, но и откроет глаза на замыслы Ямагути и его приспешников. Азори очень хотел понять, что же такого сакрального знал адмирал, что решился на измену. Измены бедных людей понятны - они хотят смены власти, чтобы найти своё место в мире, а вот измены высокопоставленных военных интригуют. Утро встретило дождём, чему принц был рад, после вчерашнего пекла. Он встал раньше мастера и пока тот не проснулся, упражнялся в покорении. Спал тут принц неважно, потому что не чувствовал себя в полной безопасности. Пиандао же не спешил отвлекать его, по правде говоря, тот даже засмотрелся на принца, признавая, что тот хорошо обучен магии. Но это заставило задуматься: так ли нужно самому Азори искусство владения мечом? Ведь ни один покоритель не предпочтёт сражаться без магии. Мастер даже подумал, что в реальном бою, Азори имел шансы победить его, особенно, если использует молнии. Ведь пламя можно отразить сталью, а молнию нет. Когда взошло солнце мастер позвал юношу — Сегодня сыграем в пай шо — В Пай Шо? Азори не переносил игру на дух, но пришлось согласится. Они играли очень долго, в конце у Азори уже не осталось фишек — Раз у тебя нет фишек, ты проиграл. За это ответь мне на один вопрос — Азори как и всегда поднял бровь 🏔 — Стойте. У меня есть ещё одна. Юноша достал фишку, что дал ему адмирал-предатель и поставил её на стол, мастер поднял глаза — Кто тебе её дал? — Адмирал Ямагути. — Почему он дал её тебе? Его ведь обвинили в покушении на твою жизнь, не так ли? Я далёк от политики. — Я сказал ему, что его дочь помиловали и он дал её мне.— солгал принц — Это дополнительная фишка из игры в Пайшо. Она есть только у мастеров данной игры. Старики собираются, играют в игру и делятся знаниями. Азори сверлил мужчину взглядом, тот никак не желал говорить правду, очевидно, он не доверял принцу. На ужин Азори пришёл с опозданием и застал разговор племянницы с мастером — Дядя, прошу, мне нужны твои рекомендации! Я принесу почёт в семью! — Я вообще не поддерживаю твою идею уйти на фронт, и уж тем более не буду этому способствовать. Достаточно уже и того, что я в молодости всячески способствовал этой мясорубке. — Потому ты и стал великим. — Великим человека делают не умение сражаться, а умение избежать кровопролития. — Так говорят трусы и предатели! — Трусы отсиживаются в роскошных кабинетах, пока остальные воюют. — В этот момент мастер заметил вошедшего Азори и сказал — Амаль, не вежливо спорить при гостях, тем более при принце. Азори обдумывал этот разговор, но пришёл к выводу, что Пиандао просто страшится за девушку. И подумал «Интересно, отец волновался так за Азулу? Хотя беспокоиться стоило за тех, кто с ней сражался». После мастер вдруг покинул поместье, поэтому принцу пришлось развлекаться беседой с Амаль, которая оказалась довольно умной. В прочем, вечером того же дня пришёл посыльный, что после долгих уговоров согласился передать письма девушке, как племяннице мастера. Амаль унесла заветные письма в кабинет и вернулась к Азори — Я должен идти, мастер разозлиться, что я не выполню его задание. — Да, брось, дядя вовсе не злой. Кстати, могу я спросить? — Азори не отвёл взгляда, демонстрируя готовность к вопросу — Где в скором времени планируется наступление? — Это данные военных советов, я не могу их обсуждать. — Я не прошу выдать мне тайну, просто выбираю куда отправится на фронт. — Ты военная? — А что не похоже? Я, как и мастер Пиандао, владею мечом и весьма недурно. — Обычно, хорошенькие девушки строят другие планы, ну раз так, то советую целиться на Северный полюс. Но вообще, война это не то место куда стоит стремиться. — Если на войне меня ждёт смерть, я готова. Мы должны сделать всё, чтобы осуществить план Созина. Жаль, в командование не попасть, дядя не станет писать мне рекомендации. — Почему? — Я не знаю, он почему-то не поддерживает мои устремления к военной карьере, хотя сам же учил меня фехтовать. Ладно, идём, покажу тебе пару приёмов, завтра удивишь дядю. Амаль и правда таила много сюрпризов, она казалась слабой, но дралась превосходно. Не даром она была любимой племянницей мастера. После тренировки девушка ушла спать, но мастера не было, поэтому Азори наведался в кабинет к Пиандао. Там он раскрыл принесённые письма, одно из них было из тюрьмы от адмирала Ямагути. Там говорилось, что он и генерал Айро, в скоре планируют побег и просят о помощи. Азори заметил, что внутри комната кажется меньше, чем снаружи. Проходив пару минут, меряя комнату шагами, Азори сделал вывод, что книжный шкаф на востоке скрывает за собой тайное помещение. Он навалился на него и за ним показалась комната, принц осветил помещение пламенем. Тут было слишком много всего: начиная от книг племени воды, что явно были старше чем сам мастер и заканчивая огромным количеством карт. Внимание принца привлекла зелёная ткань, сначала он решил, что ошибся, но помусолив материю в руках, убедился. Ошибки быть не могло, такой же плащ был на людях, что напали на него в лесу, когда он был ещё студентом Академии и направлялся во дворец в кампании Нобу. Времени было мало и Азори довольный собой, собирался уходить, решив, что позже закончит осмотр. Подняв взгляд принц столкнулся с парой глаз. На него смотрела Амаль — Кто в кабинете? Услышал принц голос Фата, Азори затаил дыхание и уже начал судорожно придумывать ложь. — Это я, Фат, зашла за книгой, что вчера оставила у дяди. — А, доброй ночи, госпожа, не засиживайтесь допоздна. Когда шаги стихли, девушка подошла и скрестив руки на груди сказала — И что ты здесь делаешь? Выкладывай всё или я позову Фата. — Я проверяю твоего дядю. — Да как ты смеешь? Он взял тебя в ученики! — Амаль, ты ведь хочешь чтобы мы выиграли войну? — отец научил Азори разбираться в людях, и принц знал, чем подкупить Амаль — Да, но... — Тогда позволь мне делать свою работу. Если промолчишь, то я замолвлю за тебя словечко перед отцом, это будет куда лучше чем рекомендация твоего дяди. Амаль желала процветания своему народу и верила, что сможет помочь приблизить победу, а потому предложение принца оказалось заманчивым. На утро мастера ещё не было, поэтому Азори спал до обеда, после Фат хотел дать принцу очередное невыполнимое задание, но Амаль распорядилась иначе. Они упражнялись в саду, выпады девушки были хорошо отработаны — Это не так просто как выпускать пламя? Не так ли? — И то, и то трудно, если честно. — Готовясь к удару, отвечал юноша. В этот момент Азори услышал громкий голос, подошедшего учителя — Амаль, стой на месте! Азори быстро метнул взгляд на девушку, возле её ноги находился скорпион, что уже поднял хвост для атаки. Азори с силой оттолкнул племянницу мастера, а сам выпустил столп племени прямо на скорпиона, сжигая его. — Вы в порядке? Мастер помогал девушке встать — У тебя хорошая реакция, Азори. — мастер положил руку на плечо юноши и сказал — Я перед тобой в долгу. На следущий день Азори уже прилично устал от упражнений и надеялся передохнуть, но мастер бросил ему меч — Я без сил, а вы отдыхали весь день. Это неравный бой! — Я почти старик, а ты молод. Да и никто не предложит тебе честные условия в бою. Пришлось сражаться. Пиондао лгал, называя себя стариком, его удары были тяжелы, а хватка крепкой. Азори большой частью оставалось уклоняться и изредка проводить атаки. Главной проблемой было - не применять магию, что давалось колоссальным трудом. Последний выпад мастера выбил меч из рук принца, Пиандао схватил Азори за запястье и развернул к себе спиной, приставив меч между лопаток. Взгляду предстали едва заметные полосы на спине принца. Он поспешил освободить юношу — Откуда шрамы на спине? Азори задыхался, он чертовски устал, поэтому ложь не удавалась, он задержался с ответом лишь на мгновение, но этого было достаточно — Да так, они старые. — коротко бросил принц и принялся восстанавливать дыхание. «Кто посмеет бить принца?» пронеслось в голове мастера меча, ответ был очевиден. — К вам посыльный, Азори, просит его принять. Азори удивился, отец не стал бы так рисковать. Это был Енн. Принц мысленно выругался, нет, он был рад другу, но тот не умел лгать, а потому его визит сейчас был не кстати. — Что ты здесь делаешь? — Мне дали новое назначение, я уезжаю. Я приехал в Кальдеру попрощаться, но тебя не оказалось на месте. Лорд Огня принял меня и сказал, что ты здесь. — Отец принял тебя? — Да, я сам удивился, но мне и ещё нескольким отличившимся военным награду вручил лично Лорд Огня! Духи, это такая честь! Азори понял замысел отца, через Енна - сына простых военных - Озай проверял, как обстоят дела. — Мастер Пиандао, это мой друг и сокурсник Енн. — Рад встречи. Я дам вам время пообщаться. Мужчина с балкона наблюдал за принцем и его другом, сейчас Азори был обычным юношей, смеялся, дурачился. В середине разговора принц отлучился, Азори направился к себе в комнату, чтобы написать письмо о том, что он обнаружил и передать его Енну. Азори уже сложил почти все письма, как дверь резко открылась это был Фат — Ой, простите, я хотел убрать в комнате. Азори испугался и не заметил, как обронил одно из писем мастера, но дворецкий заметил это, хотя ничего и не сказал. Странность была в том, что Фат никогда не убирался в комнате принца, а потому Азори понял, что за ним следят, а значит, ему пора заканчивать своё «обучение». Позже к ним вышла и Амаль, Енн покраснел увидев девушку и даже стушевался. На ней было платье на тонких бретельках, поэтому были видны красивые ключицы, родинка на груди и тонкий силуэт молодой девушки. Азори было забавно за этим наблюдать, на столько Енн был живым и естественным. Молодые люди отлично проводили время и казалось что, они обычные люди и войны никакой не нет. В конце разговора на прощанье Енн вдруг сказал — Амаль, я могу написать Вам? — Только попробуйте, мой дядя очень строгий. Впрочем, девушка улыбнулась, показывая, что не возражает. — Ваше имя Енн? Может я и сама напишу вам. Енн уехал до темноты, хотя ему и предложили переночевать. На прощание принц обнял друга и незаметно положил ему письмо в карман. — Азори, вы же написали отцу, что отбыли на Угольный Остров? — невзначай спросил мастер — Наверное, отец проследил за мной. — сказал Азори, но сомнений не было Пиандао в курсе. Во-первых, Азори только в письме отцу сказал, что он на Угольном острове, а значит мастер читает всю его почту. Азори искал возможности попасть в кабинет мастера, но тот почему-то начал его запирать, да и слоняться по поместью просто так принц не мог. Случившееся с Амаль и «полосы» на спине юноши показывали Пиандао юношу со своей историей, не просто очередного наследника, выполнявшего приказа отца и жаждущего трона, а человека. Слуга мастера, конечно, не упустил возможности обыскать покои принца, ведь сам дворецкий не доверял новому ученику. Он нашёл украденное письмо, что принц обронил и передал мастеру незамедлительно, а также письмо от Лорда Огня с приказом обучать принца Азори, которое принц почему-то не использовал. Не то чтобы это стало сюрпризом, мечник догадывался, что принц тут не с визитом вежливости. Да и приезд друга принца подтвердил это. Но и ставило его перед выбором: рано или поздно этот разговор всё равно бы состоялся. Поэтому мужчина вызвал к себе юношу — Я расскажу тебе то, что посчитают изменой. — веки Азори слезка опустились, а в глазах появился интерес — Знаешь почему Хозяином Огня стал твой отец? — Потому что его назначил наследником Лорд Азулон.— с ответом принц не мешкал ни секунды — Увы. Завещание, вероятно, подделали. Я служил при Азулоне, наследником всегда был принц Айро. — Это догадки и домыслы. Да и сейчас они не имеют смысла. — Тебе удобно так думать, ведь это открывает тебе путь к трону. — Я к нему никогда не стремился. — Твоего деда убили и сделал это твой отец. Он незаконно узурпировал власть, и расточает её. Азори знал от отца, что его мать убила Азулона, оснований не верить у него не было. Да и даже если это правда, то что? Азулон мёртв, а Айро будь он хоть трижды законным наследником, предал народ Огня, ему не быть правителем. — И что? Сейчас уже поздно для таких откровений. — У тебя не возникает вопросов относительно изгнания твоего старшего брата? Какой правитель в здравом уме отошлёт первого принца? — Если у вас были вопросы, вам стоило говорить об этом во время того Агни Кай много лет назад. — Азори был прав, конечно, в тот день никто не осмелился сказать Озаю ни слова — Я говорю это не за тем, чтобы изменить линию престолонаследия, это не моего ума дело. А за тем, чтобы ты задумался над тем, что за человек сейчас у власти и какие методы он использует. — Вам стоит прояснить ситуацию. — Твой отец - жестокий человек. Взять хотя бы тебя и твою спину, кто вообще так поступает? — Ну, например, ваш друг Ямагути. Он частенько бил свою дочь. — Но Ямагути не отвечает за судьбу целого народа. — А, то есть ему можно? У Азори это как-то само вырвалось, он часто замечал, что люди применяют двойные стандарты в отношении правящей семьи. Мечник вздохнул и сказал — Фишка, что дал тебе адмирал это символ Белого Лотоса. Её члены обмениваются знаниями и навыками между представителями разных народов. Я рассказывал тебе про культуру разных народов, чтобы ты осознал как полезны навыки и умения всех четырёх племён. — Но вы ведь рассказывали, что суды племени воды примитивны, как и их оружие. — Это ты так услышал. Знаешь, кто сотни лет назад первыми освоил мореплавание, а потом научил этому другие народы? Именно народ воды. Архитектура - заслуга племени Земли. Воздушный флот, которым ты пользовался, появился благодаря кочевникам. — Да, я усвоил уроки. И возьму на заметку строение кораблей племени воды, когда отправлюсь на Северный полюс. У них ведь парусные корабли? — уточнил юноша — Нужно напасть в безветренную погоду, а также их будет легко взять на таран сбоку. — Я не затем рассказывал это! Но ты видишь в моих уроках лишь средство достижения цели! — А зачем ещё что-то изучать? Вы убили не одну сотню людей, орудуя мечом, поэтому и стали легендой! — Я дал тебе эти знания, чтобы показать, что уничтожив другие народы мы потеряем сотни изобретений, которые они собираются нам дать. — Думаю, наши инженеры и так справятся. — А ты? Ты справишься? — О чём это вы? — Ты и твоя возлюбленная воин Киоши, Суюки, кажется. Что будешь делать когда прикажут истребить всё её племя? — Принц никак не выдал себя, он был в этом уверен, даже бровью не повёл — Об этом знают не только в столице. — пояснил мастер — Уж с этим я как-нибудь разберусь. — С каждым днём у твоего отца всё больше власти, вскоре он уничтожит ещё один народ, это изменит мир окончательно и бесповоротно и даже Аватар не сможет этого изменить. — Зачем вы мне это говорите? — Я знаю зачем ты пришёл. Ты лжёшь так же хорошо как и владеешь магией. И я дам тебе то, зачем ты здесь. —Мастер достал письма, одно из них было ещё от начальника тюрьмы Торо. — Я позволю тебе просто уйти, отдашь эти письма Лорду Огня, он ведь тебя за этим прислал. — Отец меня не посылал.— придерживался юноша своей роли. Азори требовалось время, чтобы сюда пришли солдаты, мастер нужен был ему живым. — Азори, в первую встречу я просил не лгать и только. — Если вы всё знали с самого начала зачем согласились меня учить? — Я согласился потому что верю в тебя. Верю в то, что ты способен на куда большее чем просто захват новых городов. Я хотел стать тебе другом и показать то, во что верю я. В необходимость сохранения баланса в этом мире. — Баланс будет когда все ресурсы окажутся у племени Огня, мы сможем направить их на развитие наших технологий и культуры, что явно превосходят другие народы. — Я дал тебе много и взамен прошу лишь выслушать. — юноша промолчал, в знак согласия —Ты ведь читал про поражение на северном полюсе? Джао мог бы выиграть, но он нарушил закон и порядок вселенной, за что ему отплатили духи. Огонь пожирает дрова, но он горит только пока есть дерево, без него он погибнет. Так и четыре народа существуют только в своём единстве. Уничтожив другие народы, народ Огня придёт в запустение, а со временем разделиться. — Всё меняется со временем, никто не знает, что будет завтра. Народ воздуха исчез, но земля не перевернулась. Аватара не было сто лет, но люди живы. Ваша теория не работает. — Аватар так силён потому что в нем одном все четыре стихии находятся в балансе. — Мы жили в мире, но у нас закончились ресурсы, кто тогда хотел нам помочь? — Стоило закончить войну на захвате части территорий королевства Земли ещё при Созине. — Это было невозможно, и вы это знаете. Мы бы тогда вечно воевали с землеройками, а потом и с другими народами, всё бы закончилось одинаково. Или мы бы прозябали тут на своих островах без ресурсов. — Я вижу, что спор бесполезен. Тогда я просто спрошу тебя, ты счастлив? Ты хочешь прожить свою жизнь именно так? — Не думаю, что стану счастливее, если стану предателем и мы проиграем войну. И в имеющихся обстоятельствах я скорее счастлив. — Азори на секунду задумался и спросил — Вы говорили про моего брата и его изгнание, так как по вашему, почему отец изгнал его? — Спроси того, кого ты называешь отцом. Затем мужчина встал, поправил одежду и сказал — Что же, я дал тебе всё, что мог. Теперь уходи, я не стану тебя останавливать. — Кто сказал, что я теперь просто уйду? Азори не стал ждать, он нанёс удар первым, мастер схватил один из мечей, висевших на стене и в мгновение ока оказался сзади юноши. Принц рассёк пламенем столбы, удерживавшие потолок, что рухнули на мастера, но тот изрубил их в щепки. Принц выпустил Огненный шар, что был отбит обратно, а следом мастер сделал выпад в сторону принца, что еле успел развернуть голову, чтобы не получить удар. Принц ударил ногой мастера в и обжег последнему руку. Правда, тут же получил подножку и был вынужден уворачиваться от серии ударов. Все атаки принца мужчина отбивал или же возвращал обратно. Но в ближнем бою Азори рисковал получить серьезное ранение. В конце концов принцу удалось сбить одну из балок на потолке, что упала прямо на мастера, пока тот восстанавливался. Азори выпустил молнию в воздух, сначала мастер не понял, почему принц просто не убил его, решив, что тот передумал. Но секундой позже получил от принца огненным хлыстом по руке, державшей меч. Через четверить часа Пиандао понял, что молния была сигналом, в дом ворвались маги огня, они быстро обезвредили Фата, и обошли мастера кругом. — Я сдаюсь, принц Азори. Только не трогайте Амаль. — Даю слово. — Я разочарован. — Вы разочарованы во мне? Правда? — деланно расстроенно сказал Азори — Нет, ты - хороший воин. Я просто расстроен, что не смог убедить тебя. Ты ещё почувствуешь горечь этой ошибки и от этого мне грустно и жаль тебя, к несчастью, именно ты будешь платить за ошибки своего отца, деда и прадеда. — Или именно я будут наслаждаться плодами их трудов. Уведите его. Амаль всё это время была у себя в комнате — Почему ты не помогла дяде? — Я слышала ваш разговор и я люблю его, но я хочу закончить войну. Благо нашего народа важнее моих чувств. — Я передам это Лорду Огня.

Дворец

Азори прибыл в Кальдеру, он доложил отцу о произошедшим. Озай был более чем доволен сыном. Взять Пиандао в плен было отличным приобретением, а уж с имеющимися уликами на руках, его легко можно было просто казнить. Как и обещал, принц дал Амаль рекомендации, с которыми девушка получала неплохой старт для своей будущей карьеры. Хотя Озай и был несколько против, но тот факт, что племянница Пиандао не вступилась за своего дядю и просьба сына, смягчили его настрой, да и банальна нехватка людского ресурса тоже сыграла роль.       Азори был у себя когда у нему буквально ворвался Ки, воспитанный сын чиновника даже снизошёл до пререканий с охраной принца, на столько он спешил с новостями — Прости за эту сцену, но это срочно! Отец едет на виллу, нужно увести Суюки! — Кох! С чего вдруг? Ты же говорил, что он не бывает там — Он хочет подготовить дом для меня и Наны, пока нам готовят жильё. Я сказал, что это необязательно, но отец настоял, сказав, что не позволит единственному сыну ютиться в крохотном доме! — Я перевезу её сегодня же, можно попросить Акио помочь. — Я уже говорил с ним, но тот отказался. Сказал, что не может так рисковать. — Азори удивился этому, обычно, Акио всегда сам предлагал помощь, хотя, в такой ситуации просить о таком друга было бесчестно. Ведь укрывать врагов страны это чистая измена. Азори замолчал, судорожно продумывая варианты, голос подал Ки — Азори, просто сними ей дом. Думаю, с деньгами у тебя проблем нет, да и многие снимают жильё любовницам. — Так и сделаем. Я попрошу Сейкана сделать это. А сам поеду на виллу.       Юноши вдвоём отправились в путь, благо Озай был слишком занят, чтобы интересоваться времяпрепровождением сына. — Суюки, тебе придётся уехать. Я сниму тебе другой красивый дом. — Но почему? — Долго объяснять. Поехали, вещи соберёшь позже. Девушка стояла скрестив руки на груди, явно не удовлетворённая ответом, но предложение приняла. Азори с его спутницей не далеко отъехали от виллы, как принц увидел, что к ней уже подъехал министр в сопровождении нескольких людей, по всей видимости архитекторов. Министр застал сына на вилле, чему сильно удивился, а найдя там множество женских вещей, дал сыну пощечину и сделал выговор. Ки молча выслушал отца, согласился с ним, и мысленно выругался на Азори. Хотя Ки не таил на принцу злобу, эта интрижка хоть и сказывалась на нём, но не шла ни в какое сравнение с его спасённой жизнью. Но сама ситуация начинала понемногу надоедать. Сейкан справился, но дом, что он нашёл находился в центре города, что создавало много проблем, начиная, от портретов Азори, развешенных в городе и заканчивая множеством глаз. Но иных вариантов не было, поскольку, после урагана найти любое жильё с целой крышей было удачей. Азори, конечно, мог разместить девушку во дворце, но это бы значило поместить её в клетку с тигром. Вечером Азори ужинал в доме министра с его сыном и будущей невесткой. Министр Цинь был безмерно рад этому браку, как отец и как дворян. Но тот неизменно бросал на сына суровые взгляды. Когда друзьям выдалось оказаться наедине бывший сокурсник сказал — Азори. Тебе пора принять решение. Мой отец узнал, что на вилле кто-то жил. — Ки, я поговорю с ним и всё объясню. — Не стоит, я выдержу его осуждение, оно скоро пройдёт. Я это к тому, что совсем скоро ваши отношения перестанут быть тайной. Ты уже подумал, что скажешь Хозяину Огня? И главное, Суюки ведь могут казнить. Я видел её портрет в кабинете отца в числе тех за кого объявлена награда. Друг принца был прав, Азори предпочитал не думать об этом, но продолжать рисковать жизнью Суюки он не мог. Поэтому на следующее утро он решился. Он застал девушку за выполнением некого танца с двумя веерами, что очень завораживало — Суюки — Да? Она улыбалась, её глаза буквально сияли некими лучами надежды — Я должен тебе кое-что сказать. — Что угодно. — Это может тебя шокировать, прошу, присядь. — Да в чём дело? Не тяни! Юноша выдохнул, так словно, собирался выпустить молнию, подумав, что последнее куда проще чем говорить правду — Помнишь, я сказал, что мой отец занимается войной — Девушка просто кивнула — Мой отец не простой военный. — И? — Мой отец очень высокопоставленный человек в стране Огня. Очень. — Ты хочешь впечатлить меня карьерой своих родителей? Меня это не волнует. Азори прервал её речь рукой — Мой отец он, — принц сглотнул и закрыл глаза, он проклял всё на свете, думая о том, почему сразу не сказал правду ещё тогда при первой встрече! — мой отец - Лорд Огня. Казалась эта фраза в буквальном смысле разделила время на до и после. Девушка замерла и не двигалась, ее веки опустились, от чего глаза стали более вытянутыми. Губы стали прямыми. — Это правда? Духи! Скажи, что ты шутишь! — Да. Я принц Азори, сын Хозяина Огня. — И что это значит? Ваше высочество. Выплюнула девушка — Я не виноват в том, кто я есть! — Но виноват в том, что захватываешь города! Ты хоть знаешь, что чувствовала я? Из-за Хозяина Огня я давно не видела мать! Мой дом сожгли! А мои подруги мертвы! — Я тоже давно не видел мать, но никого в этом не виню! Маги земли убили моих соотечественников! И я сам чуть не погиб! Но я не виню тебя в том, что ты из племени Земли! Ты всегда знала, что я из страны Огня! — Да, но быть солдатом и принцем это разные вещи. Теперь я понимаю, почему ты всегда выгораживал Хозяина Огня, ой прости, своего папашу! — чтобы кто не говорил, но правда способна разрушить всё, вот и сейчас его личный мирок, что Азори возвёл с таким трудом, трещал по швам от сказанной истины. — И в чём же разница? Может в том, что буть я солдатом, ты была бы мертва? Азори никогда не просил ничего взамен за то, что спас её, но промолчать не мог. Он злился, но не на неё, а на себя и на то в какой ситуации он оказался. — Мне теперь до конца жизни благодарить тебя, ваше высочество? О, Азори много что хотел сказать, например, что у неё и её народа нет шансов. И что ей бы радоваться и благодарить судьбу за их встречу! Но предпочёл промолчать, наученный отцом, что иногда лучше просто закрыть рот. В комнату вошёл Сейкан и сообщил, что принца ждут во дворце немедленно. — Я должен идти. Даю тебе время придти в себя. Девушка была раздосадована, надеясь на продолжение ссоры разговора. В тронном зале всем присутствующим сообщили, что Аватар устроил мятеж на судостроительном заводе, нарушив поставки кораблей. — Мы давно должны были поймать этого мальчишку! — хриплым голосом говорил старый Буджинг — Не стоит сейчас на это отвлекаться. Он делает это намерено. — взяла слово принцесса. Во истину, Азула обладала невероятной силой, её уважали, боялись и восхищались одновременно. Она всегда смотрела широко и находила решение любой задачи. — Он, как и в прошлые разы, просто отвлекает нас. — Моя дочь права. Мы продолжим подготовку к будущей кампании. Принцесса Азула, дайте распоряжения касательно восстановления работы завода. — Ваше Величество, что касательно мастера Пиандао? Его осудили, присяжные вынесли приговор в измене. — Его казнят на площади. — Вы позволите? — вмешался министр Того, он встал, оголил руки и, умеренно жестикулируя, сказал — Казнь лучше отложить, до полного восстановления города. Казни страшат народ, в воздухе ещё витает запах погребальных костров, это плохо скажется на настроениях. А вскоре набор рекрутов. Поэтому казнь лучше отложить. — Того всегда повторял свои предложения несколько раз, что прекрасно работало, он словно вдалбливал свою точку зрения. — Принимается. — И, ваше Величество, люди жалуются на нехватку продовольствия, может открыть житницы казны? — Выдать хлеб семьям военных, в том числе вдовам. Остальные пусть ропщут. — Нно... — начал было Азори, но Озай посмотрел на сына и тихо сказал — Позже. Уже в кабинете Азори принялся горячо спорить с отцом, ведь по его мнению, оставлять людей без хлеба было неправильно. — Азори, я вывез зерно на остров Полумесяца, как и часть казны. Мы используем его позже. Сейчас так будет правильно. — Но люди голодают! — Я не могу потратить всё сейчас, небольшая хлебораздача будет устроена перед новым набором солдат. Ты потом увидишь почему это было правильно. — Народ скоро начнёт презирать нас! Я хожу по улицам в золоте, пока люди еле наскребают на похлёбку. — Так ходи в рубище, а лучше сиди-ка ты дома, сын, целее будешь. — отец потрогал принца за новую сорочку, окрашенную пурпуром, оценив качественную вещь — Эти самые «люди» о которых ты печёшься, ни один раз нападали на тебя. И будь уверен, они не были бы к тебе так добры, окажись ты без денег и власти. Юноша отвёл взгляд, да, спорить с отцом было невероятно трудно. Принц был не согласен с Озаем, ведь правящая семья жила в роскоши за счёт народа, а Озай отказывал им в помощи. — Кстати, на счёт Пиандао. Раз уж ты справился с заданием, думаю, его имуществом можешь распоряжаться сам, хоть потрать всё на рис. Азори понял намёк и поблагодарив отца, принялся здесь же описывать имущество мастера меча. Хотя, это и было дико, ведь тот и правда был его учителем пусть и не долго, но голодающие люди волновали принца больше. Да и в любом случае, тот был изменником.       Закончив с делами юноша хотел навестить девушку с острова Киоши, но решил сделал это завтра. Ведь понимал, после их разговора что-то измениться, и он решил, ещё один день побыть в приятном мираже. Утро было дождливым, слуги отговаривали принца от прогулки. Но Азори настоял, слуга нёс за ним зонт, но не смотря на его старания, одежда принца вымокла и неприятно прилипала к телу, покрытому мурашками не то от непривычной для лета стужи, не то от предстоящего разговора. Суюки встретила его на пороге. Решительный настрой девушки чувствовался даже на расстоянии, чего не присутствовало сейчас в самом принце, а потому диалог начала она — Азори, тебя ведь так зовут? — Да — Очень красивое имя — Азори улыбнулся, сел и долго смотрел на собеседницу, она зачем-то надела зелёное платье из простой льняной ткани, что уже успело слегка помяться хотя у неё уже был целый гардероб из шелка и бархата. — Я готова быть с тобой. — Азори живо взглянул на неё, хотя не знал рад он этому или нет. Подумать ему не дали, девушка продолжила. — Но я должна помогать Аватару. — Я понял. — Нет, дослушай. — Девушка подсела ближе и взяла его за руку — Мы может убежать вместе! Аватара ты уже знаешь, Сокку тоже! Тебе понравится и больше не придётся жить с отцом! — Что? Ты предлагаешь мне сбежать и стать предателем? — Я предлагаю тебе быть со мной. Я готова принять тебя и простить за то, что солгал мне. Но готов ли ты принять меня? Я - Глава воинов Киоши и я помогаю Аватару. И я - враг народа Огня. — словно признаваясь в тяжком преступлении говорила она, хотя, в стране Огня так оно и было. — Нет, ты просишь меня отказаться от себя и делать то, что считаешь правильным ты. — Ты хочешь быть со мной? — Я рисковал всем, чтобы спасти тебя! И ты спрашиваешь? — Если ты правда этого хочешь, уходим. Азори выглянул из окна, рассматривая город, на улице почти никого не было, благодаря «дивной» погоде. Решение. Очередное в его жизни, что поделит его жизнь на до и после. В отличии от большинства людей, что лишь спустя время осознают какие именно принятые ими решения оказались роковыми, принц почти всегда чувствовал этот момент. И он настал. Снова. Азори посмотрел на возлюбленную, она и правда была очень красивой, живой, искренней. Было бы забавно сбежать из Кальдеры, туда где нет правил, долга, нет вообще ничего. Но что дальше? Аватар не выиграет войну, конец которой уже столь близок, а когда его наконец поймают, то что останется его соратникам? Жалкое существование в роли беглецов без Родины? И что Азори скажет своим друзьям, Енн никогда не поймёт его, ровно как и Азула. Нет, здесь у него была жизнь и будущее, для построения которого он приложил титанические усилия. А Суюки звала в, пусть и приятный, но мираж. — Нет. Я не оставлю свой народ. Даже ради тебя. — Но... — Тут нет но. Я дам тебе шанс сбежать, но потом, как ты и сказала, ты - враг народа Огня. Прощай, воин Киоши. Молодые люди с минуту смотрели друг на друга и Азори, взяв на себя эту ношу, наконец ушёл. Разумнее было бы взять девчонку в плен, так было правильно, так учили в Академии. Но поступить на столько подло юноша просто не мог. Да и что это в конце концов меняло? С такой тягой к приключениям, девчонка далеко не протянет. А взять её в плен и передать в тюрьму значит собственноручно подписать ей приговор. Азори злился на эту ситуацию, с другой стороны, он всегда знал, что это должно было случится. Сбегать он не планировал.       Конечно, сказать не тоже самое, что сделать. Воспоминания о Суюки трогали его всякий раз когда он смотрел из окон дворца в сторону виллы министра. Азори даже пожалел, что просто не запер девчонку! «Кох бы всё это побрал!» думал принц. Озай замечал некоторую рассеянность сына, что можно было списать на возраст, для которого характерны сердечные драмы и слишком сильная реакция на происходящее. Однако, это было не особенно свойственно младшему принцу. — С тобой всё нормально? Ты ничего не хочешь мне рассказать? Взгляд отца, как и всегда, тяжелый, но для принца уже столь привычный. — Да, в полном. Азори, солгал слишком прилежно, делая голос показательно ровным и спокойным. Именно эта перемена выдала Озаю искусную ложь. Но отец промолчал. — Будущее наступление на племя воды должно стать последним в войне. — Последним? Война окончится? Азори отвлёкся от всех своих мыслей и повернулся к отцу корпусом. — Я боюсь повторения опыта Джао. И в этот раз в случае провала, я не смогу собрать новую армию до прилёта кометы. И тогда, вероятнее, войну предстоит заканчивать Азуле и тебе. На памяти сына Озай впервые обсуждал с ним свои опасения, относительно будущего. Как правило, он казался Азори непоколебимым и надёжным, словно никогда и ни в чём не сомневался и не боялся. Поэтому Азори начал действительно слушать, а не слышать. — Как продвигаются поиски Аватара? — Ты явно не в себе. — бросил правитель, чем поверг юношу в шок. Спустя минуту принца осенило, что о безуспешных поисках и провальных стычках с магом воздуха говорили почти весь совет, в то время как принц думал только о воинах Киоши. Пока Азори пытался вспомнить то, что прослушал, Озай внимательно смотрел на сына — Мне позвать врача? Что с тобой твориться? — Я в порядке. — Азори сложил руки у лица, выпрямил спину — Хоть кому-то удалось его поймать? — Один раз Зуко и второй раз Джао. Называя имя старшего сына, правитель не мог не признать, что именно Зуко справился с поимкой Аватара в первый раз. — Я напишу в Похай, пусть расскажут как именно Джао сделал это. Озай, удовлетворившись, вовлечённостью сына кивнул. Прочитав воздух, Азори счёл этот момент подходящим чтобы наконец спросить — Отец, я не в первый раз слышу про Белый Лотос. Что нам известно? — Азори ранее уже задавал этот вопрос, но ответом так и не был удостоен. — Раньше это была просто Организация, клуб по интересам, если угодно. Но уже много лет как это один из самых опасных врагов страны и, что важнее, нашей семьи. И я подозреваю, — это слово из уст Озая значило «абсолютно уверен» — мой брат её член. — Так значит, все нападения действительно устраивают именно они? И Пиандао, и адмирал Ямагути её последователи? — Именно. — В чём их цель? — Моя смерть, смерть моего приемника и полная капитуляция наших войск. — Они хотят мира? — Думаю, что их фанатики, те что умирают, но не сдаются, верят в единство четырёх стихий. А верхушка просто хочет править, ничего нового. Но я не хочу чтобы ты лез туда сам, это опасно. Ты меня понял, Азори? — на это юноша привычно кивнул, подчиняясь очередной просьбе-приказу.       Сведенья, полученные из архива крепости, были сухими и совершенно бесполезными. То как именно адмирал поймал мага воздуха не сообщалось. Поэтому принц написал человеку, который как нельзя кстати находился в Похай - Идари. И хотя, Озай рекомендовал сыну на некоторое временя прекратить с ней связываться, Азори счёл это возможным. Юноша искал себе дело в надежде хотя бы на время перестать думать о Суюки, он был бы рад отправиться на войну или ещё куда-то. Дочь адмирала-предателя не заставила долго ждать ответа, но вместо письма прислала к принцу бывшего лучника Юань. Это был мужчина лет двадцати пяти, краска алой татуировки уже успела поблекнуть на его лице, а карие глаза были мутными в центре, словно по ним струился водопад. Видимо, зрение этого человека упало и он был отстранён от службы. — Вам известно зачем я вас вызвал. — Да, мой принц. Азори предложил мужчина чаю, и тот начал свой рассказ — Когда Джао произвели в адмиралы он незамедлительно отдал приказ: мы должны были найти повелителя всех стихий и привести его в крепость. — мужчина был военным, а потому его рассказ был лаконичным — Его выследили близ города Таку в Земляном королевстве, там на озере нам удалось поймать его. — Как вы это сделали? — Благодаря меткости и сноровке, мы пригвоздили его за одежду стрелами, а потом связали и доставили в крепость. — Как ему удалось сбежать из Похай? Крепость хорошо охраняется, там несколько ворот, на сколько мне известно. — Ему помог синий дух. Принц задержал взгляд на мужчине и тот сказал — Я дал слово адмиралу Джао, не говорить о его догадках никому, но вы член королевской семьи, да и слово держать уже не перед кем. — как бы оправдывая себя, сказал мужчина — Адмирал считал, что синий дух это никто иной, как принц Зуко. «Значит Зуко смог в одиночку пробраться в крепость и вызволить Аватара. А он хорош, даже слишком.» - подумал принц, но ничем не выдал своих мыслей. — Вы можете составить список тех, кому удалось поймать Аватара? — Да, я уже написал его, тут все кроме меня и ещё одной девушки - Ёшири, она мертва, а я больше ни на что не гожусь — при этих словах мужчина помахал у себя перед лицом — Что с вашими глазами? — Духи дали мне самые зоркие глаза на свете, а затем забрали свой дар. — Вы помогли мне. Спасибо. Азори заплатил мужчине и отпустил. На утро Азори ещё раз зашёл в дом, что Сейкан снял для Суюки, а ныне пустующий. — Что прикажете делать с вещами? Принц осмотрел комнату: девушка почти ничего не взяла с собой, лишь пару украшений, да платье в дорогу — Пожертвуй всё бедным — Но найдя среди вещей куклу, что он сам как-то купил возлюбленной, добавил — Это оставь. — Принц Азори, вы позволите? — Принц только кивнул и удостоил подчиненного коротким взглядом — Вам стоит отпустить ситуацию, как принцу вам это ни к лицу, по городу и так ходят не самые лестные слухи. И больше не приходите сюда. Азори мог бы отчитать подчинённого за непрошеные советы, но Сейкан хорошо служил ему и, главное, был прав, поэтому Азори просто покинул это место, крепко сжимая детскую куклу, как нечто ценное.       Конечно, Азори помнил слова мастера Пиандао и размышлял над ними. Речи о гармонии и единстве его в принципе никак не трогали то ли он был на столько эгоистичен, то ли в Академии ему хорошенько промыли мозги, но он и правда не находил в этом большого смысла. Но слова мастера о его брате напротив же, заставили принца задуматься. Ведь ситуация и прям была не логична и можно было списать всё на то, что отец просто разозлился на Зуко. Но Азори и сам не один раз доводил отца, однако, он по-прежнему был во дворце рядом с отцом.       Озай посылал к сыну девушек, чтобы те развеяли не известно откуда взявшуюся печаль молодого принца. Попасть в покои к юноше было несказанной удачей хотя бы потому, что принц был красивым, а слуги говорили, что он много милостивее принцессы и Лорда Огня. А уж говорить о выгоде, что сулила любовь царского сына и говорить не стоит. Потому дворяне посылали к принцу своих самых красивых родственниц, некоторые даже хотели пораньше забрать дочек из Академии, чтобы те «засвидетельствовали почтение и преданность» царской семье. Азори не хотел никого видеть, но желая развеять слухи, оставил в покоях одну девушку. Он выбрал первую попавшуюся на глаза. Избранница оказалась миловидной, играла на двух музыкальных инструментах, танцевала и даже читала хайку. Но принц думал только об одной девушке, пусть та и не умела сочинять стихи, а пела хуже некуда. Девушку, что получила благосклонность юноши, звали Айка, уже на утро двор был полон слухов и пророчил девушке большое будущее. Самого Азори такие разговоры заставляли криво усмехнуться. Большое будущее? Может как у Минори, что была отстранена от дел? Или как у Сатоми? Или нет, как у его матери, что не видела своих детей много лет, а может уже и не увидит. Может, адмирал Ямагути и был прав, когда хотел чтобы его дочь держалась подальше от правящей семьи. Ни Айка, ни все развлечения дворца, даже приготовления к свадьбе Ки, не могли развеять печали молодого принца. Он хотел видеть Суюки, но никак не ценой измены.

Ещё по фэндому "Аватар: Легенда об Аанге (Последний маг воздуха)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.