Мать-Дымок для Алдуина

Смешанная
R
В процессе
140
Размер:
659 страниц, 56 частей
Описание:
Как это бывает - женщина средних лет, с благословения Алдуина, попала в Нирн. Теперь она должна продвигать свою линию, лавируя между партиями, и, по возможности, перетянуть на свою сторону Довакина. Ах, да, его еще тоже найти надо.
Посвящение:
Озеро Печали, с благодарностью за укур и вдохновляющие пинки!
Примечания автора:
Фанфик пишется с огромным удовольствием, без излишней серьезности, для легкого чтения.
Выражаю огромную благодарность Scapulari за иллюстрацию к 13 главе: горячие Асмунд и Ондолемар и их поклонники!
https://sun9-26.userapi.com/UW6VNLU9-QTFGqFZwD_N-v1incjly7N5UzF2AQ/FoYBzzyRE88.jpg

Хочу сказать K_Millanta огромное драконье спасибо за иллюстрацию к 49 главе - Эйрин, одетая по морфальской моде)
<a href="https://ibb.co/hHKLd04"><img src="https://i.ibb.co/NpLtNRJ/photo-2021-03-21-10-07-18.jpg" alt="photo-2021-03-21-10-07-18" border="0"></a>
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
140 Нравится 436 Отзывы 46 В сборник Скачать

Часть 44. В которой происходит столкновение культур.

Настройки текста
Дорога вдоль Картского хребта шла под уклон, пронзительные ветра с Моря Призраков более не сдували летний зной и молодой норд снял кожаный поддоспешник и расшнуровал рубаху. В Драконьем Мосту он неожиданно встретил своего первого капитана: - Во имя всех богов! Асмунд! Неужели я тебя вижу! – редгардка с короткой копной волос, в которых проблескивает седина, махала ему рукой от стола. – Поверить не могу! - Келия! – Довакин приветственно хлопнул воительницу по спине. – Ты ж в Сантинель вернулась? - Ха! Оказалось, я слишком привыкла к ледяным ветрам, и мне их не хватало в Аликаре. – Хмыкнула та, приглашающе хлопнув по лавке. – Я слышала, ты теперь герой? Расскажешь тетушке Келли, как докатился? С честных наёмников – в герои! А ведь подавал надежды! Послушно устроивший рядом, мужчина сдержанно хохотнул: - Скажешь тоже! Но жизнь изменилась, что есть, то есть. Они долго пили, обменивались новостями, жаловались и опять пили. - Я, как ты понимаешь, опять молодняк выгуливаю. – Слегка заплетающимся языком поведала Келия, обстукивая мозг из говяжьей кости. – Выполняем заказы фермеров и старост на зачистку от диких зверей. Сейчас вон, мои, волков от фермы Варния Юния гоняют, самое по ним противники. У бретонов магия в крови, ага! Присцила молнию вызвать может, но с прицелом все плохо. – Она опрокинула в себя кружку вина. – Постоянно своих подбивает! - Ууу… Кросис. – посочувствовал Асмунд, встряхнув Словом таверну, аж труха и многолетняя пыль со стропил посыпались. – А мы тут с вампирами воевали, так драконы очень помогли, расплавили их замок, все Море Призраков скрыло! - Туда им дорога. – Энергично кивнула воительница, покачнувшись. – А мы четвёртого дня страху натерпелись… - Она грамотно выдержала паузу, побулькивая вином в кружке. - Уммм? – не подвёл благодарный слушатель. - Шли из Маркарта по следу медведя-людоеда, что на ферме Ледяных Топоров работника задрал, а тут гроза и еще откуда-то Изгои ссыпались! Прям у Камня Небесного Покровителя! Утыкали стрелами наш гонорар, а нам пришлось вверх по тропе спасаться! Сволочи, что б им в Обливион провалиться! Чего ржёшь? С чем мы бы к заказчику вернулись? Кто на слово поверит, ни головы, ни шкуры! Эх. А там нордские руины. – Женщина понизила голос и даже слегка протрезвела. – Три арки, столбы эти, с птичьими головами, накрепко запертые железные двери. Ну, мы туда, Изгои на пятки наступают, забегаем в зал, а там! Пыльно, кости, камни, труха какая-то и такая тоска нас взяла, аж жить не хочется! – она побила себя кулаком в грудь. – Я всерьёз прикидывала, как у стены сяду и вены перережу! Мои птенчики тоже сбледнули, а тут, уж спасибо предельцам, залетели за нами и тоже встали, оглядываются. Пока мы в гляделки играли, вышли драугры! Что б их всех Тууваки призвал! Я своих за шкирки и ходу, а Изгои замешкались. – Келия залпом допила вино. – Мы в долину на жопах съезжали, один настойчивый мертвяк все пытался нас застрелить! Почему? Тетива давно сгнить должна! - Новых нарежут, не вы первые, не вы последние. – Подпер кулаком бороду Асмунд. – Хорошо, меткость у слабых драугров плохая. - Так есть ещё и сильные? – вскинулась редгардка, схватила в горсть рубашку собеседника, притянула к себе, потрясла – н-н-и лезь! Какой ты герой, а мёртвые пусть лежат, можно обойти! - Я только осмотрюсь. Надписи почитаю. – Уверил ее довакин, подливая ещё. Поутру Асмунд выпутался из сена, осторожно потряс головой, не болит! «Славься драконья кровь! Никакого похмелья!» - обрадовался он. После вчерашнего рассказа мужчина решил немного изменить маршрут и заехать посмотреть на развалины. – «Город старый или Упокоище? Мне надо тренироваться в довасоше, почитаю надписи, поговорю с обитателями, проявлю вежество». – рассуждал довакин, купил в таверне несколько бутылок вина и круг козьего сыра. - Твоя подруга уже молодняк гоняет, вроде они в волчьи ямы угодили. – Поделилась свежими сплетнями Фейда, и добавила, нахмурив лоб – не верю, что из таких растяп путные наёмники получатся! - Прострелят колени, в стражу запишутся. – Ответил вайтранской шуткой Асмунд. Его путь лежал на юго-запад, и по оживленной дороге удавалось держать стабильную скорость, а затем пришлось принять севернее, к горам и вскоре увидел Камень Небесного Покровителя. Спешившись и изучив рисунок созвездия, норд шевелил губами, вспоминая и сравнивая: - Камень Леди или Лорда? Но я с Воином останусь. – Он повернулся к западу и почти сразу увидел узкую тропу, ведущую наверх, и стилизованную птичью голову. «Когда-то эта дорога была широка, вон, плиты кое-где сохранились, правда, треснувшие». – Составил впечатление Асмунд, спешиваясь на площади, зажатой в скальном ущелье. Сквозь раскрошенный камень пробивается трава и кусты снежноягодника и боярышника, ярким пятном выделяется ядовитый паслен. Некогда три столба с каждой стороны стояли, а теперь остался покосившийся «птичий» да половина «волчьего» или «лисьего», не разобрать. Фасад и чеканная дверь из тёмного металла за каскадом арок по-прежнему выглядят грозно. Привязав лошадь к полу столбу скользящим узлом, довакин подошёл ближе, вглядываясь в символы над створками. - Город. Точно, здесь был город. Только почему-то нет разрушений, как в войне, неужто его не штурмовали? Ра… Ваальд? – хмурился Асмунд, пальцами ощупывая повреждённые временем глифы. – Животное, возвысить? – он все ещё лучше воспринимал довасош на слух, чем визуально. Вычурное дверное кольцо слегка скрипнуло, когда мужчина потянул за него, а вот створка распахнулась на удивление легко, но с жутким скрежетом. Традиционный первый зал завален мусором, обломками колонн, кое-где осыпался потолок. Ощущение смертной тоски, неизбывного ужаса и безнадёжности едва не сбили с ног. Довакин понял, о чем говорила Келия, и выдохнул три Слова. В «Бесплотности» давление на разум немедленно прекратилось, и норд скользнул вперёд, откуда виднелся слабый отблеск огня. Длинный узкий зал, из которого ведут два коридора, противоположная стена утопает в темноте. Разруха и запустение царит в этом месте, даже пламя в чаше освещения едва теплится. - Непорядок, никогда такого не встречал. – Асмунд порадовался, что собственного свечения хватает увидеть что под ногами и наткнулся на лежащую на полу плиту. Прямоугольный отшлифованный камень чуть голубоватого цвета, почти не пострадал от времени, и мужчина принялся читать глифы, начертанные на ней, не забывая подновлять «Бесплотность». - «Два сердца-героя Два скрытых ключа Один павший Жрец Покоится здесь. Слава тебе, Сарек, слава, Торстен! Воспойте же в своих песнях того, Кто обманул безумного короля Отара И спас Рагнвальд для всех нас. Отар! Он был нашим вождём – Победоносен в битвах И справедлив в суде. Но тем дням пришёл конец. Тёмные голоса Шепчут в голове Отара. Нет больше благородство, Жрец был исполнен света, а ныне стал тьмой. Славные жители Рагнвальда Истинные норды! Его воля сломила нас, Город наш сожран заживо. Пошли нам Сарека! Пошли нам Торстена! Чистые души, Клинки, не знающие промаха. Отар был сломлен, Но не уничтожен. Связан и обездвижен. Два Героя, Два Ключа!» Мужчину пробрало от этих строк даже сквозь действующий Крик. Он понял, что город назывался Рагнвальд, и его правитель Отар погубил его. Торопливо достав из рюкзака рулон бумаги для копирования и уголь, дождался, когда вернётся в физическую форму и принялся переносить надписи, стиснув зубы. Боль. Тоска. Беспокойство. Муки. Страдания. Шаркающие шаги приближались из двух коридоров, и Асмунд успел закончить работу, экипироваться и стать бесплотным. - Ты! Убирайся! Нет. Места. - Он. Не. Поднимется. – шептали драугры. Оружие и ледяная магия не причиняли вреда норду, пытавшемуся добиться от них осмысленного диалога: - Постойте! Это ведь Рагнвальд? Отар – ваш Жрец? Кто такие Сарек и Торстен? Его охраняют? Кто не должен встать? - Отар. Велик. Безумен. Скован. Тебе. Смерть. - Тогда я пошёл. Асмунд успел вылететь наружу, не разбирая дороги, и заметался возле лошади, нервно прядавшей ушами на своего призрачного всадника: - Да, Орешек, это я! Давай, отвязывайся, и вниз, за мной драугры гонятся! – притоптывал ногой довакин, нервно оглядываясь. Двери Рагнвальда распахнулась, выпуская наружу толпу вооружённых мертвецов. Тяжеловесный Орешек возмущённо фыркнул, решил, что с него хватит впечатлений, рванул повод и поскакал вниз, Асмунд припустил за ним, срезая путь сквозь камни и скалы. Драугры долго за ними не гнались, остановившись на половине спуска и вернувшись обратно. Догнать и оседлать негодующе пыхтящего коня удалось лишь возле Камня Небесного Покровителя, где животное объедало сочную траву. - Борода Исмира! Как Эйрин с ними договаривается? Они ж тупые! – бурчал мужчина, зорко осматриваясь. – И обстановка в городе не типичная, нездоровая. Даже в Упокоище у Олафа легче дышалось. Надо перевести надпись. К середине Месяца Середины Года экспедиция из двадцати человек и меров подошёл к форту Дунтад. По договору с Имперским Легионом, маги заручились поддержкой и на следующий день отправились к башне Мзарк. - Эйрин и довакин были здесь в Вечернюю Звезду, двери в Чёрный Предел открываются, охраны, помимо одного центуриона, не встретили. – Напомнил босмер, возглавлявший экспедицию. – Так, у имперцев отметились, теперь поднимаемся и разбиваем лагерь на плато. – Он помахал развёрнутым свитком. – У нас есть карта местности, план башни. Данмерка с фиолетовыми глазами перехватила бумагу: - Нарисовано хорошо. О, какие подробные чертежи! - Это план. – Заглянул ей через плечо Энтир. – В Синоде какие-то причудливые правила оформления, и Эйрин зачем-то подписала его, как план эвакуации. - Хорошо что я не там учился. – Фыркнул Маркурио. Он, подкатив к знакомой по Рифтену на поговорить в столовой, и был загружен выше ушей бюрократическими правилами, допусками, необходимостью согласовывать каждый чих. Откуда ему знать, что Эйрин рассказывала страшилки в ответ на его байки? - Все предельно ясно, я схожу на разведку, надо знать, где прячется центуриона, а потом обсудим, как его легче разобрать. – Карлия вернула свиток Энтиру. Тот покивал, кто ещё, кроме Соловья Ноктюрнал минует все ловушки, не потревожив анимункулов. Двемеритовые решётки, как правило, закрывающие внешние входы в башни, выломаны изнутри, каменная крыша держится на трех покосившихся колоннах, толстая круглая дверь отброшена далеко в сторону. Пока маги разворачивали лагерь, ставили палатки, настраивали систему оповещения и боевые руны, наёмники разошлись по плато, обследуя его. Проверив, что снаряжение не звякает, данмерка привязала к колоннам верёвку с узлами, скинула вниз: - Если что полезет, сразу уничтожайте! Подергаю два раза – тяни. – Наставляла Соловей серьёзного молодого норда. - Я все помню, госпожа, не беспокойтесь. – Заверил её Онмунд, устраиваясь на ящике с инструментами и раскрывая книгу. – Я пока про двемеров почитаю. Карлия криво улыбнулась, мотнула головой и плавно соскользнула вниз. Закуток вёл в небольшой зал, где лежал съеденный молью спальник, разломанные стеллажи и чей-то скелет. Данмерка подошла ближе и взяла с каменной полки возне негаснувшего светильника дневник в потрепанной темно-зеленой обложке. Вчитавшись в неровные строчки, опознала Дрокта. Бесшумным шагом, как на сложной миссии, она прошла дальше и заглянула в широкую шахту. Внизу угадывались очертания каких-то механизмов. «Наверное, это и есть подъемник»! – решила данмерка и дернула рычаг на стене. Почти в такт зеленоватому мерцанию светильника, заскрипели шестерёнки, груда металла медленно приближалась. Из осторожности Карлия спряталась в тени. С протяжным стоном платформа состыковалась с полом, металл на ней – гнутые и переломанные стеллажи. Пришлось сначало перетащить их в угол зала и только после дёрнуть рычаг. Внизу надоедливый скрежет стал громче, из труб вдоль стен вырывались клубы пара, от мерцающий зелени стало больно глазам. Потолок куполообразного сооружения обшит мутными серо-зелёными пластинами, в некоторых местах обвалившихся. Очевидно, в центре зала находился какой-то механизм, ныне разрушенный, а вот дорожка вдоль стены уцелела. Соловей спустилась по ней, и в тёмном углу обширного зала обнаружила человекообразное существо. Брюзгливо-презрительно выражение навеки застыло на мужском лице, шлем закрывал подбородок и щеки, на не пропорционально длинные руки, на левой словно бочка с прорезями надета, а на правой – четыре пальца и молот. Карлия обследовала помещение по солнцу, но больше подозрительного не обнаружила и подкралась поближе. Из-за нагрудных пластин анимункула вырвался пар. Внутри что-то включилась с нарастающим ревом, пар повалил из-под шлема и голем стронулся с места, подняв руки. «Бочка» на его левой руке завращалась, в прорезях проскакивали рыжие искры, и язык пламени разцветил зелёный полумрак. «О, милостивая Госпожа! Он меня учуял! Но как? Я не подходила близко, он меня точно не видит! Пожалуйста, пожалуйста, Госпожа Ночи, укрой»! – взмолилась Соловей, в теня по стеночке скользя к подъёмнику. Ей удалось незамеченной подняться и ухватиться за верёвку с узлами, как платформа со скрежетом ушла вниз. Не надо гадать, что на ней поднимется, поэтому Карлия два раза дернула за верёвку и заорала: - Онмунд! Выскочив на поверхность, она закричала: - Тревога! Даэдровы двемеры! В башне лишь один центурион, но мне не справиться! Он на редкость упорный и поднимается сюда! - Ура! Можно разобрать на части! – обрадовались вчерашние студенты. - Пускай. – Вальяжно разрешила нордка-наемница, поглаживая свою секиру. Орк за её плечом кивнул и взял наизготовку боевой молот. Звон глубоко внизу, тяжёлые шаги, и Энтир скомандовал: - Пусть он вылезет, боевые маги ударят по нему, наёмники столкнут в пропасть! Думаю, на скалах он разобьётся! - Он из левой руки огнём стреляет. – Сообщила Карлия, сменив короткие мечи на лук. - Не беда, мне случалось с двемерским железом сразиться. – Успокоила её наемница. В этот раз от выбравшегося на поверхность центуриона никто не улетел, напротив. Стоило анимункулу отойти на два своих шага от люка, как маги ему нанесли слаженный удар огнём, а наёмники пробили шарниры в его коленных и брюшных сочленениях. Центуриона перекосило на левый бок, и второй удар телекинезом от восьми волшебников ему проигнорировать не удалось. Члены экспедиции с интересом смотрели как со звоном и грохотом противник катится по скалам вниз, теряя детали. Далеко внизу тускло-жёлтая фигура замерла неподвижно. - Я надеюсь, он больше не встанет? – спросил в пространство Маркурио. - Не должен, - с сомнением ответил Онмунд. – Ему даже некромант не поможет. Карлия перевела дух и опустила лук: - Что ж, тогда путь в Чёрный Предел открыт! Открыв глаза, Феннориан сразу не сообразил, где находится. Сон был безмятежен, как дома, в родном саркофаге под защитой древних чар. Тени пламени скользят по гладко отполированным стенам, с потолка под сквозняком трепещут синие знамёна Культа, вдали слышатся бормотание и шаги драугров, но сейчас угрозы не чувствуется, спокойная сила наполняет прохладный воздух. Слегка пахнет травами и какими-то притираниями. Вампир поднялся со своего ложа, пригладил растрепанные волосы руками и задумался где бы умыться. Из коридора приблизились шаги, на пороге возник бледный мужчина в двуногом шлеме и со светящимися синими глазами. - Извините, я хочу умыться. – Феннориан сложил ладони ковшиком и сделал вид, что трёт лицо. – Буль-буль? - Кап-кап! – на тамриэлике ответил драугр, развернулся и поманил за собой. Невероятно удивлённый вампир заподозрив, что его разыгрывают и спешно догнал его: - Постой, ты можешь говорить нормально, а не только на драконьем? - Надоедливый. Мертвец. – Недовольно фыркнул сопровождающий, спускаясь на два яруса ниже, и указав на зал с водопадом и ручьём протекающем в полукругом русле. – Здесь. Там. – он за плечо развернул его в противоположную сторону. – Понял? - Нет, но я разберусь, спасибо. – На лице вампира написано удивление, он все никак не мог привыкнуть к адекватным драуграм. Опустив руки в воду, скривился, температура даже для него слишком низкая. Сопровождающий тяжело вздохнул, хлопнул себя по лбу, так что шлем зазвенел, вручил ему котёл, начертив на его боку глифу, Крикнул и жестом показал наполнить. На удивление вода в сосуде нагрелась равномерно, удалось помыться и почистить снаряжение, дважды сменив воду. Драугр внимательно наблюдал, прислонившись к стене и сложив руки на груди. «Не доверяет, или… любуется?» - Феннориан тряхнул мокрой чёлкой, отгоняя глупые мысли. Некстати всплыло воспоминание, как Эйрин не сочла его мужчиной. – «А драугры испытывают влечение? Конкретно вот эти, странные? У них есть какие-то желания, раз они работают и не стремяться уничтожить все живое?» - вампир скосил глаза на наблюдателя. – «Смотрит равнодушно, следит за каждым движением». – Он закусил нижнюю губу и медленно начал одеваться, неторопливо затянул все завязки и шнурки, а когда застегнул перевязь с кинжалом на поясе, в лоб ему прилетело яблоко. - Ешь. Иди. За. Мной. - Спасибо, но я не могу есть твёрдую пищу. – Алхимик пожал плечами с извиняющейся улыбкой и повертел фрукт – судя по жёлто-розовой шкурке - «Истмаркское медовое», плохо для хранения, но очень хорошо для приготовления сидра. Провожатого вновь пришлось догонять, и он привёл вампира в трапезную – два длинных стола за которыми сидят драугры, изредко переговариваются и едят ложками какое-то синее желе из мисок. Феннориан настолько удивился, что уселся на край скамьи без возражений. Воздух полон смутно знакомых ароматов, дрожит при звуках драконьих слов, пламя светильников пляшет на полированных стенах. Колонны в виде стилизованнных птичьих фигур, барельефы над входом и выходом на противоположном конце зала. - Ешь. – повторил драугр плюхнув перед вампиром миску с розовым желе, воткнул ложку, взял яблоко и с хрустом отгрыз бочок. - А вы можете есть фрукты? – вампир облизнул губы, перевёл взгляд на дрожащий черенок столового прибора. Разумеется, его вопрос остался без ответа, а гипнотизировние неведомого блюда результатов не дало. – Что ж, голода я пока не чувствую, что есть странно, но попробуем древнюю кухню. – Ему больше хотелось услышать свой голос. На вкус действительно оказалось желе из каких-то незнакомых ягод и сахара. Разновидность этого блюда довольно часто готовят в королевствах Хай Рока, но встретить его подобие в древнем кургане по меньше мере, странно. Феннориан мысленно махнул рукой на странности, он проведет анализ позже, когда запишет в дневник, а пока стоит собрать информацию. После трапезы драугр отвёл его назад в зал с саркофагами и занял пост неподалёку. Госпожа приказала не спускать с гостя глаз и выгуливать подальше от поверхности, пока они с Бонаром варят зелье. Вампир устроился на уголке саркофага нога за ногу, положил на колено дневник и задумался, водя пером по губам. Привычка записывать все случившееся, помогало упорядочить мысли, найти верное решение, да просто провести вечер воспоминаний. Он с мечтательной улыбкой принялся строчить: «Не знаю, как у меня получается регулярно вляпываться в отходы жизнедеятельности мамонта, как говорят в Скайриме. Нет, произносят гораздо грубее, но зачем уподобляться? Стоит дать слабину, и начнёшь разговаривать как пьяный сентинельский матрос. Даже не хочется перечитывать нытье, что я писал в Коллегии, но кому я ещё могу пожаловаться, как не бумаге? В Доме поддержат, но подобный градус уныния противен мне самому. Надежды развеяться и поучаствовать в интересной экспедиции оправдались в полной мере, только почему у меня такое чувство, словно я все глубже увязаю в болоте? Интересном и опасном?» - он вновь покусал перо, невидящим взглядом уставившись в стену. – «Прошла почти тысяча лет и боль потери не утихнет никогда, только поверх накладываются новые впечатления. Сейчас я путешествую по северному и южному Скайриму, но сердце моё там». - Феннориан поморщился, поджал губы. – «Пустое! Что толку терзаться! Хорошо, что Куаранир, кажется, нашёл свое место в жизни. После предательства, иного слова не подберу, Главы Ордена, отправившего всех нас в заведомо смертельную экспедицию, он расслабился, с энтузиазмом погрузился в работу и спорит до хрипоты с Мирабеллой Эрвин по поводу новой учебной программы. Надеюсь, боги даруют ему терпение, ибо этот филиал Обливиона кто-то должен привести к относительному порядку. Что до меня, то поход за Белым Флаконом прошёл успешно, только немного контузило и оставило привкус разочарования, мы опоздали на несколько столетий! Артефакт пострадал при обвале, и я совсем не уверен, что Квинт сможет его починить. Конечно, он бодрится и больше переживает за реакцию Нурилона. Вот чей пример доказывает – бродить по двемерским руинам опасно даже спустя три или четыре тысячи лет! О, я даже думать не хочу, что встречали мародеры в первые годы после исчезновения двемеров! Нет. Довольно с меня двемерских руин! Больше никогда!» - он подчеркнул последнюю фразу, едва не порвав бумагу. – «В любом случае, я смог подержать Белый Флакон, прикоснуться к легенде и даже заполучил «Кольцо чистейшей смеси». Оно выглядит, как обычное золотое и зачаровано на небольшое повышение алхимических навыков, от 10 до 15 процентов. Кажется, что немного, но в нашей науке и половина процента может решить исход. Вдобавок подобные артефакты сейчас довольно редки, поскольку мода на них прошла в конце предыдущей Эры. Сейчас я сижу среди невероятно адекватных драугров в старом храме Драконьего Культа, по приглашению Эйрин, как её называют в Коллегии, Мать-Дымок или Дракономать. Но с нежитью у неё нет ничего общего, кроме телосложения, о встрече с ней я писал ранее, а вот второе прозвище отдаёт чем-то непочтительным и даже скабрезным? Или моя чрезмерная щепетильность вновь поднимает голову! Как бы там ни было, я принял приглашение Эйрин и поражён укладом жизни давно мёртвых культистов. Если бы не моя природа, я бы ни за что не понял, кто передо мной, что возвращает нас к истиной природе драугров. Раз уж Дозорные Стердарра не поняли, с кем имеют дело, и установили в первом зале свой алтарь. Меня вводит в ступор, что выйдя на следующий вечер в верхнюю галерею, я обнаружил живых людей и одного босмера! Охотник Фендал живет в Ривервуде и привез заказанные шкуры и кожу на Пик Ветров! Милостивые боги! Дорогой дневник, здесь идет натуральный обмен! Ривервудцы – весенние травы, шерсть и кожу, драугры – эликсиры и зелья! Скайрим не устает меня поражать! Где еще можно встретить подобное… взаимодействие? Чувствую себя в дурно поставленной пьесе! В любом случае я буду молиться всем богам, чтобы это приключение прошло мирно! Вроде бы Эйрин довольна мила и местные обитатели её уважают». – Феннориан поставил точку и замер, не замечая стекающие с заостренного пера чернила. «Подождите! Кто тогда она сама? Как сказала? «Единственный живой глава Культа»? Нееет, она точно жива, я сам щупал и слышу ее пульс! Правда, пахнет почему-то ветром и пламенем и немного морозной мириам». – Он погладил свой подбородок, размазывая чернила. – «Возможно, она не будет против, если я её немного изучу?» - алхимик терзался сомнениями, как бы вынести это предложение и чтобы поняли правильно, а не в пошлом смысле. Нет, в пошлом тоже можно, но попозже, сначала дело. Стоявшая в кузнице Эйрин терзалась похожими мыслями: «Надо как-то деликатно провести эксперимент с этими вампирскими печатями. Один образец есть, где бы найти ещё, другого племени и похожего по возрасту? Вести журнал наблюдений буду на русском и довасош. Систематизирую данные и можно будет проконсультироваться с Фалионом.» - размышления не мешали складывать тонкие стальные пластины вперемешку с ртутными и сплавлять Шёпотом. – «Насколько я помню, упыри точно есть в Кровавом Троне, родственник Даггейра, но фиг я одна найду, а просить Феннориана мотаться вдоль южного хребта в поисках неведомо чего, палево. Значит, для начала в Фолкрит? Тем более, я там ещё не была, а в игре это моё любимое место». - она сосредоточилась и Заговорила. Заготовка в её руках раскалилась добела, капала металлом на камень, приобретая чуть изогнутую форму. Заключительное Слово и вот Дова держит кинжал драконьего жреца – динамичный изгиб, потрясающая острота лезвия и хваткая рукоять. - Красота! Было великолепно, но надо тренироваться! – девушка с гордостью охладила свое произведение. - Госпожа. Добрый. Клинок. Сковала. – Одобрил кузнец. - Спасибо, но я еще потренируюсь. – Эйрин блаженно улыбалась, прижав кинжал к груди. Перед мысленным взором предстала трёхмерная карта храма, драугры – тусклые синие огоньки, вампир – розовая клякса. – Пойду гостя развлекать, не соскучился ли он там? Следующие несколько дней они провели в осторожном сближении. Эйрин с радостью обкатала на подопытном байки о Драконьем Культе, до хрипоты спорили о традициях и политической обстановке в сопредельных провинциях. К сожалению, у вампира тоже нашлись претензии к её меню: - Невообразимая гадость. – Скривился Феннориан, поглядев в её плошку с пророщенной пшеницей. – Ладно, кофе, ни пользы, ни вкуса, но вот это! - У нас особое меню, как и драконы, мы получаем много энергии напрямую из окружающей среды. Предпочтительней энергия солнца и воздуха. Но и в проточной воде здорово. – Эйрин старательно жевала склизкие зернышки, поскольку вкусной капусты не завели, морковка сухая, а яблоки надоели. – Не могу же я питаться одними зельями? Алхимик поморщился, успев оценить лабораторию Храма и яды, варившиеся в ней: - Хорошо, для мёртвых эти эликсиры годятся, должен признать, никогда не встречал подобного применения. Неужели тела драугров распадаются с течением времени? - Нет, конечно, а вот чтобы затянуть повреждения требуется или жизненная энергия или зелье исцеления трав, с добавкой вытяжки паслена. Все просто. – Девушка закончила завтрак и отнесла посуду в котёл с водой. – Животная пища тяжёлая, долго переваривается, а нам нужен быстрый и резкий скачок сил для Крика. Никакой магии, в Крик и Слово вкладываешь свою жизнь и суть. - Звучит жутко. Получается, вы постоянно балансируете по краю! – воскликнул Феннориан, поежившись. Его продирало до восторженных мурашек спокойная сила и отношение культистов к жизни и смерти. - Храм перенасыщен незнакомой мне силой, я даже голод слабо чувствую. – несколько растерянно ответил вампир, обходя подметавшего полы драугра. – Приятный сюрприз, но что случится, когда я покину это место? - Проверим. А что до остального, ты посмотри, - девушка обвела коридор рукой. – Как и обещали Повелители Неба, верные встали, ведут привычную жизнь, но не подвержены болезням и старости. Получается, не обманули. Выгодное отличие от Принцев Даэдра, правда? Когда даже насквозь светлая Меридия своих фанатов с легкостью бросает. Драконы требуют лишь верности и правильных формулировок своих желаний. – Эйрин чувствовала зуд на краю сознания, интуиция призывала действовать. «Неужели Асмунд уже куда-то вляпался? Или Мирак притащился права качать? Неееет». - Она осмотрела Изнанку Нирна, все тихо, даже особо буйные Дова настроены благодушно и не бедокурят. – «С чем связан мой психоз»? – Эйрин вышла на улицу в одной простыне, завязанной на манер парео и подняла голову к закатному небу.* Холодный ветер обтекал горы, каждую скальную складу, неся запах снега, немного смолы и крови. Дова повернула голову, как по компасу – юго-восток. «Кровавый Трон! Где там вампирский квест? Надо срочно его брать и разбираться». - Она понимала, что наверняка торопиться с выводами и натягивает сову на глобус, потому стоит проверить. Однако превратиться не успела, едва не вздрогнув от вопроса: - Эйрин, ты куда? В одном… платье? – Феннориан превосходно прятался в тенях, даже дракону трудно учуять, если нарочно не искать. – Смелый крой, тебе идёт. – Он наблюдал, как по ее голой спине вьются серебристо-золотые пряди и слегка синел. - Спасибо. Это простынь. – Девушка развернулась к нему. – Пытаюсь понять, что меня беспокоит. Вампир с трудом справился с лицом, убрав шокировано-возмущенное выражение. Он здесь пытается деликатно не замечать чудачеств, делает комплименты и намёки, а собеседница не понимает их, говорит прямо и не думает смущаться! Можно же проявить немного ответного такта? Какая-то совершенно не типичная реакция! Откуда бедолаге знать, что Эйрин отличалась тупостью и в социально-поведенческих танцах прежнего мира?** - Я не чувствую ничего подозрительного, и допускаю, что Храм не позволяет мне далеко оглядываться, слишком сильны драконьи эманации. - Хочу спуститься в Фолкрит и проверить слухи о скором смещении ярла. – Сходу сочинила Дова. – Как тан Вайтрана я должна убедиться, что мы не получим холд с междоусобной драчкой под боком. - Я пойду с тобой. – Безапелляционным тоном сказал Феннориан и спохватился – если позволишь. Дракон и Крики – хорошо, но ты выглядишь очень безобидно, а про Фолкрит я читал нехорошее. Ковены ведьм, Предел рядом, логово Тёмного Братства и прочие… бандиты. Девушке не следует идти туда в одиночку, тем более, ты собираешься лезть в политику. Эйрин похлопала ресницами на его речь, с трудом соотнесла свой внешний вид, возможности, как выглядит со стороны и согласилась: - Спасибо. «Утром 29 дня Месяца Середины Года мы покидаем драконий храм на Пике Ветров и спускаемся во владение Фолкрит. До одноимённой столицы придётся идти через всю область, но мне не хочется отпускать Эйрин одну. Тан Эйрин хочет выполнить свои обязаности и убедиться, что холду не грозит внутренняя война, и я пойду с ней. К тому же здесь самое большое действующее кладбище в Скайриме, мало ли что. Да, Гвендис, я вижу, как ты закатываешь глаза! Да, мне интересно! Нет, я отдаю себе отчёт, что возможно, вляпываюсь в проблемы, но не могу иначе». – Феннориан поставил точку, аккуратно просушил чернила и убрал в футляр. Стоит отправить накопившуюся кореспонденцию с соколом. Не может такого быть, чтобы в столице владения такой услуги не предоставляли! Далёкий шум, скрип и голоса донеслось до его чувствительного слуха. Вампир вздохнул со смирением, он уже привык натыкаться на любопытных людей и меров в самых страшных и диких местах Тамриэля, но то, что в храм Драконьего Культа добровольно приходят крестьяне и производят натуральный обмен с драуграми, до сих пор осознать не мог. «Дорогой дневник, на второй день пребывания в храме я очнулся от голосов живых людей. Так странно вновь чувствовать разнотактовый пульс живых. В этой замкнутой системе древнего упокоища сложно не потерять счёт времени. Именно поэтому я не пропускаю записи. О чем я? Ах, да. Оказалось, паломники приехали помолиться Стендарру! До Солитьюдского собора далеко, а намоленный алтарь, поставленный самими Дозорными здесь! Вот ирония – непримиримые борцы с нежитью и Даэдра установили алтарь своего бога в самом центре драугрской общины! Но не мне возражать, наверное, сам Стендарр не против, раз алтарь никого не испепелил? Я своими глазами видел, как один из стражей протирает его тряпкой, но сам трогать не рискнул. Чувствую, нынешнее путешествие отучит меня удивляться». – Феннориан закрыл дневник, запер и убрал в непромокаемый футляр. Стоило покинуть гостеприимное Упокоище и где-то нацедить свежей крови, фляга едва ли на четверть заполнена. Ранним утром, когда густой туман клубился в долинах по обе стороны Пика Ветров, Эйрин попрощалась с Бонаром и готовилась к спуску в Фолкрит. Здесь она ещё не была, стоит сравнить свои игровые впечатления с реальностью. В конце-концов, она всегда любила хвойные леса и туман. Фермеры, обменявшие прошлогодние продукты на новые сельскохозяйственные инструменты согласились подвезти до рыбацкого лагеря на западном берегу озера. Далее, крестьяне поедут прямо, в свою деревушку, а двое путешественников направятся по «федеральной» трассе на юг. Спуск с Пика Ветров с западной стороны более крутой, но серпантинная тропа расчищена, кое-где укреплена, размечена турами со знамёнами Культа и выводила прямо к Южному Ноголомному Проходу, или к полузатопленной имперской крепости. «Какие драугры молодцы! Ничего указывать не пришлось, все благоустроили, как при жизни привыкли! Молодцы же»! – тихо радовалась Эйрин. – «Южный проход – старый сквозной туннель, сокращает время пути между вайтранской тундрой и озером. В игре там не то бандиты, не то некроманты обитали, а в реальности - платная дорога. Реманская крепость на руинах причала построена. Тысячи лет назад Илиналта была глубже, но меньше по площади. Кстати, у меня нехорошее предчувствие, вроде там находится Чёрная Звезда Азуры? Не помню». На осторожные вопросы, все ли тихо вокруг, крестьяне переглянулись: - Дикие звери, лесные духи, бандиты. – перечислила молодая нордка, идущая позади повозки. – Братья Бури встречались, теперь нет. - Перестали рядиться в синие тряпки и честными бандитами обозвались. – презрительно сплюнул старый норд, правящей телегой. – Крунд, разрази тебя Талос, поверни коня, не видишь что ли? – его внук с ворчанием взял тяжеловоза под уздцы и направил ближе к скале. - Нехорошие здесь места, ой, нехорошие! – понизил голос черноволосый норд. – В пещере колдуны угнездились, в старом форте тоже, люди пропадают! Стража патрулирует только по имперской дороге. От сторожевой башни до перевала на Вайтран. А мы как хотим! Славьтесь, боги, Дозорные алтарь поставили, да наёмники в руинах всю нежить повыбили, - приотставший Феннориан, соскребавший в пробирку «ржавый лишайник» со скалы, закашлялся. – Обмениваются честно. Нет, в последние лета полегче стало, потише. Эйрин кивала с благостным видом, вампир негодующе пыхтел, вновь разбираемый любопытством. Озеро Илиналта в самом деле впечатляло. Окруженные хвойным лесом тёмные воды неспешно бились о камни. В воздухе мелькали стрекозы, бабочки, мошкара, далеко на юге виднелся противоположный берег. Наконец, каменный серпантин закончился чуть выше, чем спуск к полузатопленной наклоненной башне. Узкая грунтовка тянулась среди кустов багульника и снежноягодника. Путники заняли место в телеге и возница щелкнул поводьями. Теперь скорость передвижения возросла и если ничего не случится, можно надеяться выйти к вечеру к большому рыбацкому лагерю. - Почему я раньше сюда не заглядывал? Потрясающее растительное разнообразие! – Феннориан, натянувший капюшон поглубже, хищно оглядывался по сторонам – кровавый венец! А вот там, о боги! "Синий звездоцвет"! В Хай Роке это растение поискать надо, а здесь целые заросли! - Это же "слезы Мары". – Пояснила нордка, состроив глазки ученому. – Их больше на том берегу, мы их собираем и завариваем настой. - Да, живые цветы слегка ядовиты, а в сухом виде согревают и дают небольшую прибавку к регенерации здоровья. «М-да. Вот что значит, любимая профессия! Фенн похож на Волка за рулём комбайна в той серии, где он пшеницу и кур в брикеты упаковывал». – Эйрин провела ассоциацию, готовая ловить и водворять алхимика на место. Крестьянка с жаров расписывала разнообразие родного края: - У нас ещё грибов много. С предельских гор много ручьев стекает, так там разные грибы растут, цветы. Там лагерем каждое лето данмер живёт. Палатку ставит и грибы описывает. Чего-то варит, пишет. Мой брат его встречал, говорит, аж трясётся, вокруг поганок на коленях ползает. – Она нахмурила светлые брови – а я думаю, не больной ли? Здоровый же не будет трястись, верно? - Будет. – Мечтательным тоном протянул Фенноарин, сжав руки в замок. – Наверное, он миколог, алхимик узкой специализации, направленный на изучение микосистем в отдельно взятом регионе. *** Норды и даже лошадь повернулась к нему, а внутренне гоготавшая Эйрин пояснила: - Данмер грибы любит до умопомрачения. - А. Ну понятно. Остроухие все такие. – Пробормотал Крундт. – Этот вон тоже нездоровый. Дорога выдалась скучной и спокойной, Эйрин пыталась зарисовать вид на озеро с натуры, Феннориан мечтательно урчал, оглядываясь, что-то строчил в дневнике, крестьяне болтали о чем-то своём. До большого рыбацкого лагеря – деревянные мостки, выдающиеся далеко в воду, пять палаток и коптильня, добрались невероятно быстро, солнце только коснулось леса. Здесь спутники распрощались. Фермеры остались на ночь, а парочка сверилась с дорожным указателем неподалёку и направилась по южной «федеральной» трассе. - Я слышу звон корня Нирна! – метров через пятьдесят затормозил вампир, отцепил от рюкзака лопатку и рванул вправо. Дова вздохнула, перелезла через разломанное каменное ограждение и пошла на поиски. Вампир обнаружился на берегу быстрого ручья, с мурчанием выкапывающий растение с резными светло-зелеными листьями. «М-да… кажется, я сглупила, надо было лететь. Фенна в таком состоянии кто угодно схарчит, сопротивляться не будет, как тетерев! А если с тем данмером-алхимиком встретиться? Не, не, надо пинать дальше». - Феннориан! – дозваться до осмысленного блеска в алых глазах удалось не с первого раза. – Ты помнишь, что мы в лесу, рядом с дорогой и нужно добраться до какого-нибудь укрытия? Например, до сторожевой башни намного южнее? - Извини. – Вампир потер запястьем лоб, с нежностью поглядел на добычу. – Я потерял голову от северного разнообразия! Почему в Коллегии никто не сказал о таком потрясающем месте? - Древис точно упоминал, у него на юго-востоке практиканты до войны каждый год останавливались. В этом, наверное, тоже начнут. – С удивлением сказала девушка. – Наверное, ты так торопился смотаться из жуткого места, что пропустил график командировок и практических занятий. – Укорила она. - Возможно. – Алхимик смущённо потупился, вертя лопатку в пальцах. – Я действительно покидал Коллегию в спешке. Если ты не против, может, мы сможем отыскать того грибника? - Почему нет? – Дова смутно помнила о каком-то трупе в ручье среди грибов чуть левее «Полулунной лесопилки». – она вернулась на дорогу – давай, догоняй! – Крикнула и туум унёс её далеко, благо можно не опасаться впилиться в скалы или деревья. «Стремительный рывок» воспринимался как бег, ускоренный во много раз. Телепортация, конечно, быстрей, но туум безопасней и его не собьешь. В лесу гораздо сумрачней, чем над озером. Звенят комары, на темнеющем небе среди елей загораются звезды, проявляется розовый бочок Мессера, в кустах оборвался писк и раздался хруст. Пахнет землёй, водой и хвоей. Девушка закрыла глаза, и наслаждались ароматом и покоем, пока… - Эйрин, как ты могла оставить меня! – стайка заполошно пищащих летучих мышей собралась в вампира. – Ты двигаешься невероятно быстро, но мы должны держаться вместе! – возмущённо выговаривал он, и принюхался. - Там кем-то ужинают. – Расслабленно заметила Дова. - Лиса поймала кролика! Феннориан приблизился к ней: глаза светятся сиреневым, гнус почему-то отказывается садиться на обнажённые руки, шею и ноги, но не пахнет притираниями от насекомых. - Чего ты меня нюхаешь? А где корень Нирна? - В тубе. – Алхимик тряхнул рюкзаком и взял её под руку. – Идём вместе. - Нееет, я тебя не подниму. – Эйрин в ужасе замотала головой, обхватила бывшего альтмера за пояс и попыталась приподнять. Не получилось. Она обежала его и постаралась перехватить в наклоне, сделав подсечку. Стоит, как выкопанный! - Эм… А что сейчас ты делаешь? – недоуменно спросил Феннориан. Нет, если бы кто иной его так откровенно ощупывал и пытался опрокинуть, он бы понял однозначно, но с Эйрин нельзя быть ни в чем уверенным, лучше уточнить. Кто их, драконопоклонников знает! - Пытаюсь приподнять тебя. – Пропыхтела девушка у его левого локтя, отошла и с досадой склонила голову набок – нет, если на плечи, то, наверное, получится, а смысл? Очень уж ты негабаритный, как бочка. – Вампир негодующе фыркнул, расправил плечи и втянул живот. – Я не могу протащить больше, чем поднять, то есть пару-тройку стоунов. Придётся тебе самому лететь. - Я не просился на ручки. – Феннориан издал смешок, правильно, уточнил, иначе вышло бы неловко. – Просто хочу, чтобы ты меня дождалась в следующей точке. - А, ну ладно. А все-таки, сколько ты весишь? Я – 9 стоунов. Алхимик страдальчески выдохнул: - Неудивительно, ты ниже меня на полторы головы. Во мне почти четырнадцать. - Спасибо. Догоняй! – смазанное серебристо-голубое свечение растаяло на тёмной дороге. - И это Гвендис порывистая и взбалмошная? Нет, дорогая сестрёнка, у тебя появился достойный конкурент! – летучие мыши с писком унеслись вперёд. Еще три прыжка и Эйрин едва не пронеслась мимо ориентира – лесопилки. С трудом затормозив на мосту через бурную речушку, она ухватиалась за перила. Типичная крытая пилорама с водяным колесом, крестьянской дом с небольшим огородом, огороженным плетнем. Под навесом сонно квохчут куры, факелы горят у каждого хозяйственного строения, из трубы жилища идёт лёгкий дымок. «Логово местных упырей! Вроде, в сарае у озёра трупы и кости валяются и их заказали Тёмному Братству. Ну, теперь-то некому. Или уже вырезали, но кто тогда здесь живет»? – Эйрин не видела на лесопилке ни живых, кроме кур, ни мёртвых. Стая летучих мышей собралась в Феннориана возле моста: - Я чую кровь. – скользящий походкой он направился на запах, Эйрин за ним. Перевернутая лодка лежала возле сарая, откуда девушка почувствовала гниль и запекшуюся кровь. Алхимик заглянул в распахнутую дверь – на грубо сколоченном столе лежал полуобглоданный скелет, на стенных крюках растянуты медвежьи и волчьи шкуры, на полу валяются оленьи рога и ещё чьи-то кости. - Кажется, они пытались здесь проверить, воняет кошмарно. – Эйрин сунулась было в проем, но отпрянула. – Меня тошнит! - Меня тоже. – возмутился вампир, прищурился и внимательно огляделся по сторонам. – Столько продукта перевели! Неужели здесь логово некромантов? В лагере я заметил, люди избегают даже упоминать эту лесопилку! - На Пик Ветров дошли слухи, что здесь обитают два вампира. – поделилась сомнениями девушка, растерянно дергая себя за прядь волос. - Я не чую сородичей. – Отрицательно мотнул головой Феннориан, поколебался и все же сказал – прости, но ты выглядишь жутко! Глаза светятся, как у драугров! Кожа тоже… слегка мерцает… и худоба, почти как у драугров. Может, тебе стоит разнообразить меню? - Етит твою кочерыжку! – дова очень удивилась. – Ты это мне говоришь? У самого алые глаза светятся, и по поводу твоего питания я что-то претензий не имею! - Я хочу сказать, что ты не дракон, чтобы солнечным светом быть сытой! И пророщенной пшеницей. – Феннориана перекосило. – У тебя не будет сил… а, давай лучше осмотримся! – он растворился туманом и утек через трубу в дом. - Вот зараза, с темы съехал! – тихо пробурчала Эйрин. – И чего всем покоя не дают мой стиль и меню? Видели бы тех веганов, праноедов и фитоняшек! Щеколда с шорохом отодвинулась, выглянул вампир: - Эйрин, здесь точно что-то не так! Девушка осторожно зашла, мысленно радуясь, что полумрак не помеха. Огонь в очаге почти потух, утварь самая простая и стандартная – двуспальная кровать с соломенным тюфяком и меховыми одеялами, самодельные стол и табурет, полки с посудой, два сундука и комод. Именно в один из ящиков задумчиво смотрел Феннориан. - Видишь? Много детских вещей, одежда, белье. Даже игрушки. – Он коснулся кончиками пальцев фигурки деревянной лошадки. – Но следов детей на лесопилки нет. - Умерли и родители все убрали, чтоб ничего не напоминало. – Предположила Дова. – Как вариант, если бы не разделочный цех в сарае. Разве вампиры едят мясо? - Когда голод становится нестерпимым, полностью теряешь рассудок, превращаясь в кровавого монстра! – с дрожью сказал вампир. – Потом очень сложно вернуться в нормальное состояние, а если такое случается часто, деградируешь окончательно. Это жутко на самом деле! - Без мозгов жить вообще кошмар, но некоторые до могилы в сознание не приходят и считаются адекватными. – Фыркнула девушка и погладила спутника по плечу. – Не парься, ты за вот это никаким боком не ответственен. В Фолкрите обязательно стуканем в стражу. У них тут предположительно людей жрут, а им пофиг. Бывший альтмер закатил глаза, с мукой выдохнул: - Ну, почему у тебя такая лексика? Я и без слов на довасоше понимаю тебя только интуитивно! - Развивать фантазию полезно. – широко улыбнулась Эйрин. – Закрой за мной дверь. Она ждала спутника на пятачке света, уцепившись большими пальцами за лямки рюкзака и зевала, как бегемот. «Надо собрать жопу в кулак, допрыгать до сторожевой башни, благо по дороге мимо не проскочишь, поспать, а с утра добраться до столицы. Кто там адекватный? Вроде управительница Нерья? Вот ей о подозрениях расскажем, а потом»… - Силы небесные! У нас гости! – раздался за её спиной мужской голос. Резко, аж «салазки» хрустнули, захлопнув рот, Дова обернулась. Типичный же черноволосый норд в лямерной броне скинул с плеча тушу оленя: - Прошу, заходи и чувствуй себя, как дома. Для одиноких путешественников эти леса очень опасны. Меня зовут Херн, а мою жену Херт. - Приятно, вернувшись с охоты, встретить новое лицо. – Напевным тоном поддержала нордка, выходя, из-за навеса для кур. – Располагайся, отдохни с дороги. - Добрый вечер. Я иду в Фолкрит с Пика Ветров. Надеюсь остановиться на ночлег в Сторожевой башне. – Намекнула о своём старте Эйрин. Возможно, пункт выхода и её светящиеся глаза что-то прочистят в головушках владельцев лесопилки? - О, зачем же рисковать. – Покачала головой Херт, и облизнула губы. Её глаза тускло светились оранжевым, или это отблески огня от факела? Дова явно видела перед собой нежить, старую, но младше затихарившегося Феннориана, чувствовала их нетерпение и голод. - Завтра из деревни пройдёт караван и заберёт заказ в столицу. Тебе будет удобнее уехать с ним. – Херн распахнул дверь в дом – заходи, жена готовит дивное рагу из крольчатины. Сделав рука-лицо, Эйрин поняла, что без конфликта не обойдётся. Главное, чтобы свой вампир под удар не попал: - Так. Хватит. У вас чудный сарай. Воняет аж от моста. Мне вот интересно, вы на подножном корме или имеете покровителя в Фолкрите? Парочка переглянулись, окончательно сбрасывая маскировку, и выглядели, как привычные волкихаровцы средней степени голода – не совсем гротескные морды, но и с живыми уже не перепутаешь: - Какая умная девочка, наверняка, вкусная. – Пришипетывал Херн, медленно приближаясь. - Жаль, война закончилась, опять голодать и соблюдать осторожность! – досадовала Херт, заходя справа. – Ничего, наши леса славятся опасностью на всю провинцию. Эйрин явственно видела темно-синие печати, оплетающие их целиком, но тип плетения и узоры слишком различны с феннориановой: «Я, конечно, не специалист, но, по-моему, они разных видов. По Лору вирус-проклятие мутировал на множество штаммов, и этот совершенно отличен от нужного. Что ж, придётся дезинфицировать». Вампиры бросились на добычу, и между ударов сердца Эйрин выдохнула: - Йол-Тор-Шул! Широкий и длинный язык пламени с ревом протянулся почти до пилорамы, не оставив от нежити даже праха. Дова повернула голову направо – в полуприседе с протянутыми руками замер Феннориан, его выпущенные глаза дергались, рот открыт, клыки наружу: - Тихо. Не надо бояться. Я просто ответила на агрессию. – Эйрин медленно развернулась к нему. – Молодец, что спрятался и не мешался! - Это… это была моя фраза! – с возмущением воскликнул бывший альтмер, поднялся и осторожно коснулся ладонями её лица. – Не нагрелась! Послушай, я хотел тебя вытащить и лететь подальше, эти вампиры опасны! Им, по меньшей мере, четыреста лет! – они оба покосились на выгоревшую черную землю. – Ладно, я неправ, но ты! - А я хорошо вижу, с кем справлюсь, а от кого надо драпать. – Эйрин мягко высвободилась. – Я могла рвануть, могла раствориться, но они бы продолжили жрать всех мимо проходящих, ты сам видел части тел и вещи в комоде. - Да. Я слышал, что она сказала, про войну. – Вампир сложил руки на груди. – Они выпивали беженцев без разбора. Да, их надо было остановить. - Тогда, прыгаем к башне и в Фолкрите просим обыскать здесь все. Пусть стража займется своими прямыми обязаностями. – Девушка пошла к мосту. - Это про них в рыбацком лагере говорили. – Феннориан догнал её. – Херн и Херт. Что ж, теперь хоть немного в лесу станет безопасней. – Он с усилием отвёл взгляд от туши оленя. Аромат крови щекотал ноздри, вызывая слюотделение и царапанье за грудиной.
Примечания:
* Простынь завязана примерно так https://zaych.ru/wp-content/uploads/2019/04/251fcc9d0950356323104bc17d71e6f0.jpg
** Эйрин всю жизнь здесь не улавливала многих нюансов социальной жизни. А тут она тем более не понимает заморочек, потому что ни драконов, но попаданца не волнует местная стыдливость.
*** Допущение, надо же как-то научно обозначить местных грибоведов.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты