Я не волшебница. я только учусь. Второй курс

Джен
G
Завершён
167
автор
Размер:
780 страниц, 42 части
Метки:
AU
Описание:
Галие предстоит второй год обучения в Хогвартсе. Из Азкабана сбегает Сириус Блэк. Магическая Британия взбудоражена первым побегом из тюрьмы и пытается искать беглеца. Вокруг школы выставлен кордон из дементоров. Но в окрестностях школы Волшебства и Магии беглый узник появляться не спешит.
В остальном вроде бы пока все идет по канону, хотя события меняются на глазах.
Зато в Хогвартсе появляется странный человек, о котором многие маги слышали, но вживую встречаться с ним мало кому удавалось.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
167 Нравится 352 Отзывы 67 В сборник Скачать

Соло для мандрагоры

Настройки текста

Сегодня в Хогвартсе был день открытых дверей. Первым прибыл взмыленный Амос Диггори, притащив с собой половину Отдела по Регулированию Магических существ. Осмотрев со всех сторон мертвого василиска и потрогав чешую отец Седрика убедился, что перед ним не мистификация, не ловкая иллюзия и не мастерски выполненная трансфигурация, а настоящий Король Змей. - Не думал, что когда-нибудь увижу живого василиска! – пробормотал потрясенный чиновник. Маг был в таком шоке, что не сразу сообразил – перед ним уже мертвый змей. Прикрикнув на остолбеневших помощников, которые таращились на поверженного монстра, Амос велел им приниматься за работу. - И что нам делать? – не поняли его подчиненные. – Это же не зверушка, ввезенная контрабандой и не выращенное тайком запрещенное животное. - Всему вас учить надо! – вздохнул Диггори-старший, - так ты Крис, доставай свой блокнот, будешь записывать все характеристики змея. А ты Донни, начинай измерять тушу от хвоста до носа. Ты Роберт, возьми кровь василиска на анализы. Попробуем вычислить его возраст и вес. Работа закипела. Сотрудники Отдела, взбодренные окриком и указаниями начальства, живо принялись за дело. Но вскоре были остановлены появившимся Хагридом. - Вы что тут делаете? – возмущенно возопил он. – Это наш змей! Ишь ты василиска крутить-вертеть захотели. - Я действую с разрешения Альбуса Дамблдора! – с достоинством ответил Амос, - Монстр должен быть сфотографирован со всех сторон, описан во всех подробностях и задокументирован. Для того чтобы потом никто не мог говорить про него как обычную школьную легенду! Хагрид растерянно заморгал и переглянулся с магозоологом Кеттлберном, который охранял василиска от любопытных. Тот кивнул головой, подтверждая слова Диггори-старшего. Великан потоптался на месте, обошел вокруг мертвого змея горестно вздыхая и потом зашагал к замку. Вслед за Амосом появился Руфус Скримджер с двумя рослыми мракоборцами за спиной. Их встречал Аластор Грюм, стоя на границе Хогсмида и территории школы. - Аластор, что тут произошло? Мне уже больше часа летят совы с воплями о нападении василиска на Хогвартс! Если это шутки, то весельчакам не поздоровится, – воскликнул глава силового отдела. - Какие шутки?! Василиск и есть! – мрачно ответил ветеран. – Идемте, я его вам покажу. При виде мертвого Короля Змей глава силового ведомства так шарахнулся назад, что чуть не сбил с ног свою свиту. Ужас Слизерина даже погибший, выглядел очень впечатляюще. Особенно это касалось его зубастой пасти, которую сотрудники Амоса Диггори открыли рычагом и теперь старательно и не спеша фотографировали змеиные клыки. - Внушает?! – невесело усмехнулся Грюм, видя реакцию своего бывшего начальства. - До вас тут уже весь Хогсмид перебывал. Мадам Розмерта вообще в обморок упала, как только василиска рассмотрела. - Кто его одолел? – охрипшим голосом поинтересовался Руфус, не в силах отвести взор от неподвижной туши, - Аластор, это был ты? Мракоборец издал хмыкающий смешок. - Я?! Да я в числе последних прибежал. И все моя нога! – последнюю фразу он буквально выплюнул. - Так кто же победил змея? – благоговейным тоном спросил Кингсли Бруствер, прибывший вместе со Скримджером. - Преподаватель ЗОТИ Майкл Стентон на пару с Гарри Поттером! – был ответ. Главный мракоборец и его сопровождающие раскрыли рты от изумления и попали в кадр фотоаппарата Трейси Дэвис, которая в это время бродила рядом вместе с другими учениками. За Руфусом появился сам министр Корнелиус Фадж. Тот долго смотрел на василиска хлопая глазами и почти не дышал. Затем он осторожно приблизился к Амосу Диггори. - Змей настоящий? – выдавил из себя первый чиновник. - Настоящий! – ответил Диггори-старший. - Ты проверил? - Проверил! Фадж глянул на отца Седрика с такой тоской в глазах, что тот забеспокоился – вдруг министр сейчас побежит вешаться в Запретный Лес. Но Корнелиус видимо справился с эмоциями и сгорбившись, потопал в Хогсмид. - Напьюсь и уволюсь! – бормотал он, направляясь в «Кабанью Голову», которую держал Аберфорт Дамблдор. – Что за год выдался, одни проблемы и несчастья. Лучше уйду сам, пока меня не вышвырнут из Министерства разгневанные избиратели. Как раз сегодня утром министр выступил по колдорадио, где убедительно и пафосно заявлял на всю страну о том, что слухи о василиске в Хогвартсе являются нелепыми выдумками. А Король Змей взял и вылез всем напоказ и поломал Фаджу карьеру. За министром повалили журналисты всех мастей. Репортеры и фотографы из «Ежедневного Пророка», авторы колонок в женских журналах, один старичок из «Трансфигурации сегодня» и сам Ксено Лавгуд – редактор «Придиры». Появилось несколько членов Визенгамота, то и дело прибывали взволнованные родители учеников, а также самые разные маги в виде обычных зевак. Вся эта орава высаживалась в Хогсмиде, топала от деревни к дому лесника, изумленно пялилась на труп змея и на разные голоса выражала свои эмоции от увиденного. Многие не доверяя собственным глазам дотрагивались до остывшего туловища василиска, чтобы убедиться в истинности чудовища. Профессор Кеттлберн на которого спихнули обязанности присматривать за тушей решился провести небольшую лекцию. Усилив свой голос Сонорусом, он обратился ко всем пришедшим: - Дамы и господа! Минуту внимания. Перед вами великолепный образец магического животного именуемого Король Змей, а по-простому василиск. Вероятно, многие из вас уже слышали о нем, особенно после статьи Риты Скитер. Василиск существо редкое и чрезвычайно опасное. Приручению не поддается, по крайней мере, история не знает волшебника, сумевшего контролировать этого змея. - Теперь взгляните сюда! – учитель длинной веточкой постучал по шкуре мертвого зверя. Та отозвалась глухим звуком. - Видите, какая у него крепкая броня. Чешуя как сталь. Даже лучше, чем у дракона, - торжественно заявил профессор Кеттлберн, - ножом не пробить. Или даже копьем. А вот его гребень на шее, - маг указал на костяные пластины, напоминающие воротник, - это дополнительная защита, так как загривок слабое место у всех змей. И видимо василиску специально ее создали. И острые зубы монстра, которыми он может запросто перекусить человека пополам. Это не считая его ядовитых клыков. Несколько слушателей побелели и судорожно работая локтями поспешили выбраться из толпы. Остальные завороженно глядели на разинутую пасть Короля Змей. Его зубы зловеще сверкали. - Правда, что змей может убить взглядом? – тихо спросил кто-то. Преподаватель по магозоологии согласно закивал. - Это так! Но к счастью его быстро лишили зрения, так что свое сокрушительное оружие змей потерял с самого начала сражения. - Кто его победил? – хором воскликнуло пять или шесть человек из толпы. - Мистер Майкл Стентон, и мистер Гарри Поттер! – честно ответил учитель. Толпа откликнулась восхищенно-недоверчивым гулом. В числе последних посетителей показалась Амелия Боунс. - Значит это правда!!! – прошептала она после того как при виде монстра протерла глаза, а затем и свой монокль. Один из ее подчиненных, оставленных в школе месяц назад и вместе с профессором Кеттлберном охраняющий василиска, подскочил к волшебнице. И начал рассказывать кто и как победил Короля Змей. Женщина хмуро кивнула и направилась в замок. Как и когда в Хогвартс прибыл Сириус Блэк, никто не заметил. Хотя в школу то и дело кто-то приходил, так что Бродяга просто затерялся в череде посетителей и гостей. Но все равно при входе он натолкнулся на декана Гриффиндора. Макгонагал была замучена прибывающими волшебниками, каждый из которых задавал вопросы, просил встречи с героями дня, хотел узнать, как школа догадалась о василиске и требовал приема у директора. У женщины голова шла кругом. - Мистер Блэк, а вы что тут делаете? Вы же должны быть в Испании! – воскликнула она, едва увидев Бродягу. - Я как раз отбываю сегодня вечером и хотел попрощаться с Гарри, - ответил ей Сириус, - а тут смотрю не школа, а бедлам какой-то. - И не говорите! – страдальчески закатила глаза профессор. Волшебницу буквально тянули во все стороны, но вкратце поведать о том, что произошло Минерва успела. Выслушав ее, Блэк поспешил к больничному крылу. Спустя некоторое время крестный Поттера был у дверей в медпункт. И как раз в этот момент из него выходили близнецы Уизли вместе со своим младшим братом, а также завхоз Филч. Старый сквиб при виде Блэка ахнул и шарахнулся в сторону. И разинул рот, чтобы закричать. - Спокойствие! Только спокойствие! – вскинул руки Фред. - Мистер Блэк не опасен! – воскликнул Джордж. Рон тоже застыл на месте. Он угодил на койку в то время, когда Бродяга числился в розыске, а теперь тот спокойно гуляет по школе. Но об этом ему еще рассказать не успели. - Как Гарри? – поинтересовался Сириус. Рыжики дружно оглянулись на дверь медпункта. - Он и его подруга спят. Мадам Помфри напоила их зельем, так что они проспят до вечера, - хором ответили близнецы. - Понятно, - протянул бывший профессор ЗОТИ, - придется подождать. Хотя, вы мне тоже нужны! Заинтригованные близнецы согласились отойти в сторонку, а Рон остался стоять у дверей в медпункт. В то время как Филч поспешил уйти. - Вот господа Уизли, возвращаю вам! – с этими словами Блэк протянул рыжикам Карту Мародеров. Оба брата вытаращили глаза. - Так вот куда она делась! – протянул Джордж с упреком покосившись на Сириуса. - А мы думали и гадали кто ее стибрил! – таким же тоном произнес Фред. - Мне она уже не нужна, а вам еще учиться, - наставническим тоном сказал Бродяга. – Между прочим у меня к вам деловое предложение. Близнецы, собиравшиеся взять Карту, тут же резко отдернули руки, словно обожглись кипятком. Зато уши у них зашевелились, как будто пытались уловить откуда подуло выгодой. - Талант к шутками у вас есть, и головы ваши работают отлично! – серьезно заговорил бывший Мародер, - некоторые ваши идеи можно превратить в звонкую монету. Творения «Зонко» по сравнению с вашими давно устарели. Глаза двух молодцов заискрились алчностью. В закутке, где стоял Блэк, стало немного светлее. - У вас идеи, а у меня финансы! Так что если объединим наши средства, то не только сможем хорошо заработать, но и отлично повеселимся. А то маги уже давно не радуют мир замечательными изобретениями. А мы встряхнем это застоявшееся болото, а заодно порадуем всех своими достижениями, - соблазнял неглупых и сообразительных шалопаев современности бывший проказник Хогвартса. - Согласны? Оба брата дружно закивали, не спуская завороженно-восхищенных взглядов с фигуры Сириуса Блэка. В мыслях они уже сворачивали горы и осушали океаны, а также строили небоскреб «Уизли-Тауэр» посреди Косого переулка. - Вот и отлично! А пока берите Карту. Владейте ей на здоровье. Действуйте – злодействуйте! То есть шалите, но в меру, - отдал последние напутствия Сириус. Едва только старый пожелтевший пергамент перекочевал из рук Блэка к Фреду и Джорджу, как волшебник плавно скользнул братьям за спины и ухватил их за уши. - Ой, ой! – загомонили близнецы. - Теперь скажите мне ребятки. Как можно с таким артефактом не заметить крысу Питера в своей башне? – ласково протянул Бродяга. - Так мы же про Петигрю ничего не знали! – заверещал Фред. - Про него в книгах не писали, родители не говорили! – вторил ему Джордж. - Даже если бы и заметили это имя, то подумали бы, что это призрак или кто-то из наших. - У нас в башне почти сотня. Всех не упомнишь. Блэк приподнял свои руки и уши двух сорванцов повыше. - То есть рядом с вашим братом какой-то Питер, а вы и не задумались кто это такой? Да еще, если он в одной спальне с Роном. Или хуже того в одной с ним кровати. Близнецы привстали на носки, чтобы ушам было не так больно. - Мы же за Рончиком не следим. Мы только путь проверяем, когда вылазки делаем, - заканючил Джордж. - И учителей высматриваем, чтобы им не попасться! – поддакнул ему Фред. - А за родичами мы не смотрим. - Нам их рожи еще дома надоели. Бродяга слегка встряхнул рыжую банду. - Ну хорошо! Верю. Но вот как вы объясните, что в прошлом году не увидели Волан-де-Морта в голове Квиррелла. Карта она ведь показывает каждого человека в школе. - Не было Того Кого Нельзя Называть! – воскликнул Фред. - И рядом с профессором не стоял! – подтвердил Джордж. - Пару раз Квиринус попадался на глаза. Но темного мага мы возле него не видели. - Один тип, правда, рядом с ним крутился. - Ага, какой-то Том. - Том Реддл. И больше никого. Блэк озадаченно хмыкнул. - Реддл, говорите! – протянул он странный тоном. Сириус отпустил уши двух молодцов и те отскочили, потирая пострадавшие места. Волшебник строго взглянул на них и тут же ухмыльнулся. - И как вы змея не увидели! Хотя и я виноват, стащил у вас Карту. Рыжики задумались. Для них Карта Мародеров были лишь помощником во время вылазок и замечательным средством не попасться в руки Филчу и учителям. И следили они по ней только за теми, кто мог доставить им неприятности. - Так ведь у василиска нет имени! – несмело предположил Джордж. - Вон крысы и мыши бегают по школе. И не отображаются, - закивал головой Фред. - Да что крысы. Домовиков не видно. - Ага, хотя их сотня. - И как разглядеть змея среди трех сотен школьников. - Все бегают, мельтешат. - Вот если бы змея звали Ужас и Оскал Салазара ибн Слизерина. - Вот тогда бы мы его засекли. С такой-то кличкой. Блэк выглянул в окно. Отсюда можно было хорошо различить край Озера и крыши теплиц рядом со школой. Но труп василиска оставался вне поля зрения. Его закрывала стена Астрономической башни. - Карта показывает весь замок и опушку Леса. Так что тушка змея должна быть на ней. Ну давайте взглянем, как зовут Чудище из Тайной комнаты, - приказал он. Вся троица быстро развернула Карту Мародеров и всмотрелась в пергамент. И дружно раскрыли рты. - Слизерин!!! – выдохнул Фред. - Ну и ну! – прошептал Джордж. Сириус опомнился первым. - Убрали Карту и спрятались. Живо! Он заметил, что точка с именем «Северус Снегг» приближается к больничному крылу.

***

Хогвартс тем временем гудел от пересудов и предположений. - Василиска победил профессор Стентон! Он заколол чудовище своей саблей! – уверяла Лаванда Браун. - Но сабли у него никто не видел. Только Гарри был с мечом. Значит это он зарубил змея, - не соглашалась с ней Джинни Уизли. - Они оба василиска забили. Я сам видел в окно как Гарри и учитель сражались. Пыль стоит, гром гремит, змей визжит! – разглагольствовал Симус Финниган. - Как ты мог видеть? Ты же в карты с Томасом играл и к окну вообще не подходил, - засомневалась Анджелина Джонсон. - А Колин как там оказался? – осведомилась Кети Белл. Взоры всех гриффиндорцев скрестились на первокурснике. - Невилл, ты же в палате был? Что там Гарри рассказывает? – спрашивал у пухлого мальчишки Эрни Макмиллан. - Итак ясно, что Гарри и профессор дрались со змеем изо всех сил. И победили! А под конец Поттер добил василиска и сказал – Асталависта бэби! – восхищенно качал головой Томас Эдисон. - Он что монстру правда так говорил? – удивилась Сьюзен Боунс. Долгопупс задумался. Он не слышал, чтобы Гарри в больничном крыле говорил такие слова. Тот вообще подобного никогда не говорил. - Врет он все! – махнул рукой Джастин Финч-Флетчли. - Змей не мог говорить такого, да еще на испанском. - А что значат эти слова? – спросила Ханна Аббот. - Покойся с миром малыш! – пафосно ответил маглорожденный ученик. - Красиво! – с придыханием пискнула девочка. - Кто там говорил, что василисков не существует? Вот он. На опушке лежит, - то ли сердился, то ли удивлялся Терри Бут. - Все так говорили! – хмуро отвечал ему Майкл Корнер, который все время ходил вокруг туши. Позади них шушукались девочки их факультета. Они не могли понять, как одному учителю и двум ученикам удалось совладать с таким чудовищем. - Гарри здорово досталось! Сразу видно, что он сражался храбро, - восторгалась Чжоу Чанг. - А на профессоре ни царапины! – задумчиво проговорила Джессика Ллойд. Преподаватели отгоняли школьников, которые лезли чтобы рассмотреть василиска поближе. Увидев Грюма, приковылявшего к хижине лесника, Макгонагал вздохнула с облегчением. - Аластор, хорошо, что вы здесь! Организуйте охрану вокруг змея, а то его сейчас на сувениры растащат! – сказала она. Мракоборец хотел погнать всех учеников в замок, но был остановлен профессором Чар. - Не стоит уважаемый! Пусть все смотрят, запоминают, потом расскажут и поведают всем о том, что они сегодня увидели, - произнес Флитвик рассудительным тоном. В стороне ото всех стояли трое старшекурсников. - Я слышал вместе с Гарри и профессором эта грязнокровка была? – поинтересовался Седрик Диггори. - Ага, я сам ее видел! – закивал головой Хью Стендал. – Рука на перевязи, мордашка в земле. Ее мистер Стентон на руках нес. Все трое помолчали. - Нет, я пас! Эту девчонку лучше не трогать! С ней даже василиск не справился. Так что Седрик сам с ней разбирайся, а нас не втягивай, - хмуро сообщил Адам Крокер. - Согласен! – отозвался Стендал. Диггори-младший гневно взглянул на своих друзей, но те отвернулись, рассматривая неподвижную тушу змея. Он уже несколько дней уговаривал когтевранцев отомстить Деборе Адамс, но его дружки не соглашались. Амос велел сыну даже близко не подходить к той девчонке и пальцем ее не трогать. Но ведь можно действовать чужими руками. А тут вдруг такое происшествие. С маглокровкой сам Король Змей повстречался и где теперь он. Вот лежит кверху брюхом на всеобщее обозрение. Тут по дороге, ведущей в Хогсмид, показался отец Седрика и его сотрудники. И пуффендуец сплюнув себе под ноги, пошел их встречать. - Почему с Деборой все время что-то случается? – вздыхала Джемма Фарли, возвращаясь в замок после осмотра мертвого василиска, - И не говори! Тот Кого Нельзя Называть в прошлом году, дементоры и василиск в этом! – полез в затылок Маркус Флинт. - Зато теперь можно играть в квиддич! – встрял Грэхем Монтегю. – Бояться уже нечего! - У вас на уме один квиддич! – сердито отозвалась староста. - Так кубок может уйти от нас! Если вороны и львы не сыграют, Кубок остается у нас, а если они выйдут на поле и Гриффиндор победит, то все! – с печалью вздохнул Монтегю. Джемма страдальчески закатила глаза. Дети могли погибнуть, а у них одни мысли про Кубок и соревнование.

***

Дебора открыла глаза и увидела над собой высокий сводчатый потолок медпункта. Она поморгала, чтобы окончательно удостовериться в том, что ее сон про Соломона Кейна был всего лишь сновидением. Но он выглядел так ярко и реально. - Проснулась! – весело прозвучал над головой знакомый голос. Перед глазами возникли блестящие от любопытства глаза. - У тебя все хорошо? – спросила Дафна Гринграсс, возникшая слева от кровати на которой лежала Адамс. - Как тебе спалось? – справа появилась Трейси Дэвис. Дебора еще несколько раз моргнула и приподняла голову. Вокруг была знакомая обстановка больничного крыла. Два ряда кроватей покрытые белоснежными накрахмаленными простынями, несколько капельниц у стены, стойки с ширмами. На стенах мягко горели ночники. За окнами темнело, вечер уходил прочь уступая место ночной мгле. Трейси с Дафной уселись в ногах и с жадным интересом уставились на девочку, спасшуюся от клыков василиска. - Уже вечер? – хриплым голосом справилась Адамс. Девочки синхронно закивали. - Нам сообщили, что ты и Гарри очнетесь после ужина. Вот мы и зашли к тебе, - радостно сказала Дэвис. - Твой друг еще спит! – предупредила Дафна, оглянувшись на койку напротив, где из-под одеяла виднелась взлохмаченная черноволосая шевелюра. Дебора села в кровати. - Значит мы весь день проспали, да еще ужин пропустили, - жалобно протянула она, ощущая, как у нее сводит желудок от голода. - Не волнуйся! Мы тебе пару кусочков пирога захватили и несколько груш. А мадам Помфри оставила тебе оладьи и молоко. Вот тут! – захлопотала Гринграсс, вскочив на ноги и указывая рукой на тумбочку. Оладьи были горячими и вкусными, а молоко сладким. - А что Уизли уже очнулся? – спросила Галия как только заметила, что кровати Рона и Филча пустуют - Ага, он сейчас всем рассказывает, как повстречался с василиском. И как змей еле ушел от него живым! – прыснула Гринграсс. От кровати, где лежал Гарри, послышался смех. И гриффиндорец, до этого лежащий с закрытыми глазами, поднял голову. - Ты нас подслушиваешь? – возмущенно воскликнула Трейси, но ее голубые глаза озорно сияли. - Нет, я просто не хотел вам мешать, - смущенно сказал Поттер. - Как ты себя чувствуешь? – заинтересованно протянула Дафна. Гриффиндорец обвел глазами просторные апартаменты медпункта, немного подумал прислушиваясь к своим ощущениям, а затем неловко улыбнулся. - Вроде бы нормально! – с неуверенностью проговорил он. - Ну и отлично! – задорно произнесла Трейси, - значит ты можешь нам все рассказать. - О чем рассказать? – всполошился мальчишка. Судя по его голосу, он посчитал, что должен выложить слизеринке все свои секреты. - Как ты встретил Короля Змей, как ты с ним сразился, как тебе помог мистер Стентон и как ты победил чудище? – начала радостно перечислять Гринграсс, лукаво поглядывая в сторону гриффиндорца. - А то профессор молчит и ничего не рассказывает, Криви снял только парочку колдографий и потом у него закончилась пленка. Сам он мало что видел, да и смотрел издалека, - поддержала подругу Дэвис. - Если ты очнулся, то теперь нам все расскажешь! – безапелляционным тоном прокурора, выносящего приговор, заявила Дафна. – А Дебора подправит или дополнит твой рассказ. Гарри растерянно заморгал, казалось он сейчас готов схватиться еще с одним василиском, чем отвечать на расспросы взбудораженных девочек. Положение спасло появление медсестры вместе с Гермионой и Роном. - Ага, вы уже очнулись непоседы! – со вздохом сказала она, принимаясь за осмотр своих пациентов. - Можете покушать, как раз вам притащили немного еды! – строго сообщила она после того как убедилась, что Адамс и Поттер в порядке. На столике где еще оставалось немного снеди, принесенной девочками из змеиного факультета, появились сэндвичи, куриные крылышки, закрытая баночка с бульоном и несколько кексов. Посетители молчаливо взирали на то, как Поттер уплетает свой нехитрый ужин. Только Уизли шарил глазами по палате, словно пытался в ней что-то отыскать. - Кучу времени я тут пролежал, а в школе столько интересного произошло! – вздохнул он. - Про тебя, когда услышали, то в Хогвартсе такая паника была! – серьезно сказала Дафна, - многие даже уехать хотели, потому что думали, что Ужас Слизерина свихнулся. - Как ты василиска увидел? - полюбопытствовала Трейси. Рон зарделся, словно невеста перед венчанием. - Я тогда после матча к Хагриду пошел. Со мной еще Гарри и Гермиона были. И вот лесник вспомнил, что рыбу свою на берегу Черного Озера забыл. Я вызвался сбегать и принести ее. На дворе было темным-темно, вокруг ни души и только вдали страшно выли волки, - пустился в повествование Шестой из Уизли. - Волки? – удивленно переспросила Грейнджер, - я что-то не слышала. Да и сумерки вроде были. Не слишком темно! - Ну да! Вышел я из хижины тогда еще было немного светло, но как только я стал подходить к Озеру, то уже была непроглядная ночь, - продолжал Рон. - Ты так долго шел? – вскинула брови Гринграсс. Рыжий мальчишка ненадолго задумался, а потом отрицательно качнул головой. - Нет, я очень торопился, но стемнело быстро. Так что когда я подошел к воде, вокруг стояла ночь! Рыба лежала прямо на берегу, и я начал ее собирать. И вдруг послышалось рычание! - Змей зарычал, да? – ахнула светловолосая слизеринка, прижимаясь боком к улыбающейся подруге. - Змеи не умеют рычать! – успокоила взволнованную Дэвис ее сокурсница. – Наверное это был волк, который выл в лесу. - Ну да, то есть нет! Какой волк? Это дог Хагрида рычать начал! – ненадолго сбился с рассказа гриффиндорец. - Ах дог! – сообразили слизеринки и тут же спросили: - Дог откуда взялся? - Ну он со мной побежал! – махнул рукой Рон. – Слушайте дальше! Собираю я рыбу, а тут собака залаяла. - Так зарычала или залаяла? – коварным тоном поинтересовалась Дафна. - Залаяла вроде бы, - подумав с минуту ответил мальчишка, - я сразу понял, что не просто так. Собака лает прямо на прорубь, что возле берега. Я сначала подумал там русалка плавает или кальмар. И тут ветер налетел, деревья закачались, листья зашелестели так страшно как будто шепчут «Беги Рон, беги!» - Листья? Они кажется, тогда еще не появились! – задумчиво протянула Адамс. Школьники переглянулись и синхронно пожали плечами. Затем вновь обратили взоры на Уизли. - Что дальше? - с еле слышным вздохом справилась Гермиона. Она уже слышала рассказ сокурсника в самых разных изложениях. Краткая встреча рыжего гриффиндорца с Королем Змей с каждым разом становилась все длиннее и все больше обогащалась диковинными подробностями. - Так вот, как будто сама природа предостерегала меня, но я не испугался! Я выхватил палочку и стал ждать. Под водой явно что-то плавало. И что-то большое! – пафосно рассказывал мальчишка. - Наступила тишина, я слышал стук своего сердца. Дог Хагрида заскулил и спрятался за меня. Луна вышла из-за облаков и осветила Озеро. Я смотрел в темную воду и ждал! - Почему ты не убежал? – внезапно перебила его Дафна. Уизли глянул на нее с таким укором, что синеглазая девочка опустила голову. Однако она поступила так не из-за стыда, а чтобы скрыть улыбку. - Разве я должен бежать от опасности? Я стал медленно отступать от берега, крепко держа в руке палочку. Мантия путалась у меня в ногах, собака дрожала и скулила. А он как прыгнет! – зашептал гриффиндорец, тараща глаза и размахивая руками. - Кто прыгнет? Собака Хагрида? – не поняла Трейси. - Какая собака? – возмутился мальчишка. - Змей прыгнул! - Куда прыгнул? – еле сдерживая смех спросила Гринграсс. - Из-под воды прыгнул! – Рон взмахнул вверх руками, как бы желая показать насколько высоко может взлетать василиск. - Этот змей как выпрыгнет из воды, даже лед пробил! И тут… - А дальше он на тебя глянул и ты оцепенел! Это ясно, - закончила за него Адамс. Иначе рыжик может описывать свое приключение еще долго. - Непонятно только одно, как ты сумел спастись от его взгляда? – осведомилась слизеринка. Судя по взглядам остальных, данный вопрос интересовал всех слушателей. Уизли раздосадованный тем, что его остановили на самом интересном месте, заморгал глазами, а затем впал в задумчивость. - Не знаю! Он, когда на меня посмотрел, у него с головы вода стекала. Может поэтому я и спасся! – пожал плечами Рон. - Змей не смог сфокусировать взор! – произнесла Грейнджер. - Повезло! – серьезно сказал Гарри. - Ага! – согласилась с ним Гермиона. – Я вот, когда василиска увидела, так испугалась. Такое чудище! Мистеру Филчу и тебе Рон, очень повезло. Змей ведь мог любого человека слопать, не жуя. - Повезло! – хором воскликнули слизеринки. Шестой Уизли все еще недовольный от того что его прервали, закивал головой. Выйдя из палаты, он быстро оказался в центре внимания, потому всем не терпелось узнать, как он повстречался с Королем Змей. И всеобщий интерес мальчишке нравился. - Вам тоже повезло! – добавила Гермиона, присаживаясь на кровать рядом с койкой Поттера. - Если бы не ван Хельсинг! – сурово протянул Гарри. - Слышали бы вы какой крик поднял Криви, когда примчался в замок! – вспомнила Гринграсс, - он влетел в Зал и как заорет. - Там чудище, это Слизеринское. И мертвое. Оно хотело Гарри сожрать. И все учителя как побежали вам на помощь, - подхватила Трейси. - Теперь Колин по всей школе распродает снимки, где Гарри сражается с василиском! – мечтательно вздыхая сообщил Рон. - Какие снимки? – удивился Поттер, и тут же хлопнул себя по лбу. Как он мог забыть, что Криви никуда не ходит без своей камеры. Он, наверное, и спит с нею. Тем более он подбежал к ним с криком, что все сфотографировал. - Вот они! – с этими словами лохматая гриффиндорка положила ему на одеяло несколько колдографий. На первом снимке змей с раскрытой пастью нависал над детьми и затем бросался в атаку. Но натолкнувшись на лезвие меча василиск отшатывался назад. На другом - вокруг него взрывались фейерверки, и он мотал головой. На третьем снимке феникс, чье оперение горело в солнечных лучах, клевал монстра в нос и бил по нему когтями. Кадры выглядели очень впечатляющими. Король Змей казался таким громадным, потому что закрывал собой полнеба. - Прямо Годзилла какая-то! На самом деле он был не таким огромным, - подумала девочка, рассматривая колдографию. - Какой он большой и ужасный! – с придыханием говорила Дафна. - Тебе, наверное, было очень страшно? – справилась Трейси. Дебора согласно закивала. - Я чуть в обморок не упала, когда увидела змея. Вокруг было тихо и вдруг он как вскочит. Прямо из-за грядок с помидорами. А цвет на его шкуре меняется как у хамелеона! – рассказывала она потрясенным и притихшим слушателям. - Ужас! – пискнула Гринграсс. - А потом что было? – затаив дыхание спросила Трейси Дэвис. - Потом, потом мы с Гарри бежать к школе. Как нас профессор Стентон учил. Но василиск быстро ползает. Он догнал нас и как врежет по ногам. Мы и покатились как Колобки! – продолжала говорить Адамс. - Как кто? – не поняла Гермиона. - То есть как Шалтай-Болтай! – поправилась слизеринка. - А это кто? – удивилась Дафна, а Трейси усмехнулась. Галия вздохнула. - Упали мы на траву, а василиск уже рядом и вот-вот нас проглотит. А у меня рука сломана, в голове звенит так, словно тролль дубиной стукнул. И тут феникс директорский прилетел и нашего учителя с мечом притащил! Тот на змея как прыгнет и раз, глаза ему злющие выколол, - вдохновенно вспоминала девочка. Слушатели ахали и хватались за щеки на протяжении всего рассказа. - Вот только что василиск в огороде Хагрида забыл. Неужто помидоры утащить хотел, - качая головой спросила Гермиона. - Они еще не поспели! – возразил ей Рон, - может змей просто устал после ночной охоты. Пригрелся на солнце и уснул. А вы пришли и разбудили его. - После охоты?! – непонимающим тоном переспросила Дебора. Из дальнейших слов Уизли стало известно следующее – оказывается василиск разорил колонию пауков-арахнидов. Вот почему Хагрида не было дома. Он как раз отправился в лес проведать своего питомца Арагога и обнаружил, что главный паук мертв, остальные из его племени погибли или сбежали. Лесник из-за этого пребывал в великом расстройстве и клял Короля Змей последними словами за то, что монстр погубил весь паучий выводок. - Ну хоть какая-то польза от василиска! – про себя порадовалась Адамс. Если с пауками все так разрешилось, то они не смогут атаковать школу. И Лесу спокойнее. И Хогвартсу. Не нужны эти большие пауки рядом с детьми. - Жаль, что тут меч не оставили. Профессор Стентон забрал его! – жалобно вздохнул Уизли. – А он жутко интересный и непростой. И на нем слова выбиты - Годрик Гриффиндор. - Гриффиндор?! Правда? – не поверила Дебора. Рыжий мальчишка энергично закивал головой. - Я сам его видел. Собственными глазами. Когда очнулся. И Фред с Джорджем тоже его видели. Тут в палате показалась Макгонагал. - Мистер Поттер, мне сообщили, что вы очнулись! Как вы себя чувствуете? – спросила она внимательно оглядывая всех присутствующих учеников. - Нормально! – слегка запинаясь ответил мальчишка. - Это хорошо! – кивнула головой профессор трансфигурации, - я пришла чтобы проводить вас к себе. Там вас ожидает мистер Блэк. А вы мисс Адамс можете возвращаться к себе. Вас и ваших друзей тоже проводят. Снаружи ждут старосты Уизли и Треверс. Изумрудная гостиная встретила девочек тишиной, едва те переступили порог и шквалом любопытных взглядов. По глазам и лицам слизеринцев было видно, что тех так и подмывает засыпать Дебору вопросами, но школьники сдерживались. Был бы тут Драко Малфой, вот он бы тут же полез с просьбами рассказать, но блондин пока скрывался в своем доме. Лишь староста Фарли подошла к Адамс и без слов потрепала ее по макушке, словно младшую сестру. Дафна и Трейси сопроводили свою сокурсницу до спальни и с непринужденным видом уселись за столик. - Сыграешь нам что-нибудь на гитаре? – попросила Гринграсс. Но от первой же мелодии Трейси Дэвис протестующе замахала руками. - Грустно, а ты лучше давай повеселее! Дебора задумалась и принялась наигрывать «Пираты Карибского моря». От первых же звуков чистокровные девочки оживились, а блондинка начала кружиться по комнате. К ней присоединилась Дафна и вскоре обе подруги завертелись в танце. - После того как ты нам показала магловские танцы, я попросила родителей записать меня в танцевальную школу, - поделилась тайной Дэвис, озорно сияя голубыми глазами. - И я тоже учусь танцевать по-современному, - подхватила Дафна, - особенно мне понравился ирландский рил. - Отличная музыка! Сыграй еще! – просили слизеринки снова и снова. И Адамс продолжала играть на гитаре дальше. Ученики в гостиной слышали незнакомую музыку, топанье ног, веселые возгласы. И мужественно терпели столь вопиющее нарушение режима вечернего распорядка.

***

Гибель пауков-акромантулов подтвердил и сам Хагрид, когда встретился школьникам на следующий день. После завтрака школьники вышли во внутренний двор и там наткнулись на лесника. Тот выглядел потерянным и расстроенным одновременно. - Я как услышал, что у вас со змеем приключилось, так чуть не постарел от страха, - проговорил он сжимая детей так, что у них захрустели кости. - Ну и зверюга, василиск этот. Издали его видно, еще бы такая туша. Как вы с ним справились? – заголосил Хагрид, отпустив стонущих Гарри и Дебору. - Нас профессор Стентон спас. А то бы нас змей съел! – ответил Поттер отдышавшись. - Это он может, - закивал бородач, - ему только дай кого-нибудь съесть. Вон всю семью Арагога слопал змей проклятый, а кого не слопал так прогнал! Никого не осталось! – сокрушенным тоном говорил лесник, горюя по большим ядовитым паучкам. Гриффиндорцы, кроме Адамс, не поняли о каком Арагоге говорит лесник. И тому пришлось пуститься в объяснения. Поняв каких размеров был главный паук и насколько ядовитыми были все его потомки, дети стали сочувствовать Хагриду лишь на словах. - Так значит вы ко мне приходили, а там на вас василиск этот напал? – удивлялся великан, - ума не приложу, зачем он на мой огород забрался. У меня там и нет ничего съедобного. - Ага, он прямо в грядках лежал. И еще совсем незаметный, мы на него наступить могли, - хмуро подтвердил Гарри. - Вот беда! – качал головой Хагрид. – А вы зачем ко мне приперлись? Нельзя же детям из школы выходить. Дебора и Гарри смущенно переглянулись. - Так утро же, вот мы и подумали, что при солнце безопаснее будет, - ответила слизеринка. - И еще ты говорил про крысу. Что ты видел ее в своем доме! Вот я и подумал, а вдруг это тот самый Питер Петигрю, который моих родителей выдал Волан-де-Морту, - хмуро сказал гриффиндорец. Рон от имени темного мага отшатнулся в сторону, Гермиона громко вздохнула, а Хагрид растерянно заморгал. Лесник запустил пятерню в бороду, а затем задумчиво пригладил себе затылок. - Вот оно значит, как все вышло. На крысу я и не подумал. Но хорошо, что все обошлось! – прогудел он, поглядывая на детей из-под сдвинутых бровей. – Только ограда пострадала и помидоры заново высаживать придется. - И Арагог бедный погиб! – по щеке Хагрида проплыла скупая слеза. Из-за беседки появилась Сьюзен Боунс вместе со своими подружками. По лицу девочки казалось, что она хочет пройти мимо, но ее товарки крепко поддерживали ее за локти, направляя пуффендуйку в ту сторону, где стоял Гарри. Сама Боунс-младшая явно робела и краснела личиком, но в ее глазах горел огонь любопытства. - Привет Гарри! – воскликнула Сьюзен остановившись напротив гриффиндорца. И услышала в ответ хор ответного чествования. - Мы тут мимо шли и… - девочка обреченно оглянулась назад, словно ища поддержки у подруг, - а тут все про тебя говорят. Еще и василиск. - Ты очень смелый был, вот так, - пуффендуйка покраснела так, что ее лицо стало удивительно контрастировать с рыжими локонами. Дебора в изумлении захлопала ресницами. Она не помнила, чтобы племянница Амелии вела себя таким образом. Однако и сам Гарри выглядел не менее смущенным. Может быть оттого что соседки Боунс пялились на него без всякого стыда и стеснения. Мальчишка не привыкший к похвалам уставился в землю, в то время как красная как помидор Сьюзен упорно смотрела в сторону. Зрелище было таким уморительным, что Грейнджер схватилась обеими руками за подбородок и убежала за колонну крытой галереи. - Сьюзи хотела сказать, что восхищена тобой! – без обиняков заявила Ханна Аббот. - И ты теперь ее кумир! – воскликнула вторая девочка в сопровождении Боунс. Сьюзен вспыхнула как мак по весне и вырвавшись из рук сокурсниц умчалась в другую от Гермионы сторону. Поттеру стало сложнее передвигаться по Хогвартсу. Его все время приветствовали, чествовали как героя, восхищались им. Хорошо хоть с расспросами не лезли. И Адамс и гриффиндорец всем рассказывали о том, как их спас профессор Стентон. Вот только получилось так, что поверили им не все. На снимках Криви преподаватель ЗОТИ не попал в кадр. Школа поделилась на тех, кто верил в то, что змея уничтожил ван Хельсинг, как втихомолку его стали называть ученики и на тех, кто считал, что учитель успел к шапочному разбору. Так как оба героя последнего события наотрез отказались делиться воспоминаниями о пережитом, то учащимся Хогвартса пришлось довольствоваться колдографиями Криви. Сам папарацци из Гриффиндора стал не менее популярным, его снимки разбирали словно сладкие булочки. Вдобавок выяснилось - никто не знает, что делать с тушей василиска. Оказывается, даже магией змея нельзя уменьшить и спрятать. Разрезать его на части и заспиртовать тоже не решились. Кроме того, маги не знали на какие цели можно использовать василиска. Оставлять тушу на открытом воздухе побоялись так как к нему начали подбираться мелкие грызуны и лисы из Запретного Леса. Дело закончилось тем, что змея накрыли гигантской трансфигурированной пирамидой и оставили на будущее.

***

В последний день апреля произошло интересное событие. Команды Гриффиндора и Когтеврана обрадовавшись отмене ограничений и получив разрешения на тренировки с азартом взялись за спорт. Матч между факультетами должен был пройти в середине мая. Вечером уходя на стадион мальчишка поделился новостью с подругой. - Помнишь того домовика, который приходил к нам летом? Он слуга Малфоев, – спросил Гарри и дождавшись утвердительного кивка сказал, - оказывается, он сейчас работает на кухне. У нас в замке! Девочка затаила дыхание. Это что получается – стоило Добби получить свободу как Дамблдор тут же привлек его в школьное хозяйство. Но зачем? Позарился на лишние рабочие руки или решил использовать ушастого слугу в каких-то своих целях? - Откуда ты знаешь? – осведомилась она осторожным тоном. - Когда я вернулся, то в гостиной устроили вечеринку! – кратко пояснил мальчишка. – Там близнецы Уизли мне и рассказали, что сходили на кухню за едой. И там они встретили странного домовика. Тот едва услышал для кого они берут лимонад и сэндвичи, так тут же натащил им гору еды. Да еще пищит – Добби для господина Гарри Поттера все сделает. Взвалив метлу на плечо гриффиндорец удалился на тренировку вместе с Гермионой и Роном. А Дебора осталась стоять в задумчивости. Значит надо заглянуть на кухню. И провести небольшую подготовку перед визитом. И свою задумку девочка выполнила на следующий вечер. - Не завернете мне несколько бутербродов и яблок? – попросила Адамс ушастых работников. Те мгновенно засуетились, образовав хаотичное броуновское движение. Спустя несколько минут на столике перед слизеринкой оказались горка заказанной еды и вдобавок кулек с фруктами. - Большое спасибо вам, джентльмены! – благодарно улыбнулась девочка. Добби она узнала сразу, хотя домовики были одинакового роста и похожи друг на друга. Плюс одеты в однотонные табарды. Но бывший слуга Малфоев девочке уже встречался и потому она быстро вычислила его в толпе. Чтобы убрать еду в рюкзак, пришлось сначала вытащить из него учебники и пару тетрадей. Первым делом появилась тетрадь в блестящей черной обложке. Вытащив и положив книжицу на столик, Адамс расслышала сдержанный вздох. Она оглянулась в сторону звука. Добби взирал на тетрадку с ужасом, его уши стояли дыбом, а глаза выпучены. Весь вид домовика без слов свидетельствовал о том, что дневник Тома Реддла ему знаком. Стало понятно, он уже раньше видел, а возможно даже держал книгу в руках. Не показывая вида Дебора убрала продукты в рюкзак, затем спокойно сложила в него школьные принадлежности. Перед тем как спрятать тетрадку она повертела ее в руках. Так чтобы новый работник Хогвартса мог рассмотреть надпись на лицевой обложке. - Травология – второй курс. Бывший домовик Малфоев успокоился. Вероятно, он понял, что перед ним совсем не проклятая вещь, прятавшая в себя частицу души Волан-де-Морта. А всего лишь обычная тетрадка. Просто похожая на тот дневник. Адамс покидала кухню в твердой уверенности, что крестраж в книги Седьмой Уизли подбросил Люциус Малфой. Всего-то понадобилось немного поднапрячь голову и чуть-чуть магии. Взять обычную тетрадь, вспомнить как выглядел дневник Тома Реддла, изменить ее трансфигурацией чтобы она стала похожей на нужную книжку, придать подходящий цвет и шрифт заглавной надписи. И дело в шляпе. Если не подходить близко, то конспект по травологии смахивал на зачарованный дневник, вот Добби и повелся. Только слизеринка боялась, что домовик не почувствует темной магии от ее творения и все усилия пропадут даром. Однако тот среагировал при виде тетради как и полагалось. И тем самым подтвердил все подозрения. - Как Люциус смог подбросить крестраж сестре Рона? Уменьшил книгу или изменил под учебник, как это сделала я? А может и сам Добби тайком протащил эту вещь в дом Уизли? – гадала Дебора. И за то, что блондин подверг смертельной опасности маленькую девочку и заодно сотни детей в школе, его следовало наказать. Вот только как?

***

- Адамс, а вы останьтесь! Профессор зельеварения встретил слизеринцев прямо у входа в Изумрудную гостиную. Школьники как раз выходили, чтобы отправиться в Большой Зал на завтрак, и декан оказался стоящим прямо перед стеной. Снегг выглядел таким же угрюмым, как и всегда. - Хорошо сэр! Мы будем стоять в коридоре или пройдем в комнату? – смиренно ответила Дебора. Зельевар покосился на уходящих учеников, которые одаривали его недоуменными взглядами, затем глянул внутрь гостиной. - Лучше поговорим там! – он указал подбородком в сторону Общей Комнаты. Декан не стал присаживаться на ни одно из черных кресел или диванов, оставшись стоять неподалеку от выхода с недовольным видом. Как будто его несправедливо и незаслуженно приговорили к общественным работам. - Надеюсь с вами все хорошо? – осведомился зельевар. - Я в порядке! – кивнула головой слизеринка. - Удивительно, особенно, если учесть, что вам удалось пережить! – саркастичным тоном отозвался профессор. Адамс не понимала для чего Снегг заявился в гостиную и почему вдруг начал интересоваться ее самочувствием. Но чувствовала, что он вытворяет это неспроста. - Вы желаете меня о чем-то спросить, сэр? – поинтересовалась девочка самым невинным голосом на какой была способна в этот момент. Преподаватель окинул ее сумрачным взором. - Я мог бы спросить вас почему неделей раньше вы нарушили правила школы. Но не стану, учитывая кто именно с вами был. Так как ваш друг, - последнее слово Снегг выделил интонацией, - не склонен соблюдать уставы. - Если бы я знала к чему все приведет, то я бы подумала над своим поведением, - покаянно склонила голову Дебора. – Кто же знал, что все так хорошо получится! Угрюмая маска на лице профессора зельеварения треснула и сквозь нее проглянуло искреннее изумление. - Хорошо получится?! – протянул он так, словно не поверил своим ушам. - Если бы мы не нарушили правила, то не встретились бы со змеем. И он бы спокойно ползал по замку и дальше превращал детей в статуи. А тут он выдал себя. Эх, сэр! Если бы видели, как все происходило. Огромный зубастый монстр, ало-золотой феникс с блестящими крыльями, и наш учитель по ЗОТИ подобный ангелу возмездия, - вдохновенно вещала девочка. - Он спустился с облаков как посланец небес и поразил зверя в самое сердце своим большим мечом! – продолжала говорить она, старательно изображая восхищение в лице и восторг в словах. Если сейчас зельевар попробует сканировать ей мозг, чтобы прочесть воспоминания, то пусть утонет в мельтешении образов и картинок, а безостановочная болтовня собьет легилемента с толку. Судя по выражению глаз преподавателя, тот не ожидал такого откровения и потока елея в адрес Майкла Стентона. - Кстати сэр, а почему василиска накрыли пирамидой? – слизеринка резко сменила формат рассказа. Снегг медлил с ответом около четверти минуты, прежде чем смог заговорить. - Потому что неизвестно как с ним поступать! – процедил он. - Как это неизвестно? – искренне возмутилась Галия, - яд на лекарства, чешую на обувь, все остальное на зелья. Вид зельевара стал самодовольным как будто он получил ордена Мерлина всех степеней сразу. - Не подскажете, когда маги видели живого василиска в последний раз? – усмехнулся преподаватель по зельям. - По слухам пятьсот лет назад, вроде бы! – пожимая плечами ответила Адамс. - Вот именно! Прошли сотни лет. За это время зелья в составе, которых был яд Короля Змей забылись или их модифицировали, заменив яд другим компонентом. Это разумно! Ведь если василиска нет, то откуда зельеварам брать его отраву. Поэтому рецепты зелий с использованием частей василиска навсегда утрачены, - издевательским тоном произнес декан. - Точно утрачены? – не поверила Дебора, - а может где-то в старых семьях остались забытые способы, как и на что употребить Короля Змей. - Может эти семьи и хранят такие тайны, но никто вам их не раскроет! Потому что подобные секреты передаются только близким родственникам. От отца к сыну. В эти тайны чужих не посвящают. Профессор выговорив слова оскалился, продемонстрировав кривые и желтые зубы. Глядя на эти костные пластины Галия незаметно поморщилась. - Он же волшебник, к тому же не курит, а так себя запустил! – подумала девочка. – Неужели ему так трудно чистить зубы или исправить их магией. Вон у всех учителей, даже у Дамблдора ровный прикус и белоснежная улыбка, а этот… Как бы сообщить Воланду, если он вернется, чтобы тот сначала не Министерство захватывал, а сводил всю свою шайку к дантисту. Представив Пожирателей смерти, убегающих при виде бормашины, слизеринка еле удержалась от хихиканья. Видимо Снегг почувствовал ее веселье и нахмурился. - Я вижу, что вы не верите мне! – отрывисто сказал он. – Но от яда василиска никакой пользы вы не получите. Можете сами поискать рецептуру с компонентами из змея. - Жаль! – вздохнула слизеринка, - тогда можно будет отдать шкуру скорнякам. Пусть сделают из нее сапоги. А я их маме подарю. Глядя в расширенные глаза учителя девочка поняла, о чем тот думает в данный момент. Снегг явно пребывал в шоке от мысли, что простая магла будет разгуливать в обуви сделанной из монстра самого Основателя Хогвартса. - Я бы советовал вам не делать этого! – медленно процедил Северус, - маги могут плохо отнестись к вашему поступку. Все-таки василиск – это легендарный зверь и он принадлежал великому Салазару. Волшебники совсем не обрадуются, если узнают, что вы употребили его на сапоги. - Хорошо! – тактично согласилась Адамс. Снегг смерил ее недовольным взглядом. - Но я к вам не только чтобы обсудить Короля Змей! Надеюсь вы помните, как незаслуженно оскорбили мистера Малфоя? - Незаслуженно? – хотела воскликнуть девочка. Но стиснутые губы и наморщенный нос декана подсказали ей, что сейчас не подходящая ситуация для того чтобы качать права. - Конечно сэр, я помню все слова, что я говорила мистеру Малфою! И я готова принести ему свои извинения за то, что была очень дерзка с ним, - покладисто произнесла девочка, глядя преподавателю прямо в лоб. Профессор почувствовал искренность в изложении ученицы, но огонек сомнения в его душе все равно тлел. - Это хорошо, что вы осознали свою ошибку! – медленно выговорил зельевар. Адамс закивала головой. - Я оскорбила его при людях и будет правильно, если стану просить прощения тоже при людях. Например, в Большом Зале, - вдохновенно вещала слизеринка, - пусть там соберутся все ученики и учителя. И я извинюсь перед мистером Малфоем по каждому слову. Попрошу прощения за то, что назвала его воспитанником свинарника. Попрошу прощения за то, что назвала его хуже самого последнего магла. Попрошу прощения за то, что указала на его растрёпанный вид. Попрошу прощения за то, что заметила его невоспитанность. Лицо Снегга вытягивалось с каждой фразой. Он мигом представил себе, как начнут веселиться школьники выслушивая такое извинение. После этого на Малфоя будут все пальцем показывать. Да Люциус сам не согласится вновь стать посмешищем. - Не думаю, что это хорошая идея! – мрачно возразил профессор по зельям. - Но это справедливо! А вот просить прощения втихомолку, с глазу на глаз после оскорбления на людях – это трусость! – патетическим тоном заявила Дебора и гордо выпрямилась. Преподаватель насупился подобно сычу. Он вспомнил, что на пятом курсе поступил точно также как говорит эта пигалица. Именно в то время, он на глазах у всей школы оскорбил Лили Эванс, назвав ее грязнокровкой, а потом пришел под вечер извиняться наедине с ней. И так, чтобы его слова никто не слышал, кроме Лили. Тогда рыжая девочка с презрением бросила ему: - У тебя хватило смелости обозвать меня при всех, а прощения просишь в одиночестве как трус! Учитель хлопнул ладонями по столу заставляя замолчать Дебору и одновременно отгоняя от себя неприятные воспоминания юности. - Идемте! – сказал он отрывистым голосом, - нас ждет директор Дамблдор. - Нас ждет директор? – удивилась девочка. Визита к главе Хогвартса она пока не планировала. Тем более так скоро. - Да, нас ждет профессор Дамблдор! – сухо подтвердил зельевар. Кабинет седого чародея оказался совершенно пустым. Если не считать спящего феникса, который спрятав голову под крыло напоминал собой ало-золотой клубок. На появление двух гостей птица Дамблдора совершенно не отреагировала. Профессор Снегг повертел головой в стороны и скрылся за неприметной дверью, которая вела в личные покои директора. - Месяца не прошло, а я снова вызвана на ковер к начальству! – невесело подумала Адамс, осматривая кабинет. Портреты бывших администраторов Хогвартса сначала встретившие ученицу и учителя любопытными взглядами, теперь занялись каждый своим делом. Многие попросту заснули, другие пялились в рамы, третьи пребывали в задумчивых позах. В остальном интерьер кабинета не изменился с прошлого года. Хотя нет, над камином на медных крючьях, похожих на когти большой птицы, покоился тот самый меч, которым был сражен василиск. - А вот и оружие Основателя! – пробормотала слизеринка, рассматривая меч Годрика Гриффиндора. Острые грани клинка тускло мерцали, а рубины на рукоятке хищно светились, словно сгустки крови. От меча веяло силой и чем-то таким странным, чего девочка не могла понять. Одно было ясно – этот меч очень непрост. И тут как будто подтверждая подозрения Деборы, по лезвию проскочила бледно-голубая искра. Ее настроение и так не радужное от внезапного вызова к Дамблдору, от вида и поведения меча поползло вниз. Девочка не знала для чего ее пригласили в башню директора, но кое-какие мысли у нее имелись. И это совсем не радовало. Дабы успокоиться она решила пройтись по кабинету. Директора с картин по-прежнему не обращали на нее внимания, слизеринка прогулялась до окна и посмотрела наружу. Там детвора, обрадованная долгожданной свободой и разрешением гулять по лужайке, вовсю резвилась на траве или просто наслаждалась бездельем. Вдали на опушке Леса белел саркофаг, под которым укрыли мертвого василиска. - Что теперь делать с этой тушей? Если змей ни на что не пригоден, то как с ним поступать? – вздохнула Адамс. Отвернувшись от окна, девочка натолкнулась взглядом на Распределяющую Шляпу, которая сиротливо пылилась на верхней полке ближайшего шкафа. С минуту Галия раздумывала, затем решительно протянула руку и схватила головной убор за тулью. На Шляпе было столько заплат, что непонятно как она еще не рассыпалась на части. Поскольку швов и стежок на ткани не оказалось, школьница решила, что старый колпак держится силой магии. Повертев Шляпу в руках и бросив задумчивый взор на дверь, слизеринка тряхнула головой, а потом водрузила на нее Шляпу. Голос прозвучал так отчетливо, что Дебора чуть не подпрыгнула на месте. Ей на миг показалось, как будто рядом с ней кто-то есть. - На какой курс я тебя распределила? – отозвался в голове вкрадчивый вопрос колпака-старожила. - А ты не помнишь? – в свою очередь спросила девочка. Шляпа издала невнятный звук напоминающий смешок. - Я помню все! – с каким-то непонятным пафосом похвасталась она, - и я видела многое. Если бы ты только знала, что я помню и знаю. Я беседовала с мудрецами, чьи имена стали легендой. Я слушала безжалостных полководцев и видела гибель больших армий. Я помню творения великих магов и жизнь ужасных созданий, которые ты даже не сможешь представить. Вокруг меня рождались и умирали люди, вырастали и исчезали цветущие города. - Ого! – только и могла подумать Дебора. - Вот и ого! – передразнила ее колпак, просеивая сознание девочки сквозь истрепанную материю. - Я в шоке! – осторожно протянула слизеринка, гадая с чего бы старую шляпку вдруг так потянуло на откровения. - Скучно ведь! – рассеяно откликнулась та. – Давно тут лежу и поговорить не с кем. Вот раньше были времена и люди, а сейчас... Если бы вернулся Годрик, да посмотрел во что превратились нынешние маги, ох, он бы вам задал перцу. Да и себе тоже. - Зачем? То есть почему? – не поняла Галия. - Обмельчали люди. Раньше маги не гнушались выходить на поле боя против целой армии, сражаться с драконами, возводить огромные дома. А сейчас?! Теперь маги радуются, если смогут заставить танцевать баклажан и трясутся над тоненькой деревяшкой. А в былые времена волшебники понимали, как надежна и верна добрая сталь, - пожаловалась Шляпа. - В давние времена маги учились знаниям всю жизнь, не боялись совершенствоваться и перенимать опыт волшебников из других стран. А сейчас они замкнулись в своем мирке и с недоверием относятся к тому, что происходит вокруг. Колпак Основателя утих. Девочка тоже молчала. Она не понимала такой словоохотливости от старой шляпы, но слушала с интересом. - Так значит Змей мертв? – прошелестела Шляпа резко сменив тему. Прежде чем ответить Адамс покосилась на меч Гриффиндора, который висел над камином. У нее возникло странное ощущение, как будто две вещи, принадлежащие Основателю львиного факультета, уже общались друг с другом. Распределяющая Шляпа одобрительно хмыкнула, словно прочитала мысли школьницы. Хотя она, наверное, и такое умеет. - Василиск погиб! Его сразили мечом Гриффиндора! – сказала Дебора. - Салазар был бы недоволен, - странным тоном заявил головной убор, - хотя вряд ли это было убийством, скорее милосердием. У девочки возникло ощущение будто по ее макушке гуляют мягкие пальцы. Или как будто бегают маленькие насекомые. Она уже протянула руку, чтобы снять с головы Шляпу, как та воскликнула: - Подожди! Знай, я в тебе не ошиблась! Тут дверь, ведущая к апартаментам Дамблдора открылась и слизеринка торопливо убрала Шляпу за спину. Директор неспешно вступил в свой кабинет, подметая ворс ковра полами светло-малиновой мантии. Вслед за ним шел профессор зельеварения мрачный и недовольный, как всегда. - Добрый день, мисс Адамс! Как ваше здоровье? – участливым голосом поинтересовался глава Хогвартса. - Хорошо! – отвесив легкий поклон сказала девочка. - Замечательно! Очень рад за вас! – качая бородой заявил директор. Он прошелся к своему столу плавным шагом и усевшись, указал рукой на стоящие напротив кресла. Декан Слизерина послушно занял предложенное ему место. - Я лучше постою! – протянула Галия, а сама пыталась понять каким способом можно незаметно вернуть Шляпу на шкаф. - Для начала скажите, как бы вы рещили поступить с Королем Змей? – осведомился директор. - Я и сама не знаю, что делать с василиском, - ответила девочка пожимая плечами. – Был бы дракон, тут понятно. Шкуру на перчатки, остальное аптекарю. А на что отдать ядовитого змея, непонятно. Кожа у него толстая, так что куртки не сошьешь. Яд на зелья не годится. Василиск настолько редкий зверь, что никому не нужен. Дамблдор слушал не перебивая и лишь в его глазах искрились веселые огоньки. - Если только снять с него шкуру и постелить перед камином! Пусть гости удивляются, а я буду рассказывать, что добыла ее в лесах Амазонки. Вот только право на змея не у меня, а профессор Стентон должен им распоряжаться, – закончила говорить слизеринка. Великий волшебник сложил ладони домиком и начал играть пальцами. - Действительно, яд василиска уже никто не использует в зельях. Но есть один маг, который с удовольствием купит всего змея. В отличие от других, он помнит и знает древние рецепты, которые все забыли! – загадочно произнес глава Хогвартса. - И кто же он? – заинтригованно протянула Адамс. Краем глаза она заметила, что этим заинтересовалась не только она, но и профессор Снегг. - Он бы хотел остаться неизвестным! – туманно проговорил директор. Дебора задумалась, кем может быть этот таинственный зельевар. Она оглянулась на декана. Тот тоже пребывал в замешательстве. Дамблдор скромно улыбался и похоже не желал раскрывать имя будущего покупателя. Если только им не был сам директор. Ведь он и сам неплохой алхимик, если верить тому, что пишут на карточках от шоколадных лягушек. Луч солнца, заглянувший в кабинет, упал на серебряные приборы, шипящие на маленьком столике. Они ярко засверкали. И словно от их света просияло лезвие меча Гриффиндора, а рубины на его рукоятке вспыхнули, словно глаза опасного зверя. Точно также полыхал пламенем один камень. - Николас Фламель?! – воскликнула Дебора. Дамблдор довольно кивнул. - Да. Он с радостью приобретет всего василиска целиком. И платит за него, - тут директор помедлил и хитро улыбнулся, - двадцать тысяч галеонов. Школьница и профессор дружно охнули. Это же баснословная сумма. - Десять тысяч уйдет мистеру Стентону. Остальное он отдает вам, мисс Адамс и Гарри Поттеру! – продолжал глава школы. В наступившей тишине отчетливо слышался звон падающих монет. Портреты школьных администраторов на стене оживленно зашептались между собой. Даже феникс сонно заворковал. - Господин директор, я бы хотела отдать тысячу галеонов мистеру Филчу и Рону Уизли! Они пострадали от василиска и заслуживают компенсацию! – тихо проговорила девочка. Альбус сощурился и кивнул бородой. - Между прочим и Гарри сказал тоже самое! – улыбнулся он. – И еще … - Я хотел у вас кое-что узнать, мисс Адамс, - очки директора вкрадчиво блеснули, - при встрече с василиском, вы судя по всему, поняли его речь, что он собирается на вас напасть. Значит вы тоже змееуст, как и Гарри? Высказав эти соображения Дамблдор замолк, пристально разглядывая слизеринку поверх очков. - Ага, значит с Поттером ты уже побеседовал! – подумала слизеринка. Дебора ожидала, что глава Хогвартса обязательно заинтересуется ее способностью и рано или поздно начнет расспрашивать. Выдавать свое умение с пятое на десятое понимать змей Деборе не хотелось, и она уже придумала версию, которая бы все объясняла. - Господин директор, я все расскажу! – заговорила она, опустив голову и вперив взор в ковер. – Только сделайте так, чтобы профессор Снегг меня не слышал. А лучше, чтобы слышали только вы! Декан змей, услышавший такое требование, начал наливаться желчью и одновременно буравить голову Адамс заинтересованными глазами. Ему стало очень любопытно, с чего это вдруг его ученица попросила о подобной приватности. И в то же время Снеггу было немного обидно, что от него решили что-то скрыть. Дамблдор, если и удивился необычайной просьбе, то сумел не показать изумления, и по-прежнему держал доброжелательное выражение на своем лице. Великий чародей быстро взглянул в сторону зельевара, как бы извиняясь перед ним, и взмахнул палочкой. Над слизеринкой и директором, пронесся странный вихрь из светло-лиловой дымки, который мгновенно исчез. Дебора тут же ощутила полное безмолвие вокруг себя – перестали доноситься жужжание и стрекот от серебряных сосудов на столе, замолчали портреты директоров на стенах, утих феникс в своем углу, в ушах девочки на миг возникло ощущение ваты. - Вы довольны? – голос Дамблдора прозвучал так громко, что Адамс вздрогнула. - Да сэр! – ответила она, про себя удивляясь такому пологу тишины. Вроде бы, когда миссис Стоун начала расспрашивать ее … Тут девочка резко оборвала себя, не время и не место вспоминать о том случае. Ведь один из искусных легилиментов рядом с ней. - Так что вы хотели сказать такое, о чем постеснялись говорить при своем декане? – осведомился Дамблдор, вновь сложив ладони домиком перед собой. - Э-э-э сэр, видите ли, как бы вам сказать, - Дебора опустила глаза, словно стыдясь того, что сейчас озвучит. - Профессор Снегг иногда говорит таким зловещим и тихим шепотом, вот как будто змея шипит. Особенно такое бывает, если его очень сильно разгневать. Вот тогда его слов почти не разобрать, а вот по интонации понимаешь, что профессор чрезвычайно рассержен. Прямо убить готов! - запинаясь говорила слизеринка, бросая в сторону своего декана опасливые взгляды. Тот сидел совершенно спокойно и даже не пошевелился, продолжая рассматривать портреты директоров Хогвартса. Видно Чары Тишины от главы школы работали на совесть. Иначе бы Снегг, мимикой или движением себя выдал, услышав такие слова. - Вот и василиск зашипел точно также, как мой декан, когда сильно сердится, и я сразу поняла, что он очень разозлен. И что змей хочет меня слопать, - продолжала разглагольствовать слизеринка, перемежая свою речь вздохами. Вешая подобную лапшу на уши директора, Галия не поднимала глаз от ковра на полу кабинета. Она чувствовала, как глава Хогвартса сканирует ее голову и услужливо подкидывала воспоминания о происшествии возле хижины Хагрида. Поверхностная легилименция позволяет лишь считывать немые картины из памяти. Именно так сейчас Дамблдор просматривает ее воспоминания и видит только то, что ей в удалось пережить, но не может прочесть ее мысли. А голову лучше не поднимать, вдруг директор еще и физиономистом окажется. – Если бы мой декан не вел себя так раньше, то я бы не смогла понять, в каком настроении василиск и я могла бы погибнуть. Так что профессор Снегг, можно сказать спас меня. Вот благодаря таким манерам и поведению. Директор кашлянул, пытаясь скрыть смешок. Да, мисс Адамс была права, когда попросила приватности. Если бы зельевар такое услышал, то как бы он среагировал на сравнение с василиском, тут Дамблдор даже не мог предполагать. Половину шансов на то, что Снегг бы сильно разозлился, и половина, что порадовался за такой способ спасения. - Что же, тогда все ясно! – продекламировал глава Хогвартса, поглаживая бороду. – Или вы хотите что-то добавить, мисс Адамс? - Это все, сэр! – произнесла Дебора, продолжая разглядывать свою обувь. – Мне стыдно говорить такое при профессоре Снегге. Вот почему я попросила вас о разговоре наедине. - Понимаю вас! – великодушно кивнул головой директор школы. Зельевар по-прежнему восседал в своем кресле, даже не поворачивая головы к двум собеседникам. Всем своим видом он показывал, что его чужие тайны совершенно не интересуют. И приватные болтуны могут секретничать, о чем угодно. - Господин директор, знаете, мне не дает покоя одна мысль, - медленно заговорила слизеринка, - профессор Макгонагал предупреждала, что анимагия опасна. И опасна она тем, что анимаг может потерять человеческий облик, если забудется и перестанет себя контролировать. - Это так! – странным тоном отозвался седобородый волшебник. – К превращению нужно привыкать постепенно. Маги, сумевшие менять свой облик, часто теряли голову от радости. Им казалось, что они достигли великого умения и стали выдающимися чародеями. А это опасное заблуждение. Дамблдор встряхнул головой. После чего взглянул на слизеринку испытующим взором. - Вот я и думаю, а вдруг василиск это на самом деле Салазар Слизерин! – понизив голос сказала Дебора. - Вдруг он был в теле змея так долго, что забыл о том, как стать человеком! Остальные Основатели не зная, как спасти Салазара просто заточили его глубоко под землей, в надежде, что со временем маги найдут средство для исцеления. А за сотни лет в волшебнике уже не осталось ничего человеческого. Директор школы откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. - Интересная версия! – спустя минуту произнес он. – Почему вы так думаете? Галия в замешательстве погладила себя ладонью по затылку. - Никто из тех, кто встретился со змеем не погиб. Это, наверное, случайность. Но василиск не стал никого съедать. Филч и Рон Уизли остались живы. И в школе полно людей, монстр мог бы давно нападать на школьников и утаскивать их по одиночке. А вдруг он понимал, что нельзя нападать на тех, кто в стенах Хогвартса, - выпалила она на одном дыхании. - Но на вас он все-таки напал! – вопросительным тоном отозвался Дамблдор. - Так мы же были за пределами школы! Вот он и посчитал нас своей добычей! – пожала плечами девочка. - Над вашей теорией следует подумать! – улыбнувшись, протянул старый чародей и взмахнул рукой. Вокруг двух собеседников вновь прошелестел еле слышный вихрь. Похоже чары тишины отключились. Декан Слизерина холодно взглянул на директора и ученицу. Его черные глаза ничего не выражали. - Было очень интересно с вами поговорить, мисс Адамс! – благосклонно кивнув головой сказал глава школы. На его столе мигом возникли дымящийся паром пузатый чайник и три фарфоровые чашечки с золотым рисунком. - Не желаете чаю? – благожелательным тоном поинтересовался директор, бросив в сторону гостей лукавый взгляд. Адамс покосилась на своего декана. На его лице проскользнула гримаса отвращения. Либо чай у Дамблдора был сродни помоям, либо после него оставались болезненные последствия. Особенно, если учитывать ориентацию седобородого волшебника. От чайника доносился еле ощутимый ягодный аромат. Только Галия не признавала никакого чая, кроме черного. Поэтому от угощения директора следовало вежливо отказаться, но вот как, этого она не знала. - Что это вы все время держите за спиной? – внезапно осведомился старый маг, глядя на слизеринку прищуренными глазами. Ах да! Шляпа. Девочка вытащила головной убор из-за спины и протянула ее директору. Тот понимающе усмехнулся. Но когда Дебора еще только поднимала правую руку, она держа Шляпу за тулью, перевернула ее в воздухе. После чего ощутила, что на ее пальцы из недр старого колпака свалилось что-то холодное и металлическое. Внутри головного убора явно пряталась какая-то вещь. Адамс помедлила с мгновение и левой рукой вытащила на всеобщее обозрение массивную цепь из серебра. Украшение засверкало, словно водная гладь в свете луны. И в несколько круглых колец цепи были вкраплены огромные изумруды. Дамблдор и Снегг увидев такую находку, дружно уставились на девочку большими глазами. - Это вещь самого Салазара! – тихим и торжественным голосом произнес директор. - Слизерина? – глухо откликнулся зельевар, глядя на украшение с недоверием и удивлением. У него был такой потрясенный вид, что девочка подумала, тот сейчас схватит ожерелье и выскочит в окно с криком «Великий Мерлин, сделай меня летучей мышью». - Правда? – изумленно осведомилась Дебора по-прежнему держа в руке тяжелую цепь. - Положите ее на стол! – велел директор. Вскоре ювелирное изделие лежало на лакированной столешнице под пристальными взглядами всех трех волшебников. Дамблдор склонился над цепью так низко, словно желал обнюхать все ее звенья. Затем он выпрямился. - Изумительная работа! Я знал, что из Шляпы может вытащить меч истинный гриффиндорец, но насчет того, что достанется слизеринцу ... - глаза старого чародея превратились в щелки, а морщины на его лице стали крупнее. - Это действительно принадлежало самому Салазару! – веско произнес он. Дебора прищурилась. Почему по цепи черным витиеватым узором змеится арабская вязь? - Профессор Дамблдор, что написано на ней? – спросила она. Директор строго взглянул на нее. - Девиз Слизерина! - Но почему не на латыни? – не удержался от вопроса Снегг. – Ведь в его время маги знали и учили латынь. - Потому что он пришел из далеких земель. А там говорили на другом языке, - ответил Альбус, вновь опуская голову для изучения серебряной цепи. - Это арабский язык? – прошептала Адамс, но директор ее услышал. И кивнул головой. - Как же звали Салазара, если он пришел в Шотландию издалека? – тихо спросила девочка. Она была до глубины души потрясена всем, что ей довелось услышать и узнать в кабинете Дамблдора. - Салах-аз-Зар! – тихо произнес тот. Спустя несколько минут. Директор Хогвартса торжественно убрал цепь Основателя вглубь одного из своих шкафов. Данное действие сопровождалось внимательными взорами профессора и его ученицы. Если зельевар был явно недоволен тем, что раритет не удалось рассмотреть получше, то девочке стало любопытно – какие еще сокровища скрываются внутри мебели Дамблдора. - Почему вам пришла в голову мысль надеть Шляпу снова? – с еле заметным любопытством в тоне поинтересовался старый чародей. Адамс помедлила с ответом, но скрывать истину посчитала глупым делом. - Я подумала, а на тот ли факультет меня распределили? Поэтому я и надела ее снова, чтобы еще раз выслушать! – сказала она. Директор понятливо закивал, а его седые усы опасно задрожали. - И судя по тому, что Шляпа вам выдала, ее вердикт не изменился. Даже спустя два года! – с усмешкой понял Дамблдор. - Да. Она заявила, что во мне не ошиблась! – призналась слизеринка. Старый маг обменялся веселым взглядом с мрачным профессором по зельям. - Ну что же! Вы нас приятно удивили, мисс Адамс! И я надеюсь, что также не ошибусь в вас, если вы попросите прощения у мистера Малфоя! Ведь если быть честным, в медпункте вы вели себя довольно дерзко. Но мистер Малфой понимает, что вам в то время было плохо и совсем не сердится на вас, - сообщил Дамблдор. Конечно не сердится. Просто он ее прибьет и закопает, при этом совершенно не желая зла. И совсем не сердясь. - Мне стыдно за свое поведение, и я готова извиниться перед мистером Малфоем! – с готовностью произнесла Адамс. Директор улыбнулся. - Рад слышать! Я непременно сообщу ему о ваших словах. Уверен, он с радостью примет ваши извинения! В глубине души Галия совсем не горела желанием просить прощения у отца Драко. Но если глава школы настаивает. - Можно задать вам вопрос, сэр? – справилась ученица, прощаясь со всеми. - Я с удовольствием выслушаю вас! – был ответ старого чародея. Девочка подняла голову и ее глаза опасно блеснули. - Господин директор, скажите вот вы, когда спать ложитесь, то свою бороду кладете под одеяло или поверх него? – с любопытством сказала она. Дамблдор удивился, такой вопрос он слышал впервые в своей жизни. - Вы первый человек, который спросил меня об этом! – задумчиво проронил директор. - Большое вам спасибо, сэр! – протянула Дебора, делая книксен. - До свидания господин директор! - Доброго дня, мисс Адамс!

***

Зельевар возвращался к себе задумчивый и шокированный. С трудом избавившись от общества Дамблдора, который с радушной улыбкой споил декану Слизерина целый чайник своего распаренного плодово-ягодного веника, по какому-то недоразумению считающегося чаем, зельевар с большим облегчением вернулся в подземные апартаменты. Эта Адамс не перестает его удивлять. Девчонка сумела ловко отказаться от директорского угощения, предъявив старику утерянное сокровище Основателя. А вот Снеггу пришлось отдуваться за нее и пить чай. И невозможно отказаться, особенно если глава Хогвартса с улыбкой достойной ласкового садиста раз за разом подливает в чашку свое горячее пойло. Именно в такие моменты у зельевара мелькала мысль, что Дамблдор и Волан-де-Морт чем-то похожи. И сходство у них в том, как они умеют заставлять людей беспрекословно им подчиняться. Если Темный Лорд добивался послушания жестокими наказаниями и показательными экзекуциями, то директор напирал мягкой силой, но с непоколебимостью бетонного забора. Ослушаться и того и другого было невозможно и одинаково вредно для здоровья. Известие о Фламеле, который прибирал к рукам всю тушу Короля Змей неприятно удивило зельевара. Он-то был уверен, что василиск совсем не годен для зельеварения. А про волшебника-старожила Снегг и не вспомнил. У Николаса за его сотни лет жизни, наверняка, остались знания на что и как употреблять змея. А огромные деньги, вырученные за монстра. Да еще сквибу этому перепадает хорошая часть от прибыли. И рыжему балбесу. И главное за что? За то, что они валялись на койках кучу времени! Как эта маглокровка сумела вытащить из Шляпы украшение самого Слизерина? Почему именно она? Неужели только из-за того, что Адамс примазалась к победе над Королем Змей? Эти мысли не давали покоя зельевару весь день. Поэтому он был еще более недовольным и раздражительным, чем обычно. Этим вечером в Хогвартсе. - Ой!!! Кусачая тарелка пронеслась мимо головы бредущего завхоза, взъерошив тому седые волосы. Двое когтевранок – первогодок со страхом ожидали крика и брани. Филч лежал в медпункте так долго, что школьники от него отвыкли и забавлялись играми и колдовством в коридорах. Хотя они и карались отработками. Однако к удивлению девочек, вредный старик прошел мимо них своей шаркающей походкой, совершенно не обратив внимания на тарелку, что могла отправить его обратно в медпункт. Глаза школьного смотрителя таращились строго вперед, спина ссутулилась, а губы что-то шептали. Изумленные девочки проводили взорами фигуру завхоза и убежали прочь. Сам Филч вернулся в свою каморку и достав из кармана смятый лист пергамента принялся читать вслух. - На ваш счет переведены две тысячи галеонов! С уважением банк Гринготтс. Старик уселся на колченогий табурет и задумался. Он привык обходиться малым. А тут такие деньги. Когда Дамблдор сказал, что ему положена компенсация, выданная из награды за василиска, то завхоз поначалу не поверил. Но вот бумага, присланная из банка, подтверждает слова директора. Сейчас Филч терялся в раздумьях – на что потратить внезапно свалившееся на него богатство. Этим вечером в доме Уизли. - Молли, смотри нам пришло извещение из банка! Ого, две тысячи галеонов! За что? Хотя, ах да! Директор ведь предупреждал! – бормотал Артур сбитый с толку событиями этого дня. Сначала Дамблдор написавший о том, что Рону положена гора монет за василиска. Но почему и за какое достижение, ни словечка. Теперь вот сова с письмом из Гринготтса. Мать большого семейства выхватила у мужа прямоугольник пергамента и вчиталась в каллиграфический почерк. - Две тысячи галеонов?! Не может быть! И все благодаря нашему младшему сыну! Что он сделал? Старший Уизли сам ничего не знал. В курсе был директор школы, но он пока не вдавался в подробности. И сам Рон ничего не писал. - Надо будет купить детям новую одежду, на следующий год учебники и принадлежности для школы. Еще неплохо бы навестить Билла в Египте! – начала прикидывать будущие траты Молли Уизли. - Дорогая, для машины нужны новые покрышки! – робко вмешался ее муж. - Покрышки подождут! – отрезала супруга. – Ах да, мне надо заглянуть к мадам Малкин. У нее как раз появилась новая коллекция, такие замечательные сапоги с длинным каблуком.

***

Месяц май проходил день за днем. По утрам окрестности Хогвартса прятались в тумане. Но с восходом солнца он быстро отступал в Запретный Лес и терялся среди деревьев. Трава вокруг школы и во внутреннем дворе сверкала росой. Горизонт часто окрашивался серой хмарью, словно обещая наступление майских гроз. Но вскоре небо светлело и радовало детей легкими облачками. Воздух был пропитан теплом и запахом цветущих трав. Окраины Запретного Леса окрасились в бледно-сиреневый оттенок. Это расцветали колокольчики, которые выглядели так, словно землю укрывал сплошной ковер из зелено-голубых пятен. Девушки на прогулке часто собирали охапки луговых трав и плели из них венки. - Этот Пивз совсем обнаглел! – пожаловалась Милисента во время ужина. - Что случилось? – повернулись к ней сокурсники. Из слов слизеринки стало ясно – полтергейст напугал ее тем, что спрятался в сливном бачке унитаза и в самый неподходящий момент взвыл дурным голосом. Как рассказывала сама Булстроуд она чуть в обморок не упала от страха. Вот только история толстушки, змеек немало развеселила. - Такого он еще не вытворял! – рассмеялся Нотт, стоило только Милисенте умолкнуть. - Значит теперь придется все проверять, когда пойду в туалет, - поддержал его Забини чуть заметно улыбаясь. Дафна и Панси захихикали. Толстушка надулась и весь ужин провела в молчании. Вот только кое-кто из змеек молчать не желал. - Если бы мой отец управлял Хогвартсом, он бы давно выгнал этого гадкого полтергейста! – с важностью заявил Драко. - А он сможет с ним справится? Вдруг Пивз не захочет слушаться твоего отца! – засомневался Нотт. - Мой отец сумеет прогнать этого дебошира! – отмахнулся Малфой-младший. – Он как раз приезжает в школу завтра, и я скажу ему, чтобы он разделался с Пивзом. Дебора прислушалась. Люциус приезжает не просто так, он прибудет для того чтобы выслушать от нее извинения. Сама она считала, что Малфой-старший получил по заслугам и просить прощения ей совершенно не хотелось. Вот если бы удалось как-нибудь отвадить волшебника от школы. Только каким образом? Не устраивать же ему несчастный случай на пороге в Хогвартс. - Он сначала заедет в Хогсмид, купит мне кучу сладостей. А потом в школу! – хвастался Драко громким голосом. Пусть все знают, как богат его отец. Пословицу о ценности болтуна для вражеских разведок блондин явно не слышал Малфой-младший вернулся в школу тихо и скромно, едва утих шум вокруг гибели василиска. Всем сокурсникам он убежденно скармливал версию о том, как внезапно заболел и поэтому не приехал в Хогвартс. О змее он услышал еще дома и по возвращению пытался глянуть на тело монстра. Но не увидел ничего, кроме каменного саркофага. Из-за чего блондин был недовольным и хмурым. После жалобы Булстроуд в голове Деборы возникла идея, как наказать Малфоя-старшего. Но для начала следовало расспросить близнецов Уизли. Те учатся уже давно и по проказам и шалостям им сейчас нет равных. Девочка едва дождалась окончания ужина и встала из-за стола с таким довольным личиком, что профессор Снегг оглядывавший Большой Зал, словно большая и недовольная ворона, поперхнулся куском котлеты. Потому что вид у слизеринки был точь-точь как у юного Сириуса Блэка замыслившего очередную каверзу. - Где были мои глаза? – думал зельевар, провожая потрясенным взором худенькую фигурку. Только теперь Северус понял кого ему напоминала эта девчонка. Серые глаза Сириуса, скулы Беллатрисы и слегка курносый нос как у Регулуса. Родовые черты Блэков! Пивз отыскался на следующий день. Неподалеку от дверей, ведущих во внутренний двор. Там полтергейст занимался тем, что раскрашивал доспехи в разные цвета. Бронированные фигуры ворчали, а враг завхоза глумливо хихикал. - Привет Пивз! – негромко произнесла Адамс предварительно оглядевшись и удостоверившись, что рядом никого нет. - Маленькая змейка – победительница змейки большой! – отозвался полтергейст противным тоном. - А ты как всегда дурака валяешь! Слова плохие на стенах рисуешь, чернила льешь, сзади подкрадываешься. И это все, что ты умеешь? Такие номера мы еще в детсаде проходим. Ерунда сплошная, а ты ничего нового и не придумал! – язвительно сказала Дебора. Пивз побагровел. Он наверняка считал себя ловким затейником и мастером розыгрышей, а тут его умения ни во что не ставят. И кто? Соплюшка какая-то, которую над полом еле видно. В руках полтергейста как по волшебству возникли чернильницы. А то как метко он умел ими швыряться, слизеринка знала на собственном опыте - Я бы на твоем месте устроила такое. Весь Хогвартс стоял бы на ушах, - нарочито небрежным голосом заявила она. На лице толстоватого хулигана появилось заинтересованное выражение. - Вот в моей школе детвора так развлекалась, что даже директор передвигался с оглядкой! – продолжала Дебора. - Ты вот детишек пугаешь. А я бы сразу за взрослых взялась! Пивз скривился. - Взрослых не проведешь! – нехотя откликнулся он. – И трогать преподавателей нельзя. Слизеринка понимала, что магов в возрасте полтергейст побаивается. Как и старост. Он даже старшекурсников не трогает. А вот младшим и завхозу от Пивза достается. Но дело не в том, что взрослые маги знают много заклинаний. Просто они не реагируют на выкрики и оскорбления, которые рассчитаны на подростков и нервного Филча. - Так ты про учителей говоришь? А других тоже обижать нельзя? Например, тех, кто уже закончил школу, – притворно удивилась Адамс. В ответ Пивз лишь презрительно хмыкнул. - Они сюда не заглядывают. А так бы я им показал! – бахвалился он и погрозил кулаком в сторону. - И как бы ты их напугал? Бросался водяными шарами или выл из угла? Взрослых так не напугаешь! – с пренебрежением протянула девочка. – Тут нужно что-то серьезное. Такое чтобы заикаться начали и потом бы вспоминали с ужасом. Дебора заметила, что полтергейст явно заинтересовался ее словами. От Фреда и Джорджа слизеринке было известно, что Пивз шалит, но меру знает. Потому что если от его проделок пострадает хоть один ученик, шумному духу придется несладко. Самое меньшее – его прогонят из школы, а вне пределов Хогвартса Пивз проживет недолго. Пугать волшебников он долго не сможет, так как с ним быстро разделаются сотрудники Министерства. Проказничать в мире маглов ему также не с руки. Те же министерские с радостью отправят духа на тот свет, припомнив ему все шалости и издевательства в школе. Вот поэтому Пивз и обитает в Хогвартсе и куролесит потихоньку. - Можно взять цветочный горшок и бросить его на, ... – девочка сделала вид, что задумалась, - на голову министра, когда он посетит Хогвартс. Как тебе идея? Постоянный источник жалоб и тревог Филча презрительно ухмыльнулся. - За такие поджигательские речи я тебя директору сдам! – пригрозил он, качая пухлым указательным пальцем, - за то, что предлагаешь людей калечить. Горшок на голову, это тебе не шутка! - Кстати о директоре, - хлопнула по лбу слизеринка. – Ты знаешь, что его чуть не изгнали из школы? И кто его постарался спровадить, тебе известно? На все вопросы шумный дух согласно кивал головой. О том, что Малфой-старший приложил руку к изгнанию Дамблдора, он был в курсе. - Вот, а если бы директора прогнали, то потом тут начали вводить новые порядки. И тебя Пивз, могли бы прогнать. Это профессор Дамблдор человек добрый и тебя уважает, а другие нет! – вдохновенно вещала Дебора наблюдая за потемневшим личиком полтергейста. - Сам подумай, если бы Малфой изгнал директора, то он бы и за тебя взялся. Его сын на твои выходки почти каждый день жалуется, - добавила она. Пивз призадумался. Себя вне Хогвартса он не мыслил. Глава школы к нему относился неплохо, хоть и был строг. А Драко нередко обещал полтергейсту неприятности в виде слов «когда мой отец узнает, то ты сильно пожалеешь». Особенно в тех случаях, когда шалости над слизеринцем удавались. Самого Пивза такие угрозы не трогали, и он отвечал на них глумливым смехом. Но если Люциус смог прогнать Дамблдора, то новый директор запросто выставит прочь и его - школьного дебошира. Особенно, если о таком небольшом одолжении попросит сам Малфой-старший. - Он как раз завтра приезжает снова. Наверное, хочет опять вышвырнуть нашего директора, - беспечным тоном сказала Адамс, заметив, как забеспокоился Пивз от ее слов. – Эх, жаль, что я не могу как ты. А то бы он сюда дорогу позабыл. И думать о другом директоре перестал бы. - И что бы ты сделала? – заинтересовался шумный дух. Девочка огляделась вновь. Вокруг нее по-прежнему было безлюдно. Полтергейст тоже повертел головой и закивал, как бы говоря «нет тут никого». - Он в Хогсмид сначала заглянет. Я бы его по дороге подкараулила или в деревне и подбросила ему мандрагору под ноги. Но не взрослое растение, оно может убить. А молодую рассаду, чтобы он сознание на час-другой потерял. После такого, Малфой к нам заходить больше не рискнет. От такого предложения Пивз округлил глаза и разинул рот. - Ну ты и дрянь! – только и мог пробормотать он. - Главное, чтобы другие люди не пострадали. А то ученики придут и им нечаянно достанется или случайным прохожим. Поэтому такую шалость лучше провернуть, когда твой враг будет один, - продолжала говорить беспечным тоном Дебора. - Жаль только, что я не умею подкрадываться как ты! – притворно вздохнула она. Школьный хулиган хлопал выпученными глазками и разевал широкий рот. Нет, предложение с мандрагорой выглядело довольно привлекательно. Но его пугала безмятежность, с какой девочка озвучивала эту ошеломительную идею. В голове Пивза мелькнула мысль - держаться от этой змейки как можно дальше. Неизвестно на что она пойдет, когда вырастет. - Не любишь ты этого типа, верно? – осклабился он. - Меня он просто бесит! – честно призналась слизеринка. – Весь такой прилизанный, слащавый, накрашенный. Одним словом - румын! Полтергейст удивился. - Он же англичанин! - Какая разница! - махнула рукой Адамс. Кошмар Хогвартса задумался, он энергично почесал в затылке отчего бубенчики на его шляпке зазвенели. - Хм-м, вообще-то он и мне никогда не нравился! На всех через губу глядит. А сам-то, а сам-то. Весь напудренный, нос к небу, волосы ниже плеч. Со стороны глянешь как будто девчонка идет, а как разденется, то оказывается пацан, - бормотал полтергейст. Казалось, что Пивз уговаривает сам себя. Дебора старалась не думать о том, где школьный дебошир мог увидеть Малфоя раздетым. Она попятилась назад и оставив за спиной бормочущего под нос полтергейста, отправилась на урок. - Если он проболтается, то скажу – я ему не приказывала, а просто думала вслух. Кто знал, что он воспримет мои слова так серьезно, - размышляла Адамс уходя прочь. Вечный враг завхоза еще повисел над полом, раздумывая, а потом звонко хлопнул в ладони и стремительно пролетел сквозь стену.

***

Комнаты на верхнем этаже лавки «Сладкое Королевство» сдавались старшекурсникам, родителям приезжающим навестить своих детей или просто заезжим магам. И сегодня одну из пустующих каморок занял Люциус Малфой, оплатив аренду за весь день. Блондин сидел на скрипучем деревянном табурете и напряженно прислушивался к звукам снаружи. Скоро должны были прийти школьники Хогвартса, которых отпускали в последнее посещение Хогсмида перед окончанием учебного года. Так что пока в лавке было тихо. Только хозяин Амброзиус Флюм неторопливо прохаживался вдоль стоек с выложенным на них товаром. Знатный маг нервничал, это выражалось в его взгляде, который постоянно обращался к закрытой двери и похлопыванию по ноге новой тростью. Старую пришлось выбросить, так как после инцидента в больничном крыле по дереву пошла трещина. Вдобавок пришлось покупать новую палочку и отдать приличную сумму за улаживание всех бюрократических процедур, следующих в случае утери артефакта. Малфою было не по себе. Он в который раз посмотрел на часы и прошелся по комнате. Доски под его ногами, старательно натертые воском, слегка поскрипывали. Звон разбитого стекла, донесшийся снизу, заставил блондина вздрогнуть. Следом послышался крик хозяина Амброзиуса Флюма. Тот ругаясь на хулигана, кинувшего камень в окно, выбежал наружу, дабы поймать негодяя и всыпать ему от всей души. Из своей комнаты Малфой видел, как владелец лавки стоит посреди улицы и вертит головой. - Кто это такой смелый, точнее безрассудный решился бить окно в «Сладком Королевстве»? – хмыкнул маг себе под нос. По себе он знал, как тяжела рука у хозяина магазина сладостей. Так что хулигану сейчас не позавидуешь. Если конечно мистер Флюм его поймает. Но через секунду отец Драко забыл про Амброзиуса и его проблемы с битым окном. Незнакомый человек целенаправленно приближался к магазину и вот он уже заходит в дверь. Интуиция подсказала, что это тот самый гость, которого дожидался Малфой. Колокольчик висящий у входа тоскливо звякнул. Затем заскрипели ступени лестницы. Долгожданный визитер поднимался наверх. Люциус напряженно ждал. Сейчас раздастся стук в дверь. Занятый наблюдением за дверью, Малфой не заметил, как в открытое окно бесшумно влетел Пивз. На его голове вместо обычной шляпки с бубенчиками красовались толстые меховые наушники. Дебошир школы злобно ухмыльнулся в спину волшебнику и с размаху швырнул на пол маленький горшок. Звон разлетевшийся на куски посудины скрылся за оглушительным воплем разбуженной мандрагоры. Блондин испуганный внезапным шумом не успел развернуться и сейчас рванул ладони к ушам, чтобы прикрыть их от кошмарного визга. Но крик проникал в каждую клетку организма и терзал слух, словно острыми когтями. Малфой зажмурился, с силой сжимая уши руками, но ужасные вопли буквально пронизывали его насквозь. В попытке сбежать от адского шума он сделал вслепую пару шагов и наткнулся на стену. Через секунду его накрыло спасительной тьмой. Он потерял сознание. Малфой не услышал, что человек которого он ждал и который должен был войти в комнату, от вопля мандрагоры впал в беспамятство и скатился с лестницы, пересчитывая головой ступеньки. Полтергейст с презрением глянул на тело блондина, скорчившееся у двери комнаты. Затем Пивз подхватил замолчавшее растение и с хлопком растворился в воздухе. - Я сам не знаю, что тут случилось? – перемежая речь стонами и держась за голову повторял Флюм. - Какой-то хулиган бросил камень и разбил окно в моем магазине. Я выскочил на улицу, думал поймать негодяя. Но там никого не было. Я хотел вернуться обратно в лавку и тут раздался этот ужасный крик. Сегодня Аластор Грюм сопровождал школьников, идущих в Хогсмид. Вместе с ним отправился Хагрид и пара сотрудников ДМП. Еще на подходе к деревне они услышали вопли, доносящиеся оттуда и насторожились. Старшекурсники, бывшие в колонне, сразу определили, что это кричит мандрагора, да и Аластор распознал источник звука. К счастью люди были слишком далеко, чтобы подвергнуться действию растения. Оставив учеников под присмотром ДМПшников, Грюм вместе с лесником бросился в деревню. Улицы Хогсмида оказались заполнены владельцами магазинов и других заведений. Все взбудораженными голосами переспрашивали друг у друга, что случилось. Каждый из них слышал, как кричала мандрагора. Но так они были далеко от эпицентра воплей, то отделались кто головной болью, а кто тошнотой или слабостью в ногах. Амброзиус, валявшийся перед входом в свою лавку был найден сразу же и когда в деревню вступил Грюм вместе с лесником, то Флюм уже пришел в себя. Первые же расспросы указали бывшему мракоборцу направление для поисков. И в самом «Сладком Королевстве», у подножия лестницы ведущей на второй этаж, обнаружилось тело неизвестного человека. - Похоже упал бедолага! – обеспокоился Хагрид, склонившись над незнакомцем, - надо его в аптеку отнести. Ой… То, что помощь целителя уже не требуется, понял и сам Аластор. Неизвестный маг лежал с такой неестественно повернутой головой, что без слов стало ясно – человек уже мертв. - Не повезло ему! – мрачно констатировал ветеран. В магазин робко заглядывали домовладельцы и жители Хогсмида. При виде погибшего волшебника они охали или молчаливо вздыхали. А мадам Розмерта – владелица паба «Три метлы» побледнела и схватилась за сердце. - Кто это? Его кто-нибудь знает? – допытывался Аластор у присутствующих Но нечаянные зрители отрицательно качали головами. Несчастного мага, свернувшего себе шею на лестнице, никто из деревенских не знал и раньше не видел. Обследование лавки привело лесника и отставного мракоборца к бессознательному Малфою, который лежал в одной из комнат второго этажа. - Ну этот жив. Хотя…, - криво усмехнулся бывший силовик Министерства. Блондин был в отключке и его уложили на кровать, в ожидании прихода целителей. Грюм осмотрел комнату и быстро обнаружил осколки от горшка. Судя по ним Малфой угодил прямо в эпицентр воплей мандрагоры. Больше никого из людей и ничего подозрительного не нашлось. - Кто-то решил прикончить этого лощеного гада. Но просчитался с мандрагорой или же он хотел просто проучить Малфоя! Вот только кто? – гадал Грюм после поисков наверху магазина сладостей. Аластор спустился вниз. Но прежде он отправил своего Патронуса с сообщением в замок. Альбус сегодня попросил его забрать приготовленные сладости, а тут вот как вышло. - Эй вы, сбегайте на околицу и позовите людей Амелии! – приказал Грюм столпившимся возле входа зевакам. Пока бывшие орденцы Феникса обыскивали лавку Флюма, в деревню зашли школьники. Они устали ждать вестей, стоя на окраине. К тому же им хотелось в Хогсмид. Сотрудники ДМП устав слушать жалобы и причитания, согласились вести детей в деревню, но велели им держаться позади на почтительном расстоянии. Увидев толпу возле «Сладкого Королевства» все тут же направились туда. - Хагрид, отнеси тело на задний двор! – распорядился бывший мракоборец. - Джонсон, предупреди своих, что у нас тут ЧП и один труп неизвестного. Лесник, собиравшийся укрыть тело незнакомца рогожей, громко вскрикнул. - Аластор сюда! Взоры присутствующих немедленно обратились к Хагриду. Кто-то ахнул, кое-кто стал подбираться ближе к распростертому возле лестницы телу. Неизвестный мертвец на глазах начал преображаться. Втянулась в подбородок окладистая борода, поредели кустистые брови, съёжились скулы. Темно-рыжие волосы приобрели белесый оттенок. Туловище постройнело и вытянулось. И перед глазами потрясенных зрителей оказался Мальсибер. Пожиратель смерти и ярый сторонник Волан-де-Морта. Тот, который сбежал из Азкабана и которого Министерство безуспешно искало с прошлого года. Пока все выпучив глаза пялились на мертвеца, Грюм быстро опомнился. Черные жгуты, вылетевшие из его палочки, опутали Мальсибера с головы до ног так плотно, что наружу торчали лишь его лоб и носки ботинок. - Он же мертв! – пролепетала мадам Розмерта, не понимая для чего связывать погибшего Пожирателя смерти. - Уверены?! – бросил Аластор во взгляде которого появился опасный блеск, - вы уверены, что этот покойник не ударит нам в спину? Розмерта была и так слишком растеряна происходящим, чтобы раздавать подобные гарантии. В углу предавался невеселым думам хозяин лавки. Ему сейчас следовало продавать ораве школьников сахарные перья, сладкую вату, шоколадные фигурки и прочие лакомства. А вместо этого тут обнаруживается беглый преступник, да еще мертвый. - Джонсон, Хагрид наверх и спеленайте Малфоя. Неспроста эти голубки оказались тут, да еще вместе, - приказал Грюм. Вскоре рядом с телом Мальсибера покоился бессознательный Люциус Малфой. И скрученный так туго, что напоминал собой моток каната. Парочку верных соратников Волан-де-Морта отнесли на задний двор, где тем предстояло дожидаться прибытия силовиков Скримджера. Тут Аластора привлекли крики близнецов Уизли, которые с радостными лицами пробирались к нему держа в руках небольшую стеклянную банку. - Мистер Грюм вот! - Мы его поймали! Бывший мракоборец только взглянул на них и тут же спеленал гриффиндорцев, как и обнаруженных Пожирателей смерти. - Вы чего? – возмутились два брата-акробата. - Мы ведь хорошие, а бандит вот он! - Разберемся! – ответил им ветеран-параноик. Вскоре стало ясно почему Грюм пришел в такое возбуждение. Внутри банки находился Питер Петигрю.

***

Дамблдор угрюмо расхаживал по своему кабинету. Руки заложены за спину, спина чуть ссутулена, брови нахмурены. Борода то и дело смахивала со стола скатанные пергаменты и бумага валялась под ногами. Иногда мягкие туфли директора задевали свитки и те укатывались под стол или отлетали к стене. Ручной феникс и портреты директоров привыкли к таким прогулкам главы Хогвартса, которые помогали ему думать и сосредотачиваться на поиске решения проблем и поэтому не обращали внимания на его метания. Да и легкий налет угрюмости на лице старого мага не побуждал сторонних зрителей к любопытству и расспросам. Директор был расстроен и недоволен одновременно. Его задуманный план сорвался. А ведь все должно было пройти как по маслу. Люциус Малфой поддался на уговоры и согласился сдать своих товарищей по террористическому цеху – Мальсибера и Уолша. Те после бегства из Азкабана затаились и вели полуподпольную жизнь. Но связи с другими Пожирателями они не теряли. По плану отец Драко должен был встретить беглых Пожирателей в верхней комнате лавки «Сладкое Королевство». В то же время туда отправлялся мракоборец Грюм с группой поддержки в виде Хагрида и сотрудников ДМП. Благодаря своему глазу-артефакту Аластор мог видеть не только под мантией-невидимкой, но замечать черные метки на руках слуг Тома Реддла. Беглые Пожиратели наверняка сменят облик благодаря Оборотному Зелью, но старый параноик их сразу раскусит и набросится на них. Против трех человек и полувеликана, у преступников не было шансов. Поимкой уголовников директор преследовал две цели. Влепить Министерству, которое не может поймать беглых арестантов, очередную изящную оплеуху. Показать всему обществу, что вблизи его школы преступник будет обязательно пойман. Причем пойман отставным силовиком и сотрудником Хогвартса. Это позволило бы Дамблдору в кулуарах Визенгамота невзначай обмолвиться примерно так, вот целая организация ищет Мальсибера и Уолша с прошлого года и не может схватить. А мои друзья ловят беглецов за походом в пивную. Новый слух, новые насмешки над Фаджем и тот летит прочь из своего кресла. Но вышло все хуже некуда. Малфой пострадал. Мальсибер погиб, свернув шею. А ведь как все хорошо планировалось. В тот день, когда сразили василиска, блондин успокоившись и обдумав свое поведение, начал жалеть о вспышке гнева, когда был выставлен на посмешище в медпункте. Тогда уже в своем кабинете директор мягко намекнул ему, что благодаря Мини – Омутам позор Малфоя может быстро стать достоянием общественности. Свидетелей то много и всех молчать не заставишь. Нет, он конечно может войти в положении и не позволит распространиться таким порочащим репутацию важного мага свидетельствам, вот только сделать это будет, ох как нелегко. К каждому зрителю придется искать подход, каждого уговаривать, заставлять или даже грозить. А профессор ЗОТИ вообще скоро покидает школу. Так что на него рычагов давления почти нет. Поэтому поймите меня правильно мистер Малфой! Мистер блондин все понял, проникся и осознал. И сам начал просить помощи у директора. А что нужно старому магу кроме здоровья, только с этим он и сам себе помочь сумеет. А Люциус, что может сделать полезного? Бывший Пожиратель поначалу предложил деньги. Точнее хороший вклад в бюджет школы от своего имени. На что глава Хогвартса пренебрежительно заявил, что за дохлого василиска можно выручить гораздо больше. Да и вообще деньги не главное в жизни. Люциус посулил несколько древних артефактов, оставшихся у него в доме с давних времен. Столетний директор покачал головой. Его не удивишь подобной стариной. Тогда Малфой предложил информацию, что всегда и во все времена в цене. Дамблдор лишь усмехнулся, что ты можешь знать такого чего не знаю я? Вот тут-то блондин и предложил ему своих соратников. Но не сразу, он колебался, сомневался, думал. В итоге понял – ничего другого у него не остается. Но даже в этом случае Малфой пробовал юлить и рассказать не все. Он выдал только пару мест, где могут ошиваться его сотоварищи. Пусть седой директор сам ищет беглых Пожирателей. Но как выяснилось, Дамблдор в преклонном возрасте не горит желанием сидеть в засаде и бегать за соратниками Люциуса. - У меня такое чувство будто вы говорите мне не всю правду, мистер Малфой! – хитро сощурился глава Хогвартса. Тот предпочел отмолчаться, но Альбус изящным жестом фокусника вытащил из кармана свернутый пергамент. - Почитайте! – предложил он. Блондин нехотя взял лист и принялся вчитываться в строки. И с первых же секунд побелел как простыня. После того как стало известно о исчезновении Волан-де-Морта, он Люциус Малфой пошел сдаваться в Министерство. И там под взором жестоких глаз Бартемиуса Крауча сторонник Темного Лорда написал чистосердечное признание, где рассказал, когда и при каких обстоятельствах вступил в ряды Пожирателей Смерти, выдал главе ДМП всех, кого знал, расписал кто какие злодеяния совершил и в конце выразил готовность служить Краучу в качестве осведомителя. - Вряд ли ваши товарищи, оставшиеся на свободе, будут рады узнать о вашей службе в виде тайного агента! – безмятежным тоном протянул Дамблдор. - Это было давно! – с трудом отозвался Малфой, - после падения Лорда многие писали подобные признания. Каркаров, Снегг, Крэбб и другие. Великий чародей лишь кивал головой на каждое слово Люциуса. - Только на остальных подобного документа нет. И заметьте, тут нет даты! – усмехнулся директор Хогвартса. - Так что если этот документ увидит свет, то многие подумают, что вы начали служить Министерству уже давно. Тем более насколько мне известно, вы не желали участвовать в боевых действиях и акциях устрашения. Это тоже сработает не в вашу пользу. Так как другие могут заподозрить вас в умысле сохранить себя для дальнейшей работы на Крауча. И еще вы решили занять в организации Тома, э-м-м как это сказать, административную должность. Вас посчитали трусом и белоручкой. И как раз с приходом Бартемиуса к власти, у ваших соратников начались тяжелые времена. И кое-кто прочитав о вашей готовности работать на Крауча может подумать, что вы приложили к этому руку. Нет конечно, вы можете отрицать и доказывать свою невиновность. У вас есть на это право! Вот только большинство из тех, кто был вместе с вами не страдают всепрощением и терпением выслушивать доводы подозреваемого. И чем больше вы будете настаивать на своей верности Тому Реддлу, тем меньше вам будут верить. Так как ваша активность начнёт вызывать подозрения у многих. Престарелый чародей умолк и прищурившись, стал рассматривать омертвевшего от ужаса Люциуса Малфоя. - Откуда оно у вас? – еле слышно спросил тот. Пергамент в его руках издал тихий шелест. Дамблдор развел руками, как бы говоря «шел, шел и нашел». - Этот документ можете оставить себе. У вас копия, а оригинал в надежном месте и если вдруг со мной что-то случится или я пропаду на пару дней, то… Великий чародей замолчал, но его невысказанные слова были и так понятны. - Вы у меня на крючке, мистер Малфой. Так что будете плясать под мою дудку! Директор благосклонно кивнул головой, прощаясь с ошеломленным и морально раздавленным волшебником. Люциус не помнил, как он добрался до своего дома. И не помнил, что он делал в доме. Малфой не подвел. Он сумел вызвать Мальсибера и Уолша на приватный разговор в Хогсмид, аргументируя срочностью встречи и нежеланием светиться в Косом переулке, где велик риск попасться на глаза любопытным. Если Мальсибер прибыл, как и положено в срок, то Уолш нагло опоздал. Один преступник скончался благодаря своей пунктуальности, а второй скорее всего скрылся. Вокруг магазина Флюма царил такой бедлам, что беглый Пожиратель наверняка понял в чем дело или просто не рискнул подходить к «Сладкому Королевству». И еще несчастный Питер Петигрю. Разыскиваемого анимага обнаружили Фред и Джордж в подвале лавки, где тот пребывал в бессознательном состоянии от сольного исполнения мандрагоры. Видимо вопли растения застали Питера врасплох и тот, как и Люциус, потерял сознание. Крысу близнецы, пришедшие по тайному тоннелю, видели не раз и потому узнали ее сразу. Обрадовавшись удаче и позарившись на обещанную награду рыжики заточили анимага в банку и бросились в школу. Снаружи магазина они увидели толпу, среди которой вычислили Грюма и решили похвастаться перед ним своей добычей. А тот первым делом связал учеников. Так на всякий случай. И пока все разбирались, ругались, выясняли личности близнецов, Петигрю в образе крысы продолжал париться в наглухо закрытой банке. Фред с Джорджем от радости забыли просверлить отверстия в крышке, а из-за паранойи Грюма время было упущено. И потом произошло, как и следовало ожидать. Бедная крыса задохнулась. Конечно анимага потом вытащили, расколдовали и все люди, столпившиеся у лавочки Амброзиуса Флюма, лицезрели мертвого волшебника и предателя семьи Поттеров. Причем умерший анимаг выглядел кошмарным образом. Посиневшее лицо, выпученные глаза, вывалившийся наружу язык. Эту же картину потом смогли увидеть прибывшие Амелия Боунс и сам министр. И что в сухом остатке? Оглохший Малфой-старший, которого отправили в клинику святого Мунго. Сколько он там пробудет и сохранит он свой слух, целители не сказали. Свернувший шею Мальсибер и скончавшийся незавидной смертью Петигрю. И все из-за чего, то есть из-за кого? Из-за какого-то недоумка, вздумавшего швыряться мандрагорами. Как выяснилось впоследствии, одно из растений было украдено из школьной теплицы. Но кем и когда? В последнее время в Хогвартсе перебывало куча народу и любой из них мог тайно пробраться в теплицу и стащить мандрагору. Никто из жителей Хогсмида не заметил злоумышленника в наушниках, убегающего из деревни. Хотя они были в таком состоянии от воплей, что не следили за тем, кто и чем занят рядом с ними. Директор в этот момент больше всего на свете жаждал повстречаться с тем, кто посмел нарушить его планы. Но не наказать его, а поговорить с ним. Дамблдора очень интересовала личность неизвестного комбинатора и его умение скрываться и не оставлять следы после злодеяний. - Он очень хитер и изворотлив. Если сумел додуматься до того, чтобы использовать мандрагору как оружие! Но для чего он это совершил? Неудачная попытка покушения на жизнь Малфоя или демонстрация своих возможностей? Старый маг еще долго бродил по кабинету и бормотал себе в бороду что-то неразборчивое.

***

Фадж стремительно вошел в лавку по продаже сладостей, из которой были удалены все школьники и сами владельцы. Внутри кроме него, остались Амелия Боунс, мракоборцы Кингсли, Гуревич и Грюм, а также первый заместитель Долорес Амбридж. Пока люди Скримджера осматривали магазин, министр нетерпеливо переминался с пяток на носки своих черно-белых туфель. Розовая помощница украдкой покосилась на начальника и отодвинулась от него подальше. В последнее время настроение Фаджа портилось день ото дня. Она не понимала, что с ним происходит. Уравновешенный и спокойный чиновник все больше превращался в дерганного, подозрительного, трясущегося неврастеника. Волшебница не знала, что таким достижением министр обязан неизвестному злоумышленнику, который с прошлого лета создавал Фаджу проблему за проблемой, последовательно нарушая его планы и вдобавок унизил его на весь свет, выставив балаболом. Летом сбежал Сириус Блэк и тем самым чрезвычайно взволновал министра. Затем инспекция Азкабана, после которой раскрылась пропажа аж трех узников. И новость стала известна всем. Дементоры, который вздумали напасть на школьников и тем самым вызвали шквал возмущения и обвинений в адрес некомпетентности Фаджа и его неспособности контролировать Стражей. Интервью Блэка и его громкое оправдание. Обнаруженная Тайная комната, о которой начали болтать в Министерстве и его обитатель – тысячелетний василиск, разбирательства в Визенгамоте, последовавший скандал. И теперь разыскиваемые преступники, плюс один из них погибший неизвестно от кого. Общество обязательно поднимет крик, почему уголовники разгуливают вблизи Хогвартса. И эти неприятные вопросы люди непременно адресуют министру. Так что сейчас Корнелиуса могло вывести из себя все что угодно. И неожиданное обнаружение двух беглых сторонников Волан-де-Морта как раз подходило под это определение. - Никого нет! – басом откликнулся Бруствер на вопросительный взгляд министра. Тот глубоко вздохнул и уставился на главу ДМП тяжелым взором. - Ну что скажете дорогая мисс Боунс? – произнес он тихим шепотом, похожим на шипение. - Что вы хотите услышать? – не поняла его вопроса чиновница. Корнелиус испустил еще один то ли вздох, то ли рык. - Я хочу знать ваше мнение по поводу творящегося вокруг бардака! – процедил он, на глазах темнея лицом. - Бардака?! – изумилась Боунс–старшая, смерив министра недоуменным взглядом. - Да, бардака! – взвизгнул Корнелиус, потеряв контроль над собой. – Я хочу знать почему вокруг творится настоящий бардак. Почему никто не выполняет работу, которую обязан делать? Амбридж отошла еще дальше. Мракоборцы вытаращили глаза. Амелия искренне не понимала, что так рассердило Фаджа. Тут радоваться надо, ведь обнаружены двое соратников Того Кого Нельзя Называть, а министра наоборот, это событие вывело из себя. - Почему Мальсибер, которого ищет все Министерство и который должен был давно вернуться в Азкабан, спокойно гуляет по Хогсмиду? Почему разыскиваемого Петигрю ловят обычные школьники, а не ваши подчиненные? Где беглый Уолш, почему он до сих пор не найден? Где обыски и допросы всех их ближайших друзей и родственников? Где работа вашей агентуры и осведомителей? Чем заняты ваши сотрудники? – кричал Фадж и его лицо краснело, становясь похожим на созревшую редиску. Боунс-старшая опешила от такого наезда. - Мы делаем все возможное, люди работают день и ночь! – попыталась оправдаться она. - Но где результаты? – распалившегося министра понесло, и он походил на вырвавшегося пациента палаты для буйных. – Одного преступника находит мракоборец на пенсии, другого вам приносят школьники. А что вы? Будете дальше сидеть и ждать, что за вас будет работать кто-то другой. Может на ваше место поставить Фреда или Джорджа Уизли? - Но у нас мало людей! – взывала к рассудку Фаджа, точнее к его остаткам, глава ДМП, - остальные работают за троих. - Так надо работать, а не брать взятки со всех встречных! – взревел министр, опаляя Амелию гневным взором. Та ошарашенно разинула рот. - Какие взятки?! – воскликнула она, придавая своему лицу выражение оскорбленной невинности, но ее голос дрогнул. - Вот только не надо притворяться святой и беспорочной, - злобно ухмыльнулся Фадж. Боунс–старшая побагровела, словно переспелый томат и стиснула кулаки. Ее монокль выпал из глазницы и повис, качаясь на серебряной цепочке. Во взоре замелькали шаровые молнии. Гневный вид чиновницы обещал притихшим зрителям грандиозное зрелище ссоры главы ДМП с министром магии. Но взаимного лая между женщиной и министром не случилось. - Да ладно тебе Амелия! – раздался усталый голос Грюма, - твой дом в центре Лондона, он что сам по себе вырос? Глава ДМП поперхнулась и как ужаленная резко развернулась к мракоборцу. - И на французского повара с твоей зарплатой не разбежишься! – мрачно добавил ветеран первой магической войны. - Аластор!!! – растерянно-плачущим тоном протянула Амелия. Ее слова прозвучали как «И ты Брут!» Фадж развернулся к выходу так резво, что его зеленый котелок еле удержался на всклокоченной прическе. - Сдайте дела своему заместителю, Амелия! Департаменту Магического Правопорядка нужен новый более умелый руководитель, - бросил он на ходу и покинул заведение Флюма. За ним, стараясь не шуметь и не топать, потянулись сотрудники Скримджера и светящаяся от радости Долорес Амбридж. - Идем, Амелия! – тихо произнес Грюм, - нам надо выпить. И поговорить! Разжалованная начальница и отставной силовик медленно зашагали в сторону «Кабаньей Головы».

***

Об отставке Амелии Боунс школа узнала на следующий день из утренней газеты. Там же писали о том, что Люциус Малфой исключен из Попечительского совета школы Хогвартс. Как извещал «Ежедневный Пророк» министр Корнелиус Фадж также ушел с поста министра. И его уход приняли без проволочек. Видимо в верхах понимали, что надо отделаться от скандалов и нервотрепки последних дней малой кровью, сделав толстячка козлом отпущения. На министерское кресло посадили Корбана Яксли.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты