Пещера Чудес

Джен
NC-17
В процессе
466
автор
Размер:
планируется Макси, написано 177 страниц, 27 частей
Описание:
Взлетев вверх однажды ты уже никогда не удовольствуешься землёй. И даже если обстоятельства лишили тебя всего, ты не остановишься и не опустишь голову, вновь и вновь продолжая забираться вверх, чтобы однажды заявить: "Этот мир мой".
...даже если для этого придётся вести в светлое будущее разноцветных четвероногих, разбомбивших свой мир мегазаклинаниями.
Посвящение:
Героям оригинальных вселенных и фанфиков.
Примечания автора:
Работа не претендует ни на что серьёзное и будет писаться под настроение. Уважаемые читатели, если вы считаете, что во вселенной фанфика то или иное действие-явление-событие невозможно, то учитывайте, что рассказ не обязательно будет следовать канону во всём. Я постараюсь отвечать на возникающие вопросы прямо в тексте, а также обоснованно объяснять почему происходит так а не иначе.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
466 Нравится 1752 Отзывы 132 В сборник Скачать

Наблюдения машины

Настройки текста
      Холл торгово-развлекательного центра встретил моего дрона тишиной и темнотой: справа находились лестницы на второй этаж и в цокольные помещения (нулевой этаж?), слева виднелись стеклянные раздвижные двери, застывшие в полуоткрытом положении, ведущие в охватывающую здание кольцом галерею, ну а впереди, прямо напротив входа, расположился неработающий фонтан с мутной водой, в которой плавали всплывшие вверх брюхом рыбки. Над проходом, ведущим вглубь магазина, обнаружилась схематичная карта с надписями: «Продуктовая галерея»; «Хозяйственные товары»; «Охрана»; «Бытовая техника». Рядом находились карты других этажей, но они были выполнены в сером цвете, а надписи на них гласили, что одежда, игрушки, разные магазинчики для хобби находятся на втором этаже, а ресторанная галерея, как и уголок отдыха для жеребят — на третьем. В полуподвале же были книжный магазин, склады и служебные помещения.       Благодаря встроенному в башенку шестилапа фонарику, работающему на минимальной мощности (чего для камеры более чем достаточно), темнота не стала помехой для обследования помещений. В Холле также обнаружились тележки с продуктами, сумки, тела пони, которым они принадлежали: жеребцы и кобылы, взрослые и молодые, одетые в платья, костюмы, униформу… лежали на полу и ступеньках лестниц, скрючившись в причудливых позах.       «Вряд ли они поняли, что с ними случилось, но вот испугаться определённо успели», — направив робота на обход магазина, решив начать с бытовой техники и хозяйственного отдела, фиксирую камерой каждого встречного пони, чтобы потом, добравшись до баз данных, внести их в списки погибших (лишней информации не существует).       Вот рядом с перевёрнутой тележкой, из которой вывалились продуктовые пакеты, лежит единорожка в тёмно-красных юбке и пиджаке, живот которой выдаёт её интересное положение; привалившись к фонтану сидит пожилой земнопони, прижимающий к себе такую же немолодую кобылу; молодой единорог в спортивном костюме, вытянувшийся в струну, тянется передними ногами к лежащему в пяти шагах жеребёнку, свернувшемуся в клубок рядом с пятном, которое было лужей чего-то слизкого (с кусочками пищи). Пусть взрывная волна сюда и не дошла, но судя по треску пип-бака, выжить у этих пони не было ни малейшего шанса.       В очередной раз радуюсь тому, что у моего разведчика нет такой функции как обоняние: всё же запах от испортившихся продуктов, подкреплённый вонью разлагающихся тел, должен создавать тот ещё смрад. Да и моя урезанная эмоциональность сейчас играет только на пользу, позволяя сохранять холодное мышление в не самой приятной обстановке.       Стоило дрону миновать короткий коридор, как на тактической карте магического сонара высветились полдюжины жёлтых меток, две из которых блуждали по залу хозяйственного магазина, три находились в отделе бытовой техники, а ещё одна скрывалась в комнате охраны. Учитывая, что до этого момента в городе встречались в основном красные отметки, а в стойле обитают «зелёные» пони, то подобное обилие нейтрально настроенных существ кажется удивительным.       Вообще, вероятно мне бы стоило увести шестилапа подальше и постараться найти иной источник ресурсов… но с другой стороны, потенциальная возможность получить союзников-помощников, сколь бы маловероятной она не казалась, не может быть проигнорирована. Да и сбор информации на настоящий момент — приоритетная задача.       Приняв такое решение, направляю шестилапа ко входу в комнату охраны, находящуюся к нему ближе всего. Кроме того, там находится всего одна цель, что теоретически делает её менее опасной.       К моей удаче дверь оказалась не заперта, так что стоило нажать на ручку, похожую на замысловатый крючок, как створка легко поддалась нажиму. Внутри, как и в других местах торгово-развлекательного центра, было темно, что исправил тусклый луч фонаря: свет, которого едва хватало видеокамере, выхватил из мрака сидящего в кресле за столом земнопони, бездумным взглядом уставившегося в стену из полутора десятков маленьких экранов. Облезлый синий жеребец, одетый в форму охранника, словно какой-то механизм, каждые семь секунд подносил к морде большую кружку, делал глоток, а затем возвращал её на прежнее место и продолжал смотреть в тёмные экраны.       «Определённо — это гуль. Только вот его поведение, вспоминая всех уже встреченных зомби, совершенно нехарактерно. Он словно бы продолжает выполнять работу, к которой привык за время своей жизни… Может ли быть так, что будучи поражена магической радиацией, часть мозга сохранила свои функции, при этом зациклившись на каком-то определённом воспоминании? Недостаточно информации: я ещё даже не понял, чем вообще являются местные зомби», — Стараясь не шуметь, шестилап закрыл дверь, а затем я его отправил не в отдел бытовой техники, а в хозяйственный магазин (всё же там меньше жёлтых меток).       Разведчика встретили ряды стеллажей с расставленными на них товарами вроде вёдер, щёток, коробок с моющими средствами, банок с краской и пирамид рулонов обоев. В отличие от человеческих магазинов, где в лабиринте торговых рядов порой и двоим взрослым людям разойтись сложно, пони, являющиеся существами более длинными, волей-неволей были вынуждены оставлять между стеллажами намного более широкие промежутки. И опять же этот факт несёт с собой как положительную черту, позволяя не опасаться случайно что-нибудь сбить, тем самым подняв шум, так и отрицательную, так как укрытий от визуального обнаружения меньше.       Впрочем, магический сонар, работающий на принципе подобия эхолокации, даёт моему дрону изрядное преимущество. Вообще артефакт, способный не только обнаруживать источники магической активности (каковыми являются пони, гули, звери и даже роботы), но при этом ещё и по их фону определять степень угрозы для конкретного носителя, на мой субъективный взгляд достоин называться шедевром. А учитывая, что пип-бак буквально состоит из подобных «алмазов», я начинаю чувствовать себя так, будто забиваю гвозди микроскопом.       «Определённо, если когда-нибудь встречу Твайлайт Спаркл, пусть вероятность этого события и стремится к отрицательному значению, предложу ей стать моей женой», — сделав запись в журнале, возвращаюсь к текущим проблемам.       Тележки с товарами, как и пони, которые ими пользовались, встречались и здесь, но в куда меньшем количестве. Пара стоек с товарами оказалась перевёрнута, и рядом с одной из них обнаружился первый из двух «жёлтых» гулей: одетый в красную форму продавца-консультанта жеребец-пегас, красующийся залысинами на всех участках тела, с сосредоточенным видом разбирал завал, ворча нечто невразумительное.       «Второй зомби занимающийся привычной по жизни работой. Можно начинать собирать статистику», — решив, что лучше не провоцировать условно мирный объект наблюдения, отправляю шестилапа в обход гуля к следующей цели.       Второй для этого отдела и третий увиденный мной через камеру в этом магазине обладатель жёлтого маркера оказался земнопони средних лет, который ходил из стороны в сторону между тремя стеллажами. Его жёлтая шёрстка поблёкла, грива почти полностью выпала, жёлтые глаза смотрели точно перед собой немигающим взглядом. Главное же, чем он отличался от всех остальных — это наличие речи, которую удалось разобрать:       — Вантуз, змейка, порошок… Что-то забыл. Что-то забыл…       «Из наблюдений можно сделать вывод, что кроме диких и агрессивных гулей существуют ещё и зацикленные на каком-то одном действии. Зомби второго типа явно не понимают, что уже мертвы, при этом способны к определённой несложной деятельности. Предположительно, они не будут замечать того, что выходит за рамки их картины… Это требуется проверить и подтвердить или опровергнуть», — осторожно отвожу разведчика назад, а затем отдаю приказ двигаться в зал бытовой техники.       …       — Сэр, вы будете оплачивать покупку наличными или картой? — единорожка, сидящая за кассовым аппаратом, одетая в белую рубашку и чёрный галстук, вежливо улыбается жеребцу-пегасу, который стоит перед столом и безмолвно смотрит перед собой. — Сэр, вы будете оплачивать покупку наличными или картой?..       Это была бы самая обычная картина, самого обычного рабочего дня в магазине электроники, если бы не несколько «но». Во-первых, на улице сейчас царит ночь; во-вторых, и кассирша, и покупатель выглядят так, что их можно описать одной фразой из моей человеческой жизни: «Краше в гроб кладут». Кроме того, в помещении царит полумрак, разгоняемый свечением тусклых красных лампочек под потолком (почему-то они есть только здесь), а ещё на полу лежит несколько тел других посетителей и продавцов.       «А ведь другие гули спокойно ориентируются в полной темноте. Почему-то это ускользнуло от меня в самом начале», — сделав очередную пометку в виртуальный журнал, начинаю искать способы, как пройти мимо двух зомби так, чтобы их не потревожить.       Пип-бак продолжает показывать тактическую карту, одна из меток на которой уже дважды становилась красной, но затем снова желтела. Из этого наблюдения можно сделать предварительный вывод, требующий экспериментального подтверждения, о том, что относительно разумные и не агрессивные гули способны терять остатки своего самосознания… если их зацикленное состояние можно так назвать.       «Теоретически они могут как проигнорировать то, что выбивается из их картины мира, так и отреагировать агрессией. Шестилап, как показал опыт столкновения с диким гулем, способен в ближнем бою справиться с зомби, даже не имея оружия. Однако же если есть шанс избежать конфликта, им следует воспользоваться… хотя бы для того, чтобы объекты наблюдения сохранились на больший срок», — анализирую всю собранную информацию, переводя на это пять процентов мощности процессора, благодаря чему нахожу выход из ситуации.       Разведчику пришлось вернуться в холл магазина, где среди вывалившихся из перевёрнутой тележки вещей был найден вертолёт на радиоуправлении. Пластмассовая игрушка, извлечённая из картонной коробки, имеющая два пропеллера и маленький динамик в корпусе, работала на одной маломощной спаркл-батарее (цилиндрик из кристалла, с двух сторон зажатого между медными пластинками с изображениями символов «плюс» и «минус»).       Дрон вернулся со своим трофеем в зал бытовой техники, включил игрушку и, поставив её на пол, отступил за рекламный стенд. Пропеллеры вертолёта, купленного за какие-то минуты до падения бомб для жеребёнка, завертелись, и устройство, издавая характерное жужжание, взлетело под потолок, подчиняясь командам пип-бака.       — Сэр, вы будете оплачивать покупку наличными или картой? — продолжала задавать один и тот же вопрос кобыла, словно была роботом с заевшей пластинкой.       «Как сказал герой старого фильма «Чёрный рыцарь»: «Безумие — это повторение одних и тех же действий раз за разом с надеждой на иной результат». Пожалуй, эти гули — это ярчайший пример безумия», — промелькнули мысли в моём процессоре.       Тем временем вертолётик спустился на уровень головы кассирши, а затем приблизился к гуллям. Когда между ними осталось метров пять, головы обоих пони повернулись, а маркёр покупателя стал красным, после чего он начал глухо рычать, медленно топая к игрушке.       — Сэр, вы не будете забирать свою покупку? — заметив передвижения своего «собеседника», осведомилась кобыла.       Отведя вертолётик в противоположную от прохода сторону, тем самым заставив обоих зомби повернуться за ним, отдаю дрону приказ, чтобы он проскользнул мимо. Разумеется, механизм из металла не может двигаться совсем бесшумно, но звуков игрушки оказалось достаточно, чтобы заглушить шаги и шорохи.       Когда разведчик скрылся за телевизорами, выставленными на низком столе, вертолёту была отдана команда сесть на пирамиду из картонных коробок и заглохнуть. На тактической карте же отобразилось, как спустя примерно полминуты после исчезновения раздражителя красный значок сменил цвет на жёлтый, а гуль вернулся к кассирше.       «Как жаль, что у меня сейчас нет средств, чтобы изучить этот феномен подробнее», — отдав приказ шестилапу идти в сторону приборов, имеющих автономные источники питания (туристические холодильники, телевизоры и тому подобные вещи), делаю в виртуальном журнале новую заметку…       …       Обследование отдела бытовой техники принесло мне глубочайшее удовлетворение: кроме того, что на презентационных стендах обнаружились довольно мощные спаркл-батареи, светящиеся яркими искрами внутри кристальных цилиндриков, от которых дрон сумел подзарядиться, здесь же продавались портативные станции радиолюбителя, стиральные машины, видеокамеры и прочее оборудование, которое пригодится для сборки новых платформ разведчиков. Разве что мастерские, в которых можно было бы проводить подобные работы, отсутствовали, но под них легко переоборудовать любое другое помещение (главное, чтобы инструментов хватало).       Чтобы выйти из отдела и вернуться в холл, вновь был использован трюк с вертолётиком. Однако же на этот раз он привлёк меньше внимания, и «покупатель» вовсе только покосился в его сторону. Этот факт был записан, как подтверждение способности как минимум «жёлтых» гулей к обучению.       «Хотя тут сложно говорить о чём-то конкретном. Один случай — не показатель», — усадив игрушку на спину разведчика, отдаю ему приказ двигаться на второй этаж.       У меня есть неподтверждённая теория о том, что если бы шестилап был живым, то нынешние жёлтые маркеры лично для него были бы красными поголовно. Впрочем, подтвердить или опровергнуть это предположение на данный момент времени, нет никакой возможности. В будущем же можно будет отловить нескольких гулей, ну или доставить в город живого пони, защищённого чем-нибудь вроде клетки из толстых прутьев (вроде тех, внутри которых водолазы моего прежнего мира наблюдают за акулами).       Так как угроза остаться без энергии временно отпала, дрон смог спокойно подняться на второй этаж для его тщательного осмотра. Вообще на магазин игрушек мной возлагаются надежды ничуть не меньшие, чем на магазин бытовой электроники: те же машинки, вертолёты, другие устройства на радиоуправлении, способны послужить основой для будущих дронов. А ведь где-то здесь есть заведение, торговавшее всем необходимым для радиолюбителя… да и иные лавки сбрасывать со счетов нельзя.       Пип-бак оповестил, что на уровне даже более «оживлённо», чем внизу: кроме одиннадцати жёлтых отметок, примерно равномерно разбросанных по помещениям, есть ещё четыре красные, скучковавшиеся в одном месте. Однако же мой интерес привлекли не они, а одинокий зелёный (!) маркёр, находящийся в районе магазина игрушек.       «И всё же сонар следовало бы доработать. Обнаружение источника магии, а также определение его степени угрозы — это, вне всяких сомнений, хорошо. Но вот невозможность узнать об объекте дополнительную информацию — это плохо», — промелькнули мысли в моём процессоре, пока я прокладывал наиболее безопасный путь к зелёной метке.       И снова объектив камеры скользит по телам пони, застывшим в неестественных позах. Если внизу фоном служили строгие монотонные стены с вкраплениями рекламы, то здесь ситуация усугубилась яркими красно-бело-золотыми цветами с частыми изображениями веселящихся жеребцов и кобыл. Впервые в торговом центре встретились работающие холодильники со Спаркл-колой, по всей видимости запитанные от собственных аккумуляторов, перемигивающиеся яркими разноцветными лампочками.       Когда дрон проходил мимо подсобки, где по данным тактической карты находились два гуля, я отдал команду, чтобы робот проверил, в каком они состоянии. Дверь, как и в случае с комнатой охраны, оказалась не заперта, а когда разведчик заглянул внутрь, моей камере открылась сценка, которую можно описать необычным термином «Некроксенофилия»: в помещении обнаружились земнопони-кобыла и грифон, которые на первый взгляд боролись, при этом активно кусаясь (следы зубов были видны отчётливо), но при более подробном рассмотрении их действия принимали более… интимный характер.       «Назад; закрыть дверь; выделить часть записи от открытия и до закрытия двери; удалить из памяти… Хорошо. А что я только что удалил? И что там за дверью? Нужно посмотреть…» — отдаю приказ шестилапу на то, чтобы он осторожно приоткрыл створку и просунул в подсобку камеру…       …       «Это полный бизнес», — мысленно констатирую после третьего цикла повторения одних и тех же действий.       Вот и обнаружился первый серьёзный минус бытия искусственным интеллектом: будучи органиком и увидев… это, я бы в худшем случае несколько минут рефлексировал, после чего постарался бы затереть воспоминания новыми впечатлениями. Сейчас же, имея возможность работать со своей памятью в широчайших рамках, я попал в ловушку собственных желаний, противоречащих друг другу («забыть» и «узнать». Только осознание повторения алгоритма действий позволило разорвать своеобразное кольцо.       «И ведь сразу не догадался словами описать в отчёте для себя, что именно увидел. Неплохой щелчок по самолюбию. Хорошо, что он произошёл сейчас, когда подобная ошибка не несёт никакого вреда. Пожалуй, теперь следует каждое своё действие и увиденное событие фиксировать ещё и в текстовом виде», — приняв такое решение, продолжаю свой путь в магазин игрушек.       В интересующем меня отделе было темно и тихо: шестилап, перебирая конечностями, обошёл стоящие в один ряд кассы, рядом с коими лежали разбросанные покупки и их бывшие хозяева. Удивительно, но посетителей в этом помещении на момент взрыва оказалось немного, да и большинство из них толпилось рядом с выходом.       Широкие проходы, зажатые между стеллажами, своим видом напоминали декорации к какому-то фильму ужасов: на полках сидят куклы, как пластиковые (вроде человеческих Барби), так и плюшевые; в специальных корзинах из решёток громоздятся горы надувных мячей разных цветов и размеров; на стенде стоит одноместный голубой автомобиль с изображением молнии на капоте и большими шипованными колёсами, а рядом с ним стоит табличка с надписью «Дэш-кар — лучший подарок для жеребёнка, который любит скорость».       «Культ личности во всей красе», — констатировав это, направляю разведчика в сторону зелёного маркера.       Кого я надеюсь найти? Учитывая, что живых в торгово-развлекательном центре нет, из этого следует, что мне относительно повезло наткнуться на редкий вид разумного гуля. Как рассказывал «друг», одна такая особь должна была помогать главной героине истории, которая с моим участием может вовсе не свершиться (уж за двести-то лет я что-нибудь успею сделать).       Может ли быть, что обладатель зелёного маркёра — тот самый гуль из будущего? Сильно сомневаюсь в этом. К тому же я не уверен, что нам удастся наладить диалог, хотя динамики для этой цели были установлены в корпус шестилапа.       Чем ближе мой разведчик подходил к метке на карте пип-бака, тем сильнее я сомневался, что гуль разумен. В конце концов, он вовсе перестал куда-либо двигаться, хотя ещё минуту назад метался из стороны в сторону.       Вот наконец дрон зашёл за стеллаж, на котором стоят коробки с мозаиками, и… пусто. Там, где должен был быть дружественный, ну или хотя бы не агрессивный разумный, никого не оказалось.       «Странно. Не мог же этот неизвестный сквозь землю провалиться? Ну или сквозь пол…» — даю роботу приказ медленно идти вдоль полок, пока зелёная метка не стала настолько близко к нему, насколько это вообще возможно.       Приказав шестилапу остановиться, заставляю его подняться на задние конечности, чтобы заглянуть наверх стеллажа. Однако же и тут оказалось пусто.       Решив пойти от обратного, отдаю команду разведчику чтобы он лёг на пол, что дало кое-какой результат: обнаружилось, что одна из больших коробок с мозаиками немного выдвинута вперёд. Осторожно протянув передние манипуляторы, разведчик схватил упаковку за края и резко отодвинул, а фонарик на башенке с камерой вспыхнул ярче.       — Мама, — пискнула бледно-оранжевая кобылка лет трёх-четырёх, закрыв блёклые, водянистые глаза передними копытцами и одновременно втягивая голову в плечи.
Примечания:
Всем добра и здоровья.
Постараюсь следующую главу сделать более динамичной, и верну диалоги.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты