Мать-Дымок для Алдуина

Смешанная
R
В процессе
144
Размер:
планируется Миди, написано 689 страниц, 58 частей
Описание:
Как это бывает - женщина средних лет, с благословения Алдуина, попала в Нирн. Теперь она должна продвигать свою линию, лавируя между партиями, и, по возможности, перетянуть на свою сторону Довакина. Ах, да, его еще тоже найти надо.
Посвящение:
Озеро Печали, с благодарностью за укур и вдохновляющие пинки!
Примечания автора:
Фанфик пишется с огромным удовольствием, без излишней серьезности, для легкого чтения.
Выражаю огромную благодарность Scapulari за иллюстрацию к 13 главе: горячие Асмунд и Ондолемар и их поклонники!
https://sun9-26.userapi.com/UW6VNLU9-QTFGqFZwD_N-v1incjly7N5UzF2AQ/FoYBzzyRE88.jpg

Хочу сказать K_Millanta огромное драконье спасибо за иллюстрацию к 49 главе - Эйрин, одетая по морфальской моде)
<a href="https://ibb.co/hHKLd04"><img src="https://i.ibb.co/NpLtNRJ/photo-2021-03-21-10-07-18.jpg" alt="photo-2021-03-21-10-07-18" border="0"></a>
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
144 Нравится 475 Отзывы 50 В сборник Скачать

Часть 43. В которой запланированные деяния приводят к неожиданным результатам.

Настройки текста
За последним студентом закрылась дверь, эхо хлопка болью пронеслось по телу. Феннориан со стоном уронил голову на скрещенные на столешнице руки: - Боги, за что? Я не настолько грешил в своей жизни! - Вновь скрипнула створка, тяжёлые шаги и шорох одежды. – Подите вон, пожалуйста, пересдачи не будет! - Укатали юные дарования? – с ехидным сочувствием спросил Толфдир, чем-то звякая. – Ничего, я после первой сессии в качестве преподавателя до беспамятства напился, Фаральда повеситься пыталась, Арнела из двемерских развалин доставали. Он пытался прятаться от жаждущих зачёта учеников среди фалмеров. Надо ли говорить, что его оттуда достали, а все подземные обитатели в ужасе разбежались? – вампир хмыкнул в рукав, не меняя позы. – Выпей для обретения душевного равновесия, ну! – волшебник набулькал полную стопку пахнувшей спиртом жидкости. Алхимик поднял голову, повел носом: - Спирт, настоенный на еловых шишках. – Тем не менее, выпил предложенное. – Фу, какая гадость. – Опьянение наступило моментально, правда и рассеялось столь же быстро. - Зато помогает посмотреть вещи с другой стороны. – Мастер-волшебник сел на скамью и, не морщась, цедил жидкость из бутылки. – Продлишь контракт? - Нет! – в ужасе вскинулся вампир. – Я за эти полгода озверел! Ведь собирался в безопасную экспедицию с псиджиками, дойти до древнего города, посмотреть на достопримечательности и назад! – он выдохнул. – Охрана Саартала неприятно удивила, потом мы встретили драконов, девицу с драконами! Но студенты! В Гильдии Магов и других заведениях Хай Рока не такие отмороженные, я не могу подобрать иного слова, ученики! Боги, они меня не боятся, лезу в рот и постель, пытаются ставить на мне опыты! – он уже гневно пыхтел, высказывая наболевшее. – Я не выдержу! Придёт ведь новый набор! Нееет, я должен… сбросить пар! Эйрин обещала провести экскурсию в древние руины, но у меня нет сил ждать. - В чем-то тебя понимаю. – Хмыкнул Толфдир, глядя на взъерошенного вампира с сочувствием. – У нас небольшой штат не только из-за ограниченного бюджета, многие не выдерживают обстановки, изоляции, буйных студентов. У нас же негде, как ты выражаешься, сбрасывать пар. Куда отправишься? Феннориан чуть успокоился, когда понял, что уговаривать остаться его не станут: - В Виндхельм. Изначально я хотел встретиться с Нурелионом, мы давно переписываемся, у него весьма оригинальные идеи! И Белый Флакон! В Месяце Утренней Звезды он писал, что напал на его след! Квинт отправил наёмников в одно место на разведку, приглашает присоединиться. Разумеется, я не могу не принять приглашения! Надеюсь, я не опоздал. – Он слегка нахмурился, подсчитывая недели. - Что ж, с тобой было приятно работать всем нам, и студенты тебя зауважали. – произнёс пожилой маг, со смешком наблюдая за корчами вампира. – Если надумаешь вернуться, тебе в Коллегии всегда рады. - Спасибо, но у меня ещё много планов, надеюсь, до морозов успею осуществить хотя бы половину! – Феннориан воодушевился предстоящим расставанием с рассадником скайримских магов. – Поищу Белый Флакон, заеду повидаться с Синдерионом на ферму Саретти, она писала, что продвинулась в исследовании корней Нирна. – он загибал пальцы. - Он же давно пропал? – подавился настойкой Толфдир. – Мирабелла приказала Энтиру, если он его встретит, увести на поверхность. Сколько можно сидеть в Чёрном Пределе? Или ты можешь догнать экспедицию. - Нет! – вскричал вампир, замотал головой, пряди тёмных волос упали на лицо. – Прошло много столетий, с тех пор как я там был, но воспоминания слишком болезненны. Я не могу! – его голос упал до шепота. – Никакого Чёрного Предела, никаких двемерских руин! Мастер-волшебник тактично не стал комментировать, переведя тему: - Ну, в любом случае, Эйрин держит слово и найдёт тебя, чтобы показать развалины. Данстар спрятан в неглубоком заливе, куда юркие корабли малого водоизмещение пробирались по узкому фарватеру. Пахло солью, гнилыми водорослями и дымом. Две плавильни нещадно коптили, выпуская чёрный дым в небеса. Три ряда деревянных домов расположены ярусами, некоторые построены на сваях над морем. С юга, востока и запада город закрывают высокие скалы, на одной из них гордо торчит полуразрушенная башня. - Довакин, альтмер-маг и жрец Мары Эрандур в прошлом году избавили весь Данстар от кошмаров, насылаемых Верминой. Скальд Старый развёл здесь культистов! – к окончанию путешествия Брине резко стало лучше. – Мы всем городом мыли и восстанавливали старый форт, теперь там расположен имперский гарнизон и часовня Мары. В Закат Солнца приезжал верховный жрец Марамал и благословил новый храм. Ещё бы драконов не бояться, Данстар деревянный, вдруг полыхнет. - Вы видели здесь хотя бы одного дракона? – живо заинтересовалась Эйрин, внутренним взором ни одного Дова не заметно. - Пока нет, но мало ли… - Вот тогда и будем решать, а пока им ваш город совсем не интересен. - Даже обидно. – Улыбнулась ярл. Отряд устроился частью в казармах стражи, частью в таверне «Пик ветров», поскольку резиденция ярла представляла собой чуть больший по площади традиционный нордской дом. - Думаю, за лето мы его расширим и сделаем более комфортным, а пока извините. – Развела руками Брина. – У нас, видите, народ прибывает, расширяемся. – Действительно, в игре чуть менее депрессивный, чем Винтерхолд, в реальности Данстар наводнен людьми, мерами и аргонианами. На скалах чуть ниже форта виднеются деревянные сваи, долетают голоса, стук инструментов, визг пил. – Наша проблема – великаны, два стойбища снялись места и бродят по округе! Уж как крестьяне ни пытались задобрить их коровами, все одно, разрушённые деревни. – Мерилис покачала головой. – Пусть уж возле форта строятся, безопасней. Командировочные поблагодарили её за краткий экскурс, заверили, что не в претензии и разбрелись по спальным местам. У местного барда Кариты оказались на редкость неприятные голос, манера игры на лютне и полное отсутствие музыкального слуха. «Святые ёжики! Вот не ценим того, что имеем! Зачем я «гнала» на современную эстраду? Зря, очень, зря. У тех продюсеры хоть какую-то технику исполнения натаскали, а эту с отборочных испытаний в Коллегии Бардов выперли»! – аппетит испорчен, и кое-как запихнув себя яблоко и травяной настой, девушка отправилась спать. Тщетные надежды! За неимением лучшего исполнителя, посетители таверны подпевали этому, доведя дову практически до полного озверения. Кипя от ярости, Эйрин стала бесплотной, вышла сквозь стены, отбежала подальше от города и превратилась. Полет, тишина, упругий ветер под крыльями помогли обрести душевное равновесие и покой. Поэтому утром девушка вернулась в таверну столько же умиротворенной, поздоровалась с трактирщиком, забираясь на высокий табурет: - Доброе утро, а чего это стражи много и все вздрюченные какие-то? - Ох, госпожа, не то я имел в виду, совсем не то, а случилось! – причитал Торинг, елозя тряпкой по столешнице. – Дочка моя совсем петь не умеет, я ей говорил, не гневи богов, драконов накличешь! И все! Всю ночь белый дракон над дальним лесом летал, ревел в гневе! Ух и натерпелись мы страху! У нас-то не Вайтран и не Рорикстед! Я слышал ты, госпожа, там драконов служить поставила. Или врут? – норд прищурился. - Поставила. – Не стала отпираться Эйрин, мысленно гадая, как местное население без средств видео наблюдения, приборов ночного видения и на больших расстояниях видят то, что не должно? Да ещё сплетни крайне быстро распространяют? Загадка! – Сумеречное Пламя в Рорикстеде и Мерцающий Туман в Вайтране. А белый дракон… не залетел же он к вам? Нет. Понимаете, в Данстаре им неинтересно. - Тьфу! – в расстройстве плюнул на стойку трактирщик и растер тряпкой. – Наш город таков уныл, что драконы брезгуют! - Где-то в мире должна быть стабильность. – Бодро поддержала его девушка. – Настой и булочку, пожалуйста. - Аа… госпожа Эйрин, вы что-нибудь знаете про дракона? – спросил Марон, забираясь на соседний табурет. - Нет. Я крепко сплю. – Зевнула в кулак та. Завтракали молча, а после мальчишка-редгарды проводил всех семерых вдоль берега на север от города: - Вон там! Под скалой, прям под маяком не ошибаетесь! – Выкрикнул он и метнулся обратно. - Наверное, действительно жутко, раз мальчишка задал стрекоча. – Задумчиво произнёс Гай и махнул рукой. Высоко на скале пылал огонь Данстарского маяка, а в полумраке нагромождения скал у самого прибоя тускло светились два красных огонька. Отряд подошёл поближе, и увидел череп с горящими глазами, черную руку и дверное кольцо. Стоило одному из Окулатусов взяться за него, как свистящий, пробирающий до костей шепот вопросил: - Что есссть иллюзия жизни? Всё переглянулись: - Мы все иллюзия. – Ответил Марон. - Не доссссстойным дороги нет! - Вот и поговорили. – Резюмировала Эйрин. Хоть тресни, пароль к этому убежищу она не помнила и не факт, что подошло бы. - Ничего и не таких раскалывали. – С нехорошей усмешкой проговорил глава отряда и отступил назад. Двое подошли поближе, нанесли какие-то даэдрические письма вокруг двери, на гальку, и вдвоём впечатали какую-то сложную фигуру. - Бежим. – Марон за рукав оттащил девушку за скалы, куда спрятался весь отряд. Последовали щелчки, словно раскалываются от высокой температуры камни, и земля под ногами дрогнула. Гай скомандовал выходить и с гордостью прокомментировал скрюченнную в металлический комок дверь – Вот так работают Пенитус Окулатус! - Ага, впечатляет. – Согласилась Эйрин. – Плюс-минус, раскачали температурный режим вокруг объекта, включилась защита, и все это вступило в конфликт и самоуничтожилось. Просто и со вкусом. - Вы знали. – Прищурился агент. - Да это ж логично! Вы ещё не видели, каким образом ловушки втягивают беспечного мародера в каменный саркофаг без обратного билета. Вот это коварство, да. В убежище заходили по одному. Пенитусы работали молча, слаженно – проверили воздух в пещере, наличие ловушек и по одному зашли. «Светляки» летели впереди отряда: - Пусто по крайней мере, лет двести. – Резюмировал один данмер. – Последнее наводнение на Белом Берегу случилось чуть больше четырёх десятилетий назад. Водоросли совершенно засохли, видите? Вручную дверь никто бы не открыл. Плиты-ловушки разряжены. – Коридор, кое-где выложенный грубо отесанными камнями понижался, приходилось идти боком, чтобы не скатиться вниз по высохшему селю. Эйрин буркнула под нос «Шепот ауры», вдруг местный Оно поджидает их в темноте? Местонахождение образцового психа Цицерона ее очень беспокоило. Кто знает, где рыжий маньяк со своей мумией мотается, в фолкритском убежище их не было. Дорогу преградила опущенная решетка и пока Пенитусы решали, как её открыть, девушка смотрела в стену. Чуть розовая далёкая аура активно двигалась. - У нас проблемы. Там кто-то шевелится. – Предупредила она, пресекая обсуждение. - Где? – отрывисто спросила миловидная бретонка средних лет, втягивая шарик заклинания в ладонь. – Ни живых, ни мёртвых! - За решёткой спуститься вниз и налево, там кто-то дрыгается. Агенты переглянулись и перестроились в одном им ведомом порядке. Бретонка нанесла на покрытую пятнами ржавчины решетку какой-то состав, буркнула заклинание. Металл ржавел на глазах, осыпаясь рыжей трухой и вскоре они смогли протиснуться дальше. Девушка шла замыкающей, старательно принюхиваясь: плесень, затхлый холодный воздух, нотка гнили и агрессии. «Святые пассатижи! Здесь же какой-то убер-тролль жил!» - всплыло воспоминание. - Осторожно, оно там! – шёпотом сказала магичка, медленно водя в воздухе руками. - Оно? – не смогла удержаться Эйрин. – Это-то как здесь оказалось? Далёкий рев и что-то с невероятной скоростью приближалось к отряду. - Это тролль! – возмутился данмер, замерший в низкой стойке с двумя клинками наготове. - Удуфрукт! – выдохнул норд. – Ужасный тролль, сильней и свирепей обычного! Из пролома в стене выскочило сутулое существо грязно-серого цвета, действительно похожее на тролля, но гораздо крупней. В правой лапе оно держало обгрызенную человеческую ногу. Получив залп молний от Пенитус Окулатус, слегка покачнулся и одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние, чудовищным оружием сбил норда с секирой, отшвырнул данмера второй лапой, и улетел обратно от «Безжалостной силы». Оглушенный отряд, раскидало, как куклы, но Удуфрукт с рыком поднялся, скаля длинные жёлтые клыки. Из трех глаз и пасти текла чёрная кровь, но желание пожрать вкусненькое гнала вперёд. - Кри-Лун-Аус! – рявкнула Эйрин, и добавила – Фус-Ро-Да! Удуфрукт с треском влетел в противоположную стену, повисел гротескной фреской и упал, неподвижный. - Сукаблядь. – сдержанно выругалась Эйрин, обеими руками приглаживая расплевшиеся косы и огляделась – все живы? Пенитус Окулатус шевелились, бретонка прижала светящиеся зелёным ладони к ушам, потом помогла остальным, старательно не глядя на Дова. - Сильна, госпожа Эйрин, в одиночку ушатать тролля! – потер виски Гай, посмотрел на девушку и вздрогнул. - Удуфрукта. – педантично поправил норд, со стоном подошёл к поверженному существу и отрубил голову. – Говорят, он проклятие богов! - Не знаю, «Смертного приговора» никто ещё не избежал. – Эйрин споро заплетала косу. – Теперь вроде чисто. Тем не менее, отряд тщательно осмотрел все помещения, нашёл несколько пустых тайников и два полных. Марон расцвел от удовольствия, заглянув в футляр со свитками: - Благослови нас боги! Вот так приятный сюрприз! Не зря мы сюда пришли, ох, не зря! Госпожа Эйрин, я вам очень благодарен, но вот это… - Государственная тайна или какие-то секретные документы для вашего ведомства. – Подхватила девушка. – Не волнуйтесь, мне не интересно. Не каменные скрижали. На поверхность вышли через отнорок Удуфрукта, оказавшись в лесу на северо-востоке от Данстара. Множество костей животных и людей явно указывали на старое логово: - Интересно, почему никто не хватился людей? – спросила Эйрин, разглядывая помятый и пожеванный кожаный шлем имперского образца, кое-где встречалась синяя ткань, как с униформы Братьев Бури. - Война, госпожа. – Вежливо ответил данмер. – Возможно, попозже ярл приняла бы меры, но мы успели раньше. - Отлично! Возвращаемся в Солитьюд, мы получили невероятный подарок, нужно немедленно доложить начальству. – Энергичный Гай Марон убрал футляр со свитками в заплечный мешок и куртуазно поклонился девушке – позвольте ещё раз выразить вам свою искреннюю благодарность! Империя не забудет. - Отлично. Я очень рада. – Кивнула девушка, мысленно прикидывая, что пора бы откланяться, пока ещё куда-нибудь не припахали. – Тогда я – в Коллегию! - Мы возвращаемся в Данстар. Уверен, найдётся корабль, плывущий в Винтерхолд. - Хватит с меня! – вздрогнула Эйрин, отступая назад. – Я лучше того белого дракона поищу и улечу. Нет, нет. Всего хорошего! – она развернулась к берегу и «Стремительным рывком» разорвала расстояние. Когда эхо Крика утихло, бретонка повернулась к Марону: - Командир, это жуть кромешная и кошмарная! Вне всяких сомнений драконье отродье! - Лихо она Удуфрукту смертельный приговор вынесла! – норд покачал головой, сжав древко секиры. – Это редкий, усиленный вид тролля, магия не берет, только тяжёлыми клинками рубить, а она – Голосом. Марон приосанился и многозначительно произнес: - Запомните этот момент, и повежливей, Марисса, вполне возможно… Недосказанность не осталась непонятой, сработавшийся отряд переглянулся, данмер изобразил пальцами растопыренную загогулину на голове, Гай кивнул и тут уже все присвистнули. Император перестраховывается, а им остаётся верно нести свою службу. Оторвавшись от Пенитус Окулатус, Эйрин запихнула одежду в рюкзак, превратилась, взяла его в зубы и направилась на восток: «Будут тебе, турист, древние развалины»! В Коллегии царила суета: согласовывались графики экспедиций, отпусков, пересдач. Вволю посплетничав, и обсудим наряды на свадьбе Виттории Виччи, Колетта предупредила: - Вампир улетел самый первый! Ах, как я понимаю студентов, он такой милый! – она подперла подбородок рукой и мечтательно уставилась в стену. – Вот будь я помоложе… хотя после того испытания я смогла вывести стойкую формулу, осталось провести практику и можно выпускать в массовое производство. - Ой, как нехорошо получилось, я немного опоздала и он, наверное, думает, что я его прокатила. – Эйрин стало неудобно, она всегда держала обещания. - Ты его можешь нагнать возле Виндхельма, он с Нурелионом на поиски Белого Флакона отправился. – Толфдир сгрузил стопку книг на и без того заваленный библиотечный стол. – А вот псиджик с нами надолго, да. Мирабелла откомандировала его к ярлу в качестве придворного мага. - По-моему, он уже смирился с изменениями в жизни и больше не сопротивляется. – Хихикнула Маренс. – Но свои обязанности выполняет на совесть. Ты, знаешь, посевная в этом году на диво удачная, твоё удобрение помогло, всходы всех сельскохозяйственных культур крепкие и здоровые. - Здорово! Может, и город восстановится. – Удовлетворенно улыбнулась девушка. - Мы собираемся обследовать курган Снежная Завеса под Виндхельмом, пойдёшь с нами? – спросил Мастер-волшебник. Эйрин возвела глаза к потолку, вспоминая: - Не, пожалуй, откажусь. Это Упокоище, дракон их жрецов там быть не должно, относительно безопасно. Насколько я помню, он расположен на восточном берегу и долгое время был скрыт подо льдом? Толфдир кивнул, сложив руки на груди: - Курган занесло в конце Третьей Эры, потом Красный Год, и именно поэтому я рассчитываю на интересные находки. - Удачи. – Искренне пожелала Дова. – А я выполню обещание, найду Феннориана и свожу в драконий храм. Пожилой норд сбавил тон, несмотря на то, что в громыхании голоса Урага, можно петь: - Феннориан, конечно, адекватный и спокойный, было время, убедился, но все-таки вампир, потому будь аккуратней и не… - он слегка замялся. – Не приближался к нему в женские дни, ну, просто на всякий случай. - А? Ааа.. – поняла Эйрин и оценила заботу – спасибо, я учту. К своему удивлению Фенориан без приключений добрался до «Белого флакона» на рыночной площади Виндхельма. Дверной колокольчик звякнул, кто-то закашлял слева от прилавка. Обойдя его и с любопытством принюхиваясь к свисавшим с потолочной балки травам и грибам, вампир зашёл в лабораторию. Сквозь узкие высокие окна падают косые лучи солнца на рабочие столы, камин, возле которого кутался в меховой плащ пожилой альтмер. Многие расы не поняли бы, но Феннориан ясно видел, алхимик стар и измучен болезнью. - Кто здесь? – прищурился хозяин, отворачиваясь от пылающего камина и подслеповато щурясь. - Господин Нурелион? Я – Феннориан Рейвенвотч, мы с вами переписываемся много лет, и вы пригласили меня на поиски Белого Флакона. - А, да… не думал, что вас когда-нибудь увижу. – Альтмер оставил перо в тетради и захлопнул её. – Присаживайтесь. Возможно, у меня есть надежда хоть перед смертью подержать в руках эту легенду! – он вновь закашлялся. Вампир сел в кресло напротив, в задумчивости провел пальцем по своему носу: - Пары кислоты и перерождение лёгких. Легче было заново вырастить их. - Верно, но я не мог. – Дыша со свистом, проговорил Нурелион, - двемерская ловушка взорвалась неожиданно. Я думал, зелья помогут, не то что непонятные чары! – на его лице выступил пот. – Как же я ошибался! Следовало удалить пораженный орган и постепенно наращивать, а не лелеять гордыню! Моя беспечность и самоуверенность лишила меня здоровья. Вся надежда на Белый Флакон, только в нем можно смешать по-настоящему идеальный состав, зелье, что излечит без побочных эффектов. - Я читал легенду, любая жидкость, налитая в него спустя какое-то время восстанавливается. - Да! Куралмил создал несколько таких флаконов, но я нашёл след лишь одного, того, что находится в могиле великого алхимика! – Нурелион облизал сухие губы. – Весь секрет фиала в обработке материалов, его закаливали с помощью драконьей магии, туума, как называют её норды. Сейчас ничто не может сравниться с ней, разве что ритуалы предельских ведьм или Голос Седобородых, но они не помогут, нет. – Он вновь закашлялся. – Понимаешь, я просто хочу убедиться, что все мои поиски не напрасны, он существует! – старый алхимик отбросил формальное обращение. Феннориан чувствовал себя неловко, ясно понимая, что бывшему сородичу осталось недолго, и ничто не оттянет неизбежное. - Думаешь, я не знаю, что умираю? – хрипло рассмеялся Нурелион. – Хоть в Обливион провалюсь, я хочу знать, что мои многолетние поиски не напрасны. Ничего не могу с собой поделать, я зациклен и не хочу, померев, мотаться призраком по Виндхельму и выпрашивать у каждого Белый Флакон! – он перевёл дух, собрался с силами и посмотрел прямо на вампира – мой помощник Квинт Навал – бесталанная бестолочь, но упорный и въедливый, со временем станет мастером, но не творцом. Ему я завещаю аптеку, а ты, если найдёшь, возьмёшь Белый Флакон, сумеешь ведь им распорядиться? Хе-хе. Только дай мне его подержать в руках. - Разумеется, я сделаю все, что в моих силах. – Ответил Феннориан. – За всю свою жизнь, я не встречал подобных артефактов, хотя у меня есть знакомая, владеющая Голосом. - А, Мать-Дымок на драконе. – Хрипло откликнулся Нурелион. – Помню, когда штурмовали город, дракон носился туда-сюда, и мы все боялись, что сядет на крышу и раздавит! Ульфрик и не подумал эвакуировать жителей, мол, каждый норд должен сам защищать свой дом! Я варил зелья, Квинт бегал, лечил. Ополченцы! Горожане с лопатами и граблями! Даже странно, что ни имперцы, ни новый ярл никого не казнили на площади. Да что говорить! Для нас самое страшное оказалось – летающий кругами дракон! - Здесь была странная война. – Дернул головой вампир. – У вас мало времени, где мне искать артефакт? Нурелион сел прямее, сказал, сдерживая кашель: - Квинт с наемниками отправился в Забытую пещеру к западу от Виндхельма, неподалёку от таверны «Ночные ворота», что на тракте Виндхельм-Данстар. - Хорошо. Держись. – Феннориан ободряюще улыбнулся и вышел. Следовало подкрепиться и лететь на поиски группы и Флакона, у старого алхимика времени почти не осталось. Да что уж с самим собой миндальничать? Заполучить легендарный артефакт очень хотелось. Возможно, удастся понять принцип производства? Заплатив за информацию нищенке на дворцовой площади, вампир узнал о расположении бандитского логова почти напротив города. Там, мол, контрабандисты устроились, те, что еще с Гильдией Воров работали. Феннориан наведался туда, решив проблему стражи, и далеко заполночь стайка летучих мышей направилась на северо-запад. В предрассветном тумане летучие мыши собрались в высокого вампира, затянутого в кожаную броню. В трех палатках спали люди, четыре лошади паслись неподалеку, сонно пофыркивая. От входа в пещеру в сотне локтей тянуло грибами, плесенью и смертью. Феннориан облизнул губы и безошибочно нашёл помощника Нурелиона. Знакомство, сборы и вот уже Квинт поторапливает наёмников, раз мастеру стало хуже, надо спешить! Поначалу пещера не отличалась от прочих, разве что нестерпимой вонью. Два ледяных тролля с рыком напали на путешественников, но вампир ослепил их, а наёмники добили. Затем пол пошёл под уклон и через трещину в скале они проникли во вполне рукотворный зал, из которого тянулся узкий тёмный коридор. - О, типичная древненордская гробница! – прошептал Навал. – Видите эти статуи? - Предки почитали богов в виде священных животных. – Тихо произнёс рыжеволосый норд, с бородой завязанной узлом. – Ястребы – символы богини Кин, Кинарет, обещают процветание и благоденствие. - Хьялви, ты, что жрецом заделался? – удивился его приятель. - Нет, паломника в Старую Рощу сопровождал. - Тихо! – шикнул Феннориан, уловив скрип костей и шорох сгнивших доспехов. – Шаги. Неупокоенные идут сюда. Норды встали по обеим сторонам прохода с оружием наготове. Злые синие огоньки, шаркающая походка и утробные жалобы приближались. Факелы мало помогали в освещении, возможно, если поджечь мертвеца… Однако с ними пришлось повозиться, в сухой плоти застревали лезвия секиры и меча, а от ауры смерти и ужаса путались мысли. Феннориан сдернул со спинных креплений посох «Огненных шаров» и запулил в коридор, в самую гущу врагов. Пришлось практически разрядить оружие, прежде чем он перестал ощущать опасность: - Неужели нельзя было подготовиться лучше? – выразил он недовольство, поворачиваясь к имперцу. - Я не могу использовать гранаты, вдруг они и тебе вред причинят? – парировал Квинт, суетливо поправляя флаконы на поясе. – Ну и воняет! – живые закашлялись от едкого дыма, оставшегося после уничтожения драугров, даже у бывшего альтмера першило в горле. Далее на них никто не напал, разве что Хьялви увидел сундук, но не рискнул подходить. - Нашли дурня, я - за крышку, а оттуда стрела отравленная, спасибо, помню, как кузен помер. – Бормотал норд. Вскоре они наткнулись на запертую дверь с вычеканенными ястребами, китами и совами. Алхимики чуть не обнюхали створку, ища возможность отпереть ее: - Какой интересный сплав. – Вампир поскреб металл острым ногтем. – Никаких следов ржавчины, только пыль и плесень, очистить и будет как новая. - Дверь в пол вросла, видите? – Квинт поковырял лопаткой внизу. – За сотни лет и обвалы получился монолит. Или откапывать или выжигать. - Конечно, хорошо, что мы первые, есть шанс найти могилу Куралмила нетронутой. – Феннориан отошёл подальше, невзначай спрятавшись за спинами нордов. Им если что - в Совнгард, а вот ему – к Молаг Балу, очень пугающие перспективы. Имперец начертил руны перед дверью, залил кислотой и отбежал. Камни зашипели, потрескивали, рассыпаясь на более мелкую фракцию, главное, выделяющийся газ вонял, но не вредил путешественникам. - Аж глаза режет. – Буркнул рыжий норд, затыкая нос ладонью. - Сейчас реакция закончится, и откопаем створки… - поделился планами Квинт, но внезапно двери распахнулась от мощного Крика. На пороге стоял драугр в церемониальном двурогом шлеме и с секирой наперевес. – Ой, Язык? Откуда? Здесь же не та могила! - Кросис. Унслааад. – сообщил им мертвец, но вампир вновь пульнул огненным шаром из посоха, очнулось норды, втроём его победили и вошли в трехярустный зал. Здесь значительно светлей, чем в коридоре, тускло светились множество маслянных ламп, свисавших с креплений, горел огонь в чашах освещения. - Сколько здесь саркофагов! – ахнул Квинт. – Если они все встанут, у меня гранат не хватит! В книгах не указано, что Куралмила подхоронили в ээээ… обитаемую гробницу. Но где бы ещё? Он служил драконьим жрецам и логично, что после смерти они его здесь запечатали. - Куралмил служил драконам? – оживился Феннориан, оглядываясь. Полумрак не являлся для него препятствием. – Я слышу шепот, жалобы. Мёртвые не спят, но могут не встать, если мы пройдём тихо. - Точно сотрудничал с драконопоклонниками. – Уклончиво ответил Навал. – Мы не смогли восстановить его биографию, он вроде бы Флакон после Войны Драконов разработал. На второй ярус добрались без приключений, не потревожив никого, а на третьем начались проблемы. Один из наёмников случайно задел лампу, старая керамика разбилась, разливая горящее масло, все шарахнулись, разбегаясь по небольшому залу. Щелчок, второй, третий. - К стенам! – рявкнул сообразивший Феннориан. Кое-где из плит вырвались столбы пламени, ярко осветившие помещение. - А ведь я видел подобные отверстия на первом ярусе. – Дрогнувшим голосом сообщил Квинт, стоящий на каменном столе у стены. - Там много камней и грязи, наверное, сопла забились и ловушки не сработали. – Отлип от своей стены вампир и наставил палец на наёмников – смотрите под ноги и не размахивайте руками, иначе… - норды побледнели и закивали. Далее они прошли по узкому мосту, забраному решёткой. - Как интересно, смотрите, камень, словно сплавлен, а не выточен. – Феннориан не утерпел и присел потрогать. - Если древние норды Криками металл закаляли, почему бы и не плавить камень? – остановился Навал. - Ты представляешь, до какой температуры надо разогреть породу, чтобы она стала текучей? Дискуссии помещал Хьялви, на той стороне наступивший на пластину ловушки. Вновь щелкнуло. В узком походе раскачивались секиры. - Борода Исмира! - Чудесно! – с сарказмом выдохнул алхимик, упер руки в бока. – Стойте здесь, я найду способ отключить ловушку. – Он превратился в кровавый туман и утек вперёд. Вскоре лезвия остановились, и вампир позвал остальных. – Вы только посмотрите! Я чувствую незнакомую силу, но не могу сказать что это! Трое людей присоединились к нему, стоящему возле полукруглой стены с надписью на драконьем языке: - Смотрите, их когтями выцарапывали. – Бледные пальцы погладили глифы. – В надписи незнакомая магия, грозная, она… предупреждает? Возможно, не понимаю… - Такие Стены предки ставили на памятных местах или возле могил уважаемых людей. – Авторитетно заявил Хьялви, и огляделся. – Глядите сколько саркофагов! – каменные вместилища стояли возле стен, тени от двух горевших чаш метались по помещению, создавая иллюзию движения. - Ведём себя тихо. – Шептал Квинт. – Не приведи боги, драугры проснутся! Нам нужно найти Белый Флакон и уйти. После этих слов с чёрного саркофага, стоявшего на возвышении перед Стеной, слетела крышка, выбралась сухая фигура со светящимися синим глазницами, в истлевшей мантии, украшенной стилизованными ястребиными головами и рявкнула: - Фус-Ро-Да! – вбивая потревоживших его в Стену. Грохнули крышки других саркофагов, выпуская обитателей. - Откуда? Квинт! – возмутился Феннориан, взлётая и цепляясь за колонну. – Он не может быть Языком! - Эмм… почему? – контуженный Навал с трудом соображал. – Говорят, кто угодно может стать Языком, а раз Куралмил работал с драконьими жрецами, то вполне мог овладеть Словом! - Умники, как нам сейчас это поможет? – с отчаянием воскликнул светловолосый норд, отбиваясь от наседавших на него драугров. – Борода Исмира, там ещё бегут! - Зажмите их в узком месте! – скомандовал Феннориан, покидал пробирки с зажигательной смесью в мертвецов. - Ааааа! – Квинт спасался от Куралмила беготней вокруг его саркофага. – Рубите им головы! Боги, сделайте что-нибудь! - Фус! – в стену и в каменные гробы улетел Хьялви с противниками. Вампир сплюнул, ещё немного и экспедицию точно можно будет считать проваленной. Он оторвался от «родной» колонны, выхватил из сухих рук драугра секиру и рубанул сзади по шее древнего коллеги. Череп со стуком прокатился по полу. После упокоения Куралмила остальные мертвецы потеряли энтузиазм, и вскоре в крипте осталось только трое живых и один относительно живой: - Надеюсь, вам есть чем лечиться, потому что я себя контролирую, но раздражает. – С ноткой высокомерия вампир сложил руки на груди, наморщив нос. Наёмники со стонами и ворчанием выпили зелья, а трясущийся и бледный имперец, тем не менее, первым полез в отнорок под Стеной: - Феннориан, кажется здесь тайник! Они попали в небольшую камеру, по обеим сторонам стоят полукруглые столы, на них реторты, перегонные кубы, тусклые камни душ в подставках, труха на месте игнридиентов. - Мы здесь точно первые! – алхимик провел пальцами по толстому слою пыли на столе, растер. – Есть шанс! Квинт уже топтался перед чашей, выточенной из зелёного с более светлыми прожилками камня. По ободу выцарапана нескончаемая надпись на драконьем языке, в центре лежит гладко обточенный камень душ: - О милостивые боги! Пожалуйста, пусть нам не придётся ещё читать заклинания! – взмолился он, доставая из заплечного мешка оплетенную лозой бутыль тёмного стекла. – Мастер дал эту микстуру, сваренную по древнему рецепту. Феннориан задумчиво кивнул, он уже обнюхал чашу и понял, грубой силой ничего не решить, дай-то боги Нурелиону найти правильное решение загадки: - Наверняка рассчитано, что искатель будет прямо тут варить зелье, но за прошедшие столетия это стало невозможным. – Зашкаливающий пульс имперца вампир слышал, как собственный. Наёмники сбились у выхода, ощетинясь оружием, мало ли какая чуда вылезет? Темно-синяя жидкость до краёв заполнила чашу, с минуту ничего не происходило, а затем центр засветился, запахло горноцветом, цвет сменился на жёлтый и зелье с хлюпаньем утекло вниз. Стена напротив задрожала, со скрипом провалилась, застряв на уровне коленей. Пробираться пришлось согнувшись, но в центре овальной комнаты на пьедестале стол Белый Флакон. - Неееет! – не сговариваясь, хором простонали алхимики. Прошедшие столетия не милосердны к ценностям. Потолок кое-где обвалился, и камень задел артефакт. Едва заметная трещина змеилась от горлышка до днища. – Он не пригоден для использования. – Грустно констатировал Квинт. – Бедный мастер! - Подожди. – Остановил его вампир, бережно взял Флакон в ладони. – Нет, магия в нем есть, его можно починить, но я не знаю как! - У мастера есть записи, за годы поисков он собрал обширные данные касательно Флакона. – Вздохнул имперец. – Но дело не в этом, боюсь, для Нурелиона будет ударом получить треснувший артефакт. - Не все потеряно. – Феннориан опустил добычу в подготовленный бочонок с соломой, закрыл. - У мастера почти не осталось времени. – Грустно сказал Навал. Наёмники, рывшиеся по стеллажам и полкам, разочаровались: - Золотишка нет, камней нет, ничего нет. - Я вам достаточно заплатил. – Буркнул Квинт, бегло оглядываясь. - Да, но премию получить всегда приятно. – Вздохнул Хьялви. – Одно вон, колечко медное и то мятое. – Он сунул вампиру под нос грязную ладонь с помятым камнепадом украшением. – Есть зачарование, маг? - Оно слишком повреждено. – Качнул головой алхимик, сдерживая дрожь. – Возьму сувенир, раз уж у нас все здесь криво пошло. - И то верно. – поморщился норд, потирая контуженную голову. «Кольцо чистейшей смеси! Редчайший образец! И зачарование до сих пор есть, осталось чуть подправить контур! Благодарю вас, боги! Не зря сходил! Кольцо получил, Флакон потрогал»! Без дополнительной добычи и с двойственными впечатлениями они прошли через левую дверь у Стены и оказались на втором ярусе крипты. Здесь короткий коридор привёл к запертой металлической двери, но поскольку она открывалась внутрь, то кислота вновь помогла справиться с завалом. Приключенцы вылезли из-под полуобрушенной арки на четвереньках. Редкие деревья не закрывали последних лучей солнца, золотивших лес и игравших на синей броне дракона и волосах симпатичной, но чрезмерно худой девицы рядом с ним. - Ааааа! – люди хором взяли высокую долгую ноту, а вылезавший последним вампир устало разогнулся. - Боги, Эйрин, как вы нас нашли? - Добрый вечер. – Девушка доброжелательно поздоровалась, возвышавшийся над ней дракон скалился во все зубы. – Я же обещала тебе сводить в руины. Вот, залетела в Виндхельм, а мастер Нурелион отправил сюда. Смотрю, вас можно поздравить с успехом? - Относительным. – С усилием обрёл членораздельную речь Квинт, обнимая обеими руками бочонок. – Спасибо. Можно мы пойдём? Мастер ждёт. - У вас там лагерь. – Эйрин указала рукой влево и вниз, где фыркали лошади. Не прощаясь и не поворачиваясь спиной, люди просочилась боком и скрылись в лощине, оставив вампира на растерзание дракону. - Что-то как-то не так? – задумчиво спросила Дова, уставившись на Феннориана. Её глаза светились сиреневым и вампир почувствовал себя неуютно, но не лететь же за людьми с воплями о помощи. Поэтому он подавил внезапный психоз и светским тоном заявил: - Внизу нас встретили драугры, некоторые оказались Языками, как и сам Куралмил. Неприятный сюрприз, что и говорить. Должен признать, я начинаю недолюбливать древненордские руины в той же степени, что и двемерские. - Но не все же такие. – Резонно возразила девушка. – Как насчёт храма Ветреный Пик? Культурный и административный центр, дружелюбные обитатели. Если боишься, рядом деревенька Ривервуд, а в преддверии храма стоит намоленный алтарь Стендарра. Дозорные часто там бывают. - Да? И что они там делают? – вампир совершенно терялся в ощущениях – девица довольно привлекательна, вежлива, а веет от неё чем-то эдаким. Дрожит, дрожит внутренняя струна, притягивает к ней и восторженный ужас давит горло похлеще жажды. Алхимик тряхнул головой, закрывая лицо прядями волос. После встречи с этой парочкой жажда крови испарилась, словно испугавшись. - Нежить и Даэдра ищут. – Ответила Эйрин и провела ладонью по синему крылу, дракон рыкнул-мурлыкнул, что-то сказал, и от этих слов у вампира колени подогнулись. – Призрачный Дым, естественно тебя не возьмёт, но стаю мышей не сдует, держись над спинным хребтом и скоро будем на месте. Феннориан молча кивнул, распадаясь на летучих мышей и кружа над спиной синего дракона. «-Ускоряемся, Дым, я присмотрю за ним. – Хихикнула Эйрин. – Что-то он какой-то пришибленный. - Эта двуногая порода очень податлива к нам, Дова, хоть и мертвец, а чует. – Дым повернул голову, снисходительно глядя на стайку. – Хм… боится… жаждет. - Как ни странно, пить не хочет, интересный эффект, стоит понаблюдать. – поделилась своими ощущениями девушка». Конкретно этот полет Феннориан не забудет никогда. Он летал сам, его учил Верандис, порталы, айледские врата, все не то по сравнению с драконами. Он словно замер в пузыре, а все вокруг кружилось, как активно помешиваемое зелье, мощное гудение пламени и воздуха, и под конец все раскололось морозом и вот под звездами они медленно облетают заснеженный пик горы. Четыре характерные для древненордских сооружений каменных арки каскадом вырастают из склона. На ровной площадке, вымощенной отполированным до зеркального блеска тёмном камне, встречают несколько воинов и Жрец в маске. - Дрем-Йол-Лок Дова! – приветствует Бонар, опираясь на посох. Эйрин «Стремительным рывком» слетает со спины Дыма: - Дрем-Йол-Лок верные! Наш гость, Феннориан. – представила она, собравшегося в двуногую фигуру вампира. - Я помню, Госпожа. Мертвец, пьющий кровь. – Жрец внимательно оглядел его и счёл неопасным. – Он убежит. - Поржем. – хмыкнула Дова. Призрачный Дым устроился на одной из арок, всецело разделяя концепцию «на поржать» и терпеливо ожидая первых воплей ужаса. Обмениваясь новостями, они зашли в храм. Очевидно, недавно в помещение закончен ремонт, все сияет чистотой, тем же зеркальным блеском, что площадка снаружи – стены, потолок, даже поддерживающие его колонны. Возле западной стены на возвышении стоит алтарь Стендарра, в отдалении – несколько скамей, бочки, ящики, очаг, выложенный более темным камнем. Четыре синих гобелена с растительным орнаментом свисали с потолка, трепеща на высоком сквозняке, тихо гудел огонь в чашах освещения. - Здесь останавливаются путники и паломники. – Пояснила Эйрин, отвлекаясь от беседы со жрецом. – Ниже мало кто ходит, ничего интересного. Ремесленные мастерские, кузня, спальни. Феннориан понимающие кивнул, улыбнувшись, не показывая клыков. Звуки драконьей речи заставляли его трепетать, почему-то в груди стало больно и горячо, давно забытое тепло распространялось по телу. Он даже поднёс пальцы к глазам, кожа привычно бледная, но теплее, чем обычно. - Иди. – Поторопила его женщина сурового вида, с которой он едва не столкнулся на пересечении коридоров. Светлые волосы заплетены в короткую косу, на поясе две секиры, лёгкая броня с вычеканенными символами древнего культа. Её глаза в полумраке светились синим. Воспоминание царапнуло, вампир прибавил шагу, догоняя Эйрин и жреца в галерее с искусно вырезанными барельефами на стенах: - О, Феннориан, ты как раз вовремя. Сейчас я расскажу тебе о древних аспектах, сохранившихся в современном нордском пантеоне. Если что, Бонар меня поправит. – Тот слегка склонил голову. В узких прорезях его медной маски сверкнула синева. – Он не говорит на тамриэлике, но прекрасно понимает. - Много лет назад Мьолен рассказывала о волчице-Маре. Нам очень пригодилось искусство старой ведуньи для одного расследования. – поделился воспоминаниями алхимик, отступая с дороги и позволяя пройти двум нордам, тащившим какую-то плиту. – Кинарет – это ястреб, верно? - Да, - с воодушевлением кивнула девушка, светя сиреневыми глазами. – Итак, старый пантеон складывался годами. Население Кейзаль и эээ… Атморы туда-сюда моталось через пролив, не являясь однородным, привнося что-то новое. Но к середине Меретической Эры мягкий климат сменил более суровый и атморанцы все больше перебирались на юг. Её голос приятен, речь правильная и содержание интересно, но что-то мешало Феннориану расслабиться и сосредоточиться на рассказе. «Почему вокруг столько нордов в доспехах? Они же у себя дома? Охрана?» - на фоне мелькали мысли у алхимика, пока не шарахнуло осознанием – «Почему я не слышу их дыхания? Сердцебиение есть только у Эйрин! И глаза синие, как… как у драугров! Сила, как в кургане Куралмила и Саартале! И речь драконья»! -Эйрин! – воскликнул он, не сдержавшись. – Они же здесь все мёртвые! - Глупый. – Презрительно фыркнул Бонар, поудобнее перехватывая свой посох, а драугры на входе обменялись тычками. - Извини, но и ты не совсем живой, какие претензии? – подбоченилась девушка. Феннориан медленно покачал головой: - Не претензии, но они очень опасны, как ты не понимаешь, одного знания языка недостаточно чтобы быть в безопасности. – Он подошёл и обхватил двумя ладонями её талию, закинул на плечо. – Надо бежать! «Оказывается, вампиры могут двигаться очень быстро, или Фенн такой талантливый»? – с изумлением констатировала девушка, когда окружающая действительность смазалась, рывок и они оказались в преддверии. - Стоять! – властно рявкнула она, дрыгнула ногами, сползая, и повисла у алхимика на шее. – Успокойся, я ценю твой порыв, но здесь я в совершенной безопасности, потому что единственный живой Глава Культа. - Нахал! Пустили в приличный дом! А он ни поздоровался, ни поблагодарил! Госпожу на плечо и бежать! – бурчал левитирующий Бонар. – Госпожа, можно ли его обучить манерам? Феннориан судорожно сглотнув, прижал к себе покрепче горячее тело, и извечный авантюризм, много раз выходивший ему боком, возымел верх: - Я бы хотел узнать подробнее о вашем Культе. - Даже не орал, я разочарован! – с гулом высказался Призрачный Дым снаружи. - Тогда поставь меня, и идём, я сварю тархун! – Эйрин предвкушала свободные уши, кому можно втирать про Культ и заодно обкатать речь. Следуя за обитателями храма, Феннориан запоминал дорогу и отстранённо размышлял куда подевалась его предельная осторожность. Несколько комплексуя из-за недостаточности своих боевых качеств он предпочитал до последнего скрываться в тенях, хоть за минувшие столетия приобрёл достаточного боевого опыта. Сестры говорили, у него не хватает необходимых инстинктов. Зато въедливости, терпения достаточно, как и способности делать верные выводы, основываясь на малых вводных. Анализируя обстановку, свою реакцию на произошедшее, вампир чувствовал себя в относительной безопасности и не находил объективных причин для этого. «Вокруг через-чур сообразительные мертвецы, к тому же члены ужасного культа, неужели усыпляют бдительность? Но зачем? Они настолько коварны? Почему? И ещё одно, я впервые наедине с Эйрин, до сего момента всегда кто-то был поблизости. Температура ее тела гораздо выше нормальной, но больной не выглядит. И внешность… странная. Ни грана мерского наследия. Почему к ней притягивает?» – алхимик сидел на каменном кресле в личных покоях магички и оглядывался, пока она чем-то звякала в лаборатории. Плыл горький полынный аромат, шипела соль. Жрец отставил посох перед лестницей и снял маску, открыв суровое бедное лицо, и тоже опустился на стул, вмурованный в стену напротив, сверля вампира взглядом светящихся глаз. – «Здесь все гудит от энергии, как расправляющая пружина в часовом механизме. Незнакомой, будоражащей». – Он в нетерпении поерзал на сиденье, хотелось узнать, спросить, но что конкретное? Неясное томление, втравившее его в эту авантюру требовало выхода. - Ну, спрашивай, - разрешила Эйрин, грохнув на столик бутылку с шипящей и пузырящейся темно-зеленой жидкостью и три стеклянных стакана. – Я же вижу тебе печёт. - Я не знаю с чего начать, все такое смутное. – Нахмурил брови алхимик, разглядывая зелье в своём стакане. – Стекло? Выглядит совсем новым, не мутное… как вы умудрились доставить посуду не разбив? Мне оборудование через раз целым привозят. Наверное, цена оправдывается необходимостью в ритуалах? - Какие ритуалы, кроме смотреть друг на друга и делиться энергией? Ну, можно попеть, поработать, сыграть во что-то, все. А стекло сами производим. – Эйрин со своим стаканом забралась на накрытый гобеленом краешек саркофага и с наслаждением отхлебнула. – Не делай такие удивленные глаза, Криком камень и металл плавим, что тут до песка в правильной пропорции? Быстро, дёшево. Я вот подумываю обкатать технологию и наладить сбыт. А что? Тысячи лет назад стеклянная посуда была в ходу, это уж потом не до неё стало. Слушая её рассуждения, Феннориан старался сохранять на лице нейтральное выражение, покосился на совершенно довольного драугра, с наслаждением прихлебывающего зелёную жидкость и пытался уложить в голове, как в древнем Скайриме могло распространиться стекло, даже сейчас бывшее в употреблении не в каждом доме. В Хай Роке и Сиродиле в аристократических и богатых домах хрустальная и стеклянная посуда крайне ценилась, передаваясь по наследству в виду сложности изготовления. - Там, где я был, ценится стекло магически нейтральное, то есть выдуваемое без применения Школы Изменения. – Он пошевелил пальцами, подбирая термин. – Любой предмет, изготовленный с его помощью «фонит» долгое время, испуская остаточную энергию и часто вступает в конфликт с другими чарами. Именно поэтому, лабораторную посуду изготовляют по-старинке, а с тарой под дешевые напитки можно не мужрить. Дова не подозревавшая о подобных трудностях, развернулась к личу: - Слова и ваша сила выжигает все лишнее и остаётся чистое изделие без примесей. – Пояснил тот. Девушка кивнула, поняв теперь зависть, с которой на неё смотрела на свадьбе старшая Виччи. Большое количество столь сложного плетения кружев без использования магии поднимало стоимость её наряда в несколько раз, а если ещё учесть необычные украшения, то еще выше. «М-да. Не выделилась, называется. Хорошо, не все поняли и одной загадкой меньше». – С лёгкой досадой подумала девушка. – «Как же все сложно! Скромность и аскетизм – плохо, чуть проявишь фантазию – тоже! Как найти середину? Фенна трясти? Он же в высших кругах вращается? В обмен на экскурсию?» Из задумчивости ее вывел голос вампира: - Признаться, для меня все это очень необычно. Я был в Скайриме очень давно, и спустя несколько столетий, два раза проездом, но вы такие странные. – Он слегка сгорбил плечи, сжав стакан обеими ладонями. – Норды – грубые, природа – неблагоприятная, прочие обитатели – опасны! И, оказывается, здесь когда-то была культура более высокая, чем в Алиноре и в области Диренни? Бред же! – Феннориан набрал воздуха в грудь и поднял глаза, чуть светившиеся алым. - Простите, я не хочу обидеть, но для определённого образа жизни требуется определённые условия. Я не могу понять, как тысячи лет назад, когда айледские города-государства процветали, в диком краю творилось… это! – выделил голосом вампир. Вкус напитка явственно отдавал полынью и травами, пузырьки щекотали горло, навивая сонливость. Девушка и Жрец слаженно хмыкнули: - Они и были. Каждое поселение полностью покрывало свои нужды во всем необходимом. – Эйрин с воодушевлением повторила лекцию о строительстве в Меретическую Эру, приврав немного. – Конечно, времена были жестокие, но и сейчас особых отличий не замечаю. - Простите за резкость, но Драконий Культ – крайне жесток и кровав, недаром предки нордов восстали против своих повелителей. – Алхимик чувствовал себя опьяненным, слегка кружилась голова, вкус зелья воспринимался приятным и нежным. – Если уж высокая цивилизация айлейдов пала, то первобытная эээ… культура недов, тем более. - Можно я его стукну? – спросил Бонар, с нежностью посмотрев на свой посох и примеряя расстояние до темноволосой макушки. – Сравнить нас с этими бешенными глупцами! - Не надо, пациент уже поплыл. – Не меняя тона, остерегла Эйрин. – Скажу честно, поверхностно изучив айледскую рабовладельческую культуру, даэдрические культы и даже современные сюзеренно-вассальные отношения, я пришла к выводу, что драконий – образец гуманизма и равенства в нынешние времена! – Эйрин отставила пустой стакан и наклонилась вперёд, загибая пальцы. – Какие маркеры развитой цивилизации? Возможность социального роста, хотя бы условное равенство всех членов общества перед законом и друг другом, развитая поддержка государства незащищённых категорий населения – инвалидов, сирот, стариков без родни. Где было подобное, можешь назвать? Уж извини, но альтмеры те ещё нетерпимые фашисты. Залпом допив напиток, вампир потер лоб, тянуло в сон, мысли ворочались вяло, но назревшая интересная дискуссия требовала участия: - Нет, у моих бывших сородичей культ чистоты крови, меня, к примеру, не желали видеть на островах, независимо от моего состояния. Но то, что описываешь ты, тоже невозможно! Девушка широко улыбнулась, её глаза светились: - Драконам нужна лишь верность и порядок. Сильные и верные стояли во главе, служа связью между ними и людьми. Любой крестьянский ребёнок при должном усердии мог подняться до высот, а высший слететь вниз. Драконов не волнует древность и славность рода, им нужны только твои деяния. Такой образ распространился на все общество – каждый знал свое место, но, подчёркиваю, при должном желании и усердии мог сменить его. Разумеется, перегибы с той и другой стороны имели место быть, не без этого. - Ну, а как же рабство? – вяло спросил Феннориан, ему стало тепло, уютно, он словно впадал в транс. - Преступники были всегда. Вот их использовали на тяжёлых и опасных работах. Как и сейчас. – Подумав, она тряхнула головой. Серебристо-золотые пряди сверкающей волной рассыпались по плечам и груди, зачаровывая блеском. – По-моему, ты сейчас уснёшь. Идём, провожу в гостевые покои. Вампир потер глаза и неосознанно приблизился к девушке вплотную, ища тепла, пока его вёли по коридорам. В небольшом зале стояли два саркофага, закрытый и пустой, горела одна чаша освещения: - Ложись, надеюсь, ты не очень требовательный, у нас только спальник. – Эйрин подтолкнула его к каменному ложу и пробормотала, аккуратно потыкав пальцем в грудь. – Ты не хочешь отлипнуть? Не лошадь, чтобы стоя спать. -Умфф… Прошу прощения. Ты очень тёплая. – Феннориан с неохотой выпустил девушку из объятий, раскатал меховой спальник на камне и почти мгновенно погрузился в сон. - Круто его срубило. – Эйрин уперла руки в бок и, глядя на спящего вампира. – Бонар, есть предположения? - От твоей силы, Госпожа, зелье, наш дом. – Заглянул драконий Жрец. – Он проклят Принцем, но печать слаба, не как у прочих встреченных мной. Дова попыталась увидеть то, что лич назвал печатью. Над вампиром словно отпечаталась призрачная проекция – нити, завязанные в узел между бровей, напротив сердца и солнечном сплетении тянулись куда-то в междумирье. - Они светло-серые, как выжженные, но довольно плотные. – Девушка подула на проекцию, вызвав её вибрацию и болезненный стон алхимика. – Ой! Канн! – шёпотом и Феннориан расслабился, страдальческая гримасса на лице сгладилась. - Слабые путы, но Принц все ещё его держит, и после смерти утянет к себе. – Бонар склонился над саркофагом. – Плохое посмертие. Очень плохое. Немногие заслуживают его. - М-да. Что-то жалко его. – Эйрин намотала прядь волос на палец и в задумчивости подергала. – Вроде пытается жить нормально, никого не трогать, служить своему королю, или кто там в начальниках, а в конце все равно мучения. Как-то несправедливо! Другие всю жизнь свиноебят и плюшки получают. – Её глаза разгорелись нехорошим огнём. – Знаешь, Бонар, нам следует поспособствовать восстановлению справедливости, заодно и проверим, что получится. Но это в перспективе, а пока что у нас с зельем? - Если у тебя, Госпожа, есть время, то нам нужно особое, и посмотрите на нижние галереи. Пять сотен лет назад они обвалились, но там был удобный выход в фолкритские леса. – Они ушли, и не знали, что в этот раз Феннориану не снились никакие кошмары.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты