Слушай мой голос. 1

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ричард Райт, Тейд О’дваер
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 8 страниц, 2 части
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Underage Алкоголь Ангст Горе / Утрата Драма Инвалидность Курение Нецензурная лексика Повседневность Слепота Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это так иронично. Сначала потерять зрение и родного человека из-за машины, а потом по собственной воле кончить жизнь под её колёсами. А к какому решению мог прийти подросток?

Посвящение:
Всем пупсикам, которым это понравится))
Ну и, конечно же, тем пупсикам, которым это уже нравится))0

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я пишу Это уже 2 года🙄. Только сейчас решилась начать хоть что-то выкладывать. Хочу предупредить, что события в моём фф развиваются не слишком быстро, а я бы даже сказала наоборот – медленно.(собственно я пишу с такой же скоростью🌚👍🏻) Это первая серьёзная работа, которую я пишу. Не судите строго, и приятного чтения))

2. Пробуждение.

16 января 2020, 00:18
(Сб 8 сент) В затылке болезненно пульсировало. Одновременно с пульсацией в голове, что-то противно пищало снаружи. Будто какой-то аппарат. Ричард нахмурился и промычал. Он попытался приподняться на локтях и сесть, но обнаружил жуткую боль в загипсованной руке. Голова кружилась. Тело было будто обмякшим. Открыв глаза, шатен увидел лишь темноту. Сесть ему так и не удалось. Мысленно предположил, что сейчас ночь и глаза должны скоро привыкнуть к темноте. Как только подросток об этом подумал, тут же начал задаваться многочисленными вопросами, на которые не находилось ответов, а лишь ещё больше вопросов. Как долго он здесь? И где это "здесь"? Почему болит и кружится голова? Почему рука в гипсе? Он в больнице? Почему никого нет? Почему нету хотя бы малейшего источника света? Глаза давно должны были привыкнуть к темноте. Ночью не может быть настолько темно. Из окна должен проникать хотя бы слабый свет от фонарей и луны. Или это возможно какой-то розыгрыш? Рич попытался вспомнить хоть какие-то последние события до его пребывания здесь, но все попытки закончились мучительной болью в затылке. Издалека начали доноситься шаги. Они создавали эхо. Видимо за пределами этой комнаты было что-то вроде коридора. В помещение кто-то зашёл. Подросток повернулся на звук. –Эм.. Здравствуйте? А где я нахожусь? Не могли бы вы включить свет? При каждом издаваемом им звуке голова жутко болела. Неизвестный постоял в дверях несколько секунд. Женский голос ошарашено вымолвил «о господи», проигнорировав ранее сказанную просьбу. Послышался быстрый удаляющийся стук каблуков. Ричард, по слышимым признакам сделал вывод, что тот "неизвестный" был "неизвестной". Эта ситуация оставила после себя больше вопросов, чем ответов. Что это было? Кто это был? Почему так отреагировал? Через короткий промежуток времени в коридоре, на этот раз, было слышно намного больше шагов. Создалось ощущение, будто к шатену несётся целый табун. От этого голова заболела ещё сильнее. В помещение влетело несколько человек. Уже знакомый голос «неизвестной» завопил о пробуждении, скорее всего, Ричарда, при этом обращаясь к доктору. Подросток мысленно отметил, что он всё-таки находится в больнице. Правда пока не понял по какой причине. Он болезненно нахмурился и прикрыл уши от воплей. Мужской голос, который скорее всего принадлежал тому самому доктору, распорядился, чтобы о пробуждении Ричарда оповестили его мать. Из помещения вновь начал быстро удаляться стук каблуков. В палате началась суета. Все начали что-то проверять, записывать... Ричарду окончательно надоела вся эта беготня и игнорирование его в целом. –Да что здесь происходит и когда уже кто нибудь включит этот грёбаный свет? Наступило молчание. Оно было напряжённым и не очень приятным для всех находящихся в комнате. Было ощущение, что никто не знает что сказать. Присутствующие устремили глаза на доктора, в надежде, что он всё объяснит. Никому не хотелось быть вестником дурных новостей. –Ричард,-начал доктор,–Вынужден тебе сообщить, что после аварии ты сильно повредил затылок и... Дальнейшие слова врача шатен не слушал. Он задумался. Будто вспоминал значение слова "авария". После раздумий он вздрогнул. –Мой отец! Он.. Он в порядке? Где он?-обеспокоенно и напряжённо пострадавший прервал монолог доктора. Беспокойство о своём состоянии отодвинулось на второй план, его больше волновало состояние отца, нежели своё. Хоть они и не ладили, особенно в последнее время, но это ничего не меняет. Присутствующие молча переглянулись. –Соболезную, Мистер Райт с..,-в палату кто-то влетел и доктор не успел договорить. Женский голос воскликнул имя подростка. Голос было невозможно не узнать. Это был голос матери. Она бросилась к нему в объятья и, параллельно восклицая нежные прозвища сына, начала плакать. Такая реакция ввела шатена в ступор, а после в нарастающее беспокойство. Та, навзрыд, лепетала что-то про долгое не пробуждение сына и всяческие переживания по этому поводу. Ричард пару раз окликнул плачущую, но та всё продолжала невнятно тараторить о своём. –Мама!-не выдержав, крикнул он. Женщина замолкла. –Где отец? От этих слов его мать тихо всхлипнула и обняла его как можно крепче. Она пыталась ответить, но её нарастающие всхлипывания не способствовали нормальному изложению информации. Подросток боялся представить причину такой реакции матери. –Мистер Райт, в той аварии, скончался мгновенно. Его невозможно было спасти. Я соболезную,-с грустью в голосе сообщил доктор. От этого выданного факта мать начала обнимать сына ещё сильнее, она едва сдерживалась, чтобы не перейти на вой. Казалось, что она нуждается в том, чтобы её пожалели. Ричард не верил своим ушам. Ведь... как это может быть правдой? Вспомнив свой последний разговор с отцом, ему почему-то стало жутко стыдно. Затем в голове промелькнуло из-за чего они тогда так общались. Ричард понял, что в этом есть его вина. Если бы отец тогда за ним не поехал, этого могло бы не случиться. Младший Райт после осознания вновь окликнул мать и мрачно извинился перед ней. Та отчаянно начала утверждать, что его вины здесь нет. Мать у Ричарда слишком добра. Она была не способна на обвинения собственного сына в смерти мужа. –Н-но ведь..,-он не закончил предложение. Ричард почувствовал слезу текущую по своей щеке. Он почувствовал боль и сожаление об утрате отца. Пускай они и не были в хороших отношениях. Но этот человек ведь был его отцом! Маме было ещё хуже. Она плакала и задыхалась. Её плач был настолько горьким, настолько громким, что в душе у самого подростка ещё сильнее всё пронизывалось горечью. В голове промелькнула мысль, что мать не должна переносить такую боль в одиночку, ведь теперь в семье их только двое. Ричард мягко обнял её и та уткнулась лбом в плечо сына. Всё её существо кричало от душевной боли. Казалось, что она вот-вот умрёт от разрыва сердца. В этом она походила на волчицу. Ведь у волков пары на всю жизнь и при потере половинки они теряют так же и половинку своего сердца. Врачи в подавленном состоянии молча вышли из палаты и оставили мать с сыном наедине. Те долго сидели в обнимку. Было больно, страшно... После Райты некоторое время молча сидели в изнемождённом состоянии. Оба были по своему сломлены. Шатен нарушил образовавшуюся тишину вопросом. –Мам... Свет в этой комнате... Он включён? Та поджала губы и немного помедлила с ответом. Не сложно было догадаться что она скажет, после такой реакции. –Да... включён.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.