Розмарин и гардения

Гет
NC-17
В процессе
27
автор
._fantom_. бета
Размер:
планируется Макси, написано 79 страниц, 14 частей
Описание:
Мэлори Гульер - наследная дочка графа Гульер. Всю жизнь девочку растили для принятия отцовского наследства и выдачи той замуж. Девушка всегда следовала воле отца, была примерной дочерью... до момента, пока не попала в церковный госпиталь.
Посвящение:
В первую очередь автору заявки за подкинутую идею.
Примечания автора:
Хочу заметить - все действия происходят в авторском выдуманном мире. Все расы, места и персонажи - плод моей фантазии.
Вот парочку коллажей для главных героев:
https://sun9-38.userapi.com/c205528/v205528758/bc24d/D3RxtQmY0Nw.jpg
https://sun9-72.userapi.com/c857124/v857124536/117ae3/umzBPXGLkRo.jpg
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 80 Отзывы 6 В сборник Скачать

13. Недопустимые чувства

Настройки текста
Каждое утро Мэлори приходила в конюшни и приносила для Весны разные вкусности: морковь, яблоки, сахар и другое. Новости о возможной беременности её кобылки девушка восприняла также серьёзно, как это и казалось с виду. Она каждый день приходила и выгуливала её. Весна и вправду стала немного ленивой, это было заметно. Раньше она могла скакать рядом с Мэлори, бегая от одной ограды к другой, а теперь спокойно, время от времени ускоряя свой шаг, плелась рядом с Мэлори. Прогулки были необходимы, так как кобылу нужно было поддерживать в форме, да и чтобы роды легче проходили. Граф Гульер, услышав от дочери чудесные новости, был также рад будущим прибавлением в конюшне. Он незамедлительно поинтересовался жеребцом, с которым произошла случка, на что Мэлори чуть-чуть потупила взгляд и рассказала о том, что никто не знает, кто это был. Вот такому нюансу Лот был не рад. Весна была породистая кобылка, значит и жеребец для неё должен быть породистый, чтобы были здоровые отпрыски. Если бы за это отвечал не Рэзили, то граф бы точно отправил какого другого конюха на плаху. Так или иначе, графа порадовало то, как дочь была рада этой новости. В последнее время он беспокоился о ней, а теперь видеть её такой возбуждённой было только в радость. Более того, Мэлори заявила, что хочет снова ездить на место будущего храма, чему Гульер был неописуемо рад. Наконец-то отец смог выдохнуть с облегчением, поняв, что всё возвращается на круги своя. Мэлори впервые собиралась уезжать с отцом после своего долгого перерыва. Она всё бросала долгие взгляды на подаренные перчатки. Почти перед самым выходом из своих покоев, она всё таки впопыхах натянула их. По дороге на площадь графиня успела по несколько раз и покарить себя, и прийти к решению, что правильно поступила. К её разочарованию, а может и радости, Дэзиара она так и не встретила. Во вторую поездку их пути всё также не пересеклись. Молодая графиня даже не знала, радоваться этому или наоборот печалиться. Прошло около недели с того момента, когда Мэлори снова начала ездить на осмотр храма. На третью свою поездку она всё таки увидела молодого жреца. Он докладывал о делах на стройке её отцу. Мэлори то и дело бросала быстрые взгляды в его сторону, иногда ловя его взгляд на себе. Но, уже к сожалению девушки, они так и не смогли поговорить, только обменялись одной приветственной фразой и миллионом томных взглядов. Вайлар всё также присылал письма: почти в каждом из них он осыпал графиню тонной приятных фраз, что заставляло девушку краснеть и смущённо смеяться. Он должен был приехать уже совсем скоро, чего Мэлори ждала с неприкрытой радостью. Они с Каламиной заранее выбрали платье, которое девушка-никстер наденет в день его приезда. В четвертый свой визит на стройку девушка снова надела подаренные жрецом перчатки, при этом использовав свои любимые духи из гардении, которые ей подарил Вайлар. Она надеялась, что сможет поговорить с Дэзиаром на этот раз. Её разбирало сильное любопытство. В карете с отцом они обсуждали изменения в храме. Мэлори долго не была на площади, из-за чего в её первый приезд после перерыва она чуть было не оступилась, когда увидела, как преобразился храм. Стены почти были закончены, и рабочие уже приступили к крыше будущего дома бога. Уже наступил первый месяц осени, а это значит, что всё идёт вполне себе по графику. Зодчие надеялись к концу второго месяца закончить со всеми основными внешними работами храма, а уже зимой работать с внутренними. К весне планировалось закончить. Лот шутил, что они могут устроить свадьбу Мэлори и Вайлара прямиком в новом храме. Но это было бы слишком странно, проводить свадебную церемонию в храм бога здоровья, да и Миллис настояла бы, чтобы обряд проводился в храме Фаэрунды. По приезду на площадь, граф и графиня как и обычно с охраной пошли на осмотр стройки. Погода выдалась прекрасной, даже нельзя было сказать о том, что сейчас начало осени. Лишь только солнце неприятно светило, из-за чего Мэлори предусмотрительно взяла зонтик. Она бродила за отцом и каким-то зодчим, всё ища в разных лицах Вящего Жреца. Спрашивать о Дэзиаре было бы странно с её стороны, на неё могли бы косо посмотреть, из-за чего такая идея была сразу откинута. — Здравствуйте, господин Граф, — раздался голос уже знакомого хромого зодчия. — Здравствуйте, Микель, — поздоровался мужчина, который на этот раз был уже с тростью. — Извините, что не смог встретить Вас у входа, я забыл письменный отчёт. Мне тащиться туда и обратно почти полдня, так что пришлось посылать Дэзиара, — от этих слов у Мэлори внутри что-то ёкнуло и она тихо выдохнула. — Я уверен, он совсем скоро здесь будет. — Ничего, мы можем и подождать, — хмыкнул Лот. Микель рассказывал о том, с чего они собираются начать, когда закончат с крышей. Графиня уже не так сильно задумывалась о жреце, из-за чего её фантазия немного разыгралась и она позволила себе представить, как тут всё будет. Наверняка здесь постоянно будет сильно пахнуть травами и разными настойками, мазями. Это будет не просто благовония, а именно полезные лекарства и средства. Будет большой зал с прихожанами, которые будут молиться о здоровье своих родных и близких... Мэлори почти ничего не знала о жизни бедных людей, ей было бы трудно представить то, сколько бы здесь было больных и немощных — это не было похоже на книжки в жанре романтизм, которые она читала. Где-то сверху послышался какой-то глухой звук вперемешку с нецензурной бранью. Отвлёкшись от своих фантазий, графиня убрала зонт и взглянула наверх. За долю секунды Мэлори смогла разглядеть летящую вниз деревяшку и крик отца. В одно мгновение она почувствовала толчок в сторону и резкое падение на твёрдую конструкцию храма, и как на неё наваливается что-то тяжёлое. Мэлори услышала громкий звук падения дерева, от чего девушка сильно зажмурилась. Проходило мгновение за мгновением, но она не чувствовала сильной боли. Открыв глаза, графиня увидела каменный пол храма, а чуть повернув голову, Мэлори оказалась в нескольких миллиметрах от лица Вящего Жреца, который тяжело дышал и тоже смотрел на неё. Послышался громкий взволнованный голос отца. К ним подбежали зодчие и сам граф. Они помогли подняться Дэзиару и испуганной Мэлори. Лот набросился на дочь, осматривая и спрашивая, в порядке ли она, на что та лишь быстро кивала. Она посмотрела на место, где стояла буквально несколько секунд назад. На полу лежала где-то в метр длину доска, а рядом валялся сломанный зонтик. Вдруг Мэлори окатила волна страха. Она могла стоять там... Всего лишь несколько мгновений и всё... Она испуганно прижалась к груди отца и задрожала, пытаясь справиться с подступающими слезами и приступом паники. Лот прижал дочь к своей груди и тихо стал её успокаивать. Графа и графиню вывели из храма. Мэлори всё продолжало трясти, но слёз уже не было, остался лишь только страх. Посадив дочь в карету, Лот приказал зодчим выяснить, кто из рабочих сбросил доску, и повесить их. Он оставил двоих из охранников, что приезжали с ними, и приказал проследить за исполнением приказа. Сев в карету к дочери, Лот обнял её покрепче и продолжил успокаивать.

***

Прошло несколько дней с произошедшего. Мэлори чувствовала себя почему-то очень виноватой, будто бы только из-за неё происходят все эти проблемы. Будто бы куда бы она не пошла, её преследуют разные несчастья. Миллис в первые два дня не отходила от дочери, а Лот в вечер их приезда заперся у себя в кабинете и позволил себе выпить. Мэлори не хотела беспокоить отца и мать, из-за чего чувство вины только усилилось. Она сама будто бы ещё не совсем отошла от страха, сидя день за днём у себя в комнате. Через три дня Лот отправился к храму. Миллис рассказала, что тех рабочих повесили, причём сразу в день приезда графа. Чувство вины пробралось глубоко в сердце Мэлори, от чего почти каждый день она ходила грустная и разбитая. Когда она наконец смогла осмыслить всю произошедшую ситуацию, графиня поняла, что не успела отблагодарить Дэзиара. Если бы не он, тогда бы она была придавлена той деревяшкой. Вряд ли тогда она смогла бы подобрать нужные слова, да и сумеет ли теперь? Мэлори была уверена, что Лот не оставить поступок молодого жреца без внимания, но прошла неделя, а он всё также молчал на счёт юноши. В письмах Вайлара говорилось, что уже через пять дней он прибудет в родные края и сможет навестить дом Гульер. Похоже, он ещё не знал о произошедшем, но Мэлори даже не хотелось, чтобы он узнавал, так как и он будет волноваться, а доставлять ещё больше хлопот ей хотелось меньше всего. В одно из семейных чаепитий Мэлори собралась с духом и затронула тему произошедшего инцидента. По лицу отца сразу было понятно, что ему не нравится такая тема разговора. Он не знал, стоит ли теперь брать дочь на площадь. Благодаря произошедшему он окончательно убедился, что подобные места не подходят для таких молодых леди, как Мэлори. Но, на удивление Лота, дочь просила лишь о небольшой поездке, исключительно чтобы поблагодарить Вящего Жреца. Такая просьба со стороны графини могла показаться очень неподобающей, тем более это касалось ни кого-то, а обычного жреца. Если бы он был не тем, кто спас его дочь, граф Гульер точно бы отказал в просьбе. Он обещал подумать над её просьбой. — Добро пожаловать в мои владения, господа. Граф Гульер пришёл к решению. Брать дочь с собой на осмотр больше не хотелось, но поблагодарить Вящего Жреца нужно было. Лот решил, что стоит, как и раньше, пригласить Дэзиара и господина Хольса к ним во владения. Тогда бы он мог и достойно отблагодарить молодого жреца, и быть уверенным, что с Мэлори всё будет в порядке. — Приятно снова находится в Вашем прекрасном замке, — прокаркал Амэди по-свойски, по-доброму улыбаясь. Рядом с ним, как и раньше, молча стоял молодой жрец, который сделал низкий поклон. У Мэлори, которая стояла чуть позади отца рядом с матерью, появилось сильное чувство дежавю. Сделав элегантный реверанс, она сложила руки перед собой на платье, чуть тупя глаза в землю. — Рад Вас видеть в добром здравии, граф, — обратился Амэди к Лоту, а после и к двум графиням. — Вы прекрасно выглядите, леди Миллис. — Благодарю, господин Хольс, рады видеть вас снова, — сделав ещё один реверанс, поблагодарила графиня. — Леди Мэлори, я рад, что Вы в порядке. Надеюсь и в будущем видеть Вас только в добром расположении духа, — сделав лёгкий поклон головой, сказал Амэди, на что Мэлори смиренно поклонилась. У Мэлори было такое чувство, будто бы она проживала один и тот же день. Всё повторялось: вот они снова разместили гостей, снова пришли на ужин, снова она молча сидит и слушает разговоры старших... Почему-то неприятное чувство дежавю очень сильно смущало и печалило. — Дэзиар, хочу отблагодарить Вас за поступок в отношении моей дочери, — слова отца резанули слух Мэлори, от чего она вздрогнула и потупила взгляд на колени. — Вы уже во второй раз помогаете нам, мы не останемся перед вами в долгу. Граф хлопнул в ладоши. Слуга вынес что-то плотно завёрнутое в богатые ткани. Мэлори не знала, что её отец собирается что-то дарить жрецу, из-за чего с любопытством и лёгким удивлением наблюдала за происходящим. — Прошу Вас, примите это в знак благодарности, — Дэзиар был очень удивлен, из-за чего смотрел то на графа, то на таинственное подношение. Он протянул руку к подарку и неуверенно стал разворачивать. Ткани спали и перед Дэзиаром и любопытными взорами открылись ножны вместе с оружием. Жрец удивлённо хлопал глазами, рассматривая такой странный подарок. — Этот кинжал был выкован лучшими кузнецами нашего королевства, я лично заказал его для Вас. Надеюсь, когда-нибудь он спасёт Вам жизнь. Это был... Чудный подарок. По крайней мере, для Вящего Жреца. Но это был подарок от самого графа, что делало этот кинжал более ценным. Тем более наверняка кинжал был и вправду хорош, вряд ли граф Гульер стал бы дарить тупое негодное для использования оружие. — Благодарю Вас, граф, — чуть ли не впервые за вечер заговорил Дэзиар. — Я буду хранить его, вспоминая вашу милость. Похоже, Лот был доволен реакцией молодого жреца, из-за чего чувствовал, что теперь за его душой ничего не лежит. Дэзиар не стал вытаскивать кинжал из ножен, видимо, решив рассмотреть подарок, когда будет наедине с самим собой. Мэлори всё это время с интересом смотрела за лицом Вящего Жреца, как эмоции меняются одна за другой. Похоже, юноша почувствовал это, от чего поднял взгляд на неё. Поняв, что её заметили, Мэлори смущённо потупила взгляд и переключила своё внимание на только что принесённый чай. И всё таки она хотела высказать личную благодарность молодому жрецу, ведь он спас жизнь не графу, а ей.

***

На следующий день за завтраком Мэлори заметила, что атмосфера была куда более непринуждённой, чем вчера. Отец и мать смеялись над историями господина Хольса и с удовольствием рассказывали свои. Более того, Лот даже иногда интересовался мнением Дэзиара или просто рассказать что-нибудь своё. Но в запасе юноши, похоже, не было особо интересных историй, либо же он не считал нужным ими делиться. Поняв, что за ужином поговорить не получится, Мэлори ушла пораньше, намерено сказав, что пойдёт прогуляется в саду — она надеялась, что Дэзиар поймёт её намёк. Переодевшись в более подходящее платье для прогулки и накинув небольшую шаль, Мэлори пошла в сад. На улице был ветер, что уже было куда больше похоже на погоду в начале осени. В прошлый раз они смогли немного прогуляться, из-за чего графиня надеялась, что Вящий Жрец помнит дорогу. Она остановилась у арки в сад и принялась ждать. Долго ждать не пришлось, потому что совсем скоро она услышала шаги. — Здравствуйте, миледи, — поприветствовал Дэзиар, делая низкий поклон. - Я рада что Вы пришли, — кивнула Мэлори и указала на сад. — Вы не против, если мы пройдемся? Получив положительный ответ, девушка и юноша вошли в графский сад. Поначалу разговор не клеился, всё ограничивалось только простыми вопросами и такими же односложными ответами. Мэлори начала ломать голову над тем, как можно завести разговор. — Спасибо за перчатки, — поблагодарила графиня, поправляя шаль. — Ох, не стоит... — пробормотал жрец. — Я видел, что Вы носили их, когда приезжали к храму, — получив смущённый кивок. — Я рад, что они Вам понравились. Та мазь Вам помогла? — Да, за неё тоже большое спасибо, — снова повисла неловкая пауза. Мэлори решила не ходить вокруг да около. — Дэзиар, спасибо за то, что ты сделал, — ей показалось, что юноша рядом с ней вздрогнул. — Если бы не ты, я была бы уже мертва и тогда бы... — Мэлори запнулась, боясь представить, что было бы того. — Не стоит, — ответил полукровка. — Я не мог поступить иначе. Если бы на моём месте был бы кто-то другой, он бы поступил точно так же. — Нет, — твёрдо ответила графиня, поворачиваясь к жрецу, от чего тот слегка опешил. — Я правда очень вам благодарна. Вы то и дело помогаете то мне, то моей семье, от чего сердечно вас благодарю, — если бы кто-то увидел их со стороны, тот бы не поверил своим глазам, но Мэлори и вправду сделала низкий поклон перед обычным Вящим Жрецом. — Вы спасли мою жизнь и я перед Вами в неоплатном долгу. — М-миледи, прошу Вас, поднимитесь, — Дэзиар даже немного испугался такого поведения со стороны графини, но попытался говорить как можно твёрже. — Всё вправду в порядке, Вы мне ничего не должны. Он неуверенно взял девушку за плечи, поднимая её, и то, что он увидел, повергло его в шок. Мэлори выглядела так, будто бы сейчас заплачет. Глаза блестели от подступающих слёз, а плечи дрожали. — Миледи... — тихо прошептал Дэзиар. — Прошу прощения, — Мэлори отвернулась и принялась вытирать глаза, от чего они ещё больше покраснели. Сейчас её трудно было принять за девушку голубых кровей, ведь их всегда учили в любой ситуации держаться гордо и с высоко поднятой головой. — Я буду Вам б-безумно благодарна, если это останется м-между нами, — девушка пыталась успокоиться, но слёзы всё никак не уходили. Сейчас она надеялась лишь на то, чтобы её никто не увидел. Если их увидит кто-нибудь из прислуги, то на неё упадёт небывалый позор и об этом немедленно узнают отец и матушка, как же она их тогда разочарует: разрыдалась перед простолюдином-полукровкой. От этих мыслей лучше не становилось, из-за чего Мэлори было труднее взять себя в руки. Вдруг она почувствовала, как на её плечи ложатся руки жреца. Он аккуратно притянул её к себе, от чего девушка ахнула. За такое неподобающее поведение его запросто могли бросить в темницу. Его рука прошлась по уложенным волосам Мэлори, от чего она вздрогнула. — Д-дэзиар... — начала всхлипывать она, неохотно пытаясь выбраться из теплых обьятий юноши, пытаясь сохранить остатки гордости. — Тише-тише... — она впервые слышала голос Дэзиара таким ласковым. Возможно, сейчас было бы уместно вспомнить о Вайларе и об их проведенных моментах вместе, но почему-то сейчас в голову шли только воспоминания о самом жреце, нежели о молодом графе. - Тут есть место, где мы могли бы спокойно посидеть? Мэлори кивнула. Повезло, что совсем недалеко от того места, где они были, была та самая белая беседка... Дэзиар аккуратно завёл внутрь девушку и присел с ней рядом. — С-спасибо, — всхлипывая и вытирая покрасневшие от слёз щёки, пролепетала она. — Ну-ну, не стоит так плакать, — Дэзиар снова аккуратно прижал девушку к себе, поглаживая при этом по голове. — Вам не идут слёзы... — тихо прошептал юноша, вслушиваясь в тихие всхлипы. Мэлори не знала, сколько прошло времени, пока она окончательно не успокоилась. Только редкие всхлипы, красные щёки и носик говорили о том, что она плакала. Теперь хотелось забыться в приятном сне, прямо в объятьях молодого жреца... И откуда только у неё такие мысли? — Вы в порядке, миледи? — подал голос юноша, который до этого только ласково гладил её по волосам. — Да, — неуверенно кивнула Мэлори, не стремясь отстраняться от Дэзиара. — Спасибо большое. — Всё в порядке, — ответил жрец, а потом добавил: — Я никому не расскажу об этом. Мэлори и вправду была очень благодарна Дэзиару за эту моральную поддержку. В последнее время у неё было столько волнений — они неприятным узлом таились в глубине души и вот, в конце концов, вышли потоком слёз. Девушка-никстер чуть отстранилась от тёплой груди юноши, вытерла заплаканные щёки и сложила руки на коленях. — Я не знаю, смогу ли ездить на площадь, — с печалью в голосе произнесла Мэлори. — Что? Почему? — удивлённо спросил Вящий Жрец. — Не знаю, будет ли теперь отец брать меня с собой... Он теперь считает, что леди вроде меня там не место, — понизив голос, ответила графиня. — Раньше он с удовольствием брал меня с собой, а я чувствовала ответственность за постройку этого храма, ведь если бы не я, то тогда бы отец и не дал обет, — опустив голову, проронила она, сжимая тонкими пальцами платье. — А теперь я только доставляю проблемы и заставляю его волноваться. Честно признаться, я уже сама считаю себя такой обременительной... От собственных слов стало горько, от чего девушка сжала губки, а ком в горле стал неприятно давить. — Не говорите так! — воскликнул жрец и, к удивлению Мэлори, взял её ладони в свои. — Ваш отец очень любит Вас, и я уверен, он сделает всё, чтобы сделать Вас счастливой. А Вы восхитительна! — от таких лестных слов девушка ахнула, а юноша ещё не закончил. — Не называйте себя обременительной, не считайте себя таковой. Я вижу, насколько Вы важны вашим родителям, и я уверен: они гордятся такой дочерью, как Вы. Вы очень любящая и внимательная, такими нельзя не восхищаться. Миледи, я... — жрец запнулся, видимо, осознав, что сказал много всего лишнего. Его лицо будто бы исказила некая боль, он аккуратно освободил ладони Мэлори из своих. — Прошу прощения. Я позволил себе много лишнего... Если Вы считаете, что я достоин наказания, я приму его. Повисла нагнетающая пауза. Внутри у Мэлори всё смешалось и она пыталась разобраться в словах Вящего Жреца. Он же отвернулся, не решаясь поднять глаза на неё. — А что вы хотели сказать? — сама того не заметив, спросила она, но осознав бесцельность своих слов, она добавила: - Извините. Всё в порядке, я не злюсь. Мэлори показалось, что на этом их разговор должен был быть закончен, но вдруг Дэзиар тихо продолжил: — Миледи, я... — его искаженное лицо приобрело другое выражение. — Вы мне не безразличны, — выдохнул он последние слова. Графиня опешила от слов жреца. Она ожидала чего угодно, но никак не такого признания со стороны Дэзиара. И что ей теперь следует сделать? Может, всё таки разозлиться и приказать бросить наглого юнца за решетку? Нет, у неё рука не поднимется. Может быть, она как-то не так поняла его? — Что Вы имеете в виду? — не своим голосом произнесла графиня. — Вы хотите сказать, что Вы меня любите?.. Надежда на отрицательный ответ разбилась об холодное молчание Дэзиара. Его выражение изображало полное отчаяние, он не решался поднять взор на свою собеседницу. Мэлори же не знала что и делать. Может, стоит просто подняться и уйти? Она услышала тяжкий вздох рядом с собой: — Извините, — со скорбью в голосе произнёс юноша. — Если Вы прикажете, я больше не появлюсь у Вас на глазах, — не успела Мэлори ответить, как он продолжил, — Нет, я вообще больше не появлюсь у Вас на глазах. Он поднялся и уже отправился к выходу из маленькой беседке, но вдруг он почувствовал, как его одергивают за рукав рубахи. Переведя взгляд вниз, он увидел, как Мэлори держит его рукав. Она не могла позволить ему уйти. Её бы это мучило. Это стало новым поводом давления на её сознание. — Подождите, пожалуйста, — тихо прошептала она, отпуская рукав юноши и поправляя свою шаль. Похоже Дэзиар колебался, но всё таки сел, хоть и чуть дальше, чем раньше. — Спасибо, — не зная зачем, поблагодарила Мэлори. Ей самой нужно время, чтобы немного разобраться, но сейчас она хотела понять, что же именно чувствует жрец. — Я знаю, что это странный вопрос, на который трудно, должно быть, дать ответ, но всё же... С чего Вы решили и как поняли, что любите меня? — Что? — удивлённо воскликнул жрец, взглянув на графиню. Получив в ответ лишь взгляд, он задумался. — Ну, это трудно, — юноша потёр шею и чуть покраснел. — Наверное, в какой-то момент я поймал себя на мысли, что вечно думаю о Вас. Хотел Вас увидеть... Поначалу я думал, что Вы, как и все знатные дамы, которые любят украшения, плохо относитесь к тем, кто ниже Вас по статусу, воротите нос от всего, что Вам не нравится... Но вы оказались такой... Милой и другой. От слов юноши Мэлори немного покраснела. Она всегда старалась проявлять доброту к окружающим, несмотря на их статус. Для неё, как для аристократки, было печально слышать то, что о всех людях высокого статуса такое первое мнение. — И, наверное, с вашего приезда с отцом в главный храм, я стал всё больше думать о Вас, - произнёс юноша, — но после нашего первого визита в ваш замок, после наших разговоров и прогулок в библиотеке, Вы окончательно поселились в моих мыслях и мечтаниях. Хотелось увидеть Вас как можно скорее, побыть рядом, прикоснуться... А в тот раз на площади... — Дэзиар запнулся, видимо, вспоминая тот момент. — У меня будто бы земля ушла из под ног. Миледи, мне страшно представить, что будет, если Вас не станет. Вы первый человек в моей жизни, кого мне хочется защищать и оберегать, — он обречено опустил голову. — Извините мне мои чувства. От слов юноши на душе стало так легко и тепло, но в тоже время осознание всей ситуации неприятно давило и съедало изнутри. Мэлори не знала, что ответить молодому человеку, ей не хотелось его обидеть: в конце концов, он спас ей жизнь и всё время помогал. — Миледи, — снова заговорил молодой жрец, поднимая глаза на девушку. — Я знаю, что Вы не чувствуете подобных чувств ко мне, так что прошу, давайте, если на то будет возможность, не будем больше говорить об этом... Мэлори уже хотела согласиться, как вдруг задумалась. А что она чувствует к Дэзиару? Раньше этот вопрос даже не появлялся в сознании, казалось, что всё и так понятно. Но неожиданная просьба сама вызвала такой вопрос. Графиня неожиданно осознала, что сама каждый день думает о молодом Вящем Жреце, но раньше ей это не казалось чем-то ненормальным. Она часто вспоминала его счастливое лицо, когда разговор заходил о травах, иногда она даже думала о том, как бы она хотела ещё раз увидеть это счастливое выражение. Но разве странно, что она хочет видеть хорошего человека счастливым? — Хорошо... — как можно спокойнее ответила Мэлори, тупя взгляд и пытаясь разобраться в собственных чувствах и мыслях.
Примечания:
**Никстеры** - или же белые люди. Одна из рас, проживающая по большей части в своей стране - Фругусе.
**Фаэрунда** - признанная богиня красоты и любви.
Наконец-то новая глава!
Надеюсь, она вам понравится, так как у меня самой весьма смешанные чувства. Я переписывала эту часть по несколько раз, даже планировала разделить её на две отдельных главы, но вышло что вышло. Несмотря на всё потраченное время, у меня осталось чувство незавершённости. Будто бы глава не до конца готова, будто бы она сырая.
Что ж, в любом случае, я понимаю, что это всё, на что меня хватило бы. Переписывать эту главу ещё раз я вряд ли смогла бы, да и задерживать её выход тоже плохо.
Просто надеюсь что вам зайдёт эта глава. Новую часть я уже начала писать, постараюсь выпустить её как можно скорее, так как история начинает набирать обороты)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты