13 66

Ki._.Vi автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Чон Чонгук/Ким Тэхён
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 38 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст ООС Психология Реализм Романтика Упоминания наркотиков

Награды от читателей:
 
Описание:
Чонгуку казалось, что он расплавится менее, чем через несколько минут и, вероятно, дело в обжигающей воде, но пронизывающие глаза напротив, темные пряди вьющихся волос и тонкая полоска губ, что сейчас бесстыдно ухмылялись, заставляли думать об обратном. Он сжигал его заживо.

Посвящение:
Всем, кто читает мои работы

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
— Эта работа не является автобиографичной, и приведённые в ней явления никак подтверждены не были.

— Работа не нацелена вызвать симпатию к представленным расстройствам.

— Любые совпадения с реальными, кем-либо лично пережитыми чувствами случайны.

— Не ищите логику или простые к пониманию действия.

— Рекомендуется выключить предрассудки и включить воображение.

О твоей улыбке и холодном ветре

4 февраля 2020, 20:07
       Мягкие холодные хлопья опускались на землю, укрывая желтоватую траву и опавшие за осень листья, но не задерживаясь там дольше, чем на пару минут. Земля была еще слишком тёплой для снежного одеяла, хоть зима давно перевалила за середину. Голые деревья омрачали общий внешний вид, и Чонгук слегка поморщился, зарываясь носом в шарф, в душе ассоциируя себя с одним из них. Тонкое пальто недостаточно согревало, и ему приходилось бороться с желанием зайти в первую попавшуюся недорогую, но уютную кафешку за кружкой какао или кофе. Какао? Странно, он никогда прежде не пил его и не помнил, чтобы имел страсть к шоколаду. Привычно нахмурившись и с наслаждением втянув носом прохладный свежий воздух, он продолжил идти мимо людей и деревьев в парке, пытаясь отметить хоть какую-то мелочь, что отличала бы их всех друг от друга. Взгляд зацепило цветение вишни. Белые цветы сливались с падающим снегом, от чего разглядеть ее удалось не сразу. Почему-то Чонгук не был удивлён. Будто все в порядке, будто нежные цветы на вишневом дереве в конце января то, что он и хотел видеть. То самое, что казалось из ряда вон выходящим и в то же время таким необходимым в данный момент. — Любишь этот парк? — послышалось откуда-то сзади, как только парень приблизился к дереву, намереваясь опуститься на землю под ним. Он повернул голову, натыкаясь взглядом на тёмную макушку и такие же темные, выражающее наивное любопытство, глаза. Все остальное было скрыто под светлым шарфом, чем-то напоминающем его собственный. — Я не особо люблю гулять, но да, здесь мне нравится, — почему-то сейчас Чонгуку хотелось поговорить с кем-то, не имеющим никакого отношения к его жизни, не знающим его лично и с тем, кого он не знал бы сам. Он боялся вновь разочароваться, поняв, что необычная внешняя оболочка не скрывает за собой такого же необычного мира, поэтому легкая тема для разговора даст ему просто расслабиться. — А ты часто здесь бываешь? Незнакомый парень оттянул край шарфа, открывая вид на оставшуюся часть лица. Он беспечно улыбался, выглядя безмерно счастливым. Затем медленно подошёл, уставившись вверх на зимние цветы. — Да, я прихожу сюда за вдохновением. Эти деревья кажутся мрачными, но ты же знаешь, что они вовсе не всегда такие. Они как люди. Меняются в зависимости от внешнего мира, — он прикрыл глаза, а после коснулся рукой ствола. — Но есть те, что вечно стоят оголенными и с высохшей корой. Они умирают. Загнивают вместо того, чтобы пробить корнями дорогу глубже в землю и достать себе воды. А есть те, как эта вишня... радует глаза, правда? Он снова обернулся, продолжая улыбаться, и Чонгук, не сдержавшись, улыбнулся в ответ. Кажется, этот парень разделял его взгляды и мысли, в его словах было нечто правильное и ободряющее. Не хотелось заканчивать беседу. — Я Чонгук. — Мне нравится твоё имя. Я Тэхён, — его глаза вновь наполнились интересом, и он, подумав пару минут, протянул руку. Чонгук посмотрел с легкой иронией, пытаясь вспомнить, когда в последний раз он кому-либо пожимал руку при знакомстве, но протянул в ответ. — Пойдём, — подмигнув, Тэхен утянул его вглубь парка, заставляя слегка дёрнуться от неожиданности. Его рука была холодной, но улыбка продолжала согревать. Чону редко доводилось видеть людей, просто довольных тем, что они живут. Должно быть, он мёрзнет, и следовало бы отдать ему перчатки, но он может воспринять это как попытку проявить заботу... Или может, хватит чёрствости? — Тебе холодно? — они продолжал идти по аллее, так и не отпустив руки. Тэхен шёл немного впереди, будто показывая дорогу, хотя она была здесь одна. Он тихо засмеялся, но отвечать не стал. — У меня должны быть перчатки. Чонгука забавляла эта ситуация, он давно не чувствовал себя по-детски наивным, идущим куда-то за новым другом на поиски приключений. В голове всплыли давние картинки из детства, игры в «сафари охотников», в «эльфийские леса», в «джунгли»... Он любил фантазировать, гуляя в этом парке. Богатое воображение предоставляло огромное количество возможностей побывать в других мирах, продуманных до каждой мелочи, найти новых друзей... А потом учеба заменила игры, работа учебу, и жизнь превратилась в каждодневную рутину. — Твои руки тёплые, но лицо похоже на ледяную маску. Ты в порядке? — Тэхен обеспокоено всматривался в лицо напротив, заглядывая в глаза, пытаясь понять все самостоятельно. — Я просто задумался... Куда мы идём? — Тебе обязательно нужно определенное место, чтобы наслаждаться прогулкой? — он вновь улыбнулся, отпуская чужую руку. Чонгук почувствовал, как пронизывающий ветер обдувает ладонь, заставляя почувствовать холод. Он снова поднял взгляд на Тэхёна, про себя удивляясь красоте обычного парня, с кем он познакомился каких-то двадцать минут назад, но к которому уже успел привыкнуть. Темные глаза выглядят радостными, даже немного детскими. Сам он слегка ёжится от ветра, подрагивая плечами, но даже не думает возмущаться погоде или же зайти в кафе, чтобы поесть и выпить чего-то горячего. — Просто ты так схватил меня, будто нам есть, куда торопиться... — Чонгук попытался состроить безразличное выражение лица и отвести взгляд, но у него плохо это удавалось. На Тэхёна хотелось смотреть. Смотреть безотрывно. — Если бы я сказал, что хочу просто пройтись, ты пошёл бы со мной? Этот вопрос заставил задуматься о собственных ответах на каждое предложение лучшего друга. Стал бы он соглашаться на прогулку с первым встречным парнем, если даже самый близкий всегда получал отказ? И даже сейчас, казалось бы, тот самый момент, когда нужно рассмеяться и уйти, сославшись на то, что раз ничего важного, можно расходиться. — Я не уверен в этом, — не стал лгать Чон, продолжая ловить пальцами неприятный ветер. — Может, снова возьмёмся за руки? Нет, я имел в виду... То есть... мои же тёплые, а тебе холодно, вот я и... чёрт. Совсем потеряв самообладание, он снова уткнулся носом в шарф, а ладони сунул в карманы пальто. Тэхен старался сдержать смешок, быстрее отворачиваясь к неподалёку стоявшим скамейкам. — Сядем там? — Нет, не стоит, — Чонгук не хотел признавать, что сам замёрз до смерти, а сидеть на холодных скамейках — не самое лучшее решение. — Хочешь уйти? — в его голосе не было грусти или сожаления, только все то же любопытство. Он поджал губы, продолжая сверлить взглядом ломающегося собеседника. Он просто не знает, как тяжело сейчас Чону даётся выбор между «уйти домой» и «остаться здесь». Странно, что он вообще сразу не сбежал. — Вовсе нет, я просто не знаю, о чем можно говорить и куда пойти, но мне комфортно, — Чонгук выдавил из себя короткий смех, внутри паникуя от самого себя, своих глупых слов и действий, но в ответ получил легкую улыбку и понимающий кивок. — Значит, доверься мне. Через несколько секунд Чонгук снова оказался ведомым за руку только в обратном направлении. Кажется, его хотели увести куда-то в сторону парка аттракционов. И он не был против. Сейчас он был готов идти за этим парнем куда угодно, пусть он и вовсе уведёт его из этого мира. Тэхен то и дело корчил рожицы, во весь голос рассказывая о своих планах на этот день, о том, что ему как раз было не с кем поесть уличной еды и послушать музыкантов, о том, что он тоже всегда гуляет один, и о том, как ему повезло сегодня. Он говорил о людях, о прекрасной погоде и вдохновении, что уже давно не мог найти, но сейчас ему вновь захотелось творить. Казалось, его совсем не заботили окружающие люди, которые то и дело поглядывали на него, как на чокнутого. Чонгуку тоже было все равно на них. Он продолжал смеяться с глупостей, которые нёс Тэ, и крепче держать его за руку, будто это единственное, за что можно зацепиться, чтобы хотелось жить. Что-то в этом парне безумно притягивало. Его не хотелось отпускать. После слов Тэхёна о том, что большую часть своего времени он проводил один, у Чона больно сжималось сердце, ведь такое чудо всегда должно быть кем-то любящим одето, согрето и накормлено. — Ты не голоден? — Чонгук решил предложить пойти в приличный ресторан, но вовремя вспомнил о желании Тэхёна поесть на улице. В парк им так и не удалось попасть, так как время давно перевалило за восемь, а сейчас самое время поужинать. — Голоден. Я бы съел жареной курочки и ещё чего-нибудь. Ты когда-нибудь уже видел, как готовят еду на мини-ярмарках? Хотя это не так уж важно, ведь мы все равно туда пойдём, — довольный новому раскладу, он состроил мечтательный вид, уже представляя, как вкусно они поедят. — Но ты должен пообещать мне... Его глаза озорно блеснули, будто он собирался сказать что-то таинственное и важное. Чонгук удивлённо уставился, пытаясь понять, что он уже может пообещать в первый же день знакомства. — Ты не прекратишь общение со мной, пока мы все же не доберёмся до аттракционов, потому что я хочу пойти туда вместе. Ты кажешься мне добрым. И в тебе тоже ещё есть ребёнок... — Тэхен улыбнулся, и, не дождавшись согласия, вновь утянул Чона в сторону вкусного запаха. Он вновь дал себя увести, продолжая тихо наблюдать за красивой улыбкой и сияющими глазами. Продолжай улыбаться, тебе идёт счастье...

***

Что может быть ненавистнее звонка будильника каждое утро? Чонгук резко распахнул глаза и несколько минут продолжал пялиться в потолок, будто не замечая льющийся звон со стороны прикроватной тумбочки. В горле сильно пересохло, и он с трудом заставил себя приподнять голову и протянуть руку за стаканом воды. Светлые занавески слабо пропускали тусклый свет, но темнота попрежнему не давала полностью разглядеть свою же комнату, чтобы убедиться в правильности своего местонахождения. На телефоне высветился один пропущенный от Юнги, и Чонгук решил сразу набрать его. — Я звонил, чтобы сказать тебе, что ты проспал. — Проспал? — на часах святилась надпись «8:20». — Юнги, двадцать лишних минут сна ещё не говорят о том, что я не успею к 8:30 к тебе. — Но сегодня у менеджеров совещание, и ты должен был быть здесь в 8! — Значит получится в следующий раз... Стой, Юнги, что последнее я сказал тебе? — Что не успеешь ко мне. Чонгук со стоном выдохнул, мозг совсем отказывался работать. Сейчас даже пропущенное совещание не заставляло так нервничать, как долго соображающий друг. Ясное дело, сожаление его ещё догонит, но в данный момент есть кое-что поважнее. — Я не об этом. Что последнее я говорил, когда мы с тобой виделись? — Чтобы я мёд забрал. У тебя провалы в памяти? — Нет, все в порядке. Буду в 9 у тебя в кабинете. Скинув звонок, Чонгук обратно откинулся на кровать, зарываясь пальцами в собственные волосы. В голове всплыли воспоминания, оказавшиеся лишь сном. Снег, прогулка, Тэхён... Почему это не могло быть реальностью? Казалось, в те моменты Чон по-настоящему чувствовал себя счастливым. Не нужны для счастья бесконечные путешествия, крупные деньги, хорошая работа. Оказывается нужен лишь добрый человек, что протянет руку и скажет «доверься мне». Чонгук резко тряхнул головой, отгоняя нахлынувшую нежность по отношению к Тэхёну. Он лишь первый встречный, что дал ему расслабиться и развлечься, так зачем тратить драгоценное время на то, чтобы вспомнить подробности этого сна? Но стоило признать, что настроение было необычайно хорошим. Возможно, мозг решил, что ему не хватает радости в жизни, и подкинул вот такую вот картинку в виде красивого парня, вызывающего желание держать его за руку, не отрывая взгляд... Неожиданно громко засмеявшись вслух, парень подскочил с кровати, вновь буквально выбрасывая себя из воспоминаний, и направился в душ. Холодная вода определённо поможет окончательно проснуться. Тем более скоро его будет ждать Юнги. Да уж... он проспал довольно важное совещание, но он не какой-то управляющий, а всего-лишь мелкий менеджер с приличной зарплатой. Единственный пропуск не должен вызвать проблем. Максимум негодование Юнги. И то лишь из-за того, что сам то он упустил возможность подольше поспать, а вот Чону даже совещание не помешало. Интересно было бы узнать, кем работает Тэхён... Он говорил, что искал вдохновение? — Что за черт... — Чонгук начинал злиться на самого себя. Совсем нет времени на подобные размышления. Юнги ждал его перед входом в офис, стоя сложа руки на груди и состроив самое недовольное выражение лица из всех, на какие был только способен. — Мог бы хоть кофе мне захватить, — проворчал тот, как только Чон подошёл ближе. — В таком случае разворачивайся и иди за кофе. — Прекрати. Ты же знаешь, если я отойду от этого здания хотя бы на сотню метров, я просто уйду домой, так что не злись и пойдём вместе, я заплачу за тебя. — Другое дело, — настрой Юнги явно изменился, и он ушёл вперёд первый. Наверное, их дружба была предрешена. Юнги был новеньким в старшей школе, и он никого не решался подпускать к себе, кроме Чонгука, что был младше его на пару месяцев. Причины этого поведения тот не понимал, но решил, что им суждено быть хорошими друзьями. Окончив школу, поступили в один университет, а теперь работают в одной фирме начинающими менеджерами по продажам. Юнги был немного странным, со своими тараканами в голове, но у кого их нет? Возможно, у Чона их было даже больше, ведь иногда старший смотрел на него, как на идиота, что не понимал элементарных вещей, хотя и сам нередко задумывался над простыми вопросами. Наверное, такой и должна быть дружба. Со взаимными подколами, но и такой же взаимной поддержкой и заботой друг о друге. Юнги всегда приходил к нему вечером, рассказывая что-то интересное, что прочёл накануне в интернете, а Чонгук выслушивал, заваривая его любимый сорт чая. Неправильно будет говорить, что он одинок. Они оба никогда не были одинокими. Но сегодня ночью к Чону пришло другое чувство. Не похожее на прежние моменты короткого счастья от времени, проведённого с Юнги. Несомненно, тот всегда старался улучшить их общее настроение, но тот парень из сна... Он просто заставил его светиться одной лишь своей улыбкой. Тяжело понимать, что такое счастье было фантомным. Возможно ему стоит пересмотреть свою жизнь? Кажется, самой жизни ему и не хватает. — Юнги, давай сходим в твой клуб... Этот резко обернулся, пытаясь убедить себя в том, что ослышался. Но лицо Чонгука выражало добрую решимость. — Ты шутишь? Я же не серьезно тогда. Я не сильно то и сам хотел, так что... — Я серьезно. У меня есть настроение на простой поход с другом за выпивкой, — Чонгук провёл рукой по волосам, глядя куда-то вниз. — Ну давай тогда, — Юнги слабо улыбнулся, хлопая младшего по плечу. — Сразу после работы или домой заскочишь? — Зайду. Думаю, нужно будет сменить одежду. День прошёл намного быстрее, чем изначально предполагалось, и сейчас Чон стоял перед зеркалом в ванной, придирчиво осматривая себя. Наряжаться в клуб не было смысла, ему вообще все равно на красоту. Удобные джинсы, белая футболка и некое сомнение в глазах. В этом весь Чон Чонгук. Он попробовал улыбнуться, но выходило как-то натянуто, неестественно. Как же хорошо получалось улыбаться у Тэхёна... Ему вовсе не нужно было растягивать губы, достаточно было глаз. Одни глаза выражали безмерную радость от каждой хорошей минуты. Возможно все же стоит хоть как-то закрепить в своей жизни это красивое воспоминание? Скоро должен прийти Юнги и утащить его в беспросветную коробку, наполненную людьми, дымом и грохотом. Чонгук недовольно поморщился, в мыслях сожалея о том, что сам решился позвать друга. Он вышел из ванной, осматривая комнату в поисках какого-нибудь блокнота и ручки. Как назло ни того, ни другого не было, пришлось взять какой-то смятый листочек и красный карандаш. Расписывать в подробностях что-то не хотелось, достаточно было оставить маленькую пометку, которая бы заставила воспроизвести в голове все остальное, связанное с ней. «Сегодня мне впервые приснился счастливый сон. Он был о холодном ветре и твоей улыбке. Самое красивое, что я видел...» Перечитав только что написанное, Чонгук зачеркнул последнюю фразу. Он не знал, зачем написал это, но в груди разливалось тепло при любом возникающем образе этого парня у него в голове. День выдался слишком тяжелым, а Юнги все где-то бегал, и Чон уже не был полностью уверен, что дождётся его. Желание идти в клуб прошло так же быстро, как и появилось, поэтому он просто уселся на кровать, укладывая голову на спинку.
Примечания:
https://twitter.com/bdismay/status/1224741385502363649?s=21
Реклама: