Убийства в доме на улице Святых

Джен
NC-17
В процессе
5
автор
Liza Aldridge бета
Размер:
45 страниц, 10 частей
Описание:
Отпуск детектива из отдела убийств, Гордона Пламмера, прервался из-за того, что из психиатрической больницы "Холодный Ручей" сбежал серийный убийца - хирург Эмброуз Бишоп. Через несколько дней компания молодых ребят решили забраться в его дом, на улице Святых. К их несчастью, в этот же день бывший хирург вернулся в свое жилище по своим причинам и он не может отпустить незваных гостей
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
Квартира Гордона никогда не отличалась порядком. Маленькая студия, в которой он несколько недель мог не убираться, избавлялась от пыли практически раз в месяц. Кухонные тумбы и стол были заполонены стаканчиками от кофе и различными коробками от заказанной еды. Рабочее место, наоборот, было оплотом порядка. Дальний угол, в котором стоял еще один стол, рядом с книжным застекленным шкафом и огромной доской практически во всю стену, пустовавшая большую часть времени. Сейчас стол был завален листами бумаги, открытыми книгами, а на доске были наклеены фотографии и вырезки из дела, соединенные красными нитями. По середине рабочего места стоял ноутбук с открытыми сайтами различных неолуддитских групп и обществ. На диване лежал уснувший Нортон. На полу, рядом с диваном, были также разложены отчеты, распечатки телефонных разговоров и фотографии. Из двух детективов не спал только хозяин квартиры. Гордон, выпивая уже пятую кружку кофе, вчитывался в заметки по делу из своего блокнота, как будто, на какой-то момент, буквы сложатся в местоположение Бишопа. Он ждал идеи, куда двигаться дальше. Идеи и звонка от своего друга. Внезапно по квартире раздался звук вибрирующего телефона, который был прерван одним резким движением. Гордон, как кобра, схватил телефон со стола. — Детектив Пламмер. Кто говорит? — Привет, Гордон, — приятный женский голос раздался из телефонной трубке. –Ты знаешь, в современных телефонах установили такую вещь, как экран. Когда смотришь в него, то пишется, кто звонит. Или ты не записал мой номер? — голос приобрел обиженно-насмешливые нотки. — А, Александра. Здравствуй. Конечно, записан, просто не посмотрел. Пытаюсь не спугнуть мысль. — Судя по тону голоса, ты пытаешься не спугнуть еще кого-то. Кто там у тебя? — Напарник, лег спать, мы двое суток на ногах уже. Дело расследуется, кто тут еще может быть. — Ну, не знаю. Я надеялась, что ты выделишь время для личной жизни. — Незачем. Ты что-то узнала? — Ладно, ладно. Слушай, в компании твоей медсестрички судью не видели. За ним, конечно, не всегда следят, не актер, но все еще. Однако он частенько бывал в одном клубе, в соседнем городе, под названием «Тихий Вереск». Клуб, не город, — зная тебя, ты же пошутишь. Итак, в «Вереске» проводят собрания какие-то «мутные типы», как сказал мой информатор. Вот как раз Адемсон был среди этих «типов». У них там периодические собрания каждую субботу. Так что направляй туда свои ноги, Горди. — Спасибо, Александра, я знал, что, если что-то не может раскопать детектив, это сделает журналист. Буду должен, –Гордон мог не видеть её, но слышал как девушка улыбалась. — Ну, половину ты уже выплатил. История со всеми подробностями должна быть на моем столе раньше других. Каждый раз, когда помогаю тебе, выпадает хороший материал. Так что ты смотри, успей сдать отчет мне быстрее, чем своему начальнику. — Я сдаю их одновременно. Детектив сбросил звонок под веселый смех своей подруги и обернулся к Нортону. Тот уже проснулся и задумчиво смотрел в экран своего телефона. — Гора пропущенных. Кажется, меня убьют. — У тебя работа. — У меня ревнивая девушка. И она мне голову оторвет. Дьявол… пойду позвоню. — Надеюсь, ты придумаешь, что сказать ей. Мы едем в клуб «Тихий Вереск». Гордон проводил взглядом детектива, а после обернулся к ноутбуку. Ему хотелось проверить по сайтам, что представляет из себя этот клуб. Из информации в интернете можно было сделать вывод, что это выбивалось из понятия обычного клуба. Что-то, что напоминало Конан Дойловский клуб «Диоген», правда, никто не заставлял там молчать. Внутри проводились собрания для своих людей, интересующихся оккультизмом, восточной историей, непопулярными ответвлениями религии. Зайти туда мог любой, но остались только те, кому нравилась восточная атмосфера, достигаемая занавесками, свечами и множеством подушек. Просматривая фотографии помещения, Гордон задумался о том, что это место куда уместнее смотрелось бы в Индии, чем в Новой Англии. Из мыслей об этом месте Гордона вывел знакомый голос из-за спины. — Слушай, у тебя там на лестнице драма происходит. Вот, думаю, он быстрее её успокоит или трубку бросит. — Твою мать! Нейтан, чтоб ты… жил сотню лет! На кой дьявол ты подкрадываешься? — Извини, друг, извини. Я не виноват, что ты не видел, как я уже пять минут тут стою и смотрю, как ты залип в ноутбук, — Нейтан кинул на стол шляпу и наклонился к экрану. — Довольно интересное место. Эллен оно бы понравилось, она любит такие места. Ещё бы её убедить туда сходить. — Хм. Слушай, у меня появилась идея. — Идея? О, стоп, только не говори, что это связано с делом? — Нейтан видел в глазах друга азартные огоньки, и в его голосе возникли тревожные нотки, а речь ускорилась. — Даже, блять, забудь об этом. Я её не отправлю в логово к преступникам! Если я правильно понял, то за ними охотится Бишоп, а значит, он туда может зайти. Нет! Даже, блять, не смотри так на меня, я туда не позволю ей идти! Чокнутый хирург провернул фокус с разрезанием ремней смирительной рубашки самодельной заточкой и убийством двух крепких санитаров. Если он смог это, то это место ему на зуб. Гордон уклонился от размахивающего руками Нейтана и бросил взгляд на входную дверь. Оттуда, за экспрессивной речью Фелпса, наблюдал Нортон, который, скрестив руки на груди, не одобрял идею своего напарника. — Он не пойдет туда, — Гордон, кивнув сам себе, продолжил. — Слушайте логические выводы из материалов дела и моих догадок, — он постучал по стопке отчетов судмедэксперта. –Абрахам, может, и старик, но он знает, что нужно проверять. Нам нашли ту самую смирительную рубашку, и, проверив её, было выяснено, что той дурацкой заточкой распилить волокна было невозможно. И даже если мы предположим, что он смог это сделать теоретически, то это невозможно по другой причине. Руки. Они крепко стянуты, и Бишоп не смог бы даже повернуть нож так, чтобы высвободиться. — Ну, пока логично, но я не понимаю, куда ты ведешь и как это должно убедить меня отправить туда дочь. — Слушай дальше: из вышесказанного мы делаем вывод, что ему помогали, но не только из-за этого. Вот представь. Ты — санитар, который охраняет различных преступников, конкретно, серийного убийцу. И вот, ты идёшь к беснующемуся маньяку, видишь, что он без рубашки или даже в ней, но с болтающимися ремнями и… что ты делаешь? — Иду за помощью, и мы туда вламываемся в таком количестве, которое поможет его скрутить и не пострадать? — Нортон сместился к дивану. — Я тоже заметил этот момент, но списал на то, что Бишоп мог встать так, чтобы не было видно повреждений. — Мог. Но разрезанные другим ножом ремни заставляют задуматься. Итак, получается, что санитар решает один зайти в палату, нарушая технику безопасности. После чего он получает ножом по горлу, и, Бишоп, выходя, разбивает голову об стойку другому. Почему второй санитар никак не реагирует на то, что происходит в палате, и позволяет такое вытворить? — Так, я понял, к чему ты ведешь, читал дневник. Кстати, нужно его тебе отдать. — О, Нейтан, было бы мило вернуть главную улику. Теперь мы все понимаем, что медсестра Ким проникла в палату Бишопа, скорее всего, попросив санитара помочь. И, пока он разводил лекарство для укола, она разрезала ремни… — А Бишоп убил стоящего к нему спиной санитара. — Так точно. Видишь, парня только перевели, а он уже сечёт фишку. Второй санитар, скорее всего, был тоже отвлечен медсестрой. И, когда тот услышал шаги, он не обратил внимания. Это же должен был идти его напарник, а не пациент. А уже потом произошло то, из-за чего Бишоп устраивает охоту на лис. — Что? — два одновременных вопроса, и две пары глаз выжидающе уставились на Гордона. — На самом деле, этот вопрос мучает и меня. Что должна была сделать медсестра, чтобы заставить Бишопа убить её не свойственным для себя образом? А после начать убивать всех, кто был причастен к своему освобождению. Он не хотел вырваться? Тогда зачем подыгрывал? У нас много вопросов, но только на часть даны ответы. Но всё это я говорил к тому, чтобы убедить тебя, Нейтан. Твоей дочери ничего не будет угрожать, так как он не появится в этом клубе. Ему никто не помогает сейчас, а, следовательно, он там не сможет появиться. Его сразу поймают. Как минимум мы. — Я не хочу, чтобы она одна отправлялась туда. Ты же знаешь, что это не будет правильным. — Знаю. Она отправится туда не одна. У меня есть человек, что точно может прикрыть её.

***

В «Тихом вереске» играла восточная музыка. Само помещение было заполнено легким дымом, повсюду были расставлены бордовые диваны с горами подушек, на которых располагались посетители. Молодая девушка в свитере, что на размер больше, с восторженным и удивленным взглядом рассматривала это место. Рядом с ней, в строгом белом костюме, стояла высокая девушка в солнечных очках. Она улыбнулась широкой хищной улыбкой и положила руку на плечо Эллен. — Боишься, маленькая леди? — Немного неудобно, Алекс. Я всё-таки никогда не была в таких местах. — Не беспокойся. Нам нужно просто смотреть во все глаза и подмечать. Ты — мои вторые глаза, — она хлопнула девушку по плечу и, начав говорить о чем-то отвлечённом, повела её к барной стойке. Эллен ощущала себя беспокойно на стуле неподалеку от бармена. Крепкий мужчина с рыжими большими усами, переходящими в бакенбарды, и забитыми татуировками руками. Девушка незаметно вздрагивала каждый раз, когда он смотрел в их сторону. Александра же, напротив, держалась более спокойно, даже как-то развязно. Заказав выпивку, она продолжала беззаботно щебетать обо всем и, наконец, с заговорщицким видом наклонилась к Эллен. — Слушай, насчет нашего давнего разговора. Я тут поговорила с одним парнем из институтской библиотеки, там есть закрытая секция. Так вот, он просматривал книги и нашел книгу под названием «Астральный План», автор — Чарлз Ледбитер. И, в отличие от той, что можно найти в магазинах, она с какими-то комментариями от писателя. Она что-то вроде уникального издания. — Да? Звучит интересно, –голос Эллен дрогнул от волнения. — А она точно не та, которую можно найти на полках? — Никогда не видела, а я очень долго искала. Так что, у нас в руках может оказаться книга с пометками, которые раскрывают написанное автором. Мы можем глубже проникнуть в саму суть Теософию. — О, ну, мне нужно дочитать Блаватскую, но после я только буду рада. Но как мы получим книгу? — Не беспокойся. Мой друг достанет её из секции. Там даже никто не смотрит, она покрыта пылью. — Дамы, — хриплый голос бармена раздался над ухом, заставив Эллен практически подпрыгнуть и еле-еле сдержать вскрик. — Дамы, я могу попросить вас поподробнее рассказать об этом вот в той комнате? — он ткнул толстым пальцем в сторону двери. –У нас там проходит собрание теософистов, и им было бы интересно послушать об этом. Если вам, конечно, интересно. — О, это было бы мило, да, — девушка сильно мотнула головой, как будто стряхивая какие-то мысли и, схватив Эллен за руку, повела её в указанную дверь. Перед тем как войти, Александра поддерживающе сжала руку и подмигнула. — Полдела сделано, — она понизила голос до шепота. — Я думаю, мы должны по-нормальному выбраться в похожее место. Ну, пойдем. Помещение за дверью представляло собой большую комнату, залитую мягким желтым искусственным светом. Она была заставлена большим количеством диванов, кресел, между которыми стояли маленькие кофейные столики. Здесь была группа людей, которые практически одновременно повернулись к вошедшим. Здесь были как и одетые в дорогие костюмы, так и в простую одежду. Судя по всему, между ними не было социальной неловкости, сбитые интересом к теософии здесь не было места снобству. По крайней мере, девушке так показалось. — Добрый день, леди, — к девушкам подошел человек, одетый в полностью черный костюм. По пути к ним он подхватил со столика цилиндр, надев его на голову и приподняв. — Рад вас приветствовать в Новом Теософистком Обществе. Вильям Локхарт. — Добрый. Я Изабель, а это моя подруга Анна, — Александра с милой улыбкой пожала руку Вильяму и снова подмигнула Эллен. — Мы только начинаем интересоваться теософией, и нам, буквально сейчас, рассказали про вас. На самом деле, это так прекрасно, что в нашем городке есть люди, что интересуются такой темой. Мы очень рады, что оказались в вашем обществе. Правда, Анна? Эллен была слегка оглушена неожиданно громким тоном Алекс. Журналистка была максимально собранной и серьезной перед входом, после того как оказалась здесь, превратилась в шумную и взбалмошную девицу. Слегка потерянная от такой перемены девушка кивнула, даже не сразу поняв, что Александра представилась другими именами. — Я смотрю, Ваша подруга неразговорчива. — О, она немного стеснительная, но ничего страшного. Так всегда в новых компаниях, скоро она адаптируется. Знаете, бармен — замечательный человек, кстати, напоминает моего дядю, тот тоже был такой крупный, с усами. Так вот, о чем я… Ах, да. Мы с Анной говорили про книгу с уникальными комментариями, «Астральный План». Мой друг с института может достать её из закрытой секции, так что можем предложить внести свой вклад в ваше общество. — Звучит прекрасно. Сердце радуется, когда кандидаты проявляют такое рвение. Пройдемте, садитесь. Чай или кофе? — Два чая, пожалуйста. Они сели на мягкую софу, Вильям расположился напротив них, в большом бордовом кресле. Эллен внимательно осматривала помещение и самого Локхарта. Ей казалось, что его лицо похоже на восковую маску. Он улыбался, но глаза были, как осколки льда. Такие же холодные и колючие. Как будто затаившийся в засаде хищник, что притворяется неопасным. — Я не мог не заметить, что Вы внимательно меня рассматриваете, — его голос вывел девушку из мыслей. — Это не совсем прилично, знаете ли. — О. Кхм. Да. Простите. Я просто внимательно Вас слушаю. Извините, –Эллен пронзило холодом, и тут ей на плечо опустилась рука. — Вильям, не представишь ли мне этих двух очаровательных девушек? — человек говорил довольно громко, слегка оглушая Эллен. — Меня зовут Патрик Сноус, приятно с вами познакомиться. — О, очень приятно, Патрик. Я Изабель, можно просто Бель. Пишу в одном модном журнале. — Модный журнал — это хорошо. Я слышал, там хорошо платят, — Патрик рассмеялся практически на всю комнату. — Прекрасно, прекрасно. А я занимаюсь строительным бизнесом. У меня пара имеется пара строек. А Вы, юная леди? — Кхм… Анна. Я студентка и… Девушка замерла. Рука Патрика до сих пор оставалась на плече Эллен, и её практически парализовало. Глаза девушки закатились, и она рухнула на пол, но, вместо ожидаемого пола, она провалилась в мягкую темноту, падая в бездну. Вместо пола девушка ощутила бесконечное падение, которое резко закончилось ощущением, что её быстро поставили на ноги. Эллен открыла глаза. Перед ней была чернота и круг света посередине. Она увидела девушку в одежде медсестры, держащую в руках скальпель. Сбоку от неё, в кресле, куря трубку, сидел полный человек в дорогом костюме. Также здесь было еще несколько незнакомых людей. Старик с круглыми очками на длинном лице и сигаретой в трясущихся руках. И молодой человек с белоснежной улыбкой и блокнотом в руках. Было ощущение, что он записывает речь сидящих здесь. Пятый человек стоял спиной к девушке, но ни его фигуру, ни одежду девушка разобрать не смогла. Знакомая с материалом дела Эллен догадалась, что это уже погибшие медсестра Ким и судья Адемсон, но остальных она видела в первый раз. В темноте раздались глухие шаги, стук мужских каблуков по деревянному полу. Но, вместо ожидаемого Локхарта, в световой круг вошел Патрик Сноус с мерзкой улыбой на лице. Раздались голоса, звучащие будто сквозь воду. — Дорогие друзья, я рад, что вы присутствуете на внеочередном собрании нашего маленького общества, и с подачи… — его голос как будто потонул в шуме. — …мы пришли к выводу, что нам нужно спасти из лечебницы Мастера. Господин Адемсон подготовит документы для мисс Ким для того, чтобы внедриться в «Холодный Ручей». — Извините, — медсестра подняла два пальца, склонив голову немного на бок. –А сэр Локхарт знает об этом? — Нет, абсолютно, и я попрошу вас сохранять тайну. Мы хотим реформировать наше общество, внести новые идеи, и Мастер поможет нам в этом своим видением, — Сноус повернулся к старику, который довольно резко вскинул голову, услышав свою фамилию. — Для Вас же, мистер Зельцзейр, есть особая миссия. — Стоп, — исковерканный, меняющийся по громкости и тональности, звучащий ото всюду и от человека, стоящего спиной к Эллен, голос. — Неужели ты думала, что можешь просто так проникнуть в видение, где есть я? Даже мыслеобраз способен выбросить непрошенных гостей! Человек стал медленно поворачиваться, и девушке захотелось отвернуться, но что-то её парализовало. Эллен становилось тревожнее с каждой секундой в ожидании, что она увидит лицо. Но, когда он повернулся, вместо лица был лишь ослепительный свет, который ударил девушку в грудь, заставив падать снова. И, спустя секунду, болезненная вспышка сменилась на свет от фонарика какого-то человека. Эллен снова очнулась в той же комнате, в которой была. — Анна, с тобой все в порядке? — С ней станет в порядке, если Вы, Патрик, перестанете напирать. Дайте ей воздуха, — перед глазами возникло лицо Александры. — Эй, ты как? — Я… я в порядке. Просто стало душно. — Конечно, давай, я помогу тебе встать, — несмотря на хрупкость журналистки, она довольно крепко взяла за руку Эллен и помогла подняться. Через толпу взволнованных людей просунулся Вильям. — Я прошу прощения, возможно, атмосфера в нашем помещении и правда душна. Следовало открыть окна. В следующий раз мы исправим эту оплошность. Надеюсь, вы к нам еще придете, — по какой-то причине девушка почувствовала ложь в его словах. — Конечно, заодно принесем ту книгу, которую Вам пообещали. Нам пора, простите. Мне нужно помочь Анне, –Александра, не выпуская руки Эллен, потащила её к выходу. Когда девушки оказались на улице, то, отойдя от клуба, они остановились. — Что случилось? — голос журналистки звучал взволнованно. –Ох, ты меня напугала. — Просто… я получила видение. Там были погибшие и еще пара человек… — Хм… Гордон предупреждал. Если честно, то я сомневаюсь… — Я понимаю, как это звучит! Но это так… — Ладно. Давай доедем до наших детективов, и ты все расскажешь. Мне кажется, нам следует взять Локхарта в разработку. — Нет. Он нехороший человек, но тут он не причем. — Что? — взгляд девушки стал скептическим. — Откуда ты знаешь? — В моем видении это все задумали тот строитель и… кто-то еще. Я не видела, кто это, но меня вышвырнуло из видения. Локхарт… он не причем. Все дело в Патрике и том мужчине. А еще нам нужен некто по фамилии Зельцзейр.

***

Ночной звонок разбудил Нортона от беспокойного сна. В отличие от Гордона и Нейтана, он отправился домой. Сегодняшняя авантюра не особо внушала доверие. Отправить журналистку и несовершеннолетнюю девушку в место, где, возможно, находятся те, кто вытащили опасного убийцу из психиатрической больницы. С одной стороны, аргументы Гордона звучали довольно весомо, но с другой, моральная сторона этого поступка оставалась под вопросом. Тем более, Нортону не понравилось его загадочное выражение лица. Как будто он что-то знал. Что-то, что заставило его и Нейтана пойти на эту опасную авантюру. Все эти мысли пронеслись в голове детектива, пока трель телефонного звонка вызывала мигрень. Нащупав мобильный, все еще в полусонном состоянии, Нейтан принял вызов. — Разбудил? — голос Гордона довольно резко ворвался в ухо детектива. –Извини, но девушки только вернулись и принесли интересные новости. Завтра встречаемся у меня в шесть часов и едем за город. Там обитает некий Герман Зельцзейр, и он нам нужен. — На кой черт? И почему это не подождало утра? — Потому, что мы едем именно утром. Так мы его точно поймаем в доме. А на твой первый вопрос ответит сам Герман. Заодно попросим его сыграть нам классическую немецкую музыку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты