История в закулисье

Гет
PG-13
В процессе
70
«Горячие работы» 55
Размер:
планируется Макси, написано 254 страницы, 20 частей
Описание:
В этом году Амелия Олдридж сталкивается с серьёзными для неё трудностями.
События в школьной жизни набирают всё больше оборотов, а внезапные стычки и непонимание со стороны друзей сильно усложняют её подготовку к экзамену С.О.В. В то же время она заводит дружбу со своим неприятелем, Фредом Уизли. Также в историю вплетается старший брат Драко, Арсидиус Малфой, случайно раскрывающий Амелии свой секрет.
Посвящение:
И эту историю я посвящаю тем, кто любит поттериану, а вместе с ней и озорных близнецов.
Примечания автора:
Много лет назад я решила, что Поттериана больше не сможет меня затянуть так, как это было однажды. Но вот, в новогодние каникулы на экранах снова начали показывать волшебный мир, к которому я прониклась как никогда. Множество роликов на ютубе, истории съёмок, фанфики, книги - всё это вдохновило меня на историю, о которой я напишу здесь. Я хочу открыть для себя и читателя истории героев второго плана. В частности, снова оживить Фреда Уизли, отмотав историю поттерианы на несколько лет назад. Книга фанфиков - маховик времени, который позволит нам это сделать.

В некоторых главах будут использоваться отрывки из книг по Гарри Поттеру. Ни в коем случае не претендую на их авторство и заранее предупреждаю об этом читателей.

Персонажи:
Амелия Олдридж - https://vk.com/photo149549531_457264022
Арсидиус Малфой - https://vk.com/photo149549531_457264023
Лоррейн Уотс - https://vk.com/photo149549531_457268648
Амелия Олдридж и близнецы Уизли - https://vk.com/photo149549531_457264021
Квиддич - https://vk.com/photo149549531_457268374
Амелия Олдридж и Джордж Уизли - https://vk.com/phelps21?z=photo149549531_457268380%2Falbum149549531_272240067%2Frev
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
70 Нравится 55 Отзывы 21 В сборник Скачать

Глава 19. "Точки над i" Часть 1

Настройки текста

«Ты казался странным в этот вечер там, Мы только разыграли наш первый тайм»

Вечер в спальне выдался прохладным. Анджелина и Алисия поочерёдно растапливали маленькую печь, занимающую центр комнаты. Обитатели спальни уже второй час сидели на кроватях, укутавшись в шерстяные клетчатые одеяла подобно гусеницам. Анджелина, Патриция, Алисия и Лоррейн заняли одну из коек, и в плотном кольце что-то без умолку обсуждали между собой. Амелия решила к ним не присоединятся, по понятной для многих причине. Никто особо не настаивал, в частности её обиженна подруга. Лоррейн до сих пор продолжала избегать Амелию, делая вид, что не замечает её вот уже третью неделю. Однако, остальным присутствующим такая ситуация совсем не импонировала. Алисия достаточно долго наблюдала за обеими участницами конфликта, прежде чем решилась поговорить с ними откровенно. Амелия не замечала её пристального взгляда, так как всё это время была увлечена чтением. Две недели назад она выудила у Гидеона маленькую книжку с сопливыми романами. Подобную литературу Амелия не очень любила, но сложившаяся ситуация постоянно вызывала у неё приливы невыносимой тоски и беспокойства, поэтому она пыталась отвлечь себя, и вот уже неделю пичкала голову приторно сладкими сюжетами о любви. Чтобы никто из присутствующих не задавал лишних вопросов, она спрятала книжку за кожаной обложкой учебника по трансфигурации. Случайные наблюдатели позже удивлялись, дескать «Чего это Олдридж так увлеклась этим предметом?» Амелия лежала на своей кровати, погружённая в мир красивой драмы и розовых соплей, на контрасте которых ей рисовали историю тяжёлой и несчастной любви. Алисия громко откашлялась, чтобы привлечь к себе её внимание. Амелия неохотно повернула голову и отвела книгу от лица. — Нам всем хотелось бы прояснить ситуацию, девочки, — высказалась за всех Алисия, оглядываясь в сторону Анджелины и Патриции. Те утвердительно закивали, поочерёдно переводя взгляды то на Амелию, то на Лоррейн. Потом Анджелина произнесла: — Потому что нам неловко находится в подобной обстановке. — Интересно узнать, что вы там не поделили, — в свойственной себе манере прощебетала Патриция, сразу же получив в бок от Анджелины и Алисии. — В терапевтических целях, разумеется! — быстро добавила она. — Так получилось…мы приняли решение не общаться, — с отрешённым видом сказала Лоррейн, отворачиваясь. Амелия заняла вертикальное положение и отбросила книгу на край кровати: — Мы? Спорное заявление, ведь ты приняла это решение за нас обоих. —В чём, собственно говоря, проблема? — Алисия обратилась сразу к двум девушкам. — Из-за чего весь сыр бор? — А вы что, разве не заметили? — сдавливая смешок, сказала Патриция и ехидно улыбнулась. — По-моему, всё просто: девочки не поделили между собой мальчиков. Главный вопрос заключается в том, кого из… — Не твоё дело, Патриция, — тонким противным голосом ответила ей Амелия, кривляясь, — Лучше обсуди с остальными свою пылкую любовь к Оливеру Вуду. — Оливеру Вуду? — в унисон повторили изумлённые Анджелина и Алисия, одарив Патрицию вопросительными взглядами. Та с остервенением посмотрела на Амелию, потом злобно сощурила глаза и спросила: — Откуда ты знаешь? Кто тебе сказал? Естественно, Амелия не собиралась сдавать Гарри и Рона, которым доводилось ловить взволнованные взгляды Патриции каждый раз, когда мимо той проходил Оливер. — Да так, птичка одна напела. Не более… — Этой птичке следовало бы прикрыть свой поганый клювик! — сквозь зубы процедила Патриция, сжимая одеяло в руках. — Иначе она рискует остаться без перьев! Амелия, глядя на неё, демонстративно закатила глаза, чем разозлила ещё сильнее: — Поверь, у этой птички слишком много компромата на твою бессовестную шкуру. Патриция была настолько возмущена сказанным, что её лицо покраснело а глаза расширились: — С какой стати ты такая дерзкая?! Что, Уизли тебе что-то наболтали? А ты и рада, я смотрю, уши развесила! Её вид напоминал собой разъярённого быка, который готовился броситься на красную тряпку в любой момент. — Во-первых, мы не общаемся с ними уже третью неделю, — совершенно спокойным голосом ответила Амелия, наблюдая, как её собеседница закипает от злости, — Во-вторых, им совершенно нет дела до пресловутой сплетницы в твоём лице. Красная тряпка сработала, Патриция взорвалась от накипевшей злости. — Я тебе покажу пресловутую сплетницу! — выстрелила она, вскинувшись. Анджелина и Алисия молниеносно подлетели к ней с обеих сторон и придержали за руки. — Девочки, успокойтесь! — твёрдым голосом скомандовала Анджелина, рывком усаживая Патрицию обратно на кровать. — С тобой мы позже поговорим…  — Давайте не будем мусолить эту тему, хорошо? — отозвалась Амелия, бросая на Патрицию пренебрежительный взгляд. — К тому же, на Стимпсон подобные разговоры плохо действуют. — Умолкни! — разъярённо бросила в её сторону Патриция. — С тобой просто невозможно разговаривать нормально! Лоррейн не выдержала сложившегося конфликта и произнесла: — Да, Патриция была права… Все присутствующие в спальне изумлённо уставились на неё, а Амелия разочарованно вздохнула. — Права? — удивлённо обронила Алисия. — Так вы действительно не общаетесь из-за Фреда с Джорджем? — Да, — сухо ответила ей Лоррейн. — Просто Амелия завела привычку обниматься с теми, кто нравится её близким друзьям. — О, это даже хуже пресловутой сплетницы, — с толикой ликования прокомментировала Патриция. Амелия проигнорировала её выливающуюся желчь и обратилась к Лоррейн напрямую: — Ты же понимаешь, что это не так. Почему не поговорила со мной тогда, а предпочла выяснять отношения на публике? — А тебе что, стыдно, да? — подначивала её Патриция. Амелия не выдержала такой наглости и заявила: — Если ты сейчас же не прикроешь рот, я брошу в тебя учебником! Алисия выскочила между ними и развела руки: — Спокойно! Только без рукоприкладства! — Стимпсон, выйди вон из спальни! — не выдержала Анджелина. — И не подумаю! — заявила та, гордо задирая нос. — Раз Олдридж такая неуравновешенная, пусть сама уходит! — С радостью! — объявила Амелия, поднимаясь с кровати. Патриция с опаской посмотрела в её сторону и предусмотрительно отодвинулась как можно дальше. Перед уходом Амелия остановилась у самой двери и, круто развернувшись на каблуках, в последний раз обратилась к Лоррейн: — Мне жаль, что у тебя не хватило смелости обсудить наболевшее лично. Я ведь ещё тогда пыталась… — Я не хочу с тобой ничего обсуждать! — холодным тоном отозвалась она, бросая обиженный взгляд. Губы Амелии дрогнули. Она молча открыла перед собой дверь и покинула спальню. Часы в гостиной показывали ровно семь часов. Взглянув на них, Амелия спохватилась. Она поняла, что из-за ругани с Патрицией совсем забыла про назначенную Джорджем встречу. К тому же, все её теплые вещи остались в спальне, а возвращаться туда уже совсем не хотелось. Посему, Амелия решила, что одолжит лёгкую осеннюю куртку у Кэти, что грелась на диване перед камином и читала газету «Ежедневный пророк». — На улице холодно, — обеспокоенно произнесла та, протягивая куртку. — Замёрзнешь, если пойдёшь в таком виде. Да и…поздновато уже. — Я ненадолго, — ответила Амелия, накидывая вельветовую куртку себе на плечи. — Нужно проветрить голову, иначе я скоро с ума сойду. — Ты это из-за Патриции, да? — догадалась Кэти. — Не волнуйся, никто ничего про тебя плохого не говорит. Все всё понимают. Амелия тяжело вздохнула, поправляя рукава куртки: — Знаю… Она поблагодарила Кэти и покинула гостиную через портретный проём.

***

— Тысяча чертей! — взревел Флинт, как только увидел Амелию перед своим носом. — Каким ветром тебя сюда занесло? — Шквальным, — иронично ответила ему та, вышагивая прямо по коридору. По дороге Амелию окликнул знакомый мелодичный голос. Она подняла голову и сориентировалась на звук. Это оказался Лютик, выплясывающий на холсте перед рыцарями круглого стола. Судя по всему, их давно усыпила бочка добротного красного вина, иначе бы они сейчас во всю гремели доспехами, осыпая несносного музыканта бранью. — Дива, куда путь держишь? — бархатным голосом спросил Лютик. — Решила прогуляться, — медленно вышагивая перед картинами, ответила Амелия, и помахала ему коричневой обложкой. — Кстати, я почти дочитала «Песнь небес». — Хм, — неоднозначно произнёс Лютик, с усилием всматриваясь в вытисненные буквы на обложке. — Трансфигурация? О, дива, разбавляешь науку романтикой? — Что? — Амелия взглянула на обложку ещё раз и усмехнулась. — Нет, она не настоящая. Я просто прячу за ней книгу. — Как там дела у Марьяны? Они с Хулио помирились? — поинтересовался Лютик, натужно вспоминая основной сюжет в романе. — Нет, похоже, что у Марьяны психологическая травма на фоне смерти её бывшего мужа. Она так и не смогла отпустить ситуацию, и очень жалеет из-за ссоры, которая произошла у них перед его гибелью. Хулио по-прежнему пытается соблазнить её, но у него ничего не выходит. Подруги Марьяны знают, что он заядлый бабник и интриган — рассказала Амелия. — Ох, бедняжка! — с тоской в голосе отозвался Лютик, перебирая струны своего музыкального инструмента. — Пережить такое… К слову, за минувшие три недели Амелия и Лютик случайно умудрились подружиться друг с другом. Она переживала не лучшие моменты, поэтому музыкант решил посвятить ей одну из своих песен, чтобы хоть как-то приободрить. Он очень не любил, когда девушки ходили с грустными лицами, опуская при этом свои «тонкие изящные носики». Тогда Амелия отнеслась к его поступку с теплотой, и с тех пор они нередко заводили между собой интересные беседы по вечерам. — Да уж, — отозвалась она, вышагивая вдоль стены и разглядывая бесчисленное множество картин. — Я бы рада с тобой поболтать, Лютик, но мне надо спешить. Он снял с головы изящный бархатный берет с длинным пером и помахал им на прощание. В школьных коридорах холод ощущался сильнее. Амелия зарывалась головой в воротник куртки, одновременно вспоминая тёплый вязаный шарф, с символической расцветкой факультета Гриффиндора. По всему её телу била дрожь. Возможно, не столько из-за холода, сколько из-за внутреннего волнения. Чем ближе Амелия подбиралась к астрономической башне, тем сильнее её охватывала волна необъяснимой паники. Миновав несколько этажей, она наконец-то оказалась у длинной винтовой лестницы. Та, подобно змее, вилась вдоль холодных каменных стен башни, пряча свой конец где-то высоко в тени конусообразной крыши. «Интересно, Джордж всё ещё ждёт меня там?» Через пятнадцать минут (не без кратковременных остановок, разумеется) Амелия поднялась на самый верх, оставляя за спиной около двух с половиной тысяч ступенек. С трудом придя в себя и отдышавшись, она расстегнула куртку, дабы выпустить пар и побыстрее остыть. Крутая лестница просто вынудила её изрядно попотеть. Зато проблема с переохлаждением временно решилась сама собой. Амелия обернулась назад и согнулась пополам от усталости, упираясь дрожащими руками в согнутые колени. «Надеюсь, я оставила там не только свои силы, но и парочку лишних килограмм.» Затем она смахнула капли пота с влажных волос и выпрямилась, разминая ноги. Впереди была ещё одна винтовая лестница, но, к великому счастью, она вела прямиком к открытой части башни. Медленно поднимаясь на смотровую площадку, Амелия увидела волнующей красоты картину. На фоне лилового неба, охваченного тусклыми лучами вечернего солнца, сидел Джордж. Большие дымчатые облака за его спиной лениво проплывали над зелёной долиной, отбрасывая на её высокие холмы свои широкие тени. Эти тени отдалённо напоминали собой призраков, что медленно крались в сторону большого серого озера, гладь которого рябила под натиском разгулявшегося ветра. Рыжие пряди Джорджа игриво развивались над головой. Амелия застыла перед ним словно каменное изваяние. Сердце с неимоверной силой колотило об её грудную клетку, а горло сдавил большой невидимый ком, мешающий вдохнуть прохладный воздух полной грудью. В глазах почему-то всё расплывалось. «Неужели это слёзы?» Руки дрожали, но виной этому был не холод. По мокрой от пота спине табуном проносились мурашки. Амелия со свистом выдохнула, вытирая глаза тыльной стороной ладони. Её не покидало какое-то странное чувство. Она молча продолжала смотреть на Джорджа так, словно не видела его много лет. Будто ей довелось повидать старинного друга, с которым они разлучились однажды. Амелии казалось это странным и необъяснимым. Её душу будто захлестнула волна мучительной и невыносимой тоски. Джордж повернулся, чтобы отложить записную книжку, и замер, когда увидел Амелию перед собой на площадке. В шаге от него, на каменном полу одиноко лежала старая зашарканная гитара. Он хотел взять её, но потом будто бы передумал. Амелия натужно пыталась выдавить из себя слова, но у неё никак не получалось. Странный ком всё ещё стоял у неё в горле, не давая возможности полноценно вздохнуть, чтобы перевести дух. — Привет, — тихим голосом поприветствовал Джордж, с обеспокоенным лицом наблюдая за её странным поведением. — Привет, — тихо, словно в первый раз, произнесла Амелия, медленно вышагивая к нему навстречу. — Прости, я опоздала… Уголки его губ дрогнули. Он смахнул рыжие пряди со своего лица и ответил: — Я начал подозревать, что ты передумала. — Нет, я…- протянула она, робко потирая локоть. — Скажем так — потеряла счёт времени. Джордж улыбнулся и жестом пригласил её сесть рядом с ним, указывая на маленькие подушки, раскиданные по полу. Амелия кивнула и подошла ближе, аккуратно перешагивая через гитару. — Это твоя? — спросила она, с каким-то необычным любопытством разглядывая старый музыкальный инструмент. — Нет, но ты ни за что не угадаешь, где я её нашёл, — ответил Джордж, заглядывая в записную книжку и выискивая что-то. — Где же? — Амелия села рядом с ним на подушки и прижала оголённые колени к груди, пряча их под курткой. С башни было видно, как вдалеке, у самых берегов озера игриво плескались длинные щупальца гигантского кальмара, вот уже много лет проживающего в здешних водах. — Я случайно нашёл гитару в выручай комнате, — Джордж поднял голову и посмотрел в сторону противоположного берега. — Сегодня старина спрут особенно весел. Давненько мы его таким не наблюдали. — Никто из учеников уже не выходит к озеру, — с тоской в голосе ответила Амелия, зарываясь лицом в воротник куртки. — Бедняга, наверное, забыл, когда его в последний раз угощали чем-то вкусным. Всё из-за проклятых дементоров и Сириуса Блэка. — Да, эти ребята знатно подпортили нам нынешний год, не так ли? — Джордж посмотрел на Амелию и улыбнулся. — Но всё не так плохо, как кажется. Будет потом что вспомнить. Можно различных баек навыдумывать, чтобы пугать ими младшее поколение. Однако, всё это совершенно не смешило Амелию. Она с отрешённым видом продолжала смотреть куда-то вдаль. Джордж посерьёзнел в лице и спросил у неё, что случилось. — Скажи, — бесцветным голосом протянула она, — каким образом Сириусу Блэку удалось проникнуть в замок? Ведь вся территория буквально кишит дементорами. Попробуй проскользни. Джордж понял, что Амелия просто перевела тему, не желая обсуждать с ним причину её странного настроения. Он не хотел давить, поэтому решил поддержать натянутый разговор. — Возможно, Блэк знает тайные ходы Хогвартса, — он перечеркнул одну из записей в книжке. — Другого объяснения я пока не нахожу. — Тайные ходы в Хогвартсе? Разве они существуют? — удивилась Амелия. — Ты многого не знаешь, — лукаво улыбнулся Джордж, сделав пару заметок между строк. — А тебе откуда о них известно? — Мы с Фредом пять лет провели в этих стенах, многое успели исследовать. Ещё нам помогла одна хорошая вещица. — Какая такая вещица? — с неподдельным интересом спросила Амелия. — По секрету скажу, — Джордж наклонился ближе и окатил её ухо тёплым дыханием. — Существует карта целого замка. По телу Амелии пробежала лёгкая дрожь, отдавая приятным покалыванием в кончиках пальцев. Она мгновенно залилась краской и опустила голову. — У вас есть карта? Откуда? — Амелия непроизвольно дрогнула от волнения. Джордж озадаченно посмотрел на неё и спросил: — Ты что, замёрзла? — Не совсем, — ответила она, сильнее прижимая ноги к груди. — Ветер немного задувает, но в целом, терпимо. — Мерлинова борода! — воскликнул он. -Ты ведь совсем легко одета… — Да, — протянула Амелия, стуча зубами. — Я почему-то не подумала, что здесь будет так холодно. Она не хотела рассказывать Джорджу о конфликте, произошедшем в спальне. — Да, это на тебя похоже, — он безнадёжно покачал головой, глядя на неё. — Надо бы тебя отогреть, пока не заболела. Джордж принялся снимать с себя куртку, но Амелия тут же попыталась его остановить: — Ты ведь сам замёрзнешь, не надо. — У меня горячая кровь, — подмигнул он, растягиваясь в бодрой улыбке. — Не переживай. — Нет, я всё равно не согласна. — Ну, тогда, — он задумался и повертел головой по сторонам. — Я больше ничего не могу тебе предложить, кроме как… Джордж сначала замешкался, а потом широко распахнул куртку, жестом подзывая Амелию ближе к себе. От такого внезапного предложения она побурела как свекла. — Я-я-я, — Амелия осеклась. — Разве Алисия не будет против? Джордж усмехнулся, глядя на неё с каким-то умилением. Она отвела грустные глаза в сторону и неуверенно спросила: — Разве вы не встречаетесь? — Фред озвучил мне твои догадки… — Ты ведь постоянно с ней, особенно последние три недели. Разве нет? Амелия произнесла это с каким-то укором и обидой. — Ох, Амелия! Хочешь сказать, ты действительно ничего не понимаешь? — недоумевал Джордж. — Ты же прекрасно видела, что мы всегда общались только как друзья. Амелия чувствовала, как чрезмерная обида обжигала ей щёки. Джордж молча протянул к ней свою руку и замер в ожидании. Она же, сама того не осознавая, послушно погрузила в неё ладонь. Уже через секунду Джордж притянул Амелию ближе к себе и они случайно стукнулись головами друг об друга. — Ой, прости! — болезненно проговорила она, потирая ушибленный висок. — Ты тоже извини, — ответил он, прикладывая ладонь к уху. Холодный ветер пробежался по оголённым коленям Амелии и она задрожала. Джордж придвинулся ближе и, строго с её позволения, аккуратно обхватил рукой со спины, вплотную прижимая к себе и укрывая курткой. Амелия промёрзла до такой степени, что ей пришлось побороть своё смущение и сдаться, дабы прижаться к нему ещё ближе и согреться. Через несколько минут дрожь отпустила, а пальцы на руках ощутили лёгкое покалывание, как после мороза. — Так лучше? — заботливо спросил Джордж, склонив голову. — А если нас кто-нибудь увидит? — взволнованно спросила Амелия. — Сюда редко кто поднимается, особенно в такую погоду, — ответил он, касаясь подбородком её головы. — На счёт горячей крови ты не соврал, — отшутилась Амелия и смущённо улыбнулась, пряча голову под его курткой. Она ощутила, как тоска медленно отпускает её, уступая место тёплому и приятному чувству. — А ты мне не поверила, да? — Джордж укутал её как можно плотнее. — Девушки… — Я совсем ничего не понимаю, — потерянно сказала Амелия, поднимая голову и заглядывая ему прямо в глаза. — Почему ты избегал меня всё это время? — Я не хотел тебя избегать, — с какой-то горечью в голосе ответил он. — Просто запутался. Губы Амелии дрогнули: — Я тоже запуталась и уже давно… Он смотрел на неё с каким-то сожалением. — Фред рассказал мне о вашей ссоре с Лоррейн. Он даже пытался поговорить с ней после случившегося, но она ни в какую. — Всё-таки пытался… — Амелия безнадёжно вздохнула, сжимая плечи. — Вижу, что она до сих пор тебя игнорирует. — Как и вас с Фредом. — Странно. Ведь ты сказала ей, что… После сказанного Джордж внезапно осёкся и умолк. Он будто бы передумал говорить дальше. Амелия бросила выжидающий взгляд и спросила: — Что сказала? Джордж замялся, отрешённо глядя куда-то в пустоту, поэтому она аккуратно коснулась его плеча, чтобы привести в чувство. — Эй, что с тобой? Он моргнул несколько раз и пояснил: — Я не понимал, что происходит. Сначала вы говорите с Фредом об Анджелине. Потом выясняется, что между вами произошло какое-то недопонимание, из-за которого Лоррейн теперь злится и избегает вас обоих. Это само собой навело на определённые мысли. Я не был до конца уверен, но…на всякий случай решил не влезать между тобой с Фредом. — Между мной и Фре… — Амелию как молнией ударило. Она широко раскрыла глаза и уставилась на Джорджа с потрясённым видом. — Ты тоже подумал, что я не равнодушна к нему? — Да, — ответил он. — Пришлось отстраниться, а твои попытки выйти на контакт я начал осторожно пресекать. — Джордж, — шёпотом обронила потрясённая Амелия, прикрывая губы пальцами. — Так ты… Он смотрел на неё какими-то потухшими глазами: — Знаешь, мне не хотелось разговаривать. Внутри всё как-то бурлило от противоречий. Я не могу обсуждать подобное с кем-либо. Даже с Фредом, хотя мы с ним почти неразлучны и доверяем друг другу как никому другому. Чтобы как-то выкрутиться и избежать лишних вопросов, я приобрёл «кубик невербальных заклинаний». С ним я превратился в обычного занятого парня, который всего лишь увлёкся головоломкой и временно забыл обо всём и про всех. Меня почти никто не трогал, что и было нужно. Я просто уходил от этой реальности и отвлекался от всего, что беспокоило. Понимаешь? Амелия чувствовала, с какой невероятной силой билось сердце в его груди. В то же время казалось, что и её собственное вот-вот пробьётся через рёбра и выскочит наружу. Она тяжело дышала, ощущая, как сильно кружилась при этом голова. Пол как-будто исчез у неё из-под ног, и она на мгновение зависла в воздухе. Джордж с небывалой нежностью поглаживал ладонь Амелии большим пальцем: — Я проникся к тебе. С тех самых пор, как ты попала в нашу компанию и нам довелось узнать друг друга поближе. Из-за услышанного рука Амелии непроизвольно дрогнула. Она смотрела на Джорджа в немом изумлении и видела, как в его голубых глазах теперь играла какая-то едва уловимые искорки. Впервые в жизни он с особым трепетом гладил её руку, и она, охваченная волнением, прятала глаза. Откровенное признание привело её в лёгкое замешательство. — Выходит, мы по глупости ревновали друг друга к другим людям, — Амелия усмехнулась, с трудом веря в происходящее. — Если бы ты всё объяснил мне тогда, — она тяжело вздохнула, с горечью осознавая упущенное время. — Я не понимала, что с тобой происходит. Мерлиновы тапки, как же глупо всё это вышло! — Согласен, — ответил Джордж. — Когда всё прояснилось, я понял, что нам давно нужно было с тобой поговорить. Только долго раздумывал, как подойти и что сказать. К тому же ты тщательно избегала нас с Фредом. Амелия сморщила нос из-за слёз, они неприятно щипали ей глаза: — Мне очень не хватало Вас всё это время. Особенно мне не хватало твоего присутствия… Хотя, я до последнего боялась признаться себе в этом. — Боялась? Почему же? — спросил Джордж, касаясь рукой её длинных угольных волос. — Из-за всей этой нелепой ситуации я решила не общаться с тобой и Фредом, — Амелия шмыгнула носом, и прозрачная солёная капля упала с его кончика. — Мне не хочется, чтобы Лоррейн злилась на меня. Ведь это она очень хотела подружиться с вами, она… А тут влезла я, и по итогу всё пошло не так. — Проблема в том, что ты всё время пытаешься угодить кому-то, — заключил он, с сочувствием глядя на неё. — Невозможно избежать всех острых углов. Лоррейн тоже не права. Она же твоя близкая подруга. Могла бы спокойно поговорить с тобой и дать возможность объясниться. Фред уже целую неделю упорно подбивает её на разговор, но она ни в какую. Ты ведь не сделала ничего плохого, Амелия. Это Лоррейн изначально поняла всё неправильно… Амелия закрыла глаза и уткнулась холодным носом в его ключицу. — Я-я-я, — Джордж сдержанно выдохнул. — Хотел сказать, что… Но он так и не смог договорить, его переполняли сильные эмоции. — Хочется, чтобы всё было как раньше, — тихо проговорила Амелия, сжимая в руке его тёплую ладонь. — Как раньше уже не будет, — Джордж поднял её руку и приложил к своей груди. — Чувствуешь? Амелия всё ещё ощущала, с какой невероятной силой билось его сердце. Она взволнованно посмотрела на него и спросила: — С тобой всё хорошо? Ты меня, немного, пугаешь. Джордж улыбнулся. Ветер всколыхнул его рыжие пряди, и их кончики аккуратно коснулись лба девушки. — Знаешь, твои глаза, они… — взволнованным голосом проговорил он, не отводя завороженный взгляд. — Они и вправду необычные. — Джордж, я… — Амелия смутилась и прикрыла их рукой. Он обвил её тонкое запястье пальцами и медленно отвёл руку от лица: — Не прячь их от меня, пожалуйста. Она распахнула веки и невольно раскраснелась под натиском его выразительных голубых глаз. Её переполняли небывалые эмоции, из-за чего тело невольно содрогалось. Джордж опустил её руки к себе на колени и обнял, чтобы успокоить. — У тебя правда очень красивые глаза, — его голос был как никогда волнующим. — Они всегда напоминали мне луга, которые растут недалеко от нашего дома. Такие же зелёные и…родные, что ли. Честно говоря, мне всегда было нелегко описать свои ощущения простыми словами. — Ещё никто так не отзывался о моих глазах, — заливаясь краской, призналась ему Амелия. Она была настолько смущена, что решила перевести тему. В голове все путалось а нужные слова никак не приходили в голову. — Меня немного удивила твоя гитара. Как ты вообще обнаружил её в выручай комнате? — Гитара? Я не знаю, — Джордж удивился такому внезапному вопросу и задумчиво пожал плечами. — Не помню, о чём я думал, когда мне открылась та большая и захламлённая комната. Мне казалось, что я вернусь в ту же маленькую комнатушку, в которую обычно захаживал. А тут… Единственное, что я помню — мне хотелось сделать что-то. Направить энергию куда-то, чтобы выплеснуть её из себя. Квиддич уже не давал мне прежней разгрузки. Голова закипала и я не знал, куда себя деть. Начал гулять по той комнате, попутно разглядывать старый сервис и какие-то фарфоровые чашки с необычными рисунками на донышках. Не знаю, сколько я там бродил. Мне потом захотелось рассмотреть старые мётлы, и пока я шёл к ним, случайно пнул ногой эту гитару. Я бы и не обратил на неё особого внимания, если бы она не издала какой-то странный звук. Жалобный такой. Никогда не слышал подобного от простого музыкального инструмента. Амелия обвела диковинную вещь изучающим взглядом и хмыкнула: — Может это не совсем обычная гитара, как думаешь? Ты не замечал в ней потом ещё чего-то странного? — Совсем нет, — ответил Джордж, поглаживая гитару ладонью. — Никаких странных звуков она не издавала с тех пор. Однако, я решил на время взять её себе. Накрыло странное ощущение… Я будто понял, что именно этого мне и не хватало. Ну, знаешь, до недавнего времени я начал писать стихи, но этого оказалось недостаточно. Я словно хотел разбавить их чем-то, какими-то новыми красками. Решил, что, возможно, меня тянет на живопись. Но стихи и рисование — это как-то не вяжется между собой, согласись? Вот когда я увидел гитару, тогда понял — что это оно. Стихи и мелодия — идеальное сочетание. Так ведь зарождаются песни и… Джордж говорил без умолку. Амелия наблюдала за ним с небывалым изумлением и совсем не узнавала. — По-моему ты говорил, что стихи — это не твоя стезя. — Говорил, — согласился он. — Сам удивляюсь, ведь в последнее время я совсем не узнаю себя. — Наверное, каждый борется со стрессом по своему, — Амелия показала ему книгу в коричневой обложке. Джордж внимательно рассмотрел её и улыбнулся: — Трансфигурация. Я всё хотел спросить, почему ты так увлеклась ею. Амелия засмеялась и сняла обложку с книги, продемонстрировав её истинное обличие. — Песнь небес? — Джордж прыснул. — Шутишь что ли? — А что? Ты начал писать стихи, а я вот взялась за глупые сопливые романы, — пожала плечами она. — В борьбе с печалью все средства хороши. — Никогда бы не подумал, что тебя заинтересует подобное, — Джордж сжал губы в тонкую ниточку, подавляя смех. — Но, я тебя понимаю. — Так что ты делал в башне последние три недели? Писал стихи? — Амелия взглянула на чёрную книжку, лежащую у него на коленях. Джордж как-то неуверенно ответил: — Да, не только. Видишь ли, я пытался овладеть навыками игры. Он демонстративно поднял гитару перед лицом Амелии и положил её себе на ногу. — Так ты придумывал стихи, чтобы потом написать к ним мелодию, — догадалась она и улыбнулась. — Это на тебя совсем не похоже. Кстати, Фред в курсе твоего нового увлечения? — Конечно нет, — ответил Джордж, раскрывая перед собой записную книжку со стихами. — Я предпочёл это пока не афишировать. Да и…музыкант из меня не очень. Всё это так, для души, но не более. — Ты наверняка уже пробовал играть. Неужели безуспешно? — полюбопытствовала Амелия, смущая Джорджа ещё сильнее. — Я, — с волнением в голосе протянул он, прижимая гитару, — играл, да. Нашёл маленькое пособие в той же выручайке. Хотя, у меня и до этого было небольшое представление обо всём этом. Наш брат, Билл, между прочим, умеет играть. В детстве он показал мне парочку незатейливых аккордов. Я тогда с таким энтузиазмом мучил несчастный инструмент, что маме пришлось отобрать его у меня и спрятать в чулане. У домашних уже уши разболелись от бесконечного и нелепого бряканья. Билл тогда учился в Хогвартсе, поэтому безвозмездно отдал свою любимицу мне. С тех пор, как мама отняла её, я совсем забыл про музыку и больше думал о ней до нынешнего времени. Амелия с толикой умиления выслушала его историю. — Моя мама учила меня игре на фортепиано. — Ты умеешь играть на клавишах? — удивился Джордж. Амелия утвердительно кивнула: — Я считаю, что это один из самых глубоких инструментов. Его звучание способно задеть самые тонкие душевные струны. — Чувствуешь некую связь? Это интересно. — И ты всё равно не считаешь себя романтиком? — усмехнулась Амелия, одарив Джорджа тёплым взглядом. Теперь она воспринимала его немного иначе, и это чувство казалось ей довольно необъяснимым. Это был тот же парень, которого она знала с первого курса. Что могло измениться? Джордж по-прежнему оставался тем беззаботным и озорным шутником, которого искренне любила добрая половина ребят. Правда, он был менее безрассудным, чем его старший брат, и более доброжелательным. Однако, если ранее Амелия особо не подмечала для себя его качества, то теперь они буквально овладевали ей, и с каждым днём всё сильнее. — Нет, я не романтик, — с наигранным смущением ответил Джордж. Амелия вытянула шею, чтобы разглядеть строчки, расписанные у него в книжке. Он краем глаза посмотрел на неё и спросил: — Интересно? — Ты всё время что-то там пишешь и исправляешь, — с не скрывающим любопытством ответила она. — Пытаюсь подобрать правильную мелодию, — Джордж перелистнул страницу назад и продемонстрировал Амелии два перечеркнутых листа. — Я потратил на это полторы недели. Сейчас что-то более менее начало складываться, но я всё равно не до конца уверен. Нужна пара ушей, не заезженных однотипной мелодией. — Я готова стать первым слушателем! — отозвалась Амелия, вскинув руку как на уроке. — Я рассчитывал, чтобы ты услышишь эту мелодию, — Джордж громко откашлялся в рукав. — По этой причине немного нервничаю. — Что ж, — нетерпеливо протянула Амелия, глядя на него сверкающими глазами. — Ты готов, маэстро? — Одну минуту, — Джордж поднял указательный палец в воздух и перелистнул страницы, выискивая глазами нужные строки. Он выпрямился и глубоко вздохнул, одновременно собираясь духом. Амелия немного отодвинулась в сторону, чтобы ему было удобнее играть. Джордж взял музыкальный инструмент и положил левую руку ему на гриф. Правую он приложил к струнам и принялся аккуратно перебирать их своими тонкими пальцами. Через мгновение гармоничное складывание аккордов превратилось в незатейливую мелодию. Амелия внимательно вслушивалась и покачивала головой в такт. Музыка звучала ровно, не прерывисто. К удивлению, Джордж довольно умело обращался с инструментом. В какой-то момент Амелия закрыла глаза, ощущая, как прохладный вечерний воздух переполняет необъяснимое волшебство. Это было совсем не то волшебство, которое они изучали школе. Оно было чем-то иным, едва осязаемым и необъяснимо лёгким. Его сила изливалась не из волшебной палочки, а из глубины сердца. Она шла тёплыми волнами и плавно расходилась по всему телу. Джордж со свистом втянул воздух в лёгкие и для большей уверенности закрыл глаза. Его голос приятно разлился в такт мелодии, а уже через минуту полностью растворился в ней. Моё сердце рвалось к тебе через грудь, Я боялся, опять, что тебя упустил… Мне казалось в тебе суждено мне тонуть, Обжигался, но верь, не жалею ни чуть! И в широких глазах, зеленевших как луг, Изо дня в другой день я смотрел без конца, Провалиться мечтая и в них утонуть… Обжигаясь внутри, не жалея ничуть! От услышанного Амелия распахнула глаза. Под натиском переполняющих эмоций, она смотрела на Джорджа как заколдованная, и была совершенно не способна отвести от него зачарованный взгляд. Он по-прежнему не решался открывать глаза и продолжал играть, попутно распевая сочиненную им песню. Внемля его приятному голосу, Амелия до последнего не верила в происходящее. Прохладный ветерок пробежался по её спине и игриво всколыхнул волосы, небрежно растрепав их на худеньких плечах. Вечернее солнце уже покидало долину. Оно медленно скрывалось за широкими холмами и погружало их в холодную непроглядную тьму. Конусные крыши замка обратились в чёрные пики и устремили острые концы на встречу подкравшейся ночной пелене. Яркий оранжевый диск в последний раз мелькнул за горизонтом. Большие дымчатые облака вырвались из огненных лучей и смело выступили навстречу тёмной ночной обители. День безвозвратно покидал этот мир, оставляя за собой яркое и неуловимое мгновение, навсегда выщербленное в полотне воспоминаний. Долина полностью погрузилась во тьму. Джордж отложил гитару в сторону и зажёг маленький огонёк на конце своей волшебной палочки. — Здесь стало совсем холодно, — он провёл палочкой вокруг и осмотрелся. — Думаю, нам пора возвращаться в гостиную. Амелия опустила взгляд к полу и тихо проговорила: — А мне так не хочется… Джордж удивлённо вскинул брови и подсветил её лицо: — Что с тобой? Амелия, сама того не ожидая, молча прильнула к его груди и уткнулась головой в подбородок. Её плечи дрогнули от накативших слёз и она громко всхлипнула. Джордж обвил её спину руками и встревоженным голосом спросил: — Что-то случилось? Амелия отрицательно покачала головой: — Нет, просто…здесь так хорошо. Мне давно не было так спокойно. Я понимаю, что когда мы вернёмся обратно, всё начнётся заново. Мне этого совсем не хочется. Будь моя воля, я бы просидела в этой башне всю ночь. Джордж блаженно улыбнулся и опустил голову на её плечо: — Мы можем остаться, если хочешь. Ну, ненадолго… — Мы не можем, нет, — взволнованным голосом ответила она. — Может стать только хуже. — Точно не нам с тобой, — Джордж медленно провёл рукой по её длинным волосам. — Слушай, вместо того, чтобы мучиться, мы можем придумать, как уломать Лоррейн на откровенный разговор. — Она ни за что не согласится, — бесцветным голосом сказала Амелия. — Ты же сам говорил, что Фред неоднократно пытался поговорить с ней. — Тогда пора переходить к плану Б, — ответил Джордж. — Называется он «Наступление». — Наступление? Что это за план такой? — Если Лоррейн не хочет разговаривать, мы её вынудим. — Звучит как-то зловеще… — Согласен, только уверяю, что этот план не несёт в себе ничего зловещего. Мы с Фредом всего лишь думали подловить Лоррейн где-нибудь. — Ага, а потом что? — Заставим её выслушать нас. — Удерживая силой? — Амелия безнадёжно усмехнулась. — Не очень удачная затея. — Мы рассчитывали, что ты будешь с нами, — подметил Джордж. — Тогда она тем более не станет слушать. — Брось! — Джордж мотнул головой. — Лоррейн самой ни чуть не легче от всего этого. Может, в глубине души она и жаждет этого разговора. Но сама при этом либо боится, либо просто упрямится. Гордость ведь штука такая, — он устало вздохнул и поднял голову, всматриваясь в тёмное ночное небо, украшенное россыпью звёзд. — Должен признаться: сейчас мне меньше всего хочется думать обо всём этом. — Согласна, — Амелия молча взяла его за руку и склонила голову к плечу. — Давай просто помолчим. Над просторами ночной долины сгрудились тёмные облака, а чуть позже в воздухе засеребрился первый долгожданный снег.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты