Adapting to the Fall

Гет
Перевод
R
Закончен
22
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://m.fanfiction.net/u/9094316/
Размер:
Макси, 558 страниц, 46 частей
Описание:
Прошло чуть больше десяти лет с тех пор, как Греческая Империя пала перед Римом. Греческие боги сильно ослабли после этого, и последние из их детей-полубогов объединились, чтобы спасти Грецию от ее завоевателей. После встречи с римским офицером один из греческих мятежников узнает, что его война не настолько справедлива, как он думал всю свою жизнь. Он должен отправиться в путь, чтобы найти способ сражаться за то, что он считает правильным.
Примечания переводчика:
Комментарий автора:
Эта история происходит в Древнем Риме/Греции. Я ни в коем случае не историк, но постараюсь быть хоть немного исторически точной. Но это все ещё остается вымыслом, поэтому я придумываю некоторые вещи, чтобы заставить эту историю быть интересной. Если вы найдете что-то, что заставит вас сказать: "я не думаю, что это на самом деле имело место быть в Древнем Риме", то помните: это альтернативная вселенная. Кроме того, имена персонажей, вероятно, будут отличаться от греческих или римских, потому что я сохранила их из оригинальных книг Рика. Но вам придётся простить мне это, потому что я мало что могу поделать, не сделав персонажей совсем другими, и тогда это уже не будет фанфиком.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 13 Отзывы 7 В сборник Скачать

Рейна 2.

Настройки текста
— Ну вот и все, — сказал Перси, поднимая руки в знак поражения, когда торговец покинул причал. — У нас официально нет выбора. — Не знаю, почему ты решил, что это будет легко, — сказала Рейна. — Я имел ввиду, что это никогда не было трудным делом раньше. Когда мы с Джейсоном отправились из Неаполя в Ламию, Галлион подарил нам корабль. И у тебя не было проблем с тем, чтобы добраться из Рима в Дельфы. — Я заплатила за проезд, — Рейна рассеянно перебирала жемчужины на своем ожерелье. — А Византия очень далеко от Рима. У нас здесь нет статуса. — Да, я знаю. Я просто подумал, что самое трудное — это найти твою сестру, а не одолжить судно. — Не безумно, — согласилась она. — Может быть, недальновидно. — Ну, спасибо тебе. Она невинно улыбнулась. — А мы не можем попробовать долететь туда? — предложил он. — Ты сказал, что моя мать велела нам плыть. — Да, велела, — произнес он нараспев, словно не видел смысла в этом заявлении. — Ты когда-нибудь видел, чтобы божество говорило неправильные вещи? Его плечи поникли. — Нет. — Тогда мы должны плыть. — Ну, у меня нет предложений, и у тебя нет предложений. По крайней мере, на Блэкджеке и Сципионе мы бы хоть что-то сделали. Это лучше, чем просто ждать здесь, пока кто-нибудь одолжит нам корабль. — Давате, шевелитесь! — мужчина с двумя коробками в руках сошел с трапа на причал, пытаясь протиснуться мимо них. — Прочь с дороги! — Извините, — Рейна взяла Перси за руку и отвела в сторону, чтобы рабочий мог пройти. Как только он ушел, она повела его к концу пирса, где они никому не загораживали дорогу. — Невежливо, — пробормотал Перси, оглядываясь на мужчину. Она закатила глаза, затем мягко сказала: — Почему ты не попросил помощи у отца? Он с отчаянием посмотрел на море. — Даже не знаю. Он сказал, что не сможет говорить со мной так часто или быть рядом, когда я в нем нуждаюсь. И мне просто странно просить его о чем-то, понимаешь? Особенно после того, как он дал мне это, — он указал на ее шею, где ее пальцы снова играли с жемчугом. — Он наша единственная надежда, — Рейна нежно коснулась его руки. — Попробуй. — Да, я знаю. Я попробую. Давай сначала пойдем куда-нибудь еще. Здесь негде пришвартоваться. Когда они покинули порт, они прошли мимо того же человека. Вероятно, он направлялся куда-то, чтобы разгрузить еще один груз. Он даже не взглянул на них во второй раз, что означало, что он либо проигнорировал их, либо уже забыл об их существовании. Перси все еще казался обиженным, но ничего не сказал. Пара сумела покинуть шумную гавань Византии, не потревожив других рабочих. Они шли вдоль берега Гостеприимного моря, пока Перси не выбрал произвольное место для остановки. Они все еще находились в черте города, но достаточно далеко от ближайшей дороги, чтобы остаться в одиночестве. Перси опустился на колени и опустил руку в воду, которая, казалось, затанцевала в ответ на его прикосновение. — Привет, пап, — сказал он, неловко переминаясь с ноги на ногу. — Извини, что беспокою тебя. Ты, наверное, занят тем, что наверстываешь упущенное за последние десять или около того лет, но мне действительно нужна небольшая помощь. Нам нужен какое-нибудь судно, чтобы найти сестру Рейны, а в последние пару дней нам не очень-то везло. Не мог бы ты... прислать нам что-нибудь? Пожалуйста. Я бы не просил, если бы это не было важно... Перси. Затем он встал и огляделся, почесывая затылок и ожидая, что что-то произойдет. Ничего не произошло, поэтому он посмотрел на Рейну, которая молча наблюдала за происходящим и пыталась подавить улыбку, появившуюся в уголках ее рта. — Что такое? — спросил он. — Ты только что подписался под своей молитвой? — спросила она. Он моргнул. — Что? Она рассмеялась, и он покраснел. — Это странно, понимаешь? — начал защищаться он. — Это первый раз, когда я молился, зная, что он слушает. Трудно найти правильные слова. — Извини, — она коснулась его щеки и заглянула в глаза. — Я все поняла. Не по своему опыту, но я понимаю. Он взял ее за запястье, на мгновение поднес костяшки ее пальцев к своим губам, затем переплел их руки. — Ну, как ты думаешь, хватит ли моих неадекватных молитвенных навыков? Она отвела взгляд от его красивого лица и посмотрела на море, обнаружив кое-что интересное. Краем глаза она заметила, что он проследил за ее взглядом. — Думаю, да, — ответила она. — Хм, — сказал он. — Думаю, это было бы слишком просто. Маленький торговый корабль маячил ближе на горизонте, без сомнения направляющийся прямо к ним. — Ты уверена, что это не просто совпадение? — сказал Перси. — Это может быть чей-то корабль. — Это не так, — сказала Рейна. — Он расположен под нужным углом. Он не может идти куда-нибудь еще, кроме как сюда. — Он все еще может повернуть. Она вздохнула. — Он наш, Перси. Имей немного оптимизма. — Ладно, ладно. Но я никогда не позволю тебе забыть об этом, если ты ошибаешься. *** Как оказалось, Рейна не ошиблась. Судно причалило к берегу, позволив им вплавь подняться на борт. На нем не было ни одного члена экипажа, и казалось, что корабль сам приплыл туда. Это, как они обнаружили, на самом деле не было проблемой, так как Перси мог контролировать весла и все остальное своей волей. Ему почти не нужно было двигать руками, чтобы различные механизмы корабля автономно включились в работу. Рейна поймала себя на том, что изо всех сил старается не завидовать. Ее жених мог управлять водой, вызывать землетрясения, общаться с лошадьми и управлять целым кораблем только силой воли. Она могла сражаться лучше, чем кто-либо другой, одалживать свою силу другим, и это было все из-за ее особых способностей полубога. Хотя женщина не сбрасывала со счетов те немногие силы, которыми она обладала, она не могла не чувствовать себя униженной перед людьми, с которыми была близка. Когда человек, которого ты любишь, мог подчинить себе непреодолимые силы природы, а твой мертвый друг был способен вызывать молнию, управлять ветрами и погодой, как ты можешь чувствовать особенной? Она не высказывала этих мыслей, отчасти потому, что только половина ее верила в них, но в основном потому, что знала, что Перси утопит ее в похвалах и поддержке, если она это сделает. Хотя ей было неловко выслушивать нотации о том, какая она потрясающая, она верила каждому его слову, которые заставляли ее сердце переворачиваться в груди. Этот человек действительно любил ее. Он принадлежал ей и никому другому, а она ему. Эта связь была одной из самых важных вещей, которыми она обладала, и ничто не могло отнять у нее этого. — У тебя усталый вид, — сказал Перси. Он стоял на носу, вцепившись руками в перила. Выражение сосредоточенности было на его лице, даже когда он смотрел на нее. — Нет, — солгала она. Он вытаращил глаза. — А что насчет тебя? — спросила она. — Я сейчас брошу якорь и поменяюсь с тобой местами. Те же упражнения, что и на суше. — Это напряжение, должно быть, утомляет тебя больше, чем обычно. — Рейна, просто поспи немного. Ты собираешься заставить меня умолять тебя? — Хм, — она сделала вид, что задумалась. — Нет, хотя мне нравится смотреть, как ты умоляешь. Он улыбнулся. — В другой раз. Она поцеловала его, задержавшись на его губах на несколько секунд, прежде чем отстраниться. — Не перетруждай себя слишком сильно. — Я постараюсь этого не делать. Вскоре она очутилась под палубой у входа в каюту, едва заметив, как прошла весь путь. Она могла бы просто рухнуть прямо в постель и заснуть с такой же легкостью, если бы дверь не открылась прежде, чем она успела взяться за ручку. Она насторожилась, а затем выхватила меч, ее рефлексы были лишь немного медленнее, чем когда она была более отдохнувшей. Внутри стоял стул на двух ножках, прислоненный спинкой к стене. На нем развалился хорошо одетый человек, играющий с куском глины, закинув ноги на стол перед собой. Его обсидиановые волосы были собраны сзади в конский хвост, что оставляло на виду каждый кусочек его лица, покрытого глубокими шрамами. Его темно-серые глаза смотрели прямо сквозь нее, словно могли заглянуть в ее мысли. — Кто ты такой? — спросила Рейна. — Объяснись! Незнакомец фыркнул, глина в его пальцах начала принимать форму, даже когда он не смотрел на нее. — Какое неуважение. Я преподношу тебе подарок в трудную минуту, а ты наставляешь на меня оружие. Самое меньшее, о чем я прошу, — это проявить хоть немного вежливости. — Корабль? — спросила она после минутного раздумья. — Конечно. Ты же не думаешь, что у Посейдона было время исполнить молитву твоего возлюбленного, не так ли? Эти старшие боги были достаточно заняты и в хорошие дни, но назвать их теперешнюю жизнь суматошной было бы преуменьшением. Многое произошло, пока мы спали, — он перестал лепить глину и положил свою скульптуру на кончик пальца. Крошечная птичка с горбатой спиной начала двигаться, как живая, после того как он поднес к ней пламя свечи. — Мы? — переспросила она. — Ты что, бог? Цвет распространился по птице, быстро теряя все качества, которые отличали материал, из которого она только что была сделана. Она попыталась взлететь, но мужчина яростно сжал ее в кулаке, раздавив на мелкие кусочки. — Я титан, – поправил он. — Прометей, — сказала она, узнав в его недолговечном создании стервятника. Он постучал себя по носу и улыбнулся. — Чего ты хочешь? — спросила Рейна. Прометей вздохнул. — Все еще с враждебностью. Я хочу, чтобы ты убрала это, — он указал на ее все еще поднятый меч, — и закрыла дверь, чтобы мы могли мило поболтать. В конце концов, я здесь, чтобы помочь. — Почему ты хочешь нам помочь? Он выжидающе уставился на нее. Прошло несколько секунд, и она смягчилась. — Так-то лучше, — сказал он. — Почему ты хочешь нам помочь? — повторила Рейна, сев напротив титана. — Почему ты так насторожена? Неужели ты не понимаешь, что я хороший титан? Я поддерживал Юпитера/Зевса, — на мгновение его тело приняло несколько иную форму, и он произнес имена двумя голосами одновременно, затем он вернулся к нормальному состоянию и продолжил, как будто ничего не произошло, — в войне против моего дяди. По какой причине ты мне не доверяешь? Она помнила эти истории, которые сами по себе были достаточной причиной. Хотя истинная причина ее подозрений была последней, которую ей пришло бы в голову озвучить. — Ты не на стороне богов, — сказала она ему. — Ты сам по себе. Как долго ты был прикован к этой скале, прежде чем Геркулес пришел, чтобы спасти тебя? Юпитер требовал от тебя только имя, но ты хранил его в тайне и вместо этого терпел наказание. Он понимающе посмотрел на нее с озорной ухмылкой на губах. — Знаешь, я был весьма разочарован, когда, очнувшись от сна, обнаружил, что пропала одна из моих самых ценных вещей. — На что ты намекаешь? — спросила Рейна с непроницаемым лицом. — Что вор или воры вторглись в мое святилище во время моего вынужденного отдыха. — Я никогда не была в твоем святилище, — честно призналась она. — Я ничего у тебя не украла. — На самом деле, нет. Я и не предполагал, что это была ты. Если ты не причинила мне зла, почему ты думаешь, что я здесь не с добрыми намерениями? И для протокола, в конце концов, я сказал Юпитеру/Зевсу то, что он хотел знать. Есть причина, по которой он женат на Юноне/Гере вместо Фетиды, в конце концов. — Потому что ты боялся, что ребенок, которого она родит, будет представлять угрозу и для тебя? Прометей усмехнулся. — Ты умная девочка. Я знал, что не ошибся. — Ошибся в чем? — Это правда. Я часто забочусь о себе сам, прежде чем обратиться к богам. В конце концов, я же титан. Я решил поддержать их во время титаномахии, потому что это было в моих интересах. Я предвидел их победу. Я выбираю, кому отдать свою преданность, очень тщательно. Но знай, что я всегда заботился о благе человечества. Я создал вас, по крайней мере, первых из вас. И я обманул Юпитера/Зевса, чтобы твои предки могли полакомиться лучшей половиной быка. Но самое главное — я дал вам огонь, — пламя свечи, которую он все еще держал в руке, разгорелось в пять раз больше, а через мгновение снова погасло. — Ты много для нас сделал, — призналась Рейна. — Но это не меняет фактов. Ты печально известен своей хитростью и обманом. Почему я должна тебе доверять? Титан поставил свечу, затем опустил ноги, и стул упал так, что все четыре ножки коснулись пола. Он смотрел сквозь пламя, расположенное точно посередине, прямо в глаза Рейны. — У Джейсона была Юнона, у Персея — Веста/Гестия, — сказал он, снова проделав ту же странную штуку с двумя именами. — Разве ты не хотела бы иметь собственного бога-покровителя? — он улыбнулся и широко развел руки в приветственном жесте. — Одним поводом для ревности меньше. — Держись подальше от моей головы, — закипела Рейна, впиваясь ногтями в подлокотники кресла. Руки Прометея упали на стол, и он вздохнул. — Значит, тебе нужны какие-то доказательства? Хорошо. Большинство богов не позволили бы говорить с ними с таким презрением, как ты говоришь со мной, и я уверен, что ни один другой титан не позволил бы. И вот ты все еще сидишь злесь, и ни один волос с твоей головы не пострадал. Я дал тебе этот корабль, в котором ты так отчаянно нуждалась. И обычно я наказываю воров, достаточно наглых, чтобы вломиться в мое святилище, отрезая несколько пальцев или еще что-то. Я решил сделать исключение для этого последнего вторжения. Помни об этом, когда в следующий раз будешь наслаждаться его... — он указал на потолок, — руками ночью. Рейна вскочила на ноги, готовая выхватить меч. — Не смей ему угрожать! — Я и не угрожаю, — заявил Прометей. — Я просто говорю прямо. Я не делал никаких намёков. — Если ты причинишь ему боль... — Я и не мечтал об этом. Пожалуйста, садь. Ты неправильно меня поняла. — Неужели? Либо ты угрожаешь искалечить моего жениха, либо ждешь похвалы за то, что еще не сделал этого. Или есть другая интерпретация, которую я должна была принять вместо этого? Рейна возненавидела его. Ее не волновало, что он был титаном, способным в любой момент лишить ее жизни, или что она была в долгу перед ним за корабль. Она была сердита, устала и не хотела, чтобы с ней так разговаривали. Она не потерпит ни этого, ни этой глупой улыбки, вечно украшавшей его рот. — Возможно, нам лучше двигаться дальше, — сказал Прометей, пытаясь успокоить ее. — Действительно, — согласилась она, ее тело напряглось. — Давай перейдем к той части, где ты уходишь. — Ты не должна принимать поспешных решений, — рассудил он не без злобы. — Я уже сделала это. Несколько секунд он выдерживал ее пристальный взгляд. — Да будет так, — титан встал и направился к двери. Ее глаза все время следили за ним, затем он повернулся к ней лицом, такой же спокойный, как всегда. — И последнее, прежде чем я уйду. Она не подала ни малейшего знака согласия или отказа. — Ты можешь отказаться от того, чтобы я стал твоим покровителем. Очень хорошо. Но я по-прежнему кровно заинтересован в том, чтобы ты добилась успеха. Поэтому я дам тебе несколько советов. Во-первых, ты еще многого не знаешь, и твое время не должно быть потрачено впустую на изучение этого. Во-вторых, не бойся возвращаться к своим корням, если ты чувствуешь, что это то, что ты должна сделать. Нет ничего постыдного в том, чтобы отказаться от принятого в прошлом решения. В-третьих, любовь не знает расстояния. Наконец, будущее вечно. Никогда не спеши делать то, что можно сделать позже. — И это все? Он заколебался. — Я понимаю, что у тебя было трудное детство, и ты достаточно сильна, чтобы не позволить ему определить тебя. У тебя был не самый лучший отец. Это у нас общее. Мой брат, как известно, наименее жестокий из всех своих братьев и сестер, хотя это не так уж много говорит. Его прозвище подходит к тому, когда его предают, но он, как известно, прислушивается к голосу разума. Но я отвлекся. Ты можешь оставить корабль себе. В конце концов, это был подарок. Как только дверь за ним закрылась, Рейна расслабилась и прерывисто вздохнула. *** Рейна вложила меч в ножны и отложила его в сторону, уверенная, что не сможет сделать его острее. Ее голова ударилась о мачту, и она начала жевать губу, раздраженная тем, что исчерпала себя. Кто бы мог подумать, что плавание под парусом будет таким ужасно скучным? При других обстоятельствах она была бы рада возможности провести пару дней в мирной изоляции с любовью всей своей жизни, но с таким же успехом она могла бы провести их в одиночестве. Перси нужно было сосредоточиться на управлении кораблем, так что у них было не так уж много шансов провести время вместе. Он делал несколько перерывов, это было правдой, но по большей части он постоянно находился у руля или на носу корабля. Самые длинные перерывы у него были, когда он спал. Даже тогда ей приходилось быть на палубе, чтобы высматривать морских чудовищ или, что еще более маловероятно, пиратов. По крайней мере, когда она покидала Рим, на корабле была целая команда, с которой можно было поговорить или поиграть. Скука взяла верх, дочь Беллоны поднялась на ноги и пристегнула оружие к бедру. Она эгоистично поплелась к штурвалу, где капитан обычно выкрикивал приказы гребцам. Она нашла там не капитана, а своего преданного возлюбленного. Она села рядом с ним и погладила его по спине одной рукой. — Как ты держишься? — спросила она. — Честно? Лучше, чем я думал, — ответил он, не отрывая сосредоточенного взгляда от моря впереди. — Да? — Я не знаю, как это описать. Я чувствую себя более... эффективным? Да, я согласен с этим. С каждым днем после слияния я чувствую себя все более эффективным в использовании своих сил. Я могу идти дольше, и это меня меньше утомляет. Как будто поток внутри меня расширяется в реку. — Ты и твой отец черпаете из одного источника. По мере того как он становится сильнее, я полагаю, что и ты тоже. — Об этом я как-то не подумал. Это очень полезно сейчас, когда наши самые большие угрозы уже устранены. — Не говори так, — предупредила Рейна. — Что? Вдруг стала суеверной? — Нет, но ты не хуже меня знаешь, что такие пустые вызовы не всегда остаются без ответа. — Я поверю тебе на слово. Я беру свои слова обратно! — возвестил он небесам. Она улыбнулась, затем еще раз похлопала его по плечу, прежде чем уйти, чтобы перестать отвлекать его. Она остановилась на краю корабля, затем перегнулась через перила и посмотрела вниз на Гостеприимное море. Какое странное название, подумала женщина. Это было еще более странно, потому что она знала, что раньше оно называлось Негостеприимным морем. Ей оставалось только гадать, что же случилось, чтобы превратить море в его полярную противоположность. В один день его сочли враждебным, в другой —приветливым. Что же изменилось? Стала ли вода самопроизвольно более пригодной для плавания, или греки просто научились перестать иррационально бояться ее? Скорее всего, они переименовали его, чтобы оно казалось более привлекательным. И все же ей было любопытно, почему они называли его Негостеприимным морем. Вода приобрела темный оттенок, который многие сочли бы зловещим. Так ли это было, или это было связано с тем, что сейчас скрывалось в основании корабля? Ее ранее рассеянный взгляд метнулся вниз, чтобы мельком увидеть пару ярких круглых глаз, уставившихся на нее. У нее не было возможности опознать их владельца. Как только она взглянула на существо, оно, что бы это ни было, бросилось вниз и поплыло прочь с невероятной скоростью. Она не была уверена, но радужки выглядели зелеными, как у Перси, но женственными. Рейна смотрела и ждала, но существо не появлялось. Она обернулась и посмотрела на своего возлюбленного, который, казалось, ничего не заметил. Решив пока не тратить на это его время, она перешла на другую сторону корабля, чтобы самой разобраться. Женщина снова уставилась на воду и притворилась, что глубоко задумалась. Она позволила своим глазам расфокусироваться, но не настолько, чтобы затуманить зрение. Она ждала, пристально глядя, ее взгляд блуждал, смотря куда угодно, но только не прямо под собой. Какое-то время ее терпение ничего не приносило. Она уже подумывала о переходе в другую часть коробля, но тут заметила краешком глаза едва заметное движение, почти неразличимое. Опасаясь, что существо снова отпрянет, Рейна продолжала смотреть вперед. Она притворилась, что не замечает этого, пока не убедилась, что прошло достаточно времени. Затем она неторопливо отошла от края корабля и направилась к Перси, не делая резких движений, когда отворачивалась от перил. Ее надежда, что оно не убежит при виде сына Посейдона, оправдалась. Несколько минут спустя он закончил разговор с существом, пока она ждала, скрывшись из виду. Затем он повернулся к Рейне с торжествующей улыбкой на лице. — Это была нереида! — объяснил он. — Морская нимфа. — А? — она выгнула бровь и нахмурилась. — Почему ты так радуешься этому? Говорят, что нереиды очень красивы. Он бросил на нее странный взгляд. — Ну, во-первых, она не была чудовищем. Во-вторых, она сказала нам, куда нужно двигаться. — Неужели? — ее тон был удивленным, а лицо выдавало волнение. — Она ничего не знала о Хилле, но, по-видимому, существует магический барьер, который скрывает часть земли от посторонних глаз. И теперь я знаю, где он находится и как через него пройти. — Магический барьер? Хмм. Я сомневаюсь, что это бы существовало, если бы оно ничего не скрывало. — Вот именно! Я надеюсь, что за всем этим стоит твоя сестра или ключ, который приведет нас к ней. Хотя она тут же отругала себя за это, она надеялась на то же самое. *** Рейна стояла рядом с Перси, ее костяшки пальцев побелели, когда она схватилась за деревянный барьер. Небо потемнело, и неожиданно пошел дождь, что только усилило ее дискомфорт. В настоящее время Перси вел корабль прямо на скалистый шпиль, торчащий над уровнем моря, расположенный не слишком далеко от берега. Тем временем Рейна начала сомневаться, что нереида дала ему точную информацию. Она жалела, что не могла подслушать этот разговор вместе с Аурумом и Аргентумом, но не хотела рисковать и снова отпугнуть ее. — Перси, ты уверен в этом? — спросила она. Она слегка дрожала и хотела прижать руки к груди, но больше беспокоилась о потере равновесия, чем о холоде. — Ты слишком много беспокоишься, — пренебрежительно ответил он. Она прикусила язык, глядя на скалу, все больше и больше тревожась, пока они мчались к ней. У корабля не было никаких шансов пережить столкновение, в этом она была уверена. Женщина сделала бы все, чтобы воссоединиться со своей потерянной сестрой, но беспокоилась, чего будет стоить им этот риск, если все обернется не в их пользу. Ее мать недвусмысленно сказала Перси, что им нужно идти под парусом, чего они больше не смогут сделать, если их корабль затонет. И все же она молчала. Она не могла бороться с решительным выражением лица Перси. Шпиль был уже достаточно близко, чтобы попасть в него стрелой. Рейна затаила дыхание, а Перси погнал корабль быстрее. Капли воды били по ним еще яростнее. Расстояние быстро сократилось, а затем, как раз в тот момент, когда они должны были столкнуться с каменной скалой, корпус накренился. Желудок Рейны подступил к горлу, ее швырнуло на перила, и она не слышала ничего, кроме волн. Погода прояснилась, и она услышала звук трескающегося дерева. Это не было похоже на крушение, но больше походило на то, что корабль поднялся в воздух и снова упал без всплеска. — Ага! — воскликнул Перси. — Я же говорил, что все будет хорошо. Небо внезапно прояснилось, хотя все еще было темно. Берег теперь был дальше и принял совсем другие очертания. Слева от них был небольшой полуостров, которого еще минуту назад не существовало, а впереди простирался обширный пляж, усаженный пальмами. Там, где кончался пляж, начинался густой лес. Рейна заставила себя восстановить равновесие и наконец отпустила поручни. Она крепко скрестила руки на груди, все еще холодные и мокрые. Вздох облегчения сорвался с ее губ прежде, чем она успела солгать и сказать, что не волновалась. Корабль замедлил ход, и Перси повернулся к ней, вероятно, из-за отсутствия ответа. — О, прости. Давай я помогу Он ударил в воздух между ними. Дождевая вода слетела с Рейны, следуя за ударом, и оставила ее совершенно сухой. Она благодарно улыбнулась. Одного этого было достаточно, чтобы ей стало теплее, но то его объятья были еще лучше. Она сцепила руки за его спиной и положила подбородок ему на плечо. Она была бы счастлива оставаться в таком положении еще несколько часов, но, к сожалению, этот момент не продлился долго. — Перси? — сказала она обеспокоенным тоном. — Что это такое? Он отпустил ее и повернулся, чтобы посмотреть на то, что увидела она. Неестественный, мерцающий шар света поднялся из моря и теперь парил над палубой. Рука Рейны метнулась к бедру, но тут же замерла. Она дважды хлопнула в ладоши и выхватила меч. Две металлические собаки, одна золотая, другая серебряная, шлепнулись на пол по обе стороны от нее. Перси продолжал пялиться в течение нескольких секунд, прежде чем, казалось, пришел к какому-то пониманию. — О нет. Мгновение спустя, столь же таинственный, как и появление автоматонов, светящийся шар заменил громадный человек. Он был на голову выше Перси и хорошо сложен. Его волосы были в беспорядке, и их цвет, как и глаза, соответствовал телу Аргентума. Он встал рядом с ним и уменьшился до его роста, повертев в руке черное копье. Он сузил глаза, посмотрев на Перси взглядом, полным холодной ярости, но Рейне показалось, что она почувствовала в нем какое-то нежелание. Его лицо тоже показалось ей смутно знакомым. — Полубог, — произнес незнакомец не таким глубоким голосом, как она ожидала. — Встань и сражайся. — По-моему, вы выбрали не того парня, — сказал Перси. Аурум и Аргентум зарычали. — Невозможно. Ты бросил мне вызов, и я здесь, чтобы принять его. Встань и сражайся. — Я бросил тебе вызов? — Перси казался искренне смущенным. — Я этого не помню. — Ты взял косу моего брата, — нетерпеливо объяснил мужчина. — И ты заговорил на языке древних времен, словесный вызов, который привел тебя к этому. А потом ты сбежал с призом, которого не заслужил. Повторяю: встань и сражайся! Рейна тихо выругалась, с удивлением обнаружив, что Перси сделал то же самое. Она не была уверена, что именно расстроило его, но злилась, потому что теперь была обязана Прометею за что-то еще. — Япет, — сказала она, отмечая семейное сходство. — Повелитель Запада. Седовласый мужчина едва заметно кивнул в знак подтверждения. Перси посмотрел на нее, потом снова на титана. — Я не знал, что это значит. Твой сын обманул меня! — И ты обманул его, — сказал Япет. — Все справедливо. У сына Посейдона не нашлось ответа. — Возможно, мы сможем прийти к соглашению, — предложила Рейна. — Никакого соглашения не будет, — настаивал Япет. — Мы будем сражаться насмерть. Победитель должен покинуть этот корабль. — Но ты же бессмертен! — запротестовал Перси. — Ты не можешь умереть! — И ты не можешь победить. Тебе следовало подумать об этом, прежде чем бросать мне вызов. Рейна положила руку на плечо Перси и взглядом заставила его замолчать. — Позволь мне разобраться с этим, — прошептала она. Он молча кивнул. — Тут не в чем разбираться, девочка, — сказал титан. — Есть, — возразила Рейна. — Мы не хотим драться с тобой. — Мы? — он рассмеялся. — Никаких "мы"не будет. Он против меня, и никак иначе. — Должно же быть что-то, чего ты хочешь больше, чем убить его. — Это не имеет значения. Сражение будет. Язык старых времен не должен использоваться для лжи. Будет битва. Рейна беспомощно ломала голову, не получая никаких предложений от Перси. Наконец, испугавшись, она сказала: — Тогда мы должны, по крайней мере, установить справедливые условия. — Справедливые? Справедливо ли было с его стороны украсть косу, пока я спал, слабый и беспомощный? Не говори мне о честности! — Если ты хочешь, чтобы мы пошли на компромисс, то и ты должен пойти. Его глаза сузились еще больше, но губы не разжались. — Чтобы выиграть, условия должны быть одинаковы для любого из вас, — рассуждала Рейна. — Ты не можешь умереть, так что схватка насмерть будет подстроена. — Да! — воскликнул Перси. — Побеждает тот, кто первым сбросит другого за борт. Япет зарычал. — Не думай, что я не знаю твоей родословной, полубог. Ты хочешь честного боя? Хорошо. Вот мои условия. Победитель — тот, кто заставит своего противника истекать кровью, после чего поединок закончится. Никто другой не может помочь ни одному из участников боевых действий. Я выиграю, ты вернешь косу или отдашь свою жизнь. Ты выиграешь, я уйду, и мы больше никогда не увидимся. Рейна нервно посмотрела на Перси, чтобы понять, что он думает, и была потрясена, увидев, что он уже шагнул вперед и сказал: — Согласен. Япет улыбнулся и взял копье в обе руки. — Стиксом! — вмешалась Рейна, понимая, что пути назад уже нет. — Вы оба должны поклясться Стиксом. Титан свирепо уставился на нее. — Ты считаешь меня бесчестным, девочка? Она не ответила, ее свободная рука вернулась к ожерелью. — Ладно. Я клянусь соблюдать свои условия рекой Стикс. — Я тоже, — сказал Перси. — Клянусь Стиксом. Два последовательных раската грома сотрясли небо. — А теперь встань и сражайся, — сказал Япет в последний раз. Перси выхватил меч и перепрыгнул через барьер, отделявший руль от нижней палубы. Он принял стойку, титан сделал то же самое, а Рейна могла только смотреть с напряженным лицом, желая, чтобы дождь не прекращался. Соперники кружили друг вокруг друга, море и ветер были неподвижны, как будто они тоже ждали начала битвы. Перси стоял спиной к левому борту, когда под его ботинком скрипнула половица. В тот же миг Япет нанес первый удар. Он бросился вперед с огромной скоростью и ударил острием своего копья вперед с такой силой, что мог бы расколоть гору надвое. Перси сделал шаг в сторону и замахнулся низко, но титан ловко отразил его прикладом своего оружия. Перси ударили в грудь и отбросили назад, опрокинув за борт корабля. Рейна улыбнулась, когда всплеск достиг ее ушей. Прошло две секунды молчания. Япет сделал осторожный шаг в ту сторону, где исчез сын Посейдона, и корабль накренилась. Рейна ухватилась за барьер, а титану оставалось только перенастроить свой вес. Не прошло и мгновения, как он повернулся как раз вовремя, чтобы приготовиться к мощной волне, которая ударила его в спину. Перси взлетел и приземлился позади него, но он быстро развернулся, чтобы отразить вторую неожиданную атаку. Рукопашная схватка продолжалась без единого промаха, но, к сожалению, стало очевидно, что Перси превосходили в мастерстве. Атаки титана были быстрыми и беспрерывными, а возможностей для ответного удара было совсем немного. Даже когда море помогало ему со всех сторон, это было все, что Перси мог сделать, чтобы защитить себя. Его скорость была в три раза меньше, чем у титана, и только его сообразительность удерживала кровь в жилах там, где ей и полагалось быть. В какой-то момент Перси показалось, что ему повезло. Он нанес свой фирменный удар ногой в грудь и с помощью струи воды заставил Япета споткнуться. У титана, однако, тоже были свои хитрости в рукаве. Он сделал большой шаг назад, еще больше увеличивая расстояние между ними. Затем с быстротой, которой могло достичь только божество, он метнул свое оружие в воздух. Оно летело быстрее любой стрелы. Сын Посейдона был настолько медлителен, что на его тунике появилась прореха. Оба бойца замерли, пока он дотрагивался до кожи под одеждой, но его руки оказались чистыми. Затем Перси пришлось увернуться от кулаков Япета, отпрыгнув назад и взмахнув мечом, лезвие отскочило от бронированных запястий. Он уклонился от еще одной атаки, затем от еще одной, и они фактически поменялись местами. Перси держал меч наготове, готовясь к следующему удару, но титан отступил на шаг. Сбитый с толку, но не испуганный, полубог рванулся вперед, но его удар был парирован копьем, которое неожиданно полетело обратно в руку Япета. Глаза Рейны следили за ним всю дорогу, в то время как ее язык застрял между зубами. Серебряноглазый мужчина воспользовался моментом, чтобы дерзко ухмыльнуться удивленному выражению лица своего противника, прежде чем сделать еще один выпад. Как только способности титана были раскрыты, хотя это казалось невозможным минуту назад, борьба стала намного сложнее для Перси. Япет продолжал атаку с возросшей энергией, его оружие несколько раз полностью покидало его руки, но никогда не теряло превосходства. Перси, храни его боги, был избит. Он яростно избегал контакта с клинком всем, чем было возможно. Несмотря на это, титан все еще не получил ни одной раны. Рейна все больше боялась того, как долго это будет продолжаться. В конце концов, Перси принял сомнительное решение прыгнуть на рельсы корабля. Она была уверена, что это будет конец для него, поскольку Япет, как и следовало ожидать, предпочел остаться на палубе и воспользоваться его ограниченным передвижением. Затем, каким-то образом, полубог совершил самый странный боевой маневр, который она когда-либо видела. В течение пяти секунд он ловко танцевал на узкой платформе, уклоняясь от атак Япета. Наконец, копье было направлено ему в лицо, очевидно, это было то, чего он ждал. Чтобы не стать еще одной пронзенной жертвой, Перси упал навзничь, но не упал в море, вовремя схватившись за древко. Его вес вывел титана (хватка которого не ослабла) из равновесия настолько, чтобы хорошо поставленная волна смогла подхватить его и потащить за Перси. С этого момента все было кончено. Рейна бросилась к краю корабля, но ничего не увидела. Через целую минуту маленький кружок поверхности был окрашен в выцветший золотой цвет. Перси выплыл из моря и с триумфом приземлился на палубу, затем Япет поднялся на борт. Оба мужчины убрали оружие в ножны, Перси спрятал свой страх за ухмылкой. Япет не выглядел более сердитым, чем раньше, но теперь на тыльной стороне его ладони виднелась глубокая рана. — Ты превзошел меня, — сказал Япет Перси. Аргентум зарычал, но Аурум промолчал. — Так ты оставишь нас в покое? — спросил Перси. Промокший титан кивнул. — И ты больше никогда меня не увидишь. Без дальнейших предисловий он шагнул назад на перила, а затем упал в море, как Перси продемонстрировал мгновение назад. Они так и не услышали, как он упал в воду. *** — Нам нужно осмотреться, пока не стемнело, — сказала Рейна. Не открывая глаз, Перси сказал: — Но оглядеться — значит выйти из воды. Рейна вздохнула. Она стояла на суше, прикрывая ладонью глаза от солнца, в то время как ее пугающе могущественный нареченный мирно лежал в волнах прибоя, а волны беспрестанно качали его. — Если нам нужно устроиться на ночлег, — сказала она, — я бы хотела, что мы добились некоторого прогресса. Мы даже не знаем, тот ли это берег. — По-моему, это самый юго-восточный берег, — ответил Перси. — И магический барьер должен был привести нас сюда по какой-то причине. Мы найдем что-нибудь здесь. — Нет, если мы останемся на берегу и не начнем осматриваться. — Дай мне еще несколько минут. Борьба с титанами отнимает много сил. Она уставилась на него и почувствовала себя виноватой. Она ждала много лет, чтобы снова увидеть свою сестру, и почти все это время даже не знала, жива ли она вообще. Она сможет подождать еще несколько минут, а то и всю ночь. Но она не могла. — Моя мать сказала тебе, что мы найдем ее там, где чудовищная популяция наиболее обильна, — упрямо сказала она. — Она может быть в опасности. Две секунды он сопротивлялся, прежде чем встать и бросить последний тоскливый взгляд на волны. — Прости. Люди, которые в опасности, на первом месте, — выйдя из воды, он сразу же снова стал выглядеть усталым. — Тьфу. Я думал, что это будет иметь длительный эффект. Рейна поцеловала его, в то же время давая ему свою силу. Сначала она ощутила ее как неестественный жар в груди, затем он потускнел и исчез, когда половина силы потекла из нее в него. Поцелуй был излишним, но ей было все равно. Он одарил ее благодарной улыбкой, уже выглядя более бодрым. — Это помогло. — Спасибо, — сказала она, вложив в свой голос как можно больше искренности. — А теперь пошли. — Ладно. Пора обыскать этот огромный лес. — Все, что нам нужно, — это какая-то зацепка или след, чтобы знать, что мы близко. Надеюсь, это не займет много времени. — Или, — возразил он, — мы найдем чудовищ. *** Через пару часов они наконец нашли что-то еще, кроме нетронутого леса. Солнце уже клонилось к горизонту, и Рейна начала терять терпение. Она знала, что Перси скоро предложит разбить лагерь на ночь, и знала также, что не будет возражать, когда это время придет. Она надеялась, что этого не произойдет. — Я что-то слышу, — сказала она, останавливаясь и вглядываясь в заросли. — Это просто еще одно животное, — сказал Перси, тоже услышав его. — Я в этом не уверена. Мне кажется, за нами следят. — С помощью животных? — Может, и так. Они продвигались вперед с большой осторожностью, держа оружие наготове. В конце концов, они услышали нечто более существенное, чем шуршание листьев. Раздалось хихиканье. Несколько девушек, голосами не старше шестнадцати, оживленно хихикали где-то впереди, вне поля зрения. Пара полубогов медленно и бесшумно двинулась вперед. — Привет! Рейна резко развернулась и направила свое оружие на говорившего. Молодая девушка скосила глаза, уставившись на острый кончик перед своим носом. Она выглядела совершенно нормально, за исключением ее волос цвета малахита и кожи, которая приобрела зеленый оттенок там, где у людей был розоватый. У нее была миниатюрная фигурка, которая могла бы остаться обнаженной, если бы листья не были вплетены в достаточно плотную одежду, чтобы прикрыть ее нежные части. Кончик клинка опустился, и его владелица отступила на шаг. Девушка хихикнула и захлопала ресницами, глядя на Перси, который беспомощно моргал. Рейна встала перед ним. — Ты что, следила за нами? — спросила она. — Хм? О, Нет, определенно нет, — незнакомка указала на случайный дуб. — Это мое дерево. Я стараюсь не отходить слишком далеко от него. — Твое дерево? — сказал Перси. — Ты дриада. Она улыбнулась. — Ага! Я Поли. — Значит, вас много? — Рейна кивнула головой в сторону хихикающих людей. — Да, — кивнула Поли. — Многие из нас живут в этих глубинках. Здесь нет злых лесорубов, так что мы можем жить спокойно. — Мы кое-кого ищем, — объяснил Перси. — Ты можешь нам помочь? — Тебе, красавчик? Конечно! Глаза Рейны сузились, и она прикусила язык. — Ее зовут Хилла, — сказал Перси. — Она может иметь сходство с Рейной, — он обнял ее за плечи, и она немного расслабилась. — Хм. Нет, не видела никого, кто был бы похож на нее. Может быть, вы дадите мне подсказку или намек, который может помочь? — Она должна быть там, где больше всего монстров, — сказала Рейна. — О! Это, вероятно, в городе. Перси и Рейна переглянулись. — В какой городе? — сказал сын Посейдона. — Поблизости нет никаких городов, — сказала Рейна. — Никаких городов, о которых знали бы смертные, — Поли подмигнула. — Но один из них спрятан здесь, в самом сердце леса. Это привлекает много внимания со стороны монстров, — она вздрогнула. — Держит воинов занятыми. — Воинов? — О, увидите. — Как мы туда попадем? — спросил Перси. Поли нахмурилась и подперла подбородок пальцами. — Хм. Я имею в виду, я знаю, где это, но не знаю, как вас направить. Для вас, людей, все деревья выглядят одинаково, а кроме деревьев здесь почти ничего нет. — Ты могла бы попытаться указать нам направление, — предложила Рейна. — Нет, но... хм. Если вы сможете убедить моих сестер, другие дриады отсюда и до города могут указать вам путь. — Как же нам убедить твоих сестер? — сказал Перси. — Ну, во-первых, уберите свои мечи. Мы не любим острых вещей. Она подождала, пока они последуют ее совету. — Во-вторых, — сказала Поли, — попадитесь на тот розыгрыш, который они собираются над вами проделать прямо сейчас. Или, может быть, не попадайтесь. Я не уверена, что лучше для них: удивиться или быть довольными. — Какой розыгрыш? — спросил Перси. — Даже не знаю. Они такие нерешительные. Глаза Рейны сузились. — А что делаешь ты? — Отвлекаю вас. Рейна ущипнула себя за переносицу. Она никогда раньше не встречала дриад и не слышала, чтобы Перси упоминал о них. Исходя только из этого опыта, она не хотела бы встретить их в будущем. Они, вероятно, были намного старше ее, но обладали сознанием детей. Хихиканье прекратилось. Когда Рейна начала поворачиваться, чтобы посмотреть в том направлении, откуда оно доносилось, раздался хлопок. Оглянувшись, она обнаружила, что Поли исчезла. Затем пронзительный крик разнесся по всему лесу. Перси быстро подбежал по направлении к нему с обнаженным клинком. Рейна вздохнула и через мгновение бросилась за ним. То, что произошло дальше, не было полной неожиданностью, по крайней мере для нее. Ее пылкий возлюбленный бежал между деревьями, пока не споткнулся о корень дерева, которого еще минуту назад там не было. Он рухнул головой вперед на крошечный клочок земли, лишенный деревьев настолько, что остатки солнечного света падали на него сверху. В поле зрения не было ни одной девицы, попавшей в беду. — Думай! — новая дриада подобрала меч, вылетевший из его руки, и быстро взобралась на дерево, теперь сидя на ветке и дрыгая ногами. Она осторожно держала рукоять оружия, как будто лезвие могло загореться в любой момент. Хихиканье возобновилось, теперь уже гораздо ближе, когда Рейна подняла Перси на ноги. Еще больше лесных нимф появилось на ветвях и самодовольно смотрело на них сверху вниз. — О боги, — саркастически произнес Перси. — Я так унижен. Клубок листьев взорвался над его головой, образовав небольшую кучку вокруг его ног. Это было встречено еще большим смехом. Перси отряхнулся. Рейна вытащила листок из его волос и бросила его на землю, прежде чем посмотреть на дриад. — Прошу прощения! Могли бы... Упал еще один клубок листьев, на этот раз нацеленный на нее. Дочь Беллоны умело откатилась в сторону вовремя, оставив Перси стоять на месте, чтобы попасть под их обстрел. — Зануда! — крикнула одна из девушек. — Нам нужны указания! — сказала Рейна. — Не могли бы вы показать нам город? — И можно мне вернуть мой меч? — добавил Перси. Дриады некоторое время шептались между собой, прежде чем прийти к единодушному решению. — Только если вы сыграете с нами в какую-нибудь игру. И Рейна, и Перси не решались ответить, но он заговорил первым: — В какую игру? *** — Давай больше не будем об этом говорить, — сказал Перси, когда они пошли в направлении, указанном дриадами. Рейна ухмыльнулась ему. — Нет? Я могла бы поговорить об этом некоторое время. — Пожалуйста, не надо. Она пожала плечами и промолчала. Дриада выскочила из дерева и указала в том направлении, куда они уже шли, хихикая, когда они проходили мимо. "Очень полезно", — подумала Рейна. В конце концов тропинка все же отклонилась от прямой линии, и в этот момент саркастическое замечание Рейны утратило свой сарказм. Каждый клочок леса перед ними выглядел точно так же, как и позади. Чтобы заблудиться здесь без руководства, потребуется совсем немного усилий. К счастью, все, что им нужно было делать, это следовать за хихиканьем. Вскоре лес начал редеть. Расстояние между деревьями увеличивалось, и теперь стало видно ночное небо и ослепительно сияющий полумесяц. Воздух стал прохладнее, но все еще был достаточно теплым. Все было достаточно мирно, чтобы беспокойство Рейны начало спадать, но не полностью. Ей показалось подозрительным, что они еще не сталкивались с монстрами с тех пор, как высадились на берег. Хотя, если то, что сказала Поли, было правдой, это могло быть просто потому, что их внимание было сосредоточено на чем-то большем. Потом дриады перестали появляться. Они продолжали идти в том направлении, которое им было указано в прошлый раз, но через несколько минут начали беспокоиться, правильно ли они идут. Крики дриад ничего не дали, поэтому они просто осторожно продвигались вперед, надеясь, что лесные нимфы ушли, потому что они были достаточно близко, а не потому, что их что-то напугало. В течение трех секунд было слышно только, как оружие покидает свои ножны, в том числе и оружие полубогов. Они были окружены, оставшись спина к спине, полудюжиной женщин-воинов. Все они выглядели довольно злобно. Рейна заметила нерешительность на их лицах, и Перси воспользовался этим. — Мы не хотим драться с вами, — сказал он. — Мы пришли сюда за Хиллой. — Что? — женщина с каштановыми волосами заговорила по-гречески, нахмурив брови. Перси повторил свои слова на родном языке. Вероятно, существовала веская причина, по которой его заявление немедленно привело их в ярость и заставило напасть, но Рейна этого не знала. Все дальнейшие попытки переговоров потерпели неудачу, поэтому они были вынуждены сражаться. Сын сотрясателя земли начал с небольшого толчка, который выбил воительниц из равновесия. Рейна, не колеблясь, воспользовалась этой возможностью, взмахнув мечом и быстро вывев из строя двоих. Оставшиеся женщины приблизились, вероятно, слишком близко, чтобы Перси мог повторить свой трюк, не задев при этом Рейну. Женщины были очень искусны и превосходили их числом. Если бы два полубога не были так хороши в сражении бок о бок, у них появились бы причины для беспокойства. Но довольно скоро они одержали победу. Последней была сбита с ног та, кто говорила с ними. Она отчаянно сопротивлялась, но не могла отбиться от них обоих. — Мы сожалеем об этом, — сказала Рейна, пока они все еще стонали на земле, оставшись без оружия. — Мы пришли сюда не для того, чтобы сражаться. Я просто ищу свою сестру. — Сестру? — рыжеволосая девушка подняла голову, нахмурив брови, и пристально посмотрела на нее. — Нас привела сюда моя мать и несколько надоедливых, но услужливых нимф. Я думаю, она может быть в вашем городе. — Рейна, — ее глаза расширились. Дочь Беллоны уставилась на нее, разинув рот. — Ты ее знаешь? — спросил Перси. — Я знаю о ней. Не могу поверить, что я не заметила этого с самого начала. Ты очень похожа на нее. — Так ты знаешь мою сестру? — ее голос был таким же мягким, как и всегда. Женщина встала, потирая плечо, и подошла к Рейне с улыбкой на губах. — Да, я ее знаю. Она будет так рада тебя видеть. Рейна больше ничего не могла сказать. Сердце ее билось в груди яростно и горячо. Прямо сейчас эта странная женщина была ее самым любимым человеком в мире, так как она собиралась воссоединить ее с сестрой. — Дамы, — объявила воительница остальным. — Это было явное недоразумение. Возьмите себя в руки и возвращайтесь в патруль. Я отведу этих двоих к королеве. *** Город был совершенно ошеломляющим. Рейна никогда не видела ничего подобного. Он располагался на большой поляне и был окружен каменными стенами вдвое выше тех, что можно увидеть в любом смертном городе, с торчащими из-под парапетов шипами. Крепостные валы окружал глубокий ров, дно которого было заполнено текущей магмой. Она чувствовала жар, когда пересекала механический мост из железа, который опустился при их приближении. Сам вход в великое поселение не был заперт, что позволяло ей видеть сотни зданий, построенных только из камня, металла и соломы. В поле зрения не было ни единого куска дерева. — Меч, — одна из четырех женщин-охранниц, стоявших у входа в конце моста, в ожидании протянула Перси руку. — Но зачем? — сказал он. — Если ты будешь гостем в Новой Отрарии, ты должен следовать нашим обычаям, мужчина, — резко ответила она. — Ладно. Но потом я заберу это обратно. Рейна начала отстегивать свое собственное оружие, но была остановлена. — Не надо, — сказала охранница. — Ты можешь оставить свое. — Что? Почему только он? — спросила дочь Беллоны. — Здесь воюют только женщины, — сказала рыжеволосая воительница рядом с ней, чье имя, как они узнали, было Кинзи. — Мужчинам не разрешается носить оружие. — В идеале, пока мы здесь, драться не придется, — сказал Перси. — Действительно, — охранница взяла нож, который когда-то дала ему Рейна. — Они будут возвращены, когда ты соберешься уходить. Кинзи вела их по мощеным улицам, мимо многочисленных вооруженных женщин, которые шли по своим делам, и каждая из них выглядела так, словно была готова сражаться в любой момент. Она заметила, что многие из них не были бойцами, но все еще были богато одеты и держались с видом превосходства. Обычные люди тоже ходили тут и там, но никто не казался более примечательным, чем простые рабочие. Некоторые были закованы в кандалы, другие шли свободно, кланяясь женщинам-бойцам, с которыми пересекались их пути. Никто из тех, мимо кого они проходили, не выглядел особенно несчастным, даже люди в цепях. Замок был настоящей изюминкой. Он занимал примерно четверть дворца Юпитера/Зевса на Олимпе, и был довольно внушителен. Его стены были построены в основном из мрамора, который контрастировал с остальными зданиями в этом районе, где преобладали песчано-цветные известняки и другие разновидности камня серых оттенков. В замке также было несколько золотых деталей, которые нельзя было увидеть больше нигде в Новой Отрарии. Элегантность всего сооружения бросалась в глаза, как больной палец. Когда они приблизились, Рейне показалось странным, насколько плохо он защищен. Если не считать внешних стен и лучников, несущих на них дозор, мало что могло защитить его от незваных гостей. Здесь не было ни отдельного рва, ни другого выдвижного моста. Даже у входа не было ни зарешеченных ворот, ни охраны. Как будто нападение там было последним, чего они ожидали. Войдя в замок, они сразу же столкнулись с тем, что выглядело как тронный зал. Ни одна из жаровен или факелов не была зажжены, сам трон был пуст, как и остальная часть комнаты. — Сюда, — сказал Кинзи, направляясь к двери в стене позади трона. — Она должна быть во дворе или в своих покоях. — А если она спит? — спросила Рейна. — Это не так, — в ее голосе не было ни тени сомнения. Через пару минут они вышли через черный ход во двор, где одинокая женщина рубила тренировочный манекен. Рейна застыла на месте, сердце бешено колотилось в груди. Перси молча стоял рядом с ней, и одного его присутствия было достаточно, чтобы поддержать ее. — Хилла! — Кинзи подбежала к женщине, которая прекратила атаку и опустила пару коротких мечей по бокам. — Ты рано вернулась, — сказала она, поворачиваясь к воительнице. Она еще не заметила Рейну. У Рейны едва хватило места в мозгу, чтобы осознать, что две женщины слились в поцелуе, но не настолько, чтобы удивиться этому. В этот момент в ее голове крутилась дюжина разных мыслей, но она не могла придумать, что сказать. Кинзи оторвалась от ее губ и что-то прошептала своей явной любовнице. Они оба повернулись, чтобы посмотреть на Рейну. Глаза одной расширились, челюсть отвисла, а другая сказала: — Рейна Арельяно, Персей. Вы стоите перед ее величеством Хиллой Арельяно, королевой амазонок. Это произошло лишком быстро для затуманенного разума Рейны, и она не успела понять, как была схвачена в сокрушительных объятиях. Мгновение спустя она обнаружила, что рыдает в плечо своей сестры. *** — Не могу поверить, что мы зря играли в эту чертову игру с дриадами, — сказал Перси, закрывая ставни на окне их гостиничного номера. До этого через него был виден небольшой порт, в котором стояли на якоре два простых судна, которые, похоже, не очень-то использовались. — Все, что нам нужно было сделать, это обогнуть этот маленький клочок земли, и мы были бы прямо здесь. — Ты все еще не хочешь говорить об этом? — Рейна сейчас снимала доспехи и готовилась ко сну, ее ожерелье было первой вещью, которая было снято и надежно спрятано. — Нет, — ответил Перси. — Не хочу. Она улыбнулась, хотя он все еще стоял к ней спиной. Через минуту терракотовые лампы были погашены, и двое влюбленных соединились под одеялом. Рейна удовлетворенно вздохнула. Это была самая простая роскошь, которую все обычно принимали как должное. — Я подумал, что тебе следует знать, — сказал Перси, — что жена твоей сестры вроде как заигрывала со мной. Рейна посмотрела на него, нахмурив брови. — Что? Это просто смешно. С чего бы ей заигрывать с тобой? — Эй. — Ты знаешь, что я имела в виду. — Я знаю людей, которые интересуются и мечами, и ножнами. — У кого-нибудь из этих людей уже есть собственный меч или ножны? — Нет, но это к делу не относится. Кинзи, правда, пыталась меня задеть, но это ничего не значило. Сразу после этого она сказала мне, что просто проверяет меня, чтобы убедиться, что я достоин ее "новой младшей сестры". Я подумал, что это может тебя заинтересовать. Ты пришла сюда в поисках одной сестры, а вместо нее получила две. — Хм. Забавно, как все складывается. Он перекатился на бок, положил голову на ладонь и посмотрел ей в глаза. — И что ты теперь собираешься делать? — Мы могли бы приступить к тому, что ты обещал мне совсем недавно, — сказала она, покраснев. — Я имел в виду в общем. Мы нашли Хиллу. Что дальше? Нам все еще нужно пожениться, желательно там, где республика нас не арестует. — Ты хочешь сказать, арестует тебя? Я подала в отставку. — Тебе действительно разрешено это делать? — Когда тебя повышают до легата, ты получаешь несколько льгот. — Значит, я одинок в своем статусе дезертира. Но вернемся к моему вопросу. Она прервала зрительный контакт. — Я тут подумала. О словах Прометея. — Ты действительно хочешь ему доверять? — Нет. Но я не могу не согласиться с его советом. Я думаю, что хочу остаться здесь на некоторое время. Перси, казалось, ничуть не удивился. — Я сомневаюсь, что ты хочешь оставить Хиллу после того, как так долго искала ее. — Дело не только в этом, но да. Я хочу найти время, чтобы воссоединиться с ней, и узнать Кинзи поближе. Но я также хочу тренироваться здесь. Я думаю, что амазонки могли бы многому научить меня, чего я еще не знаю. — Древняя изолированная цивилизация женщин-воинов? Наверное, можно с уверенностью сказать, что у них есть какие-то тайные знания и техники. — А ты как думаешь? — Я думаю, ты сама знаешь, что лучше. Мы останемся здесь на некоторое время. Я могу быть трофеем, пока еще не мужем, столько, сколько тебе нужно, моя госпожа. Рейна ухмыльнулась. — Но мы не должны оставаться здесь вечно. Мы обязаны позаботиться о его сыне, когда он родится. — Или дочери. Он моргнул. — Верно, к сожалению. Когда я представляю себе Джейсона с ребенком, я вижу его маленькую версию. — Но ты прав. Мы не останемся здесь навсегда. Только на некоторое время. — На этот раз вопрос менее общий: что ты хочешь сделать сейчас? Она схватила его за подбородок и прижалась губами к его губам.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты