Нам и не снилось

Фемслэш
NC-17
В процессе
79
автор
Bleinred бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 151 страница, 33 части
Описание:
Объявление гласило: "Нам не важны ваши регалии, возраст и пол. Если Вы - креативный, с отменным чувством юмора представитель Homo sapiens, умеющий удивляться и удивлять, - милости просим.
Мы - команда единомышленников, которая выполняет поставленные задачи, не скупясь на ресурсы".
Более странной вакансии я ещё не видела.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 193 Отзывы 28 В сборник Скачать

Глава 31

Настройки текста
      — Ир, а давай мы к твоим в деревню съездим? Мне по работе нужно.       В её интонации звучал не столько вопрос, сколько просьба, но мне всё равно стало обидно. Ещё и часа не прошло после завтрака, а её уже куда-то потянуло. По работе — ой ли? Небось с Яной припекло поболтать!       — Саша, почему ты каждый раз спрашиваешь? — вырвалось у меня сердито. Стоит о Яне только мысли мелькнуть — настроение тотчас портится. — У тебя есть машина, все мои в курсе, что тебе нужен инет, садишься и едешь.       — Да знаю я, знаю! Но мне одной как-то неловко… Да и побаиваюсь я немножко вашу бабу Шуру.       — Чего? Бабу Шуру? Этот божий одуван?       — Да уж, конечно, одуван! — пырхнула Санечка. — Как спросит что-то или скажет!.. Кажется, я ей не нравлюсь. От этого мне моментами… некомфортно.       — Ладно тебе, она так ко всем относится! Говорит, что в голову взбредёт, а туда, как ты понимаешь, что только не забредает. — Я с облегчением выдохнула, увидев Сашину улыбку. — Она чуть ли не со всем селом переругалась.       — Очень колоритная женщина. Хотя они у тебя все интересные.       — Ещё бы! С моими родственничками не соскучишься! А уж теперь, когда ты начала разбираться в языках любви…       Саша приподняла бровь — точь-в-точь как Анна Николаевна.       — Тебе лишь бы подкалывать.       — Ну почему ты вечно ожидаешь от меня всякую гадость? — меня охватила досада. Изгнав язвительность, я постаралась реабилитироваться: — Я хочу, чтобы ты была счастлива. Кстати, ты так и не рассказала, какой язык любви у тебя. — Замерла в предвкушении.       «Думаешь, существует секрет, который поможет её очаровать? — вклинился внутренний голос. — Сим-сим, откройся. Инструкция для начинающего Казановы в пяти томах».       — Ну, — протянула Саша с улыбкой, — мои все пять. Разная любовь — разные языки.       — Но ты ведь говорила, что твои отношения с девушками не складывались, потому что ты не понимала, какой язык важен для них.       — Так я и свой приоритетный определить не могу, мне все кажутся важными.       — Я тоже думаю, что все важны. А что же с девушками было не так? — Я вцепилась в Сашу, как Буся в туфлю.       — Ну и вопрос, Ир… Да всё, всё так, просто несовпадения. Вот представь: твоя девушка говорит на языке прикосновений, а она ноги промочила. Вряд ли нежные поглаживания будут уместны.       — Саш, я ещё больше запуталась.       — О, как я тебя понимаю! — Санечка подняла указательный палец и, задрав голову вверх, провозгласила: — Лишь на небесах все истины известны. Может, поедем уже? — она молитвенно сложила ладони у груди.

***

      Первым, кого мы увидели, ступив во двор, был дядя Петя, сидевший на крыльце.       — Привет! — загоготал он, приветствуя нас вскинутой в салюте рукой, сжимавшей крупную рыбу. — Вот молодцы, что заехали! Отведаете наших карасей. Ох и знатные они получаются в сметане! Галя как нажарит! — он зачмокал, покачивая головой. — А то хотите, сырых берите, уже чищеных вон. — Нож, казавшийся игрушечным в большой, поросшей чёрными волосами руке, указал на эмалированное ведро, вода из которого выплёскивалась под мощными взмахами рыбьих хвостов.       — Ты им ещё предложи на рыбалку отправиться! — вмешалась тётя Галя, показавшаяся на пороге.       — А это дело! С первой зорькой, да на лодке, да…       — Да с бутылкой, да не с одной, — подхватила тётя Галя, — да накваситься так, чтобы на бровях приползти!       — Ой, на бровях-то, хоть молчи! Вона рыбы скоко принёс! Да какой! — он опять помахал в воздухе карасём.       — Ты бы ещё в хату забрался чистить! Сколько чешуи на ступеньках! Поскользнуться да шею свернуть!       — Так, мать, не бухти. Я сам всё уберу!       — Да уж ты уберёшь! Дочищай уже давай! Вон, дети голодные, — кивнула она головой в нашу сторону. — Здравствуйте! А то я за этим иродом и не поздоровалась. Пойдёмте в дом. У меня пирожки, только испекла, — заворковала она, — да под ноги смотрите. Некоторые рыбу любят чистить на голове у людей! — гаркнула в сторону мужа.       — Как ты думаешь, какой у них язык любви? — тихонько спросила я Сашу, пропуская её вперёд.       Она фыркнула, сдерживая смех:       — Думаю, здесь всё в комплексе. Видела, как она на него полотенцем замахнулась? Прикосновения налицо. А как они чудесно переругивались! Чем не словесный вариант? Дядя Петя на бровях с ведром рыбы — забота чистейшей воды, — Саша захихикала, — и потребность дарить подарки, конечно. Ну, а чистка рыбы к жене поближе — прекрасный образец совместного времяпрепровождения!       Я расхохоталась. Однако шутки шутками, а подметила она верно: тётя Галя и впрямь бухтит скорее для проформы.       — Что это вы хихикаете? — покосилась на нас «мастерица пяти языков любви». — Никак о хлопцах секретничаете? — она вдруг подмигнула. — Я тоже такой была. Оно и веселье — только по молодости. Как замуж вышла, да дети пошли, да работы этой чёртовой невпроворот — не до хихиканья.       — Да, жизнь прожить — не поле перейти, — кивнула Саша.       Я удивлённо уставилась на неё. Заметив, как дрогнули в улыбке губы, вмешалась:       — Александра, вас уже небось заждались. — Глядя на её поспешно удаляющуюся спину, шёпотом добавила: — Тоже мне, знаток народной мудрости.

***

      В кухне я поздоровалась с бабой Шурой, которая читала газету на диване, и снова обратилась к тёте Гале, предлагая продолжить беседу на столь животрепещущую для меня тему:       — А как же любовь?       — А что любовь? — тётя Галя достала из печи противень. — Любовь нужна, конечно, куда ж без неё. Да только она чаще не особо-то радостная… Мне Петро ещё со школы нравился. Это сейчас его разнесло, а в юности красавец был. — Она умолкла и принялась выкладывать пирожки на блюдо. Потом провела рукой перед лицом, будто смахнула что-то.— Ох и поревновала я! Да обижалась, да плакала. Всякого было. А всё из-за любви этой дурной. Погорюешь тихонько, да и простишь, потому что любишь дурака этого!       — Но ведь бывает же так, что вот люди любят друг друга, а жить вместе не могут и расходятся, — наседала я, пытаясь ухватить мысль, мелькнувшую и сгинувшую в ворохе вопросов и сомнений.       — Потому как баловство в голове одно, — сердито прошамкала баба Шура, отложив газету, в которую до сего момента казалась погружённой с головой. — Раньше как батько скажет, за того и пойдёшь замуж. И жили, и детей растили, и работу делали. Порядок был, а сейчас чёрте что творится! Вон и наши, — она махнула рукой, — для себя они хотят пожить…       — Ну и правильно! Успеют ещё нанянчиться, — не поддержала её тётя Галя. — Вы уж как расскажете, так и козы тогда в золоте были. По-всякому было, но жить по родительскому приказу, — она застучала-задвигала противнями, — жизнь себе ломать!       — Зато порядок был! — баба Шура аж приподнялась с дивана. — Каждый знал своё место, а не как сейчас. Шурка Мотина с каким живёт? Поди, с третьим аль пятым?       — Да далась она вам! — воскликнула тётя Галя и протянула мне тарелку с пирожками. — Иринка, вот, поешьте с молочком, там банка в холодильнике.       Взяв угощение, я сбежала из кухни. Слушать о какой-то Шурке мне было неинтересно.       Плотно закрытая дверь свидетельствовала о том, что Санечка уже беседует. Поставив тарелку на журнальный столик, я взяла пирожок и принялась жевать.       Два поколения — и как разнятся взгляды. А я ведь — третье. С изъяном, потому что даже тётя Галя, ратующая за любовь, вряд ли поддержит моё увлечение Санечкой. А попробуй противостоять таким бабам Шурам!.. Не зря Санечка её побаивается. Но ведь главное человек, его личность, а потом уже пол. И проблема между любящими друг друга женщинами та же самая, что в традиционной семье: непонимание.       Напечатав в браузере «пять языков любви», я получила море ссылок. Поставив книгу на закачку, почувствовала, как настроение улучшается с каждым прибывшим килобайтом.       Идеи, бродившие молодым вином в голове, требовали выхода. Прихватив ещё один пирожок, я поспешила к дяде Пете. Главное, успеть всё сделать, пока Саша не закончила разговор.

***

      Вечером, пожелав Саше и Бусе спокойной ночи, я принялась за скачанную книгу. Я не особо люблю книжки по психологии, но эта захватила сразу. До чего же вовремя она мне попалась! После каждой строчки сердце пело автору дифирамбы.       «Мы засыпаем и просыпаемся с мыслью о возлюбленном. Мечтаем о встрече. Вместе мы будто в раю. Мы держимся за руки, и кажется, наши сердца бьются в унисон…»       Отложив телефон, я повернула голову в Сашину сторону и, задержав дыхание, прислушалась, — спит? Ничего толком не расслышав, шумно выдохнула и разозлилась на себя за громогласность.       «Наши сердца бьются в унисон…» — какая приторная банальность! Но до чего же хочется, чтобы так было!       Не дав себе возможности окунуться в мир грёз, я опять принялась за чтение.       «К сожалению, это иллюзия. Влюбляемся мы не навсегда. Психолог Дороти Теннов долгое время наблюдала, как развиваются отношения влюблённых, и пришла к выводу, что романтическое увлечение продолжается в среднем два года. Если чувства приходится скрывать — чуть дольше. Но в итоге все мы спускаемся с облаков на землю, открываем глаза и видим, что рядом — пренеприятный субъект…» Что за фигня? Совершенно не согласна! Да, я могу рассердиться на Санечку за какие-то действия или слова, но это совсем не влияет на мои чувства к ней!       «Но это данные наблюдений психологов», — попытался всё испортить внутренний голос.       «Но ведь не меня наблюдали! Каждый человек — уникален! И вообще, какая разница, что будет через два года, жизнь — здесь и сейчас!» — И я опять потянулась взглядом к спящей Санечке.       «Если влюбленность — не настоящая любовь, что же это? Доктор Пек говорит, что это "генетически определённый, инстинктивный компонент брачного поведения. Иными словами, временное разрушение границ эго. Влюбленность — стандартная человеческая реакция на сочетание внутренних сексуальных импульсов и внешних сексуальных стимулов. Благодаря ей возрастает вероятность сексуальных контактов, что способствует продолжению рода"».       Доктор Пек говорит… Да что он может знать о любви между женщинами?! У девушек всё по-другому!       «Это ж по какому?» — влез в размышления Иванушкой-дурачком внутренний голос.       «А по такому, что девушками не первобытные инстинкты продолжения рода движут, а чувства душевные».       «Ты бы не хотела, чтобы вы с Санечкой растили ребёнка? Девочку или мальчика, или обоих?»       «Девочку бы очень хотелось. Чтобы она на Сашу была похожа и…»       «А это и есть первобытные инстинкты!» — демонически захохотал мой извечный оппонент.       «Да ну тебя! Мне читать нужно. Завтра дел невпроворот».       «Наша основная эмоциональная потребность — не влюбиться, а быть по-настоящему любимым, узнать не инстинктивную любовь, а любовь-выбор. Мне нужно, чтобы меня любил кто-то, кто сам захотел этого, потому что я достоин любви. Такая любовь требует сил и дисциплины. Вы стараетесь на благо другого, и если вам это удается, вы и сами радуетесь, оттого что любите по-настоящему. Это не похоже на эйфорию влюблённости. Настоящая любовь родиться не может, пока не умрёт влюбленность…»*       Я уставилась в темноту, которая после яркого экрана казалась ещё чернее. На душе стало так тоскливо! Пока не умрёт влюблённость… А если у меня это не влюблённость, а сразу настоящая, соединяющая разум и чувства, любовь?!       «Особенно разум в твоём случае участвует, — съязвил мысленный собеседник, — ты ведь любишь свободную девушку, которая отвечает взаимностью…»       Не найдя, что ответить на эту «правду жизни», я опять нырнула в книжную премудрость.       Я читала, пока голова не стала напоминать роящийся улей. Фразы об эмоциональных, психологических, физиологических и духовных составляющих влюблённости перемешались с такими же составляющими любви истинной, самоотдающей.       Пробормотав, что утро вечера мудренее, я отключила телефон и закрыла глаза.
Примечания:
*Ира читает книгу Гэри Чепмена «Пять языков любви».

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты