Нити судьбы

Джен
NC-21
В процессе
336
автор
Anna Korn бета
Размер:
764 страницы, 40 частей
Описание:
Тьма слишком долго окутывала Обито своей жаждой мести и ложной справедливостью. Его душа, освободившаяся от пут зла и ненависти, готова уйти в вечность, но он не смог забыть свои ошибки, оставленные в прошлом. Потому на границе жизни и смерти Сущность решает переродить Обито вопреки его воли. Ему ничего не остаётся, кроме как воспользоваться шансом начать всё заново, храня внутри себя надежду изменить этот мир и сберечь дорогих ему людей хотя бы в этой жизни…
Примечания автора:
Альтернативная версия происходящего, коих немало! Надеюсь, что она выйдет правдоподобной, даже несмотря на то, что не является каноном. Приятного прочтения ;)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
336 Нравится 789 Отзывы 112 В сборник Скачать

Глава 14- В поисках истинной силы. Часть 2.

Настройки текста
      После такой битвы нам обоим пришлось потратить время на отдых. По мнению Джирайи, лучшим способом восстановить силы являлась медитация. После тренировок с Нянято для меня это довольно просто, но было печально тратить драгоценные минуты нашей тренировки на такое. Я терпеливо сидел и сосредотачивался, то и дело приоткрывая один глаз, чтобы глянуть на саннина.       — От того, что ты на меня так пялишься, чакра быстрее не восстановится, — буркнул он, возмущённо приподнимая бровь.        Я грузно выдохнул. По сути, он прав: фуиндзюцу требует довольно большое количество духовной энергии, и, если у меня её будет недостаточно, я просто рухну на землю, лишённый сил.       — Я понимаю… просто не хотелось бы терять времени, — тихо ответил я, вновь стараясь сконцентрироваться.       — Твоё усердие похвально, но доводить себя до изнеможения — крайне глупая идея. К тому же твоим глазам тоже нужен отдых.        Его акцент на моём Шарингане слегка смущает. Я до последнего не хотел использовать способности Мангекьё, но Жабий Мудрец, кажется, был настроен серьёзно, когда переместил меня в желудок, пытаясь растворить. Он явно хотел узнать всё, что только можно, прежде чем делать выводы обо мне. Теперь же эта проблема не даёт мне покоя…       — Сенсей… я хотел вас о кое-чём попросить, — неуверенно проговорил я.       — Хочешь, чтобы я молчал о твоих способностях, да? — совершенно спокойно спросил тот.       — Как вы… эх, да… именно об этом. Для меня это и правда важно.        Джирайя открыл глаза и положил руки на колени. Я всмотрелся в него, подкрепляя свои слова холодным взором.       — Само собой, я никому не расскажу, балда! — возмутился он.       — Э-э-э?       — Ты думаешь, я бы стал подвергать ученика опасности? — воскликнул он, разводя руками. — Хоть я и не Учиха, но даже мне понятно, что такая сила должна оставаться в секрете. Тем не менее я более чем уверен, что многие уже догадываются о её существовании.       — В-вы правы. Как бы тщательно я не старался скрывать, бывали моменты, когда её приходилось использовать…       — Хах, Обито, если ты активируешь подобную силу для защиты других, тут нечего стыдиться! Всё не предугадаешь, к сожалению. И раз уж так вышло, то мне, как и Минато, необходимо обучить тебя. Ты ответственен не только за силу этих глаз, но и за секреты фуиндзюцу, которые доступны не каждому. Помни это!       — Да! Я готов!        С этим словами я вскочил, будто бы получая заряд бодрости. Джирайя добродушно рассмеялся, медленно поднимаясь с земли.       — Хорошо-хорошо, твой энтузиазм просто заразителен. Давай приступим к тренировке!       — Есть!       — Для начала скажи мне, в чём была твоя ошибка во время боя? — спросил Великий Саннин, сложив руки на груди.       — Хм, может быть, в том, что я использовал способности Шарингана, но не просчитал шаги наперёд?       — Хорошее предположение, — кивнул мудрец, — но нет.       — А! — быстро осознал я. — Среди моих техник совершенно не было фуиндзюцу.       — Именно! Насколько я понимаю, Минато уже успел тебя кое-чему научить, я прав?       — Да.       — Но ты полагаешься лишь на давно известные тебе техники, те, что уже заучил до автоматизма.       — Наверное, — пробормотал я, почёсывая затылок.       — Но, как только тебя лишают возможности проводить эти дзюцу, ты тут же прибегаешь к Шарингану. Более того, хоть и прекрасно владеешь им, но ужасно торопишься. Фактически ты выложил все козыри на стол, не подумав о том, что бой ещё не окончен!        Джирайя ужасно обрадовался своей карточной аналогии, довольно кивая головой. Препираться на этот счёт было глупо: всё же со стороны ему виднее.       — Так вот, — продолжил он, — ты изучил что-то из фуиндзюцу?       — Да! Я овладел и совместил «высвобождение техники» и «незримую печать». В результате вышло что-то вроде ловушки…       — То есть ты просто создал взрывную печать? — в лёгком недоумении спросил Джирайя.       — Не совсем так… Мои печати не просто взрываются — они высвобождают любые техники, туда запечатанные. Я пока смутно понимаю, какое количество способен туда вместить, но, используя огненные шары внутри них, довольно эффективно устраивал ловушки.       — Хм, вот как. И они невидимы?       — Для большинства да. Они что-то вроде охранной системы, ведь все эти печати имеют свой радиус реакции и даже способны сами опознать цель.       — О-о-о! Нарисуй её, я хочу глянуть! — воодушевлённо воскликнул саннин, доставая свиток.       Я старательно вырисовывал символы, вспоминая каждый круг и расположение знаков, дабы создать работающую печать. Когда закончил, Джирайя внимательно рассмотрел моё художество.       — Ты очень старательно подошёл к этому делу. Хотя на третьем круге слишком много переменных — это замедлит скорость срабатывания техники. Если шиноби опытный, он сможет увернуться, — заключил учитель, указывая мне на недостатки. — Но! Я сейчас покажу тебе, как уменьшить затраты чакры и повысить скорость!       Я был поражён. В эту минуту Джирайя и правда выглядел как настоящий сенсей. Он тщательно исправлял мои символы, объясняя, где я ошибся. Неописуемо полезный опыт. Мы испытали обе печати, и его работа оказалась во много раз лучше моей. От этого мне стало чертовски обидно, ведь моя гордость была просто разрушена.       — Ха-ха-ха, — рассмеялся сенсей, взъерошивая мои волосы, — что такое, неужели кто-то расстроился?        Он вытянул губы в трубочку, раздражающе поигрывая бровями. Я сжал свиток в руках, чувствуя прилив негодования. Что за ребячество?! А самое главное, почему я на него ведусь?!       — Телом старик… а внутри дитё. Неудивительно, что у вас с девушками всё плохо, учитель, — заключил я, грустно вздыхая и кивая в такт своим словам.       Лицо Джирайи скривилось, а глаз нервно задёргался.       — Г-гадёнышь… Между прочим, у меня много подружек!       — Девушки на час не в счёт.       — Гх-х-х, — прошипел он, после чего попытался найти аргументы в защиту, но пораженчески выдохнул и перевёл тему. — Кх-кх… продолжим. Сейчас я научу тебя технике призыва!       — Но, сенсей, я уже заключил контракт, — ответил я.       — Ч-чего? Т-то есть ты ещё не совсем бесполезный?       — И что вы вообще до этого обо мне думали?! — воскликнул я с явным недовольством.       — Н-ну и ладно, не очень-то я и хотел научить тебя заключать контракт с жабами, — произнёс тот, но, судя по его лицу, был явно разочарован. — Ха! Но раз уж я завёл об этом речь, то узри же мою технику призыва!       Я хотел остановить его, но Джирайя, кажется, уже задался целью впечатлить меня. Прикусив палец, он стукнул ладонью о землю. Тот час рядом с нами образовалась уже знакомая огромная жаба.       — А? Где враги?! — пробасила она, положив одну лапу на свой клинок.       — Хей, Гамабунта! — крикнул саннин, махая рукой. — Всё в порядке, я просто хотел показать тебя этому маленькому выскочке!        Жаба выпустила дым изо рта, после чего обратила свой взор вниз.       — Показать? Выскочке? А! Привет, малыш Обито, ты подрос! — ухмыльнулся Гамабунта, наклонившись ко мне.       — Привет, здоровяк! Давно не виделись! — приветливо помахал я рукой.       — Т-так вы знакомы?! — удивился Джирайя.       — Да, Минато-сенсей, обучая меня основам, сделал то же самое, что и вы.       — Н-ну… ну это же ожидаемо! Всё самое лучшее перенял от учителя, ха-ха-ха, — неловко захохотал Джирайя.        Я и Гамабунта окинули его недоверчивым взглядом.       — Позёр, — пробубнил я.       — Согласен, — ответил Гамабунта.       — Эй, я всё слышу! И вообще, давай показывай свой призыв! Если уж ты не пошёл по стопам Минато и не заключил контракт с жабами Горы Мьёбоку, то это должен быть поистине могучий зверь! Давай, я жду!       Великий Саннин задрал голову вверх в ожидании и правда чего-то сверхбольшого и мощного.       — У-учитель, — попытался объяснить я, но Джирайя и слушать не хотел.       — Ну же, не заставляй нас ждать!       Я выдохнул, вырвал волос и сложил печати, ударив ладонью по земле. Тело Нянято моментально появилось у меня под ногами. Он тихо мирно спал. Как и всегда… боги, какой стыд.       — Э-эм, Обито? — вопросил мудрец. — Ты уже закончил? А то я ничего не вижу.       Кажется, в этот миг моё лицо покраснело от глупости этой ситуации. Чёртов котяра так и продолжал дрыхнуть.       — Хей, Джирайя, он внизу, — проговорил Гамабунта, кивком указывая на Ниннеко.       Саннин опустил глаза вниз и пристально вгляделся. По его лицу было сложно понять отношение к этой ситуации.       — Ниннеко… хм. Впервые вижу, чтобы эти существа хоть с кем-то заключали контракт. И, кажется, он помер?       Жабий Мудрец присел на одно колено и протянул руку к Нянято. Уши Ниннеко дёрнулись, зелёные глаза моментально открылись, а шерсть поднялась дыбом. Он моментально сделал скачок, нанося несколько ударов лапами. Несмотря на неожиданную атаку, Джирайя быстро сориентировался и легко отбил её, однако было видно, что этот манёвр слегка вывел его из равновесия. Нянято же запрыгнул мне на плечо, зашипел пуще прежнего и прокричал:       — Ж-жабы! О-они пришли мне отомстить! Я-я же не знал, что те головастики не рыбки! Е-ещё и страшного старика привели!       Воцарилась секундная тишина. Удивлены были все, кроме меня. Я виновато вздохнул, взял Нянято за шкирку и поставил на землю.       — Никто не собирался тебе мстить… Гамабунту ты и так знаешь, а тот, кого ты обозвал «страшным стариком», является одним из Великих Саннинов!       — Про старика мог бы и не повторять, — обиженно буркнул Джирайя.       Ниннеко окончательно пришёл в себя и внимательно всех осмотрел. После чего повернулся ко мне и сказал:       — Глупый мальчишка… я ведь просил тебя не призывать меня в обеденное время…       — Да у тебя постоянно обеденное время! — возмутился я, грозя ему кулаком.       — Нет! Просто ты, бестолочь, не можешь запомнить временные промежутки!       — На драку нарываешься, блохастый разжиревший кусок меха!       — Ня, давай!       Пока мы обменивались любезностями, Джирайя захохотал во всё горло. Я быстро переключился и поклонился ему.       — П-прошу простить… Н-нянято имеет скверный характер, но он многому меня научил, пожалуйста, не обижайтесь на него.       — Ха-ха-ха, э-это… хах…напоминает наши с тобой деньки в юности, да, Гамабунта? — всё ещё смеясь, спросил Великий Саннин, хлопая жабу по лапе.       — Сколько же раз мы дрались, хех… ностальгия, — ответил тот, ухмыляясь.       — Ваши сопли, конечня, интересны, но почему, ня, ты вообще извиняешься, Обито? Я старше этого человека и уж тем более лягушки-переростка! — сердито бурчал Ниннеко, вылизывая себя.       — Этот меховой комок либо очень смелый, либо верит, что у него в запасе есть ещё парочка жизней, — процедил Гамабунта, поигрывая лапой на клинке.       Джирайя с интересом смотрел на Ниннеко, задумчиво почёсывая подборок.       — Раз ты такой опытный, то и знаний, небось, немало имеешь, м-м-м?        В его голосе звучал знакомый лукавый оттенок.       — Ня? Естествення, даже среди соплеменников я считаюсь одарённым, ня! — начал хвастаться Нянято.       — Да неужели? — театрально удивился Жабий Мудрец. — Я слышал, будто бы у Ниннеко есть особые техники взаимодействия с природной чакрой. Об их режиме саннина ходят легенды! Хотя… я думаю, что это просто сказки, чтобы придать вашей силе хоть какой-то вес.        Закончив эту фразу, Джирайя сложил руки на груди и пару раз грустно кивнул. Я перевёл взгляд на Нянято: тот аж весь затрясся от злости. Нечасто увидишь его таким взбудораженным.       — Нячего подобного! Всё это правда! Няши способности за гранью понямания глупых человеков, ня! Мы можем гораздо больше, чем глупый режим саннина, ня!       — Да ну, — съязвил сенсей. — То есть ему и научиться можно?       — Естествення!        В этот момент кот-ниндзя понял, что его просто обманули как котёнка. Хоть я и знал, что Ниннеко способны с помощью мурчания и контакта передавать часть своей чакры, однако до конца секретов своего народа Нянято не раскрывал, как бы я не просил. Более того, он утверждал, что научиться этому не представляется возможным.       — Во-о-от как, — протянул Джирайя, довольно ухмыляясь.       Затем он встал на ноги, отряхнулся и, повернув голову, сказал мне:       — Думаю, я дал тебе неплохую наводку. Ниннеко весьма хитрые существа, они частенько ищут личную выгоду, даже несмотря на дружеские чувства. Теперь ему не отвертеться, ха-ха-ха!       Нянято глянул на меня: на его чёрной мордочке читалось полное поражение. Я усмехнулся и погладил его по шёрстке.       — Видишь, даже среди людей есть те, кто способны обвести тебя вокруг пальца.       — Гх… я… ня…       — Думаю, очень скоро тебе придётся сгонять накопленный жирок: от тренировок точно не увильнешь!       — Не-е-ет, — взмолился тот, падая на землю. — Я-я недавно повредил лапку, не могу! И-и вообще, я не обязан тебя учить!       — Да ну? Значит и я не обязан тебя подкармливать каждый раз, как твоя жена тебя из дома гонит. Живи на улице и кушай на помойках!       — Н-ня? Н-нет! Т-ты не посмеешь!       — Проверим? — усмехнулся я, чувствуя своё превосходство.       — Ты злой… мерзкий… глупый… мальчишка, ня! Манипулятор!       — Так ты согласен?       — Ня, чёрт с тобой… я-я не должен тебе выдавать все секреты, но кое-что сделать могу.       — Да! — радостно воскликнул я, а Джирайя-сенсей несколько раз довольно кивнул.       — Связь между человеком и призванным существом не должна иметь изъянов… Мы доверяем друг другу жизни, именно для этого и существует контракт. Это же не просто бумага или средство перемещения — это клятва.       — Дя понял я, понял… ня… Я живу дольше вас и осознаю это как никто другой, ня… А теперь верни меня назад, мне нужно готовиться и просить разрешения у старших, ня…       — Спасибо тебе, Нянято!       — Спасибо в миску не положишь…        После этого призванные существа отправились назад. Я и Джирайя вновь остались одни, Жабий Мудрец всё ещё довольный смотрел на меня.       — Контракт с Ниннеко… Ты действительно умеешь удивлять! Как же так вышло, что этот сварливый котяра согласился? Существа, что проживают не одну жизнь, редко связываются со смертными вроде нас…       — Хах, скажем так… я оказал ему большую услугу.       Великий Саннин ничего не ответил, лишь несколько секунд задумчиво смотрел на меня, затем кивнул и продолжил:       — Честно говоря, я теперь даже и не знаю, с чего начать твоё обучение. Ты явно выше уровня новичка, но средней ступени достигаешь с натяжкой… Чтобы научить тебя чему-то более продвинутому, нужна ни одна неделя, а у нас, увы, нет столько времени…       Я озадаченно почесал затылок. Признаться, я полностью с ним согласен. В целом я имею представление о работе некоторых печатей, но, даже учитывая опыт из прошлой жизни, мне необходимо больше знаний, чтобы пользоваться ими как Минато-сенсей. И тут я вспомнил о цели своего визита к учителю.       — Свитки! — воскликнул я, хватаясь за сумку на поясе.       — М-м-м?       — Минато-сенсей, пока был на миссии, дал мне задание разобраться в действии печати, которую он сделал!       — Ого! А он действительно серьёзно подошёл к делу!       — Да… только я так и не смог полностью всего понять, быть может, вы мне поможете?       — Пфха! Естественно! Для Великого Жабьего Мудреца с горы Мьёбоку подобное просто пустяки! Давай показывай!        Я развернул свиток и положил его на землю. Самодовольная улыбка с лица саннина тут же исчезла. Он вытаращил глаза, бегая по нарисованным символам своими очами.       — У-учитель? — обеспокоенно спросил я. — В-вы в порядке?       — А? Да! Ха-ха-ха! Естественно!       Джирайя так фальшиво засмеялся, что моё лицо непроизвольно скривилось.       — Вы что, не понимаете, что это за печать?!       — Э? С-с чего ты взял?!       — Да у вас лицо такое же, как у меня, когда я этот свиток в первый раз увидел!       — Не сравнивай меня с собой! Тьфу, сейчас я тебе покажу, как это делается!        Великий Саннин поставил палец в центр печати и начал хаотично водить им по свитку. Он что-то бурчал себе под нос, и в конце-концов на его лице засияла прежняя самодовольная ухмылка.       — Вот оно что, Минато… А ты действительно превосходишь все ожидания!       — В-вы всё поняли?! — опешил я.       — Естественно! Тут же всё написано!       Я слегка приподнял одну бровь, всем видом показывая, что Великий Саннин забыл о разнице в наших уровнях.       — Ну ладно-ладно, не смотри на меня так… Тут и правда нет ничего особенного, тебе лишь нужно вспомнить основы. Давай так: расскажи мне, что ты видишь на этой печати.       Я присмотрелся к символам. На первый взгляд всё непонятно. Куча знаков, которые хаотично соединены между собой… Несколько минут я вглядывался, стараясь вспомнить всё, что учил. И когда уже совсем отчаялся что-либо понять, в моей голове всплыли знания из прошлой жизни. Ведь я же призвал Девятихвостого в центре Конохи… Тогда мне пришлось потратить время на изучение некоторых особенностей фуиндзюцу, чтобы мой ужасный план прошёл гладко. В этот миг символы стали обретать смысл, меня словно озарило. Я увидел отчётливые круги, соединённые между собой мостиками.       — М-м-м, судя по выражению лица, кажется, ты что-то понял?       — Я не уверен… но попробовать стоит, — сказал, приложив руку к подбородку. Первым делом я указал пальцем на центр печати. — Здесь идёт концентрация чакры. Этот символ рассчитан на то, что выдержит большое количество энергии. Я… думаю, он должен что-то поглощать…       — Хм, — задумчиво буркнул Джирайя, — продолжай.       — Да. Рядом с ним несколько небольших символов, возможно, через них переходит чакра от создающего печать… Сенсей объяснял, что гораздо проще создать несколько небольших меток для чакраприёма, чем один большой…       — Неплохо-неплохо. Дальше, — всё также задумчиво отвечал Жабий Мудрец.       — Далее идёт переход на второй уровень… Эти символы мне во многом непонятны. Их так много, как будто бы они нарочно наслаиваются один на другой, чтобы создать непрерывную цепочку…       — И что же это по-твоему?       — Я боюсь ошибиться, но мне кажется, что это скорость, с которой должна работать печать…       — Интересное предположение, — отметил Джирайя, сложив руки на груди; его взгляд становился всё более внимательным. — Почему же ты так решил?        Этот вопрос ввёл меня в ступор. Честно говоря, мне кажется, будто бы я встречался с чем-то подобным тогда, давным-давно… Но я же не могу ему об этом сказать?!       — Я… я просто выбрал этот вариант методом исключения, — ответил, неловко улыбаясь.       — Даже так? Что ж, неплохой путь для рассуждений, продолжим?       — Д-да… Третий круг для меня оказался слишком сложным. Он короткий, растянутый… символы тут идут через точки, будто…       — Отрезки?       — Да! Такое ощущение, что это расстояние… Неужели это…       Я осёкся: до меня дошло значение этой техники. Хирайшин Дорай. Техника, базирующаяся на способности Минато-сенсея «Летящий Бог Грома». С помощью неё учитель смог перенести «бомбу хвостатого» на безопасное от Конохи расстояние. Вот почему здесь стоит символ «перемещение» и огромное количество чакры. Скорость и координаты, куда ниндзя желает переместить направленную на него технику или даже человека! Не удивлюсь, если среди этих символов написана формула Техники Летящего Бога Грома!       — Обито? — вопросил Джирайя, похлопав меня по плечу.       — А-а?       — Ты на минуту замолчал, вот я и забеспокоился. Что же ты понял?       — Я? Д-да ничего… в общем-то…       — Не лги, — резко и кратко отрезал сенсей.        Его глаза смотрели строго и даже требовательно. Он прекрасно осознавал: я мог разгадать, что же это за техника. Если не выскажу свои мысли, то могу вызвать подозрения.       — Фх… — выдохнул я, — мне кажется, это пространственно-временная техника. Координаты, скорость, большой поток чакры, который для этого требуется…       Жабий Мудрец похлопал в ладоши и улыбнулся.       — Неплохо, очень даже неплохо! Ты правильно предположил. Скажу больше, ты смог прочитать столь сложные символы, прими мои поздравления!       Я облегчённо выдохнул и проговорил:       — Всё же у меня замечательные учителя!       — Ну да, ну да, только есть одна загвоздка, — ответил Джирайя тише. — Откуда тебе это известно?       — О чём вы?       — Эти символы и их значение… Посмотрев на тебя в бою, я понял, что ты далеко не знаток фуиндзюцу. А техники, которые используешь, во многом ещё не доработаны. Поэтому и возник вопрос: откуда ты знаешь значение этих сложных знаков? Сомневаюсь, что Минато тебя учил чему-то подобному. А учитывая то, что он нарочно наделал тут ошибок, поставив неподходящие простейшие символы, я делаю вывод, что он просто хотел, чтобы ты их нашёл, не углубляясь в остальное. Так бы поступил новичок: выискивал уже ранее изученное, а не вникал в то, о чём ему даже неизвестно…       Я не отводил от него глаз. Этот взгляд смотрел куда-то в самую глубь моей души, пытаясь вывернуть её наизнанку, словно какую-то одежду.       — Но ты, — продолжил он, — не просто понял суть и разгадал написанное, но и банально не обратил на эти мелкие ошибки никакого внимания. Странный диссонанс, не находишь? Так кто же ты, Обито Учиха? Простой ученик или же нечто большее?       В его словах читалась явная провокация. Если бы я не знал об этом, то воспринял бы эти слова как комплимент. Однако я прекрасно понимаю, что эта тренировка лишь способ узнать обо мне всё, что нужно. Я не успеваю отдохнуть от вечных проверок этого человека… и сейчас я вновь вынужден выкручиваться, чтобы избежать дальнейших проблем. Мне неизвестно, могу ли я доверять Джирайе, даже несмотря на мою симпатию к нему. В конце концов, ради деревни и её будущего Великий Саннин пошёл на смерть, поэтому порешить меня для него секундный вопрос… Нет, если я и смогу ему поведать обо всём, то только когда докажу, что заслуживаю доверия. Мне бы не хотелось оправдываться и при этом сражаться со столь сильным шиноби.       — Я… я просто сравнил это со своим Шаринганом и его способностями, — проговорил, стараясь сделать это как можно более убедительно.       Джирайя склонил голову набок.       — Техника моего Мангекьё имеет схожий принцип, поэтому, если порассуждать… а на это времени у меня было предостаточно, то можно прийти к такому выводу!       Жабий Мудрец пристально посмотрел на меня, затем прикрыл глаза и опустил голову. Через мгновение его тело затряслось. Я не на шутку запереживал, готовясь к худшему.       — Д-джирайя сенсей? В-вы в порядке?        Я коснулся его плеча. Саннин поднял голову, его лицо выглядело крайне расстроенным.       — Э-э?       — Ну почему-у-у-у?! — воскликнул он так громко, что я аж плюхнулся на задницу.       — В-вы чего?!       — Это нечестно! Почему что Минато, что ты так легко всё понимаете! У меня годы ушли на обучение, понимание вот этого всего! И тут появляются ученики, которые читают это всё как простую книгу! Нечестно!        Словно ребёнок, Джирайя плюхнулся на землю, перекатываясь из стороны в сторону. Он серьёзно?! Это какая-то ловушка, чтобы снова меня проверить, или он правда расстроен, что его ученики имеют талант? Я просто не могу понять, что у этого старика на уме!       — Ну-ну, будет вам, учитель, — сказал я успокаивающе. — Без вашей помощи я бы вряд ли смог думать в правильном направлении! В конце концов, вы же великий Жабий Мудрец с горы… эм…       — Мьёбоку… хнык, — шмыгнул Джирайя, грустно смотря на меня.       — Да! Разве вам пристало так разочаровываться в себе! Взгляните на Минато-сенсея, он добился всего благодаря вашему упорному труду! — продолжил я, чувствуя, как эта ситуация становится всё глупее.       — Хм… а ведь точно! — вскочил тот на ноги. — Ха-ха-ха, хоть мои ученики и талантливы, но мой опыт, красота и ум всё равно на высоте!       — Вслух сказал… — прошептал я, отводя взгляд.       — Чего это ты там бурчишь?! — возмутился Джирайя, кажется, услышав мою критику.       — Ничего, просто рад, что потешил ваше безразмерное эго, — съязвил я, высунув язык.       — Гх, гадёнышь… Думаешь, я какой-то старик, шарлатан и неумеха?!       — Извращенца забыли…       — Молчи! Любовь к прекрасному полу — это важная часть мужской жизни! Ну-ка давай вставай!       — Э? Зачем?       — Ха-ха-ха! Что значит «зачем»? Сейчас я докажу, что прекрасно способен обучать новые поколения шиноби! Пусть времени у меня и не много, но я покажу, что ничуть не хуже Минато!       Несмотря на то, что секунду назад этот человек валялся на земле, причитая о своей горькой судьбе, сейчас он полон сил и готов действовать. Кого-то мне это напоминает… Наруто действительно многое взял от этого человека, в том числе — неиссякаемый оптимизм. Этот пример и правда заразителен!       — Да! Рассчитываю на вас, сенсей! — воскликнул я, вставая на ноги.

***

      Практически всё оставшееся время Джирайя нещадно гонял меня по основам. Он хотел, чтобы я довёл до автоматизма те действия, которые на данный момент делаю с довольно большой задержкой. «В бою, где у тебя не останется других вариантов, фуиндзюцу может спасти жизнь… Не только твою, но и близких. Именно поэтому ты должен действовать инстинктивно, быстро и уверенно!» — так он сказал. В итоге я смог улучшить скорость своей «охранной» техники, более того, Великий Саннин напомнил мне о том, что мой Мангекьё также может иметь схожие свойства и в трудную минуту я должен этим пользоваться. Когда я валился с ног, мой сегодняшний наставник рассказывал мне о разных символах и их значениях. В эти минуты лицо его было крайне увлечённым и серьёзным, он отдавал всего себя этому делу. Перепачканный в чернилах Джирайя, глядя на меня, приговаривал: «Ну как тебе, ха-ха? Не так уж я и плох, верно?». Я лишь улыбался в ответ и уверенно кивал. Кажется, он вспомнил давно забытое чувство: что значит быть учителем.       В итоге время близилось к полудню. Моя голова просто разрывалась от кучи информации, а тело порядком устало от интенсивной тренировки. Чёрт, я уже и забыл, что такое боль в мышцах!       — Хах, вижу, ты устал, Обито, — добродушно подметил Джирайя.       — Н-нет, я всё ещё готов продолжить! — ответил я и попытался встать, но не смог удержаться на ногах, упав на землю.       — Какой же ты упрямый юноша. Твоё стремление похвально, но если сейчас выжмешь себя до конца, то будет лишь хуже… Важно понимать, когда нужно сделать остановку и обдумать всё, что усвоил.       — Я понимаю… просто это лишь один урок… и ещё многого не знаю. У меня нет времени на отдых!       Великий Саннин ничего не ответил, вместо этого он подошёл и помог мне подняться, затем сел на поваленный ствол дерева и жестом пригласил устроиться рядом. Понимая, что нашей тренировке конец, я выдохнул и послушно присел.       — Ты голоден? — неожиданно спросил он.       — А? Не то чтобы… — ответил я, но в ту же минуту мой живот предательски заурчал.       — Ха-ха-ха, вот он, показатель хорошей тренировки!        Я смутился и слегка отвернул голову. Джирайя положил на неё свою ладонь, потрепав мои волосы.       — Знаешь, твой живот мог бы стать прекрасным исполнителем песен! — ехидно подметил Жабий Мудрец, хихикая в ладонь.       Я собирался ответить, но в этот момент Джирайя сам издал подобный звук.       — Хах, кажется, у него теперь есть напарник в этом деле. Да, сенсей? — не преминул парировать я.       Лицо учителя скукожилось, после чего мы оба звонко рассмеялись, а тогда саннин сказал:       — Хе-хе, а вот и наше мороженное!       — Мороженное?       Действительно, клон Джирайи показался на опушке. В его руке был фруктовый лёд. Два прямоугольных синеватых лакомства на палочках, которые соединены между собой. Вручив оригиналу, клон исчез. Саннин быстро разделил мороженое на двоих и отдал мне.       — С-спасибо, — поблагодарил я, немного удивлённый.       — Знаешь, нет ничего лучше, чем поесть что-нибудь вкусное после длительного трудового дня!       Я утвердительно кивнул, облизывая вкусняшку. После недолго молчания Джирайя задумчиво проговорил:       — Мне давно не хватает таких весёлых деньков… Время нещадно бежит вперёд.       — Учитель? На вас что, старческая ностальгия напала? — спросил я, желая слегка подшутить и поднять настроение сенсею, который выглядел довольно серьёзно.       Но тот не удостоил меня ответом. Казалось, будто бы он говорил и не со мной вовсе. Словно в эту секунду его взор устремился куда-то совсем далеко, куда никто не мог заглянуть, как бы не старался.       — Их было трое… — после очередной паузы продолжил сенсей.       — Вы про своих учеников? — спросил я, делая вид, будто бы не понимаю о чём речь.       — Да. Это случилось под конец Второй Мировой Войны Шиноби…       — Хм, ведь тогда вы получили свой титул Великого Саннина? После битвы с Ханзо Саламандрой?       — Ты неплохо знаешь историю, стоит отметить… Да, именно тогда. Я и двое моих товарищей повстречали тройку ребятни из Скрытого Дождя. Они были промокшие, напуганные, слабые… Неудивительно, что тогда у одного члена из нашей тройки возникло желание их убить, облегчив страдания…       — Разве подобные действия не отвратительны? — спросил я и тут же прикусил губу, чувствуя, что слова, сорвавшиеся из моих уст, звучат максимально эгоистично.       — Хах… если бы ты видел, что там происходило, то, может, тоже о таком бы задумался… Но я видел в этих детях уверенность и кое-что ещё, цепляющее меня в глубине души.       — И что же это?       — Надежду. Они хотели научиться защищать не только себя, но и других… Хоть для них я и был чужаком, но эти дети, несмотря на свой страх, вышли к нам и решились на такой опасный шаг. В их ситуации даже взрослый отчаялся бы, но они…       Джирайя вновь замолчал, откусив кусочек мороженого. Уголки его губ слегка приподнялись вверх, после чего он продолжил:       — Они были особенными… первые мои ученики. Яхико, Нагато и Конан. Первый — рыжеволосый паренёк, шумный, самоуверенный, целеустремлённый, прирождённый лидер… Вы чем-то с ним похожи!       Я слегка опустил голову вниз. Основным телом, которое использовал Пейн, являлся Яхико… И я приложил руку к его гибели. Стараясь скрыть омерзительное давящее чувство, я надкусил фруктовый лёд.       — Второй был полной его противоположностью. Неуверенный, робкий, тихий и податливый, словно глина… но между тем, очень добрый и верный мальчик. Пожалуй, на него я возлагал самые большие надежды.       Я прекрасно знал, что Нагато был учеником Джирайи. Однако, когда я спросил Наруто, почему тот меня предал, так и не смог осознать… Для меня не существовало связей дружбы и любви, мне было чуждо его сентиментальное поражение. Тогда я ненавидел Нагато за его поражение… тогда…       — Третья — прекрасная и милая девочка Конан. Фиолетовые волосы, жёлтые глаза. Кроткая, тихая, спокойная, она всегда была самой рассудительной из их троицы. Хе-хе, уверен, сейчас она превратилась в прекрасную сексапильную девушку!       Я посмотрел на Джираю с порицанием. Увидев это, он откашлялся, неловко почесал затылок и продолжил:       — Кх-кх, да! В общем, я остался с этими детьми. Они прошли множество испытаний, прежде чем стать действительно сильными шиноби. Каждый из них открыл истинную силу внутри себя. Пожалуй, для меня как для учителя это было лучшей наградой…       — И что же случилось потом? — спросил я, желая узнать больше подробностей.       — Думаю, ты и сам прекрасно понимаешь… Я пробыл там около трёх лет, и время пришло.       — Но дело не только в том, что вы обучили их всему, что знали, не так ли? — тихо проговорил я, глядя, как капельки растаявшего мороженного падают на землю.       — Да. С тех пор как нарекли Великим Саннином, количество моих врагов значительно выросло. Каждый из них желал одолеть меня, чтобы прославиться, помимо этого под удар попали бы и мои ученики. Поэтому я ушёл… ничего им не объяснив. Думаю, расскажи я, они бы точно меня ни за что не отпустили.       Джирайя замолчал. Его слова были пропитаны сожалением: для него Нагато, Яхико и Конан стали первыми учениками, скорее, даже больше… семьёй. Учителям свойственно привязываться к ученикам, ведь они связаны неразрывной нитью, сотней историй и ситуаций.       — Эгоистично с моей стороны, да? — наконец спросил Жабий Мудрец.       — Что именно?       — То, что не сказал им правды… Сейчас я думаю, а сделал ли благо для этих детей? Мог ли я найти иной выход… хотя о чём я говорю. Конечно же мог, если бы хотел. Возможно, я просто испугался ответственности и выбрал полумеры. Поэтому так ненавижу действовать в половину силы…       — Не думаю, что вами управлял эгоизм или сомнения… — начал рассуждать я, всё больше погружаясь вглубь себя. — Тогда шла война и, как вы отметили, врагов у вас было предостаточно. Страх потерять близких людей после увиденных ужасов на поле битвы — самая страшная болезнь войны. Я вас прекрасно понимаю… В попытке защитить тех, кто нам дорог, мы часто бросаемся в крайности, отбрасывая любые доводы, которые были бы против этого решения…       — Хах, странно, что ты меня оправдываешь… — неловко усмехнулся саннин, но тут же был прерван мной.       — Я не оправдываю вас, — довольно резко отрезал я, — просто сказал, что понимаю. Но, так или иначе, вы хоть интересовались их жизнью?       — Н-ну… я слышал, что они стали довольно известными в своей деревне. Люди хорошо отзываются. Думаю, у них всё наладилось.       — И вам достаточно этих слухов? — вопросил я, смотря на сенсея исподлобья.        Джирайя слегка свёл брови. Его лицо из недоумевающего стало серьёзным, как когда он оценивал меня.       — Обито, тебе не нужно пользоваться уловками, чтобы сказать свою мысль. Ты можешь сделать это прямо, не виляя вокруг да около.       Так он сказал. Но дело в том, что я не боялся его мнения на этот счёт, а сомневался, стоит ли мне лезть в эту историю. Если посчитать в уме, то примерно в этом возрасте я прибыл в деревню Скрытого Дождя. Моей целью являлся Нагато и его Риннеган, который должен был воскресить Мадару. До остальных мне не было дела, хоть я и видел, что они стали бы прекрасным дополнением к моему плану. И вот сейчас я нахожусь в этом временном промежутке, когда Яхико может погибнуть из-за некого плана Ханзо Саламандры… И к чему тогда это приведёт? Что станет с оставшимися двумя, когда они познают эту боль утраты? Ведь рядом может оказаться кто угодно и развратить их умы, прямо как я много лет назад… Более того, я виноват перед Нагато и Конан, ведь убил их товарищей, желая как можно скорее манипулировать ими.        Я поклялся себе, что постараюсь исправить как можно больше ошибок, которые совершил… Неважно, придётся ли для этого раскрыть перед Джирайей свои карты или нет. Если я хочу спасти жизнь, то не должен сомневаться. С этими мыслями я выдохнул и продолжил:       — Стоит ли доверять всему, что говорят… Вы же ни разу не навещали их с того времени, не так ли?       — Нет…       — Вам не кажется это неправильным? Я-я имею в виду, что сенсея Минато вы навещаете довольно часто, я бы сказал, у вас двоих очень хорошие отношения. Но вот что насчёт Нагато, Яхико и Конан? Разве они не дороги вам?        Джирайя молча продолжал смотреть на меня.       — Вы ушли, когда они были совсем юными шиноби, хоть и талантливыми… Судя по вашим словам, они очень хорошие люди. И именно поэтому я думаю, что сейчас они в наибольшей опасности!       — Опасности, — повторил Джирайя, прикладывая свободную руку к подбородку.       — Да! — продолжил я, стараясь замаскировать своё послание за обычным рассуждением. — Они же довольно известны в своей деревне… насколько мне известно, в Скрытом Дожде уже давно бушует гражданская война, которая, несмотря на попытки лидера, не прекращается. Если ваши ученики хотя бы вполовину похожи на вас, то я уверен: они не будут стоять в стороне… И именно тут их может поджидать опасность.       — Ты имеешь в виду, что они нажили себе врагов?       — Идеалисты всегда были врагами власти, — сказал я, на секунду откинув свою маску.       Лицо саннина вновь стало удивлённым. Кажется, он заметил перемены в моём поведении. Да и чёрт с ним, я доведу это дело до конца!       — Что станет с их группой, если кто-то окажется в опасности? Что будет, если они потеряют одного из тройки? В их сердцах поселится злоба и ненависть, непонимание и желание отомстить… — у меня перехватило дыхание, я чувствую, что перехожу границу своего образа. — Я… я видел таких людей на войне, знаю, на что они способны, и понимаю, как сильно их будет терзать эта боль.       Я замолчал, весь мой стройный текст словно улетучился под действием мучительных воспоминаний. Потеря дорогого человека — как же я ненавижу эту мерзкую мысль.       — И… и что же ты предлагаешь? — спросил Джирайя, холодно смотря на меня.       — Решать только вам… Но я думаю, что наставник — это не просто человек, который обучает тебя, как быть шиноби… Я никогда не видел своих родителей, из близких у меня была только бабушка. Потом в моей жизни появился человек, который стал для меня учителем и в какой-то степени — отцом… но он погиб… в тот момент я будто бы лишился чего-то очень важного… возможно, я надолго замкнулся бы в себе… если бы не Минато-сенсей. Он видел во мне не просто ученика… Он всегда приходил на помощь, протягивал руку, когда я падал… И верил в меня, даже если всё указывало на мою вину. Он всегда говорил, что вся деревня — его семья… а ученики — самые близкие люди. И… и разве этому он научился не у вас, Джирайя-сенсей? Думаю, сейчас вы им очень нужны…       Я закончил свою тираду. Сердце болезненно стучало: всё от того, что я хотел привести доводы, а выдал на эмоциях. За годы своего жалкого существования в той жизни я отвык открывать душу, закрыл её ужасающей маской, оправдывая совершенные зверства великой целью. Сейчас же всё иначе. И пусть я не буду соответствовать своему истинному возрасту, порой вести себя эмоционально и импульсивно, но не стану скрывать чувств перед людьми, которых ценю… Я обязательно преодолею эту ступень и вновь стану тем, кем всегда хотел быть.       — Где же мы ошиблись… Когда нынешнее молодое поколение стало говорить речами старцев и учить нас простым истинам, — тихо проговорил Джирайя, вертя палочку от мороженного. — В этом мире, полном злобы, всё ещё жива любовь, и я верю: однажды мы сможем понять боль друг друга. Хах, всегда хотел написать эти слова в какой-нибудь из своих книг…       После этого он повернулся ко мне лицом. Уголки его губ медленно поднялись вверх, а глаза грустно блеснули.       — Ты прав, я не могу вечно бегать от ответственности. Когда я брался обучать их, то пообещал себе, что защищу этих детей и помогу им понять, что общими усилиями и связью между людьми можно сделать этот мир лучше. В погоне за иными целями я забыл о своей главной мечте. Ха-ха, знаешь, ты сочетаешь в себе странные черты, Обито Учиха. Вот смотришь на тебя: обычный парнишка, который упорно идёт к своей цели, но если заглянуть глубже, то… что же ты скрываешь внутри? Или лучше сказать, что ты знаешь и не говоришь? И самое важное, почему так упорно пытаешься убедить меня в том, что, казалось бы, не твоё дело, м-м-м?       Я тихо сглотнул подступивший к горлу комок. Лицо Джирайи было довольно близко, а чёрные глаза хищно смотрели на меня. Поставит ли он, наконец, точку, высказав свою мысль в отношении меня? Или же безмолвно покончит, избавив себя от проблемы? Я смотрел на него, ожидая исхода.       — Ха-ха-ха, — звучно засмеялся Жабий Мудрец, — ну, думаю, об этом как-нибудь в другой раз.       — В другой раз? — недоумевающе спросил я.       — Да, мне же предстоит небольшое путешествие как-никак, — беззаботно ответил он. — Очень хочется увидеть, какой же милашкой стала Конан, хе-хе-хе… Т-то есть, кхм, навестить бывших учеников действительно правильная мысль. Вы, молодежь, вечно суетесь на рожон, а учитывая характер Яхико, думаю, он обязательно влезет в пекло самым первым, ха-ха-ха!       От его слов стало немного легче. Я встал с бревна и слегка потянулся, как вдруг рука Джирайя ухватила меня за запястье.       — Надеюсь, после моего путешествия нам удастся о многом поболтать! — сказал он с улыбкой, но я четко ощущал, на что тот намекает.       — Понравилось изливать душу, сенсей? — съязвил я.       — Э-э-э? Кх-кх, ну… было неплохо. Поэтому в следующий раз я надеюсь, что ты тоже мне поведаешь… о разных интересных историях из своей жизни.       — Буду ждать вашего возвращения, — как можно добродушнее ответил я.       — Ты уж постарайся, Обито!        После этого Жабий Мудрец посмотрел на небо и пробормотал:       — Чёрт, уже полдень, надо идти на встречу к Минато.       — Простите, что так вас задержал, — слегка склонил голову я.       — Что? Не говори глупостей! Сегодня был самый весёлый день за последние пару лет! Я себя таким молодым давно не чувствовал!       — М-м-м, ну да, песок даже перестал сыпаться, хе-хе…       — Точно-точ… Эй! Маленький самодовольный засранец! — возмутился саннин, взяв меня за шею и шебурша волосы. — Я точно кину тебя в жабий желудок!       Мы подурачились пару минут, и Джирайя спокойно двинулся вперёд. Я смотрел ему вслед. На душе было легко: теперь я верил, что сенсей обязательно спасет Нагато, Яхико и Конан. Как знать, может, однажды смогу лично с ними встретиться… Искупил ли я перед ними свой грех? Смог ли в очередной раз нагадить сущности с её речами о судьбе? В этом мире ещё столько всего, чего я совершенно не знаю…       — Ну и чего ты застыл? — крикнул Джирайя, поворачиваясь ко мне.       — Э-э?       — Пошли, а то опоздаем!       — Н-но меня не приглашали! Минато-сенсей звал только вас!       — Пф, тебе нужны такие формальности? Наше занятие ещё не закончилось, глупый мальчишка. Поэтому ноги в руки и за мной! Или ты можешь только свои глупые маленькие печати сделать, трусливый цыплёнок, ко-ко-ко?       Жабий Мудрец лукаво улыбнулся, изобразив курицу. Я оставался совершенно спокоен: меня вовсе не задело поведение этого старика-извращенца. Я взрослый человек и не поддаюсь на провокации…       — Это кто тут цыплёнок! Если у вас старческий маразм и вы боитесь забыть печати, то так и скажите!       Чёрт… он меня вынудил! Этот человек имеет удивительное свойство наполнять всё глупым авантюризмом!       — Хе-хе, вот и проверим, пошли давай!        С этими словами он махнул рукой и двинулся вперёд. По-хорошему мне не стоит соваться туда, куда меня не звали… Но с другой стороны, это учитель моего учителя, а значит, он выше по рангу!       Так убедив себя, я побежал за Джирайей, ощущая какой-то странный, даже немного детский восторг от чего-то неизведанного.
Примечания:
И вновь, всем привет! Вы очень долго ждали выход новой главы! Прежде всего, хочу отметить, что быть может кому-то эта часть покажется довольно степенной и даже скучной, хочу извиниться перед теми, кто ждал мега экшен ) Здесь я больше хотел показать взаимодействие между учителем и учеником, а также мысли героя на этот счёт. Обычные такие главы, которые наполнены диалогами и рассуждениями идут у меня тяжелее всего... В любом случае, надеюсь, что вы не слишком разочарованы! В следующей части я постараюсь добавить новые интересные моменты, а также Вас ждёт встреча уже со знакомым персонажем из начальных глав ( возможно многие уже его забыли или подумали, что он будет присутствовать лишь в одной арке :D)? поэтому я тонко намекну на число 6 в плане главы). Спасибо за Вашу поддержку, дорогие читатели, за Ваше терпение и отзывы, которыми Вы помогаете мне в минуты творческого простоя! Я очень это ценю! ^-^
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты