Бывший хороший парень

Гет
NC-21
Завершён
48
Размер:
132 страницы, 10 частей
Описание:
Пай-мальчик, ты проклят. Все хорошие девочки уже давно по ночам мечтают о плохом парне с ледяными глазами.
Посвящение:
Моим читателям, которые имеют огромное терпение и ждут новые главы месяцами, а то и годами. Люблю вас)
Примечания автора:
Быть честной, я устала от своих макси-работ, где только одна глава выходит на 12 страниц. Хочу чего-то свежего и быстрого. Хочу нового опыта и эмоций. Буду рада каждому, кто пожелает пережить это вместе со мной.
P.S это не первая моя работа, которую я пишу по заявке, так что, если Вам станет интересно что-то еще из моего творчеста по заявкам, "Невиновная" вас ждет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
48 Нравится 30 Отзывы 13 В сборник Скачать

part 8. roller coaster

Настройки текста

September 4. jogging

      Лифт опускает меня на четыре этажа ниже, пока я нетерпеливо постукиваю по задней панели своего телефона. Я ещё не видел её сегодня, и от этого создавалось стойкое ощущение того, что с момента нашей последней встречи прошло не меньше недели. Нам не удалось пересечься ни с утра, ни на ланче, ни в конце учебного дня, и даже когда я уже целенаправленно собрался на поиск встречи с ней, дождавшись окончания последней пары у первокурсников, ничего не вышло.       Звонок от мамы ещё на час отстрочил нашу с Лани встречу. Я, конечно, был рад услышать родной голос, пусть и с другого конца провода. Пэтти была для меня тем человеком, по которому я скучал в первую очередь. Мне часто не хватает её. Но знаете, когда ты чего-то сильно ждешь, даже то, что обычно тебе нравится, не приносит никакой радости.       С каждой новой секундой, в которой не было Мелани Уайт, в моих легких словно заканчивался запас жизненно необходимого кислорода. Я задохнусь, если не увижу её сейчас же.       Лифт приветливо, подобно учтивому швейцару, открывает передо мной свои металлические двери, оповещая меня о прибытии коротким звонком, и я торопливо направляюсь к нужной комнате. Я спешил, словно боялся, что нашей встрече может помешать ещё что-нибудь. Я уже в привычном жесте стучу по двери, которую мне тут же открывает миловидная темноволосая девушка. — Привет, Джесс. Мелани здесь? — нетерпеливо, согласен, но я больше не хотел ждать.       Я не мог. — Привет… — только и успевает ответить девушка, едва уловимо улыбаясь. — Я здесь, — из комнаты отзывается Уайт, и, когда кареглазая соседка отходит от двери, я вижу, как девушка завязывает шнурки белых кроссовок. — Проходи. — Ты куда-то собираешься? — спрашиваю я и переступаю за порог, запирая за собой дверь. — Что? Нет, — Лани заканчивает со шнурками и поднимается, добавляя: — точнее да, но это не так важно.       Она стоит передо мной, одетая спортивную одежду — черные леггинсы и широкая белая футболка, тепло улыбается. Мне не хватало этого. — Так все же, куда ты собралась? Если не секрет, — спрашиваю я, улыбаясь в ответ, и складываю руки на груди, опираясь о боковую стену шкафа. — Хотела побегать, сегодня такой прекрасный вечер, но раз уж так сложилось, я готова отложить это для следующего случая, — хорошему настроению Мелани можно только позавидовать, даже всегда жизнерадостная Линн проигрывала ей в этом.       Энергия из светловолосой так и искрилась, придавая всему вокруг более насыщенные оттенки. Я оживал рядом с ней, порой даже сам того не понимая. — Не нужно ничего откладывать. Мы можем побегать вместе, если ты хочешь, конечно.       На что ты ещё можешь сподвигнуть меня, удивительная Мелани Уайт? — Конечно, хочу, — её улыбка становится ещё шире. — Только мне нужно переодеться, — я поджимаю губы, оценивающе смотря на стройные ноги девушки, обтянутые эластичной тканью.       Я вижу её смятение, проявленное алеющим румянцем на щеках, когда она замечает мой пытливый взгляд на себе. — Тогда я жду тебя во дворе, — произносит Лани, неловко переминаясь.       Я понимаю, что вогнал девушку в краску и возможно даже спугнул своим неоднозначным поведением. Старые привычки давали о себе знать, и раздражал даже не сам факт их существования, а то, что по закону подлости они проявлялись в самый неподходящий момент. — Договорились, — отвечаю я, выровнявшись, и берусь за дверную ручку.       Она стоит всё ещё немного растерянная и смущенная, а я выхожу из её комнаты и снова оказываюсь в лифте. Напущенная тревожность отступает. Я захожу в свою комнату, быстро сменив свои черные рваные джинсы на спортивные серые штаны, оставаясь, как и прежде, в черной футболке, и выбираю наиболее удобные для бега кроссовки. Мне потребовалось всего несколько минут на сборы, и вот я уже закрываю дверь своей комнаты. Подъемник опускает меня в холл первого этажа, я выхожу на улицу.       Мелани сказала правду, погода была поистине чудесной. Обычно к вечеру здесь порядком холодало, но не сегодня. Легкий ветер щекочет мои голые руки, покрытые нательными рисунками, и гуляет во взъерошенных волосах. Я осматриваюсь и вижу в паре метров мечтательную Лани, что увлеченно смотрела на небо, медленно приобретающее краски приближающего заката.       Я стараюсь быть тихим, подкрадываясь сзади и, едва коснувшись её плеча, заставив тем самим светловолосую посмотреть себе за спину, встаю перед ней. Когда она резко поворачивает голову, вновь смотря перед собой, то немного испуганно вздрагивает и тут же расслабляется, вытаскивая из одного уха беспроводной наушник. — Пугать было необязательно, — произносит она и благосклонно смотрит. — А ты не особо-то и пуглива, — я искушенно улыбаюсь и провожу ладонью вниз по её руке. — Ну что, до центрального двора? — девушка вопросительно выгибает бровь, и на её лице играет теплая тень улыбки. — Тогда побежали.       Я уже хотел перейти на легкий бег, но Мелани меня останавливает: — Подожди, я ведь не могу оставить тебя без музыки.       Она подходит ко мне совсем близко и вставляет мне в ухо тот самый наушник, который всё это время держала в руке. Её ладонь с моего уха сползает мне на щеку, вторая свободная так же касается моего лица. Голубой взгляд искрится в угасающем солнечном свете, смотря на меня по-новому, по-другому. Она медленно тянется к моему лицу, оставляя легкий поцелуй в уголке губ. Воздух становится слаще, гуще. Лани отстраняется от меня, но мне хочется, чтоб она ещё побыла так близко. — Теперь я уже не хочу бегать, — говорю я и облизываю губы в характерной привычке. — Ничего не знаю. Побежали, — светловолосая срывается с места, оставляя меня за спиной.       Я закусываю нижнюю губу, улыбаясь её задорному ребячеству, и тоже начинаю бежать. В наушнике звучит одна из старых песен Тейлор Свифт, когда-то моя любимая песня. И в какой-то момент мне кажется словно Мелани — девушка из моей прошлой жизни. Моя судьба, что немного запоздала и уже не нашла меня на месте, так как я оказался в невозвратном плену Валери Кингсли. Бег, казалось бы, обыденная штука, но светловолосая будто преображала любое действо, будто добавляла смысла в мою жизнь.       Мы бежали по теплой калифорнийской осени и узким тропинкам студгородка, под пеленой розоватого заката. Я чувствую умиротворение внутри себя, чувствую, что сейчас нахожусь там, где должен быть. Безопорно чувствую. Такая особенная связь, будто тонкой ниточкой, тянулась от неё ко мне. Я не знаю, как дать этому внятное и вразумительное объяснение.       Нас объединяло не совместное занятие, даже не наушники, в которых играла какая-то легкая попсовая песня, это было что-то настолько высокое, что мне никогда не дотянуться до этого, не подняв руку, не встав на стул, а она… Ей ничего не нужно было делать, она словно жила в этом, словно купалась и упивалась.       Я даже не замечаю, как мы оказываемся в непривычно пустом центральном дворе, на котором с утра порой и яблоку негде упасть. А сейчас же здесь гуляет одинокий ветер, метаясь между арок по просторным коридорам, словно от безделья, и мы, пытающиеся восстановить дыхание, с глупыми улыбками на лицах. Я молча смотрю на то, как она поправляет волосы, собранные в невысокий хвост, и тоже улыбчиво косится на меня. — Что? — с придыханием спрашивает она и вытирает лоб тыльной стороной руки. — Ничего, — я не могу перестать улыбаться, но я боюсь, у меня скоро начнет сводить щеки. — От тебя глаз не оторвать. — Шутишь? Я сейчас вся потная и, наверное, красная, как рак. Тебе разве такие нравятся? — спрашивает Лани и наклоняет голову вбок. — Мне нравишься ты. Любой.       Девушка смотрит слегка растерянно, и смущенно отводит глаза. — Как смотришь на то, чтоб пройтись на обратном пути? — я задаю вопрос и вытаскиваю из уха беспроводной наушник, протягивая его голубоглазой. — Я хочу узнать тебя поближе. — Думаешь, мне есть, что скрывать? — она с хитрой улыбкой кидает на меня взгляд и забирает наушник из моей руки, кладя его в кейс, а после снимает свой, отправляя его туда же. — Поговаривают, в тихом омуте черти водятся, — мне нравится перекидываться с ней неоднозначными фразами. — Тогда тебя явно стоит меня остерегаться.       Путь назад до кампуса был не менее прекрасен, нежели наша совместная недолгая пробежка. Теперь закат обрел ещё более яркие, насыщенные краски, как и наш разговор. — Ты местная? — Нет, — она опускает голову с легкой улыбкой, махая ей в знак отрицания. — Я из Бэйкерсфилда. Знаешь, где это?       Я в удивлении свожу брови, чем вызываю вопросительный взгляд со стороны девушки. — Я сам родом из Бэйкерсфилда. Таких совпадений, Мелани, просто не бывает, — последнее я говорю скорее для себя, чем для такой же удивленной, как и я, голубоглазой. — Я никогда не видел тебя раньше. Где ты скрывалась от меня? — В раннем подростковом возрасте, Джастин, — она смеется и добавляет: — я в свет-то начала выходить только лет в шестнадцать. — Получается, когда ты только познавала все прелести старшей школы, я уже был на втором курсе, — я собираюсь с мыслями, даже не замечая, как мы оказываемся на территории нашего кампуса. — Именно так, — коротко подтверждает она, и я открываю ей дверь, пропуская вовнутрь многоэтажного здания.       Этот факт, ранее нам не известный, не дает покоя ни мне, ни Лани. До её комнаты мы идем в полной тишине, каждый находясь в своих размышлениях. Я наконец-то понимаю, почему её фамилия казалась мне такой знакомой, но в то же время ничего конкретного вспомнить я не могу, а она, вероятно, тоже думает над тем, где бы могла меня встречать в Бэйкерсфилде.       Это так странно и удивительно в одно и то же время. Мы жили в одном городе, гуляли по одним и тем же улицам. Если бы я только раньше встретил тебя… Может тебе бы уже тогда удалось меня спасти, спасти без этих жертв, Мелани Уайт?       Мы останавливаемся у дверей её комнаты. Девушка поворачивается ко мне, и теперь мы смотрим друг на друга, стоя на совсем мизерном расстоянии, даже не на расстоянии вытянутой руки. Я смотрю в её голубые глаза, но замечаю в прежде излучающем силу и стойкость характера взгляде необъяснимую тоску. Мелани смотрит на меня, словно задыхаясь, и по её щеке медленно стекает слезинка. Сейчас мне самому становится трудно дышать, мне трудно видеть её боль, это куда хуже даже собственных мук. Я настолько проникся ей за каких-то пару дней, что готов обрушить на себя все её беды, только бы больше никогда не увидеть, как она плачет.       Мои руки обвивают её хрупкие плечи, прижимая расстроенную девушку к своей груди. Я чувствую, как она прижимается лбом к моему телу, шмыгая носом, кладя свои ладошки мне на ребра. — Эй, что случилось, мышонок? — снисходительно спрашиваю я, опуская голову и гладя девушку по голове. — Я не знаю, — она поднимает голову, смотря на меня покрасневшими от слез глазами. — Просто мне грустно. Я так сильно скучаю по семье, я никогда раньше не расставалась с ними. Они всегда были рядом, а сейчас мне кажется, что я осталась совершенно одна. — Эй, ты не можешь быть одной, у тебя есть Джесси…       Девушка перебивает меня: — Да, но… — У тебя есть я.       Мелани в ответ на это лишь лучезарно улыбается и вновь утыкается в мою грудь, обнимая, скрестив руки за моей спиной. — Пойдем ко мне? Посмотрим какой-нибудь фильм, чтоб ты больше не чувствовала себя одинокой, — спрашиваю я, гладя светловолосую по плечу. — А ты точно не будешь приставать? — в её голосе появляются оттенки забавы. — Разве что, немного, — на губах образуется лукавая улыбка. — Тогда ладно, — отвечает по-ребячески она, и я вновь вижу гладь в её голубом взгляде.

September 13. attraction

— Эй, Джесс! — я окликиваю быстро идущую по коридору темноволосую девушку.       Она резко разворачивается, и я торопливым шагом подхожу к ней ближе. Девушка молчит, ожидая, когда я продолжу. — Я уже два часа не могу дозвониться до Мелани. Ты не знаешь, где она могла бы быть? — спешно и слегка тревожно спрашиваю я. — Мелани забыла телефон, она в библиотеке сейчас, — милая девушка дает мне ответ с легкой, присущей ей улыбкой, сжимая ладонью корешок какой-то книги, что прижимала к груди. — Спасибо, — я благодарю подругу Уайт и уже собираюсь уходить. — Джастин… — она произносит это гораздо громче, чем сама того ожидала, и замолкает, будто осеклась. — Ты что-то хотела? — я вскидываю брови, смотря на замявшуюся девчушку. — Просто, — Джесси смущается и от этого едва ли не топчется на месте, будто ребенок, что провинился. — Ты бы не мог дать мне номер Зеда?       Я хитро улыбаюсь, думая о том, как Зед быстро подоспел за мной.       Джессика Хантер — очень миловидная девушка, что была подругой детства Мелани и по совместительству её соседкой по комнате. В ней гармонично сочетались все её черты лица, каштановые волосы средней длины, небольшие добрые карие глаза, немного смуглая кожа. И не было ничего необычного в том, что наш казанова-Зед положил на эту милашку глаз.       У Хантер с Мелани было что-то схожее в характере, они обе добры и открыты, но даже при таком раскладе Джесс не пришлась бы мне по душе. В ней не было того стержня и огня, что был в очень хрупкой на первый взгляд Уайт. Её подруга была более мягка и податлива, из неё можно было слепить личный идеал.       Я открываю контакты в своем сотовом и, отыскав среди множества номеров номер друга, молча протягиваю свой телефон девушке. Она незамедлительно переносит данные в свой мобильный и возвращает мне мой. — Спасибо, — она смотрит ясно и наивно, будто я совершил для неё нечто грандиозное. — Обращайся.       Мы расходимся кто куда, и теперь я спешу в библиотеку, моля о том, чтоб не разминуться с Мелани где-то в коридорах, похожих на извилистый лабиринт. Библиотека находилась в центральном корпусе университета, где сбереглась ещё та давняя атмосфера с темными коридорами, по которым гуляло эхо, и запахом старых книг с протертыми страницами. Я открываю высокие массивные двери и вхожу в огромный зал, где стены были вымощены книжными полками едва ли не до самого потолка.       Библиотека Стэндфордского университета поражала своим размером и величественностью, в свое время я влюбился в это место. На первом курсе я часто сбегал сюда, прячась ото всех, даже от самого себя. Здесь всегда было тихо и малолюдно, сюда редко кто захаживал, живя в эре цифровых технологий, а я нашел в этом месте некое пристанище, обитель для своей грешной и немощной души.       Даже сейчас я шел между пустых столов читального зала, где была лишь пожилая женщина библиотекарь и какой-то парень, что тихо вел с ней беседу. Я чувствую досаду, окидывая всё вокруг быстрым взглядом, и тут непонятно — то ли от такой пугающей пустоты пространства или от того, что девушки здесь я так и не нашел. — Миссис Клэр, здравствуйте, — начинаю я, как только подхожу к рабочему месту женщины.       Библиотекарь отвлекается от разговора с юношей и благосклонно мне улыбается, говоря: — Рада видеть тебя, Джастин. Выглядишь встревоженно, ты что-то хотел? — Миссис Клэр, от вас давно ушла такая юная светловолосая девушка? Она первокурсница, — я говорю хоть и тихо, чтоб не нарушать царившей здесь столетиями тишиной, но достаточно эмоционально. — Ты случайно сейчас говоришь не о Мелани Уайт? — улыбка на худом, покрытом легкими морщинами лице, стала ещё шире. — О ней, миссис Клэр. — Обернись, — коротко отвечает библиотекарь и вскидывает подбородок, указывая мне за спину.       Я резко разворачиваюсь и вижу, как в углу у самого окна сидит Лани, умиротворенная и сосредоточенная на страницах книги, что читала сейчас. — Спасибо, — я поворачиваю голову к женщине, даря ей искреннюю улыбку, и направляюсь к девушке без лишних раздумий и промедлений.       Я стараюсь идти тихо, делая бесшумные шаги, чтоб не нарушить её покой раньше срока. Она была так прекрасна сейчас, подпирая щеку рукой и бегая опущенным взглядом по строкам какого-то романа. Её и без того золотистые волосы играли в лучах солнца, что пробивалось через большое окно и ласкало своим теплом её расслабленное лицо. — Я едва нашел тебя, — я говорю тепло и тихо, чтоб не испугать её.       И это работает, она медленно поднимает на меня свой бездонный голубой взгляд, что блестел, залитый светом, с мягкой улыбкой. Она была похоже на солнце, что так интересно и удивительно играло сейчас на её чертах лица. Она была моим солнцем. — А зачем искать, если я не терялась, — в её голосе столько жизни, столько воодушевленности, что это будоражит мое сознание. — Какие планы на сегодня? — я упираюсь ладонями о поверхность деревянного лакированного стола, нависая над Мелани. — Я думала, это ты мне скажешь, — отвечает она, слегка запрокинув голову и выглядя так соблазнительно. — Обязательно скажу, — я тяну слова и медленно обхожу сидящую девушку, оказываясь за спиной.       Я вновь склоняюсь над ней, едва не обнимая, так что мой рот оказывается у её уха. — Ты даже не представляешь, как прекрасна сейчас, — я опаляю своим шепотом её кожу, от чего по её телу бегут мурашки. — А сейчас нам пора.       Я просовываю руки под её, закрывая раскрытую на столе книгу, и мои ладони ложатся на женскую талию, поднимая девушку из-за рабочего места. — Что ты творишь? — она сдерживает смешок и хватает уже закрытую книгу со стола, пока я едва не пихаю её к выходу.       Когда мы почти оказываемся у самых дверей, девушка резко разворачивается, с улыбкой спрашивая: — Эй, к чему такая спешка? — Меньше вопросов, мышонок, — я чмокаю её в нос, а она забавно морщится.       Я толкаю дверь за спиной светловолосой и, повернув голову, говорю: — До свидания, миссис Клэр. — До свидания, — добавляет Мелани сразу же за мной.       В ответ мы слышим взаимные слова прощания и покидаем библиотеку. Я и Мелани оказываемся в тускло освещенных коридорах, и каждый наш шаг эхом расходится по пространству. От резко окутавшей прохлады, Лани, что была одета в легкую футболку, прижимается ко мне, а я вовсе не против такого расклада, потому обнимаю девушку одной рукой за плечи. — Так все-таки, может уже раскроешь мне наши планы на вечер пятницы? Или ты волнуешься, что они не так уж и хороши и я пожалею, что не поехала домой? — она поднимает на меня взгляд с хитрой улыбкой. — Ох, мышонок, я могу показать, как хорошо в моей постели, и тогда ты будешь жалеть, что не оказалась там раньше, — я искушающе улыбаюсь, прижимая девушку ещё ближе к себе. — Фу, как пошло, — со смешком произносит она, в шутку отпихиваясь от меня. — А если серьезно?       Мелани становится передо мной и тянется ладошкой к моим волосам, поправляя их. — Я хочу познакомить тебя со своими друзьями, — говорю я, пока её рука соскальзывает мне на щеку. — Это волнительно, твои ребята не кажутся особо дружелюбными, — Уайт хмурится, убирая руку от моего лица. — Лани, тебе не о чем беспокоиться, потому что они сами захотели познакомиться с тобой, — я перехватываю её ладонь, переплетая пальцы в замок. — Это на первый взгляд они кажутся стаей волков, а на самом деле те ещё пушистые одуванчики. — Ладно, поверю на слово. А куда мы пойдем? — она вновь расслабляется и тянет меня за руку, чтоб мы продолжили ходьбу. — В парк аттракционов, — говорю я, и девушка резко поворачивается ко мне с широкой улыбкой. — Правда? — её глаза горят, будто у маленького ребенка. — Да, — не могу не улыбаться рядом с ней.       Она правда солнечная, настолько, что я с улыбкой щурю глаза.       Я даю Мелани час на сборы, и вот уже мы всей компанией в назначенное время ожидаем девушку на парковке, что находилась около кампуса. Она не заставляет себя ждать и приходит без опозданий. — Ого, как вас много, — начинает разговор Лани, когда подходит к нам поближе. — Привет, малышка, — тут же начинает Рейчел. — Привет, я — Мелани, — светловолосая с дружелюбной улыбкой протягивает Роуз ладонь. — Мы все здесь знаем, как тебя зовут. Хорошие девушки у Джастина редкое явление, — неугомонная рыжеволосая игнорирует рукопожатие и обнимает немного оторопевшую Мелани, спеша добавить: — Рейчел, но для тебя просто Рейчи. — Приятно познакомиться, — Мелани немного неловко переминается с ноги на ногу. — Ладно, чтоб больше не взболтнули лишнего, да, Рейчел? — я специально делаю акцент на девушке и продолжаю. — Зед, Мейсон, Линди и Нейтан.       Говоря имена, я указываю ладонью на их носителей и считаю, что первый этап знакомства увенчался успехом, ведь сегодня все были в более чем приподнятом настроении, что бывало крайне редко. Все были рады знакомству с Мелани, а от этого был рад и я. — Рада знакомству и, надеюсь, мне удастся не перепутать ваши имена, — отвечает Уайт с улыбкой, слегка нервничая и покручивая тоненькое кольцо на безымянном пальце. — Вот и славно. Тогда кто с кем едет? — я решаю избежать лишних неловкостей и сразу приступаю к делу. — Мы поедем с Нейтом, мне нужно обсудить кое-какие детали с Рейчел касательно соревнования, — сразу же отвечает Линн, заправляя прядь каштановых волос за ухо. — Окей, тогда Зед едет с нами, — достав из переднего кармана ключи от машины, я снимаю её с сигнализации.       Мы все рассаживаемся по машинам: к Нейтану садятся Рейчел с Линн и Мейсоном, а ко мне — Мелани и Зед. Я первый выезжаю с парковки, Нейт направляется сразу за мной. В салоне повисает неловкая тишина, в которой никто не решается заговорить. Мелани застенчиво смотрит в окно, а Эванс копается в своем телефоне. — Зед, сегодня Джесс спрашивала про тебя, просила твой номер, — начинаю я, тем самым привлекая внимание не только друга, но и Мелани. — А чего ты не пригласил её с нами? Я думаю, никто не был бы против. — Она решила поехать домой на выходные, — в голосе парня чувствуется некая досада, хоть он и старался это скрывать. — Это правда, мы думали уехать вместе, — в разговор включается Мелани. — Кстати, Мелани, вы же подруги? — оживленно начинает темноволосый и немного наклоняется, чтоб быть поближе к девушке, что сидела на переднем сидение. — Да, а что? — между ребятами завязывается диалог. — Расскажи что-нибудь о ней? Допустим, какие цветы она любит или фильмы. — Тут легко, она любит полевые цветы, а насчет фильма — возможно, Титаник, а так в принципе почти каждая вторая драма ей нравится, — достаточно спокойно говорит Лани, смотря на дорогу перед собой, но после резко разворачивается, оказываясь лицом к лицу с Зедом, продолжая: — Только учти, что Джесси очень ранимая и хрупкая, и даже не думай мне её обижать, в противном случае клянусь, что устрою тебе такую жизнь, что сахаром не покажется.       Такая напористость и стойкость Мелани меня умиляет, и я улыбаюсь, как дурак, едва ли не до самой остановки, думая над тем, что эта на первый взгляд милая девчушка может надрать зад любому. Я заезжаю на парковку и трачу немного времени, чтоб оплатить её, рядом со мной останавливается и машина Нейта, и вот уже все мы направляемся ко входу в местный парк аттракционов.       На первый взгляд кажется, что здесь вовсе нет посетителей, но, присмотревшись, можно увидеть развлекающихся людей. Яркие уже горящие разноцветными бликами от подсветки аттракционы разбавлялись живой зеленью вокруг. По всей раскидистой территории парка ненавязчиво звучала музыка, что идеально вписывалась в расслабленную обстановку, царившую здесь. Идея приехать сюда под самый закат была гениальна, ведь сейчас красота и атмосфера этого места выделялась, как никогда раньше. — Итак, с чего начнем? — спрашиваю я, обняв за плечи идущую рядом Лани. — Предлагаю начать с американских горок, пока ещё не так прохладно, — Рейчел, что немного выбилась из компании и шла впереди, резко разворачивается, заставляя всю компанию застопориться на месте. — Ну что, голосуем? Кто за?       На лице Рейчел красуется широкая улыбка, полная отбитого сумасшествия, такого присущего ей. Может показаться, что она немного слетела с катушек, но это только на первый взгляд, пока не привыкнешь к этому. Рыжеволосая девушка продолжает стоять, кладя ладони себе на талию, а мы просто смотрим на неё, словно на душевнобольную, что только что совершила побег из психушки. — Окей, — протягивает она немного разочарованно, закатывая при этом глаза. — Кто против? Воздержались? Вот и ладненько, мы идем на американские горки!       Последнюю фразу она счастливо выкрикивает, будто выражает коллективную радость вместо наших каменных лиц, и хлопает в ладоши, словно ребенок, что получил конфетку. — Алё, и что мы стоим? Жетончики сами себя не купят, — продолжает негодование Роуз, и только сейчас я решаюсь прервать её театр одного актера: — Ждите меня здесь, — со смешком говорю я и опускаю свою руку с плеча светловолосой, беря её за руку.       Несмотря на то, что Мелани, как и всегда, старалась держаться непоколебимо, я чувствовал её легкое смятение, поэтому решаю не оставлять её одну, и как только мы отходим достаточно далеко от ребят, я завожу с ней разговор: — Не обращай внимания на Рейчел, это её привычное поведение, — я с мягкой улыбкой смотрю на умиротворенную девушку. — Всё в порядке, Джастин, — она переводит на меня свой голубой взгляд, и я правда убеждаюсь, что всё нормально. — Знакомства — они всегда такие. — Какие? — мы останавливаемся у самой кассы, и я встаю перед девушкой, возвышаясь над ней с хитрой улыбкой. — Неловкие, — коротко отвечает она, пожимая плечами.       Я засматриваюсь на неё, на то, как легкий ветер колышет её едва завитые светлые волосы, как чувственно она дышит, находясь так близко ко мне. Когда я кладу ладонь на её мягкую щеку, кажется, что мир замедляет свою суматоху вокруг, и всё это только для того, чтоб я поцеловал её. Я неспешно склоняюсь на ней, сокращая расстояние между нами, и нежно касаюсь её губ.       Ни с одной девушкой я не чувствовал себя лучше, ни с одной я не чувствовал себя настолько живым, и мне для этого было почти ничего не нужно, только едва прикоснуться к ней. Её маленькие ладони проводят по моим волосам, и я ловлю себя на мысли, что не хочу больше, чтоб к ним прикасался кто-либо, кроме моей голубоглазой девочки. — Лани, ты можешь не верить мне, но ты лучшее, что случалось со мной едва ли не за всю жизнь, — шепчу я, когда отрываюсь от теплых губ. — Я, правда, могу не верить тебе, Джастин. Я должна не верить, но я верю, будто знаю всю жизнь, — девушка тоже шепчет, а у меня внутри всё переворачивается вверх дном.       Если я причиню ей боль, я умру вместе с её верой в меня. — Мне кажется или тебе пора в кассу, пока я тут не разревелась в твоих объятьях? — она застенчиво улыбается, и я выпускаю её со своих рук, направляясь к небольшой яркой будке.       Я быстро справляюсь с покупкой жетонов, и мы возвращаемся к ребятам, что уже успели найти тему для бурных обсуждений. — Ну наконец-то, пропажа века, — шутливо протягивает Мейсон, и Линди несильно пихает его в бок, чтоб он не успел сморозить какую-нибудь похабную шутку. — Налетайте, — говорю я и, вытянув руку, раскрываю ладонь, где лежала небольшая горстка пластмассовых цветных монет.       Друзья их быстро разбирают, пока в моей руке не остается всего две — моя и Мелани. — Хэй, Мелани, присоединяйся в наш девичий клуб и оставь этих заносчивых засранцев. С ними толком даже поговорить не о чем, — говорит Рейчи, обернувшись через плечо, как только мы сдвигаемся с места.       Рейчел с Линн действительно отделились от нас и шли впереди, хоть и оторвавшись совсем немного. Я мягко отпускаю ладонь Мелани, как бы намекая, что я не против подобного расклада, и она, улыбнувшись, идет к девочкам, которые с большим удовольствием принимают её к себе. — Рейчи, милая, когда в следующий раз решишься позвонить мне, то не забудь напомнить себе, что поговорить со мной толком не о чем, — начинает Нейтан, ехидно усмехаясь резко повернувшейся рыжеволосой девушке, чьи кудри разлетелись в стороны, и тут же добавляет: — не трать свое драгоценное время.       Роуз в ответ лишь строит неодобрительную гримасу и тут же вклинивается в разговор между Линди и Лани. Весь этот небольшой путь девушки своей скромной компанией о чем-то мило, но довольно оживленно ведут беседу, а я с неприкрытым удовлетворением слежу за этим зрелищем, слыша звонкий смех раз за разом. Я рад, что моя жизнь так тепло и быстро приняла нового человека, девушку, в которую я так искренне и всепоглощающе влюблен, ведь мои друзья были и остаются огромной частью моей жизни. — Рад, что ты наконец-то нашел ту, которую так долго искал, — тихо, едва ли не у самого уха произносит Зед, пока Мэйсон с Нейтаном спорят о том, кто выиграет в осеннем баскетбольном матче. — Я-то знаю, ты тоже времени зря не терял, — я заговорчески улыбаюсь, намекая ему на связи с Джесси, и тот несильно толкает меня в предплечье, чтоб я прекратил.       Я и сам не замечаю, как мы оказываемся на месте, и нас тут же встречает дружелюбной улыбкой мужчина-инструктор, который просит предоставить ему жетоны и поделиться на пары. Пары сформировались безо всяких размышлений, ведь всё было и так предельно понятно, но сегодня Зеду пришлось остаться за бортом. — Окей, так как я сегодня одинокий одиночка, поеду в самом первом вагончике, — в голосе темноволосого парня ощущалась легкая тоска, но он продолжал привычно улыбаться и принимать любую ситуацию такой, какой она являлась.       У этого парня была своя философия, в которой он считал, что лучшее — отпустить ситуацию, над которой ты не имеешь контроля. Так он поступал и сейчас, ведь он не мог удержать Джессику насильно.       Все немедля стали усаживаться на свои места, позволяя инструктору их пристегнуть и обезопасить пребывание на аттракционе. Мы с Мелани были последними, кто занял свои места. Я сел в вагончик первым и подал Лани руку, чтоб помочь, и в эту же секунду она уже сидела рядом передо мной. Инструктор так же зафиксировал нас ремнями безопасности, как и остальных, опустил общий поручень, что тоже служил фиксатором, и убедительно попросил всю поездку держаться за него, желательно обеими руками. После короткой инструкции по технике безопасности мужчина исчез в будке, где находилась панель управления для запуска аттракциона. — Боишься? — спрашиваю я голубоглазую, легко улыбаясь. — Нет, ты ведь рядом, а значит бояться нечего.       Буквально через пару секунд мы слышим под собой, как шумно начинают едва ли не свистеть вагончики, что начали движение, и вот уже через каких-то пару метров они резко ускоряются. Теперь мы едва не летим. Я, правда, ожидал услышать крик рядом, когда мы оказались внутри петли, но вместо этого я слышу смех Мелани, пока Линн с Рейчел перебирают ругательства. Я, повернувшись, не могу оторвать глаз от нее. Уайт так спокойна, с прикрытыми веками и блаженной улыбкой, ловит порывистые потоки ветка своим лицом, будто парит где-то в облаках, а не катается на щекочущем нервишки аттракционе. Удивительная, совершенно удивительная Мелани Уайт.       Но вот что мне удалось понять сейчас — любой контакт с Лани для меня был, как очередная поездка на американских горках, и я никогда не знал, что она мне принесет. С ней от едва существующих низов до невероятных высот, от полного крушения до абсолютного возрождения. От безразличия до любви, которой я никогда ранее не испытывал. Я чувствовал душевную наполненность рядом с ней. Я никогда не чувствовал себя лучше, чем сейчас, летя на огромной скорости по извилистым путям.       Я решаюсь заговорить с светловолосой, только когда мы уже окончательно сошли с платформы аттракциона: — Так ты у нас экстремалка? — А что тебя так удивляет? — она хватает меня за руку, заставив остановиться и развернуться.       На её лице такая задорная теплая улыбка, уничтожающая всё плохое, что есть во мне. — Ты не похожа на девочку-адреналин. — А вот и не угадал. Эта девочка однажды гнала по трассе на скорости двести километров, — она победно вскидывает голову. — Как-нибудь прокатишь меня? — на моих губах застывает соблазнительная улыбка. — Если возникнет такая необходимость, то с удовольствием.       Я уже едва сдерживался, чтоб не впиться в её губы, но Линн прерывает наше единение и едва не тянет за собой Мелани, со словами: — Я обязана угостить тебя розовым лимонадом! Такого вкусного напитка ты точно нигде ещё не пробовала.       Светловолосая девушка оборачивается ко мне с извиняющейся улыбкой и посылает мне воздушный поцелуй, уходя за моей подругой.

September 16. sports competition

      Сегодня спортивное поле, которое и без того обычно многолюдное и шумное, превратилось в настоящий муравейник. Трибуны кишили студентами, по площадке носились девчонки-чирлидерши, а в раздевалках стоял возбужденный гул. Но в этом не было ничего зазорного, открытие спортивного сезона в Стэнфорском университете всегда было таковым — раздутым и пафосным. — Бибер, ты в курсе, что сегодня ты ведешь команду своего курса? Мэйсон на вчерашней тренировке немного потянул плечо, поэтому в сегодняшнем соревновании он будет на задних позициях, — ко мне со спины подошел тренер и положил ладонь на плечо. — Без проблем, — я развернулся к молодому мужчине, теперь уже не следя из открытых дверей раздевалки за обстановкой, царившей вокруг. — Вот и славно, я рассчитываю на тебя, — с этими слова тренер хлопнул ладонью по моему предплечью в приободряющем жесте, и, прежде чем выйти на поле к чирлидершам, крикнул: — Пятиминутная готовность, ребята!       Я ещё недолго осматривал трибуны в поиске знакомых лиц, хотя кому я вру. Я искал Мелани, она обещала прийти несмотря ни на что. Но времени до начала почти не осталось, чтоб пытаться в снующихся толпах отыскать силуэт миниатюрной девушки, и я прошел вглубь раздевалки, где парни оживленно болтали о предстоявшем баскетбольном матче. — Ну что, разнесем третьекурсников и в этом году, народ?! — в приподнятом настрое произнес я, вытягивая перед собой ладонь. — Крутая идея, Бибер, — Мейсон положил свою ладонь поверх моей.       А после него уже вся команда навалилась с победным кличем, от которого, казалось, загудели стены. — Тогда вперед!       И мы все бодро выбежали на поле одной гурьбой.       Сегодня было пасмурно и прохладно, как для середины сентября в Калифорнии, но с одной стороны подобная свежесть в воздухе была лучше испепеляющей жары. Обычно на открытии сезона с нас стекает седьмой пот к концу игры, поэтому скорее такой погоде были рады, чем огорчены ею. Я вновь осматриваю заполненные трибуны, только уже ближе, но ко мне со спины подкрадывается Рейчел, отвлекая: — Привет, капитан. Высматриваешь свою милашку? — Ты видела её? — я поворачиваю голову, сталкиваясь с улыбкой на красных губах. — А как же, вот же она идет рядом с Линн к ребятам, — рыжеволосая смотрит на трибуну и машет ладонью.       Я резко поворачиваю голову и наконец-то отыскиваю взглядом Уайт среди сотен учеников, что заполнили почти все свободные места. Напряжение, до этого поселившееся внутри меня, исчезает, и я чувствую облегчение, зная, что она будет рядом, что будет поддерживать меня.       Видимо сегодняшний холод был нипочём только для спортсменов, потому что Мелани кутается в легкое бежевое пальто, держа в одной руке стаканчик с кофе, и застенчиво машет Роуз в ответ. Взгляд её переходит ко мне, и Лани улыбается, ещё недолго сохраняя со мной зрительный контакт, пока не садится между Зедом и Линн, говоря ей что-то на ухо. — Теперь-то ты точно готов побеждать, — Рейчи хлопает меня по плечу, и я наконец-то отрываю взгляд от Лани. — Ещё как готов, — я улыбаюсь подруге, и мы идем на исходную, откуда должны будем выйти на поле для приветствия.       Рейчел сопровождает меня на всех соревнованиях с тех пор, как вступила в команду чирлидеров нашего университета, и я считаю её самой лучшей моей спортивной парой за всю свою студенческую жизнь.       Даже сегодня, когда мне предложили, как лидеру команды выйти с капитаном чирлидеров, я по-прежнему отдал предпочтение своей подруге, а не этой заносчивой суке. Здесь всё было просто, Рейчел — единственная среди чирлидеров, что даже не пробовала подбивать ко мне клинья, а действительно поддерживала и приободряла, а главное я доверял Роуз, зная, что она точно не выкинет какой-то фокус перед Мелани. Она уважает меня, это дорогого стоит.       Рыжеволосая девушка, стоя на месте, прижимается ближе ко мне, держась за мою руку двумя ладонями в попытках согреться, пока не начинает звучать гимн университета. Торжественная музыка расходится по пустому полю, и Роуз тут же отпускает меня, хватая свои помпоны из-под ног, и мы неспешной, но бодрой трусцой выбегаем на поле.       Рейчел держит меня под руку, а другой рукой приветственно машет помпоном, с широкой актерской улыбкой. За нами бегут остальные пары и выстраиваются сбоку от нас в одну шеренгу. Когда обе команды вышли на поле, сопровождающие их девочки-чирлидерши делают несколько шагов вперед, выполняя заученное движение, и покидают поле. — Удачи, Джей-Джей, — тихо произносит Роуз и так же динамично убегает вслед за остальными девчонками.       Теперь мы приветствуем своих соперников, разыгрываем мяч и начинаем игру под звонкую трель свистка судьи. С трибун начинает литься напряженный гул, когда мяч оказывается то в руках нашей команды, то команды соперников. По окончанию второй четверти матча мы получили ничью со счетом 4:4, в этом году команда третьекурсников была более натренированной, но с такими соперниками было только интереснее вести борьбу за победу.       Мы с ребятами садимся на свою лавку, отдыхая, пока чирлидерши заправляли уже свой второй танец. — Как плечо, Мэйс? — спрашиваю я у рядом сидящего друга. — Пока держусь, но нужно поднажать, — Мейсон, как и я, смотрит на трибуну напротив, где сидела наша компания.       Мы оба засматриваемся на своих девочек, что машут нам и посылают воздушные поцелуи, что, казалось, было лучшей наградой, и даже не замечаем, как заканчивается большой перерыв. По правилам мы меняемся полями с соперниками, и впереди нас ждало ещё две четверти матча. С каждой минутой игра была всё более напряженной, так как мы шли с соперниками ноздря в ноздрю, и крайнюю четверть вновь начали с ничьей.       Я перехватываю мяч буквально в последнюю минуту игры и решаюсь рискнуть, делая бросок с трехочковой линии, понимая, что обойти защиту мне не удастся. Пока мяч уверенно приближается к баскетбольному кольцу, мне кажется, время слегка замедляется, а напряжение нарастает ещё больше, когда мяч, как по закону подлости, делает несколько кругов по периметру кольца и только потом падает в корзину. Трибуна взрывается громким гулом и аплодисментами, что едва не заглушает трель свистка.       Мы победили. Эта мысль бежит в моей голове красной строкой, но осознание всё же наступает парой секунд позже, когда моя команда наваливается на меня, ликуя из-за очередной, но непростой победы. Когда адреналин внутри утихает, мы вновь строимся на поле для обмена рукопожатиями с командой соперников и оглашения победителя. Теперь игра считается официально завершенной, а трибуны начинают постепенно редеть; кто-то спускается на поле к игрокам, кто-то идет дальше по своим делам. — Боже, Бибер, просто красавчик! — я стою в компании Мэйсона, что всё никак не унимался, и Рейчел, ожидая, когда наши ребята спустятся к нам. — Давно у тебя не было таких четких бросков. — Согласна. Джей, ты сегодня сделал эту игру, — Рейчел поддерживает похвалу со стороны Коба, накручивая рыжую прядку волос на палец. — Полностью согласна с ребятами, — за моей спиной слышится приторный женский голос, и я тут же поворачиваюсь, уже зная, кто его обладательница.       Видимо, я сегодня сумел задеть самолюбие нашей местной королевы чирлидинга, ведь сама Сара Моррис снизошла до меня. У нас с ней не задалось с первого же дня знакомства. Эта мисс угольные волосы и томный взгляд посчитала, что я обязательно паду к её ногам после наших жарких зажиманий в раздевалке, но этого не случилось. Она думала стать для меня особенной, а в итоге оказалось очередной и, конечно же, это очень задело её раздутое донельзя эго. Она просто не могла поверить в то, что я не влюбился в неё.       Жаль, что я не знал, с какой мстительной сукой мне пришлось связаться ради сомнительного развлечения, ведь от её козней так или иначе приходилось отмываться каждый год. Сначала она пустила слух по универу, что у меня маленький член, хотя она не могла этого знать, ведь до полноценного секса у нас тогда так и не дошло, и с каждым разом эти сплетни были всё более абсурдны и примитивны. Так продолжалось, пока я публично не поставил её на место прямо в одном из коридоров универа, и лишь тогда я смог отвязаться от этой навязчивой, как заноза в заднице, особы, но вот сейчас она снова здесь, передо мной, отравляет мою жизнь своим присутствием.       Я думал, в своей жизни я уже не встречу кого-то более стервозного, чем Кэсседи Хилл, но Сара Моррис явно переплюнула её, но в этой девушке не было и капли той аристократической гордости, что была присуща моей бывшей однокласснице. Возможно, поэтому Моррис в моих глазах выглядела так жалко и глупо. — Жаль, что мне так и не удалось сопроводить тебя в этой игре, — она обнажает свои белые зубы, стреляя в меня своим ледяным взглядом. — А мне не жаль, с сопровождением в твоем лице я бы точно проиграл, — выдаю я, безразлично глядя на неё. — Какой же ты грубиян, и как же мне это нравится, — она делает ещё шаг ко мне, но я лишь складываю руку на груди. — Ну Джастин, мы уже выросли. Может долой эти обиды?       Сара кладет ладонь мне на плечо, и она словно случайно соскользает по груди. — Это лишнее, Моррис. Убери от меня свои руки, — чеканю я и перехватываю её ладонь, отбрасывая от себя. — Джастин, — где-то сзади я слышу голос Мелани и понимаю, что Сара умудрилась подпортить мне жизнь, даже сейчас, спустя почти год затишья. — Сара, просто иди к черту. И я настоятельно тебе советую не приближаться ко мне даже на пушечный выстрел, — я круто разворачиваюсь прямо у нее перед носом и направляюсь к стоящей неподалеку и растерянной Лани.       Мелани стоит поодаль от ребят, что бурно обсуждали детали матча, обнимая себя руками, в попытке спастись от холода… И, вероятно, не только от него. Она выглядела подавленно, и я понимал, что причиной тому был флирт Сары Моррис. Я подхожу к ней близко, насколько это было возможно. — Поздравляю, — она вяло улыбается, отводя взгляд. — Лани, милая, я не хотел тебя обидеть, — начинаю я и беру её за руку, что была едва ли не ледяной. — Джастин, я знаю, что ты не виноват, просто… — она переводит на меня взгляд, смотря так пронзительно. — Просто я не могу смотреть, как девушки вьются возле тебя. Девушки, что в сотни раз увереннее, раскрепощение меня, какой-то милой первокурсницы. Они могут дать тебе всё, в чем ты нуждаешься.       Её глаза начинают блестеть больше обычного, и я понимаю, что Мелани на грани. — Нет, Лани, нет, — я замотал головой, протестуя против всего, что она сказала. — Мне никто не нужен. Никто кроме тебя, и ты знаешь это. Единственное, в чем я нуждаюсь, это ты.       Слеза скатывается по её бледной щеке, и девушка быстро смахивает её, поднимая голову и пытаясь остановить плач, что так и рвался наружу. — Мне пора, извини, — резко говорит она и едва не срывается с места. — Что? — я перехватываю её за руку, останавливая. — Я не отпущу тебя рыдать в своей комнате, потому что у нас всё хорошо. Лани, я так сильно люблю тебя, неужели ты не веришь мне?       Я смотрю на неё умоляюще, и она в одну секунду прижимается ко мне, утыкаясь в грудь со слезами. Я обвиваю свои руки вокруг её плеч, тихо спрашивая: — Я готов всему миру рассказать о том, что я впервые полюбил. Хочешь?       Мелани молчит, лишь всхлипывая. — Эй, все вокруг, я хочу, чтоб вы знали! — довольно громко начинаю я, и все люди, что остались на поле до этого момента, в том числе мои друзья, переводят все внимание на нас. — Я влюблен в Мелани Уайт! Больше жизни!       Последние фразы я уже кричу, и девушка тут же отстраняется от меня, ошарашено смотря на меня. — Что ты творишь, сумасшедший?! — изумленно произносит она. — Доказываю, что для меня это всё по-настоящему. Я люблю тебя, Мелани Уайт, — я мягко улыбаюсь, и расстояние между нами незаметно сокращается.       Мы и сами не понимаем, как уже дышим друг другу. — Люблю тебя, моя Мелани Уайт, — шепчу я ей прямо в приоткрытые губы и мягко целую её в уголок губ.       Я чувствую, как мелкие капли приземлились на мои голые руки. Начинался дождь, но мы с Мелани были так увлечены. Наши губы продолжают сближаться, пока не сливаются в поцелуе. Я чувствую вкус слез на её губах, и от этого влюбляюсь в неё ещё больше. Самая особенная, самая красивая, самая чувственная. Моя Мелани Уайт. — Ребята, вы идете? — кто-то из наших кричит нам, когда дождь усиливается, но нам совершенно все равно. — Да ну вас.       Я бы никогда не поверил, что смогу так сильно влюбиться в человека, чтобы принять всю эту романтику подростковых мелодрам с поцелуями под дождем и прочей ерундой. Но я, правда, любил её, я знал, что она была создана для меня. Моя, несомненно, моя Мелани Уайт.       Мы отрываемся друг от друга только, когда мы промокаем едва не насквозь. — Думаю, хватит с тебя романтики, — мы смеемся. — Я не хочу, чтоб ты потом несколько дней промучилась в постели с температурой. — Если ты будешь рядом, то я готова.

September 20. Jane Eyre

      Стэнфорд вновь окутал закат, заполняя все западные окна мягким розоватым светом. В одной руке большой теплый латте, в другой — стаканчик ванильного мороженого с хрустящей карамелью. От таких контрастов по коже бегут мурашки.       Подогнав все свои дедлайны, я решил проведать Лани, что так же, как и я, зашивалась в делах под конец сентября. А что насчет кофе и мороженого? Я просто не мог оставить её без угощения. Больше всего на свете мне нравилось заботиться о ней.       Мне кое-как удаётся открыть дверь её комнаты. Мелани, поджав под себя ноги, сидит на кровати, будучи глубоко увлечена чтением. Она конечно же сразу отвлекается, когда в комнату заваливаюсь я. Хотелось тихонько со стороны понаблюдать за ней. Она очень красива, когда сосредоточена. Но сегодня я не отличался особой осторожностью. — Привет, — тихо произносит светловолосая, мягко улыбаясь. — Привет, мышонок, — я подхожу к ней ближе и чмокаю её в уже подставленные губы. — А это — для хорошего настроения.       Я протягиваю ей два стаканчика, заставляя отложить книгу в сторону и принять от меня лакомства. Лани начинает улыбаться ещё больше, обнажая идеальный ряд зубов. — Ты очень внимательный, — она отпивает немного кофе и отставляет всё на прикроватную тумбочку. — Спасибо.       Она тянется руками ко мне, обвивая шею, заставив наклониться пониже, чтоб вновь поцеловать. Её губы, хранившие вкус кофе, медленно скользят по моим, выражая благодарность в уже другой форме. — Что читаешь? — шепчу ей в губы, аккуратно заправив прядь светлых волос за ушко. — Джейн Эйр, — её шепот вторит моему, мягко обжигая кожу. — Прочтешь что-нибудь для меня? — спрашиваю, щелкая ей по носу, отчего она мило морщится. — Конечно.       Я присаживаюсь на кровать рядом с ней, пока она вновь берётся за книгу, бегло закинув в рот пару ложечек мороженого.       Она коротко выдыхает, словно настраиваясь на нужный лад, и комната наполняется её неспешным чтением: — Кто откажется быть Риччио при такой божественной Марии? — Ах, подите вы с Риччио! — воскликнула она, встряхнув головой и локонами, и направилась к роялю. — По-моему, пиликавший на скрипочке Давид был тряпкой. Я предпочитаю черного осуэлла. На мой взгляд, мужчина — не мужчина, если в нем нет хоть частицы дьявола. И пусть история твердит что хочет о Джеймсе Хепберне, но мне кажется, он был именно таким необузданным, неистовым героем-разбойником, кому бы я согласилась даровать мою руку.       Лани замолкает, переводя свой взгляд на меня, и теперь в нем появляются какие-то новые грани. Я вижу, как в её голубой глади начинает подниматься шторм. В тех строчках она словно нашла собственный повод для беспокойства. — Шарлотта Бронте знала толк в мужчинах, — я хочу разрядить обстановку, пытаясь отшутиться, но это не спасает.       Наоборот, выглядит глупо и неуместно. — Лани, что-то случилось? — я больше не могу игнорировать такой резкой смены её настроения. — Прости, я просто… Я всё не могу забыть тот случай на соревнованиях, — девушка расстроенно улыбается, мотая головой, будто пыталась отгородиться от собственных мыслей. — Глупо, правда?       Не нужно быть эмпатом, чтоб понять — в ней поселилось сомнение. — Мы можем поговорить об этом, — недолго думая, отвечаю я.       Она нервно заламывает пальцы прежде, чем начать. — Меня чертовски пугает тот факт, что девушки всё никак не могут оставить той идеи, чтоб затащить тебя в свою постель, зная обо мне. Я боюсь, что однажды окажусь либо отверженной, либо обманутой. Ведь ты — не игра. Всё, что происходит между нами безумно важно для меня, — она не прекращает смотреть мне в глаза, заставляя утопать в её голубых.       Наши ладони, будто живя своей жизнью, отыскивают друг друга, сплетаясь пальцами. — Для меня это настолько же важно, — я тянусь к её лицу, костяшками гладя по щеке. — Пока ты моя, я не вижу никого вокруг. Пожалуйста, не думай об этом больше. Ты же знаешь, как я отношусь к тебе. Ведь знаешь, мышонок? — Знаю…       Улыбается и ластится ко мне подобно котенку. Сгребаю её в свои объятья, целуя в висок и ожидая, когда все дурные мысли покинут её светлую голову. Мелани Уайт действовала на меня похлеще любого антидепрессанта, что мне иногда приходилось принимать, когда обрывки моего прошлого не давали заснуть. Самая теплая девочка на свете, что так быстро нашла путь в мою Богом забытую душу. — Почитаешь мне ещё? Мне понравилось, — тихо произношу ей на ушко, чувствуя, как кольцо из её рук крепче обхватывает моё тело. — Мог и не спрашивать, — она утаскивает меня за собой, заставляя тем самым лечь.       Лани вновь берет в руки книгу и продолжает читать. Размеренно и успокаивающе.

October 3. first date

      Наступил октябрь. Наш первый месяц пролетел быстро. Я, вероятнее всего, даже не осознал бы этого, если бы не Линди, что вовремя напомнила мне про нашу с Мелани маленькую дату. Для меня это было в новинку, я никогда не организовывал настоящих свиданий. Другим девушкам было просто достаточно моего присутствия.       Не то, чтобы Лани как-то намекала на это, я сам изъявил желание. Я хотел сделать ей приятно. Уделить ещё больше внимания, чем мог до этого. Столик в ресторане забронирован, замшевая шкатулка покоится во внутреннем кармане пиджака, пикниковая корзинка с вином и канапе ждет своего часа в багажнике. Всё было готово к её приходу.       Жду Мелани на парковке. Оказывается, свидание — это очень волнительно. Я сразу замечаю её мягкий силуэт в летящем бежевом платье ниже колена. На секунду перехватывает дух. Чертовски красива. Вижу, как она начинает улыбаться, когда находит меня взглядом, и слегка ускоряет шаг. — Тебе к лицу костюм, — говорит она, как только оказывается в достаточной близости ко мне. — Чудесное платье, мышонок, — я целую её в щеку и спешно отстраняюсь.       Едва не забываю о пионах, что всё это время находились в салоне машины, которые Лани принимает с широкой улыбкой. Я доволен её реакцией — значит, я не прогадал с цветами. Не хотелось дарить Мелани банальщину в виде роз. — Они прекрасны, Джастин, — восхищенно произносит девушка и теперь целует меня в щеку. — Раз так, то прошу в машину, — рукой указываю на рядом стоящий автомобиль и наклоняюсь ближе к уху, прошептав: — Это только начало.       Я принял решение, что Сан-Франциско в разрезе нашего свидания будет выглядеть выгоднее, романтичнее. Всю дорогу туда Мелани подглядывала на подаренный мною пышный букет и подпевала песням, что лёгким фоном играли в салоне. До ресторана мы доехали даже быстрее, чем планировалось.       В Калифорнии всё ещё было достаточно тепло, чтоб отдать предпочтению террасе и красивому виду, вместо довольного заурядного интерьера. Официант учтиво провел нас к забронированному столику. А дальше всё, вроде бы, по стандарту: мы делаем заказ, выбираем, что будем пить и останавливаемся на шампанском, а пока ждём, делимся друг с другом последними событиями из жизни.       Небольшой стол постепенно начинает заполняться благоухающими блюдами, шампанское играет в бокалах, поднимая цепочки из мелких пузырьков. Природа в последнее время не скупится на красивые закаты, акварельными разводами разукрашивающих небо, заполненное пухлыми, словно перьевые подушки, облаками. — Где-то здесь точно должен быть тост, — я поднимаю бокал, Лани смеётся. — Это не обязательно, — покручивая фужер, зажатый между тонких пальчиков, голубоглазая слегка наклоняет голову вбок, в характерном жесте. — Но я не против выпить за нас. — Тогда, за нас.       Мы со звоном соприкасаемся бокалами и, отпив немного игристого напитка, принимаемся за ужин. За абсолютно свободной беседой и вкусной едой мы засиживаемся в ресторане до сумерек, а когда приходит время десерта, я отдаю Лани пиджак, замечая, что слегка похолодало. — Не хочу возвращаться в кампус, — произносит светловолосая, когда нам приносят счёт и терминал. — А кто сказал, что это конец? — будто невзначай роняю я ей в ответ, пока оплачиваю наш ужин.       Девушка порядком приободряется, и голубой взгляд озаряет былой блеск.       Быть в Сан-Франциско и обойти главную достопримечательность было настоящим кощунством. Так что следующим пунктом в нашем маленьком путешествии был мост Золотые Ворота. В вечернее время там было особенно красиво. Как оказалось, в живую Мелани, как и я, увидит его впервые.       Пара минут, в которых мы ехали по мосту, выглядели как вырезанные кадры из фильма. Я был счастлив делить моменты такой красоты и искреннего восхищения с Мелани. Это сближает, дает ощущение неподдельного единства и полного нахождения в моменте.       Найдя укромное местечко с видом на мост, я обустроил нам небольшой пикник, расстелив плед и выудив из багажника заранее подготовленную корзинку со скромными угощениями. Вновь шампанское, вновь разговоры ни о чем и обо всем. Её светлые локоны и искрящие голубые глаза настраивают меня на нужный лад, вдохновляют, и я, собравшись мыслями, поднимаюсь и обхожу её, оказываясь за спиной девушки. Она не совсем понимает, что происходит, но лишний раз не вертится.       Достав из внутреннего кармана пиджака, что по-прежнему был накинут на её плечи, продолговатую бархатную коробочку, я открываю её, заточив Лани в кольцо из собственных рук. Аккуратная цепочка из белого золота с маленьким кулончиком в виде звезды игриво отблескивала своей новой хозяйке. — Ты с ума сошел? Она, наверное, очень дорогая, — она резко оборачивает голову, слегка укоризненно смотря на меня. — Мог хотя бы предупредить, я бы тоже подготовила тебе подарок. — Не волнуйся, мышонок, я уже получил свой подарок, — шепчу я, украдкой изымая украшение из футляра. — Дай угадаю. Этот подарок — я, — всё ещё возмущенно. — Проницательно, Лани. Не переживай, у нас ещё так много праздников впереди, успеешь задарить меня подарками, — успокаивающе произношу я, оставив легкий поцелуй в уголке губ.       Девушка возвращается в исходное положение, добавив: — У тебя хороший вкус. Мне очень нравится. — Сияй ещё ярче, — с этими словами я надеваю цепочку на девушку, ловко справившись с застежкой, и в окончании всего оставляю бережный поцелуй на изгибе её шеи.       В тот вечер мы так и не смогли расстаться. Тепло её маленького тела под боком стало для меня настоящим подарком судьбы.

Джастин Бибер. 21 год. Плохой парень, который по уши влюблён в хорошую девочку.

Примечания:
врываюсь в преддверии нового года с новой огромной главой. спасибо, что ждали и дождались. нам осталось не так много до прощания с этой историей, поэтому я буду продолжать работать, а вы пока наслаждайтесь милыми буднями Джастина и Мелани. люблю вас, булочки.💕
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты