Разорванные небеса

Джен
NC-17
В процессе
10
Размер:
планируется Макси, написано 526 страниц, 66 частей
Описание:
Едва начавшееся на Немекроне процветание закончилось, когда на планету вторглись удракийские войска во главе принца Каллана, сына инопланетного захватчика-тирана. Однако он не спешит уничтожать Немекрону: нечто особенное привлекло его здесь, и оно определенно необходимо Удракийской Империи. Все, что теперь остается жителям Немекроны — это сражаться за свой дом и за свою свободу. Но хватит ли у них сил выстоять?
Примечания автора:
Вынашивала эту идею еще с января 2019 и вот, нашла в себе силы взяться за нее 🤙 На реализм и научную достоверность не претендую. Да и вообще, мне больше нравится концентрироваться на персонажах, так что, если что-то по мироустройству осталось непонятным, — прошу в комментарии.

aesthetics:
part i: https://vk.com/wall-184830047_552
part ii: https://vk.com/wall-184830047_554
part iii: https://vk.com/wall-184830047_555
part iv: https://vk.com/wall-184830047_578
part v: https://vk.com/wall-184830047_589

fancast: https://vk.com/wall-184830047_528
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 74 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава 15. Пуля

Настройки текста
Примечания:
молюсь на Кертиса каждый вечер перед сном
      Смеркалось. День плавно перетекал в ночь золотисто-алыми красками, и холодный, непривычно свирепый ветер угрожающе свистел за окнами буса, что стремительно рассекал потрескавшееся шоссе, прорывающееся сквозь густой темный лес.       — Побыстрее точно никак нельзя? — недовольно буркнул Кертис, выглядывая из-за перегородки между просторным багажником и тесной водительской кабиной.       — Нет, — отозвалась Алисса, не спуская взгляда с дороги. — Да и торопиться нам некуда.       — В одиннадцать мы уже должны подъезжать к Кретону. Сейчас десять, — укоризненно протянул тот. — Так что постарайся каким-то волшебным доставить нас туда к нужному моменту.       — Как скажете, майор, — девушка тяжело вздохнула и посильнее надавила на педаль газа.       Машина ускорилась, и Кертис, довольно хмыкнув, вернулся на свое место, опустившись на пол рядом с Нейтаном. Тот, тем временем, с Джун на пару, был чрезмерно увлечен игрой в карты.       — Ну же, давай, ходи! — девушка расплылась в лукавой ухмылке и пристально посмотрела на него исподлобья. Нейтан задумчиво нахмурился, потянулся за картой, отдернул руку и недовольно поджал губы. Взглянул на Джун, которая не переставала триумфально ухмыляться, и почесал затылок. Кертис с видом вселенской скуки наклонился к нему, пробежался взглядом по картам и, ткнув в одну из них, заключил:       — Вот. Ей походи.       — Тихо! — недовольно шикнул Нейтан. — Я и сам разберусь… Но, да, вообще-то, именно этой я и хотел… — он вытянул карту, положил ее на пол и поднял глаза на Джун, которая теперь просияла сильнее прежнего.       — Вот тебе, перевожу! — Эллерт с хлопком опустила карту и тихо усмехнулась. — Козырная…       — Перевожу обратно, — Нейтан лишь пожал плечами, и смуглое лицо девушки вытянулось в сокрушительном изумлении.       — Что ты… Кертис, зачем ты ему помогаешь?! — недовольно воскликнула она, с кислой миной загребая тройку карт.       — Меня просто бесит твоя высокомерная лыба.       Джун угрюмо зашипела, недовольно посмотрела на Нейтана, процедила тихое угрюмое «ходи» и с осознанием финального поражения могла наблюдать, как тот, передразнивая ее собственную едкую ухмылку, кладет на пол последние две карты.       — Поздравляю, Джун, — саркастично обронил Кертис. — Теперь ты официально дурочка. — Нейтан в довес несдержанно хихикнул, и это окончаительно разозлило Эллерт.       — Вы, оба, прекратите! — ощетинилась она, всплеснув руками. — Особенно ты, — девушка ткнула пальцем в Нейтана, с лица которого теперь не сходила самодовольная легкая ухмылка. — Красивые глаза не дают тебе права смеяться надо мной!       — Красивые что…? — Нейтан недоумевающе вскинул бровь и тут же отмахнулся, едко добавив: — Да ладно, — цокнул, — не смеюсь я с тебя. Просто радуюсь своей победе…       — Никакой серьезности, — укоризненно заметил Итан, сидевший поодаль от них, подняв на Нейтана мрачный непроницаемый взгляд. — Нашли время баловаться…       — Не будь душнилой, лысенький, — уколол Нейтан. — Сам-то молчишь в тряпочку все время. Язык проглотил, что-ли?       — Отстань от него, — одернул Кертис. — Если он заведется, будет трещать так, что оглохнуть можно.       Итан лишь угрюмо фыркнул и отвернулся. Право слово, за ту неделю, что они были знакомы, Нейтан слышал голос Итана от силы всего несколько раз. Тот был постоянно мрачен, задумчив, и, в отличии от того же Кертиса, который своим стальным взглядом чуть-ли не дыры прожигал в телах людей, почти никогда не поднимал глаз. Разговорить его могла лишь гиперактивная, не в меру болтливая Джун, и то — ограничивался он в основном односложными сухими фразами. Итан открывал рот только тогда, когда был недоволен: прямо как Картер, невольно сравнивал Нейтан; только вот тот был недоволен почти хронически, о чем не временил сообщить всем, кто попадался под руку, в то время как Ирвинг, казалось, держал все в себе до последнего.       Дезертиры вообще казались Нейтану чудными и противоречивыми. Молчун-Итан, болтушка-Джун и язва-Кертис — так вкратце Нейтан мог бы описать их. О, Гарридо определенно любил поплеваться ядом, хотя, впрочем, делал это исключительно по весомым причинам. Джун не любила язвить, но любила ощущать собственное превосходство и могла невзначай его продемонстрировать сквозь едкую ухмылку. Она же рассказала Нейтану, на которого чуть-ли не вешалась, озаряемая болезненным пугающим энтузиазмом, немного о Итане и Кертисе. Не то, чтобы он просил ее о чем-то рассказывать, но и упустить представившуюся возможность не смог. Банальному любопытству деваться было некуда.       Про Итана она рассказала, что тот, мол, был таковым с самого начала. Появившись в Лиманском Гарнизоне, рот открывал только по делу, приказы старших исполнял покорно и безукоризненно, и всегда был одним из лучших кадетов. Джун рассудила, что он мог бы стать неплохим командиром (капитаном, или майором, или командующим — неважно), потому что был очень умен, но лидерские навыки, — да и всякие навыки коммуникации, — у него практически отсутствовали. Про Кертиса ей тоже нашлось, что рассказать. По словам Джун, он просто «везунчик», который оказался в нужном месте в нужное время. Особым упорством и амбициями не отличался, но зато был не в меру одарен боевыми навыками и холодным, расчетливым умом. Умел заставить себя уважать, мог отвесить оплеуху надоедливому кадету, хотя кулаки без весомой причины предпочитал не распускать — в общем, был предельно спокоен и даже, возможно, апатичен. Хотя, как сказала Джун, «он был таким не всегда». Нейтан предпочел не расспрашивать ее: ему показалось, что девушка и так выложила слишком многое человеку, с которым была знакома всего пару дней; да и ее назойливость и обостренное внимание к его персоне с каждым разом напрягали его все больше.       Джун слишком болтливая и настырная, Итан слишком молчаливый и занудный — в итоге, сойтись характером Нейтан смог только с Кертисом. А его «выдающиеся боевые навыки» Нейтану довелось испытать на себе же, когда Гарридо заставил его провести «разминочный бой». Разминка эта была просто кошмарная: Кертис нагнул его так, что, казалось, позвонки повылетают. Хотя потом Гарридо пришлось извиниться, когда Нейтан, растерянный, ошеломленный и разгневанный, чуть не набросился на него с когтями. Однако все же он наставил не расслабляться и достойно выдерживать атаки противника. Картер отреагировал на общение Кертиса и Нейтана крайне негативно. Бесновался, обозвал Гарридо «напыщенным выскочкой», «самоуверенным идиотом» и еще парой слов погрубее. У этого, разумеется, были свои причины.       Когда Кертис по приказу маршала явился на одно из собраний и выложил королеве все, что знал, та мгновенно загорелась боевым энтузиазмом. Решив, что Сердце Немекроны никоим образом не должно попасть в удракийские хищные лапы, она объявила о начале подготовке к походу в Костяные горы, целью которого была ликвидация вражеской экспедиции. У Ее Величества уже определенно созрел структурированный план, которым она, тем не менее, делиться пока не собиралась.       Одним из первых шагов была кража рудиэлена со склада в Кретоне, и эту операцию она, к всеобщему изумлению, возложила именно на Кертиса. Королева рассматривала это как возможность для Гарридо проявить себя и доказать искренность своих намерений (недоверие к дезертирам так никуда и не ушло), хотя Картер явно этого не одобрил. Он вломился в свой кабинет, разбросал все бумаги (Нейтан зашел только после, застав ворох разбросанных листов тут и там) и, едва не шипя от злости, начал распинаться о том, насколько Кертис отвратителен и насколько королева все-таки слепа по отношению к нему самому. Слушать это было омерзительно, признаться. Нейтан сначала пытался успокоить Картера, приводил вполне разумные доводы — да хотя бы пресловутое желание Кармен убедиться в том, что дезертирам можно доверять, — но тот просто ни в какую не хотел его слушать. В конце концов, Картер взял себя в руки, принялся разгребать беспорядок, который навел, и раздражительно выпроводил Нейтана за дверь, напоследок заключив, что советы он дает просто идиотские.       Чуть позже Нейтан узнал от Каспера, что у такого решения королевы были причины чуть глубже. Картер уже неоднократно пререкался с ней и не скрывал своего вопиющего недовольства всем, что только могло случиться, и такими действиями Кармен, по всей видимости, решила напомнить ему свое место. Выводы Каспера были предельно логичными, и Нейтан, пораскинув, сам провел недостающие параллели. Картер сам себе роет яму: он получил так много, поднялся так высоко — а ему все мало. И однажды это вполне могло его погубить.

***

      В одиннадцать вечера, когда окончально стемнело, они, как и планировалось, добрались до Кретона. Осторожно въехали в город и, минуя дронов-патрульных, через паутину улиц приблизились к складу. Не теряя бдительности, Алисса тихо припарковалась в тени домов и потянулась за биноклем, пристально рассматривая территорию склада.       — Что-то это как-то не похоже на место, где хранится что-то такое важное, — язвительно опустил Нейтан, высунувшись за перегородку. Серое здание склада, огражденное забором с наэлектризованной проволокой и всего несколькими охранниками по периметру не выглядело слишком внушительно и доверия как такового не внушало.       — Оно и не должно, — отозвался Кертис и рассудительно заключил: — Слишком много охраны привлечет лишнее внимание, а так они вполне удобно устроились. Надеюсь, — протянул он, смерив каждого по очереди строгим взглядом, — все помнят, что нужно делать?       — Конечно, майор, — уверенно отозвалась Джун.       — Тогда начинаем операцию немедленно.       Нужно отметить, Кертис много знал об удракийских планах; он даже принес с собой целую флешку с гигабайтами данных. Подробное описание оружия, важных объектов, сведения об армейском командовании… Во всем этом можно было копаться до бесконечности и каждый раз выуживать что-то новое. Королева была рада, и Гарридо успел заслужить какое-никакое расположение с ее стороны. Как сказала сама Кармен, это одно из самых ценных открытий, что она застала за военное время. Среди всего была и подробная карта склада, примерные графики дежурств охранников, поставок и прочее, и прочее, что помогло составить им почти, казалось, безупречный план. Охраны на складе было не так много, система защиты довольно примитивная (тем более, если учитывать то, что здание это изначально немекронское), внутри места не так много — великолепные условия.       Покинув бус, Кертис, Нейтан, Алисса, Джун и Итан осторожно подобрались поближе, скрываясь в тени неподалеку, у старых потрепанных ящиков. Добрались до самого «уязвимого» места на складе, где охраны было меньше всего, как и света, и приготовились к началу операции. Кертис жестами раздал молчаливые указания, и Алисса в ту же секунду подстрелила витающего в воздухе дрона. Тот с грохотом упал на землю, треща и искрясь, и одинокий охранник невольно вздрогнул, растерянно посмотрев прямо в ту сторону, где в кромешной тьме притаились пятеро немекронцев. Озадаченно почесал затылок, поудобнее перехватил ружье и медленно прошагал вперед. Остановился прямо у рассыпавшегося по частям дрона и пнул его ногой с недоумением. Шумно выдохнул, резко поднял ружье — так, что ствол смотрел прямо на Алиссу, которая невольно вздрогнула, но быстро взяла себя в руки под ободряющим взглядом Кертиса — и громко отчеканил:       — Кто здесь? Покажись!       Рывок, свист, щелк, глухой удар — удракиец сбит с ног выпрыгнувшим из темноты Нейтаном. Ружье вылетело у него из рук и откатилось в сторону. Охранник упал на колени, вытирая кровь, тонкой струйкой потекшую по смуглой коже из носа, и поднял испуганный взгляд на Нейтана.       — Ах ты, паршивый…       Оборвав охранника на полуслове, Нейтан одним ударом ноги окончательно вырубил его. А затем, как ни в чем не бывало, сдул прядь темных волос, что упала на лицо, пересеченное розовым шрамом, демонстративно отряхнул руки и, обернувшись, бросил бодрое «все чисто».       — Отличная работа, — холодно похвалил Кертис, выходя из тени. Остановился рядом с Нейтаном, присел на корточки перед охранником и отыскал карточку-удостоверение. — А с этой штуковиной, — Гарридо прокрутил ее в руках и спрятал в карман, — мы сможем попасть куда угодно.       Добытая карта действительно упростила задачу. Они смогли без трудностей попасть внутрь, попутно расчистив улицу от патрульных дронов: Алисса расправлялась с ними сразу же, как только те появлялись в поле зрения, демонстрируя великолепную отточенную меткость; и вся сложность была теперь только в том, чтобы продержаться здесь до конца и не нажить себе проблем.       — Я тут подумала… — шепотом (хотя ее высокий, звонкий голос все равно оставался достаточно громким) изрекла Джун, когда они скрылись под лестницей, миновав паутину узких коридоров, — что нам не обязательно идти в саму комнату хранения… Мы можем сделать кое-что другое, — ее глаза возбужденно сверкнули, и лицо озарила привычная лукавая ухмылка. Нейтан лишь закатил глаза, заранее предчувствуя что-то неладное, Алисса недоумевающе нахмурилась, а Кертис отпустил скептическое «Ну, выкладывай». — В общем, охраны в самом хранилище будет намного больше, потому что металл этот же, все-таки, очень ценный… А в грузовом отсеке ее практически нет. Сегодня пятница, и в это время — именно ночью — удракийцы обычно занимаются поставкой материалов со склада в королевский дворец. Чисто в теории, мы могли бы перехватить грузовик и забрать уже готовенькое.       Кертис задумчиво хмыкнул и потер подбородок. Пока Джун прожигала его нетерпеливым взглядом, на нее с искренним, столь непривычным для своего перманентного хладнокровия негодованием смотрел Итан, скрестив руки на груди. Предложение Эллерт его и впрямь чем-то озадачило; но он молчал, а другие вовсе и не заметили его растерянности.       — Странно, но в этом даже есть смысл, — колко протянул Кертис, пожав плечами. — Хорошо. Так мы и поступим. Забудьте про план — просто постарайтесь надрать гадкие удракийские задницы, хорошо?       — Да! — Джун радостно хлопнула в ладоши.       — Не нравится мне такая резкая смена событий, — взволнованно призналась Алисса. — У нас экспромт еще никогда не заканчивался ничем хорошим…       — Да ладно тебе, рыжая, — Нейтан ткнул ее локтем. — Что может пойти не так?       — Ты на полном серьезе спрашиваешь такое? — укоризненно отозвалась Витте, смотря на Нейтана с материнской строгостью. — Может быть, мне напомнить тебе, что было на корабле принцесс?       — Спасибо, не нуждаюсь, — фыркнул Нейтан.       — Тогда ты должен был уже понять, что хотя бы иногда нужно думать о последствиях, — отчеканила Алисса: явно хотела его пристыдить. — Лишние проблемы нам ни к чему. И постоянно вытаскивать тебя из передряг и — я никогда раньше так не выражалась, но все же, — тихо, как бы между прочим, протараторила она, словно извиняясь, и в очередной раз вздохнула, — все время спасать твой зад никто не будет.       — Я буду, если придется, — неожиданно выпалил Кертис, скрестив руки на груди. — А что насчет твоих хотелок… мне глубоко плевать на, что ты там думаешь, — сказал он. — Как и на то, что тебе нравится и не нравится. Потом будешь жаловаться. А сейчас пора действовать.       — Есть еще кое-что… — встрял Нейтан, метнулся в сторону и вдруг — свет погас, и коридоры погрузились в кромешную тьму.       Джун тихо пискнула от испуга и неожиданности, подскочила на месте и врезалась в Кертиса, который отозвался раздраженным шипением и парой небрежных ругательств.       — Что ты творишь?! — недовольно прошипела девушка.       — Я тут щиток нашел… — протянул Нейтан, — и подумал, что будет проще, если мы побудем без света.       — А ходить мы как должны?!       — Ногами, — язвительно фыркнул Кертис и разжег пламя на ладони. — Между прочим, это разумное решение. Так можно не бояться, что камеры нас засекут. — И скомандовал: — Все за мной.       В коридорах было тихо и безлюдно, и лишь глухие шаги эхом разносились среди кирпичных стен. Ни шороха, ни проблеска света — словом, ни единого признака человеческого присутствия.       — Странно как-то… — взволнованно пробормотала Алисса. — Почему никто ничего не делает?       — А ты так хочешь, чтобы рогатые пришли и надрали нам задницы? — буркнул в ответ Нейтан.       — Конечно, нет! Просто… это слишком подозрительно, особенно зная, какие они, паршивые гады, всевидящие…       — Она права: это очень подозрительно, — подхватил Кертис. — Но я прошу не поддаваться панике. Возможно, они уже знают, что мы здесь, но это нас пока не коснулось. Проблемы нужно решать по мере поступления. Джун, — заключив, обратился к девушке, — карта.       — М, секундочку… — над рукой Эллерт открылась небольшая голографическая карта. — Сейчас мы должны повернуть направо, потом пройти прямо, спуститься по лестнице вниз — и попадем прямо на погрузочную площадку.

***

      — …А если все-таки сегодня не будет никакой поставки? Получается, мы только зря придем…       — Алисса, прекрати. Хватит накручивать себя. Придем зря — возьмем и уйдем, — ощетинился Нейтан, хотя в темноте его раздраженного лица было не разглядеть. — Если мы можем сделать проще, почему не попытаться?       — Потому что каждый раз, когда мы хотим «сделать проще», кого-то ранят, калечат или… — эльфийка тяжело вздохнула, содрогаясь от одних собственных слов, — убивают…       — Только дураки умирают по пятницам, — язвительно пискнула Джун.       — О, — с издевкой отозвался Нейтан, — а не ты ли случаем сегодня в карты…       — Заткнитесь, — вместе с гневливым шипением Кертиса раздалось и два звонких хлопка: Гарридо не выдержал и все-таки отвесил им оплеухи. — Как дети малые себя ведете. Поменьше шевелите своими болтливыми языками.       — Ладно, майор, как скажете, — без энтузиазма проговорила Джун.       Дверь шумно отворилась, когда Кертис, нащупав в темноте панель, приложил к ней карточку. Посреди площадки, около ворот, из окон которых пробивался вялый лунный свет, кое-как разгонявший тьму, стоял брошенный грузовик. Рядом с ним стояла повозка, в которой находилось несколько ящиков и покинутое ружье на одном из них. Похоже, поставку решили отложить ввиду внезапной «поломки». В зале не было совсем никого, стояла хрустальная, мертвенная тишина. Нейтан нервно усмехнулся и язвительно опустил:       — Серьезно? Это слишком просто…       В то же мгновение, словно по команде — и как будто в насмешку над ними — загорелся красный аварийный свет. Пятеро немекронцев тут же бросились в круг, прижимаясь друг к другу спинами, напряглись и замерли в боевой готовности.       — Я же попросил, — процедил Кертис, — поменьше болтать…       — Я даже и не удивлена… — угрюмо заключила Алисса, хотя взволнованный тон выдавал ее с головой.       Глухие шаги эхом разнеслись со всех сторон. Семеро охранников в абсолютно одинаковой, стандартной удракийской форме окружили их, грозно наставив ружья, и один из них, мужчина с густой серебряной бородой, жестко отчеканил:       — Бросайте оружие и сдавайтесь. Вы окружены.       Алисса стиснула зубы, сделала шаг назад, спиной прижимаясь плотнее к Нейтану, и лишь сильнее сжала ружье в руках. Растерянность и одновременно диковинная, непривычная для нее ярость отчетливо мерцали в ее изумрудных глазах. Полуобернувшись к Нейтану, она тихо, взволнованно бросила:       — Что нам теперь делать?       — Не отвечайте на требования и провокации, — холодно отозвался Кертис, сжав кулаки, — ничего не говорите и не делайте. Стойте, как стоите. А затем…       — Ну?! — выплюнул удракиец. — Совсем оглохли, свиньи немекронские?!       Джун тихо прошипела и рефлекторно потянулась за стилетом, закрепленным на ремне. «Свиньи немекронские» — ишь чего! Предчувствуя бурлящий гнев Эллерт, Итан слабо ткнул ее локтем.       Алисса прожигала бородатого мужчину презрительным взглядом и, кажется, сдерживалась из последних сил. Нейтан, опиравшийся на нее плечом, отчетливо чувствовал, как ее тело слабо дрожит от напряжения.       — Отбросы, — продолжал тем временем удракиец. — Пробрались сюда, как крысы помойные… Думали, можно перехитрить нас? Сдавайтесь по-хорошему, либо пеняйте на себя…       Громкий выстрел пронзительно рассек хрусталь тишины и врезался в грудь мужчины. Удракиец взревел, тут же захрипел, теряя остатки воздуха в легких, и рухнул на пол. Багровая кровь растекалась под ним, пока он на последнем издыхании бормотал что-то нечленораздельное.       Нейтан растерянно озирнулся и увидел, как дрожащие руки Алиссы подняли и твердо наставили ружье туда, где всего мгновение назад, горделиво расправив плечи, стоял охранник. Ее плечи чуть дрожали, а шумное, сбивчивое дыхание шипело сквозь плотный шлем. Нейтан готов был поклясться: он еще никогда не видел в Витте столько ярости, и ни за что бы не подумал, что она выстрелит без сигнала.       Впрочем, свистящая пуля и была негласным призывом к действию — для обеих сторон. Удракийцы тут же открыли огонь, но немекронцам; те же бросились врассыпную, уклоняясь от выстрелов и подбираясь поближе к врагам. Алисса осталась на своем месте, прицелилась и подстрелила сразу двух: одного — метко, мгновенно, пронзительно, в самое сердце, второго — не с первой попытки, в бок. Оставшихся четырех солдат каждый — Нейтан, Кертис, Джун и Итан — взял на себя тет-а-тет.       — Витте! — Кертис ловко увернулся от выстрелов, проскользнув снизу, подпрыгнул и окатил удракийца сверкающим потоком пламени, тем самым выбив ружье у него из рук. — Не стой столбом и разберись, как вытащить нас отсюда!       — Поняла, — Алисса твердо кивнула и ринулась в сторону ко вратам площадки.       Нейтан проводил спину девушки пристальным взглядом и тут же понял, что действовать нужно как можно скорее. Чем раньше они уйдут отсюда — тем лучше. Выпустив когти, он бросился на удракийца, к которому смог подобраться достаточно близко, и небрежно, особо не прицеливаясь, полоснул его по лицу. Мужчина зашипел, отшатнулся, автомат в его руках в очередной раз выстрелил. Нейтану пришлось отпрыгнуть в сторону, приземлившись на корточки, чтобы не попасть под удар. Отросшие до подбородка волосы снова лезли в глаза и загораживали обзор — с раздраженным шипением Нейтан небрежно убрал их за уши и вновь бросился на удракийца. На сей раз удалось отобрать ружье удалось. Каждое резвое, яростное, полное решимости и упорства движение Нейтана тот даже не успевал отследить — и в два счета он сбил удракийца с ног. Сделал подсечку и, не щадя силы, огрел тупым концом автомата по голове. На лице распластавшегося по полу мужчины нелепо всплыл второй подбородок.       Нейтан огляделся, чтобы оценить обстановку, и его взгляд невольно пал на Кертиса, который, право слово, демонстрировал никогда не виданные им раньше навыки пирокинеза. Он, ни на секунду не останавливаясь, не колеблясь и словно даже ни капли не уставая, наступал на удракийца, которому оставалось только уворачиваться и закрываться скрещенными руками, пока по его броне расплывались обожженные пятна. Взмах ногой, поворот, снова взмах, взмах рукой — яркое, живое оранжево-алое пламя. Ничего подобного он не видел ни у никудышных в своем большинстве пирокинетиков из Пепельной пустоши, ни даже у Джоанны. Ее стиль боя был резким, хаотичным, импровизированным и взбалмошным. Стиль боя Кертиса же был холодным, напористым и отточенным — Нейтан был абсолютно уверен, что такую безукоризненную технику в нем развили в Лиманском Гарнизоне.       Удракиец вдруг подорвался с места и в воздухе перехватил кулаки Кертиса, сжимая их ладонями. Уперся пятками в пол и начал давить на него. Гарридо напряженно хмурился, пока его глаза яростно пылали. Кажется, и с этим справиться ему не составит особого труда. Плотно сжав губы, Кертис напрягся сильнее и готов был отвести противника в сторону, когда Нейтан вдруг заметил что-то, что слабо сверкнуло у пола. Короткое, но явно острое лезвие выскочило из ботинка удракийца. Не мешкая ни секунды, Нейтан сорвался с места. В пару мгновений преодолел злосчастные несколько метров, разделявшие их, подпрыгнул и набросился прямо на удракийца. Обхватил его горло руками и повалил на землю, навалившись сверху. Мужчина хрипел, шипел, пытался вырваться, но Нейтан продолжал сжимать его шею между плечом и предплечьем. Тот брыкался, пытался бить его и руками, и ногами, смог даже оторвать одну сцепленные ладони друг от друга, о чем, вероятно, пожалел в ту же секунду. Тихо рыча, Нейтан схватил его за голову и крепко приложил лбом о пол. Тело удракийца наконец обессиленно обмякло под ним, и он позволил себе легкую, победоносную усмешку, прорвавшуюся сквозь шумные, тяжелые вздохи.       Чья-то рука твердо легла на его плечо и небрежно одернула. Нейтан обернулся — над ним стоял Кертис с негодованием глядя прямо в его янтарные, сверкающие легким ликующим сумасшествием глаза.       — Что это только что было? — хмуро протянул Кертис. — Этот урод был на мне.       — Я, вообще-то, жизнь тебе спас, — Нейтан с видом вселенского недовольства ткнул пальцем в ноги удракийца. — Мог бы хоть «спасибо» сказать.       Гарридо непонимающе вскинул бровь и посмотрел туда, куда тот указал. Отколовшееся лезвие лежало на полу, по-прежнему сверкая на красном свету. Кертис изумленно выдохнул и вновь посмотрел на Нейтана, мгновенно отбросив свой угрюмый настрой.       — Как наблюдательно, — только и смог протянуть он, хотя в его глазах теперь читалась отчетливая благодарность. Нейтан театрально покачал головой. — А теперь встань с него. Нашел, блять, удобную сидушку…       Вместе с пронзительным боевым ревом-криком раздался и глухой удар. Всего в метре от Кертиса упал и покатился по полу удракийский охранник. Обессиленно обмяк и больше не шевелился. Кертис и Нейтан растерянно переглянулись и удивленно застали в паре метров от него разъяренную, растрепанную — из высокого пучка выбились и ниспадали несколько угольных прядей волос — Джун. Девушка, сжав кулаки, загнанно дышала, вся красная и потная. Заметив пристальные взгляды парней, она разозлилась еще больше и недовольно воскликнула:       — Ну, а вы чего стоите, как вкопанные? Мною полюбоваться удумали? Так вот сейчас…       Щелк. Хлоп.       — Джун!       Эллерт вздрогнула и обернулась. Звеня, сверкая, сотрясая воздух пуля летела прямо на нее. Тело словно окаменело. Всего мгновение, чтобы отскочить. Что-то тяжелое навалилось на нее, сбивая с ног. Джун рухнула на пол и тихо пискнула. Рядом с ней, на колени, хрипя, свалился Итан. Изо рта, по белому подбородку, покрытому легкой щетиной, потекла тонкая алая струя крови. Ирвинг прикрыл глаза и обессиленно свалился на пол, сверля угасающим взглядом пустоту перед собой.       Поразительно, но Джун впервые слышала его настолько громким.       Звук выстрела по-прежнему дрожал в воздухе, разбивая хрустальную тишину в щепки. Джун сжала кулаки и подняла заплаканные глаза: сжимая ружье, удракийский охранник навис прямо над ней, держа палец на курке. Наверное, она должна была сорваться с места, ударить его, но… тело не слушалось. Эллерт не могла и пальцем пошевелить от охватившего ужаса и шока.       — Почему?.. — только и пробормотала она, смотря на удракийца с негодованием и потерянностью. — Почему вы…       Нейтан набросился на него, ударил в челюсть, выбил ногой ружье и ударом поддых повалил на пол. Охранник рухнул на колени, закашлялся, поднял на Нейтана горящие презрительной насмешкой голубые глаза. Тот только сильнее вышел из себя. Схватил удракийца за рога и крепко приложил головой о собственное колено.       — Итан…       Джун подползла к нему, перевернула на спину и осторожно потрепала по холодной щеке. Тот тихо, практически неслышно выдохнул и перевел на нее пустой затуманенный взгляд. Эллерт закусила губу, всхлипнула и дрожащим голосом пробормотала:       — Зачем… Зачем ты это сделал? — слезы градом падали с ее глаз, окропляли лицо Итана, кулаки сжимались и разжимались. — Почему вдруг решил погеройствовать?.. — обессиленно ударила ладонью по полу. Сжала челюсти до боли в зубах. Гневно-горько прошипела. — Почему ты решил бросить нас, а?! — Джун впилась пальцами в его форму, пачкая руки кровью и тряся его почти бездыханное тело. — Теперь мне самой придется со всем справляться!       — Джун, — окликнул ее Кертис. Девушка даже не обернулась. — Отстань от него. Дай ему умереть спокойно.       Эллерт шумно выдохнула и прикрыла глаза, хмурясь и морщась. Нехотя отпустила ткань формы, продолжая сжимать дрожащие, перепачканные кровью руки в кулаки, смахнула слезы, утерла нос и севшим, непривычно низким голосом протянула:       — Нужно уходить. Прямо сейчас. Пока еще кто-нибудь не пострадал…

***

      Уйти со склада оказалось намного проще, чем они ожидали. Сгрузили телеги с рудиэленом в багажник, забрали тело Итана: оставить здесь его просто так они не могли, особенно после того, как Джун чуть ли не в истерике начала распинаться о том, что отпустить его нужно за пределами этого «вшивого и отвратительного», как она сама выразилась, места. Под давлением Нейтана и Кертиса Алисса выехала на полной скорости, со свистом рассекая дорогу от здания до забора, протаранила ворота и едва не опрокинула грузовик. Тут же сменили машину, перетащив ценный груз в гарнизонский бус, вновь ввязались в непродолжительную перестрелку с выбежавшими охранниками, затем подцепили погоню, но довольно быстро от нее оторвались, скрывшись в темном лесу за пределами Кретона.       Луна сегодня была полная, небо — чистое, без единого облака, усыпанное тысячами-миллионами серебряных звезд. Холодно и тихо; только листья деревьев уныло шелестели на ветру. Алисса завернула за холм и остановила машину.       Нейтан, Кертис и Джун вынесли завернутое в полотно, которым до этого были накрыты ящики, тело Итана, уложили на насыпь сухих веток и подожгли. Запах горящих веток и человеческой плоти неприятно ударил по носу.       Алисса, скрестив руки на груди, сверлила мрачным взглядом поднимающееся все выше и выше стрекочущее пламя; Джун сидела на земле, спиной оперевшись о массивную шину грузовика и обняв колени руками; а вдали от нее стояли Кертис и Нейтан, закурив и задумавшись.       Нейтан почти год провел на гребаной войне; и за этот год он усвоил несколько важных принципов: нет худа без добра, добра без худа, и победы без жертв. С каждым днем, с каждой битвой и операцией, ран становится все больше, а людей — все меньше. Так будет продолжаться до самого конца, пока все они окончательно не полягут где-то на пылающем поле битвы — ну, или же на каком-нибудь захламленном складе или паршивом кораблике.       И печально, и смешно, и просто жалко… Не хотелось бы ему кончить так, как Итан.       — Знаешь, что я подумал? — произнес вдруг Кертис, сбивая пепел с сигары. Он был задумчив и мрачен, но явно не из-за смерти Итана — она вообще как-будто не коснулась его и прошла мимо, хотя Нейтан почему-то думал, что эти трое были близки между собой, и скорбеть должна была не только Джун.       — Что? — вопросительно протянул Нейтан, вскинув бровь.       — Мы так легко пробрались на этот склад… Никаких препятствий, нулевое внимание охраны… А потом нас просто окружили. И ведь не похоже было, что эти охранники оказались там случайно. Они как будто знали, куда мы направляемся.       Нейтан задумчиво нахмурился и растерянно покосился куда-то вглубь леса. Напряг извилины, поспешно вспомнил все, что произошло за сегодняшний вечер, и вдруг с изумлением обнаружил, что выводы Кертиса были вполне обоснованы и логичны. Он ведь и сам тогда язвительно заметил, что все проходит как-то слишком просто.       — И правда… — протянул он, растерянно вскинув брови и почесав щеку.       — А знаешь, почему именно тебе я говорю об этом? — Нейтан перевел на Гарридо недоумевающий взгляд. — Потому что из всех нас четверых, — признался Кертис, — я могу доверять только тебе и Алиссе, учитывая, как вы все в это впутаны.       — Но… а как же Джун? — недоумевающе нахмурился Нейтан. — Нас-то ты всего неделю знаешь, а с ней и Итаном знаком давно…       — Это не совсем так. Да, мы учились в одном кадетском корпусе, но особо близко никогда не общались. Они привязались ко мне незадолго до побега, и объединяет меня с ними только это, — поведал он и хмуро изрек: — Если честно, я им не особо доверяю. Предательства сейчас как никогда актуальны, так что… кто знает, — Кертис пожал плечами и бросил на землю докуренную сигарету. — Передай-ка ты своему командующему, — мрачно отчеканил он, посмотрел Нейтану прямо в глаза, — что среди нас могла завестись крыса.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты