Сладкий папочка

Слэш
NC-17
В процессе
3138
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 201 страница, 33 части
Описание:
Встречаться со взрослым любовником имеет свои плюсы. И плевать, что он - начальник твоего отца.
Примечания автора:
**Хронологический порядок, который будет меняться с добавлением новых глав:**
1 часть «Сама судьба свела их... в лифте»
2 часть «Неожиданный сюрприз»
3 часть «Маленький шалунишка»
4 часть «Долгожданная встреча с папочкой»
5 часть «Подготовка к неизбежному»
6 часть «Знакомство с родителями»
7 часть «Домашний арест»
8 часть «Без палева»
9 часть «С добрым утром»
10 часть «Отдых»
11 часть «Кошмар»
12 часть «В гостях у Малфоя»
13 часть «Переломный момент»
14 часть «Неприятное известие»
15 часть «Сожаление и обещание»
16 часть «Двигаясь дальше»
17 часть «Примирение-1»
18 часть «Примирение-2»
19 часть «Каждой принцессе по храброму рыцарю»
20 часть «Утро в кругу семьи»
21 часть «Жаркая тренировка»
22 часть «Попытка не пытка»
23 часть «Вальд»
24 часть «Экстремальный урок»
25 часть «Уничтожение Зла во имя Добра»
26 часть «Удачный день»
27 часть «В плену»
28 часть «Подготовка»
29 часть «Больная Карамелька»
30 часть «Обещанный подарок»
31 часть «Похороны»
32 часть «Свадьба»
33 часть «Ужин сразу начинается с десерта»
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3138 Нравится 829 Отзывы 1090 В сборник Скачать

Вальд

Настройки текста
В пасмурную погоду, когда небо затянуто тучами, а дождь не прекращает топить город с полудня, хорошо бы создать дома ламповую атмосферу. Полумрак на кухне, тихая, приятная на слух, инструментальная мелодия, способствовали этому. Как и создание очередного шедевра, в этот раз не алкогольного, от рук Гарри. В холодильнике нашлось всё необходимое для создания безалкогольного «Мохито» и «Пина колады». Ананас и мята, купленные буквально вчера, пали смертью храбрых уже сегодня вечером. — Надеюсь, получилось неплохо. Непривычно делать без градуса, приходится импровизировать, поэтому на, пробуй! — торжественно объявил парень, ставя перед своим мужчиной «Пина коладу». — Ага, — односложно ответил Том, не отрываясь от телефона, и вслепую взялся за бокал, — спасибо, Карамелька. — Ты весь день сегодня в телефоне. Что-то случилось? Мобильный обычно лежал в стороне, когда дело доходило до домашних, уютных посиделок. Но только не сегодня. Да и вот так подолгу утыкаться в экран мог Гарри, но никак не Том. Работу он старался выполнять всегда вовремя, чтобы не дёргали дома. Не считая, конечно, каких-то незапланированных дел или нависших проблем — тогда Том утопал в разговорах по телефону. — Да, прости. Мужчина ощутил на себе недовольство парня и поспешил убрать мобильный в сторону, несмотря на незаконченное дело, и всё внимание уделил коктейлю, что имел мягкий, сладковатый вкус. — М-м, неплохо сделал. Как бы не подсесть окончательно на твои шедевры. — На безалкогольные уж точно можно, — довольно улыбнулся Поттер, польщенный такой хорошей оценкой. В будущем определенно сотворит что-нибудь ещё интересное. Недовольство и небольшая доля переживания сразу же сошли на нет. Гарри чмокнул Тома в лоб и с радостью отметил изменения на его лице, в приятную сторону. Долгое время любимый хмурился, от чего на лбу появлялись складочки, недовольно поджимал губы, если забывался, сидя в телефоне, и глаза опасно темнели, несмотря на полумрак. Но сейчас, отвлекшись и получив свою порцию любви, расслабился и позволил себе мягкую улыбку. — Если бы ты не выбрал для себя профессию, и я не был бы таким ревнивцем, давно бы открыл бар. — О, как мило! А почему бар мог бы стать поводом для ревности? — Это же очевидно, — Том усмехнулся и перед полным ответом сделал ещё несколько глотков. — Ты покорял бы сердца людей своими коктейлями. Прибавь к этому привлекательность и форму бармена, что красоту только удвоит. — Ах, форма бармена? Ладно, — с хитринкой протянул Поттер. Естественно, в его голове моментально созрел коварный план. — Теперь знаю, что прикупить для разнообразия. Спасибо за идею, любимый, — тягуче, не повышая голос, проговорил на ушко и утянул в неспешный поцелуй. Большую часть дня они провели порознь. А началось всё с раннего утра, которое Гарри встретил в одиночестве. Том подорвался в шесть, по своим срочным делам, и промок, бедолага, под дождем по возвращению. Лило ведь как из ведра. А сейчас от него приятно пахло гелем для душа с ароматом кокоса, который Гарри купил для себя. Теперь же готов делиться, а то и вовсе отдать, чтобы нюхать его на теле любимого. Волосы, всегда уложенные, сейчас были немного влажные, растрепанные, а Гарри ещё больше привёл их в беспорядок, когда запустил пальцы. Тогда как вторая рука полезла под халат, не скрывающий особо грудь. Так и манило оттянуть посильнее, внести чуть больше элементов хаоса в строгую жизнь и внешность мужчины. Так ведь куда интереснее. Пришедшее смс-сообщение на телефон Тома вернуло с небес на землю обоих. Мужчина отстранился с извиняющейся улыбкой, инстинктивно облизывая губы после поцелуя, и хмуро взглянул на оповещение. Вальд. Собственной персоной. — Ах ты, ублюдок… — Кого ты так неласково? — поинтересовался Гарри, желая знать, кого мысленно выматерить за прерывание сладкого занятия. Реддл ответил, но далеко не сразу. «Письмо» от самого Геллерта Грин-де-Вальда, он же Вальд, он же старый чёрт, он же давняя заноза в заднице Тома Марволо Реддла, выбило из колеи. Относительно недавно восстав из забвения, вернулся за старое, продолжил досаждать своей деятельностью. И начал с попытки переманить одного из широких поставщиков на свою сторону. — Самый старый, во всех смыслах, неугомонный конкурент с вычурным именем. Портит мою кровь вот уже десять лет, — глаза мужчины наполнились контролируемым гневом. В последний раз Вальд трахал мозги четыре месяца назад. В самый тяжёлый период жизни Тома, когда был близок час разорваться на части. Затем наступило очередное затишье. А теперь он снова вылезает. Снова не даёт жить полноценной жизнью. — И что он за хрен такой? Чем именно насолил? Именно сейчас мог наступить долгожданный миг. Когда завеса приоткроется и Том расскажет о своей тёмной стороне. Но и не исключено, что «хрен», портящий жизнь его мужчине, конкурент в легальной деятельности. — Геллерт Грин-де-Вальд, — с не самым приятным выражением лица произнёс полное имя Реддл. — Я поднялся по карьерной лестнице достаточно быстро. Но чем выше взбирался, тем меньше устойчивости имел. Особенно когда речь шла об управлении бизнесом. Вальд стоял на высоких позициях, в том числе потому, что не стеснялся использовать грязные приёмы. Та химия, что он производит на легальной основе: мыло, освежители и прочее, по сути, всего лишь объедки от основного производства. А основа — это наркотики. Благодаря им Вальд не обанкротился после того, как легальная занятость едва не заглохла. Однако и я не святой. Моя деятельность плотно держится на менее законных мостах. Тёмная сторона на то и тёмная — что-то должно быть незаконное. Что-то, что несёт за собой кровавый след. Гарри свыкся со второй жизнью Тома, научился принимать его таким, какой он есть. — Поясню, производство наркотиков — совершенно не мой профиль. Более того, меня воротит от них, — заверил Том, понимая, как странно выглядят его попытки оправдать свою деятельность. Не ему вести споры о законности того или иного занятия. Всё, что он хотел, так это уберечь Гарри от ложных впечатлений. Ещё одного побега он не переживёт, от одних только воспоминаний в дрожь бросало. Руки непроизвольно сжались сильнее на талии парня, и он наверняка все понял. Для своей Карамельки Том становился читаем и предсказуем во многих вещах. Маски в его присутствии спадали и больше не могли приклеиться к лицу. Чем дольше они вместе, тем сильнее оно становилось. Невыносимо. Гарри ощутил перемену настроения, всегда улавливал с удивительной точностью, и поцеловал с нежностью, со всей своей любовью, показывая, что «он здесь». Несмотря на неприятные вещи, что снимали с себя покров неизвестности. — Мой мальчик, — голос стих, ушёл до шепота. Том скрыл лицо в груди Гарри, который так и не сел, стоял в его объятьях. — Мой драгоценный, я люблю тебя. И не отпущу. Никогда, слышишь? Не отпущу. Ты моё сокровище. Моя жизнь. — Я тоже люблю тебя, родной, — ответил ему парень, не в силах молчать, когда дают столько ласки. В голосе, в словах, в сильных руках, что нежно обнимали. Том продолжил рассказ после того, как позволил себе несколько минут приятной тишины в объятьях дорогого человека: — Что я ещё хотел добавить — никакая проверка личных документов или моя нелегальная деятельность, никоим образом не навредят твоему отцу, даже при его работе далеко не в низшей должности. Моё побочное дело — обычная контрабанда, которую я перевожу вместе со своим сырьём для производства химии и косметики, которую изготавливаю и продаю абсолютно легально. Чем больше Том раскрывал вторую сторону жизни, тем ближе стоял вопрос: «Как же ты стал убийцей?». Чувствовал, что скоро он прозвучит. Возможно, Гарри спросит не так прямолинейно, но суть передаст точно. — Очень часто такое бывает — куча недоброжелателей, которые не рады твоей власти и твоим деньгам. Или появляются личности, желающие навязать своё покровительство, в котором ты не нуждаешься. Подсылают к тебе людей, преданных поначалу, а потом выясняется, что они шпионили для другой стороны. А что-то нужно делать, верно? Самое действенное — закрыть рот. И делать это приходится радикально. Чтоб наверняка. Сам подвёл. Не стал ждать, «когда же». И оно к лучшему. Том едва заметно выдохнул, а его ладони осторожно прошлись по пояснице парня. «Ласка, за которой себя же успокаивает» — так это называется. — Тот эпизод, которому ты стал свидетелем — с Блэком… Воспоминания об уроде, который положил начало одному из самых мерзких периодов в жизни Тома, пробуждали желание убить повторно. Но куда медленнее. — Он долго работал в моей службе безопасности, сливая данные, а так же разлагал дисциплину среди охраны. Полагаю, из-за него тебе так легко удавалось проникать ко мне на работу. В лобовую. Про скрытные манёвры я молчу. Матёрый спецназовец бы тебе позавидовал, — усмехнулся Том, вспоминая, как Гарри, минимум дважды, пришёл к нему через безалаберно открытый пожарный выход. Гарри был польщён, даже если любимый приукрашивал. На губах заиграла слабая улыбка, которую Том не разглядел, прижимаясь щекой к его груди. Прислушивался к его сердцебиению, Гарри готов был поспорить. В этом их привычка схожа. Он тоже любил слушать размерный стук сердца своего папочки. — В спецназ я бы точно не пошёл, с моим-то зрением. Так странно было… Гарри помнил казнь, которой удостоился человек, что долгое время был безымянным. Помнил животный страх за свою жизнь. Однако сейчас опасная тема оказалась проскочена до безобразия легко и почти не вызывала негативных чувств. — Кстати, в баре я бы поработал, если надоест возиться с чертежами и махать мастерком. — Хм, — задумчиво хмыкнув, мужчина поднял голову, упираясь подбородком в грудь парня. — Мне открывать бар? — Не, не хочу создавать тебе проблемы. Открыть ИП, налоги, заказы поставок — тоска смертная! Да и двадцати одного года мне ещё нет — хрен кто даст работать с алкоголем. То, что я его употребляю вместе с тобой, уже нарушение закона. Меня бы наказать стоило. — Одной проблемой больше — одной меньше, я привык в этом вариться, Карамелька. Мужчина уловил игривое настроение своего мальчика, его намёки (а ведь они не так давно завершили темы наркотиков, контрабанды и убийств). Руки, до этого поглаживающие по пояснице и талии, забрались под футболку. — А уж если говорить про наказание — я должен вместе с тобой попасть под раздачу. — За растление тебе бы точно досталось. Прижавшись к папочке теснее, Гарри снова его поцеловал. Всегда, при любых обстоятельствах, он был готов сидеть, или лежать, с Томом в обнимку и целоваться до умопомрачения. Кто бы мог подумать, что в поцелуях, порой, скрывается куда больше интима, чем в сексе. Гарри вот не знал, пока не завёл отношения. Почти три года. Чуть меньше месяца осталось и будет ровно три года. Осознание скорой знаменательной даты привело в чувство. Гарри с удивлением отстранился. — Что такое? — Слушай, скоро будет три года, как мы вместе. Я только сейчас допёр! Три года, понимаешь? — поражённые глаза уставились на мужчину. — Охренеть времечко идёт! — Действительно, — Том с облегчением улыбнулся. Успел уже, к своему стыду, подумать о нехорошем, когда Гарри внезапно замер и отстранился. Ведь не любит же прерываться, а тут сам… — Давно ли ты учился в старшей школе? Давно ли была наша первая встреча в том лифте? — Ох, не напоминай. Ты так вскружил мне голову, что я с катушек слетел. Если бы вдруг лифт застрял, не знаю, что бы мы с тобой сделали, — засмеялся парень, краснея от воспоминаний. — Ой, прямо «не знаешь»? — насмешливо смотрел на него Том. — Опустился бы на колени и отсосал как миленький. Я так и представлял тебя на собрании, пока шла презентация твоего отца. — Ты прав. Я бы в самом деле поработал ртом. А расскажи мне подробно, что ты делал, когда мы разошлись по своим делам. Интересно же! — пошёл на поводу любопытства Гарри, и с большим удовольствием бы сел на колени Тома, да барный стул не позволял. — Какое впечатление я на тебя произвёл? — Неизгладимое, — не обошёлся без смешка мужчина. — Если опуститься в подробности — около часа, может чуть больше, ты не выходил у меня из головы. Не выходил бы дольше, если бы не две важные встречи во второй половине дня, почти сразу после собрания. Кажется, я смутил несколько своих подчиненных, в частности твоего отца, почти в открытую поправляя член в тесных тогда брюках. Воображение разыгралось. Ну а вечером вновь пришли воспоминания. К тому же, ты дал о себе знать в девять часов. О, как вспомню твою мастурбацию — так и окатывает жаром. Ты был таким очаровательным, слушая мой голос и лаская себя. Я хотел бы это видеть в тот вечер. Но, увы, работа навалилась. Ни повоображать, ни подрочить. — Тебя прям жалко. Какой же я злодей — пришёл, взбудоражил и не дал! Ай-яй-яй, мне должно быть стыдно! — а улыбался бесстыдно, проигрывая в голове вечер рукоблудства, прямо при разговоре, околдованный голосом Тома. Что сказать, он и сейчас плавился, слыша знакомые, бархатные нотки. — Сейчас же мы вместе! Никогда бы не подумал… — Почему «никогда»? — с удивлением приподнял брови Реддл. — Мне снова нужно доказывать, как прекрасен ты? Во всех смыслах. — Нет, родной. То, что ты со мной — всё доказывает. Просто, тогда я этого не знал. Сколько мне было? — риторически спросил Гарри. — По-моему, в таком возрасте только девочки мечтают захомутать принца. — Нет, пожалуй, сейчас девочки куда испорченнее стали и мечтают захомутать красивого папика, — поправил Том, с хитрецой поглядывая на своего мальчика. Всё складывалось. Гарри не представлял — но получил. Так, как многие мечтали. Однако, не будь он таким бесшабашным, храбрым и многогранным — не удалось бы заполучить того, кого в этой жизни трудно чему-то удивить и по-настоящему заинтересовать. — Будь осторожен, Карамелька, — совершенно другим, серьёзным тоном, заговорил Том и в его глазах читалось волнение. — У меня сейчас непростое время. Тот же Вальд может знать о моей слабости, о тебе, и я не представляю, что будет, если с тобой что-то случиться. — Откуда бы ему знать, если мы с тобой вместе практически не светимся? — спускать замечание на тормозах Гарри не собирался, но насторожился. — Если захочет — он узнает. Поверь. В нашем деле полно глаз и ушей, полно крыс, которые только и ждут момента для удара в спину. — Хочешь сказать, ты тоже пытался добраться до кого-то через любовника или любовницу? — А ты догадливый, — одобрительно кивнул Реддл. — Я готов был идти на любые жертвы, только бы достать Вальда. И, как удачно, мне попала информация о его бывшем возлюбленном, что работал учителем химии в старшей школе. — Ого, прям возлюбленный? — Гарри оказался впечатлен. Не удивился бы он, пожалуй, «любовнице». Но «любовник»… это уже интересно. — И кто же он? — Альбус Дамблдор. — Дамблдор? Ты серьёзно?! — воскликнул парень, потеряв на несколько секунд дар речи. — Охренеть! Вот так поворот! Он был моим учителем! Классный мужик, кстати. И преподавал химию, да. Правда, потом резко уволился. Вроде как в какую-то фирму переманили. Я и подумать не мог, что он встречался с мафиозником! «Мир тесен». — Да, нужно было упомянуть, что он преподавал в той же школе, в которой учился ты. Три года уже прошло. Вальд расстался с Дамблдором, но их связь оказалась слишком сильна, чтобы он мог спокойно позволить мне убить Бузи. — Как-как? Бузи? — переспросил Гарри с несдержанным смехом. Звучало просто до безобразия смешно, несмотря на то, что они обсуждали ни много-ни мало — планируемое когда-то убийство. — Да, Бузи, — насмешливо повторил Реддл. — Так его ласково называл Вальд. — Бывший препод по химии и Бузи — дикое сочетание! К слову, Том в своё время как только не обращался к Гарри, какие только ласковые прозвища не придумывал, все как один были связаны со сладким и, в конечном итоге, пришёл к одному, самому милому и дорогому сердцу прозвищу — Карамелька. Как только приступ смеха подошёл к концу, Гарри серьёзно посмотрел на Тома, прекрасно понимая, к чему он вёл изначально: — Я буду осторожным, родной. Не переживай. А ещё, знаешь, ты можешь обучить меня, как отбить вооружённое нападение. Мне это точно может пригодиться. — Думаю, ты прав. Эти занятия входили в мои планы, но не так скоро я хотел их провести. Видимо, придется ускорить процесс. А сейчас, — Том перевёл взгляд на телефон и поставил тот на беззвучный режим, после чего поднялся на ноги и подхватил неожиданно парня на руки. — Пойдём поваляемся в постели. Я ужасно по тебе соскучился. — И я тоже, родной. Немедленно в постель! — со счастливой улыбкой воскликнул Гарри и тесно прижался к возлюбленному. Редко когда они могли вот так просто побыть вместе, не отвлекаясь ни на что постороннее. Упускать такой шанс — кощунство чистой воды.
Примечания:
Вот теперь мы полноценно вернулись к работе!
Готовьтесь к новой истории с любимой парочкой, к новым трудностям, новым приключениям и тд и тп.
И, конечно, мы ждём ваши комментарии :)
А ещё мы ставим вновь "в процессе"
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты