beautiful li(f)e

Слэш
NC-17
В процессе
305
автор
yuki.chan. бета
Размер:
планируется Макси, написано 167 страниц, 15 частей
Описание:
«Порой жажда красивой жизни толкает нас на безумные поступки. Но там, внутри прекрасного мира, подаваемого под соусом глянца и яркой мишуры, совсем не так чудесно и волшебно».
Примечания автора:
beautiful life — красивая жизнь
beautiful lie — красивая ложь

Видимо, Мидория, нуждающийся в деньгах, — это мой личный фетиш :DDD но здесь нет тяжелой болезни матери_сестры_брата_свата :D
Не умею в юмор и забавные ситуации, но отчаянно пытаюсь.

Я обещала себе больше не писать нцу по катсудекам, но обещания не сдержала ха-ха.

Стекло? Стекло! А как иначе-то? Но оно в жидком виде и не будет неприятно скрипеть на зубах.
Много гейства, кстати. Если что, вы предупреждены. У катсудек разница в возрасте, тоже сразу предупреждаю. Так то здесь многие друг друга поёбывают, будьте готовы.
Клишеклишеклише, люблю клише, пишу клише. Недовольных тут не держим :)
Вселенная альтернативная, университеты и компании являются аналогами реально существующих, но всё же их устройство — выдумка автора

Бакуго — немножко Кристиан Грей, но характер дерьмовее будет :D (Да, я была в прошлом фанаткой 50 оттенков серого).
А вообще, сериал "Эйфория" нехило меня вштырил. То наркота, то съёмки порно, а теперь старый дядька ебёт молоденького парнишку, всё ясно у автора "эйфория" головного мозга.
Ещё я на самом деле очень люблю Оджиро, поэтому здесь он наконец вканонный хороший парень :)

Мне мои 2006-2008 гг. в голову ударили, всё это писалось под песни тех далёких времён.

Есть артер Superevey, рисует по каччако, но, когда я думаю о взрослом Бакуго, я вспоминаю именно арты со взрослым Бакуго её/его творения.

паблик автора: https://vk.com/rinchanfw
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
305 Нравится 224 Отзывы 85 В сборник Скачать

Глава 13 «Огни Сингапура»

Настройки текста

***

Аэропорт Чанги, пожалуй, одна из самых красивых и удивительных достопримечательностей Сингапура. И Мидория уже минут двадцать бродит среди всех этих терминалов, площадок, любуясь очередными вычурными произведениями искусства. Его взгляд задерживается на инсталляции кинетического дождя. Он неотрывно смотрит на то, как множество бронзовых капелек перемещается в воздухе, создавая различные фигуры. Мидория скорее хватается за телефон, чтобы запечатлеть сие волшебное действо и поделиться им с друзьями. Правда, об этой поездке в Сингапур известно только Шинсо. Бакуго не мог разделить его восторга, потому что прилетел в Сингапур не в первый раз. И ему уже надоели все эти кинетические дожди, декоративные стены, парки бабочек, орхидей, подсолнухов. Но он послушно ходил за Мидорией и слушал его возгласы, охи и вздохи. Деку напоминал маленького ребёнка, впервые оказавшегося в парке развлечений, и за ним было забавно наблюдать. Это что, отцовский инстинкт? — подумал Бакуго, но вскоре отогнал эту мысль. Было бы странно желать трахнуть собственного сына. Экскурсия длилась недолго. Бакуго постоянно поглядывал на часы, водитель уже ждал их снаружи аэропорта, чтобы отвезти вещи в отель. Мидория заметил его беспокойство и решил не тратить чужое время. Насколько он знал, Каччан прибыл в Сингапур для деловой встречи. Вдруг тот опаздывает на неё из-за их хождений по аэропорту. Он и так уже наделал кучу фоток и селфи на фоне необычных инсталляций. В самом городе было ещё краше. Изуку едва не вываливался из окна, пока они ехали по улицам Сингапура, разглядывая всевозможные футуристичные построения, не вызывающие ничего кроме восхищения. Архитектура города будущего действительно поражала своей оригинальностью, ни с чем несравнимой. Хотелось побывать во всех этих местах, но он понимал, что у них не так много времени на это. Бакуго говорил про пару дней отдыха. И Мидория намерен за сорок восемь часов насладиться Сингапуром по максимуму. — Останови на Орчард-роуд, мы пройдёмся, — попросил Бакуго у водителя, и тот повиновался. — За вами приехать? — спросил он. — Нет, доберёмся как-нибудь, просто отвези багаж в отель. Мидория буквально пулей выскочил из машины, стоило той остановиться, и полной грудью вдохнул воздух чужой страны. Он хотел целиком и полностью погрузиться в местную атмосферу, прочувствовать её. Оказавшись на самой известной торговой улице Сингапура, Мидория был поглощён толпой туристов и местных жителей. Кто-то в спешке едва не сбивал прохожих, но ловко обходил их за секунду до столкновения, кто-то неторопливо прогуливался по улочке, оглядываясь по сторонам, кто-то сидел на лавочке с уличной едой в руках. Столько разных людей видел сейчас Мидория! Любых возрастов и национальностей. В толпе раздавался говор различных языков: от английского до китайского. Они были беззаботны, смеялись, улыбались. Изуку подхватил всеобщий настрой, и с его лица тоже не сходила глупая улыбка. Он только и успевал щёлкать камерой мобильного телефона, чтобы оставить в его памяти, да и в своей, все эти здания торговых центров, расположившихся на Орчард-роуд. Мидория старался не потеряться в этом потоке людей и постоянно оборачивался назад, чтобы убедиться в том, что Каччан всё ещё медленно следует за ним. Бакуго явно выделялся из общей массы своим внешним видом. В то время, как большинство были одеты в что-то простое и невычурное, он бродил по торговой улице в дорогом классическом костюме. Кажется, его не смущали взгляды проходящих мимо девушек и их перешёптывания. Конечно, он им нравился, и Мидория почему-то ощущал неприятное жжение в груди от мысли об этом. — Думаю, ты не вписываешься в местный колорит своим видом, — заметил Мидория с улыбкой, остановившись у одной из статуй от современных авторов. Сооружение из семейки медведей напоминало мармеладки. Впрочем, именно это скульптор и хотел изобразить. — И привлекаешь внимание. — Стыдишься моего великолепия, что ли? — усмехнулся Бакуго. — Нет, чего мне стыдиться? — смутился он. — А ты не чувствуешь себя не в своей тарелке? Кацуки замотал головой. Он перевёл взгляд с Мидории на небольшой ларёк, стоявший с другой стороны пешеходной дорожки, в котором продавалось что-то из еды. Со вчерашнего вечера во рту и маковой росинки не было, ну, не считая шампанского и пару кусочков шоколада, съеденных в самолёте. Поэтому желудок жалобно заурчал, стоило глазам увидеть готовящийся фаст-фуд. — Есть не хочешь? — бросил он Мидории. Только когда Каччан сказал об этом, Изуку почувствовал жуткую пустоту в животе. Он действительно был голоден. Перед поездкой не успел поесть, так что последний приём пищи приходился на утро прошлого дня. Мидория закивал. Он ожидал, что его отведут в какой-нибудь супер-крутой и мега-дорогой ресторан, коих в этом районе достаточно. И удивлению не было предела, ведь Бакуго просто ткнул большим пальцем себе за спину, указав на тот самый ларёк. — Как насчёт местных деликатесов? — Ты и такое ешь? — без раздумий выпалил Изуку. — А, по-твоему, я питаюсь только манго, ананасами и фуа-гра на завтрак? — хмыкнул недовольно Бакуго. — Вообще-то я обычный человек. Мне, несомненно, льстит, что ты меня обожествляешь, Деку, но не перебирай. — Я тебя не обожествляю, — буркнул Мидория и демонстративно прошёл мимо него к ларьку. Здесь готовили что-то вроде сэндвича. У продавца был и свой холодильник и своя печка, встроенные в ларёк. Он быстренько порубил мясо, обжарил его, взял белый хлеб, приготовленный по типу тостов, полил соусом. Затем натолкал туда кучу всякой зелени. Мидория даже не успел понять, что именно. Запомнил лишь листья салата и лук. Продавец действовал очень быстро и ловко, поэтому Изуку не мог за ним уследить. Наверное, сказываются годы практики. А так хотелось запомнить рецепт, вдруг этот бутерброд окажется невероятно вкусным. Продавец завернул готовый сэндвич в бумажный пакет и протянул его Мидории. Тот поблагодарил его на ломанном английском, и он принялся готовить вторую порцию для Бакуго. Изуку хотел самостоятельно заплатить за свой сэндвич, у него были деньги на подобные мелочи, но Бакуго не позволил ему этого, сославшись на то, что именно он был тем, кто пригласил Деку в поездку, поэтому платит за всё тоже он. Оба расположились на ближайшей лавочке среди других жителей и гостей Сингапура, что остановились у ларька подкрепиться. Со словами «итадакимас» Мидория набросился на сэндвич. Он восторженно заохал, потому что этот незамысловатый бутерброд был очень вкусным. Кисло-сладкий соус придавал пикантности мясу, а зелень разбавляла его остроту. Тосты приятно хрустели на зубах. От удовольствия Мидория закрыл глаза, он бурчал под нос хвалебные речи гению, создавшему эту вкуснейшую закуску. А может, Изуку был слишком голоден, и любая уличная гадость ему пришлась бы по душе. — Вкусно? — Бакуго внимательно наблюдал за уплетающим сэндвич Деку. — Очень! — воскликнул Мидория и тут же замолк, смущённо обратившись к Бакуго: — А тебе нравится? — Съедобно. Мидория считал Бакуго эдаким гурманом, и было странно видеть, как он в своём дорогущем костюме сидит на обычной лавочке и ест уличную еду, хотя ещё несколько часов назад слизывал элитное шампанское с его груди. Изуку вспыхнул, вспомнив полёт до Сингапура, и не сошедшая до утра боль внизу снова вернулась. Но он даже рад тому, что его чуть ли не с ног до головы облили шампанским. Зато то кружевное бельё было испорчено, и Мидории больше не доведётся его надеть.  — Что ж, вставай, — доев свою порцию, Бакуго встал со скамейки, — нам ещё нужно успеть на набережную Марина Бэй до заката. — Почему до заката? — недоумевал Мидория. — Чтобы ты увидел Сады у залива и в лучах солнца, и под светом луны. — Мы пойдём в сады? — воодушевился он, вскочив с места. — А какой тогда смысл был вообще сюда лететь? Сады у залива Мидория видел только по телевизору и на картинках в журналах. И в том, что о них рассказывали, не было и доли правды. Увидев этот огромный парк с бесконечным разнообразием флоры, Мидория понял, что совсем ничего о нём не знал. Говорили, что там безумно красиво. Но фраза «безумно красиво» не способна описать его даже на один процент. Он попал в совершенно иной мир, от каждого кустика, от каждого деревца веяло магией. Казалось, сейчас из-за кустов вылетит феечка, будет махать своими крохотными блестящими крылышками и разбрасывать повсюду волшебную пыльцу. Говорили, что здесь чувствуешь покой и умиротворение. И Мидория ощутил это в полной мере. Все заботы покинули его. Он позабыл обо всех своих проблемах, забыл, что в Сингапур его привёз Бакуго Кацуки, забыл о том, что было между ними в самолёте и до этого. Только звуки журчащей воды из водопада неподалёку и тихий говор туристов — вот и всё, что он слышал. Они добрались до набережной на такси до заката, поэтому Мидория смог полюбоваться садом в дневное время суток. И при том стал свидетелем, как на город опустились сумерки. Искусственные деревья — главное украшение сада — загорелись разноцветными огоньками. Мидория, как заворожённый, смотрел на это великолепное зрелище. Включить камеру сил не хватило, он просто наслаждался магическим мерцанием иллюминации. Чтобы улучшить себе обзор, Мидория поднялся на мост и расположился у так называемых перил. В тёмное время суток сады преображались ещё сильнее. И хотя многие цветы постепенно прятали свои очаровательные лепестки на ночь — это нисколько не было минусом. Мидория хотел показать всё это маме и мысленно поставил себе цель однажды привезти её в Сингапур. Она любит выращивать комнатные растения, поэтому точно оценит здешние сады. —Так красиво… — сказал Изуку будто в пустоту, но на самом деле он обращался к стоящему у противоположной стороны моста Каччану. И пусть Бакуго в своё время обошёл этот сад вдоль и поперёк, его успокаивало, что Деку чувствовал себя расслабленно, а не тушевался или трясся, словно банный лист, как обычно бывало. — Вижу, ты научился без лишних разговоров принимать подарки судьбы, — заметил Кацуки. — Я стараюсь, — усмехнулся Мидория, поникнув головой. — Но мне как-то страшновато однажды расстаться со всем этим. — Кто-то у тебя «всё это» отбирает? — Бакуго подошёл ближе и встал рядом. — Пока нет… Я говорю об «однажды». — Тогда сделай так, чтобы «однажды» никогда не наступило. У тебя очень перспективное будущее, хватайся за любой подаренный шанс и крепко держись за него уже собственными силами. Мидория слабо улыбнулся на эту внезапную вдохновляющую речь. Наверное, он имеет ввиду шансы, подаренные ему Каччаном. Новые люди, новые знакомства, поездки, стажировки, съёмки — одна встреча в клубе изменила его жизнь. Изуку повезло, но и везение тоже имеют свою цену. Да и вряд ли Бакуго говорил такие вещи, если бы не был в них уверен. Мидория уже успел понять, что этот человек не из тех, кто будет болтать попусту и уж тем более врать. — Вау, в меня верит сам Бакуго Кацуки, миллиардер и владелец всемирно известной компании, значит, у меня точно всё будет хорошо. — Цени это. Неожиданно, но с Каччаном было приятно просто говорить, без грязных словечек, зажимания по углам, тяжёлых вздохов и стонов, говорить о каких-то мелочах, да и вообще ни о чём. И Мидория внимательно слушал его, внимая каждому слову. Бакуго много знал об этих садах, поэтому, пока у них было время, рассказывал известные ему интересные факты. И Мидория не заметил, как наступила глубокая ночь.

***

До знаменитого отеля-корабля «Marina Bay Sands» они прошлись пешком. Уже издалека это здание из трёх столбов, держащих на себе огромный корабль, поразило Мидорию. Неужели он будет ночевать в этом шикарном месте? Неужели сможет побывать в бассейне на его крыше? Кому расскажи — не поверят. Даже фотографий будет недостаточно, чтобы доказать его присутствие в отеле, о котором снимают телевизионные шоу. Мидория думал, что сегодня его уже ничего не удивит, но Бакуго продолжал поражать своими возможностями. Когда они вошли в холл, здесь абсолютно никого не было. Одинокая девушка у стойки на ресепшене скучала без посетителей. Сейчас был сезон отпусков, поэтому всё это показалось Изуку подозрительным. Заметив недоумение на лице Деку, Бакуго поспешил объяснить ему, что же происходит на самом деле: — Отель полностью в нашем распоряжении, других посетителей эти пару дней не будет. — Ты зарезервировал весь отель? — выпалил ошарашенный Мидория. — Это же... — Не люблю толпу. Парировать было нечем, и Мидория лишь покачал головой. У богатых свои причуды. Снять такой огромный отель, наверное, безумно дорого. И ради чего всё это? Он не понимал, что сейчас в голове у Каччана. Не понимал или не хотел понимать. Если у Бакуго какие-то планы, то они определённо связаны с сексом, а если они связаны с сексом, то Мидория тоже в них участвует. И даже предположений делать не хочется, какое очередное извращение он выдумал. В отеле тысячи номеров. Может, Бакуго собирается опробовать прочность кроватей в каждом из них. Одна мысль об этом отразилась мурашками на спине Мидории. Он умрёт, он точно умрёт, если этот вариант окажется верным. Девушка у стойки поприветствовала их. Она услужливо улыбалась, но во взгляде явно прослеживалось раздражение. Видимо, отсутствие работы её совсем не радовало. Мидории стало немного стыдно, что они на пару дней лишили её удовольствия общения с клиентами. — Господин Бакуго, как вы и просили, все номера делюкс и премьер сейчас открыты, можете выбирать любой, — сказала она, опустив голову и сложив руки чуть ниже груди. — Они закрываются изнутри. — Отлично, а… — Бакуго слегка наклонился вперёд, чтобы закончить фразу, но ему этого не понадобилось. Администратор без слов его поняла. — Прибыли вчера вечером. Уже отужинали. Ваш столик накрыт в ресторане. Попросить подать ужин? — Да, пожалуй. — Как скажете, — она в очередной раз поклонилась, затем отошла к телефону, чтобы позвонить в ресторан отеля и сообщить им о прибытии гостей. Бакуго коснулся спины Мидории и подтолкнул его вперёд, туда, где находился один из многочисленных ресторанов отеля. Внутри убранство было под стать самому отелю. Со всех сторон свет был приглушённым, и только у одного столика ярко горела хрустальная люстра. Она переливалась перламутровым цветом благодаря форме своих частей и отражалась бликами на такой же хрустальной посуде. Белоснежная скатерть практически резала глаза своей белизной. Когда они вошли, официант расставлял на столике блюда. То были салаты и закуски. Увидев гостей, он, конечно, поклонился. Мидорию подобная манера общения даже смущала, хотя он и привык к такому отношению среди японцев. Но здесь он был не просто среднестатистическим японцем, он был господином, которому стараются услужить, дабы не вызвать его гнев и не подпортить репутацию своего отеля. Мидория не представлял себя в такой роли. Правда, Бакуго и его способен задавить своей аурой лидера. — Добрый вечер, господин Бакуго, — улыбнулся официант. Он аккуратно поправил прядку своих крашенных светлых волос и отвёл взгляд. Это что, попытка флиртовать с гостем? Они знакомы? Мидории стало как-то не по себе. Хотя Бакуго ничем не выдавал их связи. Даже не взглянул на официанта и на его глупые попытки привлечь внимание. Внешне это был миловидный парень, с раскосыми глазами, аккуратным носиком и пухлыми губками. Определённо во вкусе Каччана. И держался он куда увереннее, чем Изуку. Мидория закусил губу. От досады непонятного ему происхождения он слишком резко дёрнул на себя стул, и тот неприятного заскрипел ножками по паркетному полу. Оба, официант и Бакуго, обернулись к нему. — П-простите… — покраснел Мидория. — Какое будете вино? — спросил официант у Бакуго, мысленно махнув рукой на его спутника. — Принеси бутылку самого дорогого красного, — ответил он, присев за столик. — Сухого. Официант кивнул и быстро удалился. Перед тем, как уйти, он сообщил, что горячее блюдо скоро будет подано. Бакуго не стал дожидаться пожелания приятного аппетита и сразу набросился на летние овощные салаты, которые стояли на столике. Он изрядно выбился из сил за целый день прогулок по городу, поэтому организм требовал восполнить запас потраченной энергии. Мидория почему-то не притрагивался к еде. Аппетита не было. По неизвестной ему причине он чувствовал себя расстроенным и разочарованным. — Душ и тёплая ванна потом, я слишком голоден, чтобы ждать, — усмехнулся Бакуго, бросив на печального Мидорию короткий взгляд. — Чего не ешь? — У тебя с ним что-то было? — С кем? — С этим официантом. — С официантом? — Кацуки задумчиво постучал указательным пальцем по подбородку, проглотив остатки пищи. Затем ахнул, словно что-то вспомнил, и самодовольно заулыбался. — Да-да, кажется, пару лет назад, когда я приезжал сюда на переговоры с местными торгашами. Он весь обед строил мне глазки, а затем пробрался в номер. Забавно, что он до сих пор здесь работает. — Ждал твоего возвращения, небось, — усмешка получилась отчасти злобной, и Мидория тихонько чертыхнулся себе под нос. Он надеялся, что Бакуго не заметит этого. — А тебе что, хочется устроить threesome*? Уверен, этот парниша с удовольствием согласится. Да и я не против. — Не жирно ли тебе будет сразу двоих? — чтобы занять себя чем-то, Изуку принялся накладывать в тарелку салаты. Ну и чтобы не смотреть на этого наглого мужчину, надо было куда-то деть свои глаза. Зелень и овощи стали прекрасным прикрытием. Бакуго засмеялся на эту уверенную фразу. Кажется, он не особо понял, что поведение его спутника значительно изменилось. Обычная их перепалка. Деку пытается язвить, а Кацуки только и смеётся над ним. — Я люблю экспериментировать. Тем временем официант-любовник принёс бутылку вина и готовые стейки. Это мясо своим видом чем-то напомнило Мидории съеденное на яхте, а на вкус оказалось ещё лучше. Официант не преминул снова улыбнуться дорогому гостю, и Бакуго снова его проигнорировал. «Дважды в одну реку не входят», — хотел бы сказать он на все замечания Деку, но в эту реку Кацуки входил уже ни второй и ни третий раз. И потому тактично промолчал. Разговор себя исчерпал, и остаток ужина прошёл в тишине. Мидория боялся говорить что-либо ещё, дабы не вызвать подозрений, а Бакуго наслаждался вкусной едой и терпким вином. Изуку отметил про себя, что вино, выпитое у Аоямы, было слаще и приятнее. Официант постоянно крутился у столика, подливал напиток, интересовался, всё ли в порядке у гостей, и, конечно, в открытую заигрывал с Бакуго. Ему было плевать, что он не получал ответной реакции, словно не это было целью официанта. Возможно, парень хотел позлить новую пассию своего бывшего случайного партнёра. Но перед их уходом из ресторана он осторожно засунул в карман его пиджака салфетку с номером телефона. Оказавшись в номере в полном одиночестве, Изуку свободно выдохнул. Каччан не заставил идти в его номер, что несказанно радовало. Целый люкс принадлежал сейчас одному Мидории. Он плюхнулся на двуспальную кровать, раскинув руки в стороны, и посмотрел в потолок. Сердце чуть ли не вырывалось из груди. Только точной причины Изуку понять не мог. Всё дело в Сингапуре? В этой поездке? Или сердечко шалит из-за случившегося в ресторане? Мидория замотал головой. Надо скорее вытрясти из головы эти дурацкие мысли. Он же не ревнует Каччана, в самом деле. Всё, что сейчас хотелось, это принять душ и отдохнуть. Мидория помнил слова Каччана: «Жду тебя на крыше у бассейна». Хорошо, что он взял с собой плавки. Не рассчитывал на то, что применит их по назначению, но всё сложилось как нельзя кстати. Правда, тело ещё не остыло от сегодняшней ночи, и Мидория боялся оставаться с Бакуго наедине. Вот только выбора у него не было, и пришлось подняться наверх.

***

Время перевалило за двенадцать ночи. Мидория управился за час. Принял душ, повалялся в джакузи, нашёл в баре своего номера бутылку безалкогольного морса и под музыку (что-то зарубежное) из музыкального центра, установленного здесь же, высушил волосы и сменил одежду. Под бассейн стоило надеть что-то лёгкое, поэтому он накинул тёмно-синюю рубашку с короткими рукавами, застегнув её на пару-тройку пуговиц, и светлые шорты. Минут двадцать у него ушло на то, чтобы найти лифт, который ведёт на крышу. Все сотрудники отеля как сквозь землю провалились. Коридор встретил его леденящей душу пустотой. Попахивало началом фильма ужасов. Интересно, есть ли у этого отеля какие-нибудь мрачные истории? Вроде «1408» Стивена Кинга. С этими мыслями ему наконец удалось отыскать выход на крышу. Каччан уже плескался в огромном бассейне, занимавшем практически всю площадь крыши. Казалось, стоит ему подплыть к краю, он полетит вниз с огромной высоты. Его вещи лежали на одном из так называемых шезлонгов, рядом стоял маленький столик с бутылкой шампанского, двумя бокалами и фруктами. Завидев Мидорию, он выбрался из бассейна, и первый обнаружил, что Бакуго совершенно голый. Изуку смущённо отвернулся. — Кончай краснеть, — фыркнул Кацуки, обмотав вокруг бёдер полотенце, и разлил шампанского по бокалам, — ты видел меня голым не один раз. Выпей лучше, а то снова видок напряжённый. — Это от неожиданности, — промямлил Мидория и подошёл ближе. Выпить ему действительно не мешало бы. После душа вино быстро выветрилось из головы. Он взял бокал с шампанским и слегка пригубил его. Приятная терпкость растеклась по языку, Мидория посмаковал напиток и от удовольствия прикрыл глаза. Всё-таки в алкоголе Каччан разбирается лучше всех. Изуку закусил шампанское кусочком ананаса. Идеальное сочетание — подумал он. — Символично, что наше общение, можно сказать, началось с бассейна, — Мидория присел на соседний шезлонг и отставил бокал в сторону. — Я не особо заморачиваюсь на символизме, так недолго и до фанатизма, — Бакуго снова скинул с себя полотенце, заставив мальчишку в очередной раз зажмуриться, и довольно ухмыльнулся. — Пойдём, окунёмся разок. Вода просто прелестная. С этими словами он нырнул в бассейн и, исчезнув из виду на несколько секунд, появился у самого края крыши. Бакуго отряхнул волосы от воды и протёр глаза, пока Мидория медленно раздевался. Конечно, плавки он оставил на себе. Подобных вольностей позволить не мог. Несмотря на ночи, проведённые вместе, стеснение всё равно одолевало его. Осторожно подобравшись к бассейну, Изуку опустился в воду. Она и правда была очень мягкая и приятная. И в этот раз действительно успокаивала. Мидория проплыл пару метров и огляделся по сторонам. Отсюда открывался вид на город. Вокруг всё сверкало огнями. Иллюминацию Сингапура можно было назвать воистину божественной. Остановившись у края крыши, Мидория восторженно ахнул. Он ухватился за перила в страхе упасть с такой высоты. Тёплый ветерок трепал кудрявые волосы, и Изуку подставил лицо под его нежные потоки. В глазах рябило от разнообразия огней. Если бы он мог выбирать, как будет выглядеть его рай, то выбор без сомнений пал бы на ночной Сингапур. Окунувшись в мысли, Мидория не заметил, как к нему подплыл Бакуго. Его ладони легли на качающиеся в воде бёдра, а губы коснулись влажной шеи. По спине пробежали мурашки, и Мидория зажмурился. Когда пальцы забрались под резинку плавок, он попытался отстраниться, но у него не получилось. — Хэй, ты чего сопротивляешься? — недоумевал Бакуго. — Но… мы же в бассейне, — тело проняла дрожь. — Ну и что? У тебя когда-нибудь был секс в бассейне? — Н-нет… — Признаю, глупый вопрос, — прыснул Кацуки. — Я же твой первый партнёр. Что ж, значит, сейчас будет. Закрепим символизм нашего знакомства. Резким рывком вниз он стянул его плавки, и те под влиянием воды сползли на щиколотки. Его прикосновения к ягодицам, мягкой плоти невозбуждённого члена сквозь воду были намного нежнее обычного. Но Мидория всё равно дрожал, цепляясь за перила. Он кусал губы, сдерживая стон, пока чужие пальцы углублялись в него. Вода не смягчала ощущения, да и от внутреннего напряжения Изуку испытывал дискомфорт. — Может быть немного больнее без смазки, — шепнул Бакуго. — И презервативами в бассейне не воспользуешься. Поэтому потерпи немного. Изуку с трудом кивнул. — Хороший мальчик, — Кацуки свободной рукой крепко держал его за волосы, не позволяя шевелиться лишний раз. Он двигался намного медленнее в воде из-за её давления, и это приносило самому ещё больше удовольствия. Почему-то все чувства в воде обострились в разы. Тело отзывалось на ласку, и даже обещанная боль показалась Мидории слишком уж сладостной, когда Бакуго вошёл глубже. Он опустил голову вниз и сильнее сжал края бассейна. Горячо. Внутри было так горячо и приятно. Плавные толчки позволяли привыкнуть к чужим габаритам, благодаря чему Кацуки входил практически весь. Головка трением задевала простату, и Мидория реагировал на каждое такое касание, сжимаясь изнутри. Дыхание сзади участилось, движения тоже стали чаще, и Мидория в страхе задрожал. Отсутствие контрацепции действительно пугало. Каччан же не собирается кончить прямо внутрь. У него же нет матки. И весь эякулят останется в кишечнике. Видимо, это ощущение передалось его партнёру, и тот тихонько усмехнулся. — Не волнуйся, я не собираюсь кончать в тебя, — Бакуго осторожно поцеловал Деку в выступающую косточку позвоночника и медленно вынул член, облегчив его состояние. Он несколько раз провёл вдоль члена, спустив в воду. На плечи легла тяжёлая нега, и Бакуго отшатнулся назад, выпустив Мидорию из рук. Поглощённый собственным удовольствием, он даже не заметил, как второй медленно ушёл под воду. — Эй! Куда? — выпалил Кацуки, увидев наконец, как Деку скрылся под водой, и нырнул вслед за ним, чтобы достать. — П-прости, — Мидория закашлялся, вдохнув полной грудью, и увереннее встал на ноги, — я на секунду потерял опору. — Настолько было хорошо? — усмехнулся Бакуго и обнял его, притянув к себе за талию. — Я не стану тешить твоё самолюбие, — буркнул он в ответ, упёршись ладонями ему в грудь. — Уже. Бакуго наклонился вперёд и невесомо коснулся уголка влажных губ Мидории. И на долю секунды стало спокойно, словно он находился в объятиях действительно любимого и родного человека. Изуку понимал, что это совершенно не так. Но иногда людям хочется обманываться. Возможно, это не так уж плохо.
Примечания:
threesome — секс втроём




WARNING! В главе незащищённый анальный секс!
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты