"Под мою ответственность"

Гет
NC-21
В процессе
6
автор
Размер:
планируется Макси, написано 46 страниц, 9 частей
Описание:
Кто в буквальном смысле свалился на голову команде мандалорцев во время битвы над Экзеголом?

Дьюбэк рисовать не умеет, у него лапки, но получилось собрать минифигурку главгероини из Лего. Такая вот воинственная дама:
https://ibb.co/m9bBD6t

Примерно так выглядит дом Камины (нарисовано в фоторедакторе):
https://ibb.co/C6vRGnf
Примечания автора:
Вообще, публиковать неоконченные работы не в моей привычке. Но что-то уж мало внимания фикрайтеры уделяют генералу Прайду, а уж работ в жанре "гет" по пальцам перечесть.

Рейтинг высокий, т.к. у автора не на шутку развернулась фантазия (см. метки)

Update: "размораживаю" работу, сюжет нарисовывается)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 8. До мозга костей

Настройки текста
Прайд слышал сквозь окна гул двигателей взлетающего звездолёта. Его пленители покинули дом, понял он. Интересно, связана ли эта их поездка с ним, или же причина отъезда в ином, лениво размышлял он. В его комнате не было ни компьютера, ни планшета, ни голопроектора, поэтому адепт-генерала, привыкшего к непрерывной занятости, постепенно стала одолевать скука. Сначала он расхаживал по комнате из угла в угол, опираясь на трость – мышцы всё ещё болели, хотя уже не так сильно. Потом он снял термокостюм и, чтобы не замёрзнуть, стал выполнять несложные физические упражнения – и согреваясь, и тренируясь в преодолении боли. В Академии, в молодости, он уделял значительное внимание борьбе с болью. От тренировок его отвлёк обед – его принёс в комнату дроид в сопровождении вооружённого мандалорца из Племени. Генерал принял его молча. Совершив свою одинокую трапезу за столом у окна, он решил принять тёплый душ, чтобы немного успокоить ноющие кости. Особенно сильно болел позвоночник – Камина упоминала, что он был сломан, и врачи буквально сотворили чудо, благодаря которому Энрик Прайд избежал печальной участи прикованного к постели овоща. Адепт-генерал потрогал спину – в трёх местах на коже чуть осязались тонкие шрамы после операций. На ум снова пришло его последнее мгновение на капитанском мостике «Непреклонного». Паника. Огненная волна, накрывшая его с головой. Темнота, ни звука, даже боль не была продолжительной. Ничего не было – болевой шок отключил все чувственные рецепторы в мозге. Удивительно, задумался адепт-генерал, все восприятия в тот момент отсутствовали, но при этом он от начала до конца был уверен, что жив. Неужели душа оказалась заперта внутри ослепшего от боли мозга? Прайд напряг память, чтобы вызвать в ней следующее воспоминание. То был белый свет – пятно света. Именно это чувство вернулось к нему первым. Прочие включались в работу постепенно, все вместе. Он вспоминал голос Камины, разговаривавшей с ним во время процедур, уже тогда чувствовал прикосновения её рук… Адепт-генерал почти бегом устремился в душевую. Сняв одежду и бельё, он шагнул под водопад тёплой воды, закрыл дверцу. Постояв немного под потоком, он переключил режимы, и теперь его поливало со всех сторон, смывая собой назойливую боль. Душ приятно щекотал тонкую кожу, Прайд отметил, что осязательные восприятия у него обострились, особенно… Он опустил взгляд вниз. В голове вновь зазвучали переливы мелодии валакорда. Возможно, они были причиной, возможно, тёплая вода, приятно щекотавшая тонкими струйками внизу живота и между ног. Кровь его, ещё недавно холодная, взбурлила в жилах как кипяток. Сознание Прайда заполнило, казалось бы, давно угасшее желание, которое требовалось удовлетворить хотя бы так, как было доступно ему сейчас. Адепт-генерал обхватил рукой крепко налившийся фаллос и стал сначала осторожно, потом смелее и сильнее, ласкать себя. Внезапно нагрянувшая буря эмоций заставила его неосознанно вздыхать, приоткрыв рот и закрыв глаза. Кабинка была заперта, он был наедине с самим собой, а тёплая вода продолжала приятно скользить по коже, поэтому он действовал без оглядки, не боясь, что его обнаружат во время столь интимного акта. Сотни образов мелькали сейчас в его сознании – и звуки валакорда, и свист рассекающих воздух клинков, и золотистый блеск… Лёгкий стон сорвался с дрожащих губ генерала, и упруго брызнувшая белая струйка запачкала стеклянную дверцу кабинки. «Надо же!» - изумился Прайд, переводя дыхание. – «Есть ещё, оказывается, у меня в бластерах заряды! Не подозревал…» Приняв напоследок освежающий душ и обсушив тело ионизированным воздухом, адепт-генерал почувствовал себя намного лучше. Выйдя из кабинки, он накинул на плечи длинный мягкий халат, висевший тут же. Удивительно, подумал он, его пленители обеспечивают ему условия, сравнимые с былой роскошью в лучших корусантских апартаментах, о которой Прайд часто с ностальгией вспоминал, коротая долгие годы в ледяном космосе Неизведанных Регионов и с нетерпением выжидая шанса покончить с новореспубликанским сбродом и, в том числе, позволить себе окунуться в мир «человеческих высококультурных удовольствий». Что ж, хотя бы частично его желание сбылось… После весьма приятной водной процедуры и, как оказалось, давно необходимой телесной разрядки организм адепт-генерала требовал отдыха – силы его восстановились не полностью. Послав к ситхам всю армейскую дисциплину, Прайд рухнул на постель, под тёплое одеяло. Сейчас он мог позволить себе расслабиться. И даже во сне он наслаждался мелодиями валакорда – или же они звучали наяву? Проснулся он лишь следующим утром и при том чувствовал себя лучше, чем в предыдущий день, да и в остальные дни тоже. Сил немного прибавилось, но вместе с тем он почувствовал сильный голод. Сменив халат на защищающий кожу термокостюм и обычную одежду, взяв в руку трость, он подошёл к двери и звонко постучал по ней набалдашником. Он не рассчитывал, что на его стук откликнутся скоро, но буквально через минуту на пороге показалась Камина Рау с наручниками в одной руке и медицинским контейнером в другой. И снова на ней вместо брони было платье – на сей раз простое, из лёгкой узорчатой ткани, длинное до пола, с длинными же рукавами, словно герцогиня стеснялась своего тела и скрывала его, насколько могла. Но Прайда было не обмануть – он по жестам, осанке, манерам речи угадывал черты вчерашней воительницы. - Искусственный интеллект в датчиках в вашей комнате отправил мне сообщение, что вы не спите, адепт-генерал. Вы проспали свой вчерашний приём лекарств, и уколы необходимо сделать немедленно. Прайд приложил усилие, но смог прогнать прочь остатки вчерашней расслабленности. Несмотря ни на что, ему нельзя забывать, что он всё же в плену и общаться с мандалорцами, даже думать о них, надо соответствующе. Не говоря ни слова, он сел на стул и засучил правый рукав, подставив руку Камине для инъекции. Введя генералу лекарства, герцогиня осторожно провела подушечками пальцев по коже внутри локтевого сгиба. Такое прикосновение к истончённой коже заставило генерала внутренне напрячься. Прайд как огня боялся, чтобы мандалорка не заметила его слабости. - Кожа приживается отлично. Впрочем, ничего удивительного – это ваша собственная кожа, - Камина слегка улыбнулась, по крайней мере, Прайду так показалось. – Всё. Время завтрака. И нашей дискуссии, если пожелаете, адепт-генерал. Приняв свой привычный надменный вид, орденец хмыкнул: - Дискуссии? Ветерану имперского флота и верховному главнокомандующему армии и флота Последнего Ордена не о чем разговаривать с вами. Вы не добьётесь от меня ничего. Можете вколоть мне сыворотку правды – я выдержу и такое. - Никто не собирается ни о чём вас расспрашивать. Мой брат порой слишком яростно пытается добиться желаемого, приношу свои извинения за резкость с его стороны. Пройдёмте в гостиную, адепт-генерал. - Да, разумеется, - Прайд покорно подставил руки для наручников. Спускаясь по лестнице в просторный холл, Камина тихо спросила орденца: - Как вы себя чувствуете? - Если не учитывать моего положения, хорошо, - официальным тоном отвечал генерал. – «Нельзя, мандалорка ни в коем случае не должна заметить ни тени слабости!» - Это не может не обрадовать меня как ответственного за ваше здоровье. «Занятно, зачем тебе, мандалорская аристократка, потребовалось заботиться обо мне?» В гостиной, как обычно, горел огонь в очаге, но также добавилось и несколько новых предметов интерьера – на гладко-белых стенах теперь висели несколько картин, по стилю напоминающих корусантский реализм раннеимперских времён. Прайд ощутил острый приступ ностальгии, хотя и не подал виду. Интересно, эта девчонка хоть сколько-нибудь разбирается в живописи? Неподалёку от очага заняли свои места два дивана песчано-зелёного цвета, поставленных углом. В целом, комната стала выглядеть более обжитой и менее пустой. На столе уже ждал поданный дроидом завтрак. И лишь охранники из Племени продолжали стоять по углам, точно статуи. Садясь за стол, Прайд кивнул в сторону картин: - Знаете, что там изображено? Камина одарила его обезоруживающей улыбкой: - Разумеется, адепт-генерал. Вам нравятся панорамы вечернего Корусанта? Наверняка художник избрал такую цветовую гамму – оттенки охры от золотого до почти кроваво-красного, с тёмными тонами – от ощущения страха перед наступающим периодом тирании. От такой наглости у орденца перехватило дыхание, он сжал кулаки до хруста в суставах. Насилу он сдержался, чтобы не выругаться – эта мандалорка всё-таки его спровоцировала! - Тирания для приверженцев анархии, вроде вас, - процедил он сквозь зубы. - А вот тут вы ошибаетесь, - будто ничего не замечая, ответила спокойно Камина и изящно взяла нож и вилку. – Как вы сами видите, мы любим мир, не до фанатизма, как герцогиня Сатин, но, образно выражаясь, ради маленького гнойничка на пальце отрубать всю руку не будем. А Империя и Орден как раз на этом погорели. Палпатин так жаждал абсолютной власти, что в ответ на любое проявление инакомыслия, даже малейшее! – она подняла глаза вверх и туда же нацелила указательный палец в изящном жесте, - он устраивал кровавую резню. - Значит, на то была необходимость, - быстро и без промедления выдал ответ Прайд. – Император утверждал, что мы должны быть выше страданий. - И вы до сих пор поддерживаете эту изуверскую идеологию, которая привела к деградации всей Галактики?! Даже после того, как сами жестоко пострадали? - Я пострадал от рук ваших сторонников, не своих. - Но то, что произошло с вами – результат вашей агрессии. Пущенный вами бумеранг ударил по вам. По закону баланса Силы, всякое действие равно обратному. Палпатин тоже знал это, хотя, как и вы, слепо отрицал это и гнался за иллюзией, как и вы. Палпатинова иллюзия – безграничная власть, ваша иллюзия – служение ему, даже когда его не существует. - Я служил своему Императору верой и правдой и не собираюсь отказываться от присяги, - процедил сквозь зубы Прайд. - Служили? - Камина скривила губы в ироничной ухмылке. - В вашем понимании служба — это быть цепной собакой у Палпатина, всего-навсего человека, продавшего душу тьме? Да ни одна власть на свете не стоит той участи, которая оказалась уготована вашему Императору. Я даже за власть над самой Силой не захочу медленно гнить живьём, причём и телом, и душой. Я много прочла и изучила, генерал. Палпатин мучился всю жизнь, гнался за призраком вечной жизни и бесконечной властью, не понимая, что ищет совсем не то и не там. Вся его жизнь и то, что с ним стало в финале — итог величайшей ошибки, за которую ему нет и не будет никогда прощения. - Женщина!… - адепт-генерал сжал кулаки в бессильной злобе, не находя способа результативно направить на Рау свой гнев. - Ты говоришь… как те старые законоучителя, которых наши штурмовики расстреливали десятками. - Это можно счесть похвалой в ваших устах? Или даже комплиментом? - наперекор гневу Прайда лучезарно улыбнулась Камина. - Если я правильно поняла, у вас настоящий талант говорить приятные вещи дамам. Адепт-генерал бросил на даму косой взгляд. - Вы насмехаетесь надо мной? В вашем положении это легко. Интересно, как бы вы заговорили, если бы помимо меня тут находилось бы ещё трое-четверо штурмовиков? Прайд нервно потёр запястья, стиснутые браслетами. Камина неспешно покинула своё кресло, откинула назад расшитую фамильными эмблемами шаль, приблизилась к пленнику и полным чувства собственного достоинства жестом взяла его за руку. В её пальцах блеснул чип-ключ, которым она, словно лезвием, полоснула по наручникам, отомкнув их. Отложив путы на стол, она подняла глаза и, глядя орденцу в самую глубину души, покачала головой: - Никаких насмешек, адепт-генерал Прайд. Вы свободны. Она подтвердила свои слова, положив на стол, к руке Прайда, тот самый чип. - Он подойдёт к замку на вашей комнате. Мне не по нраву держать вас взаперти. Приняв ключ, орденец повертел его в руках и возразил: - По законам войны — есть за что. На моём счету уничтоженная планета, десятки сбитых кораблей вашего флота, это не считая собственно службы вашему врагу, - гордо выпрямив спину, заявил он. Камина не могла не отметить эту характерную черту старых офицеров — безупречную выправку, которая, чего скрывать, радовала взгляд. - Это да, и если мы вас выдадим, то вас расстреляют. Но клан Рау берёт на себя ответственность и за вашу жизнь, и за то, чтобы вы не причинили больше вреда Галактике. Прайд потёр запястья и взялся за столовые приборы более ловко, свободными руками. - Нет, право же, вы авантюристка, Камина Рау. Я на вашем месте ни за что не стал бы давать равному себе пленнику такую свободу. - Если в вашем понимании свобода – это возможность пойти куда глаза глядят, то да, мы даём вам эту свободу. Но подлинную свободу вы должны дать сами себе. Пока что вы добровольно закованы в наручники – собственными руками. Повторюсь, ради нашей безопасности, в доме вы не найдёте оружия. Прайд покосился на плечо Камины. Уловив малейшее движение его глаз, мандалорка добавила: - Если вы имеете в виду мой меч, я храню его в своей комнате под замком. Огнестрельное оружие есть только у охраны, но я не советую вам пытаться нападать на них. Ещё раз, адепт-генерал, вам гарантирована жизнь, если вы сами не станете угрожать никому. Лично у меня нет никакого желания расстрелять вас или снести вам мечом голову. Надеюсь, вы тоже не ждёте шанса убить меня. Камина встала из-за стола и отошла к очагу. Прайд бросил взгляд на лежащие на чёрном стекле наручники и ключ от них, на пустые тарелки, на стоящую у огня мандалорку… - Вы поставили меня в очень странное положение, Камина Рау, - гордость не позволяла адепт-генералу вслух признать патовую ситуацию. - Странная вещь – власть, - будто обращаясь не к нему, молвила Камина. – Как сложно её добиться, и как легко она ускользает, будто песок сквозь пальцы… Адепт-генерал ничего не ответил, но понял, что ремарка была адресована именно ему. Столько лет он утверждался на вершине власти в осколке Империи под названием Первый Орден, будучи тёмной лошадкой Сноука и, в финале, доверенным лицом Императора… И вмиг потерять всё, оказаться то ли в плену, то ли в изгнании, то ли в бегах, на задворках Галактики, но при этом попасть под покровительство тех, кто, казалось бы, должны были первыми выдать его сопротивленцам… Дело ясное, что ничего не ясно, иронизировал про себя Прайд. Наивно было бы со стороны мандалорцев пытаться переманить его на свою сторону. Они и не собираются, по словам Камины Рау. Они знают, что его и пытать безуспешно. Они и не станут, судя по всему, это противоречит их идеологии. Так в чём же суть его плена? - Как вам завтрак, адепт-генерал? Если желаете ещё что-нибудь, я распоряжусь, - Камина отвлекла его от размышлений. - Нет, благодарю, - вежливо ответил он. - В таком случае, я удалюсь, у меня много работы. Увидимся за обедом, - с этими словами мандалорка оставила Прайда в одиночестве. Дроид унёс на кухню посуду, и адепт-генерал остался в гостиной совершенно один, за столом чёрного стекла, на котором по-прежнему лежали наручники и чип-ключ от комнаты. Подобрав эти доверенные ему предметы, Прайд от нечего делать поднялся к себе в комнату. С отвращением бросив наручники в шкаф, он сел за свой стол. Безделье абсолютно не устраивало его, и он, заложив трость под мышку, как свой старый стек, спустился вниз. Его внимание привлекла одна дверь справа от лестницы, в углу холла. За ней скрывалось некое небольшое помещение. Судя по глухому вою вентиляторов, доносившемуся из-за двери, это было серверное помещение. Отомкнув чип-ключом замок, Прайд убедился в этом. Тщательно осмотревшись и убедившись, что за ним не следит зоркий глаз камеры, он вошёл внутрь. Действительно, в маленькой комнате стоял мощный сервер, управляющий системой умного дома. Но для Прайда не это было важно, а голосетевой терминал, которым этот компьютер был оснащён. Активировав сенсорный экран, служивший здесь вместо голопроектора, он, украдкой косясь на дверь, стал искать секретные орденские адреса, дабы узнать реальную обстановку дел из первых рук – от союзников. Он понимал, что рискует, его выход в сеть мог быть отслежен, но иного способа найти своих у генерала не было. К великому огорчению, граничащему с отчаянием, Прайд обнаружил, что всё стратегические орденские серверы обрушены. Он также искал в сети подчинённых по личным кодам в шифроцилиндрах. Также безуспешно – на его запрос не отозвался никто. Напрасно он напрягал память, выискивая там адреса персональных страниц ключевых фигур в теневой орденской голосети. За этот год очень многое переменилось… Через час бесплодного рысканья по голосети, Прайд тайком покинул серверную. Ему ничего больше не оставалось, кроме как пойти в комнату. Хотя, в принципе, он мог выйти и в сад. Отперев входную дверь, он ступил на крыльцо. Снаружи приятно дул летний ветерок. Климат Конкордии был немного прохладнее зоны комфорта для человека, но Прайду, с юности знакомому с обжигающим морозом космоса, такая прохлада была почти не заметна, от замерзания его защищал термоскафандр, а лицо и другие открытые участки кожи уже начинали привыкать к прохладе. Он отметил, что за эти несколько дней территория вокруг дома преобразились до неузнаваемости. Вероятно, машины работали сутками без остановки – большие пространства были расчищены, в отдалении громоздилась горы древесной щепы – того, во что дроиды превратили некогда густые заросли. Теперь с крыльца дома просматривалась долина реки, где на горизонте темнели леса, а ближе раскидывались зелёные луга. Некоторые участки не вырубались полностью – там, очевидно, задумывался приусадебный парк. Если мандалорка спроектировала это сама, у неё недурственный вкус к роскоши. В подобных поместьях обитали и знатные семьи на Альсакане, его родной планете. У каждой уважающей себя семьи имелся при доме ипподром со скакунами со всей Галактики – альсаканские наездники славились своим мастерством объездки самых разных животных, от тонтона до варактила… Увлечённый воспоминаниями, на которые у него прежде не было ни времени, ни внимания, Прайд сел на деревянный чурбан на краю площадки, где стоял дом. Закинув ногу на ногу и положив на колено свою трость, он просто долго всматривался в залитую солнцем долину, раскинувшуюся перед ним… Его идиллию нарушил голос дроида-прислуги, донёсшийся со стороны дома: - Адепт-генерал Прайд, госпожа Рау ждёт вас к обеду. Орденец неторопливо покинул насиженное место и, опираясь на трость, вернулся в дом. Несмотря на конфронтации, положение обязывает его быть вежливым, хотя бы внешне. Камина уже ждала его за накрытым столом. Правила хорошего тона, привитые генералу ещё в детстве, побудили его извиниться: - Прошу прощения за опоздание, госпожа Рау. Я был на прогулке. - Извинение принято, адепт-генерал, - Камина сдержанно улыбнулась, взяв салфетку изящным жестом и приложив её к губам. – Присоединяйтесь, оцените угощения. - Планируете подкупить меня инопланетными яствами? – скептическим тоном спросил Прайд. - Не собиралась, - спокойно, будто не замечая провокации, ответила ему мандалорка. – Все продукты у нас местного происхождения. Никакой синтетики, белковых концентратов и прочей пищевой ереси, что была в ходу на орденских кораблях. Что верно, то верно, признал адепт-генерал, пробуя на вкус предложенный обед. По сравнению даже с рационами для высшего командного состава на флоте, считавшимися изысканными, это был настоящий праздник для вкусовых рецепторов – ароматное запечённое мясо с сыром, местные грибы и овощи в соусе. Последние несколько дней были для пленного генерала гастрономическим раем. - Я вас понимаю, адепт-генерал Прайд, - продолжала Камина, проглотив очередной кусочек. – Я сама большую часть жизни питалась безвкусными пайками. Тем более я ценю каждый съеденный грамм настоящей пищи. Только лишение может научить тебя ценить то, что есть. - Вы о власти говорите, смею спросить? – хитро и одновременно вызывающе бросил свой вопрос Прайд. – О, да, власть теперь в ваших руках, как когда-то раньше, и вы явно пытаетесь нанести мне удар, намекая на то, что я этой власти лишён. Не получится – я признаю своё поражение и плен. - Мудро с вашей стороны. Но я вовсе не имела в виду власть. Вы очень проницательны, адепт-генерал, я действительно гожусь на роль Манд'алора, для этого у меня все предпосылки. Я не хвастаюсь, вы видели мои навыки в бою. Мозг мой работает не менее исправно, чем моё оружие. Но нет. Я не желаю брать власть. Ни добровольно, ни по принуждению. Я главенствую только в этом доме. И точка. - Но почему? – Прайд нахмурился и угрожающе наклонился вперёд, чуть привстав на месте и опираясь на стол руками. - Для меня власть – это повинность, а не привилегия. Для вас, всю жизнь укреплявшего свои позиции в правящей элите, звучит странно. Но у меня иные взгляды. - Ошибочные, поверьте мне, юная особа… - прошипел сквозь зубы Прайд, но по гневу, сквозившему в его голубых глазах, Камина поняла, что он в душе сомневается в собственных словах и яростно пытается убедить в правоте сказанного, прежде всего, самого себя. В ответ на это Камина улыбнулась адепт-генералу, так что тот покорно вернулся на место. Милая, почти детская улыбка Камины диссонировала с её сутью мандалорского воина. Больше они не произнесли ни слова за этой трапезой. Окончив обед, Камина подала команду дроиду, и он убрал тарелки. Встав из-за стола и накинув на свои точёные плечи длинную шаль, расшитую фамильными гербами, Камина Рау объявила: - С вашего позволения, я продолжу работу, адепт-генерал. Дом в вашем распоряжении. Я сочла необходимым, чтобы в вашу комнату установили компьютер с выходом в голосеть. Вы можете свободно работать, но настоятельно не рекомендую обнародовать факт вашего выживания – сюда вполне могут заявиться те, кому ваше существование невыгодно, и мы можем не суметь защитить вас. Прайд был немало удивлён такому шагу мандалорки. Но её предупреждение не было лишено смысла – и одного года было достаточно, чтобы на опустевшее место лидера заявился новый претендент, которого возвращение конкурента совсем не обрадует. А так как бывший лидер слаб, лишён поддержки, то устранить его не представит никакого труда. Как ни претила адепт-генералу эта мысль, он был вынужден принять её. - Благодарю вас за доверие. Вы рискуете, Камина Рау, но я вам признателен… как представитель аристократии, которой не чужды понятия чести. Произнеся последние слова, Прайд с досадой прикусил язык. Не стоило так распинаться перед людьми, которые, нельзя забывать, держат его в плену. Резко развернувшись, он стремительно покинул столовую, не видя радостно сияющего взгляда Камины, направленного ему вослед. На запястье мандалорки сверкнул индикатор комлинка. Она открыла голограмму. Брат прислал видеосообщение. «Твоё прошение одобрено. Квантовый компьютер и прочая техника будут доставлены к тебе через час. Они ждут результатов в течение суток. Поторопись, они предложили взамен очень хорошее вознаграждение». Камина отошла к окну и стала торопливо набирать ответное сообщение, изредка косясь на арочный проём, ведущий из столовой в холл. Прайд же, багровый от гнева сам на себя, запер дверь в комнату и схватился за голову. Старый мягкотелый слизняк, ругал он себя. И почему он, пленник, начинает так разговаривать со своими тюремщиками? Да, с ним здесь обращаются будто с почётным гостем, но – он не в гостях! Его явно не отпустят на все четыре стороны. Так с какого криффа он стал проявлять слабость? Возраст, что ли? Осознание безвыходности положения? Или эта привлекательная особа по имени Камина Рау виновата? Опустившись в кресло, он стал размышлять о ней. Камина Рау – сфинкс для него, сочетание несочетаемого, композит. И обезоруживающая улыбка, от которой и льды на Хоте растают, и суровый взгляд бывалого солдата. И стройная, соблазнительная для мужского глаза фигура – и, вместе с тем, отточенные боевые навыки. И аристократическая грация и плавность каждого жеста – и тут же смертоносные рефлексы, явное следствие многолетних профессиональных тренировок. Прайд вспомнил, как Камина была его сиделкой, присматривала за ним, давала лекарства, кормила с ложки, ухаживала за его ослабленным телом… Кто бы мог подумать, кем она окажется на самом деле?! Прайд сжал кулаки до хруста в костяшках. Холодный цинизм яростно сражался в его душе с тёплыми воспоминаниями. Возьми себя в руки, старый орбак, ругался он в мыслях. Нет и быть ничего не может! Перейдя в ванную, он разделся и с яростью стащил с себя термокостюм. Обжигающий ледяной душ едва помог вернуть рассудок на место. Всё в порядке – холодный разум восстановил главенство, и теперь всё будет по-прежнему! После жёсткой эмоциональной самоэкзекуции, адепт-генерал вернулся в комнату. Он твёрдо решил просидеть здесь до самого ужина, дабы поменьше контактировать с Каминой Рау. Но не случилось – сначала из-за дверей донёсся вой двигателей звездолёта, потом в комнату, во главе с герцогиней, заявился Тор Рау с бригадой дроидов, и Прайду пришлось покинуть комнату. Насколько позволяли не до конца восстановившиеся мышцы ног, он отошёл от дома подальше, к площадке, на которой сейчас громоздился знакомый ему торпедоносец Yz-775. Старая, но надёжная машина, оценил её орденец. Значит, на этот самый корабль его и выбросило взрывной волной из подбитого разрушителя… По периметру звездолёта дежурили несколько солдат – их лиц не было видно под шлемами, но Прайд чувствовал, что за ним пристально следят. Видимо, Тор Рау дал команду не спускать с пленника глаз. Обойдя вокруг корабля, он увидел на горизонте ещё один звездолёт. Не мандалорский. Скорее, новореспубликанский, старый, как он сам, CR90. Не желая, чтобы его обнаружили, адепт-генерал быстрым шагом вернулся в дом. Сев на мягкий диван в столовой, подальше от возможных визитёров из Сопротивления, он протянул руки к очагу. Тепло огня приятно согревало его, а его вид умиротворял. Даже внутри стало спокойнее. Генерал откинулся назад и не заметил, как уснул – за закрытыми дверями не было слышно ни звука. Когда он проснулся, за окном было уже темно, а сам он по-прежнему находился в столовой абсолютно один. Даже охрана покинула помещение – странно, как он ничего не расслышал, обычно его сон был очень чуток, чтобы в любую секунду проснуться по тревоге. Он осмотрелся – огонь в очаге горел слабее, но освещал собой стол, на котором лежал небольшой белый квадратик крахмальной бумаги. Любопытство заставило Прайда взглянуть на него – там было начертано от руки на ауребеше: «Ужин оставлен в духовке на кухне. К.Р.» Графические символы общегалактического языка были выведены необычайно изящным, каллиграфическим почерком. Адепт-генерал не мог уже припомнить, кто из его подчинённых или просто знакомых был способен даже банально писать от руки, не говоря уже об искусстве каллиграфии. Сам он изучал её когда-то в детстве, но в Империи и Ордене такие навыки были бесполезны. Тщательно прописанные буквы радовали глаз. Прайд взял записку и через менее заметную вторую дверь прошёл в кухню. В духовке его действительно ждал еще тёплый ужин на тарелке. Утолив голод, он дисциплинированно сложил посуду в моечную машину, а сам поднялся к себе в комнату по тихим коридорам. У него побывала бригада техников – теперь в углу комнаты был установлен достаточно мощный компьютер с голопроектором и сетевым ретранслятором. Прайд, не упустил возможность проверить машину – её скорости и мощности могли бы позавидовать лучшие системы искусственного интеллекта в Ордене. Получив удовольствие от исследования голосети на столь замечательном устройстве и испытав разочарование от результатов поиска, адепт-генерал выключил питание и, зная, что его никто не видит, с разбегу рухнул на кровать. Удивительное дело, подумал он, куда подевалась его офицерская сдержанность? Спать ему не хотелось, но он сменил выходной костюм на ночную одежду – в шкафчике он обнаружил роскошную чёрную шелковую пижаму с красными кантами – под стать униформе Последнего Ордена. Только один человек мог знать такие подробности. Камина Рау. Любопытно. Облачившись в прохладный шёлк, приятно скользивший по коже в противовес надоевшему термокостюму, Прайд вновь растянулся на постели. В помещении было тихо, лишь глухо подвывали вентиляторы, впрочем, адепт-генерал привык к такому фоновому шуму ещё на кораблях, настолько, что перестал замечать. В какой-то мере, этот звук действовал успокаивающе. Внезапно на фоне шума послышались тихие мелодичные звуки валакорда. Прайд сначала напряг слух и внимание, отвлекшись от дрёмы. Но ласкающие ухо звуки не утихали, напротив, стали отчётливее. Мелодия то несла в себе отзвуки имперских маршей, от которых у генерала заходилось сердце, то перетекала плавными волнами, как музыка Собора Ветров на Вортексе, словно поглаживая душу невидимыми ласковыми руками… Под гипнотизирующие звуки Энрик Прайд снова погрузился в сон.

***

«Спасибо вам за технику. Всё настроено и отлично работает». «В центре интересуются, для чего именно тебе потребовался квантовый компьютер. Такие машины слишком хороши для простой связи с голосетью и даже для шифрования». «Передайте в центр, что скоро они заполучат информацию исключительной важности». «Что именно?» «Точно неясно. Только для вас – я собираюсь добыть информацию из шифроцилиндра Прайда. Он выдаст нам всю информацию, сам того не желая». «Ты уверена, что сможешь добыть что-то стоящее?» «Полной гарантии нет. Но если получится – сведениям из шифроцилиндра правой руки Палпатина цены нет, какого бы характера они ни были». «Ты снова рискуешь». «Если бы мы все боялись рисковать, Орден подмял бы под себя Галактику безвозвратно. Мандалор бы не возродился». «Хорошо. Если ты добудешь что-то, мы передадим Сопротивлению, они за ценой не постоят. Но опять-таки, тебе придётся выдать им самого Прайда». «Насчёт него – мои условия не изменились. Я сама расскажу центру об источнике своей осведомленности, когда сочту необходимым». «Поторопись. Ты в ответе не просто за клан Рау, а за весь дом Визсла».
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты