Кошачья жизнь Рюноскэ Акутагавы

Гет
PG-13
В процессе
51
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 34 страницы, 5 частей
Описание:
Дождь. Отпечатки грязных лап остаются на помятой коробке, которая уже изрядно промокла. Акутагава еле нашёл себе место, чтобы спрятаться от холодных капель. Чёртов эспер. Благодаря сегодняшнему заданию Рюноскэ ютится в тёмном переулке в обличии кота.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
51 Нравится 87 Отзывы 8 В сборник Скачать

Чёрный кот и чужак

Настройки текста
— Доброе утро, Хигучи-сан. — Высокая женщина лет тридцати встретила её у кабинета Мори. Чёрная юбка-карандаш, белая блузка с абсолютно чистыми манжетами без единого пятнышка от чернил ручки, стройные ноги, обутые в туфли-лодочки. Ичиё бы подумала, что эта женщина — очередная улыбчивая консультантка в магазине косметики, но никак не заведующая целым отделом в Портовой мафии. — Здравствуйте... — Ичиё замешкалась, удивившись, что её вот так сразу встретят. Женщины изучающе смотрели друг на друга. Хигучи растерянно, а её оппонентка более осознанно разглядывала новую подопечную. Бросила взгляд то вниз, то вверх, влево, вправо. Смутила Ичиё ещё больше. — Саназаки-сан. С этого дня вы переходите под моё руководство.

***

Большой зал был заставлен стеллажами, полки которых ломились от огромного количества папок с документами. Отчёты о миссиях, информация о поставках, личные дела мафиози и ещё невероятно много всего. Настоящий Клондайк для тех, кому придёт в голову собрать компромат на Портовую мафию и Мори Огая. Всё было рассортировано, аккуратно разложено по коробкам и помечено чёрным маркером. Хигучи держалась, чтобы не открыть рот от изумления. Помещение действительно было просто огромное. Здесь пахло старостью, если точнее, то старой бумагой и старыми книгами. Где-то далеко, среди шкафов, шумел ксерокс или принтер, витал запах чернил. — Сегодня твой первый день, поэтому нагружать тебя я не буду. — Саназаки-сан поправила очки на переносице. — Разбери эти коробки, каждую папку нужно поставить на своё место. Ичиё заглянула в коробку. Работы достаточно, но сложного ничего нет. Она достала и взглянула на корешки первых попавшихся папок. Одна была помечена "Личное дело №4097", а другая просто буквой и цифрой. Хигучи подняла голову и осмотрелась. По её предположениям стеллажи для этих папок находились аж в разных концах помещения. А оно огромное! Ичиё достала следующие несколько папок, и они тоже чёрт пойми откуда. — Можно вопрос? — Спрашивай. — А почему всё перепутано? — Саназаки-сан недобро сверкнула глазами. Женщина поджала губы, тем самым показывая своё раздражение и возмущение. — Человек, который работал до тебя, не удосуживался ставить всё обратно на полки, а просто сваливал в коробки и кормил меня завтраками, обещая всё расставить. — Поняла, я всё сделаю, Саназаки-сан. — Прекрасно, я на это надеюсь. Хорошего рабочего дня. Хигучи дождалась, пока новая начальница скроется за захлопнувшейся тяжёлой дверью, а после выдохнула. Стук каблуков раздавался в коридоре, пока Саназаки-сан не скрылась за поворотом. Эта женщина вызывала у Ичиё уважение и волнение. Разочаровывать новую начальницу не хотелось. Она хорошо отнеслась к Хигучи, провела, так сказать, инструктаж, всё рассказала и показала, не грузила обязанностями с первого дня. Хотя, очевидно, что так будет только сначала. Саназаки-сан подавала себя эффектной, красивой женщиной, но при этом была требовательна и строга. С ней не забалуешь. Ичиё осталась наедине с гигантскими шкафами, рядами папок и с потёртыми журналами. С тяжким вздохом она взгромоздила на руки первую партию и пошла расставлять по местам. Хигучи сразу вспомнила, как три года назад батрачила сутки напролёт в затхлом подобии бара, где в воздухе запах дешёвого табака и пошлые комплименты от пьяных до беспамятства гостей. Тогда она тоже носилась из одного конца помещения в другое, только вместо важных бумаг таскала в руках тяжеленные подносы с алкоголем, попутно отбиваясь от чужих потных ладоней. Эта работа в сравнении с прошлым казалась сказкой. Из минусов — только уставшие ноги. Ичиё уже миллион раз пожалела о том, что пришла на работу в туфлях. Если в своих ботинках она могла парить по комнате, попутно делая несколько дел, то сейчас так не разбежишься. Хигучи держала спину прямее некуда, взгляд вперёд, как мама учила. Туфли вообще оказывали на неё странное влияние. В такой обуви Ичиё чувствовала себя прежде всего женщиной, а не сотрудником отдела Портовой мафии. Помимо папок Хигучи подпинывала вперёд небольшую деревянную табуретку, которая противно скрипела своими ножками по полу. Этот мерзкий звук резал ей слух и доводил до нервной дрожи. Но иначе нельзя, шкафы достаточно высокие, и она не всегда может достать до нужной полки. Благо, стремянка, стоявшая у стены, ей пока что не пригодилась. Тащить ещё и её никакого желания не было. Ичиё взглянула на корешок папки и вздохнула, цепляя табуретку носком туфли. — Пятая полка... пя-я-ятая, так, это где-то... — Правее от вас, Хигучи-сан. Ичиё явно не ожидала услышать за спиной мужской голос. Она неуклюже взмахнула руками, уронив все папки на пол. Из прозрачных файлов повылетали строгие белые листы с чёрными печатными строками текста. Хигучи почувствовала чужую руку под своей. Неизвестный молодой человек удержал её, не дав страстно  поцеловать пол. Она медленно повернула голову и смущённо уставилась на него, моргая глазами. — Ч-чего? — Прошу прощения за то, что напугал вас. — Вы кто? — Ичиё быстро опомнилась и угрожающе сдвинула свои светлые брови, убирая чужую руку. "— Будь внимательна с Макото. — Макото? Это кто-то из моих новых коллег. — Верно. Маэда Макото. — А... что с ним не так? — Кхм... он тот ещё ловелас. И вообще падкий на женщин. Осторожнее с ним". Ичиё на удивление мягко соскочила с табуретки и продолжила сверлить неизвестного взглядом. Высокий молодой человек, намного выше Акутагавы, волосы длинные каштановые, собраны в низкий хвост. Самодовольная, как выразился бы Тачихара, морда с хитренькими прикрытыми серыми глазами. — Я Маэда Макото, — он снова потянул руки свои загребущие в её сторону, — а вы, как я понял, госпожа Хигучи. Этот цвет вам очень к лицу, подчёрк.... — Вот, помогите мне поставить эту папку наверх. — Хигучи, не поведя бровью, впихнула документы ему в руки и очень гордилась собой, что не показала истинного смущения и растерянности. Макото лишь удивлённо моргал глазами, пока его лицо не озарила лукавая улыбка. Парень всё-таки поставил папку на полку, снова заглядывая Ичиё прямо в глаза. Не такие, как у Рюноскэ. Глаза Акутагавы кристально чистые и глубокие, как омут, в котором она каждый раз утопала без шанса спастись. Глаза же этого... Маэды, были больше похожи на туман, от тумана тоже не знаешь, чего ожидать. "И правда странный тип", — подумала девушка. Хигучи наклонилась, чтобы собрать все разлетевшиеся бумаги. Каждый лист был пронумерован, настолько в этом отделе важен порядок. Девушка рассовывала всё по своим файлам под внимательным взглядом коллеги. Макото вдруг присел к ней, делая вид, что помогает собирать улетевшие документы. Сначала Ичиё так и подумала, потому не обратила внимания. Но постепенно расстояние между ними сокращалось. Молодой человек подползал к ней ближе и ближе, искоса бросая взгляды в её сторону. — Вам очень идёт бирюзовый цвет. Ваши светлые волосы похожи на скошенную траву, такие же блестящие и гладкие. Ещё это платье подчёркивает ваши ноги, а глаза! Ах, какие они... "Вот чёрт".

***

Акутагава, мягко говоря, не понял юмора, когда Хигучи оставила свою машину одиноко стоять на парковке и пошла куда-то пешком. Главное, всё утро прихорашивалась, крутилась перед зеркалом, даже сделала другую причёску, демонстрируя свои волосы. Мягкие, вкусно пахнущие цитрусом и немного закручивавшиеся на концах. Рюноскэ в полной мере смог насладиться их запахом. С тех пор, как он стал котом, обоняние и другие чувства усилились. Акутагава научился отличать сестёр не только по звуку шагов, но и по запаху. Кунико пахла чем-то сладким, в то же время резким. Смелый и запоминающийся запах. Однако находиться рядом с младшей Хигучи просто невозможно. Рюноскэ каждый раз чихает, стоит девчонке взять его на руки или начать душиться в его присутствии. У Ичиё запах более спокойный, сдержанный. И приятный для кошачьего носа. Ичиё ритмично цокала каблуками вдоль стеклянных витрин магазинов, кафе, маневрировала между бегущими в школу подростками. Её походка сразу изменилась. Обычно она небрежно и быстро, как торпеда, летела вперёд, чтобы всё везде успеть. Сейчас же Хигучи неспешно шла по тротуару, плавно переставляя ноги. Как будто идёт не в жутко неудобной обуви, где весь вес тела перемещается на пальцы ног, а в домашних тапках до кухни. Само спокойствие. Как будто так должно быть. Акутагава тенью скользил за ней, еле успевая переставлять лапы. Потерять Ичиё в толпе не составляло особого труда. Всюду пестрели угасающие вывески, которые какого-то чёрта горели в десятом часу утра, серые, скучные, рабочие костюмы пролетали перед глазами чёрного с белой грудкой кота. Темп ходьбы Хигучи замедлился, а вот себе Рюноскэ подобного позволить не мог. Он перепрыгивал через лужи и, виляя гибким телом, обходил препятствия на своём пути. Уж больно сильно заинтересовал его новый маршрут. Ичиё перешла дорогу по пешеходному переходу под мигающий сигнал светофора, завернула за угол кондитерской лавки, где как-то раз Хироцу покупал торт для Элизы-сан. В нескольких метрах от магазина люди спешно сбегали по лестнице под землю, в метро, где визжали по рельсам поезда и гулял ветер, в то время как наверху небо затянули хмурые тучи, и ни единый лист не колыхался на ветке. В голову Акутагаве закралась мысль о том, что Хигучи собирается трястись до работы в неустойчивом душном вагоне с кучей чужих и безмолвных людей. Но он быстро отбросил эту мысль. У Ичиё есть машина. Хигучи обогнула спуск к подземному транспорту и прошла дальше по узкой аллее мимо лавочек и сидевших на них бабушек. Пожилое поколение всегда ворчало на молодёжь, что постоянно куда-то спешила, не замечая никого и ничего. Если подумать, то Ичиё и правда всегда куда-то спешила. На работе носилась из кабинета в кабинет с документами, готовила кофе для себя и него, Акутагавы. После окончания рабочего дня шла по магазинам за продуктами для ужина, забирала шуршащую почту из ящика с противно скрипящей дверцей из серого металла. Даже дома она не уделяла себе времени, только если принимала душ и ложилась спать. Перед работой Хигучи не красилась и не наряжалась. Сегодня точно какой-то особенный день. Настораживаться Рюноскэ начал тогда, когда Ичиё свернула с оживлённых улиц в безлюдный переулок. Она с каким-то нервным задором мелодично напевала песенку, отстукивая ритм каблуками своих бежевых туфель и звеня замками на сумке. Незамысловатая мелодия бродила между домов, эхом отскакивая от стен и прячась в тени мусорных баков, пролетая по трубам куда-то в хмурые небеса. Узкая лестница змеёй вилась куда-то вниз, как в заезженных фильмах ужасов, где главные герои до сумасшествия тупые и все умирают. Но Хигучи никакого страха не испытывала, только нервно оттягивала наручные часы тонкими пальцами. Акутагава мягко прыгал со ступеньки на ступеньку, обходя лужи и каждый раз выгибая спину, когда холодные капли предательски капали на напряжённого кота. Он до сих пор не выдал себя, но в любой момент это могло измениться. Каждая помятая жестяная банка, каждый опавший прошлогодний лист, каждый фантик от детской конфеты мог раскрыть его Хигучи. Это с виду она такая спокойная. На самом деле ассистентка настороже и, очевидно, что-то прячет в руке, маскируя предмет наличием сумки. Его ассистентка показала пропуск и скрылась за высокими дверьми из стекла. Два высоких амбала сторожили вход в здание и даже после того, как люди показывали пропуск, их осматривали. Но Хигучи эта участь не настигла. Эта женщина всегда таскала с собой карманный набор, с помощью которого можно и суп сварить, и полы помыть, и дерево выкорчевать, и вражескую организацию вырезать. Ичиё порылась в своей большой чёрной сумке, вскоре в её руках появился документ. Громила прочёл его, да и впустил её. За мгновение Хигучи шмыгнула за дверь, в тот же миг охрана снова перегородила путь своими грузными телами. Рюноскэ уже понял, что никто внутрь его не пустит. Он скрылся в кустах и направился искать запасной выход. Здание охранялось более чем хорошо, по крайней мере намного лучше штаба, в котором работал он. Акутагава примерно догадывался, что здесь. Либо склад, либо информационный отдел. А может и всё вместе. Кот решил узнать адрес, чтобы понять, где он вообще. Рюноскэ подбежал к ближайшему дереву и, вцепившись когтями, полез наверх. Кошки воистину удивительные животные. Акутагава меньше, чем за минуту, оказался на ветке и уже осматривал местность. Заметил выход, около которого курили очередные громилы в тёмных очках. Они смеялись грубыми хриплыми голосами над пошлыми шутками про тычинки да пестики и вообще не зарекомендовали себя как умные люди. У их ног валялась уже солидная куча бычков и серого пепла, над их головами образовался туман из вонючего табачного дыма. Рюноскэ начал чихать, покрепче вцепившись в рельефную ветку под своей мягкой тушкой. Запах табака был одним из тех, что он ненавидел всей душой. Акутагава не переносил вонь с заводов, помоек, выхлопы машин, да даже обычные духи не всегда оставляли равнодушными органы его чувств. Однако же, название улицы посмотреть нужно. Кот приоткрыл один глаз, переведя взгляд на табличку на здании. Ну точно, по этому адресу есть информационный отдел, который контролирует сам босс. Глава организации сам набирает туда людей по своему усмотрению, тщательно изучая личные дела и наблюдая за поведением будущих сотрудников. Лично сам Рюноскэ недолюбливал этих мафиози. Хилые очкарики, которые считают себя выше всех лишь потому, что работают с информацией. О боевиках они тоже не самого лучшего мнения. Там работают в основном неудавшиеся моралфаги, которые считают, что людей не убивают. На деле убивают, но не на прямую. Эти ребята поставляют информацию, именно благодаря ней несчастных предателей и просто тех, кто знает много лишнего, тихо убирали. Следы, если таковые оставались, заметали клинеры, которые вместо привычной уборки комнат и помещений оттирали кровь с пола и увозили части тел и, если оставались, тела убитых. Акутагава, если бы мог, усмехнулся своим мыслям о том, что его ассистентка перевелась сюда. Она прирождённый штурмовик, прекрасно владеет оружием, да и её отношения с Ящерицами постепенно налаживались. С чего бы ей уходить? Возможно, она пришла на аудиенцию к Мори. Если рассуждать логически, то Хигучи действительно проще прийти сюда, а не в главный штаб. И ближе, и быстрее. Всё это время Рюноскэ присматривался к окну рядом с выходом, прикидывая варианты, как попасть внутрь. Запрыгнуть не получится по двум причинам: во-первых, достаточно высоко от земли, во-вторых, могут заметить. Кот ходил по ветке туда-сюда, выжидая подходящего момента, чтобы прошмыгнуть внутрь. И как раз вовремя из того самого окна высунулась женщина. Резко распахнула окно, да так, что дверь ударилась о стену. Женщина возмущённо всплеснула руками и, раздражённо бубня, ринулась вниз. — Вы только посмотрите на них! Сколько раз говорила прекратить, невозможно же ничем дышать! — Мужчины, как шкодливые школьники, тушили сигареты носком ботинка, пока неизвестная женщина отчитывала их. Акутагава попятился назад, повиливая бёдрами и помахивая хвостом. Он вытянулся, как пружина, готовясь перемахнуть с ветки на подоконник. Скандал внизу только нарастал, чем и воспользовался кот. Женщина в очках уже была настолько зла, что была готова поколотить несчастных. В это время Рюноскэ оттолкнулся от ветки и перелетел прямо на пол, мягко приземлившись уже в здании. Он огляделся по сторонам и потрусил прочь от лестницы в сторону ближайших кабинетов. Ему действительно было интересно узнать причину визита Ичиё. Кот прятался за мебелью, тенью бегал за группами охраны, постепенно исследуя помещение и вынюхивая шлейф духов Хигучи. Он правильно понял, что в штаб приехал сам Мори, иначе зачем так много охраны даже для информационного отдела. Рюноскэ перемещался максимально быстро, потому через десять минут уже запыхался. Его здоровье и в обличии кота было не очень. Лёгкие начинали ныть, если Акутагава вновь пытался побежать. Он решил найти место, где сможет отдышаться, а потом пойти дальше. Рюноскэ заметил приоткрытую дверь и юркнул в комнату, согнув лапы. Как раз вовремя. Следом за котом по коридору прошёл отряд охраны, громко о чём-то беседуя. Акутагава выдохнул. Пронесло. Зверь навострил уши-треугольники и отправился выбирать себе место для отдыха. Ему хотелось облюбовать какой-нибудь угол между двумя шкафами и залечь там, может, даже подремать. Но как только положил свою тушку, услышал знакомый голос. И решил пойти туда, откуда он доносился. Рядом с Хигучи был какой-то парень, ему, Акутагаве, ровесник. Смазливый и мерзкий тип. Он стоял, касаясь плечом плеча ассистентки и что-то щебеча ей на ухо. По недовольному лицу Ичиё он понял, что та не в восторге от компании молодого человека. — А правда, что у вас там душевые есть смежные, да? — Да. Да, у нас есть душевые. Это все вопросы? Можно я уже закончу свою работу? — А у нас нет душа. Почему у вас тогда есть? — Потому что нужно. Отчитываться перед боссом в крови не очень, знаете ли. — М, в крови, интересно. — Хигучи закатила глаза и шумно задвинула красную папку на полку. Акутагава подполз на согнутых лапах ближе. Постепенно его наполнял гнев. Гнев на босса, на Хигучи, на того эспера, что обратил его котом пару недель назад. Похоже, что Ичиё теперь действительно работает здесь. Иначе зачем ей наводить здесь порядок и расставлять всё по местам. У кота шерсть аж на загривке встала дыбом от злобы и гнева. — А теперь я хочу спросить на чистоту: чего вы от меня хотите? — Чисто научный интерес. Босс же перевёл вас из штурмовиков сюда, тухнуть с бумагами. — И? Я не вижу причин доставать меня. — У нас редко новые люди бывают, особенно которые переводятся из других отделов. Вы, как я вижу, девушка интересная. И мне бы хотелось пообщаться с вами больше. — Хигучи фыркнула, сморщив свой нос, и с демонстративным скрежетом отопнула табуретку в сторону, как бы намекая на то, что разговор окончен. — Ах, вы такая неприступная! Рюноскэ испытал чувство дежавю. Так когда-то Дазай-сан кокетничал с девицами, которых намеревался склонить к двойному суициду или соблазнить. Стало сразу мерзко. Хигучи не какая-то там... женщина с низкой социальной ответственностью. Трудолюбивая, преданная, не та, кого можно так просто очаровать лестью. Он идиот, раз настолько недооценивает Ичиё. Акутагава был возмущён до глубины души. Кот выставил чёрную лапу, поставил рядом с ней вторую, натянулся струной, выгнув хвост крючком. Шерсть на нём стояла дыбом и сейчас больше напоминала грубую щетину старой щётки. Уши сами собой прижались к голове, показывая недобрый настрой зверя. Рюноскэ, сам того не ожидая от себя, гортанно затянул кошачью песню. — Это... откуда? — Акутагава мурявкнул и бросился в атаку. Дальше грохот папок, голоса и руки, которые отрывали его от чужой ноги. Рюноскэ настолько сильно сомкнул челюсти, что порвал нерадивому штанину. Кот зарычал и, резко мотнув головой, отодрал кусок ткани. Он настолько был разгневан, что бросался на молодого человека снова и снова.

***

— Да это не кот... тигр настоящий... — Кот снова рыкнул, рванувшись из рук Хигучи. — Успокойся, кот... — Ичиё крепче прижала животное к себе, поглаживая по голове. Зверь недобро смотрел на нового коллегу Хигучи, яростно размахивая хвостом в разные стороны. Кот вот-вот был готов броситься в атаку, видимо, ему мало того, что он прокусил ногу Макото. Парень лишь ухмылялся, бинтуя ногу и изредка поглядывая в сторону Ичиё и кота. Питомец явно враждебно настроен, и отпускать его — значит угрожать жизни Маэды. — Это ваш? — Мой. — Вижу, что любит вас сильно, раз защищает так. Но всё равно невоспитанный кот. — Не вам говорить про манеры, — Хигучи фыркнула и погладила маленького Акутагаву по голове. "Хорошо, что я не додумалась назвать кота так при нём..." Затрещал пластырь, когда молодой человек отрезал ножницами нужную длину от общего рулона. Аккуратный белый компресс появился на ноге Макото. Сам он не выглядел злым или раздражённым из-за произошедшего как, к примеру, кот. Парень вообще выглядел подозрительно довольным. А вот питомец был не в восторге от такой компании. Потому Ичиё начала обдумывать, как бы ей доставить кота домой. До конца рабочего дня ещё три с половиной часа, уйти раньше никак не получится, особенно в первый день. В таком случае Хигучи решила спрятать зверя где-нибудь. Она огляделась в поисках убежища. Выбор не очень-то велик. Оставлять кота в подсобке со швабрами Ичиё однозначно не станет. Он точно испугается, опрокинет там все вёдра и выдаст себя с потрохами. Тогда куда девать его? Кот не то животное, которое будет сидеть на мягком месте ровно и никуда не уйдёт. Усатые всё прекрасно понимают, но зачастую делают наоборот. Питомец уже пару раз скинул со стола Кунико кружки, хотя до этого сестра говорила ему этого не делать. Ичиё изучающе вертела головой, пока не услышала скрипучий звук открывающейся двери, а потом характерный хлопок. Помещение постепенно заполнял стук приближающихся шагов. Скорее женских, это характерный звук удара каблуков о пол. Хигучи знала только одного человека женского пола, кто мог бы прийти. Девушка метнулась в сторону стола, где стояла её сумка. Она дёрнула молнию и начала заталкивать кота внутрь. Зверь брыкался, но ей удалось громким шёпотом уговорить его замолчать, с лязгом закрыв сумку. Только чёрный хвост остался торчать трубой. — Как ваши дела, Хигучи-сан? Этот обормот не доставляет вам проблем? — А-а, да нет, что вы, всё в полном порядке. — Хигучи сильнее прижала сумку к груди, молясь о том, чтобы не придушить там бедного кота. — Что же, тогда я зря переживала. — Саназаки метнула злобный взгляд на Маэду. — Вечером проверю вашу работу. Надеюсь, отчёт о посещаемости отдела за этот месяц уже готов. "Понять не могу, зачем ей эти внезапные появления из ниоткуда". Макото сразу помрачнел, но дабы не подать виду активно закивал головой. Саназаки-сан собралась было уйти, однако остановилась и начала задумчиво принюхиваться. Подошла к углу, из которого минут пятнадцать назад выпрыгнул кот, подошла к столу и встала совсем рядом с Ичиё. У последней сердце застучало чаще в тысячу раз. — И никаких кошек здесь. Иначе вышвырну того, кто припёр кошку, и саму кошку. — Саназаки-сан в последний раз посмотрела на подопечных и, поправив очки на переносице, вышла. Стоило начальнице скрыться и хлопнуть дверью, оба облегчённо выдохнули и переглянулись. Кот вмиг выпрыгнул из сумки, грозно размахивая хвостом. Поэтому вздох облегчения сменился вздохом самого уставшего на свете человека. С питомцем надо что-то делать. Либо держать в сумке, либо тихо бежать домой. Оставить, конечно, будет проще, но что если Макото выдаст её? Вылететь с рабочего места в первый же день не хотелось. Позору не оберёшься потом! Но делать что-то точно надо... Зверь снова покушался на ноги Маэды, пока тот шутливо уворачивался от его наскоков. — Я ничего не скажу, — молодой человек будто прочёл её мысли, — но при одном условии. — В чём ваше условие? Делать за вас вашу работу я не буду, прикрывать тоже не буду, если вам пришло в голову покурить с остальными и воо... — Маэда лишь прыснул со смеху на её слова. — Мне ничего из этого не нужно. Просто составьте мне компанию сегодня вечером после работы в кафе.

***

Акутагава бился и рычал, сидя в сумке. Было темно, тесно, элементарно неудобно, но Хигучи даже и не думала выпускать его на свободу. Вместо этого она болтала с этим придурком Маэдой, пока они шли в сторону её дома, чтобы оставить Рюноскэ дома. "Чёртова женщина". Почему-то было так тоскливо и паршиво на душе. Акутагаве давно не было так плохо. Как будто его предали, сломали внутри что-то важное, а осколки рассыпали где-то в потёмках прогнившей души. Ему всегда казалось, что Хигучи от него никуда не денется. Вот, стоит только обернуться, и она стоит сзади. Её можно ухватить за рукав пиджака, толкнуть в плечо, если подойдёт непозволительно близко. Но сейчас нет. Сейчас он кот, которого бесцеремонно затолкали в сумку и с чьим мнением никто не считался. А Ичиё ему больше неподвластна. Она больше не его ассистентка. Он и подумать не мог, что всё будет именно так. Акутагава не подозревал, что сам в прошлом месяце подписал заявление Хигучи о переводе в другой штаб. Просто, не вчитываясь, поставил свою подпись и отложил документ в стопку. В конце месяца мозг работает хуже всего, начальство требует отчёты о миссиях. Некоторые готовы, какие-то нужно довести до ума, а иногда отчёты вообще бывают не начаты. Иногда под руку попадаются просьбы об отгуле, которые Акутагава обычно безжалостно не даёт, но это редко. Когда эту чёртову бумагу положила Ичиё, он не почувствовал подвоха. Она была одной из немногих, кому цепной пёс давал отдохнуть. Пусть это и нечестно по отношению к другим сотрудникам. Лучше бы Акутагава не ставил ту подпись. Рюноскэ краем уха слышал, как эти двое болтали о меню в том кафе, куда этот самоуверенный индюк пригласил Хигучи. Она не вела себя, как кокетливая влюбчивая дура, выполняла часть уговора, но менее паршивой ситуация от этого не становилась. Акутагаве неприятно думать о том, что кто-то идёт с его пусть и бывшей ассистенткой на жалкое подобие свидания. Аж тошно, только непонятно, от чего конкретно. Как бы странно не звучало, но у кота на душе скребут кошки. Когда Рюноскэ слышит стук каблуков, то сразу понимает, где находится. Это Ичиё поднимается по лестнице на крыльцо. Пищит домофон, тяжёлая дверь отворяется, и все заходят в чистый подъезд. Снова стучат каблуки и голоса, эхом разбегаясь по всему дому. Хигучи отпирает дверь, просит придурка с хвостом ждать у входа, сама же скидывает туфли и идёт на кухню вместе с сумкой, которую позже ставит на стул. Акутагава наконец-то высовывает морду из сумки и тут же чихает, в нос бьёт невероятная свежесть. — Будь здоров. — Хигучи поставила в его угол миску со свежей водой, в другую налила бульон. Рюноскэ выпрыгнул из своей временной тюрьмы и потянулся, всё ужасно ныло от сидения в плену глубокой сумки. В кошачью голову полезли злорадные мысли о том, что было бы неплохо снова помучить недоделанного ухажёра Ичиё. Но не тут-то было. Входная дверь захлопнулась, а через пару секунд раздались щелчки закрывающегося замка. Уже сидя на подоконнике он увидел их двоих, шедших в это чёртово кафе. Хвост раздражённо метался вокруг хозяина, будто жил своей жизнью и тоже не был доволен последними событиями. "И плевать". Акутагава уложил голову на лапы и только-только прикрыл глаза, как вдруг услышал звук открывающейся двери. Это была уже Кунико. Он понял по сбивчивому дыханию, грохоту в прихожей и громкому голосу. Рюноскэ бы не обратил на девчонку внимания, если бы не услышал ещё кого-то постороннего. Похоже, что остаток дня ему не дадут провести спокойно.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты