Мармеладные Кости.

Слэш
NC-17
В процессе
79
«Горячие работы» 68
автор
Black_Jack бета
Размер:
планируется Макси, написано 63 страницы, 7 частей
Описание:
Тэн предпочитает чёрный цвет, он искренне любит чёрный цвет. Но также он страстен к золоту. Чёрный и золото. Ночь и сияющие звёзды точки, ну не прекрасно ли? Совершенное зрелище. Такое же потрясающее и завораживающее, как сам Тэн. Ведь любая Ведьма прекрасна, великолепна и невероятна, а уж если эта Ведьма Тэн..
Посвящение:
Таким же любителям тэтэнов, как и я 🖤
Примечания автора:
В этой работе я реализую свои фантазии на тему "кровавых" отношений между вампиром Тэеном и его любимым Ведьмой Тэном.


Заходите ко мне в уютный уголок https://vk.com/candyvonblood_au
5469630012701865 буду рада любой благодарности
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 68 Отзывы 24 В сборник Скачать

Имбирные Пряники.

Настройки текста
      Ехать в клуб было очень плохой идеей. Ехать в клуб Бэкхена с Тэмином, Каем и Тэном… худшая идея! Тэен чувствует себя нервно, он равнодушен к клубам, ему плевать на громкую музыку и даже резкая мешанина запахов не помеха его тонкому обонянию. Танцпол сам по себе не раздражает и даже, ну… красиво. Но только не когда его будущая пара танцует! Да ещё ТАК! Тэена буквально смывает волнами паники и ревности, он впервые видит, чтобы его Ведьма так двигался вне постели, да ещё и с другими мужчинами! А Тэн сейчас именно с другими! Он танцует, тесно прижатый между Тэмином и Бэкхеном. И это полный провал… Тэен сжимает в пальцах бурбон пополам с кровью и оглядывается по сторонам. Ну конечно, Кай свинтил на бар клуба, где работают два его знакомых вампира –Чанель и Сэхун, кажется, плевать, чертов кровосос кинул его! Вообще-то вампир понимает, что Тэн не из тех, кто может прыгнуть в пучину драматичных страстей ради мимолетного удовольствия. Ну, то есть Тэен уверен в своём мальчике, что, блять, нисколечко не умаляет негодования, ревности, злости и чувства опасности. Они в клубе для подлунных граждан, где полно клыкастых тварей, где Тэн как последний кусочек сладкого муссового торта на детском празднике! А! Тэен втягивает носом пропитанный синтетикой и натуральными запахами воздух и глотает кровь, бокал за бокалом, глушит все противоречивые чувства.       Ведьма же не стесняется ни в чувствах, ни в действиях, он кладёт тонкие руки на шею Бэкхена, пока его со спины обнимает Тэмин, очень уж опасно близко прижимаясь и почти касаясь носом горячей кожи на шее. Тэн улыбается, как сама Тьма, пока ладони Бёна ползут с его талии ниже на бёдра, а сам он почти вплотную жмётся. Тэен почти воет от истеричного бессилия. Но он знает, что причина у всего этого есть… и причина его не в меру длинный, ха-ха, ирония, не к месту язык. Он назвал Ведьму… особой с низкой социальной ответственностью. И теперь это дитя ночи решило его проучить, зажигая на танцполе с его боссом-вампиром и своим непосредственным «начальством», Бёном Бэкхеном, демоном с извращенным чувством любви ко всему смертному да и бессмертному. Вообще-то Тэена жутко удручало, что Бэкхен принадлежит к тем, кто вроде как местные Божества, которые ещё сотни три лет назад имели такую власть, какая не снилась ни одному смертному. Поклонение от ковенов, жертвы, в том числе человеческие, безграничное послушание. Но даже тут их демон отличился, у него не было собственного ковена, на шабаши он приходил, когда хотел, да и то, только чтобы напиться. Все его злодеяния были из мести, от скуки или шутки ради. Но хуже безграничной власти вампира бесила распущенность демона, и совсем малюсенький факт того, что он с его Ведьмой, по слухам, вроде как имел интимную связь… не единожды.       А вот и суть конфликта. На одной из чёрных месс, Тэен отметил слишком уж тёплые отношения, участливые взгляды в глаза, понимающие улыбки, ладошки, вложенные в чужие ладони. Тьма побери, Ли злился и ревновал, а потом кто-то кому-то сболтнул, а вампир услышал, что у Бёна и Тэна были, прости, Ночные Покровы, отношения. И все, понеслась… Тэен накручивал себя не один день, не одну ночь и сорвался бессовестно и глупо, без разговора. Они собирались в этот чертов клуб, когда последние тормоза отказали, Тэн надевал кружевную рубашку, тонкий чокер, и красился ярче обычного. Тут с губ и сорвалось, это злосчастное — «выглядишь, как доступная пустышка из борделя крови». Более опасно Ведьма не выглядел никогда. Тэен пожалел тут же. Но было поздно. Тэн засиял золотом, прикрыл глаза, открыл, улыбнулся как-то особенно сладко и кивнул, мол, «извини, дорогой ты что-то сказал?», тут вампир понял, что живым он не уйдёт. Хуже всего, что, судя по дальнейшим событиям, Тэн всё-всё понял. Тьма забери его чёрную вампирскую душу, когда его язык стал быстрее мозгов?!       Тэен вёл машину до клуба в молчании, Тэн был увлечён айфоном, и словно все было как обычно. Но ничего не было как обычно, все было не хорошо! Все было наперекосяк, а стало хуже стоило им войти. Их встретили уже ожидающие Кай и Тэмин, и если первый сделал вид, что ничего не видит, то старший вампир выгнул вопросительно бровь, но у Тэена и шанса не было объясниться, старший примет сторону Ведьмы без колебаний. А потом к ним присоединился владелец клуба… и все вообще пошло наперекосяк, попытки сохранить лицо трещали по швам. Кай оказался очень смышленым и свалил к своим братьям по барному оружию. И вот Тэен остается сидеть на диванчике один, хотя Тэн, Тэмин и Бэкхён сидят рядом, руку протяни. Но у них свои темы и они словно игнорируют его. Хотя почему «словно», они вполне намеренно игнорируют его.       — О боже, мне в моем же заведении скучно, не в обиду господа, — Бэкхён поднимает ладони в извиняющемся жесте, — вы собеседники, что надо, но ко мне ходят за другим — напиться, хорошо потанцевать и потрахаться.       — Ты нам выбор даешь или все сразу предлагаешь? — хмыкает Тэмин и откидывается на спинку дивана, отпивая свой коктейль.       — Оу… — у демона удивление пополам с перспективами на лице.       Тэн звонко смеется, прикрывая рот ладошкой, Тэмин кого угодно с толку собьет, это так нравится ему в старике Ли.       — Сначала потанцуем, а там, как пойдет? — улыбается старший вампир, ставит недопитый коктейль на низкий столик и поднимается с места. — Итак, хозяин клуба и мой дорогой Ведьма, окажут мне честь?       Бён облизывается, допивает залпом свой алкоголь, не действует, а на вкус потрясающе. Тэн же следует примеру Тэмина и оставляет свой виски недопитым, Ведьма в принципе во многом следует примеру старшего семьи Ли. Например, сейчас он идеально держит лицо. Он обижен сильно, очень сильно обижен на Тэена, и дело даже не в том, что тот назвал его фактически шлюхой, а в причине такого заявления. Конечно, Ведьма догадывался, что и кто послужили толчком к таким вот… последствиям.       Тэн ненавидел ходить на черные мессы, но в этот раз идёт. Он во всем черном, даже широкополую шляпу надевает и перчатки, его рубашка с высоким воротом застегнута на все пуговицы, а пальто до щиколоток, а ботинки просто строгие, он выглядит как скорбящая вдова на похоронах, а Тэен из-за, так сказать, природной бледности на грани серости, с зализанными волосами, в черной рубашке и костюме выглядел, как этот самый мертвый муж. Вообще, все это было, как в обычном католическом соборе, Тэн ходил, он в курсе — куча лицемерия, сплетен, пожертвований и прочей дряни. Но, конечно, сплетни занимали первое место в мерзости. Большая часть «прихожан» просто свято верит, что он трахался с Бёном, конечно же, это ведь так престижно — спать с демоном. О Тэне ходило столько разнообразных слухов, что уже даже глаза закатывать сил не было. Ведьма просто не обращал внимание, если подлунные решили, что он такой, то переубеждать толпу нет смысла. Так даже лучше, ведь разглядеть за слоями слухов, сплетен, настоящего Тэна смогут лишь те, кто действительно хочет быть с ним. Ходить по воскресеньям на мессы не было чем-то обязательным, Тэн вообще был довольно редкий гость в приходе Тьмы, но в тот раз Бэкхён попросил его быть. Ну и они с Тэеном пошли вместе как пара, объявить о статусе, так сказать, как назвал это сам демон — помолвка. И все злые языки тут же обратились к ним. Тэн знал, прекрасно, Тьма побери, знал, КАКИЕ слухи о нем ходят, но он и подумать не мог, что вампир так легко поддастся и поверит. Это задело за живое, вскрыло похуже клыков. Ведьма видел, как это все точит Тэена изнутри, как он молчит и пытается справится, как злится, как не решается начать разговор. Ну что же… он тоже имеет характер и гордость или гордыню. Именно поэтому он идет на танцпол с Тэмином и Бэкки, оставляя Тэена напиваться чужой кровью.       — Детка… — улыбается Бэкхён, когда его обнимают за шею, — ты из одного котла, в другой. То вампир, то я, горячо!       — Мне это нужно…       — Итак, в Эдеме облачно? — понимающе тянет демон, притягивая к себе Тэна в танце еще ближе.       — Завали, — шипит Ведьма, но не отталкивает и не убирает чужие руки со своего тела.       — Бэкки, — ласково шепчет Тэмин в шею Тэна, — он назвал нашего мальчика Ш Л Ю Х О Й.       — Почему он еще жив? — вопрос, конечно, риторический.       — Потому что Тэн-и любит его, — Тэмин не удерживается, ведет носом по чужой длинной шее, вызывая дрожь в теле Ведьмы.       — И именно потому, что он любит Тэена, он сейчас почти трахается с нами на танцполе? — вопреки своим «здравым» словам, Бён бессовестно оглаживает бедра и сжимает пальцы на них.       — Я все еще здесь… — вставляет Тэн.       — Ой, прости мы не заметили, — язвит демон под смех старшего Ли.       — Меня назвали шлюхой, так пусть, хотя бы не просто так, — Ведьма улыбается приторно и зло.       — Тэн, он сейчас напьется и будет… — Тэмин смотрит в сторону их диванчиков, — очевидно, рыдать.       — В смысле? Я ждал хорошей драки! — негодует Бэкхен.       — О, Тьма… — Тэн перестает танцевать и удивленно смотрит на свернувшегося в углу вампира, на свою вообще-то пару.       — Тэен никогда не устроит сцену, он слишком уважает Тэна, даже если ему больно, он не будет держать или портить его репутацию, — как-то уж слишком нейтрально говорит Тэмин.       Тэну стыдно. И вот чем он лучше? Назвали шлюхой, так что теперь, надо ей стать? Гордыню укусили? Ведьма закрывает глаза, делает глубокий вдох и сожаление с виной разливается белым пятном под веками. Какой же он кретин. Они оба такие… глупые. Тэн открывает глаза и, видимо, что-то такое в его взгляде, что демон тут же убирает свои руки, отступает на шаг и кривясь закатывает глаза:       — Тебе стоит свалить отсюда, детка, взрослым дядям надо потанцевать нормально!       Тэмин мягко толкает Ведьму в плечо, подальше от себя и демона, улыбается и тут же посвящает все свое внимание Бэкхёну. Тэн позорно боится, но идет обратно, садится рядом с Тэеном, перед которым на столике башня из пустых стаканов из-под крови. Вампир выглядит уязвимо, в его длинных пальцах зажат очередной стакан с порцией опьянения, он почти забился в угол, и в его лице и всей позе столько вины… Ведьма тянется к стакану и осторожно забирает его, ставит к остальным, и заглядывает в лицо Тэена. Тот же избегает смотреть на свою пару и опускает взгляд, когда теплые пальцы за подбородок разворачивают его лицом к себе.       — Ли Тэен, посмотри на меня, — в голосе Тэна больше нет холодного высокомерия, он нежный и теплый. — Мне кажется мы достаточно уже причинили боли друг другу сегодня.       Тэен смотрит на Тэна, не может не смотреть, когда тот просит, он не может, никогда не мог ему сопротивляться. Он любит его, любил и будет. Это оказывается так просто… почему он вообще… мысли прерывают.       — Я думал ты уйдешь к нему… я так ревную, я должен извиниться… — вампиру явно сложно сформировать свою мысль.       — Обо всем мы поговорим, когда ты протрезвеешь, а сейчас, постарайся больше не пить, утром тебе уже не поможет ни одно из моих зелий, — Ведьма критично осматривает стол, заставленный пустой посудой, и думает хватит ли ему трав чтобы сварить восстанавливающее зелье или придется ехать в лавку.       — Ты сваришь мне зелье? — детский восторг пополам с пьяным неверием, вампиры бывают умилительными.       — Ну куда я денусь, — устало отвечает парень.       — Тоже открою один клуб и назову его «Тыковка», — пьяно скалится Тэен.       — Рискни, и я своими руками выдеру все твои клыки! — закатывает глаза Тэн.       — Ну я же пошутил, милый, — вампир лезет обниматься.       — Какой же ты мерзкий, когда бухой, — шипит Ведьма, — ладно, Тьма с тобой, иди сюда.       Тэн вздыхает картинно тяжело и обнимает пьяного вдрызг Тэена, который урчит и жмётся тут же. Ведьма запускает пальцы в красные волосы и успокаивающе гладит, размышляя, как все так повернулось, что вроде задели его, а по факту обидел он. Тэен что-то ворчит и утыкается носом в его шею и трется лицом, недовольно сопя.       — От тебя пахнет другим вампиром, — разбирает Тэн в ворчании и старается сдержать улыбку.       Ревность. Ревность — это не любовь, ревность — это плохо, но нормально, пока она только твое дело, только твоя боль. Но боль имеет свойство накапливаться и расплескиваться через край, вот и Тэен сегодня вместо разговора расплескал свою боль. Тэн ведь даже не на «доступная пустышка из борделя крови» обиделся, а на то, что Тэен повелся, поверил слухам и сплетням, ведь между ним и Бэкхёном ничего, кроме пьяных поцелуев и не было. Его задело пустоверие. А оказалось… Тэену было, по сути, плевать на слухи, он ревновал. Простая ревность, еще одна грань человечности в монстре. И ревновал ведь так по-своему, терпел, не мешал, не отпускал агрессию, не устраивал сцену… Тэен такой, что у Тэна все внутри рушится, и он хочет заплакать и ударить себя, как он вообще мог усомниться в своей паре? И осознание, что примерно такие же мысли мучают Тэена отдало теплом где-то в груди. Видимо, у них один диагноз на двоих — идиоты. Но обниматься с пьяным, урчащим вампиром в клубе, принадлежащем демону, в целом, в этом тоже есть свое очарование, делает вывод Тэн и осматривается в поисках свободного официанта. Не успевает Ведьма и подумать о том, что ему нужно выпить, как перед ним опускается высокий стакан воды.       — Кай, ты вроде как на отдыхе, — Тэн выгибает бровь, намекая, что сам бы мог справится.       — Я просто позаботился о своем друге, — у вампира на лице опять это выражение «я просто мимо проходил».       — Спасибо, — благодарит Ведьма и пьет воду, да ему не стоит больше пить, еще за руль садиться, ведь кто-то накидался.       — Смотрю, старик отрывается, — недовольство в голосе Кая можно потрогать, даже его вечно бесстрастное лицо более не выглядит таким уж бесстрастным.       — Может, присоединишься? — ни на что особо не надеясь, спрашивает Тэн.       — Может, — вампир встает и идет в сторону танцпола.       Сказать, что Ведьма прибывал в шоке — не сказать ничего, он думал получить отказ или что-то в этом роде, но, видимо, сегодня Юпитер в какой-то особенной фазе, Тьма, нет, конечно, раз всех так топило ревностью. Скорее дело было в демоне, который мило улыбаясь Каю, поспешно удалился в сторону бара, самодовольно скалясь и показушно сверкая полностью черными глазами. Бён Бэкхёна сама Тьма не разберет, слишком он сложный и нелогичный. Тэн качает головой и смотрит на Тэена, тот тоже смотрит на танцпол и вдруг, подняв голову как-то трезво и устало спрашивает:       — Может поедем отсюда?       — Не хочешь смотреть на развитие отношений? — Тэн усмехается, но он тоже не слепой.       — Хочу съесть двойной бургер и смотреть рассвет, — Тэен садится прямо и поправляет рубашку, сегодня он без привычной кобуры и, в целом, выглядит более свободно, возможно, потому что пьян.       — Ты при смерти что ли? — выгибает бровь Ведьма, но допивает воду, поднимается, параллельно отправляя смс Бэкки и Тэмину, что у них все ок, и они поехали… э-э-э, гулять.       — Ключи возьми и пойдем уже, — ворчит вампир, протягивая ключи от машины, напрочь игнорируя ехидство во взгляде пары.       Тэн ухмыляется и берет вампира за руку, идет, выводя из клуба, а эта ночь перестает быть худшей за последние пять десятков лет точно. Вообще-то, Ведьма любил вот такие посиделки в каком-нибудь подлунном ресторане быстрого питания, сидеть на неудобных стульях, есть простую еду, кидаться картошкой фри и жмуриться от пузырьков холодной колы. И когда они только вдвоем, без охраны в виде Лукаса, без сопровождения Тэмина, без Марка, без кого, блин, угодно, да, Тэн любил некоторых членов клана Ли, но Тэена и их время на двоих он любил больше всего. И сейчас у них был весь остаток ночи на двоих, Тэн жмет педаль газа в пол и нарушает пару правил, ночной город пустой, красивый, яркий, свободный. И Ведьма даже не ворчит, что ему пришлось сесть за руль, в динамиках его любимый трек, рядом расслабленный, пьяный и совершенно точно счастливый Тэен, положивший свою ладонь ему на бедро. Это прекрасно.       Припарковавшись под фиолетовой буквой «W»*, Тэн и Тэен выходят из машины и да, они как подростки после вечеринки, держатся за руки, долго целуются прежде, чем войти, а делая заказ, постоянно смеются, и вампир тыкает Ведьму пальцами под ребра. Забрав заказ, они садятся в самый дальний угол, снова устраивая небольшую битву едой и перетягивание одного стакана колы друг у друга, они никогда не берут два стакана сразу, из принципа. Ведь так интереснее. Интереснее только тыкать Тэна рожком мороженного в щеку и слизывать его, чувствуя контраст холодного молока и теплой кожи. У вампира свои стандарты счастья, и его Ведьма не просто им соответствует, он их создает. Такой разный, такой идеальный. В галерее с бокалом вина — собранный, одетый с иголочки, этикет, воспитание, манеры. Но Тэн мог носить и худи оверсайз, позволять пачкать себя мороженным, визжать на аттракционах, облизывать свои пальцы от сладкой ваты и тайком курить, а после жевать жвачку с виноватым лицом и никогда — глазами. Когда же дело касалось работы, Ведьма был серьезен, отточенные движения при раскладах, мастерское владение ножом при приготовлении зелий, сосредоточенность при разборе видений. Тэн был разный, в нем были миллионы деталей, граней, он был таким же неизведанным, как сама Тьма. Он был словно на грани их миров. А Тэен был просто влюблен. Вампир обретал силы на контроль своей природной агрессии, которую ненавидел всем естеством, но парадоксально принимал, находясь в гармонии с собой. С первой встречи с Ведьмой, Тэена словно тянуло вверх, из пустоты, в которую тот столько времени себя загонял. Нет, Тэн не был спасением или поводом спастись, просто он был, как недосягаемое Солнце, а кто такой Тэен, чтобы не попробовать получить, как можно больше тепла от этой Звезды? Они оба были сильными и самодостаточными, что, возможно, и составляло секрет их крепкой связи, а возможно сама Тьма так решила. Но факт оставался фактом, они умели быть счастливыми вместе. Особенно сейчас, сидя под зонтом на капоте машины, брошенной за городом, с видом на Ханган, и наслаждаясь рассветом, и пусть Тэен смотрелся немного смешно в солнцезащитных очках Тэна, вампиру было плевать, ведь он мог видеть и обнимать Солнце.       Расплата всегда наступает, особенно, если ты выпил больше, чем положено. Особенно если ты пил не дома в кровати, а в клубе и с горя. Тэен ощущает все последствия вчерашних развлечений, и это, немотря на почти силком в себя влитое зелье, да, Тьма, будем честны, без зелья он бы даже не поднялся с кровати, всех благ одному конкретному Ведьме. Который с плохо скрываемой ухмылкой искреннего ехидства, ест из бумажного пакетика жаренный миндаль и качает ножкой. Они сидят основным составом высшей лиги в кабинете Тэмина и терпеливо ждут, пока у того кончится запал. Похмелье и так мучает буйную головушку Тэена, а тут еще это. Старший Ли активно жестикулирует и почти кричит на Кая, который опять максимально равнодушен, и, черт, Тэн так явно видит, как у младшего вампира дергается верхняя губа, но он не шипит, но его ответы более колкие, и голос опасно повышается.       — Тэмин-хён, — очень терпеливо зовёт Тэен.       — Погоди, они химию репетируют, — хмыкает Тэн и закидывает в рот ещё один орешек, продолжая наблюдать, как Тэмин и Кай «обсуждают дела» на повышенных тонах.       — Как думаешь, старик припомнит Каю покупку бара на его деньги?       — Тыковка… и ты туда же… — устало вздыхает вампир.       — Ну, а что? — выгибает брови Ведьма. — Потерпи ещё лет десять, плюс-минус пару лет, и они переспят.       Тэен неодобрительно качает головой, а Тэн жмет плечами. Вообще-то, все уже все знали, понимали, сделали выводы, но! Сам Тэмин отказывался замечать очевидное. Мучая и себя, и Кая. Тэн и Тэен спихнули бы все на скорбь от потери пары, но, Тьма побери, Тэмина тянуло к Каю, ему становилось заметно легче рядом с ним, а Кай… ну, эта задница становилась задницей поменьше рядом со стариком. Но никто не собирался лезть в это болото, сами разберутся, и к большому сожалению Тэена, Тэн был прав, еще парочка долгих лет, и они, наконец, трахнут друг друга, а не мозги себе и всем вокруг. Главное не лезть — было девизом пары года. Да и всего гнезда в целом, ну почти всего…       — Простите, опоздал, на складе прием сегодня, — дверь кабинета Тэмина распахнулась, впуская растрепанного Лукаса.       Все присутствующие, кроме Кая повернулись в сторону пришедшего вампира. Лукас момент внимания не оценил, вжав голову в плечи, что с его ростом было достаточно комично. Очевидно, жалея, что не остался с Марком и ребятами на складе.       — Босс, я не знал, что у вас, э-э-э, разговор с Кай-хёном, — младший вампир начал кланяться, — прошу простить за то, что помешал.       Кажется, это стало последней каплей для всех, но особенно для Тэмина, потому что старший вампир, потеряв остатки самообладания, кричит:       — Вон! Все вон! Кроме тебя, «Кай-хён»!       Тэн улыбается, отдает честь, прижимая ладонь ко лбу и, говоря что-то вроде: «так точно, босс», и Тэену приходится почти унести своего парня из кабинета старшего Ли, чтобы, не дай Тьма, и, им не влетело. Стоит дверям закрыться за трио, как слышится почти крик Кая: «Чем я хуже?!». Лукас и Тэн переглядываются, гаденько ухмыляясь и кивая друг другу, Тэен даже знать не хочет. У вампира болит голова, и он хочет в кроватку, отдыхать. Но видимо Судьба не была к нему благосклонна, и на выходе из особняка они сталкиваются ни с кем иным, как с Бэкхёном. Тэен только что в слух не стонет от негодования, стыда и, ну, самую малость от ревности, конечно, они с Ведьмой обо всем поговорили и расставили точки, но это же демон!       — О, пара года, ну как у вас был вчера бурный примирительный секс? — вместо традиционного приветствия спрашивает демон, играя бровями.       Бэкхён был странный, и комплименты у него были странные, однажды он с восхищением выдал при виде Тэна: «ты отрада для пустых глазниц!», что само по себе звучало уже крипово, да и смысл двойной имело. Типа, Тэн так плох, что только на пустые глазницы и годен? Или же наоборот, настолько хорош, что даже пустые глазницы это видят? Тьма разберет этих демонов.       — А что вчера было? — Лукас, как щенок, вертит головой, смотря с интересом и ожиданием ответа, а Тэен всерьез задумывается о возможности расплакаться.       — Тэен приревновал, я дал повод, а потом дал Тэену, — отмахивается Тэн, словно ничего и не произошло. — И тебе доброго вечера, Бэкки, наверх идти пока не советую, у начальства приступ юношеского максимализма и упертости.       Бэкхён присвистывает и задумывается, у него явно есть дела к их «отцу», но, очевидно, демон не горит желанием влезать в чужую разборку. Тьма, даже демон не хочет в это болото. Он с немой мольбой смотрит на похмельного Тэена и очень жалобно тянет:       — Меняю снятие похмелья на разговор с Тэмином.       Предложение заманчивое, что пиздец, но нет, ни за что. Вампир качает головой, осторожно так, тихонечко. Тэн смотрит с возросшим уважением. Лукас все еще не понимает ничего.       — Тц… какие все нежные, — дует губы демон и опять смотрит на лестницу удрученно.       Вообще дело серьезное, раз Бэкхен сам приехал, очевидно, разговор не телефонный, но прямо сейчас ему на помощь не придет никто, даже верный Лукас.       — У нас там, дела на складе, — как-то на отъебись врет Тэен, и Тэн в шоке смотрит на своего ненаглядного.       — Ага, а склад у Ведьмы дома или в галерее, — понимающе кивает Бэкки.       — Что ты хотел от Тэмина? — сжалившись, все же спрашивает Тэн.       — Я вынужден сделать ему предложение, от которого он не сможет отказаться, — театральность зашкаливает Бён.       Два вампира и Ведьма смотрят так выразительно и недовольно, что демон закатывает глаза, ворча что-то подозрительно похожее на «какие же вы скучные», и говорит уже нормально.       — В этом году очередь гнезда Ли приехать в мою церковь на Рождество.       Тэен и Лукас бледнеют на пару тонов, пока Тэн непонимающе смотрит на Бёна и остальных, судя по реакции вампиров, это явно что-то стремное. Но никто не спешит пояснять ему в чем дело.       — Ты выбрал не лучший день… — с неподдельным сочувствием устало говорит Тэен, получая кивок в поддержку от Лукаса.       — Я уж понял, — Бэкхен недовольно кривится, еще раз смотрит на мраморную лестницу и, сделав глубокий вдох-выдох, идет наверх к начальству, — но выбора у меня нет.       Тэн смотрит за всем этим с негодованием и вопросом в глазах, происходящее было не ясным и, Тьма побери, он за столько лет ни разу не слышал ни о чем подобном, да к своему стыду он был достаточно далек от всех церковных дел подлунного мира, но неужели он упустил что-то важное?       — А что, собственно, происходит? — наконец, спрашивает, теряя терпение, Ведьма.       — Следующие пять лет семья Ли будет органом управления подлунного мира в нашей стране, — помолчав, мрачно отвечает Тэен.       — Это плохо? — осторожно спрашивает Тэн.       — Пиздец как, — ставит жирную точку Лукас.
Примечания:
*Да, это отсылка к Маку :D
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты