Black Friday скидки

Кое-что об Элис Мерфи 3

Гет
Перевод
NC-21
В процессе
63
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.wattpad.com/story/200874043-something-about-alice-murphy-book-3
Размер:
планируется Макси, написана 591 страница, 26 частей
Описание:
Она не желала ничего другого.
Посвящение:
любимым читателям, которые со мной с самого начала
Примечания переводчика:
КОПИРОВАНИЕ ПЕРЕВОДА И ПЕРЕВОД БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА СТРОГО ЗАПРЕЩЕН.
ВЫКЛАДЫВАТЬ НА ДРУГИЕ САЙТЫ ЗАПРЕЩЕНО!!!

1 книга: https://ficbook.net/readfic/8489917
2 книга: https://ficbook.net/readfic/8560388
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
63 Нравится 142 Отзывы 22 В сборник Скачать

PART - TWENTY - TWO

Настройки текста

Глава двадцать вторая. Открытые двери. ________________________________

Элис сидела на крыше дома у Магнуса, глядя на город и слыша отдаленный вой пожарных машин. Она знала, куда они едут, она видела дым даже в темноте. Магнус вылез из окна на плоскую крышу, умело держа в одной руке две кружки чая. Он чувствовал, как она обжигает ему кончики пальцев, но никак не реагировал, так же как Элис не отреагировала на его присутствие, она сидела, скрестив руки на груди, с пустым лицом. Она почти не произнесла ни слова с тех пор, как они вернулись, но сняла туфли и натянула свитер поверх платья, так как на улице было холодно. — Держи, — пробормотал Магнус, не сводя глаз с ее лица. Она взглянула на него, как будто не заметила, что он стоит рядом, и тихо поблагодарила, взяв кружку с дымящимся чаем и держа ее обеими руками. Он больше ничего не сказал, молча сел рядом с ней, тоже наблюдая за видом. Его телефон жужжал в кармане, и он знал, что это был групповой чат, где все писали о том, что произошло. Он слегка отвернулся, взглянув на телефон, прочитав, что все они говорили о том, как огонь сильно распространился. Элис гадала, что же будет дальше, хотя и знала, что Оливер догадается, что это она. Она не волновалась и не боялась, она хотела, чтобы он знал, что это сделала она, но ей было любопытно, что же он будет делать дальше. Он наступил ей на пятки, и она сожгла его убежище дотла. Она хотела, чтобы он понял, что даже самые незначительные действия против нее приведут к чему-то, в десять раз худшему… Она очнулась после получаса пустого взгляда в никуда и сделала резкий глубокий вдох, привлекая внимание Магнуса. — Хорошо, — вздохнула она, когда вой сирен эхом донесся до их ушей. — Да? — спросил Магнус, понимая, что она закончила со своим раздумьем. — Да, — ответила она, поворачиваясь к дому и направляясь обратно внутрь. Магнус вылил остатки чая в ближайший цветочный горшок и последовал за ней, закрыв за собой окно и задернув занавеску, пока Элис включала лампу возле кровати. В доме было тихо, но никто не спал. Джей был в своей комнате, лежал без сна и пытался понять, что только что произошло, и Чарли тоже не спал, пытаясь дышать через спазмы в животе и учащенное сердцебиение. Выражение лица Элис, которое он увидел на улице, вернуло его в Саммерленд, а слегка сердитый взгляд в ее глазах напомнил ему о некоторых вещах, которые он пытался забыть, как он полагал, ради себя самого. Хотя воспоминания продолжали возвращаться с удвоенной силой. Элис уже снимала макияж, а Магнус переоделся в то, в чем обычно спал после того, как повесил смокинг, и побрел в ванную, чтобы снова понаблюдать за Элис. — Я думал о твоем дне рождения, — сказал он спокойно и тихо, когда Элис нанесла на кожу очищающий бальзам и посмотрела на него. — Да? — ответила она, тоже негромко. — Почему бы нам не уехать куда-нибудь? Сегодня утром я посмотрел несколько отелей недалеко от Оксфорда… Они не так уж и плохи, — осторожно предложил он, намазывая пасту на щетку и начиная чистить зубы. — Ты хочешь увезти меня на несколько дней? — спросила она с легкой дразнящей ухмылкой, точно зная, что он делает, и уже согласившись. Может быть, было бы неплохо уехать из города на несколько дней. — Если хочешь, то да, — ответил он, что заставило Элис улыбнуться, когда она вытерла лицо и убрала полотенце. Она подошла к нему и обняла сзади, вдыхая аромат его кожи, она прижалась щекой к теплу его обнаженной спины. Он оглянулся через плечо, чтобы посмотреть на нее сверху вниз, но смог увидеть только ее макушку. — Это «да»? — спросил он, и она кивнула. — Да, — тихо ответила она. Затем он повернулся и слегка наклонился, взяв ее за бедра и приподняв, прежде чем снова повернуться, и усадил ее на край раковины. Она улыбнулась, положив руки ему на плечи, когда он устроился между ее ног. — И какие отели ты смотрел? — тихо попросила она, когда он приблизился к ее телу. — Есть коттеджи, как в британских рождественских фильмах, — начал объяснять Магнус, и Элис внимательно слушала, глядя ему в лицо, а он смотрел ей в глаза. — Там есть веранда, над ней немного ламп, и палисадник с цветами. В центре маленькой деревушки. — Ого, — игриво пробормотала Элис, чувствуя, как его ладони легли ей на бедра. — Да. А за домом — ровный сад с террасой, выходящей на ручей. А в самом доме потолок низкий, с деревянными балками, — продолжал он. — Открытые камины в большинстве комнат, деревенская кухня, большая спальня с ванной и джакузи. Элис ахнула. — О боже. Джакузи в ванной? Потрясающе, — она улыбнулась, и Магнус тихо засмеялся. — Я рад, что ты так думаешь, — тихо ответил он, облизывая губы и глядя на нее, прежде чем поцеловать в шею. Она была удивлена, но инстинктивно вскинула подбородок, когда тонкие волны удовольствия прокатились по ее шее и позвоночнику. — Потому что я уже арендовал его, — прошептал он, касаясь ее кожи, прежде чем снова поцеловать ее. — Ох, — Элис вздохнула с наслаждением, закрыв глаза и поглаживая ладонями его плечи. Она обвила ноги вокруг бедер Магнуса и притянула его ближе. Он отстранился от ее шеи, наклонился, чтобы завладеть ее губами, чувствуя, как похоть наполняет его вены. Элис тихо застонала ему в рот, и он придвинулся еще ближе, обхватив ее бедра, чтобы их тела соприкасались. Поцелуй был голодным и настойчивым, он быстрым движением расстегнул молнию на ее спине, прежде чем одним махом стащить платье через голову. Ее волосы растрепались и упали на лицо и плечи, Элис быстро убрала их, прежде чем снова обвить руками шею Магнуса. Он попытался притянуть ее ближе, но их нижние части тела уже были прижаты друг к другу, а грудь вздымалась от коротких, возбужденных вздохов. Магнус высвободил одну из своих рук и потянулся к ее груди, заработав похотливый стон с ее губ. Ее лифчик был без бретелек, поэтому он просто стянул его вниз, когда ему надоело чувствовать гладкую ткань вместо кожи. Таз Элис ныл от желания, когда Магнус ласкал ее тело, прижимаясь к ее губам, но время от времени останавливался, чтобы перевести дыхание между поцелуями. Они отскочили друг от друга, и вдруг одновременно улыбнулись. — Извини, — пробормотал Магнус у ее губ. — Все в порядке, — тихо хихикнула она, когда он отступил назад и помог ей спуститься, и сохранила слегка ленивую улыбку на его лице, потом взяла его за руку и повела обратно в спальню. Он помог ей снять лифчик до конца пути, хотя она легко могла бы сделать это сама. Затем нижнее белье, и они устроились на подушках, пока Элис помогала Магнусу снять боксеры кончиками пальцев ног, пока они снова жадно целовались. Они знали, что могут не торопиться, было уже поздно, но они не устали. Элис застонала в такт ритму Магнуса, нежно держа его подбородок обеими руками, когда он посмотрел ей в глаза. Для них это было обычным делом — напряженный зрительный контакт. Ей нравилось, что он знал, что делать. Его тонкое доминирование и нежная манера отдавать ей команды во время секса заставляли ее голову кружиться от похоти и возбуждения. — Черт, — осторожно простонал он, его голос теперь был хриплым и низким, он прикусил нижнюю губу, наблюдая, как Элис подтягивает колени к груди и раздвигает бедра еще шире. — Ты чертовски красива… — пробормотал он, окидывая взглядом каждый дюйм ее тела. Элис улыбалась, вытянув руки над головой, когда он замедлил темп, хотя с каждым ударом он все глубже погружался в нее. Они снова встретились глазами, чувствуя, как их тела двигаются вместе, пока Элис двигала бедрами навстречу его дразнящим ударам. Телефон Магнуса снова зажужжал на ночном столике, и он включался и выключался в течение последних минут, хотя ни Элис, ни Магнус не обращали внимание. Он снова ускорился, нетерпеливо толкая бедрами, наблюдая, как удовольствие в виде румянца поднимается от ее груди к горлу. Ее стоны становились все громче, и Магнус игриво прикрыл ей рот. Элис хихикнула, убрала его руку, и, дразня, просунула его большой палец между губами и нежно провела зубами, прежде чем начать сосать. Он зашипел, пристально глядя на нее, усиливая свои толчки. Он ухмыльнулся, наблюдая, как Элис потеряла терпение и начала выгибать спину и сжимать его руку, а глаза закатывались… — О боже, малыш… — простонала она, отпуская его руку и кладя ладони на его бицепсы. Она была на самом краю, и он видел, как ее щеки приобрели более глубокий оттенок розового. Он положил свободную руку ей на горло и нежно сжал, возбуждаясь еще больше, смотря, как ее тело содрогнулось в ответ на сильные ощущения внезапно наступившего оргазма… Ему тоже хотелось кончить, но в то же время хотелось продлить удовольствие, поэтому он сдержался, пытаясь отвлечься от тела Элис, не обращая внимания звук ее стонов и сладкий запах ее кожи, но он наклонился к ней, чтобы вдохнуть его глубже. Она ласкала его шею и плечи, тихо шепча его имя… Она завладела его вниманием так, что он снова не заметил этого, и через несколько минут он кончил. — Магнус… — прошептала Элис через несколько секунд. — Да, — пробормотал он, все еще не оправившись от собственного кайфа. — Завтра утром я принесу тебе таблетку, — добавил он, и Элис поцеловала его в губы и покачала бедрами. — Не двигайся, — пробормотал он.

* * * Суббота, 12 февраля

На следующее утро Магнус ушел за таблеткой, которую обещал Элис, пока она все еще спала, в то время как остальная часть дома постепенно просыпалась и спускалась вниз, чтобы позавтракать. — Прошлая ночь была напряженной, — прокомментировал Джей, когда Чарли сел на барный стул и тяжело вздохнул, выглядя усталым. — Ты видел групповой чат? — спросил он, ставя кружку с кофе перед Чарли, который поблагодарил его и потер лоб. — Нет, — спокойно ответил Чарли. — Всё сгорело, — ответил Джей. — Весь клубный дом сгорел за несколько часов из-за того, что повсюду был алкоголь. Оливер был в ярости. — А он знает, что это сделала Элис? — очень просто спросил Чарли, и Джей на мгновение заколебался. — Я думаю, Оливер знает, что это было намеренно, но не знаю… — ответил Джей, делая глоток кофе. — Как думаешь, он что-нибудь предпримет? Чарли несколько секунд молчал, потом тоже осторожно отхлебнул кофе и услышал, как на соседнем столике зазвонил телефон. Он взглянул на него, увидев сообщение от Лукаса, спрашивающего, с ними Элис или нет, поскольку он слышал новости о клубе от Отто с самого утра. Он пока не хотел отвечать и оглянулся на Джея, который терпеливо ждал его ответа. — Возможно, — пробормотал Чарли. — А что бы ты сделал, если бы кто-то намеренно сжег за одну ночь столетнюю историю? — Прошло почти два столетия, — ответил Джей, и они оба посмотрели в сторону кухонной двери и увидели входящего Магнуса. В руке у него был маленький белый бумажный пакетик, и он положил его на прилавок вместе с ключами от дома, двумя чашками кофе и круассанами в коричневом бумажном пакете, который он взял в булочной дальше по дороге. — Элис уже встала? — Я ее не видел, — ответил Джей, и Чарли покачал головой. Они оба притихли, наблюдая, как Магнус кладет в холодильник другие продукты, которые он купил в магазине. — С ней все в порядке? — спросил Джей через несколько секунд. — Да, а что? — ответил Магнус, оборачиваясь, чтобы посмотреть на них. — Чувак… она подожгла целое здание, — осторожно пробормотал Джей, и Магнус слегка склонил голову набок. — Зачем? — Это долгая история, — ответил Магнус, не хотя рассказывать им о кольце и о том, что оно значит для них обоих. Чарли и Джей не купились на это, спокойно переглянувшись и наблюдая, как Магнус отнес пакетик с таблетками, кофе и завтрак Элис. Он чувствовал, как вибрирует телефон в кармане, и не обращал на это внимания, пока поднимался по лестнице, толчком открывая дверь своей спальни. Он увидел море светлых волос Элис, рассыпанных по подушкам, и его глаза расширились, а брови на долю секунды приподнялись, когда волна эндорфинов затопила его мозг. Он молча поставил чашку на стол, скинул ботинки и стянул с себя толстовку, прежде чем снова забраться на кровать и под одеяло. Проснувшись, Элис пошевелилась и издала тихий звук, почувствовав, как чья-то рука обняла ее за талию. — Ммм, — радостно промурлыкала она, почувствовав запах кофе. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, где она, какой сегодня день и что произошло недавно, прежде чем она открыла глаза и перевернулась. — Доброе утро, — пробормотала она, уткнувшись носом в грудь Магнуса и положив ногу ему на бедро. — Я принес тебе кофе, — ответил он, удивляясь, как она умудряется все время так сладко пахнуть. — Спасибо, — тихо пробормотала она, борясь с желанием снова заснуть, когда Магнус положил на нее руку. После нескольких мгновений тишины она наконец заставила себя сесть. На ней была шелковая пижама: короткие шорты и рубашка на пуговицах. Она перелезла через Магнуса, чтобы дотянуться до чашки кофе, когда он осторожно перевернулся на спину. — Очень вкусно, — пробормотала она, сделав большой глоток горячего напитка, откинувшись на подушки и подтянув колени к груди. — Чем хочешь заняться сегодня? — спросил он. Он передал ей таблетку вместе с круассаном, завернутым в салфетку, и она снова тихо поблагодарила его. — Ммм… Наверное, в какой-то момент мне следует для начала встать, — Элис вздохнула, приняв таблетку и откусив кусочек круассана. — Не хочу возвращаться домой, — пробормотала она, вспомнив ссору с Амарой. — Почему? — спросил Магнус, беря свою чашку с кофе. — Видеть кого-то в первый раз после ссоры — это самое неловкое, — ответила Элис. — И… я… ладно, забей, — пробормотала она, не желая раскрывать подробности, потому что не хотела, чтобы он невзлюбил Амару еще больше. Она хотела, чтобы они, по крайней мере, были вежливы друг с другом, и предполагала. Магнус мгновенно понял, почему она не продолжает говорить, и облизнул губы, снова поставил чашку кофе на тумбочку и посмотрел на Элис. — Ты можешь рассказать мне, что случилось, если хочешь, я постараюсь не быть ни на чей стороне, — сказал он спокойно. Элис посмотрела ему в глаза. — Мое мнение о твоих друзьях не имеет значения, так же как и их мнение обо мне, верно? Или нет? — искренне спросил он. — Что ж, — вздохнула Элис. — Я ценю твое мнение, — продолжала она и колебалась еще несколько секунд, прежде чем отвернулась и поставила свою кружку с кофе. — Мы поругались из-за того, что я сказала Кристоферу. Это было в тот день, когда… помнишь, я говорила тебе, что чуть не довела его до слез? — Да, — ответил Магнус бесстрастным голосом. На его лице не было заметно никаких эмоций, и Элис это оценила. — Я сказала ему, что он… просто, хороший друг, и у нас не было никакой страсти, это было далеко от любви, — она на секунду замолчала, но Магнус ничего не сказал. — И ему это явно не понравилось. Он сказал, что я его предала, ну и все такое. Потом он рассказал Амаре о том, что я сказала. Да, мы не были с ним на одной волне на протяжении большей части наших отношений, он видел то, что хотел видеть, и делал то, что хотел, и… — Продолжай, — пробормотал Магнус, и Элис, приоткрыв рот, заколебалась. — Ты не против? — осторожно спросила она, сидя перед ним со скрещенными ногами и подушкой на коленях. Ее растрепанные волосы были частично заправлены за уши, а несколько прядей торчали. — Я сейчас в независимом режиме. Я ни на чьей стороне, продолжай, — объяснил он, и Элис кивнула, понимая, что он надел маску беспристрастности на свое лицо и почти удалился от собственного разума, чтобы слушать ее и не формировать свое мнение. — Кристофер… Он хороший парень. Он знает, как обращаться с леди, но… На этом все и заканчивается. Он вежлив, хорошо воспитан, не повышает голоса, редко ругается на меня, но… В том-то и дело, что ему и не нужно было этого делать. Сначала это вывело меня из себя, потому что я соглашалась со всем, что он делает и говорит. И да, и я начала задаваться вопросом, почему я менялась. Мне было неловко быть самой собой, или… слушать музыку, которая мне нравилась, или говорить о сериалах, которые мне нравились, и все такое, потому что он говорил со мной таким приятным и добрым тоном, и я даже не понимала, что он манипулирует мной в течение шести месяцев. Элис, тяжело вздохнула и снова потянулась за кофе. — И он мне действительно нравился, потому что… потому что… — она заколебалась. — Я не знаю. Я просто хотела этого. Но через некоторое время я чувствовала себя так, как будто это теперь не настоящая я. Наши друзья постоянно спрашивали, как у нас дела, что мы планировали, планы на будущее и все такое, и я струсила. Я не хотела расстраивать их или Амару, потому что мы стали похожи на самую счастливую парочку. — Хорошо, — пробормотал Магнус, внимательно слушая и одновременно читая между строк. — Для меня это было странно… и какое-то время я притворялась. Но ближе к концу мой разум продолжал напоминать о тебе, — она засмеялась, чувствуя себя неловко, когда Магнус слегка наклонил голову. — Я не хотела ничего, я отмахивалась от его подарков. Я хотела, чтобы он устал от меня, чтобы он порвал со мной, потому что расставание — это неловко, и я сама не знала, что сказать. И была уверена, что в конце концов скажу что-то плохое, и он побежит и расскажет Амаре, и ей будет сложно, потому что мы оба ее друзья! Но именно это и случилось. А еще я ничего не делала во время секса, а он даже не заметил. И после этого он сказал, что любит меня. Он что, даже ничего не заметил?  — Видимо, — пробормотал Магнус и скорчил гримасу. Он почувствовал, что его предубеждение возвращается, поэтому он откашлялся, возвращаясь в свое пустое состояние. — Он очень хороший… немного эгоцентричен. Его детство было не очень хорошим, и я понимаю, у него есть эти защитные барьеры в виде манипуляций и всё такое, но это просто не сработало на меня, возможно, для других… но не для меня, — Элис вздохнула. — В общем мы поругались с ней из-за того, что я была груба с ним… Я знаю, она думает, что обязана поговорить со мной и уладить все, потому что она нас свела, но было такое чувство, что она выбрала его вместо меня. И говорила, что я не знаю, как выглядят здоровые отношения, потому что я зависима от тебя и что ты токсичный- — Я работаю над этим, — ответил Магнус, и Элис кивнула. — Я знаю, малыш, — мягко ответила она, поглаживая его подбородок большим пальцем и улыбаясь, прежде чем сделать еще один глоток кофе. — Ну и что, это правда? — ответил Магнус. — Ты зависима от меня? — спросил он. — Эм… Я была, — кивнула Элис. — Ты — моя первая настоящая любовь. У нас не будет золотой наклейки за то, что мы с первого раза стали здоровой счастливой парой, мы были подростками. Думаю, с тех пор мы оба немного повзрослели. И учитывая наши обстоятельства на тот момент, мы еще неплохо справились. — Да, я не убил тебя, так что это хороший знак, — ответил Магнус со смешком. — По крайней мере, пока что. — Надень, пожалуйста, снова эту милую маску? Не пугай меня, — хихикнула Элис, и улыбка Магнуса стала шире. — А что касается токсичности, то у меня чертово расстройство личности. И она это знает, я полагаю. Так какого же хрена она ожидала? — продолжал Магнус, и Элис поняла, что он снова стал предвзятым. — Иногда тебе приходится объяснять мне, что это за херню я творю, и теперь я понимаю. И я стараюсь. Но все любят вести себя так, как будто они никогда не делали ничего плохого в своей жизни. Разве я когда-нибудь говорил тебе, что я хороший? — Эм… Никогда, — ответила Элис, глядя в чашку с кофе и стараясь скрыть улыбку. — Я никогда не притворялся ни перед кем, что я хороший человек, даже сейчас. Я не милый, — Магнус говорил серьезно, а Элис хихикала, и этот звук привлек его внимание. — Что смешного? — спросил он, мгновенно успокоившись и улыбнувшись. — Ничего, — она улыбнулась, а Магнус игриво усмехнулся и провел рукой по своим растрепанным волосам, чтобы убрать их с лица. — Хотя я понимаю, она сказала это в защиту своего друга. — Мне на это наплевать, — Магнус ответил четко и прямо, но, взглянув на руки Элис, увидел, что она барабанит пальцами по кофейной кружке. Он сделал глубокий вдох, пытаясь вернуться к беспристрастности, и когда он это сделал, Элис увидела, что это произошло на его лице. — Я думаю, тебе следует пойти и поговорить с ней, — сказал он более спокойным голосом. — Ты стесняешься вернуться в свой собственный дом, тебе будет легче покончить с этим сейчас, а не ждать. — Но я не знаю, что сказать, — пробормотала Элис. — Повтори, что ты мне сказала, — ответил Магнус мягким голосом, и Элис вздохнула. — Ты не должна ничего объяснять, но если вы обе хотите пережить это, вам придется поговорить. — Ммм, — промурлыкала Элис. — Хорошо, — она вздохнула и потянулась к нему, чтобы заправить волосы за ухо. — Я только сначала приму душ, — сказала она в основном самой себе, а Магнус продолжал наблюдать за ней. — Ты думаешь, я токсичный? — спросил он, неожиданно удивив Элис. Она снова посмотрела на него, заметив слегка растерянное выражение его лица, и откашлялась. — Да, — мягко ответила она. — У тебя бывают такие моменты, особенно по отношению ко мне, но за последние пару недель ничего такого не было… И мы уже говорили о других случаях, — она продолжала объяснять, пока Магнус спокойно смотрел на нее, затем перевел взгляд с ее глаз на одеяло, где она его теребила. Она остановилась, увидев, что он смотрит на нее. — Хорошо, — пробормотал он, принимая ее ответ. — Может, нам стоит придумать что-нибудь? — В смысле? — спросила Элис, нахмурив брови. — Когда я начну опять себя так вести, может быть, ты скажешь мне пару слов, которые дадут мне понять, что дела идут плохо, — продолжал Магнус, и Элис подвинулась на своем месте. — Как стоп-слово, знаешь, люди придумывают его во время секса, если он становится слишком жестким. — Я знаю, что такое стоп-слово, — улыбнулась Элис и облизнула губы. — Иногда в тот момент, когда я злюсь, я не вижу ничего вокруг. Я знаю, что мои действия могут иметь последствия, но мне все равно… Ты и так это знаешь. Я больше не хочу ранить твои чувства… Поэтому я хотел бы, чтобы ты придумала слово, которое даст мне понять, что я перехожу черту, — спокойно объяснил Магнус, и Элис посмотрела на него. — Хорошо, — выдохнула она. — Эм… тыква, — решила она, и Магнус нахмурил брови. — Мне нравится слово «тыква»… — Ладно, — согласился Магнус. — Пусть будет тыква, — он медленно кивнул, и Элис тихонько рассмеялась, хотя на самом деле ей это не показалось забавным. Она протянула руку, чтобы коснуться его лица и погладить по щеке, задаваясь вопросом, сработает ли это. — Спасибо, что выслушал меня, — тихо сказала Элис, и Магнус слегка кивнул. — И за твое старание, — добавила она более мягким голосом. Она наклонилась, чтобы поцеловать его в лоб. Потом он смотрел, как Элис встает и направляется в ванную, чтобы принять душ. Он решил дать ей возможность собраться с мыслями и вышел из комнаты, чтобы спуститься вниз. Вымывшись, Элис позаимствовала свитер Магнуса, чтобы надеть поверх своих леггинсов. Она завязала волосы в аккуратный пучок, так как они все еще были немного влажными, и потратила немного времени на макияж, чтобы отложить возвращение домой еще на несколько минут… Она думала сразу о двух вещах, что сказать Амаре, и что сказал ей Магнус. Амара знала, что у нее расстройство личности, но Элис подозревала, что она иногда забывала об этом, так как вела себя не так, как обычно. Не успела она опомниться, как уже шла через парк и возвращалась домой. На другой стороне парка Лукас, Амара и Отто сидели на кухне и тоже говорили на эту тему. — Я просто думаю, что мы должны оставить ее в покое, она счастлива с ним, — ответил Лукас, ставя кофейник на плиту. — Да, а когда не счастлива? — спросила Амара, когда Отто спокойно встал рядом с ней, а она прислонилась спиной к стойке. — А что будет, если он снова разобьет ей сердце? Или разозлится и решит, что на этот раз он изменит ей, чтобы отомстить? Что же тогда? Лукас потерял дар речи и повернулся, чтобы взять кружки. Отто тоже не знал, что сказать, но картина, которую Амара рисовала про Магнуса, не соответствовала тому образу, который был у него в голове, и это начинало очень медленно раздражать его. — Я знаю, что все будут говорить мне, чтобы я не лезла не в свое дело, но это именно та ситуация, о которой мы все будем жалеть. — Что ты хочешь этим сказать? — спросил Отто, искренне смутившись. Амара взглянула на него, и осторожно отмахнулась, потом встала, чтобы пойти и взять себе яблоко из корзины с фруктами. — Я не знаю, почему меня заставляют чувствовать себя плохой в этой ситуации, — сказала она, прежде чем откусить яблоко. — Я этого не делаю, — ответил Лукас. — Я думаю, что ты права, но вмешиваться в чьи-то отношения опасно, потому что большую часть времени они не слушают и в конечном итоге выталкивают тебя. — Если она захочет выбрать его вместо меня, тогда неважно, — Амара усмехнулась, откусывая еще один кусочек, не подозревая, что Элис только что открыла входную дверь. — Но я не собираюсь сидеть и утешать её еще два года или слушать, как она скулит и плачет об этом парне, когда он снова растопчет ей сердце. Это досадно. Она знает, каков он, и все же она бросила того, кто искренне любил и заботился о ней, ради гребаного психа, который, я уверена, смеется над ней в лицо, а она даже не хочет этого видеть. Лукас глубоко вдохнул и выдохнул, не зная, что сказать, когда Элис очень тихо закрыла дверь. — Ну и что нам делать? Через два дня у нее день рождения, — сказал он, а Отто все еще молчал, обдумывая то, что сказала Амара. — Не делай этого, — ответила Амара с тяжелым раздражением в голосе. — Не говори мне, что через два дня у нее день рождения, чтобы заставить меня забыть обо всем, потому что это она вчера на меня набросилась. Элис помедлила у двери, не зная, что делать, и на мгновение в кухне воцарилась тишина. Она вздохнула и решила сделать вид, что не слышит разговора, прошла мимо кухонной двери и поднялась наверх, чтобы собрать вещи. Она постоянно сжимала губы, чувствуя, что начинает нервничать, но подавила это чувство, когда добралась до своей комнаты и подошла к шкафу, чтобы взять сумку на выходные. Она собирала вещи на пару дней, пытаясь сосредоточиться на чем-то другом. Всего через полчаса она застегнула молнию на сумке и пошла вниз, держа телефон в руке, желая вернуться к дому Магнуса незамеченной, но как только она вышла, Лукас вошел в прихожую из кухни и удивился, увидев ее. — Элис, — объявил он, оглянувшись на кухню, словно вспоминая только что состоявшийся разговор, и гадая, слышала ли она его. — Когда ты вернулась? — Совсем недавно, — ответила она, облизывая губы и осторожно спускаясь по последним ступенькам. — Оу, — беспечно ответил он, взглянув на пакет в ее руке и слегка наклонив голову. — Тебе пришли несколько посылок, они на кухне, — сказал он, и Элис кивнула. Ее настойчивое желание исчезнуть медленно уползло прочь, а пустота начала просачиваться своим ледяным спокойствием в ее кровь. Она поставила сумку на пол и, держа телефон в руке, повертела его в руках, проходя мимо Лукаса на кухню, где разговаривали Амара и Отто, но они остановились, когда она вошла, удивленные ее внезапным появлением. Какие-то пакеты были сложены на обеденном столе и терпеливо ждали ее. Она знала, что не сможет донести их все до дома Магнуса, поэтому она посмотрела на них, увидев, что какой-то бренд одежды, видимо, как-то пронюхал, что скоро ее день рождения, и отправил ей вещи через своего менеджера, которого Джулия наняла ей около года назад. Она размышляла о том, чтобы открыть их в свой настоящий день рождения, стоя спиной к остальным, и Амара осторожно закатывала глаза. — Так куда же ты уходишь? — спросил Лукас, возвращаясь на кухню. Он хотел, чтобы они разобрались с этим до дня рождения Элис, но Амара была упряма, как и Элис, и хотя они редко ссорились, каждый раз, когда они это делали, это каким-то образом превращалось в третью мировую войну. — Магнус забирает меня из города отдохнуть, — ответила Элис, оглянувшись на него через плечо, прежде чем полностью повернуться и решить не смотреть на Амарую — Когда ты вернешься? — спросил Лукас, шагнув к ней и нахмурив брови. Наверху у него лежал ее подарок, и он раздумывал, отдать его ей сейчас или позже. — Думаю, во вторник утром, — ответила Элис, и Лукас разочарованно кивнул. — Я напишу тебе адрес, где остановлюсь, когда приеду, — добавила она, слегка смягчаясь. — Хочешь, я помогу тебе? Я тебя подвезу до Магнуса, — добавил он, чувствуя необходимость сделать что-то еще, чтобы Элис не чувствовала себя лишней. Он подозревал, что она слышала, как они говорили о ней, и не хотел, чтобы она отталкивала его. Ее лицо слегка просветлело, и она кивнула, поблагодарив Лукаса, когда он сказал, что возьмет ключи от машины и поможет ей положить их на заднее сиденье. Амара ничего не сказала, главным образом потому, что в этот момент она не могла ничего сказать. Лукас продолжал болтать с Элис, и они вышли из кухни, чтобы положить коробки на заднее сиденье машины. Амара тоже подозревала, что Элис слышала разговор, и чувствовала себя неловко, поскольку та отказывалась смотреть на нее. — Может быть, тебе стоит поговорить с ней, прежде чем она уедет, — предложил Отто, стараясь подбодрить Амару как можно лучше, поскольку на обеденном столе оставалась последняя посылка. — Зачем? Лукас же не просит ее прийти и поговорить со мной, — ответила она и замолчала, когда Элис вернулась, взяла последнюю коробку и ушла, ничего не сказав. — Почему вы решили, что агрессором здесь являюсь я? — Нет, но, насколько я понимаю, ты подошла к ней, чтобы поговорить о Кристофере, не так ли? — ответил Отто, и Амара замолчала. — И она сказала, что не хочет говорить об этом, так что, может быть, стоит сказать ей, что ты хочешь оставить это позади и двигаться дальше, — он пожал плечами. Амара не хотела говорить об этом прямо сейчас, и она чувствовала, что ее загнали в угол только потому, что Элис ушла, чтобы провести время с парнем, из-за которого они поссорились. Ее упрямство становилось все более и более очевидным, и Отто решил не настаивать… Но его собственные мысли начали путаться, и, возможно, это было потому, что она начала напоминать ему о своей сестре, которая также пряталась во время ссор и отказывалась найти решение проблемы. Его раздражало, что он начал замечать сходство, ведь он был полной противоположностью такой черты характера. Когда он видел решение проблемы, он не понимал, зачем люди изо всех сил игнорируют это из-за гордости. — Послушай, если ты проигнорируешь ее в день рождения, она никогда этого не забудет. И этот спор разовьется в нечто большее, неважно, кто прав, а кто нет. Я не знаю Элис, всё, что я знаю, это то, что у них с Магнусом есть история, и что они решают свои проблемы. И пытаться встать между подругой и тем, кого она любит — не хорошая идея, — сказал Отто. — Я не пытаюсь встать между ними, — ответила Амара, сердито складывая руки на груди. — Отчасти так оно и есть, если только ты мне не наврала. Ты пытаешься научить ее думать, а она взрослая, она знает сама, и если она не согласна, значит, она не согласна. Отпусти ситуацию, — спокойно объяснил Отто, хотя по лицу Амары было видно, как она разозлилась. — То, что Элис делает в своих отношениях, никого не касается, кроме нее, и это звучит так, будто ты злишься на нее за то, что она не с Кристофером. Кстати, он мне очень нравится, но Магнус неплохой, и он мой лучший друг. Я не понимаю, почему ты продолжаешь называть его психом, ты даже не знаешь его. — А ты знаешь? Откуда ты знаешь, что он не лжет тебе прямо в лицо? — ответила Амара, и Отто в замешательстве склонил голову набок. — Зачем ему это делать? — ответил Отто, выпрямляясь и поворачиваясь, чтобы как следует рассмотреть Амару. Она мгновенно осознала, что сказала. — Зачем ему это делать? Потому что либо у тебя нет причины, либо ты придумываешь ее прямо сейчас, чтобы сделать его плохим парнем, оправдывая свою ненависть к нему. — Нет, — усмехнулась Амара. — Я просто не могу тебе сказать. — О, да. кончено не можешь, — резко ответил Отто, и Амара удивленно подняла брови. — Знаешь что, мне уже надоело слушать твои дерьмовые разговоры о моем друге, так что я пойду домой, — наконец сказал он. — Какого черта? — спросила Амара, раскрывая руки. — Отто? — спросила она, заставив его остановиться и обернуться у кухонной двери. — Ты действительно уйдешь, потому что я не поделюсь этим с тобой? — Да, я уйду, потому что ты даже не можешь назвать мне причину. Я знаю Магнуса два, почти три года своей жизни, и он мой лучший друг. Я только что встретил тебя, а ты поливаешь его дерьмом. Ты мне очень нравишься, Амара, но ты не позволяешь мне приблизиться к тебе вообще. Ни морально, ни физически. Ты держишь меня на расстоянии вытянутой руки и даже не хочешь мне этого объяснить. Так что я, блять, ухожу, — рявкнул Отто, собираясь снова обернуться, но Амара почувствовала, что ее охватывает паника. — Он психопат, — выпалила она. — Ты это уже говорила! — Отто огрызнулся, понимая, что они уже одни в доме. — Нет, я говорю реально, у него антисоциальное расстройство личности, — Амара вздохнула, зная, что не должна ничего говорить, так как Элис рассказала ей об этом в самый разгар одного из самых тяжелых моментов на ранних стадиях ее разбитого сердца. — Элис сказала мне по секрету, — добавила она, и Отто несколько секунд молча наблюдал за ней. — И… Просто мне нелегко открыться людям, — тихо объяснила она, чувствуя, что ее защитный механизм хочет вмешаться и помешать ей, но она сделала глубокий вдох и попыталась. Ей действительно нравился Отто, до такой степени, что она видела их будущее. — Мой… мой отец обманывал маму, когда я была ребенком. Я узнала об этом случайно, увидев его с одной из служанок, — она начала объяснять, когда Отто осторожно подошел к ней. — Он заставил меня держать это в секрете… И я держала… В течение девяти лет. Наблюдала, как он осыпал мою маму подарками и любовью, и постоянно лгал ей в лицо. Он покупал мне вещи, а потом угрожал, чтобы я молчала, иначе он все заберет… И я была маленькой девочкой, поэтому я хотела эти вещи. Мне нужны были игрушки, одежда, новые телефоны и прочее, но я начала ассоциировать хорошие вещи со страхом, что их заберут. Отто наклонил голову, и на его лице появилось немного грустное выражение, когда он слушал рассказ Амары. — Я начинала отношения и потом убегала, никогда ничего не получалось. Я уставала от них. И только когда мне исполнилось лет семнадцать, все больше парней хотели близости и пытались убедить меня сделать это. Я поговорил об этом с мамой, и она сказала одну вещь, которая действительно застряла у меня в голове… О том, что многие мальчики моего возраста просто хотят использовать меня и сказала не доверять им, пока я не узнаю их как следует, потому что секс все усложняет… Был один парень, с которым я встречалась, он мне очень нравился… Он пытался давить на меня, а я сказала, что пока не хочу, и он сказал, что понимает, но потом я узнала, что через несколько недель он уже задрал другую юбку. Наступило короткое молчание, Отто наблюдал, как Амара глубоко вздохнула. — Он изменил мне и ему было насрать… Кажется, я целый месяц плакала. Я знаю, что мой взгляд на секс и близость не такой, как у всех. Я хожу к терапевту, который говорит, что это займет время. Но я просто ненавижу быть такой ранимой девочкой, я физически не могу этого сделать. Ненавижу объятия. Иногда я ненавижу, когда меня трогают. Я попробовала один раз, и это было так больно, что мне пришлось попросить его остановиться. Просто все болело, и я не могла этого сделать, и он тоже мне изменил. Она остановилась, почувствовав комок в горле, и сделала глубокий вдох, но глаза уже начали слезиться. — Мне очень жаль, черт возьми, — прошептала она, закрывая лицо, когда Отто придвинулся к ней и хотел утешить, но боялся, что от внезапного прикосновения ей станет только хуже. Она отняла руки от лица и вытерла под глазами кончиком пальца, затем шмыгнула носом. — Я просто вижу, что Элис так свободна в своей сексуальности, и иногда я завидую. У нее есть все эти парни… Секс так мало значит для нее, и все пускают на нее слюни за это. Я не знаю, почему она остановила свой выбор на ком-то вроде Магнуса, ведь он не ценит ее. Она потрясающая, такая умная, но тянется к нему, а он просто мудак. А Кристофер был таким милым и заботливым, и я просто не понимаю. Я пыталась понять, и я хочу понять, но это слишком сложно.  — Я понимаю, — тихо ответил Отто, и Амара вздохнула и отвернулась, потянувшись за бумажным полотенцем, чтобы промокнуть глаза. — Прости, что я так на тебя набросился, я не знал. — Все нормально, — прошептала Амара, сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. — Господи, — пробормотала она, обращаясь в основном к самой себе, а слезы все текли и текли. — Мы можем просто двигаться дальше? — затем спросила она, и Отто согласился, тихо предложив им пойти прогуляться и выпить кофе после нескольких минут молчания, пока Амара собиралась с мыслями. До сих пор она никому не рассказывала всей правды, даже Элис и Лукас не знали этой версии. Всё, что они знали, это то, что она хотела дождаться подходящего парня, и не расспрашивали ее дальше, потому что знали, что это не их дело. И в глубине души Амара знала, что в какой-то момент ей придется поделиться этим… С тех пор как Элис выбрала Магнуса вместо Кристофера, в ней пробудилось что-то такое, что даже она не могла полностью понять…

* * * Субботний вечер

Элис натянула на себя простое облегающее платье, которое спускалось чуть ниже колен и было застегнуто на тонкие бретельки. Оливер созвал экстренное собрание членов клуба в своем доме, и хотя ни Элис, ни Магнус не хотели идти, они знали, что должны это сделать. Магнус ждал Элис, завязав галстук-бабочку, сидя на краю кровати, пока она натягивала туфли на каблуках, а затем подкрашивалась в ванной. — Как прошел разговор с Амарой? — спросил он. — Прекрасно, — просто ответила она, выглядя беззаботной, пока Магнус внимательно наблюдал за ней. — Ты готов? —  спросила она. Он понял, что она не говорит ему правду, но решил не настаивать, так как, вероятно, была причина, по которой она не хотела делиться тем, что произошло. Они встретили Джея, Чарли и Отто внизу, и все сели в такси, чтобы поехать к дому Оливера, который был примерно в десяти минутах езды. Магнус задумался, не нервничает ли Элис, но она не подавала виду. Она смотрела в окно и почти не произнесла ни слова по дороге. Ночь была ясная, кое-где виднелись облака, дул ледяной ветер, пахло дождем, и только выйдя из такси, они поняли, что погода, вероятно, скоро изменится. Дом Оливера был высоким, большим, на тихой жилой улице с короткой гравийной подъездной дорожкой, как и большинство других домов в этом районе. Люди все еще прибывали, поднимались по каменным ступеням перед домом и входили в дом. На кухне и в гостиной были напитки, и Элис держалась поближе к Магнусу, зная, что причина, по которой они все собрались в доме Оливера, заключалась в том, что она устроила пожар. Оливер не хотел терять времени, и когда часы пробили восемь, он собрал всех в гостиной, чтобы начать собрание, независимо от того, все пришли или нет. Элис держалась сзади вместе с парнями, стояла перед Магнусом, он обнял ее одной рукой за талию, а в левой держал свой бокал. Оливер лишь напомнил ему о том, что он сделал с Элис, и лицо Магнуса было пустым. Он уставился на него, задаваясь вопросом, куда тот положил кольцо и находится ли оно где-то в этом доме… или, может быть, даже в этой комнате. — Ладно, ребята, я просто перейду к делу. Прошлой ночью наш клубный дом сгорел дотла, — Оливер вздрогнул, его глаза обшаривали собравшихся вокруг людей, и он встал на кофейный столик, чтобы все могли его видеть. По залу прокатился ропот, и несколько доверенных приспешников Оливера шикнули на группу. — Почти два столетия истории сгорели в огне прошлой ночью, и сказать, что выпускники в ярости, было бы преуменьшением. Они предоставили мне ресурсы, чтобы выяснить, кто это сделал, поскольку не случайно пожар начался в кабинете наверху, где хранилось много важных документов, что не является секретом для доверенных лиц, — продолжал он, пока Элис и Магнус спокойно наблюдали за происходящим, казалось бы, без всякой эмоциональной реакции. — Кто-то в этой комнате несет ответственность за то, что произошло прошлой ночью, и я выясню, кто именно, и они будут привлечены к ответственности, — продолжал говорить он напряженным и властным голосом, когда его глаза остановились на Элис, и она наклонила голову и на мгновение расширила глаза. Он уже знал, что это была она, но просто изображал незнание перед выпускниками, однако этот ее взгляд почти заставил его потерять самообладание. Но его прервали, когда кто-то поднял руку и заговорил. — Где мы теперь будем собираться? — и остальные начали роптать в знак согласия. Оливер взглянул на этого парня и вздохнул, быстро облизнув губы, он собирался предложить им продолжить встречаться в его доме, но Элис откашлялась и подняла руку. Магнус посмотрел на нее с удивлением, как и остальные его друзья. Когда Оливер намеренно проигнорировал ее, она все равно заговорила. — Я знаю одно место, — сказала она, заставляя всех оглядываться на нее с интересом. — Мы не можем занимать только общественные территории, Элис. Так что твое любимое маленькое кафе не очень хороший вариант, — Оливер ухмыльнулся, отчего некоторые сделал удивленные лица от его тона, а другие — рассмеялись. Элис оставалась невозмутимой, улыбалась и тоже посмеялась, чувствуя, как рука Магнуса, обнимавшая ее за талию, напряглась. — Вообще-то это личное пространство, — объяснила Элис, пока все слушали. — И что, ты его купила? — спросил Оливер резко и осуждающе, но Элис все еще только улыбалась. — Нет, я просто знаю владельца, — ответила она, и Магнусу стало интересно, о ком она говорит. Неужели это опять его мать? — Интерьер великолепен, словно атмосфера восьмидесятых годов. Есть игровая комната, интернет, ванные комнаты, офисные помещения, кабинет… — У тебя есть какие-нибудь фотографии? — кто-то спросил, и Элис вытащила свой телефон. — Я могу отправить их в групповой чат, — сказала она, и последовал ропот согласия, когда все начали проверять свои телефоны, как только Элис отправила сообщение. Оливер уставился на нее, гадая, что же она делает. Возбуждение в комнате усилилось по мере того, как все смотрели фотографии. — Так что думаете, ребята? — спросила Элис. На несколько секунд воцарилась тишина, а потом снова началась болтовня, и люди открыто делились своими мнениями. Она захватила собрание, и Оливер сердито огляделся вокруг, прежде чем один из его приспешников снова свистнул, привлекая их внимание. — Мы не можем просто использовать личное пространство чужого человека, есть… — начал Оливер, но сгущающееся пятно несогласия заглушило его. — Ребята! — громко рявкнул он. — Честно говоря, владелец не возражает, — сказала Элис, когда на несколько секунд воцарилась тишина. Она говорила сама за себя и чувствовала, что ее пустота улыбается, хотя внешне она сохраняла нейтральное выражение лица. — Я подумаю об этом, — пробормотал Оливер. — Почему бы нам не провести голосование? — предположил Магнус, положив руку Элис на бедро. Он легонько сжал ее, и она почувствовала, как ее кожа нежно потеплела, когда она повернулась, чтобы взглянуть на него, прежде чем снова посмотреть на Оливера. Он пристально посмотрел на них, и они оба увидели гнев в его глазах, но он улыбнулся, когда все начали соглашаться. — Ладно… Давайте проголосуем. Пожалуйста, поднимите руку, кто за, — сказал он, сердито наблюдая, как большинство присутствующих подняли руки, поскольку их привлек яркий, гламурный и старинный интерьер. Именно тогда Магнус заметил знакомый блеск и, посмотрев налево, увидел одну из подружек Оливера с фамильярно сверкающим кольцом. Его глаза были прикованы к ней, и он почувствовал, как его гнев подскочил к горлу, прежде чем девушка опустила руку вниз. Магнус продолжал смотреть, опустив подбородок. Все, на что он мог смотреть, было кольцо на пальце этой девушки, зная, что он купил его специально для Элис. На заднем плане Оливеру пришлось неохотно согласиться на будущие встречи в том здании, пока выпускники не найдут другое место, но Магнус не слушал. Он обещал вернуть кольцо Элис, и теперь внутри него бурлила ярость, пока она внезапно не прекратилась… Пустота подняла голову и завладела им полностью, затуманивая его глаза и молча обвивая когтями горло. Он подождал, пока эта девушка выйдет куда-нибудь, хотя бы в туалет, и незаметно извинился и ушел, не привлекая внимания к себе. Зловеще пустое выражение промелькнуло на его лице, когда он вышел в холл и спустился в фойе, заметив, что девушка направляется наверх, поэтому он последовал за ней. Он двигался пугающе тихо и быстро, направляясь к двери в ванную, которую только что видел закрытой, и подумывал открыть ее, но решил подождать. Он прислонился к стене рядом с дверью на несколько минут, его лицо оставалось неизменным, а сердце билось ровно… Он услышал, как повернулся замок, и посмотрел на дверь, выпрямившись во весь рост, когда девушка вышла, и выпрыгнул из своей кожи, увидев его. — Магнус, о боже, — пробормотала она, хотя он не знал ее. — Ты напугал меня до смерти, — засмеялась она, чувствуя, как ее щеки вспыхнули, когда он посмотрел на нее и наклонил голову, выражение его лица заставило ее остановиться, и она чувствовала себя немного неловко. — Все в порядке? — спросила она, нервно почесывая правой рукой щеку и снова демонстрируя кольцо. — Где ты это взяла? — спросил он, указывая подбородком на кольцо. — Это? Эм… это был подарок от моего парня Тома, — пробормотала она, и попыталась спрятать его за другим пальцем. — А что? — От Тома? — спросил Магнус, и она снова кивнула, чувствуя себя немного неуверенно, когда почти сделала шаг назад из-за взгляда Магнуса. — Окей, — сказал он резко, внезапно схватив ее за запястье, потянув вперед, агрессивно стянул кольцо с ее среднего пальца. Она сердито запротестовала, чувствуя дрожь страха от того, как быстро и точно он двигался, и от того, что его хватка была слишком сильной, чтобы она могла сопротивляться. — Отвали от меня! — она попыталась вырвать кольцо, но Магнус уже сунул его в карман и оттолкнул ее от себя. — Я заявлю на тебя в полицию, — добавила она, спотыкаясь на каблуках. — Давай, я могу доказать, что купил его., а ты сейчас пойдешь за Томом и приведешь его сюда для меня, — сказал Магнус, засовывая другую руку в карман. — Сделай это быстро, пока я не вышел из себя, — он улыбнулся и понизил голос, а девушка уставилась на него, недоумевая. Она была напугана, но не отдавала себе в этом отчета, сделала несколько шагов назад, прежде чем развернуться и спуститься вниз. Магнус терпеливо ждал, наблюдая за лестницей, пока шли минуты, прежде чем он услышал несколько пар шагов. Девушка вернулась со своим парнем Томом и его другом, оба они выглядели разъяренными и шли прямо к Магнусу. — Какого хрена ты прикасаешься к моей девушке? — агрессивно спросил Том, уже набрасываясь на Магнуса, хотя какая-то часть его думала, что это странно. — Почему у нее было кольцо Элис? — спокойно спросил Магнус, его тон был низким и ровным. — Что? — спросил Том, прикидываясь дурачком. Магнус несколько секунд молчал, пытаясь побороть желание ударить его головой. — Какого хрена ты сказал? — Не мог бы ты объяснить мне, откуда у твоей девушки кольцо моей девушки? — спросил Магнус, опустив голову, чтобы Том мог его услышать. — Объяснить тебе? Какого хрена я должен тебе это объяснять? — ответил Том. Его тон заставил пустоту Магнуса передернуть плечами и начать нашептывать темные вещи ему на ухо. Это был тот самый момент… Он чувствовал это и, наблюдая, как Том матерится, представлял себе, что он сможет сделать. Душа покинула его глаза, а мышцы расслабились. — Тебе больше нечего сказать? — Том усмехнулся ему в лицо, когда его друг рассмеялся, а девушка выглядела гордой. — Где мое чертово кольцо? — потребовал он, коротко хлопнув Магнуса по щеке, думая, что его речи, которую Магнус даже не слушал, было достаточно, чтобы выиграть эту маленькую ссору… Внезапно Магнус сделал резкое движение в его сторону, заставив Тома вздрогнуть, поскольку он этого не ожидал. Магнус ничего не сделал, только сделал вид, но реакция Тома сказала ему все, что он хотел знать. — Какое кольцо? — Магнус мрачно усмехнулся, решив обойти его и спуститься вниз, но когда он спускался вниз, то услышал последнее слово… Он не остановился, но слегка повернул голову, слушая, как один из них ехидно обсуждал нежность тела Элис, надеясь, что это его спровоцирует. Магнус продолжал идти и оставил их смеяться наверху лестницы. Но он остановился и вошел в ванную комнату возле лестницы, которая была достаточно большой, чтобы вместить только туалет, раковину и одно маленькое окошко, но с первого взгляда он понял, что сможет пролезть в него. Поэтому он картонку из старого рулона туалетной бумаги подложил под это окошко между замком, чтобы оно не закрывалось. Невооруженным глазом оно казалось закрытым, но Магнус знал, что позже сможет легко открыть его. Он вытер окошко, проделал то же самое с дверной ручкой и сунул салфетку в карман. Он вернулся в гостиную к Элис, которая теперь разговаривала с его друзьями. Было решено, что книжный клуб займет то, что они неофициально называли «Зоной-М» на данный момент это означало, что она сможет очень внимательно следить за каждым из них и всеми их телефонами, которые подключатся к вайфаю, который контролировался «M». — Куда ты ходил? — спросила Элис Магнуса, когда он вернулся к ней. — В ванную, — просто ответил он, и Элис кивнула, принимая его ответ, пока не увидела этот взгляд в его глазах. Она смотрела на него несколько секунд, пока не отвела взгляд, гадая, что он задумал… Когда встреча закончилась, они вызвали такси. Уже начался дождь, и его шум эхом разносился по всему такси. Теперь настала очередь Магнуса молча смотреть в окно пустым взглядом. Когда они вернулись, всё продолжалось как обычно, но Магнуса рядом не было. Физически он был в комнате, но его разум был в другом месте. У него в голове прошло уже несколько часов, и он выбирает, куда положить руки, а куда ноги, как именно он это сделает, и в какое время. Он даже мог отвечать на вопросы, он просто ходил за Элис из гостиной на кухню и обратно, используя ее как якорь своей реальности… Он моргнул, и внезапно наступила середина ночи. Он сидел в постели, смотрел перед собой и, казалось, не помнил, как сюда попал. Элис притворилась, что спит, ожидая момента, когда услышит его шаги и наконец поймет, что он делает. Весь вечер, с тех пор как они вернулись с собрания книжного клуба, он был где-то в другом месте. Она видела это в его глазах, в том, как он поворачивал голову, когда она задавала ему вопрос, и она почувствовала волнующее чувство предвкушения. Она смотрела на часы сквозь полуприкрытые веки, увидев, что время только перевалило за половину второго, и Магнус, словно по команде, встал. Она чуть не подпрыгнула, услышав, как шевельнулось одеяло, но тут же услышала, как он надавил на половицы. Судя по звуку, он оделся, прежде чем войти в ванную, ни разу не включив свет. Когда он вернулся, она закрыла глаза, потому что он обошел кровать, подошел к ней и наклонился, чтобы внимательно рассмотреть ее лицо. Она чувствовала его в нескольких дюймах от себя. Она не шевелилась, но снова чуть не подпрыгнула, почувствовав его губы на своем лбу. Через несколько мгновений он вышел из комнаты, и Элис открыла глаза, зная, что он будет двигаться молниеносно, так что ей придется поторопиться, если она хочет проследить за ним. Она вскочила и поспешила к своей одежде, которую аккуратно сложила на комоде, натянув черные леггинсы и черный свитер, которые закрывали ее руки и шею. Она завязала волосы, быстро и тихо спустилась вниз, не слыша его в фойе, поэтому решила, что он вышел через заднюю дверь. Она схватила черную шапочку с вешалки рядом с входной дверью, надев кроссовки. Она испугалась, что потеряет его, и вышла на улицу, оглядываясь по сторонам, пока краем глаза не заметила движение и не увидела его маячащую фигуру на улице. Она побежала, чтобы догнать его, избегая фонарей и держась в тени, чувствуя, как ее сердце подпрыгивает в груди от волнения и предвкушения. Она нашла садовые перчатки в подсобке позади дома Магнуса и натянула их перед уходом, хотя они были на несколько размеров больше. Было жутко тихо, и она слышала свое собственное дыхание и тихое шарканье своих ботинок, когда бежала вниз по дороге, видя как он перелез через какой-то забор. Куда это он собрался? Она выругалась себе под нос, зная, что слишком мала ростом, чтобы сделать то же самое, не издав ни звука, и на секунду задержалась, позволив себе немножко подумать. Она не успела и глазом моргнуть, как уже отошла на дорогу и разбежалась, чтобы запрыгнуть на забор. Это было трудно, но она сделала это, издав шум. Она споткнулась, когда перелезла на другую заметив, что это был другой путь по переулку, чтобы обойти несколько улиц, а не идти по главной дороге. Теперь в тени, она прикрыла нижнюю половину лица водолазкой и снова побежала, надеясь, что не потеряла его. На дорогах было тихо, время от времени попадалось несколько машин. Через некоторое время она поняла, что он направляется к каналу, и сумела догнать его. Она видела, как он прыгнул на одну из брошенную лодок под каменным мостом вдоль этого канала, чтобы добраться с одного берега на другой, и видела, как он исчез в кустах на другой стороне. Она на мгновение занервничала, гадая, как она туда попадет, но приготовилась к прыжку, размахивая руками. Лодка закачалась, когда она прыгнула на нее. — Блять, — она тихо выругалась, услышав, как что-то мелькнуло в воде рядом с лодкой. Если она упадет в воду, то она не знает, как выберется обратно, а она слышала, что тут сильное течение. Она начала размахивать руками, пытаясь двигаться по воде, не желая смотреть на дно лодки, так как оно трещало. Осталось немного, и она резко выпрыгнула приземлилась на каменную дорожку, но гравитация начала тянуть ее назад, и она пискнула, протягивая руки, чтобы дотянуться до чего-нибудь, чтобы не упасть. Внезапно она почувствовала, как кто-то схватил ее за запястье и потянул вперед, и с облегчением выдохнула. — Какого черта ты делаешь? — спросил Магнус тихим голосом, уводя ее с глаз долой. — Я иду за тобой, — прошептала Элис, стягивая водолазку с лица, и заметила, что Магнус что-то повязал вокруг нижней половины своего лица, ей показалось это странно привлекательным, но отогнала эти мысли в сторону. — Как давно ты заметил меня? — Примерно через тридцать секунд, как только вышел, — тихо ответил Магнус. — Я услышал шаги, — добавил он. — Куда это ты собрался? — спросила она, когда Магнус взял ее за руку и повел дальше в кусты, открывая протоптанную тропу. Он не хотел отвечать, а вместо этого заставил ее идти впереди и прошептал, чтобы она шла быстрее. — Может ответишь? — Ты уже знаешь, куда я иду, хватит болтать, — прошептал он в ответ. Они пробежали трусцой несколько минут, равномерный хруст веток и кустарника под их ботинками заполнял жуткую тишину ночи, когда животные услышали их приближение и поспешили скрыться в кустах. Тихий шум заставил сердце Элис подпрыгнуть, но она чувствовала себя спокойно, потому что Магнус был позади нее и сказал ей, куда идти. Вскоре они вышли из парка для собак и направились к жилой дороге, где Магнус остановил Элис. — Ты взяла с собой телефон? — Нет, — прошептала она в ответ, и он кивнул, жестом призывая ее снова замолчать. Какая-то часть его была довольна, что она здесь, и к этой мысли он вернется позже. Элис теперь узнала дорогу, тут жил Оливер. Она позволила своему воображению разгуляться, думая, зачем они здесь, и оглянулась на Магнуса, который взял инициативу на себя. Она шла позади него, не поднимая головы, пока они не добрались до дома Оливера. Он показал ей на стену дома, на маленькое окно ванной. Элис кивнула, натянув на лицо свитер и поняв, что он имеет в виду. Он помог ей подняться, опустившись на одно колено, чтобы она могла забраться, и тихо открыть окно, прежде чем забраться внутрь и осторожно спуститься на унитаз, ожидая Магнуса. Он был грациозен и молчалив, и она была впечатлена, но держала это при себе. Они подождали несколько секунд, прислушиваясь к малейшему движению, потом осторожно приоткрыли дверь и выглянули в коридор. Лунный свет просачивался в комнату из другого окна, и Магнус, обернувшись, жестами велел Элис вести себя тихо и осторожно и держаться поближе. Она сразу поняла его и кивнула, он повернулся, вышел в холл и направился в фойе. В доме было тихо и темно, но они всё прекрасно видели, так как их глаза уже давно привыкли к темноте. Элис последовала за Магнусом наверх, наблюдая, как он разминает руки и поворачивает голову туда-сюда, прислушиваясь к тишине. Он слегка повернулся и указал на дверь, как только они добрались до лестничной площадки, и велел ей подождать, и Элис снова кивнула, наблюдая, как он осторожно открыл дверь ровно настолько, чтобы проскользнуть внутрь. Когда она прислушалась, то услышала это… Короткая потасовка, отчаянный шорох простыней, а потом — ничего. Снова воцарилась тишина, и сердце Элис забилось сильнее, но она послушалась и осталась ждать в холле. Магнус появился через несколько секунд, тихо прикрыл за собой дверь спальни, подошел к следующей двери и сделал то же самое. Она услышала это снова, короткую возню, прежде чем простыни начали шуршать, а затем наступила тишина. Ей не потребовалось много времени, чтобы составить представление о том, что он делает, прежде чем он снова появился и закрыл за собой дверь. Он повернулся к ней, показывая жестом, что хочет пойти к другой двери, но вдруг услышал, как повернулась ручка… Их головы повернулись одновременно с тем, как она начала открываться, и Элис замерла на лестнице и спустилась вниз, в то время как Магнус прижался к стене, шагнув вправо и прячась в тени угла. Том вышел и пошел в ванную комнату, слегка прикрыв глаза, не включая света. Сердце Элис подскочило к горлу, и она чуть не рассмеялась, но все ее внимание было сосредоточено на Магнусе, который воспользовался возможностью пересечь холл и проскользнуть в комнату Тома. Элис услышала женский вздох, затем потасовку, шорох, потом тишину. Магнус не вернулся… Элис смотрела с лестницы, стояла очень тихо, Том шел из ванной обратно в свою комнату, подавляя зевок… На этот раз ей захотелось посмотреть, и она бесшумно пересекла коридор и заглянула в комнату… Она не сразу увидела Магнуса, но увидела, как Том вернулся в постель и вдруг заметил, что она стоит рядом… — Что за… — начал он, увидев часть лица Элис и ее глаза, смотревшие на него из-за двери, которую, как ему показалось, он закрыл. В его голосе уже звучал ужас, но вдруг откуда ни возьмись появилась тень, он не успел среагировать, почувствовал давление на лицо, толкающее его обратно в подушки. Он не мог дышать, боролся и метался, но кто бы это ни был, он был слишком силен и стоял так, что он не мог дотянуться до него даже ногами. Он протянул руку и ухитрился схватить маску Магнуса и стянуть ее вниз, открывая его лицо. От его взгляда у Тома кровь застыла в жилах. Это заняло несколько минут, и вскоре его борьба утихла. Магнус увидел, как его глаза покинула душа, а тело замерло. Вскоре после этого нахлынуло ощущение чего-то такого, что он даже не смог бы описать, даже если бы захотел. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул, слегка покачиваясь из стороны в сторону, когда почувствовал, что его конечности наэлектризованы. На кровати рядом с ним неподвижно лежали два тела, застывшие от страха, а Элис смотрела, как через несколько секунд Магнус вернулся в реальность, и положил тела так, чтобы они выглядели спящими, и натянул на них одеяло. — Подожди, — прошептала Элис, привлекая его внимание. Она пошла в ванную, смочила найденную щетку мылом, вернулась в комнату и вымыла обе руки Тома, поскольку видела, как он схватил Магнуса за лицо. После этого она помыла ее, когда Магнус закрыл за собой дверь спальни Тома и продолжил вытирать всё антибактериальными салфетками, которые принес с собой. Все это продолжалось, пока Оливер крепко спал со своим парнем наверху, не слыша тихого щелчка открывающихся и закрывающихся дверей, и даже приближающиеся очень мягкие, но тяжелые шаги, поднимающиеся по лестнице в его комнату. Дверь его спальни бесшумно отворилась, и на пороге появился Магнус, а Элис подошла сзади и тоже заглянула внутрь. Ни один из них ничего не сказал, и они стояли там около минуты, наблюдая, как Оливер и Джон крепко спят, выглядя совершенно уязвимыми. Элис почувствовала, как по ее венам пробежала волна силы, зная, что она или Магнус могут сделать все, что угодно в этот момент, зная, что выбор за ними. Но они решили уехать, оставив дверь открытой после того, как Магнус взял какое-то украшение с комода и положил его в дверной проем. По пути к выходу, чтобы добавить жуткости происходящему, Элис включила свет и разбросала вещи на кухне, наугад выкладывая содержимое холодильника на пол, а Магнус с удивлением наблюдал за происходящим. Через несколько секунд он присоединился к ней и тоже стал передвигать вещи в гостиной, совершенно бесшумно. Через пятнадцать минут они ушли, вылезли через то же самое окно, и сняли кусочек картона, чтобы оно полностью закрылось… Элис болтала всю обратную дорогу, не могла сдерживать улыбку, когда они побежали вниз по скрытому пути рядом с железной дорогой, обратно через канал и снова вниз по переулку. Как только они вернулись в дом Магнуса, еще до того, как он смог отпереть дверь, она набросилась на него, нуждаясь высвободить адреналин. Он понес ее наверх, пока они неистово целовались, умудряясь не разбудить никого, кроме Чарли, который выглянул из своей двери и увидел, как Элис и Магнус остановились на лестнице и поцеловались так, словно не виделись много лет. Возбужденное хихиканье, сорвавшееся с ее губ между поцелуями, когда Магнус уложил ее на ступеньки, эхом отдалось в его ушах, и ему показалось странным, что в три часа ночи они оба были полностью одеты, в обуви и шапках… Но именно тогда он почувствовал это… Ледяной бриз, который почти превратил воздух в туман, и ему показалось, что он тоже почти увидел это… Шепот пустоты, затаившийся в темноте… Темные фигуры с жутко длинными когтистыми руками смотрели прямо на него… Чарли закрыл дверь своей спальни и вернулся в постель, почти слыша треск искр, когда он услышал тихий стук закрывающейся двери спальни Магнуса наверху и смех Элис сквозь скрипучие половицы. Он чувствовал, что какая-то часть его самого тоже хочет протянуть руку и присоединиться к этим демонам, но он закрыл глаза и заставил себя снова заснуть, заглушая звук равномерного стука кровати об стену…

~

Когда на следующее утро разнеслась новость, ни Элис, ни Магнус не захотели ее слушать. Их телефоны были выключены, и они решили уехать пораньше, предварительно заказав завтрак для остальных соседей Магнуса и оставив записку, куда они отправились. Групповой чат был переполнен новостями о том, что Оливер нашел своих соседей по дому мертвыми в постелях. Не было никаких признаков взлома, хотя было ясно только то, что с одним из тел произошла драка, так как на нижней половине лица парня были синяки. В чат скинули фотографии Оливера, который сидел на заднем сиденье машины скорой помощи, рассеянно глядя вдаль, завернувшись в одеяло, и выглядя так, словно увидел привидение. Но в то же самое время Магнус вел свой низкий спортивный автомобиль по автостраде, а Элис радостно подпевала под звуки «In My Room!» Френка Оушена, с сумками на заднем сиденье, готовыми к долгим выходным…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты